• Перерождение в хомяка на 233 Дня
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Янь Цзинь некоторое время массировал Сяо Юя. Может быть это из-за глупого взгляда Сяо Юя, который у него был, когда он щипал уши и царапал щеки, но это выглядело слишком энергично, что привело Янь Цзиня в чувство. Он с сомнением спросил:

    - Чу Ге, ты не шутишь, верно?

    Чу Ге быстро прячет свой телефон, которым он тайно сфотографировать Янь Цзиня, пока тот в депрессии ранее, за спину и с равнодушным выражением лица пожал плечами.

    - Угадай?

    В этот самый момент Сяо Юй внезапно понял поговорку : "Похожие вещи группируются вместе, похожие люди сочетаются с друг другом." [Наше: "подобное притягивает подобное".]

    С ужасной личностью Янь Цзиня, как его друзья могут быть слабаками, которыми можно манипулировать?

    Чу Ге открыл рот и тихо рассмеялся - смысл был кристально чист.

    - Ты - врач, и это твое отношение к живому существу? - Тон Янь Цзиня был полон гнева.

    Чу Ге закатал рукав и указал на часы:

    - Сейчас 20:30. Я ранее закончил две операции. Я только пришел домой, чтобы принять душ, даже не поел и все же помчался сюда. А в конце? Ты просишь меня осмотреть мышь. И это твое отношение к другу?

    Янь Цзинь ещё раз подчеркнул.

    - Я звонил не тебе. Я звонил старику Фан.

    Чу Ге:...

    Это приятель, которого он признал сам; он должен терпеть его, несмотря ни на что.

    Хотя Янь Цзинь подчеркивал, что он звонил старику Фан, старик Фан все же был уже слишком стар. Он уже как два года назад позволил Чу Ге взять на себя дела семьи Янь. В настоящее время, был негласный факт, что Чу Ге уже был доктором семьи. Однако, Янь Цзинь никогда не брал инициативу вызвать семейного доктора Чу Ге для осмотра, когда Янь Цзинь позвонил сегодня старику Фану, Чу Ге правда подумал, что с ним случилось что-то плохое.

    Конечно, Янь Цзинь знал все это; в сердце он чувствовал себя виноватым, иначе не тратил бы время болтать глупости с ним.

    - На сколько это точно?

    Чу Ге прекратил свои пафосные действия и прямо сказал:

    - Откуда я знаю? Я не ветеринар.

    Чувствуя изумление, Янь Цзинь спросил:

    - Но я помню, что твоя вторая специализация биомедицинская наука?

    - После всего этого разговора, ты правда надеешься обмануть меня здесь? - Чу Ге.

    - Не отвлекайся от темы.

    - О, пожалуйста, биомедицинская наука не имеет ничего общего с ветеринарией, ясно?! Биомедицинская наука относиться к биологии и инженерным технологиям, что означает изучение и исследование области естественных наук...- Чу Ге закрыл глаза, когда начал повторять определение.

    Янь Цзинь щелкнул языком.

    Чу Ге понял, что это знак ему остановиться. Он легкомысленно повертел Сяо Юем, а Сяо Юй, не церемонясь, открыл рот и укусил его.

    - Вот блин, у твоего питомца настолько плохой характер, я думаю падение заставило его по-глупеть. Как он мог укусить такого красавчика, как я?

    Янь Цзинь жестом указал ему валить:

    - Раз ничего не случилось, ты можешь возвращаться.

    - Я не в состоянии определить, действительно ли ничего не случилось. Ты должен отвести его к ветеринару завтра.

    Янь Цзинь закатил глаза, покивал головой, очень ясно показывая, что его просят уйти.

    Чу Ге был так зол, что его гнев выплеснулся:

    - Эй ты, отбросаешь меня, как только стал бесполезным? У маленького парня такая невезучая душа, раз ему пришлось жить с тобой. Ты даже не можешь себя спасти, но ты все ещё купил его, чтобы поиграть.

    - Он не куплен, он сам прибежал в мой дом.

    Явно не убежденный Чу Ге упрекнул.

    - Невозможно, должно быть ты лжешь. Прекрасно, меня не волнует что ты хочешь оставить, только не звони мне среди ночи снова.

    Двое друзей поболтали ещё некоторое время. Перед тем как уйти Чу Ге спросил:

    - О, верно, как зовут маленького парня?

    Янь Цзинь приподнял бровь.

    - Для чего?

    - Видя насколько ты неопытен с такими вещами, я закажу ему клетку. Моя девушка держит несколько. По крайней мере, я знаю чуть больше, чем ты.

    Сяо Юй оживился как только услышал разговор. Он тоже хотел знать какое его новое имя. Если это будет что-то вроде "Собака 2" или "Дамбо", он сразу бы укусил Янь Цзиня.

    К счастью, Янь Цзинь неплохо давал имена, как думал Сяо Юй.

    Он просто подумал секунду и решил.

    - Тогда "Фиши".

    Сяо Юй, конечно же, не ожидал, что Янь Цзинь назовет его так; звучит почти как его собственное имя. Это как постоянное напоминание, что когда-то он был человеком.

    Фиши, Фиши; Сяо Юй, Сяо Юй.

    Сяо Юй почувствовал жжение в носу, будто собирался заплакать - это прозвище знали только самые близкие ему люди, поэтому совпадение было невыносимым.

    Чу Ге не понял:

    - Почему ты назвал хомяка "рыба"?

    Янь Цзинь загадочно ответил:

    - Потому что тушенная рыба с помидорами вкусная.

    - И как это связанно с помидорами? Ты издеваешься надо мной? Я помню кота, который у тебя раньше был, его также звали "Фиши", не так ли? - Вдруг припомнил Чу Ге . - Я вспомнил, как ты говорил, что это потому, что кот любил рыбу, поэтому ты назвал его "Фиши"?

    Без единого следа неловкости от разоблачения, Янь Цзинь махнул рукой и жестом отсылал его прочь.

    - То, как я называю своего питомца не имеет к тебе никакого отношения.

    - Ладно, ладно, ладно. Это не имеет никакого отношения ко мне и мне это не интересно.

    Рука Чу Ге уже была на дверной ручке, но был остановлен Янь Цзинем.

    - Подожди, ты говоришь, что твоя девушка держала дома хомяков?

    - Ага, и что?

    - Чем она их кормила?

    Чу Ге, чьи знания были только наполовину, не мог ничего придумать. Но чтобы не потерять лицо перед Янь Цзинем, он решил показать, что знает.

    - Разве хомяки не всеядные? Просто давай ему то, что ешь сам.

    Чуть позже, Чу Ге быстренько поискал и понял, что рацион хомяка на самом деле был очень хлопотным. Там был целый список продуктов, которые хомяки не могли есть, и немного еды, которую они могли есть только немного или время от времени. Жжение на его лице было очевидным.

    Из-за этого наивного предложения Чу Ге больше всего выиграл Сяо Юй.

    Потому что очень короткий промежуток времени после этого инцидента, он успешно мог есть человеческую еду.

    Хотя это был только очень короткий промежуток времени.

    Например, на второе утрое, Янь Цзинь лично приготовил поесть.

    Это было в первые выходные после прибытия Сяо Юя в дом Янь Цзиня.

    Прошлой ночью, потому что не было клетки, Янь Цзинь положил Сяо Юя на тумбочку, как обычно.

    Но в этот раз Сяо Юй получил красивое полотенце для рук.

    Помидор, который Сяо Юй презирал, все еще лежал в углу кабинета. Откушенный край уже слегка изменил цвет. Сяо Юй не удостоил ни одного взгляда помидор, когда свернулся на мягком полотенце и тепло заснул.

    Шок ранее вместе с комфортным сном заставил Сяо Юя действительно хотеть остаться в постели до полудня.

    Однако, рано утром Янь Цзинь уже вынес Сяо Юя из комнаты.

    Медленно оправляясь от своего сонного состояния, Сяо Юй широко зевнул. Затем ощущение того, что его оторвали от земли, стало не очень приятным, поэтому он слегка почесал палец Янь Цзиня и попытался подняться вверх.

    Фактически, у человека и хомяка было некоторое понимание между ними - Янь Цзинь обернул руку вокруг и позволил Сяо Юю успешно вскарабкался в его ладонь.

    Сяо Юй устроился на ладони Янь Цзиня, лежа на животе с вытянутыми четырьмя лапами. Ни при каких обстоятельствах, как бы над ним не издевались он не ляжет на спину.

    Янь Цзинь положил Сяо Юя в сторонке и сам пошел на кухню. Инцидент с Сяо Юем прошлой ночью вселил небольшой страх в Янь Цзиня, и поэтому он не выбрал обеденный стол, который был высокий и пол покрыт керамической плиткой. Вместо этого он положил Сяо Юя на журнальный столик, который был ниже с покрытым ковром полом.

    - Стой смирно, ты не получишь никакой еды, если будешь бегать вокруг,- угрожал Янь Цзинь, прежде чем уйти, он потер голову Сяо Юя.

    Из кухни доносился звон кастрюль и сковородок, а за ним-звуки жарящегося мяса.

    Сяо Юй был очень удивлен, он просто не ожидал, что Янь Цзинь сможет готовить сам. Со слов посторонних, Янь Цзинь уже был очень способным человеком. Вместо того, чтобы узнать больше его хороших сторон, Сяо Юй был больше заинтересован в его недостатках.

    Тем не менее, после нескольких дней наблюдений, Ян Цзинь был действительно выдающимся человеком во всех аспектах – он шел на работу вовремя, имел фиксированный график жизни с девяти до пяти, был осторожен и добросовестен, не проводил свою ночную жизнь в случайных местах. Хотя его личности может быть немного не хватает…

    Нет, не "немного не хватает", это было крайне ужасно; никаких пределов этому.

    Однако, мысль немедленно возникла в голове Сяо Юя - подобное предвзятая признательность и отношение Янь Цзиня к женскому населению, согласно слухам внешнего мира, не является плохим - безразличное отношение без манер, без каких-либо действий, которые, казалось, были вне правил наряду с его способностью позволять большинству в любом случае любить его.

    Что касается того, что с ним обошлись так плохо, то это нельзя полностью объяснить. Если человек из конкурирующей компании внезапно появиться и обвинит дизайнера их компании в краже работы, не важно кто это, невозможно било иметь хорошее мнение, верно?

    Погодите, значит, это была его собственная ошибка?

    Нет, нет, нет, этот инцидент с плагиатом был определенно реальным.

    Сяо Юй чувствовал себя немного озадаченным.

    Отложив в сторону историю о человеке Сяо Юй, был ещё факт, что Янь Цзинь совершенно недружелюбен к такому милому и привлекательному маленькому животному, как он.

    Вот почему, независимо от того, насколько хороши были его внешние факторы, Янь Цзинь просто неприятный человек по натуре. .

    Все были обмануты внешним видом Янь Цзиня. Только тот, кто был достаточно внимателен, понимал истину.

    Значит ли это то, что его усыновление Янь Цзинем, после его перерождения, было по факту, Божьим решением раскрыть его отвратительную внешнюю оболочку, ради справедливости во имя человечества?

    Сяо Юй был потрясен своим собственным фантастическим умозаключением. Однако в следующую секунду показалось, что эта логика вполне реальна. Даже человек может превратиться в хомяка; теории небесного закона, появляющиеся в коротких романах, не казались такими уж невозможными.

    Наконец, наклонное равновесие в сердце Сяо Юя восстановилось.

    Когда Янь Цзинь достал блюдо, которое он закончил готовить, он быстро заметил зловеще ухмыляющуюся Сяо Юй.

    Не спрашивайте, как он заметил "зловещее" на морде хомяка.

    - Иди сюда и ешь.

    Янь Цзинь присел на корточки и протянул руку к кофейному столику. Сяо Юй самодовольно подбежал и крепко вцепился в ладонь Янь Цзиня, когда его перенесли к краю обеденного стола.

    Такой приятный запах.

    Ароматный запах попал в нос Сяо Юя. После страданий без какой-либо человеческой еды за прошлые несколько дней, Сяо Юй мог чувствовать как его слюна истекала слюной.

    Как только Янь Цзинь опустил его, Сяо Юй нетерпеливо бросился в сторону с красочным блюдом и кинулся кушать.

    Когда двигал стул и садился, Янь Цзинь с интересом наблюдал за этой сценой, как Сяо Юй жадно поглощает еду.

    - Так, хомяки действительно гуманизированны, - вздохнул Янь Цзинь.

    Он не раз держал домашних животных – собак, кошек и даже некоторых экзотических – просто, сколько бы он ни заботился о них, самое долгое, что они могли пережить, была только неделя или две.

    Мастер фэншуй однажды сказал ему, что в этом доме было слишком много негативной энергии, поэтому он посоветовал Янь Цзиню держать некоторых домашних животных, чтобы добавить немного жизненной энергии в дом.

    Два года назад, когда та шотландский вислоухий кот, который любил есть рыбу, умер, у Янь Цзиня были мысли завести другого питомца на расстоянии.

    Пока хомяк, сбившийся с пути, не попал в его дом.

    На самом деле имя дано после тщательного рассмотрения; с тех пор как шотландского вислоухого кота по кличке "Фиши" не было, если были сверхъестественные существа, причиняющие вред, то он надеялся, что они отпустят этого Фиши, который жил от имени кота.

    Сама мысль об этом звучала пафосно.

    Что сложило улыбку на губах Янь Цзиня.

    Сяо Юй совершенно не замечал Янь Цзиня, так как радостно ел.

    Нарезанная ломтиками рыба была кислой, мягкой, свежей и нежной – всего один укус и ароматный вкус рыбы заполнил его рот. Причина, по которой не было ни единого оттенка рыбности, заключалась в кисло-сладкой томатной приправе – это было не только аппетитно, но и вкусно.

    Это блюдо тушенных кусочков рыбы с помидорами было максимально приближено к стандартам пятизвездочного отеля!

    Хм?

    Сяо Юй внезапно перестал есть, поднял свое глупую ошеломленную хомячью мордочку и посмотрел на Янь Цзиня.

    Тушенная рыба с ... помидорами?

    Может ли быть, что это тот самый помидор, который Ян Цзинь случайно сунул ему несколько дней назад и от которого он даже откусил кусочек? Этот помидор?

    Придурок! Она уже была отдана ему, это был его помидор! На каком основании он мог взять его и потушить? И даже использовал его для тушения кусочков рыбы!

    Это был его помидор!

    ПИИСККККК....

    Янь Цзинь щелкнул по голове Сяо Юя:

    - Почему ты пищишь, я даже позволил тебе съесть твои собственные деньги, теперь ты можешь быть спокоен.

    ПИСК...

    ТЫ - ДОЛЖНО - БЫТЬ - БЕЗУМЕН!

  • Перерождение в хомяка на 233 Дня
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии