• После перемещения в книгу я усыновил злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Тан Ли связался к бывшим руководителем, которому семья Тан отказала в помощи, и узнал от него информацию, которая могла стать для них реальной угрозой. Также он нашел других людей, которые в том году помогали в сокрытии преступления.

     

    Это дело было похоже на грязный клубок. Как только Тан Ли нашел конец, распутать его стало всего лишь вопросом времени.

     

    А время почти стерло следы этого дела.

     

    Оно залечило ужасную кровоточащую рану, оставив только шрам, который уже не раздражал. Как будто все это больше не заслуживало даже упоминания.

     

    Однако, когда Тан Ли вскрыл этот шрам своими руками, перед его глазами оказались кровь и плоть, гнойная рана, полная запекшихся сгустков.

     

    Он очень испугался.

     

    Не желая сталкиваться с этим, он вынужден был столкнуться.

     

    В его сознании теперь была отвратительная и невыносимая правда, которая постоянно давила на сердце.

     

    Тан Ли уткнулся лицом в шею Шэнь Юй и глубоко вздохнул. Вдох наполнился свежестью тела молодого человека, и, наконец, чувство головокружения стало отступать.

     

    Шэнь Юй был немного ниже Тан Ли. Он нежно обнял юношу, как будто держал в своих руках большую куклу.

     

    Молодой человек снова и снова гладил Тан Ли по спине.

     

    Когда тот немного успокоился, Шэнь Юй нежно сказал:

    – Поднимешься наверх, чтобы выпить воды?

     

    Тан Ли покачал головой на его плече.

     

    Шэнь Юй стало щекотно от его мягких волос, и он чуть подался назад, но почувствовав напряжение Тан Ли, улыбнулся и крепче обнял юношу, как будто собирался вжать его в себя.

     

    – Неужели не поднимешься?

     

    Тан Ли снова покачал головой.

     

    – Тогда я пойду назад, – Шэнь Юй ослабил объятие и медленно зевнул. – В любом случае, ты ведь хотел только встретиться.

     

    Сказав это, он повернулся и пошел.

     

    Тан Ли быстро схватил его руку.

     

    – Я поднимусь!

     

    Он пояснил, о чем волновался:

    – Возможно, дедушка все еще злится на меня.

     

    Шэнь Юй взял его за руку и со вздохом сказал:

    – Уже так поздно, дедушка давно уснул.

     

    Но, приведя Тан Ли в дом, он резко замер.

     

    Гостиная была ярко освещена.

     

    Когда Шэнь Юй выходил, он боялся потревожить спящего дедушку. Не говоря уже о том, чтобы включить свет, он и уйти-то старался без малейшего шума. Здесь жили только дед и внук, поэтому сразу стало ясно, кто это сделал.

     

    – Что случилось? – осторожно спросил Тан Ли, глядя на застывшую в дверях фигуру.

     

    Шэнь Юй оглядел комнату, но так и не увидел старейшину Шэнь.

     

    Он вздохнул с облегчением:

    – Все в порядке, заходи.

     

    Сказав это, он нашел пару тапочек для Тан Ли.

     

    Шэнь Юй, не осмелившись остаться в гостиной, сразу отвел юношу в спальню, запер дверь в комнату, и там, наконец, его сердце немного успокоилось.

     

    Освещение на улице было слабым, и поскольку Шэнь Юй почти сразу был пойман в объятия Тан Ли, он не мог раньше ясно разглядеть лицо юноши. Но сейчас он внимательно осмотрел его при ярком свете, и увиденное его поразило.

     

    Тан Ли очень сильно похудел.

     

    Уголки глаз наполнены усталостью, темные круги под глазами очень заметны. С первого взгляда стало понятно, что он плохо спал много дней подряд.

     

    Неизвестно, как долго он стоял внизу, но его волосы были слегка спутаны, он жалко смотрел на Шэнь Юй и выглядел немного глупо.

     

    Молодой человек почувствовал запах алкоголя, и его лицо посуровело.

     

    В воздухе пахло вином.

     

    – Сколько ты выпил? – Шэнь Юй подтолкнул Тан Ли к дивану, чтобы тот сел.

     

    Юноше хотелось солгать, но после такого прямого вопроса, он не осмелился. Пожав плечами, он прошептал виноватым голосом:

    – На банкете были важные люди, они пили, и я не мог отказаться.

     

    Шэнь Юй подошел к Тан Ли.

     

    Высокий юноша с длинными ногами сидел на небольшом диване, выглядя при этом немного обиженным. Он поднял голову и посмотрел на Шэнь Юй, а затем двумя пальцами осторожно потянул за уголок его одежды.

     

    Шэнь Юй знал о трудностях Тан Ли и не мог обвинить его в такое время.

     

    Ему просто было немного больно.

     

    Он вспомнил, что, когда ему самому было двадцать лет, он каждый день ел и пил с друзьями, и даже не хотел возвращаться в общежитие. Но Тан Ли пришлось слишком рано взвалить на себя такие вещи, которых он никогда не должен был даже касаться.

     

    Глаза Шэнь Юй заболели, а нос немного щипало.

     

    – Тебе было так тяжело, – вздохнул он и погладил юношу по волосам.

     

    – Не тяжело, – Тан Ли потерся о ладонь Шэнь Юй, как кошка, и сузил глаза. Выражение его лица было несколько равнодушным. – Все закончится через два дня.

     

    Шэнь Юй хотел спросить у него, какие доказательства он нашел? Что он собирается делать дальше? Но хотя слова дошли до рта, вопросы так и не вышли наружу.

     

    Он боялся, что его расспросы причинят новую боль. Тан Ли привык к независимости с раннего возраста. Даже когда он присоединился к компании Чжоу Чэ и связался с семьей Тан, он не сообщил ему ни слова.

     

    Подумав об этом, Шэнь Юй проглотил все слова обратно.

     

    – Посиди здесь немного, я налью тебе воды, – Шэнь Юй мягко коснулся головы Тан Ли и повернулся, чтобы выйти из спальни.

     

    Грея на кухне воду, Шэнь Юй, стоявший спиной к двери, услышал звук шагов и подумал, что это Тан Ли.

     

    – Разве я не сказал тебе оставаться в спальне? – он повернул голову. – Если тебя увидит дедушка…

     

    Голос его оборвался.

     

    Это был старейшина Шэнь.

     

    Дедушка, одетый в пижаму, подошел к двери кухни и остановился. На его лице не было никакого выражения, но во взгляде на Шэнь Юй ощущалась противоречивость.

     

    Из-за чувства вины на лбу молодого человека выступил пот:

    – … Дедушка, почему ты встал?

     

    Старейшина Шэнь молча посмотрел на чайник перед Шэнь Юй, а затем произнес:

    – В холодильнике есть продукты, сделай для него похмельный суп.

     

    Шэнь Юй: «……»

     

    Дедушка не только знал, что он привел Тан Ли, но и почувствовал запах алкоголя.

     

    Шэнь Юй был смущен и немного напуган. Он не смел даже поднять голову, не говоря уже о том, чтобы посмотреть в глаза дедушки. Так, с опущенной головой, он и пошел к холодильнику.

     

    В нем было много всего, и Шэнь Юй растерялся.

     

    Он никогда не делал похмельный суп и долго стоял, не зная, какие ингредиенты следует брать.

     

    Когда Шэнь Юй уже совсем смутился, он вдруг услышал легкий вздох старика.

     

    – Я сам сделаю, – старейшина Шэнь тихо подошел к внуку. – Ты пока можешь позаботиться о ребенке.

     

    Шэнь Юй снова вздохнул.

     

    Подойдя к двери, он все же набрался смелости и повернулся к старшему родственнику, который собирал необходимые продукты:

    – Дедушка, извини.

     

    Старейшина Шэнь даже не взглянул на него:

    – Это твой собственный выбор. Даже если ты ошибаешься, ты не должен извиняться.

     

    Шэнь Юй сжал губы и быстро вернулся в спальню.

     

    Тан Ли прождал слишком долго, поэтому уже свернулся калачиком на диване, заснув. Его конечности были слишком длинными, учитывая высокий рост. Втиснувшись на небольшой диванчик, он выглядел еще более жалким.

     

    Шэнь Юй присел на корточки рядом и внимательно осмотрел спящее лицо.

     

    Даже когда Тан Ли выглядит настолько усталым и измученным, невозможно скрыть изящество его черт: красивый контур, будто нарисованный известным итальянским художником, был почти идеальным.

     

    Во сне Тан Ли все еще хмурился, как будто думал о чем-то очень важном.

     

    Шэнь Юй мягко разгладил указательным пальцем его лоб.

     

    Напряженные брови медленно расслабились.

     

    Шэнь Юй тихо вздохнул, придерживая подбородок одной рукой, и уставился на Тан Ли. Казалось, что сколько бы он не смотрел, этого всегда будет недостаточно.

     

    Но тут раздался стук, и Шэнь Юй внезапно вернулся к реальности.

     

    Он встал и пошел открывать дверь.

     

    За ней стоял старейшина Шэнь, держа в руках тарелку с супом.

     

    Шэнь Юй поспешно забрал ее и покраснел:

    – Спасибо, дедушка.

     

    Старик хотел что-то сказать, но не стал. Лишь посоветовал пораньше ложиться спать.

     

    Молодой человек закрыл дверь и присел перед диваном с тарелкой.

     

    С Шэнь Юй Тан Ли обычно вел себя очень хорошо. Конечно же он послушно выпил суп. Почти все, что скажет Шэнь Юй, он тут же сделает. Поэтому, допив, он тихо пошел в ванную и принял душ под руководством молодого человека.

     

    Шэнь Юй нашел одежду, которую не носил, сунул ее в руки юноши, а затем лег на кровать, играя в мобильный телефон.

     

    Через некоторое время он незаметно уснул.

     

    После возвращения из Цзиньчэна, сон Шэнь Юй был неглубоким, ночью любой шум мог легко его разбудить.

     

    Но сегодня он спал очень крепко, даже не зная, когда Тан Ли лег в постель.

     

    Двум взрослым мужчинам на одной кровати неизбежно не хватало места. Шэнь Юй перевернулся и случайно положил ногу на Тан Ли.

     

    Температура тела у юноши была выше, и под легким одеялом он казался большой теплой грелкой, в то время как ноги и руки Шэнь Юй были холодными. Коснувшись Тан Ли, он неосознанно обнял его.

     

    Тело человека в объятиях было напряженным, он даже не шевелился.

     

    Лишь спустя долгое время в ушах Шэнь Юй прозвучал легкий вздох.

     

    В темноте что-то теплое и мягкое прикоснулось к его губам, задержалось и неохотно отодвинулось, словно от редкого сокровища.

     

     

  • После перемещения в книгу я усыновил злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии