• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 199. Настоящие мужчины не стесняются своего горя.

    Все тело Цзюнь Вуя замерло с того самого
    момента, как он взглянул на лицо своего старшего брата. Казалось, что
    они просто стояли и смотрели в глаза друг другу. Но только глаза живого
    человека отражали все эмоции его бьющегося сердца.

    Цзюнь Вуй стоял на месте, глядя на
    статую. Медленно его глаза начали слезиться, как бы он не пытался
    сдерживаться, все-таки одна слезинка упала вниз с его щеки, когда он
    начал говорить низким и хриплым голосом:

    - …Большой брат, я привел Мосе, к тебе. Он, наконец, достаточно взрослый, чтобы иметь право отдать тебе честь!

    Цзюнь Вуй молча, закрыл глаза,
    болезненно перебирая в мыслях воспоминания о прошлом. Он вырос со своими
    двумя старшими братьями, он играл с ними, и с детства до юности его два
    старших брата всегда ухаживали за ним. Но взамен он спровоцировал
    бескрайнее бедствие, в результате которого его два старших брата погибли
    в расцвете своих жизней! Затем не пережила горя и умерла его невестка.
    Когда ее родители прибыли чтобы утешить ее, они обнаружили, что она
    мертва – они также прекратили все контакты с семьей Цзюнь! Две семьи,
    которые когда-то были близкими союзниками, с тех пор больше не общались…
    Затем, племянники Цзюнь Вуя тоже умерли молодыми, снова по его вине!

    Видит Бог, Цзюнь Вуй предпочел бы сам
    умереть сотню раз, но не позволить своим старшим братьям и своим
    племянникам умереть во время битв!

    Десятилетий было недостаточно, чтобы освободить его сердце от его боли! Эта боль до сих пор тлеет в его сердце!

    Сцены прошлого начали всплывать в его
    голове, и он, находясь перед яркой и реалистичной статуей своего
    старшего брата, оказался в бездне боли, бесконечных сожалений и
    безграничной ненависти!

    Настоящие мужчины не плачут. До тех пор, пока им не становится на самом деле больно!

    - Большой брат…

    Цзюнь Вуй упал на колени на землю. Сильное и крепкое тело храброго генерала дрожало:

    - Прости… Я тебя подвел! Я подвел Второго брата! Я подвел Отца, и я подвел нашу семью!

    Сквозь слезы на глазах, Цзюнь Вуй
    посмотрел на мужественное и мудрое лицо Старшего Брата, и ему казалось,
    что его старший брат восстал из мертвых, чтобы погладить его по волосам,
    и посмотреть на него с улыбкой на лице, будто давая ему урок:

    - Третий брат... не нужно страдать, не нужно плакать!

    В этот момент Цзюнь Вуй начал плакать
    еще громче. Все те чувства, которые таились в его сердце в течение этих
    последних десяти лет, начали безудержно изливаться наружу, а затем он
    подполз ближе к могиле своего старшего брата, будто несчастный ребенок,
    бросившийся в объятия своих близких...

    Он все еще отчетливо помнил последние
    слова, которые его брат сказал ему накануне отъезда много лет назад:
    «Про этот случай в Городе Серебряной Метели. Мне всегда казалось, что
    наши дела с ними еще не завершены, и я боюсь, что у Города Серебряной
    Метели все еще спрятанные козыри. Поэтому, когда твой Второй Брат и я
    вдали от дома, не действуй безрассудно. Ты не должен беспокоиться о
    женитьбе на мисс Хан. Для любви всегда найдется место. Как только твой
    Второй брат и я вернемся, мы поговорим с отцом, и тогда мы найдем способ
    помочь тебе. Вся семья поддержит тебя».

    Цзюнь Вуй отчетливо помнил беспокойство
    во взгляде своего Старшего брата и такой же взгляд в глазах своего
    Второго Брата. Образ этого глубокого и обеспокоенного взгляда пронзил
    его сердце болью. Ощущения были такие же, как будто кто-то ударил его
    ножом в сердце и хорошо прокрутил нож в теле Цзюнь Вуя!

    В то время его два старших брата
    полностью забыли о своих собственных заботах ради своего младшего брата!
    Двое мужчин беспокоились только о безопасности их маленького брата, они
    волновались, что их младший брат может в итоге повредиться, забыв о
    врагах, с которыми им придется иметь дело на поле битвы! Эти двое были
    мудрыми и любящими, они больше не хотели его беспокоить!

    Затем раздался громкий и сильный удар,
    достаточно громкий, чтобы весь мир задрожал. Цзюнь Ву Хи стоял в военной
    форме, в своей белой военной форме. В следующий момент он уже
    поднимался на свою лошадь:

    - Третий брат, теперь, когда твой Второй Брат и я уезжаем, ты единственный человек, от которого зависит семья Цзюнь!

    [Большой брат! Большой брат, ах,
    почему ты так сказал? Каким глупым был твой маленький брат, ах, я до сих
    пор не мог понять смысл твоих слов! Это были... Твои последние слова!

    Большой брат, ты тогда уже это
    знал? О чем ты знал? Возможно, ты что-то почувствовал? Почему ты ничего
    не сказал?.. Почему ты не сказал мне!

    Ты знал, что я бы предпочел умереть, нежели отправить моих братьев к куче развалин... ах!

    Если бы у меня была возможность
    вернуться на десять лет назад, когда я не встретил «ее», я бы вернулся и
    сделал все по-другому... Я бы! Я бы!..]

    - Третий дядя, - Цзюнь Мосе встал из
    кресла-коляски. - Мертвый - мертв. Смирись с судьбой и держи в стороне
    свое горе! Нужно смотреть вперед, в будущее – так правильно!

    Цзюнь Вуй медленно поднял голову и посмотрел на Цзюнь Мосе, печально улыбаясь:

    - Мосе, кто-то однажды уже сказал эти
    слова твоему отцу. Смирись с судьбой и держи в стороне свое горе, чтобы
    ты мог заботиться о себе. Знаешь, что он сказал в ответ?

    - Он... Что сказал мой отец?

    - Все трое из нас сражались вместе, и мы
    понесли большие потери. Твоему отцу было очень грустно видеть, что
    многие наши люди полегли мертвыми на поле битвы. В то время один из
    офицеров посоветовал ему: «Генерал, убей свое горе! Возьми под свой
    контроль свое тело и свои эмоции», - Цзюнь Вуй говорил медленно,
    вспоминая слова. - В то время Большой Брат ответил: «Почему ты хочешь,
    чтобы я избегал своего горя? Почему я должен стыдиться своего горя? Мои
    братья умерли, и они были убиты моим врагом, разве я не должен теперь
    убить врага? Если я убью свое горе, как это поможет что-то изменить?
    Контролируя свои эмоции…, - Цзюнь Вуй говорил тоном выше обычного,
    подражая своему старшему брату. - «Да, нам нужно будет найти способ
    избежать этого горя… но я не буду тратить это горе на слезы, я использую
    его при битве с врагом! Я использую это горе, чтобы напасть на моего
    врага, а затем уничтожить их одним махом, для того чтобы мои братья
    больше никогда не испытывали этого горя! Я не стану избегать своего
    горя! Я изменю условия!

    - Я не стану избегать своего горя! Я
    изменю свои условия! - Цзюнь Мосе мягко повторил эти две фразы. Внезапно
    волна гордости и чести пронеслась по всего его телу и душе.


    - Я не стану избегать своего горя! Я изменю свои условия!

    Это одно предложение вызвало искреннее и
    честное чувство восхищения отцом в сердце Цзюнь Мосе. Восхищение отцом,
    которого он никогда не встречал!

    [Человек со стальной кровью смеется,
    когда ему хочется смеяться, кричит, когда ему хочется плакать. Человек
    со стальной кровью не искусственный!

    Настоящий мужчина не избегает
    своих печалей! Настоящий человек работает над изменением своей ситуации!
    Его слова покорили мое сердце!]
    Цзюнь Мосе вдруг почувствовал, что даже в своей предыдущей жизни он легко принял бы такого человека как его отец! [Пускай
    этот человек только породил это тело, в котором я живу, но не мою душу,
    я в этой жизни все равно буду принимать его как своего отца! Я бы
    принял такого человека, как отца, в любой жизни!]

    Дядя и племянник вместе сидели
    неподвижно и тихо, и никто долгое время не решался заговорить первым. Но
    внезапно на улице раздались звуки быстрых шагов. Эти шаги приближались к
    двери. Когда дверь открыли, голос объявил:

    - Третий генерал, генерал империи Ю
    Танг, Чжао Цзянь Хунь, хочет выразить свое уважение. Генерал,
    пожалуйста, дайте мне указания!

    - Чжао Цзянь Хунь? - Цзюнь Вуй выглядел
    довольно смущенным, он никогда не мог подумать, что враг его братьев
    действительно заявится сюда! - Скажи ему войти. Я очень хотел бы
    встретиться с ним. Прошло немало времени, с тех пор как я видел своего
    старого друга!

    - Да, генерал! - молодой офицер армии принял свой приказ и удалился.

    Спустя некоторое время на расстоянии
    медленно появился черный силуэт. Этот человек был ненормально высоким и
    был одет в черные вещи, даже его лицо было черным, казалось, что все
    тело этого человека было сделано из холодной черной стали. Его походка
    была такой же доминирующей, как и у тигра, и он смотрел прямо вперед и
    больше никуда. Солдаты армии Тянсян, выстроившиеся по обеим сторонам
    прохода, смотрели на него с враждой во взгляде, но он, похоже, не
    обращал на них никакого внимания! Этот человек был высоким и худым, имел
    широкие плечи, длинные руки, высокий нос и острые глаза. Линии его лица
    были очень острыми, казалось, что кто-то вырезал их ножом. Оглушающая
    аура войны выходила из его тела, когда он шел вперед, не глядя по
    сторонам и не оборачиваясь назад.

    Этот человек появился сам, один!

    Он отважился придти во вражеский армейский лагерь, чтобы отдать должное своему мертвому врагу! Только сам!

    Этот человек был Чжао Цзянь Хунь!

    Нельзя подобрать слова, чтобы описать, как смело это было!

    Смелый и доблестный, один из самых высоко почтенных генералов Империи Ю Танг!

    Чжао Цзянь Хунь подошел ближе и расположился перед Цзюнь Вуем:

    - Цзюнь Вуй, мы снова встретились, спустя столько лет, - его звучный и мощный голос подавлял боевой клич!

    Цзюнь Вуй не смотрел на него и не сводил глаз с земли:

    - Чжао Цзянь Хунь, я давно хотел тебя увидеть! Очень давно!

    - Тогда почему ты не сделал этого? Цзюнь
    не было на поле битвы в течение десяти лет… - тон Чжао Цзянь Хунь
    казался настоящим, - …Мне стало очень одиноко!

    - Если бы Цзюнь в последние десять лет
    были на поле битвы, я боюсь, что у тебя не было бы возможности стоять
    передо мной и жаловаться, - Цзюнь Вуй холодно посмотрел на него, -
    потому что ты бы уже реинкарнировался!

    Хотя это предложение само по себе было
    довольно высокомерным, Чжао Цзянь Хунь мог точно сказать по тону Цзюнь
    Вуя, что он явно скрывал чувство сожаления. Это лишь подтвердило, что
    только Цзюнь были достойны быть его настоящими противниками! Однако,
    хотя он ясно понимал истинный смысл слов Цзюнь Вуя, но чувство чести
    военного внутри все еще вызывало желание побороться в тот момент!

    - Да, если бы ты был на поле битвы в
    течение этих десяти лет, тогда, может быть, я бы уже оказался
    погребенным в земле. Но тебя там не было! Почему тебя не было там? –
    казалось, со злостью проговорил Чжао Цзянь Хунь.

    Тон этого знаменитого генерала Империи Ю Танг оставил Цзюнь Вуя в недоумении, а Цзюнь Мосе почесывал голову [Это
    не фальшь, так ведь? Хотя он выиграл войну при сомнительных
    обстоятельствах, но он единственный генерал, который когда-либо побеждал
    в бою Белого Командира, Цзюнь Ву Хи. И это единственный человек,
    которого Цзюнь Ву Хи не смог победить. В дополнение к тому, что в
    течение многих лет бился со всеми тремя братьями семьи Цзюнь, ему также
    удалось добиться смерти двух из них, а третьего оставить калекой. Он
    хорошо знает, что третий дядя не смог бы сразиться с ним на поле боя,
    учитывая все травмы. Но этот мужчина все еще хочется биться с ним и
    победить его? Неужели этот мужчина потерял рассудок?]

    Чжао Цзянь Хунь подошел к статуе
    Цзюнь Ву Хи и остановился. Он долго стоял неподвижно, серьезно глядя на
    лицо Цзюнь Ву Хи. Тело Чжао Цзянь Хунь стояло прямо, но в его глазах
    ясно читалась искреннее уважение. Затем он наклонился и долго не
    выпрямлялся.

    Спустя некоторое время Чжао Цзянь Хунь
    снова встал и с восхищением посмотрел в каменные глаза своего врага! Он
    вздохнул и сказал:

    - Цзюнь Вуй, знаешь что? Я, Чжао Цзянь
    Хунь, присоединился к армии еще молодым, и я провел половину своей
    жизни, сражаясь со многими великими генералами. Я проигрывал, и я
    выигрывал у самых высоко почтенных героев в этом мире. Но только один
    человек был способен пробудить чувство восхищения в сердце Чжао Цзянь
    Хунь! Только один человек, которому я кланяюсь!

    - Имя этого человека - Цзюнь Ву Хи!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии