• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Чжао Цзянь Хунь с огромным уважением смотрел на статую своего врага:



    - Цзюнь Ву Хи и я сталкивались друг с
    другом в боях в общей сложности двадцать девять раз, и независимо от
    моего ума или силы, я всегда проигрывал. Независимо от моей стратегии
    нападения, независимо от моих расчетов, независимо от того, была засада
    или нет, независимо от уровня секретности операции, Цзюнь Ву Хи всегда
    все замечал. Белый Командир мог все заметить!



    Это, вероятно, были самые лучшие слова, которые мог сказать враг!



    Цзюнь Вую нечего было добавить. Но слова
    Чжао Цзянь Хуня вернули воспоминания о Старшем брате, сердце Цзюнь Вуя
    снова наполнилось гордостью.



    Молодой мастер Цзюнь все время молча
    наблюдал за Чжао Цзянь Хунем, он мог почувствовать сильное сожаление
    мужчины от того, что он не смог победить великого командира. Однако, как
    ни ужасно человек был бы ранен в битве, он все равно снова собирался со
    своими силами и снова подымался, чтобы снова воевать! Это была
    удивительная черта характера, которой обладал этот генерал, и Цзюнь Мосе
    понял, что этот человек был тем, с кем нужно считаться!



    - Наши страны воевали друг с другом в то
    время, и хотя мы с Цзюнь Ву Хи и я видели друг друга несколько раз, но
    мы всегда встречались на поле боя в виде заклятых врагов. Я всегда
    надеялся, что однажды я смогу встретиться за бокалом вина с этим
    доблестным и мною уважаемым человеком лично! И этого момента мне хватило
    бы на всю жизнь! – чувственно проговорил Чжао Цзянь Хунь. - Однако
    наибольшее желание моей жизни было победить однажды Цзюнь Ву Хи.
    Согласно этой мечте, тогда я бы отрубил голову своим мечом, а потом я бы
    похоронил этого человека со всеми почестями! Поэтому, каждый раз, когда
    он меня побеждал, неважно как сильно я падал – я всегда старался встать
    на ноги, потому что я верил в свою мечту! Я всегда вставал снова
    потому, что только тогда я бы смог победить этого непоколебимого врага! Я
    бы проиграл еще сто битв, но я все равно сражался бы снова! Смерть
    такого гениального генерала при таких тайных обстоятельствах
    действительно самое трагическое, что я могу себе представить!



    - Тайна его трагической смерти? - Цзюнь
    Вуй внезапно открыл глаза и холодно посмотрел на него, - Чжао Цзянь
    Хунь, что ты пытаешься сказать? Что ты знаешь об этом?



    Таинственная смерть его двух старших
    братьев и его двух племянников можно было назвать самой большой
    головоломкой в жизни Цзюнь Вуя. Хотя он считал, что в этом был замешан
    Город Серебряной Метели, но у него все еще не было доказательств против
    них. Цзюнь Вуй пытался получить конкретные доказательства, и ему
    внезапно показалось, что Чжао Цзянь Хунь знал что-то об этом!



    Чжао Цзянь Хунь обернулся и посмотрел на него:



    - Что я знаю? Я солдат врагов, даже если
    я тебе кое-что скажу, почему ты мне станешь доверять? Цзюнь Вуй, хотя
    ты тоже победил меня, но я тебя никогда не уважал! Чжао Цзянь Хунь
    всегда восхищался только одним врагом - Цзюнь Ву Хи! Если бы Цзюнь Ву Хи
    не был мертв, я бы хотел его убить! Однако он умер, сражаясь со мной,
    но при самых тайных обстоятельствах. Я, Чжао Цзянь Хунь, не виноват в
    этом! И я ничего не знаю о его смерти! Десять лет назад Цзюнь Ву Хи
    должен был победить меня, но, к сожалению, я победил его, и затем он
    умер! Эта победа была самым большим поражением в моей жизни, и это
    поражение было последним! - Чжао Цзянь Хунь усмехнулся, со слезами
    грусти на лице он добавил, - эта победа - самая большая ирония в моей
    жизни!



    В этот момент Цзюнь Вуй наконец, начал понимать истинный смысл слов Чжао Цзянь Хуня и пробормотал про себя:



    - Значит, он тоже хочет знать правду?



    Чжао Цзянь Хунь посмотрел на него с холодком во взгляде:



    - Если бы я действительно победил и убил
    его тогда, то я бы с гордостью объявил об этом всему миру, и тогда я бы
    праздновал так, как никто раньше не праздновал! Эта победа была бы
    самым большим достижением в моей жизни, но это - ложь! Этот подвиг не
    мой, но он по-прежнему ассоциируется с моим именем, и это, для Чжао
    Цзянь Хуня, самый большой позор! Этот позор я просто не могу смыть с
    себя! Я не могу этого вынести, поэтому я хочу отомстить за него! Цзюнь
    Ву Хи был настоящим солдатом, и он должен был умереть на поле боя, а не
    по вине каких-то заговорщиков! Я не могу согласиться с этим, и я считаю,
    что он тоже! Ты его брат… - Чжао Цзянь Хунь насмешливо улыбнулся, - ты
    тоже солдат, не так ли? Если бы на тебя такое кто-то наговорил то, что
    ты сделал бы? Ты солдат, не так ли? Смог бы ты принять это? Возможно,
    некоторые люди тайно радовались бы этому, но я, Чжао Цзянь Хунь, так не
    могу!



    У Цзюнь Вуя просто не было слов.



    - Цзюнь Вуй, я тебя спрашиваю! Как умер
    Цзюнь Ву Хи? Как вас победили? - Чжао Цзянь Хунь впился взглядом в Цзюнь
    Вуя, - скажи мне, скажи мне правду!



    - Правду… - Цзюнь Вуй покачал головой, его лицо дрогнуло, - мне тоже хотелось бы узнать правду.



    Благодаря тому, что Чжао Цзянь Хунь был
    одним из самых выдающихся генералов Империи Ю Танг, он мог вызывать
    ветры и дожди, но перед лицом такой власти, как Город Серебряной Метели,
    он был не больше, чем простой муравей.



    Даже, несмотря на то, что Цзюнь Вуй не
    хотел иметь в этом мире такого врага как Чжао Цзянь Хунь, он точно так
    же, как и Чжао Цзянь Хунь был твердо убежден, что кости солдата
    принадлежат полю боя. Хотя он хотел, чтобы Чжао Цзянь Хунь был мертв, он
    только хотел, чтобы человек погиб в бою и, предпочтительно, от его же
    рук! Во всяком случае, он не хотел, чтобы Чжао Цзянь Хунь сражался с
    Городом Серебряной Метели, чтобы отомстить за Цзюнь Ву Хи, а затем в
    конечном итоге умер бы при сомнительных обстоятельствах, как и Цзюнь Ву
    Хи!



    На самом деле даже Цзюнь Вуй смутно
    догадывался о том, что произошло и кто виноват, так как у него не было
    доказательств участия Города Серебряной Метели!






    - Ты никогда не сможешь
    справиться с ними. Ты даже не мог справиться с моим Старшим братом, или с
    моим Вторым братом, или даже со мною! – холодно ответил Цзюнь Вуй, -
    Чжао Цзянь Хунь, ты не должен переоценивать свои способности! Хотя я
    надеюсь, что ты скоро умрешь, но я не хочу, чтобы ты умер такой же
    смертью, как и мои братья! Кости солдата должны остаться на поле боя!



    - Значит, ты уже знаешь, как вас троих
    избили, и что я не имею никакого отношения к тому, что произошло? - Чжао
    Цзянь Хунь выглядел так, будто был в восторге от этого.



    - Конечно. Ты можешь быть самым важным
    генералом Империи Ю Танг, но ты не способен победить Братьев Цзюнь! –
    буркнул Цзюнь Вуй, - у тебя просто нет того, что нужно!



    - Спасибо! Спасибо! - даже, несмотря на
    то, что Цзюнь Вуй унижал его, Чжао Цзянь Хунь выглядел очень счастливым,
    благодарным и взволнованным одновременно!



    - Цзюнь Вуй, ты можешь быть победителем,
    но ты никогда не узнаешь, что бремя этих побед может сделать с
    человеком! Я не проиграл ни одной битвы за последние десять лет… Я мог
    получать большие увечья, но я всегда продолжал бороться и выигрывал
    бой... Но с тех пор как я не смог победить Братьев Цзюнь… я всегда
    чувствую, что кто-то указывает мне в спину и говорит: «Ты видишь этого
    человека, он везунчик…. независимо от того, насколько сильно он
    проигрывает, он всегда победит, в конце концов, потому что он счастливый
    генерал… Удача - его самая большая сила»… Это самое большое унижение
    для любого солдата! Настоящий солдат никогда не поверит в удачу! Сила -
    это все! – тон Чжао Цзянь Хуня начал подниматься, и он почти взревел в
    тот момент, но истерично продолжал, - у меня нет сил победить? Я никогда
    не проигрывал войны в течение десяти лет! Независимо от того, насколько
    бы сильно я попал, я всегда выстаиваю, и я всегда побеждаю в конце!
    Зачем кому-то называть меня счастливчиком? Я предпочел бы быть мертвым,
    чем считать свои победы просто как удачу!



    Цзюнь Мосе наблюдал за Чжао Цзянь Хунем с
    того момента, как он вошел, и Цзюнь Мосе почувствовал, что этот человек
    был настоящим солдатом! Услышав эти слова, он только убедился в этом.
    Возможно, Цзюнь Мосе не согласился бы с педантичными мыслями и идеалами
    этого человека, но он не мог не восхищаться ими, и не мог не одобрить
    их. [Он настоящий солдат! Поистине человек со стальной кровью!



    Честный и простой! Настоящие
    мужчины и настоящие воины не верят в удачу, не верят в судьбу! Даже если
    они сталкиваются со смертью, они встречают ее стоя на ногах! Они могут
    умереть, но всегда в битве! Они умирают на передовой позиции, гордо
    защищая свое национальное достоинство, как бессмертную и великую стену,
    не желая отступать, ради своих будущих поколений и своей страны!]



    Эта уникальная гордая особенность
    истинного солдата с легкостью читалась во взгляде, словах и жестах Цзюнь
    Вуя и Чжао Цзянь Хуня!



    [Другом или врагом являлся такой человек, но такие солдаты достойны восхищения]



    Он подумал, что даже если в
    ближайшие дни другой генерал смог бы соответствовать силе Чжао Цзянь
    Хуня, то этот человек вряд ли когда-либо смог бы соответствовать
    доблести и идеалам этого генерала!



    Цзюнь Вуй и Чжао Цзянь Хунь, двое
    мужчин, которые когда-то были врагами, продолжали говорить перед
    кенотафом Цзюнь Ву Хи долгое время, и хотя они соответствовали друг
    другу, тон сочувствия и уважения все еще сохранился между ними в их
    разговоре.



    Цзюнь Мосе не прерывал их вообще, так
    как знал, что этот момент принадлежит этим двум людям. Только им: этим
    двум ветеранам войны, этим двум оппонентам, этим двум храбрым солдатам.



    В конце, умышленно или иначе, Чжао Цзянь Хунь произнес предложение, чем вызвал интерес Цзюнь Мосе:



    - В городе Тянсян есть еще одна военная семья, кроме семьи Цзюнь - семья Дугу. Немного подозрительно с их стороны.



    - Что ты пытаешься сказать? – спросил Цзюнь Вуй. - На какие новости ты наткнулся, брат Чжао? Они обернулись против нас?



    - Против вас? – усмехнулся Чжао Цзянь
    Хунь, - я приехал сюда с учителем Империи Ю Танг, и ваши трое принцев
    уже посетили нас, и ха-ха, их отношение очень... ха-ха...



    В этот момент Чжао Цзянь Хунь стал
    прямо, и казалось, он насмехался над Цзюнь Вуем. - Три принца пытались
    разделить Империю, но ваш Император настроен на поддержание баланса и
    единства. Тем не менее, похоже, что три принца очень нетерпеливы и не
    могут дождаться своей очереди, так что бунт – их единственный вариант.
    Семья Цзюнь и семья Дугу чрезвычайно лояльны к Ян Хуай Ю. Поэтому две
    ваши семьи считаются самым большим препятствием, и им необходимо
    уничтожить их любой ценой. У семьи Дугу есть незамужняя дочь, и ее можно
    использовать в качестве очень важного козыря, конечно, если один из
    трех принцев каким-то образом сможет ее уговорить... даже если Цзюнь
    сможет жениться на принцессе, это будет сделано только по милости Его
    Величества, но, ни в коем случае не будет препятствовать планам трех
    князей.



    Цзюнь Вуй посмотрел вниз:



    - Это так?

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии