• Порочный принц и его любимая жена - Злобная душа.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 29

    Стычка соперников.

    Фиолетовая фигура пролетела над ними, грациозно приземляясь на другом берегу источника. Высокая и статная фигура, притягательное и красивое лицо, это был не кто иной, как Наследный Принц Цзин, Е Ичэнь. Он смотрел на Оуян Шаочэня и Мужун Сюэ, которые вольготно расположились в горячем источнике, и в его глазах пылало пламя ярости. Он хотел, чтоб они прямо сейчас сгорели заживо!

    Оуян Шаочэнь очень настороженно двинулся и, схватив промокшее длинное платье, прикрыл им обнаженное изящное тело Мужун Сюэ. Затем вежливо обратился:

    – Наследный Принц Цзин, в этом месте Вам не рады, пожалуйста, немедленно уходите!

    – Член королевской семьи Оуян, побереги свое дыхание! Я, Наследный Принц, нашел ту особу, которую искал, и уйду я вместе с ней без промедления!

    Е Ичэнь уже испытал на себе навыки боевых искусств и трюки Оуян Шаочэня. Кроме того, ситуацию усугубляло и то, что они находились на его территории. Будет нецелесообразно устраивать конфликт с Оуян Шаочэнем здесь. Он явился сюда только из-за особы, которую искал:

    – Мужун Сюэ, иди сюда!

    Он был обеспокоен воздействием на нее яда. Весь вечер он хотел отправить ей Семя Огненного Лотоса, но, к его величайшему удивлению, она находилась с Оуян Шаочэнем в горячем источнике и прижималась к нему, как в интимной близости. Это было чрезвычайно оскорбительно.

    Резкий приказ пронзил барабанные перепонки Мужун Сюэ. Она нахмурила свои брови, не желая слышать никакие слова, она уже и забыла о слабом и немощном теле, у которого совсем не было сил. Как бы она ни старалась, ее тяжелые веки не хотели открываться. Ее сердце беспомощно вздохнуло, отказавшись от протеста.

    Она свернулась на груди Оуян Шаочэня, праздно развалившись, даже ее веки не делали ни одного незначительного движения. Е Ичэнь осознал ее состояние и понял, что она не могла уделить ему внимание. Его глаза резко загорелись, подобно бушующему вулкану.

    – МУЖУН СЮЭ! – заорал он.

    – Перестань звать ее. Холодный яд вступил в силу. Ей некогда беспокоиться о тебе! – безучастно ответил ему Оуян Шаочэнь.

    Е Ичэнь вдруг немного испугался, когда понял, что уже наступила полночь. Белая фарфоровая вазочка в его руке светилась отблеском тусклого света сквозь темноту ночи. Ваза была наполнена семенами Огненного Лотоса, которые могли спасти жизнь Мужун Сюэ. Он не позволит ей умереть. Очевидно, что в конечном итоге он передаст ей Семена Огненного Лотоса. Однако, прежде чем передать их ей, он должен убедиться в том, что она понимает, что если она хочет жить, то он - единственный человек в этом мире, который может спасти ее. Она должна довериться ему.

    Мужун Сюэ подняла голову и увидела лишь глаза Оуян Шаочэня, глядевшие на нее. Ее изящному лицу вернулся алый цвет, хотя еще мгновение назад оно было бледно-белым, а капельки пота, подобно большим бобам, проступали на ее лбу и ее хрупкое тело слегка знобило.

    Взгляд Оуян Шаочэня застыл на секунду, опять этот ее холодный яд с новой силой вспыхивает. “Похоже, моя эндогенная сила, слившаяся с теплом от горячего источника, может лишь временно освободить от токсинов внутри ее тела. Если она благополучно переживет эту ночь, то ей будет необходимо принимать Семя Огненного Лотоса! ”

    Его ладонь двинулась осторожно. Белое парчовое платье, лежавшее на берегу, мгновенно полетело в его руку. Он обернул им Мужун Сюэ, обнял ее и грациозно взмыл в небо, подобно фениксу, затем парил настолько легко, словно перышко, опускающееся на землю. Его палец слегка щелкнул и в мгновение ока, слой белого тумана обернулся вокруг них. Когда таинственный белый туман исчез, пятна от воды на них испарились и одежда высохла!

    Мягкий палец, словно сделанный из кристаллов нефрита, проник через рукав и достал зеленую фарфоровую бутылку, затем выкатилась лекарственная пилюля и попала в рот Мужун Сюэ.

    Мужун Сюэ опять страдала от боли, а теперь еще и горькое, немного вяжущее вещество попало ей в рот, она невольно выдавила его.

    – Не выплевывай, проглоти ее. С тобой все будет в порядке, – тихо произнес Оуян Шаочэнь и плотно прикрыл ее рот рукой.

    – Оуян Шаочэнь, что ты заставил ее проглотить? – взгляд Е Ичэня был пугающе мрачным. Его суровый голос звучал как на допросе, –В то время как холодный яд вспыхивает, небрежное употребление случайного лекарства может стоить ей жизни!

    – Это Семя Огненного лотоса! – небрежно ответил Оуян Шаочэнь.

    Пронзительные и суровые глаза Е Ичэня прищурились:

    – Откуда у тебя Семя Огненного Лотоса? Огненный Лотос растет на Огненной Горе Хоаюнь, их собирают и доставляют во Дворец Цзин, когда он достигает своей зрелости, а за пределы моего Поместья выходит лишь небольшое количество, которое возможно изымается Династией Чжэнь...

    – Почему это я не могу, как член королевской семьи, иметь то, что у тебя тоже есть? – Оуян Шаочэнь дерзко бросил взгляд на него, провоцируя мрачного и ужасающего Е Ичэня к ответному действию. – Это всего лишь Семена Огненного Лотоса, с чего бы вдруг быть таким дерзким в связи с ними?

    – Только семена Огненного Лотоса, принадлежащие члену королевской семьи, могут спасти жизнь Мужун Сюэ, но Вы, Ваше Высочество Наследный Принц Цзин, со своими бесчисленными запасами Семени Огненного Лотоса никого не спасаете...–отчеканил Оуян Шаочэнь каждое слово с нескрываемым сарказмом в голосе.

    Его грудь колыхалась в ритме дыхания, он утратил всякий интерес к диалогу с Е Ичэнем:

    – Холодный яд Сюэ’эр под моим контролем. Сейчас я, член королевской семьи, отнесу ее туда, где она сможет отдыхать. Прощай!

    Е Ичэнь не верил своим ушам. Он воскликнул в ярости:

    – Сюэ’эр? Теперь ты так называешь ее имя!

    Видя, что Оуян Шаочэнь с Мужун Сюэ на своих руках развернулся, чтобы уйти, Е Ичэнь поднял руку, маневрируя расставленными в стороны пальцами. В тот же миг мощный энергетический поток внутренней силы вырвался из его рукава. Он был направлен на Оуян Шаочэня, окутывая того со всех сторон. Глаза Оуян Шаочэня немного дрогнули.

    – Ты можешь уйти, но Мужун Сюэ останется со мной!

    Решительный и равнодушный приказ вонзился в сознание Оуян Шаочэня.Уголки его губ искривились от удивления. Он лишь щелкнул пальцами, и его бесчисленные внутренние силы вспыхнули, чтобы встретить атаку Е Ичэня. Раздался громкий звук:

    – Пах! Пах! Пах! – и столкновение их сил взорвалось, устремляясь к небу и поднимая за собой облака пыли...

    Когда пыль и туман рассеялись, вокруг Е Ичэня никого уже не было. Оуян Шаочэнь и Мужун Сюэ исчезли, оставив его одного посреди огромной Усадьбы возле горячего источника.

    Лицо Е Ичэня стало ужасающе темным. Он всматривался в ночь в том направлении, в котором могла исчезнуть пара. Его кулак, спрятанный под рукавом, с дикой силой сжался, издавая невнятный звук. Белая фарфоровая вазочка в его руке стерлась в порошок вместе с Семенами Огненного Лотоса, смешиваясь с его кровью, стекающей сквозь пальцы. Он стоял в полной темноте и совершенно ничего не чувствовал. В его холодных, суровых глазах плясал опасный блеск:

    – Оуян Шаочэнь, я, будущий император, заставлю тебя заплатить за это!

    Цвет ночи совсем сгустился, Оуян Шаочэнь быстро перелетел несколько улиц и легко приземлился в своей Королевской резиденции. Шторы цвета чистейшего снега затрепыхали от легкого воздушного потока.Дворцовый двор выглядел довольно изящно.

    Стражники, охраняющие задний двор, подбежали к нему встревоженные чьими-то шагами, и с почтением приветствовали:

    – Мой Принц!

    Потом стражи увидели тело на его руках и немного удивились. Какая-то особа была прикрыта снежным плащом Оуян Шаочэня. Ее утонченное лицо скрывалось возле его груди, искажая ее внешний вид. Шелковые, словно водопад, волосы, очень стройная и нежная, восхитительная и изящная фигурка, это, безусловно, была женщина.

    –Мой Принц! Разве Вы не отрицательно относились к женской привлекательности? Почему Вы несете женщину?

    Оуян Шаочэнь тихонько что-то пробубнил в ответ. Он склонил голову и посмотрел на спящую Леди, безмятежно отдыхающую в его объятиях. Восхитительно сияя, он изогнул свои губы, и не обращал больше внимания на сомнения и вопросы стражей. Удерживая Мужун Сюэ, он ворвался в свою комнату стремительными шагами, словно ветер. Щелчок пальцами, и дверь закрылась, перекрывая взор стражам, которые наблюдали за ними.

    В своей комнате Оуян Шаочэнь осторожно положил Мужун Сюэ на резную кровать с цветочными узорами. Он развязал ее платье, которое плотно покрывало тело, и вытянул длинную, тончайшую ткань, что покрывала ее тело под платьем.

    Глаза Мужун Сюэ закрыты. Ее длинные ресницы были похожи на крылья бабочки, образуя две густые тени на ее веках, а влажные розовые губы были слегка поджаты, безмятежный и спокойный взгляд указывал на непорочность. Кусок нефрита сполз с ее одежды и упал на подушку, рядом с красной нитью, которая была прикреплена к нефриту, висящему на ее задней стороне шеи.

    Оуян Шаочэнь присел рядом с кроватью. Он поднял нефритовую подвеску и стал изучать ее превосходную резьбу, блестящие, яркие, мягкие и теплые свойства. Чем дольше человек прикасается к ней, тем больше ее тепло стимулирует его кровообращение. Это бесценное сокровище. Это превосходный теплый нефрит! И она носит такую нефритовую подвеску!

    На лице Оуян Шаочэня появилось причудливое выражение, которое исчезло спустя мгновение. Он осторожно положил нефритовую подвеску внутрь одежды Мужун Сюэ. Его тонкие пальцы поглаживали ее восхитительное лицо, он вдруг вздохнул и с трепетной нежностью промолвил:

    – Неужели ты совсем не помнишь меня? - его воспоминания о ней всегда были очень живыми, несмотря на десятилетнюю давность.

    .

    .

    .

    Перевод: LAIT

    Оформление и редактирование: karamelgca

    .

    .

  • Порочный принц и его любимая жена - Злобная душа.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии