• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Жирный, это прекрасно... это удивительно.
    Ты, как всегда, оправдал мои надежды! – Цзюнь Мосе, казалось, не может
    найти правильные слова. Он мог отчетливо вспомнить, что в последний раз у
    Жирного было что-то подобное…



    Толстяк явно сошел с ума. Юный мастер
    Цзюнь мог описать это так: «Бедный человек теряет рассудок, если он
    зарабатывает слишком много денег».



    - Жирный Танг, ты, ты, ты... Ты слишком
    бесстыдный! – Дугу Сяо И покраснела от гнева. Её миндалевидные глаза
    были широко открыты от ярости. Она задержала дыхание в ожидании услышать
    заветную мечту жирного Танга. Однако она не ожидала услышать что-то
    настолько бесстыдное.



    Было очевидно, что пошлость Жирдяя достигла совершенно другого уровня.



    - Жирный, не надо так делать больше, хорошо? Кхе-кхе... – Цзюнь Мосе покашлял. – Давайте приступим к делу сначала.



    - Конечно, конечно. Но я возьму
    несколько тележек, как только мы закончим. Я попрошу несколько человек
    отвезти мои деньги и меня на Озеро Духовного Тумана. Я проведу весь
    вечер, потратив много денег! Посмотрим, кто сможет мне противостоять, –
    Танг Юань махнул рукой. Внезапно он почувствовал, как будто его горло
    стало сухим. Затем его взгляд упал на бокал вина, и он осушил его
    залпом.



    - Что касается аукциона... – мгновенно
    перебил его молодой мастер Цзюнь, глядя на толпу. Внезапно он
    почувствовал себя очень подавленным. Присутствовало несколько
    специалистов Суань Неба — Цзюнь Вуй, Сонг Шань и Хай Чэнь Фэн. На самом
    деле, Цзюнь Вуй был его собственным дядей. Тем не менее, даже он не мог
    не почувствовать себя незначительным перед этим выражением в глазах
    Цзюнь Mосе. Холодная и острая отверженность в его глазах была
    действительно внушительной.



    Цзюнь Вуй не мог не вскрикнуть в
    восхищении. «Возможно, такой уникальный темперамент необходим человеку,
    занимающему самый верх! Зачем нужно хвастать, если ты наверху? Его
    непроизвольная реакция, желание остаться в стороне от мира… просто
    завораживает».



    Даже опытный генерал, видевший и
    командовавший многими воинами на протяжении всей своей жизни, не мог не
    почувствовать угнетения в своём сердце. А что можно сказать о других…



    - Этот аукцион... твоя идея! Ты понимаешь, Танг Юань? – Цзюнь Мосе жёстко посмотрел на Танг Юаня.



    - Этот аукцион – моя идея? – Танг Юань
    почесал голову. У него на лице была какая-то неразбериха. Он был,
    конечно, смущён, относительно смысла слов Цзюнь Мосе. Однако он был ещё
    более озадачен тем, что молодой мастер Цзюнь обратился к нему «Танг
    Юань». Юный Мастер Цзюнь очень редко обращался к жиробасу его настоящим и
    полным именем. Дружба между двумя молодыми людьми действительно была
    очень глубокой. Настолько, что эти двое обращались друг к другу почти
    любыми словами, в шутку, и другой не обижался на это. Следовательно, это
    было редкостью.



    - Вот именно. Этот аукцион был полностью
    твоей идеей! Неважно, кто спросит... этот аукцион был твоей идеей.
    Понял? – тон Цзюнь Мосе стал ещё жёстче. – И я сказал неважно, кто
    спрашивает... ответ должен быть таким же... ты понимаешь?



    - Я понимаю! Даже если ты спросишь...
    это была моя идея! – голос Танг Юаня звучал немного успокаивающе. – Я не
    могу думать ни о ком умнее. Ба! Только у меня были мозги, чтобы создать
    этот план! Я наблюдал за всем и ничего не пошло не так. Кто посмеет
    сомневаться во мне? Кто посмеет не согласиться? Тот, кто сомневается во
    мне – умрёт! Тот, кто сомневается в моих мозгах, погибнет!



    - Именно! Твоя единственная цель –
    делать деньги! А у аристократов есть деньги! Вот почему это место
    называется Аристократический зал. Некоторые люди были приглашены, в то
    время как другие не были... всё это было сделано, чтобы стимулировать
    конкуренцию и потребление... другими словами... всё это было сделано,
    чтобы заработать деньги! Понимаешь? – Цзюнь Мосе посмотрел на него. – Я
    объясню всё позже, если ты не понимаешь что-то прямо сейчас! Но теперь
    ты – основатель «Аристократического Зала». Весь этот план был твоим.
    Скоро ты расскажешь мне, почему и что. И ты должен молчать, если не
    можешь придумать разумного объяснения для чего-то. Кроме того, ты не
    можешь просто пойти в Озеро Духовного Тумана по твоей прихоти. На самом
    деле, ты даже не должен выходить из этого зала.



    Цзюнь Мосе поднял голову и ещё немного прикормил:



    - Брат, ты понесёшь бремя моего секрета?



    - Это не требует какого-либо
    обоснования. Я – гений! Это лишь небольшое дело. Это – ничего для моего
    большого мозга. Что это за суета? Вау, ха-ха! – Танг Юань рассмеялся. Он
    говорил всё это очень легко и непринуждённо, даже, несмотря на то, что
    все его тело разрывалось в замешательстве... Однако он преданным
    взглядом посмотрел на Цзюнь Мосе; в его глазах лежал след крайней
    тревоги, которую он не мог передать словами.



    Танг Юань не был дураком. На самом деле,
    он был очень умён. Почему бы молодой мастер Цзюнь выбрал его в качестве
    партнера, если он недостаточно умён для этой работы? Толстяк четко
    знал, что за словами его друга есть какая-то причина. «Что-то
    определённо случилось... он наверняка думал о чем-то... это, видимо,
    связано с ситуацией в семье Цзюнь... Цзюнь Мосе поистине
    замечательный...



    На этот раз мне придётся нести это
    бремя, поскольку больше никто не сможет» – Жирный оставил свои сомнения
    на потом и взял на себя ответственность, даже не зная подробностей.



    Но... большинство людей всё ещё будут
    подозревать Цзюнь Мосе в этом... Однако они никогда не могли бы быть
    уверены в этом. Он и его идея должны оставаться несвязанными.



    Жирный всегда считал Цзюнь Мосе братом.
    На самом деле, семья Танг имела ещё несколько других молодых людей
    возраста Толстяка. Тем не менее, Танг Юань всегда ассоциировал себя с
    молодым мастером Цзюнь больше, чем с собственными кровными братьями и
    сёстрами. Следовательно, Тефтель предпочел помочь Цзюнь Мосе, даже не
    учитывая последствий.



    Лицо Дугу Сяо И побледнело. Она была
    наивной и молодой. Однако она была довольно умна и явно что-то почуяла.
    Она не могла осознать всю серьёзность ситуации, но этого было
    достаточно, чтобы она заволновалась. Следовательно, она поняла, что не
    сможет отпустить охрану... даже если это оказалось мелким делом, в конце
    концов.



    Цзюнь Мосе почувствовал неописуемое
    чувство комфорта, увидев тревогу в глазах Танг Юаня, и тревогу на лице
    Дугу Сяо И. Он состряпал безразличную улыбку и сказал:



    - Ничего. Ты не видишь моего дядю? Он
    опытный стратег... ты видишь в его глазах страх? Разве это не
    объяснение? Мой дядя был бы самым волнующимся, если бы было что-то
    важное. Ничего страшного, если ты не доверяешь моим словам. Но ты не
    поверишь моему дяде?



    Дугу Сяо И сразу
    повернулась и посмотрел на Цзюнь Вуя, сидевшего прямо в своём
    кресле-каталке с лёгкой улыбкой на лице. На самом деле, на его лице не
    было никаких следов беспокойства. Цзюнь Вуй улыбнулся в тот момент,
    когда молодая девушка посмотрела на него и сказал:



    - Не волнуйся, просто делай, что он
    говорит. Моя младшая семья будет продолжать оставаться в империи Тянсян
    до тех пор, пока некоторые супер семьи не вступят в игру.



    Молодая девушка сразу же почувствовала
    себя спокойнее, несмотря на то, что он произнёс их в очень скучном тоне.
    Однако он чётко изложил каждую переменную уравнения — без каких-либо
    упущений.



    Его слова успокоили молодую девушку...
    но заставили жирного ещё больше волноваться. Молодая девица явно не
    соответствовала интеллекту фрикадельки. Толстяк ясно понял, что что-то
    не так, хотя он не имел никакого представления об этой тайне. «С чего бы
    третьему мастеру Цзюнь говорить что-то подобное, если всё в порядке?
    Слова третьего мастера Цзюнь явно не выскользнули случайно... но зачем
    эти супер семьи вступят в игру?



    Даже семья Императора не может оказать такого давления на Цзюнь... я должен сделать всё возможное, чтобы помочь моему брату».



    Жирдяй и молодая девушка не знали, что
    беспокойство, которое они только что почувствовали, было истинной
    эмоцией убийцы Цзюнь. Они совершенно не знали, что только горстка людей
    когда-либо смогли увидеть истинные чувства убийцы и остаться в живых на
    очень долгое время…



    Вдруг кто-то пришёл с докладом, что принцесса Лин Мэн ожидает Дугу Сяо И внизу.



    Дугу Сяо И встала и посмотрела на Цзюнь Мосе. Тот улыбнулся и кивнул ей.



    Дугу Сяо И сделала два шага к выходу, но
    затем внезапно развернулась и быстрым шагом подошла к Цзюнь Мосе. Она
    пригладила манжеты его воротника, прошептав:



    - Будь осторожен. Знаешь... ты же знаешь, что ты идиот...



    После этого она опустила голову и быстро
    выбежала из комнаты. Малыш Белыш смотрел на Цзюнь Мосе, как на любимого
    отца с тех самых пор, как они вошли в комнату вместе с Дугу Сяо И. Тем
    не менее, он слишком быстро последовал за Дугу Сяо И, когда заметил
    изменение в поведении Цзюнь Mосе.



    - Хорошо. Пришло время заняться делом.
    Жирный, ты не сможешь забрать деньги сейчас, – Цзюнь Мосе немедленно
    отложил долгожданное желание его ручной тефтели. Затем он достал из
    кармана листок бумаги и записал на нем названия нескольких лекарственных
    трав.



    - Мы должны приобрести эти травы любой
    ценой, – Цзюнь Mосе осторожно вручил бумагу Танг Юаню. – Чем больше, тем
    лучше; чем скорее, тем лучше.



    - Трава Небесной Звезды, трёхцветный
    гриб Рейши, корни Девяти Суань, трава Тиба, листья Драконового Уса,
    чёрный женьшень, плоды Чёрного Бамбука, ножки шелкопряда... – Танг Юань
    присвистнул. Он был достаточно осведомлён, чтобы знать значение этих
    трав. Более того, он знал примерную цену требуемого. Он понял, что даже
    его собственная доля прибыли от аукциона ускользнет из его пальцев к
    тому времени, как эти травы будут приобретены…



    - Третий молодой мастер... брат... –
    лицо Танг Юаня стало угрюмым. – Это была мечта моей жизни... Я прожил
    всю свою жизнь ради этой цели в одиночку... ты не можешь быть так жесток
    ко мне... Я только что заработал немного денег... ты должен помнить,
    что меня выгнали из дома моей семьи…



    «Немного денег», как выразился Танг Юань
    – примерно десять миллионов серебряных таэлей. Следует отметить, что
    военные расходы всей империи Тянсян составляли около тридцати миллионов
    серебряных таэлей в год…



    Цзюнь Мосе топнул ногой и улыбнулся:



    - Хватит пороть чушь! Торопись! Ты
    знаешь, сколько денег Аристократический зал заработает, когда эти травы
    будут собраны? Ты не видишь, а я могу. Если ты считаешь, что твоя
    текущая прибыль великолепна, то ты даже не представляешь объём
    следующей.



    «Это перевалило бы за мой верх! Я понятия не имею, как большая прибыль будет выглядеть, если эта считается небольшой?»



    Жирный на мгновение поднял брови и рассмеялся:



    - Это хорошо. Это хорошо! Э... третий
    молодой Мастер, это вино... действительно ли мы продавали это вино
    только один раз? Почему мы не можем продать его снова? Очень жаль!



    - Никогда. Ты не понимаешь суть вопроса?
    Чем реже что-то... тем больше его ценность! – Цзюнь Мосе решительно
    махнул рукой. – Стоимость падает, если есть слишком много чего-то... это
    вино было достаточно хорошим, чтобы заставить их потратить так много
    денег. Они не думали о том, что это стоит так много, когда они хотели
    заполучить это в свои жадные потные ручонки?

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии