• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • [Этот парень был ничем! Мне просто нужно
    было протянуть руку и схватить Ядро Суань... А затем я мог бы легко
    вернуться в Город Серебряной Метели… Я бы смог так легко достичь своей
    цели! Я не могу поверить, что позволил этому парню обмануть меня! Я не
    знал, что такой обман возможен... его изменения цвета Суань Ци не имели
    никакого смысла... как я позволил ему обмануть себя? Я самый большой
    идиот в мире, ах! Черт возьми! Черт возьми...]



    В то время как Третий Старейшина был
    занят раскаянием и корил себя за свои ошибки, все остальные эксперты
    нервно смотрели на Одинокого Сокола, опасаясь, что в случае, если он
    решит бежать, никто не сможет догнать его, даже не сможет Ши Чан Сяо.



    Ши Чан Сяо яростно взревел, а затем внезапно взлетел в небо, как парящий дракон:



    - Сокол! Хотел побороться со мной, а? Давай драться!



    Капли дождя начали рикошетить от его тела под действием его огромного Суань Ци и падали на лица других присутствующих там людей!



    Одинокий Сокол громко рассмеялся, когда он положил Ядро Суань в карман своей одежды:



    - Хорошо, давай! - протянув руки, как ястреб, его тело тоже начало подниматься в небо!



    Два эксперта на пике Духа Суань официально признали свою конфронтацию!



    Фэй Мин Чэнь, Три старейшины из Города
    Серебряной Метели, шесть помощников Ши Чан Сяо и десять учеников Ли У
    Бэя одновременно прыгнули в небо и мелькнули вперед с призрачной
    скоростью. Все они сблизились в одном деле: Одинокий Сокол!



    Одинокий Сокол рассмеялся, взревев:



    - Это будет весело!



    «Бух!», громкий взрыв прозвучал,
    фрагменты Суань Ци вырвались из тела Одинокого Сокола и заставили всех
    отлететь. Одинокий Сокол остался стоять на земле, прямо... готовый к
    битве!



    ~ Резиденция Цзюнь ~



    Голова Гуан Квинхан была тяжелой
    от мыслей, пока она шла к своему двору. События этого дня были похожи
    на несбыточную мечту для нее. В ее сердце было абсолютное отчаяние и
    пустота, а в следующий момент она стала довольной и счастливой.



    [Хотя мой собственный отец бросил
    меня, когда я в нем нуждалась, но у меня есть такой великолепный дядя и
    такой удивительный зять, так почему я должна бояться чего-либо? Как
    сказал Мосе… Жизнь в позоре не имеет смысла!



    Является ли поместье Сюэху
    непобедимым? Даже если они действительно непобедимы... Они могут только
    убить нас… И мне не придется беспокоиться о сложностях этого мира. Так
    почему я должна бояться смерти!]



    - Я не могла представить, что у него
    будет такой героический дух. Он доказал, что он настоящий сын семьи
    Цзюнь! И он доказал, что он младший брат Ву Хи. Если бы Ву Хи был бы
    здесь сейчас… Сделал бы он такой же выбор? Да, конечно... в этом нет
    никаких сомнений.



    В душе Гуан Квинхан больше не
    чувствовала себя неудобно, думая о Ву Хи, как это было раньше... боль в
    ее сердце казалась немного… очень далекой сейчас...



    Она шла с опущенной головой и не понимала, что почти столкнулась с человеком. Перед дверью ее двора стояла стройная фигура.



    Этой фигурой оказался ее биологический отец, Гуан Донглю!



    Одежда Гуана Донглю была насквозь
    мокрой, так как он долго стоял под дождем. Несмотря на то, что на его
    лице было безразличие и сдержанность, взгляда его печальных глаз было
    достаточно, чтобы рассказать о боли в его сердце. Он посмотрел на дочь,
    но ничего не смог сказать ей. Квинхан молча смотрела на него, не в силах
    подобрать слов, чтобы начать разговор. Следовательно, отец и дочь
    стояли неподвижно под дождем, попав в странный и бессловесный мир своего
    собственного опустошения. Вспышка молнии осветила двор на долю секунды,
    показывая следы грусти и беспокойства на лице Гуана Донглю. Гуан
    Квинхан внезапно вспомнила о детстве и о том, как ее отец беспокоился о
    благополучии. Вдруг ее сердце наполнилось нежностью. Ее ледяное
    выражение мгновенно исчезло, когда она открыла рот, прошептав:



    - Папа…



    - Квинхан, ты обвиняешь своего папу? - Гуан Донглю посмотрел на свою дочь сквозь занавес дождь, который лился над их головами.



    Гуан Квинхан без колебаний покачала головой, когда пустое чувство настигло ее сердце.






    - Я не виню тебя,
    отец, - она бессвязно говорила. - Ты мой отец. Но прежде этого… ты
    господин семьи Гуан… И как господин семьи ты должен на своих плечах
    нести бремя тысячи жизней и судеб. Я понимаю проблему твоего положения,
    папа...



    Гуан Донглю вздохнул, грустно склонив голову. А затем снова поднял голову, показывая свой больной, но твердый взгляд.



    - Квинхан, твоему отцу жаль. Однако, если бы у меня был шанс вернуться во времени и… я… я…



    Глубокий взгляд Гуана Донглю отчетливо
    показывал интенсивную борьбу, которая происходила в его сердце. Наконец
    он закончил свой приговор:



    - Я все равно сделал бы тот же выбор!
    Поскольку я господин семьи… Я, вероятно, никогда не смогу стать для тебя
    хорошим отцом, но я…



    Гуан Квинхан покачала головой:



    - Не говори этого… нет… - она вдруг
    поняла, что ее отец промок под дождем, поэтому быстро сказала: -
    Папочка, пойдем внутрь и поговорим.



    - Нет, давай поговорим прямо здесь… под
    дождем. По крайней мере, я чувствую себя трезвым под дождем... Я хочу
    много чего сказать, но я не знаю, смогу ли я сказать это, если мы войдем
    внутрь! – горько улыбнувшись, сказал Гуан Донглю. - О поместье Сюэху и
    всем этом деле… хотя сейчас это не имеет значения, но есть еще несколько
    вещей, которые я думаю, ты должна знать…



    Вздохнув, Гуан Квинхан отвечала:



    -Пожалуйста, расскажи мне, отец...



    Когда мы получили это предложение от
    поместья Сюэху, несколько старейшин посоветовали мне немедленно принять
    это предложение, - Гуан Донглю болезненно закрыл глаза, посмотрев вверх
    на небо, не глядя на бледное лицо дочери. - Мы не провоцировали поместье
    Сюэху, но если ты вышла бы замуж за Ли Тенгюна, тогда наша семья смогла
    бы наладить с ними хорошие отношения. Это не только не принесло бы
    семье никакого вреда, а сработало бы в интересах семьи...



    Гуан Квинхан мягко прикусила губы,
    брюзжа. Ее глаза начали наполняться гневом, ранее присущее ей ледяное
    выражение лица снова вернулось сейчас.



    - В нашем доме было два разных мнения по
    этому вопросу. Куинбо всегда был амбициозным, а также хотел
    доминировать во всем юго-восточном регионе, и поэтому он призывал меня
    ответить согласием, - голос Гуана Донглю стал еще более мягким. - Куинью
    и твоя мать настаивали на том, что я не должен соглашаться на это
    предложение. Твоя мать… Твоя мать плачет каждый день с тех пор…



    Нежное тело Квинхан начало дрожать, слезы вырвались из ее глаз, плечи опустились.



    - Позже, из поместья Сюэху было
    выдвинуто еще одно условие, - Гуан Донглю смотрел на нее на расстоянии. -
    Они добавили, что, хотя ты была бы женой семьи, но ты не получила бы
    титул «первой жены», но к тебе по-прежнему обращались бы также. Куинбо
    пытался поспорить с этим предложением, но ему отказали!



    Тона речи Гуана Донглю было достаточно, чтобы показать его печаль.



    - После этого Куинбо, Куинью и я отправились в город Тянсян, чтобы поговорить с тобой...



    - Я даже не знаю, кто я в глазах семьи…
    товар? Или, может быть разменная монета? Что-то, что они могут просто
    выторговать ради интересов семьи? Это все, кем я являюсь?! - Гуан
    Квинхан улыбнулась. - Я не возражала, когда эти две семьи решили сделать
    помолвку! Хотя тогда я не знала о героическом характере Ву Хи, и я не
    знала, будет ли он меня стыдиться или унижать меня, но в любом случае я
    все равно не могла возражать, потому что это решение было для семьи, и
    мне не дали выбора. После трех встреч с ним, я поняла, что он очень
    благородный человек, и я полюбила его характер. И я действительно была
    очень довольна, что семья приняла такое решение, и я была очень
    благодарна за организацию такого брака…



    Гуан Донглю, казалось, что он понял, что именно она собиралась сказать, и поэтому он просто склонил голову.



    - Но позже, когда Ву Хи умер за
    страну... он умер героем! И да, я бы всю жизнь провела как его вдова! Я
    уже была готова провести всю свою жизнь в качестве вдовы, и готовилась
    тебя и мать вместе со старейшинами семьи убедить в этом. В то время
    старейшины фактически единодушно решили, что я должна провести свою
    жизнь как вдова в семье Цзюнь! А причиной этого было то, что семья Гуан
    просто не захотела потерять покровительство семьи Цзюнь! Будучи дочерью
    семьи Гуан, меня использовали как инвестицию! – рассмеялась Квинхан.



    - В то время, хотя они и пытались
    втянуть меня в это, я не возражала, потому что я хотела сделать то же
    самое… Но я делала это в память о моем муже, тогда как Семья просто
    использовала меня в качестве разменной монеты... Инструмент для
    поддержания отношений между двумя семьями! За всю мою жизнь мне никогда
    не было так стыдно! Позор! Самая красивая мечта девушки была разрушена,
    даже тогда ее вдовство использовала ее семья как товар!



    Отец, сколько раз за последние несколько
    лет семья Гуан использовала влияние и помощь семьи Цзюнь для расширения
    своего контроля и для бизнеса?! А теперь, ветер подул в другую сторону,
    и появилась еще одна семья, которая, как оказалось, более
    могущественная, чем Семья Цзюнь. Так теперь старейшины семьи Гуан
    фактически сразу согласились изменить свою позицию? И теперь они просят
    меня вступить в повторный брак?! Папа, что это за рассуждение? Разве не
    достаточно того, что однажды меня уже втянули в брак? Разве я не дочь
    кого-то другого теперь? И, кроме того, я невестка благодетелей для
    старейшин семьи Гуан! А теперь старейшины хотят продать дочь своих
    благодетелей?

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии