• Порочный принц и его любимая жена - Злобная душа.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Перевод: LAIT
    Глава 81 – Враг – жив.

     



    “Отец.....отец.......отец........” Мужун Цзи опустился на колени на краю обрыва и зарыдал.

     



    Его рыдания эхом разносились одиноко по пропасти, увидевших его людей наполнило горе.

     



    Однако, Мужун Сюэ это не тронуло. Мужун Цзянь сам навлек это на себя и умер от падения. Ему некого винить, кроме себя.

     



    “Я..... я в порядке........” слабый голос раздался из-под обрыва, Мужун Цзи перестал рыдать и вернулся в чувства. Он вгляделся вниз с края обрыва и вскрикнул в потрясении: “Отец........это правда ты?”

     



    “Да, это я.... я в порядке.... спусти вниз длинную веревку..... и подними меня......” Мужун Цзянь продолжал. Его голос звучал слабо, как будто он был тяжело ранен.

     



    “Хорошо, дождись меня, я вернусь!” Мужун Цзи закричал в ответ от радости. Затем он вытер слезы и бросился к патрулирующей страже: “Господа, у вас есть веревка? Не могли бы вы одолжить мне ее на некоторое время......”

     



    Целью патрулирующей стражи было обнаружение и решение неожиданных осложнений в области. Кроме оружия, они также брали с собой веревки и другие спасательные средства.

     



    Тот факт, что – Мужун Цзи выглядел очень молодым, глаза его были полны отчаяния, и у него было заплаканное лицо – повлиял на сопереживание патрулирующей стражи. Они вытащили веревки и связали их все вместе, чтобы сформировать одну длинную веревку. Потом веревка была спущена вниз с обрыва.

     



    Веревка закачалась. Медленно, патрулирующие стражники вытащили веревку, и появился израненный мужчина в одежде, которая была порвана во многих местах.

     



    Его волосы были в беспорядке, лицо было испещрено царапинами, и в глазах была враждебность – это был ни кто иной, как Мужун Цзянь!

     



    Мужун Сюэ нахмурилась: он упал с обрыва, и все же он выжил! Это отвратительное существо было трудно убить!

     



    “Отец!” Мужун Цзи поспешил развязать веревку, завязанную вокруг его талии и обхватывающую его. Он закричал от счастья: “Ты в порядке!”

     



    Мужун Цзянь улыбнулся и взъерошил сыну волосы: “Твой отец довольно крепкий. Он не умрет так легко, особенно когда на него нападает кто-то вероломный...”

     



    “Вы правы. Хорошие люди долго не живут, но плохие да. Поэтому, конечно, дядя, вы не умрете так легко!” Мужун Сюэ улыбнулась.

     



    Патрулирующие стражники услышали весь их обмен словами: То, что она сказала... не правильно...

     



    Выражение лица Мужун Цзяня помрачнело, и он холодно взглянул на Мужун Сюэ, его глаза демонстрировали проблески ненависти.

     



    Мужун Сюэ не проявляла каких-либо признаков уступки и тоже смотрела на него с презрением. Их взгляды встретились друг с другом в воздухе, и, не говоря ни слова, они сражались друг с другом до конца.

     



    “Господин Мужун, как вы упали с обрыва?” Патрулирующий стражник подошел, вежливо спросив Мужун Цзяня.

     



    После устранение осложнений, патрулирующие стражники, естественно, хотели узнать причины и как это произошло. Вот почему один из них подошел к Мужун Цзяню.

     



    Мужун Цзянь вскинул брови и посмотрел на Мужун Сюэ, как бы говоря: “Если я скажу им правду, ты, безусловно, окажешься в большой беде!”

     



    Мужун Сюэ улыбнулась: Давай, сделай это: Дядя пытался убить племянника и племянницу, но провалился... более того, его столкнула вниз с обрыва его же племянница. Патрулирующие стражники будут очень заинтригованы твоим рассказом. На самом деле, я думаю, еще больше людей тоже захотят услышать об этом...

     



    Эффективность чьей-то работы не достаточно хороша, чтобы это заметили и возвращается в Город Цзин, чтобы убить людей, что за отвратительный и злой человек это был. Даже если я не смогу отследить, кто этот человек, чиновники высшего ранга точно сумеют...

     



    Лицо Мужун Цзяня помрачнело в убийственной степени: У тебя нет доказательств, что я хотел убить тебя и Мужун Е!

     



    Конечно, есть! Эта лошадь, которая только что сорвалась, была опоена наркотиками, что является лучшим доказательством!

     



    Взгляд Мужун Сюэ стал ледяным: Даже если она упала с обрыва и, несомненно, погибла, превратившись в месиво, но здесь присутствует много патрулирующих стражников. Если они тщательно проведут поиск, то они действительно найдут ее тело........

     



    Лицо Мужун Цзяня помрачнело еще больше, его рука под его рукавом сжалась в кулак, и он стиснул зубы: Мужун Сюэ.......

     



    “Господин Мужун....... Господин Мужун....... Вы в порядке?” Патрулирующий стражник увидел, что Мужун Цзянь смотрит куда-то – не моргая – довольно долго и забеспокоился.

     



    Мужун Цзянь оправился и притворно улыбнулся: “Я в порядке. Я просто случайно сорвался с обрыва...”

     



    Услышав ответ своего отца, Мужун Цзи встряхнуло и он перебил: “Отец, но я видел своими собственными глазами, что...”

     



    Мужун Цзянь поднял руку и прервал его: “Все было именно так. Сын, ты был довольно далеко, когда это случилось, ты не мог ясно видеть, что произошло на самом деле.”

     



    Мужун Цзи подавил то, что хотел сказать, и уставился на Мужун Сюэ, потом на Мужун Е. Его глаза наполнились непроглядной ненавистью.

     



    Патрулирующий стражник кивнул головой: “Ах, я вижу... Господин Мужун, вы должно быть до смерти напуганы.”

     



    Мужун Цзянь улыбнулся: “Вы спасли меня, я всегда буду помнить об этом. Мой подручный был тяжело ранен и все еще без сознания. Не могли бы вы, пожалуйста, отправить его обратно на Территорию Дворца Чжэнь, чтобы он отдохнул?”

     



    Патрулирующий стражник взглянул на Мужун Цзяня с удивлением: “Господин Мужун, вы не вернетесь?”

     



    “Мне нужно сопроводить Цзи в военный лагерь. Благодарю вас всех.” Мужун Цзянь улыбнулся и поместил серебряный слиток в руки патрулирующего стражника: “В знак благодарности, купите себе вина.”

     



    Патрулирующий стражник сжал серебряный слиток и широко улыбнулся: “Благодарю вас, Господин Мужун.”

     



    Мужун Сюэ слегка приподняла брови. На его одежде были листья лозы, должно быть, он держался за лозы, пока он падал, и стабилизировал себя, что объясняет, почему он был еще жив.

     



    Его рукава, правда, были очень сильно порваны во многих местах и, когда он передавал серебряный слиток патрулирующему стражнику, его рука слегка дрожала. Было очевидно, что его рука была ранена. Почему он все еще не желает вернуться во дворец, чтобы вылечить его раны, и настаивает отправиться в военный лагерь? Он был на самом деле заинтересован в том, чтобы позволить своему сыну пойти в армию, или у него есть еще один коварный план в запасе по дороге?

     



    “Наследник Оуян, простите нас!” Стражники так взревели, что все услышали. Мужун Сюэ обернулась и увидела, как стражники поклонились Оуян Шаочэню, затем продолжили свое патрулирование.

     



    Она моргнула несколько раз. Правая рука Мужун Цзяня, Цай Цзинь, успел сломать ногу, что означало, что Мужун Цзянь потерял еще одного подручного в его коварном плане. Если он сделает еще что-то, это будет не столь успешным как с тем. Давайте посмотрим, имеются ли у него еще какие-то трюки в рукаве!

     



    “Брат, уже прошло довольно много времени. Давай продолжим наше путешествие в военный лагерь.”

     



    “Хорошо.” Мужун Е кивнул. Его лошадь сошла с ума и сбилась с пути, из-за чего они потратили много времени. Остается надеяться, что он все-таки сможет попасть в военный лагерь вовремя.

     



    “Молодой господин, разрешите вас подвезти.” Гэ Хуэй привел свою лошадь к Мужун Е.

     



    Лошадь Мужун Е сорвалась в пропасть и Мужун Цзянь со своим сыном все еще здесь, так кто может гарантировать, что другие лошади не были также одурманены? Гэ Хуэй беспокоился о том, что Мужун Е ездит в одиночку, и вот почему он сделал это предложение.

     



    “Хорошо!” Мужун Е кивнул и взобрался на лошадь Гэ Хуэя за ним.

     



    Мужун Сюэ тоже взобралась на свою лошадь. Человек в белой одежде воспарил в поле зрения и сел за ней. Слабый запах бамбуковых чернил обвивался вокруг ее носа. Мужун Сюэ приподняла брови на него: “Что, по-твоему, ты делаешь?”

  • Порочный принц и его любимая жена - Злобная душа.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии