• После перемещения в книгу я усыновил злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 8. Элита

     

    Шэнь Юй переоделся, и дядя Чжан помог ему выехать из спальни. Обернувшись, он внезапно заметил маленькую фигурку, молча стоящую у двери.

     

    Видя, что это Тан Ли, Шэнь Юй сразу же успокоился.

     

    – Каштан, – он улыбнулся и помахал мальчику.

     

    Тан Ли уже сменил утреннюю тренировочную одежду. Сейчас на нем красовались светло-серый джемпер и черные брюки, в которых маленький злодей казался особенно невинным и нежным. Однако одежда не могла скрыть скованности его тела.

     

    Тан Ли безэмоционально посмотрел на молодого человека, затем подошел и встал перед Шэнь Юй.

     

    – Что случилось? – Шэнь Юй протянул руку и погладил Тан Ли по волосам. Затем рука переместилась на плечо мальчика. – Ты искал меня?

     

    Тан Ли сжал губы и покачал головой, прежде чем его взгляд опустился вниз на ноги Шэнь Юй.

     

    Через мгновение он хрипло спросил:

    – Больно?

     

    – Не болит, – сказал Шэнь Юй с улыбкой.

     

    – Ты лжешь, – уверенно возразил Тан Ли.

     

    – Раньше немного болело, – растягивая слова, сказал Шэнь Юй, дважды хлопнул Тан Ли по плечу, и тише добавил. – Но после того, как ты спросил, уже не болит.

     

    И подмигнул мальчику.

     

    Жаль, но Тан Ли не заметил этого. Нахмурившись, мальчик с самым серьезным видом продолжал смотреть на ноги Шэнь Юй.

     

    Шэнь Юй ощутил себя совсем беспомощным. Гадая про себя, возможно ли, что, когда он делал реабилитационные упражнения, его полный боли голос услышал маленький злодей. Кажется, в будущем ему стоит держаться подальше от ребенка при выполнении своих упражнений.

     

    __________

     

    Когда он спустился вниз, чтобы увидеться с тетей и дядей Тан Ли, Шэнь Юй специально попросил тетю Чэнь забрать Тан Ли и чем-нибудь с ним заняться.

     

    В роскошной и богато обставленной гостиной пришедшая без приглашения пара неловко сидела на диване. Подняв глаза, они увидели, как к ним медленно приближаются Шэнь Юй и везущий его дядя Чжан. На их лицах вспыхнул неописуемый восторг.

     

    – Мистер Шэнь, вы пришли!

     

    – Здравствуйте, мистер Шэнь!

     

    Перед лицом взволнованной пары Шэнь Юй лишь чуть склонил голову.

    – Не нужно так волноваться. Пожалуйста садитесь.

     

    Пара откинулась на диван, их сердца почти выпрыгивали из груди.

     

    Взгляды направленные на хозяина дома были горячечными и целенаправленными. Как будто они пытались сквозь тело увидеть душу Шэнь Юй. Их лица наполнились неприкрытой жадностью.

     

    Они и не грезили, что однажды смогут лично увидеть Шэнь Юй.

     

    Даже не смели мечтать об этом…

     

    В этот момент перед ними сидел недосягаемый, таинственный и труднодоступный Шэнь Юй, с которым хотели встретиться даже старейшины семьи Тан.

     

    Это как выиграть в лотерею.

     

    Вспомнив о Тан Ли, не появившемся даже сейчас, у Тан Цзя и ее мужа, Юань Юньпина, в глазах заплясало негодование.

     

    Но немного успокоившись, они сразу же натянули фальшивые улыбки и сосредоточили все свое внимание на Шэнь Юй.

     

    – Мистер Шэнь, если честно, мы сегодня здесь, чтобы обсудить с вами будущее Каштана, – начала Тан Цзя.

     

    Шэнь Юй, естественно, догадывался зачем пришла пара, и приподнял брови:

    – Продолжайте.

     

    – Как семья Каштана, мы должны получить гарантии хорошего воспитания мальчика как в моральном аспекте, так и в умственном. Кроме того, Каштан – сын моего брата, и я боюсь, что покойный не сможет спокойно почивать, если Каштан перестанет являться частью нашей семьи…

     

    Придерживая подбородок, Шэнь Юй полуприкрыл глаза и сквозь щелочки смотрел на Тан Цзя.

     

    – Хорошо, – сказал он. – И что дальше?

     

    Тан Цзя облизнула губы и нервно потерла руки, прежде чем продолжить:

    – Мы все знаем, что мистер Шэнь – разумный человек. Вы в состоянии понять наши проблемы. Если Каштан будет оставаться все время здесь и мешать мистеру Шэнь, все будут считать, что как его опекуны мы пренебрегли своим долгом…

     

    Возможно, слухи слишком демонизировали Шэнь Юй, так как от начала общения Шэнь Юй не проявил никакого отрицательного отношения, но Тан Цзя и Юань Юньпин все еще немного боялись его. Даже внимательно приглядывались к малейшим изменениям выражения на его лице, пока говорили.

     

    Когда Шэнь Юй засмеялся, Тан Цзя и Юань Юньпин мгновенно выпрямились, не решаясь даже дышать.

     

    – Вы опекуны Тан Ли?

     

    – Да, – быстро кивнула Тан Цзя. – После смерти моего брата и невестки наша семья воспитывала Каштана. Хотя раньше он был в доме своих дяди и тети по материнской линии, но эти люди…

     

    В этот момент Тан Цзя сделала паузу, намеренно нагнетая обстановку.

     

    – Домашнее насилие? – сказал Шэнь Юй то, что она хотела преподнести.

     

    – Вы знаете? – Тан Цзя не думала, что Шэнь Юй лишит ее возможности сыграть на трагедии. Внезапно запаниковав, она спросила: – Что Тан Ли рассказал вам?

     

    Шэнь Юй улыбался, но больше не смеялся.

    – Он ничего не рассказывал, но синяки и шрамы на его теле говорили о многом.

     

    – О, это… Хм…

     

    Тан Цзя сглотнула слюну и нервно огладила себя по волосам. Прежде чем она успела что-либо произнести, ее остановил Юань Юньпин. Тан Цзя быстро взглянула на мужа и тут же закрыла рот.

     

    – Мистер Шэнь, это все недоразумение, – Юань Юньпин, казалось, нашел что-то обнадеживающее в выражении лица Шэнь Юй, объясняя дальше с улыбкой. – До того, как Каштан пришел в наш дом, он некоторое время жил с родственниками своей матери. Позже, когда мы посетили его, мы обнаружили, что эти люди склонны к насилию, и забрали Каштана. Хотя позже мы позаботились о мальчике, шрамы на его теле не так легко залечить.

     

    Хотя Юань Юньпин все объяснил, он не получил никакого отклика со стороны Шэнь Юй.

     

    Постепенно мужчина разнервничался и начал неловко теребить свои волосы.

     

    – Не переживайте, – сказал Шэнь Юй. – Я просто интересовался.

     

    Услышав это, Тан Цзя с мужем почувствовали облегчение.

    – Если господин Шэнь понимает все правильно, то все в порядке.

     

    Шэнь Юй кивнул и повернулся, чтобы подозвать дядю Чжан поближе. И что-то негромко прошептал тому.

     

    Управляющий тихо ответил и поднялся на второй этаж.

     

    – Будьте уверены, что, поскольку вы являетесь опекунами Тан Ли, я не буду препятствовать вашему желанию забрать его, – с улыбкой сказал он Юань Юньпину и его жене. – Дядя Чжан поднялся наверх, чтобы привести Тан Ли. Через пару минут они спустятся.

     

    На этот раз Тан Цзя и Юань Юньпин оцепенели в настоящем в шоке.

     

    Смотря друг на друга, они видели лишь собственное смятение, отраженное в глазах другого.

     

    Нет…

     

    Почему Шэнь Юй не последовал их сценарию?!

     

    Разве те люди, распускающие слухи, не говорили, что Шэнь Юй совершенно не хотел расставаться с Тан Ли?

     

    Само собой разумеется, что он должен решительно отклонить их просьбу забрать Тан Ли, и тогда они начнут переговоры, верно?

     

    Их первоначальное намерение состоит не в том, чтобы забрать ребёнка, из-за которого они теряют деньги, а в том, чтобы есть, пить и свободно жить в свое удовольствие! [1]

     

    Они не сумасшедшие, чтобы забрать маленького убийцу!

     

    – Мистер Шэнь, на самом деле, Каштану лучше остаться здесь с вами, чем возвращаться к нам. Наша семья Тан пришла в упадок, и мы не можем предоставить Каштану наилучшие варианты как в духовных, так и в материальных нуждах.

     

    В панике Тан Цзя начала нести чепуху.

    – Но вы отличаетесь. У семьи Шэнь процветающий бизнес и только один глава, даже если Каштану будут доставаться объедки семьи Шэнь, этого достаточно, чтобы наслаждаться лучшей материальной жизнью.

     

    Шэнь Юй слегка улыбнулся, но в персиковых глазах улыбка не отразилась. 

    – Мне очень нравится Тан Ли, он замечательный ребенок. Ваше отступление заставляет меня чувствовать себя бандитом, забравшим лучшее.

     

    – Нет, нет, – замотали головами Тан Цзя и Юань Юньпин.

     

    – Спасибо. Я хорошо позабочусь о Тан Ли, – произнес Шэнь Юй.

     

    Пара Тан кивнула, но пока не собиралась вставать и уходить. Некоторое время они скрытно толкали друг друга. Наконец Тан Цзя робко произнесла:

    – Мистер Шэнь, не будем скрывать от вас… На самом деле, мы пришли сюда, чтобы попросить вас…

     

    – Вы хотите денег? – спросил Шэнь Юй.

     

    Тан Цзя не ожидала, что Шэнь Юй спросит так прямолинейно. Замершая на несколько секунд, она произнесла, немного смутившись:

    – В нашей компании есть проект, который не может собрать необходимые средства…

     

    – Я не дам вам денег, – улыбаясь, прервал ее Шэнь Юй.

     

    Тан Цзя не нашла для продолжения слов.

     

    – Мистер Шэнь, как вы можете так говорить? – Юань Юньпин открыл рот и ужесточив кожу лица продолжил [2]. – Когда мы только что обсуждали с вами будущее Тан Ли, вы действовали с таким пониманием.

     

    Мягкий характер Шэнь Юй не означает, что он не может быть тверд в нужный момент.

     

    Теперь эта пара хочет сесть на его шею. Если он не будет действовать сейчас жестко, они решат, что его можно легко использовать.

     

    – Это совершенно разные вопросы. Я согласился с вашим предложением оставить Тан Ли здесь, и отклонил вашу просьбу, связанную с деньгами. Есть ли тут связь?

     

    Шэнь Юй улыбался, но не смеялся, взгляд его стал холоднее. Он пристально смотрел на дрожащих Тан Цзя и Юань Юньпина.

     

    Мужчина был жутко напуган, но не мог допустить, чтобы уже приготовленная утка взяла и улетела [3]. Стиснув зубы, он пригрозил:

    – Похоже, характер мситера Шэнь все же не подходит для воспитания детей. Сегодня мы можем только забрать Тан Ли.

     

    – Ты не посмеешь, – сказал Шэнь Юй.

     

    Юань Юньпин сильно вздрогнул, его лицо посинело, а шея и рот одеревенели.

    – Мы опекуны Тан Ли. И мы имеем право забрать Тан Ли. Мистер Шэнь, вы незаконно удерживаете несовершеннолетнего. Ваши действия противозаконны!

     

    Во время перепалки дядя Чжан тихо вернулся к Шэнь Юй и протянул ему принесенную из кабинета папку с собранными материалами.

     

    Шэнь Юй медленно листал страницы, итак ледяная улыбка на его лице становилась все холоднее и холоднее. Неожиданно он бросил документы в лицо Юань Юньпина. Мрачный голос походил на приговор Бога смерти.

     

    – Давайте посмотрим, кто здесь нарушил закон!

     

    Увесистая папка с громким хлопком ударила по лицу Юань Юньпина, рассадив тому щеку. Мужчина мог только проигнорировать боль и быстро поднять документы, упавшие на пол.

     

    Перевернув несколько страниц, с лица Юань Юньпина сошла вся кровь, он оперся на Тан Цзя, выглядя настолько отчаявшимся, как будто увидел конец света.

     

    Тан Цзя почувствовала, что случилось что-то действительно серьезное. Она быстро схватила отчет и просмотрела его. Вскоре выражение ее лица стало точной копией лица мужа.

     

    – Все доказательства вашего жестокого обращения с ребенком внутри. Увидимся в суде, – слова Шэнь Юй источали смертельный холод.

     

    Юань Юньпин, в отчаянии погрузившийся в свои мысли, немедленно бросился на колени и начал умолять:

    – Мистер Шэнь, мы не издевались над Тан Ли. Мальчик получил травмы от родственников своей матери.

     

    – В таком случае, давайте навестим их вместе, – улыбнулся Шэнь Юй.

     

    __________

     

    [1] То есть они хотят иметь сильного покровителя.

    [2] В основном это говорит, что он действует бесстыдно.

    [3] «Приготовленная утка улетела» означает потерять то, что у тебя было, не сумев воспользоваться предоставленной возможностью.

  • После перемещения в книгу я усыновил злодея
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии