• Переселен в мир «Повелителя Демонов У-Цзунь»
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • С трудом поднявшись обратно, Гу Бай крепко сжимал, наконец-то, добытый гриб Линчжи. Все его, напоминающие многотонный валун, беспокойства стали рассеиваться. 

    Теперь ему не нужно волноваться о дефекте Хунь-Юань-У-Ти. Теперь он может спокойно наращивать силу. Может быть, ему даже удастся избежать трагичной смерти от рук главного героя. И тогда, вполне возможно, парнишка станет отличным, поистине сильным, губернатором, закончившим свою жизнь естественным путем. 

    Чем пристальнее Гу Бай вглядывался в гриб, тем отчетливее понимал – лишь алый оттенок отличает его от сородичей. По сути, это не так важно. Главное, это то самое чудодейственное растение. 

    - Пойдем обратно! – ущипнув Гу Саня за щечку, будущий губернатор взял мальчика на тонкую ручку и направился к пещере. 

    - Хорошо! – глаза малыша искрились. Он был рад найти гриб для Сяо геге. 

    В приподнятом настроении дети вернулись в маленькую, ставшую им на несколько дней домом, пещеру. 

    Гу Бай должен был съесть гриб сейчас. На самом деле, он сам не оставил себе выбора. 

    Во-первых, он уже давно сбежал из дома. И только его осторожность не позволила охране выйти на след и отправить его под опеку грозного отца. 

    Во-вторых, как только он вернется домой, многочисленные старейшины будут настаивать на чрезмерной опеке. За юным наследником титула будет следить огромное количество глаз. 

    В-третьих, в романе, когда главный герой съел гриб, его тело покрылось кровоточащими язвами, а невыносимая боль сделала крайне уязвимым. 

    Гу Бай сам описал мир, в котором сила решает все, в котором друзья беспринципные и коварнее врагов. Если он даст слабину под присмотром старейшин, те поспешат избавиться от него. Занимающийся уединенными тренировками отец нескоро узнает, что стал бездетным. 

    Размышляя о притаившихся опасностях, парнишка лишь решительность. Ему нужно стать сильнее и могущественнее. Чем быстрее он совершит первый шаг, тем лучше. 

    На данный момент проблема заключается лишь в Гу Сяо Сане. 

    Уже добравшись до пещеры, переселенец присел на корточки и серьезно посмотрел на малыша: 

    - Сяо Сань, у геге есть проблема. 

    - Связанная с красным грибочком? 

    Уменьшительно-ласкательное название столь ценного сокровища, заставило Гу Бая почувствовать некоторую неловкость. Но раз разговор вышел в данное русло, так тому и быть. 

    Переселенец торжественно кивнул: 

    - Честно говоря, геге страдает от серьезной болезни. И только этот гриб сможет излечить недуг. Поэтому я хочу съесть как можно скорее. 

    - Тогда геге нужно поскорее съесть гриб! – закивал малыш. Немного подумав и потерев подбородок, Гу Сань продолжил. – Я буду присматривать за Сяо геге! 

    «Этот милый ребенок не понимает, к чему я веду!»

    Гу Бай покачал головой, взгляд его стал серьезнее: 

    - Это необычный гриб. Его лечебные свойства своеобразны. Когда я его съем, то тело покроется очень похожими на кровь пятнами. Ты должен знать – это подделка. Со мной все будет в порядке, - будучи писателем, Гу Бай мог придумать и не такую сказку. Сейчас ему нужно немного напугать нерадивого малыша. Только в этом случае ребенок не сделает ничего необычного. – Сяо Сань не должен ничего бояться. Чтобы со мной не происходило, как бы громко я не кричал, ни в коем случае ко мне не подходи. Ни в коем случае не трогай! Если не послушаешься – я умру. 

    Цель была достигнута. Зрачки малыша резко сжались: 

    - Я точно не буду беспокоить Сяо геге! – и все-таки ребенок терзался сомнениями. – С Сяо геге точно все будет в порядке? 

    Гу Бай торжественно кивнул: 

    - Пока никто не будет меня трогать, все будет хорошо! Однако мое лечение может занять некоторое время, - используя пальцы, парнишка начал жестикулировать. – Может быть, день, а может быть, и парочку. Все это время тебе придется заботиться о себе самостоятельно, ты понимаешь? 

    - Сяо Сань никому не позволит помешать геге! 

    - Это сделка? – улыбнулся переселенец. 

    Малыш серьезно кивнул. И только в этот момент Гу Бай смог немного успокоиться. Доверять мальчишке столь важную миссию довольно опрометчивое решение. И все-таки никого другого рядом просто не было. 

    Гу Бай немного беспокоился о Сяо Сане. Детей его возраста легко запутать и обмануть. Дабы свести всякие неосторожности к минимуму, переселенец решил обсудить с юным помощником еще несколько нюансов. 

    Путь их пещера была маленькой, да еще и закрывалась валуном, риск нападения все равно имел место быть. 

    - Если мимо будут проходить люди или звери игнорируй их до тех пор, пока они не захотят разбить валун. Если вторженцы будут выглядеть особенно свирепо, покажи им это, - Гу Бай снял с шеи аккуратную нефритовую подвеску и вложил ее в ладошки малыша. – И скажи, что молодой мастер Тянь-Ду-Чэна приказал тебе охранять это место. Если будут нападать звери, используй факел. Если почувствуешь, что не справляешься – беги. Ты еще маленький, так что не нужно геройства, понимаешь? 

    Гу Сань внимательно слушал юного благодетеля и под конец кивнул: 

    - Сяо геге не нужно так волноваться. Я все запомнил и ни за что тебя не подведу! 

    Как только полный инструктаж был проведен, переселенец начал подготовку. Оставив ребенку достаточно еды и воды, он забрался в самый дальний угол пещеры и вынул из кармана гриб Линчжи. 

    Все что от него требуется – это прожевать и проглотить находку. 

    Не задумываясь о последствиях, парнишка бросил растение в рот. В мыслях он был уверен в своих ментальных силах. Раз главный герой смог противостоять боли от вносимых изменений, то сможет и он. 

    Только вот идиот переселенец забыл, что Ци Гуаньжуй съел чудодейственный гриб будучи сформировавшимся, крепким подростком, а не изнеженным ребенком. 

    Трагедия случилась внезапно. 

    Разрывающая легкие и сердце боль, заставляла скрежетать зубами. Никуда не спрятаться от этого чувства разрушения кишечника. 

    Вашу мать, на теле мальчишки не осталось и клочка, не испытывающего дикую, сводящую с ума боль. Все мысли улетучились. Голос резко осип. Все что мог чувствовать горе-переселенец, так это сильнейшую боль. 

    Позабыв стыд и собственное обещание, Гу Бай катался по земле, кричал и бился в конвульсиях. 

    В момент, когда сознание мальца грозило погрузиться во тьму, он все еще чувствовал, как собственными ногтями пытается стянуть с себя кожу. 

    Нельзя винить его за такую реакцию. Кто выдержит такие пытки и останется спокойным? Кто способен вытерпеть ощущение кусающих тебя полчищ муравьев. Те, будто залезая под кожу, добирались до мышц и костей. 

    Каждый дюйм тела Гу Бая был объят пламенем жуткой агонии. Каждая нить мышц будто расщеплялась и строилась грибом заново. 

    Будучи отаку, переселенец никогда не испытывал настоящей боли, поэтому пошел на поедание гриба с неосторожностью. 

    Глубоко, практически на подсознательном уровне, Гу Бай проклинал собственную фантазию. Если бы он знал, что все закончится его переселением, то не только бы сделал главного героя нормальным, но еще и никогда бы не мучил его такими способами. Принося торжественную клятву переписать роман, Гу Бай всячески пытался отвлечься ужасающих перепадов температуры собственного тела. 

    После этого на слом пошли его кости. Парнишка чувствовал, как те заново скрепляются сухожилиями. 

    Это ли не ад? 

    «Проклятые прилагательные! Я больше никогда не опишу чего-то подобного! Больше никогда не сяду за написание столь жестокого романа… Если, конечно, выживу…»

    Даже взрослый человек сможет с трудом перенести перестройку меридиан. Что уж говорить о маленьком, росшем молодым мастером Цзычэ Шубае? Юное тело было хрупким и изнеженным. Также переселенцу не хватало морального упорства. 

    Он не мог поддерживать сознание в ясности и давно потерял над ним контроль. Действуя в соответствии с инстинктами, парень уповал на непременно сильное воздействие гриба. 

    На самом деле, употребив Линчжи в столь юном возрасте, Гу Бай только усилил его эффект. Удача парнишки была невообразимой, но и одновременно экстремальной. Последствия сего действа сильно повлияли на наблюдающего за всем этим Сяо Саня. 

    Малыш свернулся калачиком в противоположном углу пещеры и во все глаза смотрел на Сяо геге. Тот, кого он недавно встретил, действительно мучился от невообразимой боли. Катался по земле, царапал себя пальцами. Вскоре под геге образовалась множество пятен крови. 

    Малыш слишком беспокоился и хотел как-то помочь благодетелю, но вспомнив предупреждение о смерти, мог лишь зажать рот ладошкой и горько плакать. 

    Потом, по непонятной причине, страх мальца перерос в настоящий гнев: «Сяо геге солгал! Это настоящая кровь! Лжец! Большой лжец! Я же волнуюсь…»

    Может быть, юное тело легче подвергалось изменениям, может быть, причина крылась в другом, но в адской боли Гу Бай провел не несколько суток, а всего два часа. Раны на его коже постепенно затягивались, тело становилось легче. Гу Бай, наконец-то, почувствовал облегчение. 

    Кажется, ему еще никогда не было так хорошо. Все как он описывал в романе. Однако парень знал, что подобный комфорт есть следствие дикой боли. В этом случае он бы предпочел никогда такого не испытывать. 

    После нескольких часов отдыха Гу Бай поднялся с земли и обнаружил небывалую легкость и энергию в теле. Будто руки и ноги его стали сильнее и подвижнее. 

    Осмотрев себя, переселенец оглядел пещеру и обнаружил свернувшегося в углу Сяо Гу Саня. Лицо малыша было красным, а выражение обиженным. 

    Так и не узнав причины, Гу Бай первым делом отодвинул валун и помог мальчику выбраться наружу. 

    - Сяо Сань, что случилось? 

    Мальчик хотел скрыть эмоции, но вид окровавленного Сяо геге не позволил ему этого сделать. 

    Громко разрыдавшись, малыш бросился благодетелю на шею. 

    - Сяо геге пролил много крови. Сяо Сань очень испугался. 

    Гу Бай был по-настоящему тронут. С момента его переселения прошло не так много времени, однако он успел узнать сущность своих «подчиненных». Многие заботились о его нуждах и знаниях только по причине долга, зарплаты и страха. И только эта маленькая булочка делала это из чистых побуждений. 

    Обняв малыша, Гу Бай начал всячески его тискать. 

    Вскоре Сяо Сань успокоился и поднял голову. Увидев лицо подопечного, Гу Бай усмехнулся: 

    - Где ты успел так перепачкаться? – лицо малыша было покрыто засохшими дорожками слез и какими-то ненормальными кровавыми пятнами. 

    - Тогда меня обнял Сяо геге, - вторил смеху благодетеля ребенок. 

    Гу Бай опустил голову. Собственно после такого количества пыток, тело мальчика априори не может быть чистым. Покрытый грязью и кровью, он вновь взглянул на Сяо Саня и громко рассмеялся. 

    Взяв ребенка за руку, Гу Бай направился к речке. Им обоим нужно как следует вымыться. 

    Дети игрались, плескались и смеялись. Одним словом, выглядели по-настоящему счастливыми. И только Гу Бай знал, что это последний их день вместе. 

    - Сяо Сань, мне нужно уходить.

    - Сяо геге не может остаться? 

    - У геге есть много обязанностей, которыми нельзя пренебрегать. Поэтому мне придется уйти, но знай – это не последняя наша встреча. Эта подвеска теперь твоя. Когда немного повзрослеешь и поймешь, что в городе тебе нет места, можешь отправиться в Тянь-Ду-Чэн и найти меня. 

    - Тянь-Ду-Чэн? 

    - Верно. Я молодой мастер и будущий губернатор этой области. Тренируйся с усердием и знай, что ворота Тянь-Ду-Чэна всегда будут для тебя открыты. 

    С легкой грустью покинув Сяо Саня, Гу Бай двинулся домой. Он помнит, что в ближайшие десять лет главный герой будет переживать невероятные взлеты и падения. После чего весь Цинъян будет под его контролем. И если Сяо Сань не сможет устроиться под покровительством Ци Гуаньжуя, то пусть приходит к нему. По крайней мере, Гу Бай точно сможет обеспечить его кровом, едой и одеждой.

  • Переселен в мир «Повелителя Демонов У-Цзунь»
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии