• Поднятие уровня с нуля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Извинитe. Прошу, помилуйте! Cпаcите. Я не хочу снова испытывать это.

    У заплаканного Юк Ча Xо сразу сменилась манера речи. Су Хек же, довольно улыбнувшись, снова приступил к просвещению грубияна. 

    — Eсли не хочешь получить, повторяй за мной. 

    Китаец сразу же повторил на корейском языке то, что сказал Су Хек.

    — Bот, молодец. Еще раз. 

    Юк Ча Хо сделал то же самое. 

    — О-о-о, да ты быстро учишься. Hаш Ча Хо. Давай еще раз.

    Юк Ча Хо снова повторил. 

    — Tак ты хотел напасть на мою семью? — с угрозой в голосе спросил Безымянный. 

    Поняв ситуацию, китайский лидер побледнел. 

    — Если сказать точнее, он хотел направить на Корею ядерную ракету… — сказал Нэпэлиано. 

    Су Хек кивнул. 

    — Так ты это именно имел ввиду? Так не пойдет!

    — Да! То есть нет!? Нет, — запутался китаец, торопясь с ответом.

    — Все-таки люди быстро всему учатся в экстренных ситуациях. Он уже говорит на корейском языке, — насмешливо произнес Безымянный, обращаясь к Нулевому Шифру.

    — Просто невероятно, — захлопал в ладоши Нэпэлиано. 

    — Но, не смотря на это, нельзя не наказать его еще раз, — объявил охотник.

    — Нет, пожалуйста, не надо! — в панике замахал руками лидер.

    — Надо!

    Су Хек еще раз тронул несколько болевых точек на теле китайца.

    — А-а-а!

    — Посмотри на него. Pевет, как девчонка, — презрительно сказал воин, глядя на вопящего главу.

    Нахмурившись, при помощи силы он заткнул уши. Благодаря чему даже в такой шумной обстановке на какое-то время обрел покой.

    ***

    Время пыток закончилось. 

    Юк Ча Хо вместе с китайскими чиновниками встали в ряд перед Су Хеком и Нэпэлиано. Они были так напуганы, что готовы были согласиться на что-угодно, только бы не испытывать боль еще раз.

    — Все, что будет сказано в этом месте – негласное правило, — начал свою речь дракон. — Поклянитесь, что вы не будете угрожать или мстить семье или стране Безымянного, Ян Су Хека. Также нельзя для мести и угроз использовать третье лицо. Если это правило будет нарушено, в тот же момент ваша голова взорвется. Клянетесь?

    Нэпэлиано очень точно описал, что будет, если кто-то не выполнит клятву. 

    Честно говоря, Пэли было важно лишь то, чтобы Су Хек не был зол, и ему не угрожала опасность. А остальное его не волновало. Но китайцев нарисованная Нулевым Шифром картина привела в ужас. 

    — Как вы можете взорвать голову человека. Разве, это не слишком несправедливое требование?! — кто-то осмелился выкрикнуть Безымянному на китайском. 

    Остальные ждавшие клятвы чиновники только что-то пробормотали и нахмурились. У них были такие же мысли, но никто не осмеливался озвучить их.

    Нэпэлиано ничего не перевел, но охотник и сам обо всем догадался. Из-за этого спросил.

    — Пытки?

    Все бормотания сразу же прекратились. Все чиновники, которые только что хмурились, вдруг заискивающе заулыбались. 

    — Так запугивать людей!.. — возмущенно продолжил мужчина средних лет .

    — Да, пытки. К тому, же все несут ответственность за себя и за другого, — подтвердил Безымянный. 

    Он встал с места. Кивнув, Нэпэлиано перевел то, что он сказал. Из-за слов об общей ответственности все снова зашумели. Особенно возмущался Юк Ча Хо, стоявший за спинами остальных. Глава Китая дал посмевшему подать голос мужчине сильный пинок под зад. 

    — Оо-!

    Не ожидавший атаки мужчина начал кататься по полу, а свирепый взгляд Юк Ча Хо не сулил ничего хорошего. 

    — Ты хочешь новую порцию пыток? Сукин сын?! О? Просто сдохни! Сдохни! — гневно повторял Лидер Китая.

    Избив своего подчиненного, Юк Ча Хо встал на колени перед Су Хеком.

    — Я сам разберусь с подчиненным, который осмелился не послушать вас.

    — Да? — усмехнулся воин. — Ну, хорошо, продолжай. Хотя, постой. Передай кое-что. 

    Су Хек скрестил руки и холодно посмотрел на высокопоставленного китайца, стоявшего перед ним на коленях. 

    — О каких несправедливых условиях вы говорите, если вы сами начали угрожать чужой стране и семье? Если кто-то еще скажет что-нибудь в этом роде, то пощады точно не ждите. Тогда я не пожалею своего времени, чтобы убить всех вас! Будьте уверены, что я это сделаю. Тот, кто хоть что-то еще скажет о моей семье, труп. 

    От грозной речи Безымянного все чиновники побледнели. В его словах чувствовалась и жестокость, и сила. Все поняли смысл сказанного, хотя воин говорил на корейском. Но Пэли все же перевел слова Су Хека, из-за чего все сразу начали дружно кивать. Теперь никто не посмел раскрыть рот. 

    Безымянный, довольно улыбнувшись, скрестил руки на груди и отошел назад, встав за Нэпэлиано.

    — Все произошедшее здесь негласное правило…

    Драконьи клятвы продолжались.

    ***

     

    На высотном здании, с которого была видна мэрия. 

    — Вы не зайдете? — спросил молодой мужчина у Чон Ён А. 

    На что она склонила голову и ответила.

    — А что я там буду делать, Чон Ге Mен?

    — А? Ну… Глава ведь попросил о помощи… — волнуясь, сказал парень, которого звали Чон Ге Мен, и стер пот со лба.

    — Попросил! Но пойти туда и драться? С Безымянным и Нулевым шифром? — удивленно спросила китаянка.

    — Но мы… Ведь.. Одна нация…

    — А ты смелый. Хвалю тебя за это. Тогда иди туда сам, — насмешливо предложила женщина-воин.

    — А? — парень растерялся.

    — Иди. Мы с Вратами Чон Му не будем нести никакую ответственность за это.

    — Госпожа…

    — Я? — улыбнулась Чон Ён А и, показав на себя, и помотала головой. — Я еще жить хочу.

    — …

    Растерявшись, Чон Ге Мен закрыл рот. 

    — Чон Ге Мен, подумай. Что с самого начала требовал от нас Глава? — обратилась к молодому воину его предводительница.

     — Сделать Безымянного гражданином Китая… А затем разделить его силу на весь Китай. И сказал, что в этом случае снизит наш долг на сто тысяч долларов, хотя Китай понес огромные потери,— перечислил парень. 

    — О-о-о… У тебя хорошая память! — захлопав в ладоши, улыбнулась Чон Ён А. — Тогда, используя свою хорошую память, вспомни свои слова. 

    — О…

    На секунду издав стон, Чон Ге Мен покраснел. 

    Он и сам знал, что выдвинутое лидером Китая требование было  наглым и бессовестным. Честный воин, выслушав его, должен был бы отбросить верность Главе страны. Раздать бесплатно силу? Как можно требовать такое? А также денежная компенсация в сто тысяч долларов? Все же Безымянный – герой, который спас Китай. И он сам лично не просил ничего за это. Как в такой ситуации можно просить что-то у него? 

    — Даже представить стыдно, да?

    — Да, — согласился молодой воин.

    — Я тоже так думаю. Из-за этого, когда пришла к нему, ничего не сказала. Я подумала, что это к счастью, что он отказался от просьбы нашего Главы, — сказала предводительница Врат Чон Му. 

    — Вот как.

    — Но затем Глава отправил кого-то, чтобы его привели насильно, — возмущенно произнесла женщина.

    — …

    — Скажу прямо, разве он не сошел с ума? Если бы у него была совесть… Нет, хотя бы голова на плечах! Он бы такого не совершал! — закричала в бешенстве Чон Ён А. — Папа говорил, пока он был жив, что наш Лидер из-за своих амбиций и жадности не может управлять такой огромной страной. 

    — !?.

    Такие слова приравнивались к измене. В Китае критика правительства и Главы не разрешались. Если бы она не была окружена воинами из Врат Чон Му, то в нее в любой мог бы ударить мечом. Или кто-то сейчас же мог бы побежать к Главе и нашептать ему. Но даже зная все это,  Чон Ён А продолжила свою гневную речь. 

    — Я тогда не понимала. Как слова отца о Главе могли быть такими резкими? Но сейчас я с ними согласна. У папы тоже было много амбиций, но он никогда не сбегал, как последний трус. На его примере я научилась завоевывать желаемое через сражение. А что с Главой, которому мы все так верили?

    У Чон Ён А из глаз летели фейерверки. Она была безумно зла. 

    — Он бросил нашу столицу Пекин. Бросил народ и, думая лишь о своей безопасности, убежал. И он собирается угрожать благодетелю, который спас нашу страну? Если бы я не была китаянкой, то разорвала бы его собственными руками. 

    Чон Ён А несколько раз сделала вдох и выдох, а затем перекинула волосы. 

    — Да и к тому же, если мы пойдем, что мы будем делать? — ее взгляд снова был направлен на Чон Ге Мена. — Драться с тем благодетелем? Кроме того, ты уверен, что сможешь выиграть в битве?

    Чон Ге Мен замотал головой. 

    И не только Чон Ге Мен. Все члены Врат Чон Му, находившиеся сзади, тоже замотали головой. 

    — Из-за этого я и останусь здесь, — закончила глава Врат Чон Му. 

    Больше недовольств не последовало. В этом месте никто не думал, что она была неправа. Так прошло еще пять минут.

    Послышался громкий треск.  Это разрушилась крыша мэрии. И в небе появились две фигуры. Увидев Безымянного с Нулевым шифром в Гиперброне, Чон Ён А улыбнулась. 

    — Все хорошо разрешилось. 

    На секунду китаянка встретилась взглядом с Су Хеком и слегка поклонилась ему. После этого двое на огромной скорости рассекли небо. Они вернулись в Корею.

    ***

    Глава Китая Юк Ча Хо сделал заявление о нападении демона Лавама. Он начал с того, что выразил благодарность корейским героям Безымянному и Нулевому шифру, а также отряду эльфов. 

    Также Китай пообещал всегда оказывать поддержку Корее, если необходимость в такой возникнет. А также обещал быть вечным союзником и никогда не забывать о подвиге корейского охотника. 

    В конце он выразил уважение Корее за то, что вырастили таких героев, как Безымянный и Нулевой шифр, и добавил «спасибо» на корейском языке. 

    Из-за такого нетипичного поведения, не присущего Китаю, все стали подозревать свои уши и глаза в ошибке. Но запечатленный камерой человек действительно Юк Ча Хо, так же как и голос принадлежал именно ему. 

     

     

     
  • Поднятие уровня с нуля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии