• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Никто не видел нежелания в глазах принцессы
    Лин Мэн. Глаза одетых в чёрное людей за её спиной сияли, когда они
    смотрели на бутылки вина.



    - Поскольку принцесса сделала ставку, я
    больше не буду повышать цену. Я сделаю ставку позже. Маловероятно, что
    кто-то будет делать ставку против меня в следующий раз, я прав? – голос
    Хай Чэнь Фэна был элегантным. Он улыбнулся, чтобы показать свою
    доброжелательность, и сел на своё место.



    - Принцесса Лин Мэн предлагает миллион и
    пятьсот тысяч серебряных таэлей за вторую партию в пятьдесят бутылок
    вина. Нет ли более высокой цены за них? ...Всё ещё нет более высокой
    ставки? Один миллион пятьсот тысяч – раз... Один миллион пятьсот тысяч –
    два... Один миллион пятьсот тысяч... Три! Продано! Сыграла ставка
    принцессы!



    - Бабах! – молот ударил по столу. Жирный
    Танг был чрезвычайно взволнован. Он буквально влюбился в этот «Бабах»,
    когда торги заканчивались.



    Наверху, Цзюнь Мосе плакал от смеха: -
    Этот Жирный действительно заставляет меня улыбаться. Он только что
    кричал, что принцесса Лин Мэн выходит замуж!



    - Пфф, – Цзюнь Вуй выплюнул глоток чая и
    закашлялся. Третий Мастер Семьи Цзюнь знал одно что, несмотря ни на
    что, рот Цзюнь Мосе был способен изменить смысл чего угодно... Танг Юань
    явно кричал «Ставка!», но молодой мастер Цзюнь изменил его на «выходить
    замуж». (1)



    Первый принц высказался, как только третья партия была предоставлена на аукционе:



    - Мне по душе этот товар. Я предлагаю шестьсот тысяч за это прекрасное вино!



    На сцене, Танг Юань закатил глаза,
    подумав «Ба! Я вижу, ты полон дерьма! Первая партия была выставлена на
    аукцион более чем за пять миллионов, а вторая – за миллион пятьсот
    тысяч. А ты предлагаешь цену, которая только немного выше, чем базовая?!
    Более того, твой тон не предусматривает конкуренцию, мудак! «Я
    предлагаю шестьсот тысяч за это прекрасное вино!» ...очевидно, что это
    предупреждение: – не шути со мной, я – Первый Принц! Урод
    беспринципный...».



    Первый принц улыбнулся, когда сделал ставку. Затем он повернулся лицом к остальным гостям и сказал:



    - Кто хочет сделать ставку? Этот аукцион
    должен пройти по очень высокой цене. Так что будьте спокойны, дамы и
    господа. Этот Первый Принц не будет возражать, если вы предложите...



    Лица каждого дёрнулись, втайне его
    проклинали: «Ты сказал, что не будешь возражать? Мог бы просто сказать —
    «Я убью того, кто предложит цену. Так вы действительно повысите цену
    или нет?»



    Танг Юань не успел ничего сказать, когда раздался голос «гостя» Хай Чэнь Фэна. Он покашлял, прочистив горло, прежде чем сказал:



    - Ваше Величество, Первый Принц, вы
    сказали правду. Цена должна быть высокой. Поэтому я предлагаю один
    миллион серебряных таэлей, как я и делал раньше.



    - О? – Первый Принц улыбнулся и
    посмотрел на него. – Лидер банды Хай имеет очень хороший взгляд на вещи.
    Если это так, этот Принц предлагает миллион пятьсот тысяч!



    Хай Чэнь Фэн колебался мгновение. Казалось, он хотел снова повысить цену. Однако он тихо сел.



    Это продолжалось в течение следующих
    шестнадцати партий вина. Хай Чэнь Фэн делал ставку на каждую партию. И
    каждый раз он не мог совершить покупку. Миллион пятьсот, по всей
    видимости, стали фиксированной ставкой для аукциона. Эти шестнадцать
    партий были проданы на аукционе основным семьям города. Они могли уйти с
    вином, как только они предлагали миллион пятьсот тысяч.



    Запас трёх тысяч бутылок вина уже уменьшился на девять сотен.



    Люди, сидящие в рядах позади, не пытались сделать ставку. Очевидно, они не осмеливались.



    Однако они не могли не царапать щёки в тревоге.



    «Сейчас осталось немного!»



    Лицо генерала Дугу Вуди уже стало таким же тёмным, как уголь.



    На этот раз …он был по-настоящему готов.
    Первые девятьсот бутылок были проданы на аукционе по астрономической
    цене в тридцать миллионов серебряных таэлей. И теперь ему придется
    компенсировать более чем двадцать пять миллионов серебра, ведь базовая
    цена Цзюнь Мосе в десять тысяч за бутылку была покрыта. Кроме того, ещё
    две тысячи бутылок этого вина еще осталось...



    «По моим оценкам, этот аукцион в
    конечном итоге сделает сумасшедшие семьдесят миллионов таэлей к тому
    времени, когда он подойдёт к концу! Очень неплохо!



    И это значит то, что я должен ему... этот долг может раздавить меня до смерти!»



    Хотя семья Дугу была очень сильной,
    откуда им взять такие деньги? Можно сказать, что даже продать всё, что
    им принадлежало – всё равно будет недостаточно, чтобы покрыть этот долг.



    «Должен ли я использовать свою дочь, чтобы погасить долг?



    Да как это может быть выходом? Неужели
    мне и правда придётся использовать мою дочь, чтобы рассчитаться с этим
    долгом? Это ляжет на моё сердце. Разве семья Дугу не станет самой
    весёлой шуткой в Империи Тянсян? Люди скажут, что мы даже не смогли
    позволить себе вино, что мы отдали нашу дочь в чужую семью, чтобы
    покрыть наши долги…».



    - Да чёрт его дери! – Дугу Вуди глубоко
    вздохнул. Его ум был в тревоге. «Я не должен был так спорить! Я никогда
    не должен был так делать... что я бы компенсировал это в соответствии с
    ценой его вина на аукционе! Разве это не похоже на закапывание себя в
    могилу, которую я сам себе выкопал?



    Изначально у меня не было бы выбора,
    кроме как заплатить двадцать пять миллионов. Однако сейчас цена
    составляет один миллион пятьсот тысяч за партию. Это около тридцати
    тысяч за бутылку. В три раза выше, чем он ставил! А значит, что моей
    семье тоже придётся заплатить втрое больше ставки – не менее семидесяти
    пяти миллионов! И это самое меньшее! Забудьте об этом... даже если вся
    семья Дугу сейчас начнёт срать серебром – мы не сможем собрать
    столько... Какая ужасная судьба!»



    На сцене, Танг Юань орал
    своим хриплым от возбуждения голосом. Тем не менее, он всё ещё не мог
    навести порядок. Прямо сейчас князья, дворяне и купцы — все богатые и
    могущественные открывали рты, чтобы орать свои предложения. Голос
    каждого человека был громким, так как они боялись, что они потеряют.



    Все боялись потерять возможность купить
    бутылку вина, и потерять своё с трудом заработанное Аристократическое
    звание. Чем больше они переживали, тем более агрессивно и открыто они
    орали, опасаясь превзойти себя. И цена, по-видимому, увеличивалась из-за
    этого.



    Даже «клиент» Хай Чэнь Фэн не имел
    возможности сделать ставку. Казалось, что все присутствующие стали
    «клиентами Цзюнь Мосе». Пока один кричал «Я предлагаю один миллион», уже
    вылазили двое других, кричащих, «Я предлагаю полтора миллиона».



    Казалось, что искреннее желание нового лидера банды Цзинь Янь не будет исполнено. Однако позже это стало ясно.



    Цзюнь Мосе изначально намеревался
    продать вино по базовой цене в десять тысяч таэлей за бутылку. Однако,
    похоже, базовая цена сейчас установлена на уровне тридцати тысяч. Кроме
    того, верхний предел ставок был еще не установлен.



    Казалось, предложение не может
    удовлетворить спрос. На самом деле, цена вина была бы поднята ещё выше,
    если бы гости не были ограничены в отношении количества покупок, которые
    они могли бы сделать.



    ***



    Этот аукцион, наконец, пришёл к своему
    завершению после того, как стал свидетелем нескольких сумасшествий во
    время торгов. Две тысячи семьсот из трёх тысяч бутылок уже были проданы.
    Осталось триста бутылок вина. Тем не менее, осталась небольшая часть
    аудитории, которая еще не представила свои предложения.



    Однако самым примечательным из всех был
    Хай Чэнь Фэн. Лидер банды Цзинь Янь до сих пор не смог получить
    желаемое. Он ещё раз прочистил горло и сказал:



    - Ставлю миллион!



    - Подождите! Дайте сказать Принцу! –
    кто-то громко закричал. Все повернулись посмотреть на источник, только
    чтобы увидеть Третьего Принца, взобравшегося на аукционную площадку.
    Затем он поспешно выхватил молоток из рук Танг Юаня и трижды ударил
    молотком по маленькому столику.



    Все готовились к финальному этапу этого
    необыкновенного винного аукциона. Поэтому они встревожились, увидев, как
    Третий Принц внезапно пробирается к платформе, и не могли не найти
    этого странным. Однако они быстро успокоились. «Что Третий Принц
    пытается сделать... тот парень торговал вином... Может ли быть, что он
    хочет выступить в качестве аукциониста?»



    - Дамы и господа! Послушайте, что я
    скажу! – Третий Принц скрестил руки за спиной, глядя на всех. Его
    манерность была достаточно высокомерной, чтобы отвращать большинство
    людей.



    - Сегодня нам посчастливилось
    попробовать это «Небесное вино». Это действительно великое
    благословение. Хочу выразить искреннюю благодарность всем
    заинтересованным сторонам Аристократического Зала. В связи с этим этот
    Принц выражает искреннюю благодарность, – Третий Принц кивнул в сторону
    Танг Юаня. Затем он повернулся, чтобы договорить. – Это вино
    действительно исключительное и очень ценное. Однако не стоит забывать и
    об основном этикете!



    Мне очень стыдно! – Третий Принц
    испустил фальшивый вздох. – Я вспомнил минуту назад... что в нашем
    городе Тянсян есть кое-кто более квалифицированный, чем кто-либо другой,
    когда дело доходит до дегустации такого превосходного вина. И все же, к
    сожалению, этого человека здесь нет. Он работает в поте лица. Он
    истощает себя мысленно для этой страны... и простого народа!



    Все, кто имел право называться
    «аристократами», смогли понять. Они чётко понимали, кого этот человек
    имел в виду. Однако, они до сих пор не могли понять, что пытался сказать
    Третий Принц.



    Он казался не более чем запугивающим, кто пытался запугать слабых, используя свои мощные связи.



    - Этот человек, естественно, отец этого
    Принца, Император – нашей Империи Тянсян, Его Величество! Мой отец,
    Император, занят делами и не имеет времени, чтобы посетить подобное
    мероприятие. Скажите мне, разве мы не можем проявить хоть немного
    почтения к нему? Неужели мы неспособны немного пожертвовать своими
    личными желаниями ради нации?



    Голос Третьего Принца звучал строго:



    - Не проявляя никакого уважения к
    Старейшинам, равносильно совершению умышленного преступления! Аукцион
    уже вступил в стадию закрытия! И осталось всего триста бутылок этого
    необыкновенного вина. Этот Принц предполагает, что мы можем преподнести
    эти бутылки Императору, и показать ему свою любовь и уважение. Скажите
    мне, это плохая идея?



    Объемная речь третьего Принца закончилась; она была встречена полным молчанием.



    Все думали, что Третий Принц сделал так,
    потому что хотел получить оставшиеся бутылки вина. Однако никто не
    ожидал, что Третий Принц настолько ох*ел. Понятно было, что он хотел
    остановить аукцион, а потом заставить Аристократический Зал отдать ему
    оставшиеся бутылки - бесплатно!



    На самом же деле, казалось, что он просит Аристократический Зал об одолжении.



    Все прокляли его в тайне своих сердец!



    «Ты хочешь проявить уважение к своему
    отцу? Тогда пришли ему то, что купил! Разве ты не купил пятьдесят
    бутылок раньше? Похоже, ты не беспокоишься о том, чтобы уважать своего
    отца. А теперь ты хочешь взять чужое, чтобы стать лучше в глазах отца? И
    вдобавок к этому ты даже умудрился говорить об этом таким самодовольным
    образом! У тебя точно есть это «умение» рода! У тебя есть большой
    талант, который может исказить правду, и смешать правильное с
    неправильным...»



    Все были недовольны, но никто не сказал
    ни слова. Люди, которые ничего не смогли купить, были, очевидно, самыми
    разочарованными. Можно предположить, что такие люди в основном сидели
    позади, так как они не были богатыми или влиятельными. Поэтому как они
    могли осмелиться оскорбить сына Императора? Более того, возражение может
    привести лишь к уголовному обвинению за неуважение Королевской семьи!
    Никто не смел и слова сказать. Они просто посмотрели на молодого мастера
    Танга, так как теперь всё зависело от главного аукциониста
    Аристократического Зала.



    - Молодой мастер Танг, что ты думаешь? – Третий Принц спросил тихим и спокойным голосом.



    _____________________



    (1) Прим.пер.: в китайском языке слова «ставка» и «выходить замуж» звучат очень похоже.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии