• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Странное сочетание гнева и грусти было в голосе Квинхан.



    - Несмотря на то, что я провожу свою
    жизнь как вдова в семье Цзюнь, мне по-прежнему предоставляется статус
    «невестки». Но если я выйду замуж за семью Ли, я стану наложницей! Если
    Юн Би Чену однажды придет в голову такое, семья Ли просто заставит меня
    стать его наложницей... У рабов нет мнений, они рабы! Но семья Гуан,
    вероятно, одобрит это, потому что Юн Би Чен более сильный, чем Ли Ю
    Тянь, и союз с ним будет полезен для семьи Гуан! Глава семьи все еще
    думает о семье? Папа, как нашей семье вообще не стыдно?! Они не видят
    мое бесчестье? Я предпочла бы жить в семье Цзюнь в качестве овдовевшей
    невестки, чем жить в таком позоре, и никогда не жить для таких
    бесстыдных людей! Я предпочла бы, чтобы семья Гуан погибла, как герои,
    прежде чем я позволила бы молить бесполезную кучку седоволосых стариков о
    помиловании!



    Последнее предложение буквально вырвалось у Гуан Квинхан.



    Гуан Донглю стоял, не обращая внимания
    на дочь, но его лицо выражало сильную боль. Несмотря на то, что он все
    еще был большим и сильным, как всегда, но его язык тела не показывал
    этого. У него не было ответа на резкие слова дочери, вовсе не было. Его
    сердце было пронизано чувством вины и стыда, у него свело все его тело!



    - Как дочь, я просто хочу знать, что мой
    отец запланировал сейчас… - Гуан Квинхан снова посмотрела на своего
    отца. Ее голос казался еще более опустевшим, слабым, но все еще выражал
    ее гнев...



    - Цзюнь Вуй, уже ответил на этот вопрос!
    - Гуан Донглю грустно улыбнулся. – Так как обстоят дела в настоящий
    момент... даже если мы отменим этот брак, все, что мы сможем потом
    сделать – это отправить тебя в семью Ли по трупам семьи Цзюнь!



    Гуан Донглю продемонстрировал самоуничижительную улыбку:



    - Возможно, я могу быть Гуаном Донглю...
    господином семьи Гуан... Но я не могу относиться к семье Цзюнь… или Ли.
    Более того, как ты сказала ранее… Семья Цзюнь - наш благодетель, и я не
    буду бить нашего благодетеля прямо в челюсть! - голос Гуана Донглю
    внезапно усилился. - Это было мое решение: я решил отказаться от своей
    дочери ради благополучия моей семьи! Я бездействовал, когда семья Цзюнь
    решила встать на твою защиту! Я согласился и позволил поместью Сюэху
    оскорбить и опозорить мою дочь! Я обидел тебя на всю жизнь... Потому что
    я сначала подумал о будущем семьи, но теперь я хочу… поступить как
    отец! - лицо Гуана Донглю замерло, его кроваво-красные глаза начали
    светиться, а его зрачки расширились. - Я снова хочу поступить как отец!



    Сердцем Гуан Донглю внезапно
    почувствовал облегчение, после того, как он изложил это предложение.
    Будто внезапно тяжелый камень упал с сердца!



    [Этот паренек из семьи Цзюнь был
    прав... Если у семьи нет позвоночника, они навсегда задержались около
    дверей смерти... В чем смысл такого выживания?!]



    - Папочка! - тело Гуан Квинхан тряслось. Она снова посмотрела на своего отца, но с приятным удивлением в ее взгляде на этот раз.



    Гуан Донглю широко улыбнулся, кивая:



    - Квинхан, Цзюнь - не единственные люди в этом мире. Гуан - тоже являются мужчинами!



    Лицо Гуан Квинхан имело взгляд, полный гордости, она продолжила:



    - Я никогда не знала, что у моего отца такой неукротимый дух...



    Криво улыбнувшись, Гуан Донглю отвечал:



    - Ругань твоего маленького зятя была,
    несомненно, очень безжалостна, но благодаря ему... твой отец теперь
    понимает, что в этом мире есть несколько вещей, которые намного важнее
    «общей картины».



    Он засмеялся дважды, но затем, поставленный в тупик, спросил:



    - Ты так много рассказывала мне о нем, но твой зять совсем не похож на того развратника, о котором ты говорила?



    Лицо Гуан Квинхан внезапно покраснело, все, что она смогла выдавить из себя:



    - Папа... не издевайся надо мной... он
    только недавно изменился... Он теперь не похож на того парня, которым он
    раньше был. Теперь он стал настоящим мужчиной.



    Но, Гуан Донглю весело улыбался:



    - Это так? Значит, потому что он обругал твоего отца, ты вдруг начала его уважать?



    Гуан Квинхан внезапно вернулась к тому состоянию испорченной молодой девушки, поэтому, разгневавшись, ответила:






    - Я ненавижу тебя, папа!



    Гуан Донглю рассмеялся…



    - Папочка, иди сюда, ты простудишься на
    таком осеннем дожде, - Гуан Квинхан внезапно осознала насколько тяжелое
    положение ее отца.



    - Ах, а теперь ты, наконец, заботишься
    обо мне? Дождь уже просочился в старые кости твоего папы, - он смеялся. -
    Однако этот дождь был хорошим для меня! Он заставил меня вернуть сердце
    моей дочери, а еще этот дождь заставил меня проснуться. Я собирался
    продать невинность моей дочери за шанс на выживание для моей семьи... Но
    такое выживание в любом случае не лучше жизни! - он закончил свой
    приговор, и снова, взглянув на свою дочь, развернулся.



    С каждым шагом его крепкое тело преодолевало дождь и ветер, шаг за шагом, но каждый из этих шагов - был стабильным и твердым!



    Взгляд Гуан Квинхан снова стал размытым...



    В нескольких метрах от него тихо в углу
    стоял Цзюнь Вуй, с жестким выражением лица. Улыбнувшись самому себе, он
    сказал вполголоса:



    - Гуан Донглю, ты для меня до этих пор был Гуаном Донглю… но теперь в моих глазах ты - квалифицированный отец!



    Он пристально вглядывался сквозь занавески дождя:



    - Цзюнь Мосе ушел в такой странный
    момент... Почему мне кажется, что что-то большое должно произойти?
    Почему он еще не вернулся? Я не знаю, что делать с моим племянником...
    он действительно странный... с каждым днем он становится все более
    загадочным!



    Вздохнув, из его тела вспыхнул свет, а затем он бесследно исчез.



    ***



    Человек, одетый в черное, молодой
    господин Цзюнь, исчез из окружения под воздействием удара Одинокого
    Сокола, но прежде все же сумел бросить Ядро Суань в руки атакующему. Его
    тело почти врезалось в дерево, но Цзюнь Мосе сразу же воспользовался
    методом исчезновения Инь и Ян, и исчез прямо на глазах у всех. В конце
    концов, Цзюнь Мосе был поражен обладателем духа Суань! Несмотря на то,
    что удар был совсем легким для Одинокого Сокола, но для Цзюнь Мосе удар
    был достаточно сильным, чтобы вызвать крайний дискомфорт. Этот удар даже
    вызвал чувство тошноты. Несмотря на то, что Цзюнь Мосе не был серьезно
    ранен, но его тело все еще пребывало в состоянии шока!



    [Чертов Сокол! Я ему отвечу за этот
    день!] Цзюнь Мосе молча проклинал этого человека, наблюдая, как перед
    его глазами разворачивается драка! Цзюнь Мосе продолжал наблюдать за
    битвой издалека, нахмурившись. [Я не намеревался затевать настолько
    большой бой...]



    Цзюнь Мосе на самом деле не
    намеревался начинать такую ожесточенную битву, на самом деле он
    планировал просто вызвать хаос. Его главная цель заключалась в проверке
    его идеи, связанной с подделками «Суань Ядра» для будущего.



    Конечно, если бы вопрос, связанный с
    поместьем Сюэху не всплыл в это время, то Цзюнь Мосе спланировал бы это
    все более тщательно, и подождал бы, пока его надежный план будет готов.
    Более того, прежде чем совершить этот шаг, он также собирался подождать,
    пока еще больше экспертов соберется в городе. В конце концов, это
    поспешное появление Ядра Суань, вскоре после его кражи, скорее всего,
    вызвало скептицизм у большинства людей.



    Но дело, связанное с поместьем Сюэху,
    нарушило планы Цзюнь Мосе, и хотя угроза со стороны семьи Ли была не
    очень близка, но это было похоже на ту бомбу, которая могла взорваться в
    любое время. Поэтому Цзюнь Мосе выбросил это поддельное Ядро Суань
    раньше запланированного времени, и теперь у него не осталось другого
    выбора, кроме как наблюдать нежелательные плоды. Если бы он отложил этот
    план на потом, то это могло бы помешать безопасности семьям Гуан и
    Цзюнь.



    В тот момент Ши Чан Сяо готовился
    атаковать Одинокого Сокола, при этом защищаясь от Трех старейшин из
    Города Серебряной Метели, которые также задержались около Одинокого
    Сокола, а еще и десять учеников Ли У Бэя, шесть экспертов Неба Суань -
    помощников Ши Чан Сяо. Они все окружали его издалека, и ни один человек
    не хотел приближаться к нему без помощников. Не то чтобы они сильно
    боялись из-за его высокого уровня Суань Ци, больше они переживали из-за
    его опыта. Человек, которого окружили, был настолько быстрым, что ни
    один эксперт, находящийся по навыкам ниже, чем на пике Неба Суань - не
    мог продержаться против него больше секунды.



    Десять учеников Ли У Бэя, казались более
    склонными противостоять высшим существам без каких-либо следов страха в
    их глазах. На самом деле они выглядели довольно уверенно в данный
    момент!



    Поскольку скорость бойцов была слишком
    быстрой, Цзюнь Мосе мог только смутно видеть их тени, но не мог
    определить, где кто находится.



    Внезапно почти десяток фигур сошлись,
    чтобы снова напасть на Одинокого Сокола. Но из тела Одинокого Сокола
    вырвался Суань Ци, когда он бесстрашно закричал:



    - Иди сюда! – его тело приняло странную
    форму, будто бы он был ястребом. Сначала Одинокий Сокол уклонился от
    атаки Ши Чан Сяо, а затем он снова повернулся в воздухе и дал пинка!



    Ши Чан Сяо был вынужден отступить назад!
    Он просто начал яростно кричать. Хотя он был первым, кто начал атаку,
    но он был на пике Духа Суань! Более того, он был выше Одинокого Сокола!
    Если он не сможет убить Одинокого Сокола в этой битве, тогда слухи
    начнут распространяться, будто он слабее Одинокого Сокола, особенно
    учитывая, что другие люди помогали ему атаковать! В конце концов, люди
    только будут задавать один вопрос: - Почему он позволил такому большому
    количеству креветок вмешиваться в битву между двумя китами?

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии