• Перерождение у дверей ЗАГСа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Живот Жэнь Синьсинь с каждым днем становился все больше и больше. Вскоре, хотя она все еще иногда помогала в студии, Юй Дун и Сян Сяоюэ стали понемногу ограничивать ее передвижения.

    Таким образом, Сян Сяоюэ и Юй Дун оставались в студии в течение более длительного периода времени.

    Недавно, из-за исторической драмы режиссера Лю, студия работала сверхурочно. Юй Дун исполняла почти все роли: дворцовой дамы, евнуха, иногда слуги.

    Заметив, что было почти десять часов вечера, Жэнь Синьсинь позвала своих подруг на ужин. Во время еды Юй Дун повернулась к Сян Сяоюэ и сказала:

    — Отвези Синьсинь домой, я вернусь в студию после работы и закончу остальное.

    — В этом нет необходимости, здесь тоже есть кровать. Я могу спать здесь. — Жэнь Синьсинь видела, что ее подруги очень много работают. Она немного подумала, а затем сказала. — Или я могу продолжить дубляж, это не похоже на физическую работу.

    — Хотя это и не физическая работа, она все равно выматывает. — возразила Юй Дун.

    — Я могу исполнять остальные второстепенные роли, я читаю сценарий, там нет никаких эмоциональных сцен. Мне просто нужно немного изменить тембр, и это избавит тебя от поездки в студию после работы. — мягко ответила Жэнь Синьсинь.

    — Она права! — поддержала подругу Сян Сяоюэ, жадно поглощая свою еду. — Ты заканчиваешь работу в два часа ночи, если вернешься в студию, у тебя не будет времени на сон.

    — И кроме того, разве Ся Фэн не возвращается сегодня из Куньшаня? Он не будет волноваться, если ты вернешься домой поздно? — заметила Жэнь Синьсинь.

    — Ты действительно не устала? — Юй Дун все еще была немного обеспокоена, когда смотрела на живот подруги.

    — Женщины в сельской местности по-прежнему ходят на работу, когда они беременны, ты говоришь так, как будто я сделана из стекла.

    — Сельские женщины физически сильны, они убивают кур и овец, не моргнув глазом. Можешь ли ты сказать то же самое о себе? — спросила Сяоюэ.

    — Я сельская женщина, и я никогда не убивала курицу и овец! — Юй Дун странно посмотрела на Сяоюэ.

    — О, я совсем забыла, что ты тоже из деревни. Твой элегантный темперамент слишком обманчив, — преувеличила Сян Сяоюэ.

    — Иди ты! — Юй Дун не могла удержаться от смеха.

    Сян Сяоюэ и Жэнь Синьсинь рассмеялись вместе с ней.

    — Когда мы закончим работу, уже будет Новый год, — сказала Сян Сяоюэ. — Я должна буду дать вам красные конверты!

    — Сколько ты собираешься положить в них, большой босс? — приподняла бровь Юй Дун.

    Жэнь Синьсинь посмотрела на Сян Сяоюэ с широкой улыбкой.

    — Как я смею обидеть вас, девочки? — Сяоюэ подняла два пальца и сказала. — Каждая получит 20 000 юаней!

    — Ты – Хуан Ширен, зарабатываешь так много, а раздаешь всего по 20 000 юаней! — Юй Дун сделала вид, что рассердилась.

    п.п.: Хуан Ширен – это скупой персонаж в китайской опере под названием «Седовласая девушка».

    — Красный конверт, это всего лишь красный конверт. — Сян Сяоюэ подумала, что Юй Дун неправильно ее поняла и с тревогой объяснила: — Я буду выплачивать вам дивиденды после Нового года, по 20% каждой.

    — Разве 20% не слишком много? — Жэнь Синьсинь чувствовала себя немного неловко, так как считала, что она практически ничего не делала все это время.

    — Не совсем. Контракт был получен в основном из-за моих навыков, большая часть дубляжа была сделана тобой. А Сян Сяоюэ только зарегистрировала компанию, — разумно сказала Юй Дун.

    — Ага! — не отрицала ее слов Сян Сяоюэ.

    Жэнь Синьсинь, естественно, знала, что Сян Сяоюэ сделала гораздо больше, чем просто зарегистрировала компанию. То, что сказала Юй Дун, было просто оправданием, чтобы она могла принять 20% дивидендов с чистой совестью.

    Синьсинь была тронута, ее глаза покраснели. Она чувствовала, что встреча с такими замечательными подругами была величайшим счастьем в ее жизни.

    После ужина у всех еще оставалась работа, поэтому Юй Дун покинула студию первой.

    До радиостанции было далеко, и недавно прошел дождь. Ей пришлось быть очень осторожной за рулем, поэтому Юй Дун уехала на двадцать минут раньше, чем обычно. К счастью, в ту ночь было не так много машин. Она прибыла на радиостанцию как раз вовремя, за десять минут до эфира.

    Юй Дун быстро подготовилась к трансляции и, увидев, что у нее есть несколько минут до выхода в эфир, позвонила Ся Фэну.

    — Где ты?

    — Я только что въехал в Шанхай, — Ся Фэн ответил на звонок через Bluetooth-гарнитуру.

    — Как скоро ты будешь дома? — спросила Юй Дун.

    — Возможно, через час, — предположил Ся Фэн.

    — Дорога сегодня скользкая, езжай медленно. — волновалась Юй Дун.

    — Ладно! — ответил Ся Фэн. Затем, взглянув на время, он сказал. — Тебе скоро выходить в эфир, так что клади трубку, я буду тебя слушать.

    — Хорошо, — Юй Дун уже собиралась завершить звонок, когда услышала громкий хлопок на другом конце провода.

    Юй Дун испугалась и с тревогой крикнула:

    — Ся Фэн, что это за звук?

    Ся Фэн резко нажал на тормоза и на мгновение непонимающе посмотрел на произошедшее.

    — Ся Фэн, Ся Фэн, ты в порядке? Что происходит? — Юй Дун не услышала ответа и закричала еще громче.

    — Я в порядке! — наконец-то заговорил Ся Фэн. — Впереди меня перевернулся автобус, я должен пойти и проверить его. Я вешаю трубку.

    — Что? Алло? Автобус перевернулся? С тобой что-нибудь случилось?! — Юй Дун была в отчаянии, когда сжала свой телефон.

    — Что ты делаешь, Юй Дун? Пора, — когда старший Ю заметил, что Юй Дун не вещает, он вошел в комнату записи, чтобы напомнить ей.

    — О, начинаю!

    Юй Дун решила, что раз Ся Фэн смог говорить с ней и намеренно повесил трубку, то с ним все в порядке.

    На шоссе, соединяющем Куньшань с Шанхаем, перевернулся большой автобус и из-за обледеневшей дороги он довольно долго скользил по поверхности. Стекла в окнах разбились, и многие пассажиры были выброшены из автобуса. Сцена была довольно шокирующей.

    Ся Фэн сначала припарковал свою машину на аварийной стоянке.

    Подбежав к автобусу, он вызвал скорую помощь, а затем полицию.

    Ся Фэн первым делом проверил людей, которые были выброшены из автобуса. Кто-то еще был в сознании, кто-то нет. У большинства были переломы, и они вообще не могли стоять.

    Некоторые из пассажиров с незначительными травмами вставали, чтобы помочь другим пассажирам, все еще находившимся в автобусе.

    Осматривая раненых, Ся Фэн также высматривал проезжающие машины. Но так как это было раннее утро, их было не так много, всего две машины, обе из которых вызвали скорую помощь.

    Изначально Ся Фэн подсчитал, что автобус мог вместить пятьдесят четыре человека, включая водителя автобуса. Вопрос был в том, как перевезти такое большое количество людей в больницу.

    — Помогите!

    — Я не могу пошевелить ногами…

    — Мой ребенок, спасите моего ребенка…

    Ся Фэн услышал крик и немедленно побежал к матери, держащей свое дитя.

    — Давайте положим его на землю, я посмотрю.

    Мать быстро опустила ребенка на землю.

    Ся Фэн, проведя осмотр, обнаружил, что тот был без сознания, кровь сочилась из его лба. Было очевидно, что он ударился головой, когда автобус перевернулся, но у него не было необходимого оборудования, чтобы точно определить состояние ребенка.

    — Держите его на земле, не двигайте и ждите скорую, — сказал матери Ся Фэн.

    Женщина, всхлипывая, кивнула.

    Ся Фэн встал и побежал обратно к своей машине, чтобы взять свою медицинскую сумку. Когда он повернул обратно к автобусу, он внезапно осознал, что с таким количеством раненых, скорая помощь не сможет доставить в больницу всех сразу.

    Ся Фэн колебался, но в конце концов открыл дверцу машины, услышав по радио песню.

    Он достал телефон и позвонил Юй Дун.

    Юй Дун все еще была очень обеспокоена, поэтому, когда она увидела, что Ся Фэн звонит, то сразу же ответила, несмотря на то, что все еще была в эфире:

    — Ся Фэн.

    — Юй Дун, я нахожусь на двадцатом шоссе. — Ся Фэн посмотрел на ближайший дорожный знак и продолжил. — Здесь перевернулся автобус, и более пятидесяти человек получили ранения. Встречных машин очень мало, и я боюсь, что машин скорой помощи не хватит, чтобы отвезти всех сразу, есть люди в критическом состоянии.

    — Ты ранен? — Юй Дун задала вопрос, волнующий ее больше всего.

    — Я в порядке!

    — Тогда я вызову все машины, которые тебе понадобятся, — Юй Дун не повесила трубку, а вместо этого отключила воспроизведение песни, ее голос стал серьезным, когда она начала говорить. — Друзья-слушатели, пожалуйста, обратите внимание, это Fish Jelly с экстренным сообщением.

    — На двадцатом шоссе из-за гололеда перевернулся автобус, пострадали более пятидесяти человек, некоторые из них нуждаются в немедленной помощи. Чтобы спасти этих людей, нам нужны близлежащие транспортные средства.

    Это транслировалось три раза подряд.

    — Пожалуйста, если среди друзей-слушателей есть водители, которые могут помочь этим раненым людям, не будьте равнодушны.

    Юй Дун не знала, сколько людей услышат ее и помогут. Она могла только надеяться, что ее недавние успехи в рейтинге самых прослушиваемых передач помогут.

    Многие таксисты, услышав новости по радио и по каналу такси, перестали брать заказы и направились к двадцатому шоссе, чтобы предложить свою помощь.

    [Я на пути!]

    [Приближаюсь!]

    [Я вижу автобус, там много людей.]

    Юй Дун видела сообщения поступающие в чат, и была тронута.

    — Юй Дун, я вижу, что приближается много машин! — Ся Фэн посмотрел на армию такси. — Спасибо!

    После этого Ся Фэн повесил трубку, бегая вокруг, чтобы организовать раненых, которые будут доставлены в больницу. Люди со значительными травмами были отправлены в больницу Санджа, а те, кто получил незначительные травмы, перевезены в больницу неподалеку.

    Через некоторое время все пострадавшие были успешно увезены на машинах. В это время приехала полиция.

    [Раненых уже подобрали, я следую за ними. Таксисты просто ошеломляют.]

    Увидев сообщение, Юй Дун включила микрофон: Я только что получила известие, что все раненые были успешно доставлены в больницу соседними таксистами. Люди, которые в настоящее время спешат на место происшествия, могут ехать обратно. Я искренне благодарю вас всех и прошу быть осторожными на дорогах.

    Юй Дун продолжала говорить о последних событиях, связанных с катастрофой, пока ее эфирное время не подошло к концу.

    Закончив, она схватила свою сумку и тут же выбежала. Старший Ю, который хотел поговорить с ней, мог только видеть ее удаляющуюся фигуру.

    — Ся Фэн, где ты? — Юй Дун позвонила Ся Фэну, когда садилась в машину.

    — Двадцатая больница, — она слышала шепот по телефону, когда Ся Фэн говорил.

    — Я буду помогать здесь, так что сегодня вечером не смогу вернуться домой.

    Юй Дун, закончив разговор, открыла GPS и поехала в больницу.

    Было уже 3:30 утра, когда Юй Дун прибыла в больницу.

    В отделении неотложной помощи было шумно, повсюду бегали медсестры и врачи.

    Юй Дун смешалась с семьями пациентов, когда, наконец, увидела, как Ся Фэн оказывает кому-то первую помощь. При виде его она вздохнула с облегчением. Хотя он выглядел усталым, он не выглядел раненым.

    После этого Юй Дун нашла незаметный уголок, где можно было посидеть и дождаться занятого Ся Фэна, небо постепенно прояснялось.

    Отделение неотложной помощи, наконец, успокоилось, все пациенты были под присмотром.

    Юй Дун достала свой телефон и отправила Ся Фэну короткое сообщение.

    [Ты закончил помогать?]

    Увидев, что Ся Фэн не отвечает, Юй Дун, на мгновение задумавшись, встала и вышла на улицу, чтобы купить завтрак.

    Когда она возвращалась в больницу, ее телефон внезапно зазвонил.

    — Ся Фэн? — ответила на звонок Юй Дун.

    — Я был занят, а теперь иду домой. — сказал Ся Фэн.

    — Тогда выходи, я у входа в больницу. — ответила Юй Дун.

    Ся Фэн все еще держал свой телефон, когда выходил из отделения неотложной помощи, и увидел, как Юй Дун в белом пуховике машет ему рукой.

    — Что ты здесь делаешь? — спросил Ся Фэн, подбежав к ней.

    — Я беспокоилась о тебе. — объяснила Юй Дун.

    — Разве я не сказал, что со мной все в порядке?

    — Мне нужно было увидеть все своими глазами, чтобы быть полностью уверенной. — сказала Юй Дун. — Ты сказал, что все в порядке, но потом сразу повесил трубку, как я могла не волноваться.

    Ся Фэн уставился на Юй Дун. Он вдруг не смог открыть рот, когда необъяснимое чувство нахлынуло на него и пронзило его сердце.

    — Я подумала, что ты проголодаешься после такой напряженной ночи, поэтому купила соевое молоко и пару булочек. — Юй Дун подняла пакет, словно предлагая ему сокровище.

    Ся Фэн больше не мог этого выносить. Он притянул Юй Дун к себе и крепко обнял.

    — Соевое молоко…

    С тех пор как он стал врачом, Ся Фэн каждый день сталкивался с болезнью и смертью.

    Никто не знал о хрупкости жизни больше, чем он. И каждый раз, когда он встречался с подобными ситуациями, он не мог оставаться равнодушным.

    Но нежная улыбка и искренняя забота Юй Дун смыли все это, позволив ему снова почувствовать тепло и красоту жизни.

    Что сделало это новое зимнее утро ярким и трогательным!

     

    https://tl.rulate.ru/book/27980 (еще больше глав для чтения!)

    https://vk.com/webnovell (промокоды на главы, акции, конкурсы и прочие плюшки от команды по переводам K.O.D.)

  • Перерождение у дверей ЗАГСа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии