• Потрясающий Евнух: беременный Евнух.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Перевод: LAIT

    Глава 59 - Если ты не сможешь спасти его, ты будешь похоронен вместе с ним.

    Думая об этом, лекарь был сильно раздражен.

    Ведь он был самым искусным лекарем во всем ведомстве лекарей!

    Когда лекарь подумал про себя, Лэн Цзюнь Юй обернулся, и это было так, как будто он уже мог разглядеть насквозь его мысли. Лэн Цзюнь Юй нахмурился и разъединил свои красные губы. Его тон был непримиримо холодным.

    “Если ты не сможешь спасти его, ты будешь похоронен вместе с ним.”

    Голос Лэн Цзюнь Юя был глубоким и неторопливым. Но только после одной этой фразы, лекарь уже чувствовал, что его сердце собирается выскочить.

    Его возмущение мгновенно исчезло.

    ‘Все же я уже много лет нахожусь в ведомстве лекарей. Поэтому, естественно, я уже многое слышал о Принце Жуй.

    Хотя Принц Жуй обладает превосходными боевыми искусствами и очень ценится Императором, его личность непредсказуемая и безжалостная. Если я разозлю его, даже если Император лично будет просить сохранить мне жизнь, не будет никакой гарантии, что я останусь в живых.’

    Задумавшись об этом, лекарь решил приложить все силы и добросовестно проверил пульс Лэ Яо Яо.

    Хотя Столичный Императорский Лекарь имел высокомерную личность, его медицинские навыки были весьма исключительными.

    После проверки пульса Лэ Яо Яо, он немедленно сделал ей иглоукалывание. Через несколько минут лицо Лэ Яо Яо перешло от аномально красного к нормальному цвету. Ее нахмуренные брови также постепенно расслаблялись.

    Увидев это, Лэн Цзюнь Юй вздохнул с облегчением, несмотря на то, что на лице у него не выражалось никаких эмоций.

    Лекарь выписал рецепт для Лэ Яо Яо, заявив, что некоторых вещей Лэ Яо Яо должна была опасаться. Затем ему разрешили удалиться.

    Главный управляющий лично проводил его. Так что теперь в комнате были только Лэн Цзюнь Юй и Лэ Яо Яо.

    Лекарь сказал, что, хотя температура уже снизилась, Лэ Яо Яо не проснется еще несколько часов. Поэтому на данный момент, Лэн Цзюнь Юю не надо было сдерживаться, и он оценил маленькую фигуру на кровати.

    Лицо Лэ Яо Яо больше не было алым. Ее щеки лишь слегка покраснели, словно только что расцвели цветы вишни в марте. Она выглядела прекрасно.

    Она была столь прекрасна, что его сердце было тронуто.

    Его сердце будто щекотал милый маленький котенок. Он явно знал, что не должен этого делать, но он не мог совладать с собой. Сантиметр за сантиметром, Лэн Цзюнь Юй поднимал свою большую руку и тянулся ей, чтобы коснуться этих нежных щек.

    В тот момент, когда пальцы Лэн Цзюнь Юя соприкоснулись с кожей Лэ Яо Яо, у него возникло ощущение, как будто его ударило током. Он быстро распространился от кончика пальца по всему его телу.

    Лэн Цзюнь Юй был крайне ошеломлен этой реакцией. Но самое удивительное для него было то, насколько гладкой и мягкой была ее кожа…

    ‘Это было чертовски приятно!’

    Прямо сейчас, Лэн Цзюнь Юй не мог остановиться. В глубине души он думал: ‘Его кожа такая приятная. Кроме того, его черты лица настолько изящные. К сожалению, он родился в бедной семье и стал евнухом. Иначе, никто не сравнился бы с ним!

    Но он такой крошечный. Это потому, что он еще не достиг половой зрелости?

    Хотя он не сможет обрести жену в будущем, будучи таким маленьким, он может быть сдут ветром. Это определенно не хорошо!’

    Думая об этом, Лэн Цзюнь Юй не мог не нахмуриться.

    Затем его пальцы переместились от щек Лэ Яо Яо к ее рукам.

    Честно говоря, он давно хотел потрогать ее руки.

    Потому что он хотел изучить, как рука мужчины может быть такой маленькой, точно как у женщины.

    Он раскрыл ладони и вложил ее руку в свои ладони. Он смог обернуть всю ее руку!

    Лэн Цзюнь Юй поднял руку и стал усерднее изучать: ‘У его ладони нет ни одной мозоли. Она розовая и очень нежная.’

    Затем он сравнил ее со своей рукой.

    С тыльной стороны его рук были видны его стройные суставы. Но как только он расправил ладони, можно было увидеть толстые и твердые мозоли посередине. Это было определенно пугающе.

    В настоящее время Лэн Цзюнь Юй потирал руку о Лэ Яо Яо. Уста Лэ Яо Яо слегка надулись. С тех пор, как ее лихорадка прошла, она больше не чувствовала себя ужасно. Первоначально она была в глубоком сне, но она слабо чувствовала что-то щекочущее ее лицо; как будто кто-то гладил его.

    Позже ее рука оказалась обернута большой толстой ладонью. Она была действительно большой. Внутри ладони были твердые мозоли, которые терлись о ее ладонь.

    Это заставило ее ладонь зудеть, но это также заставило ее ощущать тепло. Это было знакомое чувство. Прямо как...

    Лэн Цзюнь Юй игрался с рукой Лэ Яо Яо, но он почувствовал и заметил ее слегка надутое выражение лица: ‘Он как милый котенок. Кроме того, его лицо выглядит удовлетворенным, и он улыбается. Возможно, ему приснился хороший сон.’ Видя это, Лэн Цзюнь Юй не мог не проявить улыбку.

    Особенно, когда он заметил, что ее губы двигаются; казалось, что она бормотала во сне. Лэн Цзюнь Юю было любопытно, и он склонил талию, чтобы послушать.

    Но когда он, наконец, услышал, что говорила Лэ Яо Яо, улыбка Лэн Цзюнь Юя мгновенно стала суровой… потому что –

    “Папа.….”

    Лэн Цзюнь Юй стал напряженным, и его губы очень сильно дернулись.

    Он уставился на Лэ Яо Яо с яростью. Он хотел свирепствовать, и даже убивать.

    ‘В конце концов, он держался за мою руку, называя меня “папа”!?!

    ПАПА?! Когда у меня появился такой большой сын?!

    Он видит во мне отца в своем сердце?!

    Боже мой, это огромный удар по моему эго!’ В этот момент Лэн Цзюнь Юй почувствовал, что был поражен молнией.

    Расстроенный, он хотел оттянуть руку, но неожиданно маленькая фигура, казалось, почувствовала его движение и затянула хватку. Как будто она тонула, а рядом был плавающий кусок дерева. Она отказывалась отпустить, несмотря ни на что.

    Увидев это, глаза Лэн Цзюнь Юй заблестели. В конце концов, он вздохнул.

    ‘Хорошо, тогда я позволю ему держаться!’

    Итак, Лэн Цзюнь Юй слегка присел на мягкий матрас. Его рука все еще была крепко схвачена Лэ Яо Яо.

    Хотя она все еще была погружена в сон, это было так, как будто Лэ Яо Яо смогла ощутить человека, находящегося рядом с ней. На ее надутых губах теперь была веселая улыбка. Вдруг –

    “Папа. Уу. Яо Яо очень скучает по тебе. Уу. Яо Яо хочет вернуться домой....!”

    Лэ Яо Яо чувствовала теплую и твердую руку мужчины. Это напомнило ей ее отца. Внезапно она подумала о своей прежней жизни, когда она была рядом со своим отцом. Она больше не могла сдерживаться, выпустив со словами все свои невзгоды.

    Лэн Цзюнь Юй тихо слушал печали своего слуги. Он понятия не имел, что на его настроение так сильно повлияет Лэ Яо Яо. В настоящее время его брови начинали хмуриться. Он раскрыл свои тонкие губы и пробормотал: “О... так он скучает по дому…”

    ‘Думаю, это имело смысл. Ведь он был всего лишь ребенком. Ему было всего пятнадцать или шестнадцать. Кроме того, он был очень слаб, как стеклянная кукла; как будто он разобьется от одного толчка.

    Так как он вот такой, я не могу не чувствовать к нему отзывчивости.’

    Размышляя об этом, выражение лица Принца Жуй смягчилось, и симпатия вошла в его глаза.

    То, как он смотрел на Лэ Яо Яо, было взглядом влюбленного. Но этот взгляд длился всего секунду, потому что –

    “Уу, папа, я хочу вернуться домой. Меня задирают! Ты должен отомстить за меня! Уу…”

    “Что?! Кто съел сердце медведя и кишки леопарда? Кто посмел задирать тебя?!”

    Услышав слова Лэ Яо Яо, Лэн Цзюнь Юй сузил глаза и его глаза заблестели. Похоже, он собирался раздавить хулигана, задирающего Лэ Яо Яо без сомнений. Когда он был зол, последствия были тяжелыми. Но –

    “Уу, Король Ада издевается надо мной. Уу, он плохой. Он очень плохой...!”

    “……”

    ‘Король Ада?!

    Разве это не я!?!’

    Услышав это, губы Лэн Цзюнь Юя снова дернулись. Он чувствовал себя невиновным: ‘Когда я вообще издевался над ним? На самом деле, я уже был очень восприимчив к нему.

    Даже когда он попал в беду, я не наказал его. Наказание на коленях было идеей главного управляющего.

    Однако, это не было виной главного управляющего. Ведь были правила, которые нужно соблюдать в резиденции.’

    В прошлом он всегда был занят днем при Императорском Дворе. Так что он передал все обязанности по резиденции главному управляющему. Но он понятия не имел, что главный управляющий собирается наказать Лэ Яо Яо.

    ‘Поэтому он на меня злится?!’

    Задумавшись об этом, Лэн Цзюнь Юй был расстроен.

    Но он не мог выносить то, как маленький евнух был расстроен. Так что, в конце концов, он мог только тихо вздохнуть и пробормотать: “Хорошо. В будущем, Принц..... не будет задирать тебя..”

  • Потрясающий Евнух: беременный Евнух.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии