• Перерождение у дверей ЗАГСа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Что ты здесь делаешь? — голос Юй Дун звучал с ноткой сомнения и беспокойства.

    — Я здесь, чтобы забрать тебя! — Ся Фэн заметил, что на Юй Дун не было шарфа, поэтому он развязал свой и обернул его вокруг её шеи.

    — Ты.…ты на меня не злишься? — Юй Дун спрятала подбородок во все еще теплый шарф Ся Фэна.

    Ся Фэн стоял перед Юй Дун, поправляя шарф, так что он легко видел беспокойство, отраженное в ее глазах.

    От этого боль в его сердце усилилась.

    — Это моя вина, я был слишком нетерпелив с тобой, — Ся Фэн извинился и поднял руку, чтобы убрать челку Юй Дун с ее лица.

    — Нет, я поступила плохо. Я действительно не должна снимать видео в такой ситуации, — покачала головой Юй Дун.

    — Пойдем сначала домой, слишком холодно, чтобы разговаривать на улице! — хотя они не стояли долго, Ся Фэн увидел, что Юй Дун замерзла и дрожала. Он взял ее за руку и повел к машине.

    — Моя машина...— пока они шли, Юй Дун вспомнила, что ее собственная машина все еще стояла на стоянке.

    — Ты можешь забрать ее завтра! — Ся Фэн открыл дверь и посадил Юй Дун внутрь, и через некоторое время ее лицо снова покраснело.

    — О.

    Из-за снега машина ехала медленно, тусклые уличные фонари были единственным источником тепла в городе.

    Юй Дун нервничала с тех пор, как Ся Фэн спрятался в своей комнате той ночью, что заставляло ее чувствовать себя очень неловко. Юй Дун никогда не заботилась о мнении одного человека так долго.

    — Я поступила плохо? Ты разочарован во мне? — спросила Юй Дун, чувствуя себя потерянной.

    На самом деле, Ся Фэн не хотел говорить об этом с Юй Дун, пока он был за рулем, особенно сейчас, когда нужно быть очень осторожным с заснеженными дорогами. Тем не менее, голос Юй Дун звучал так печально, что Ся Фэн, в конце концов, включив поворотник, припарковал машину на обочине.

    — Ты собиралась помочь этому человеку после того, как закончила запись? — спросил Ся Фэн.

    — Так и было! — утверждение Юй Дун было почти мгновенным.

    — Вот и хорошо! — сказал Ся Фэн. — На самом деле, я не так сильно разочарован в тебе, я больше боялся, боялся, что... у тебя холодное сердце.

    Сердце Юй Дун громко стучало, и она спросила себя: неужели она была бессердечной?

    После десяти лет одиночества она уже давно привыкла игнорировать вопросы, которые ее не касаются. Особенно в ее предыдущей жизни, где социальное недовольство и враждебность становились все более и более распространенным явлением. Люди, охраняющие свои сердца, стали нормой.

    Иногда Юй Дун часто задавалась вопросом: город такой большой, но она всегда была одна. Может быть, из-за того, что она так долго была одна, она больше не может ладить с людьми?

    Когда дело касалось Ся Фэна, Юй Дун всегда позволяла себе быть честной. Если ей что-то хотелось, она говорила с Ся Фэном, тем самым не позволяя ему неправильно понять себя. Но в конечном итоге это не позволило избежать конфликта полностью.

    — Но, очевидно, это не так, ты просто слишком осторожна! — Ся Фэн снова извинился. — Значит, это моя вина, что я не слушал твоих объяснений.

    — Ты... ты слушал мое шоу сегодня вечером? — догадалась Юй Дун.

    — Мне сказал Шао Ифань, — Ся Фэн рассмеялся. — Он твой поклонник!

    — О, — настроение Юй Дун все еще не восстановилось.

    — Ты злишься на меня? — Ся Фэн увидел, что Юй Дун все еще не в духе, поэтому спросил ее прямо.

    Юй Дун покачала головой и сказала:

    — Я бессердечная?

    — Нет, сегодня была моя вина.

    — Мне правда очень страшно. Что, если что-то случится с этим стариком? Буду ли я убийцей? — глаза Юй Дун начали слезиться. — То, что я сказала по радио сегодня вечером, это просто оправдание. Нечто подобное произошло, но моей первой реакцией было не спасти этого человека, вместо этого я попыталась спасти себя! Я говорила о мошенничестве, о случае с фарфором, но почему я должна сомневаться в людях в первую очередь?

    — Юй Дун... — Ся Фэн не знал, что сказать.

    — Ты прав. Я равнодушный человек, я всегда думаю о себе…

    — Прекрати! — Ся Фэн не мог не обнять Юй Дун. Полный ненависти к самому себе, он продолжал. — Это была моя вина, моя вина!

    — Ся Фэн, я действительно боюсь, я боюсь того, что могло случиться со стариком, боюсь, что ты возненавидишь меня...

    — Нет, я никогда не возненавижу тебя!

    — Я всегда думала, что если не буду намеренно причинять людям боль, то буду хорошим человеком. Я... — Юй Дун начала всхлипывать, пытаясь выдавить из себя слова.

    Ся Фэн был очень расстроен. В этот момент ему захотелось ударить себя несколько раз. Но он мог только крепко обнять Юй Дун и снова и снова повторять, что это его вина.

    Когда Юй Дун успокоилась, Ся Фэн взял ее красное и опухшее лицо в свои руки и серьезно сказал:

    — Не плачь или мое сердце разобьется!

    Юй Дун моргнула.

    — Ты не эгоистична и не бессердечна. Ты просто чувствуешь себя немного уязвимой, поэтому так поступаешь, — Ся Фэн вытер слезы с уголков глаз Юй Дун и продолжил. — Но с этого момента я буду с тобой. Что бы ты не делала, я буду рядом с тобой. Если ты станешь жертвой мошенничества, не важно, потеряю ли я деньги, я помогу тебе. Пока ты можешь быть доброй и оптимистичной девушкой, которая не чувствует себя уязвимой и напуганной. Той, кто верит, что мир прекрасен.

    — Когда я стал врачом, я поклялся следовать клятве Гиппократа, и моя профессия требует, чтобы я имел медицинскую этику. Из-за этого я склонен быть слишком строгим, когда речь заходит о человеческой жизни. Можешь ли ты простить мои недостатки и принять меня таким?

    Юй Дун, которая не плакала так много лет, чувствовала себя особенно униженной в этот момент. Глядя на серьезный взгляд Ся Фэна, она немного смутилась и сказала:

    — Ты говоришь так, как будто читаешь свадебную клятву перед священником.

    — О …

    Они не могли не улыбнуться друг другу.

    Они оба чувствовали, что в этот момент они стали немного ближе.

    Может быть, дело было в атмосфере, а может быть, в том, что они сидели слишком близко друг к другу. Ся Фэн медленно наклонил голову и поцеловал губы Юй Дун.

    На улице все еще шел снег, и за это короткое время все вокруг было выкрашено в белый цвет.

    ***

    На следующий день. Шао Ифань, который всегда забывал позавтракать, получил от Ся Фэна завтрак, кофе и приглашение на обед.

    Такое внимательное отношение, естественно, привлекло внимание Шао Ифаня.

    — Если бы я был девушкой, то счел бы, что ты ухаживаешь за мной! — Шао Ифань посмотрел на кофе, переданный ему Ся Фэном.

    — Ты будешь есть или нет? — спросил Ся Фэн.

    — О чем ты спрашиваешь, как я могу отказаться, когда все доставлено прямо в мои руки? — Шао Ифань отхлебнул горячего кофе. — Похоже, мой ночной телефонный звонок был своевременным.

    — Я удивлен, что ты не просишь меня угостить тебя ужином, — рассмеялся Ся Фэн.

    — Посмотри на это лицо, полное весны, еда с тобой убьет меня, — Шао Ифань заметил, что с сегодняшнего утра уголки рта Ся Фэна ни разу не опустились.

    — Я дал тебе завтрак и кофе! — Ся Фэн поднял кофе в своей руке.

    — Я сделал большую услугу, и ты хочешь воспользоваться этими подачками, чтобы отплатить мне? — надулся Шао Ифань.

    — Так чего же ты хочешь?

    — Как насчет того, чтобы рассказать мне о своих успехах с Юй Дун? — Шао Ифань тут же потребовал сплетен.

    — Вчера произошел настоящий прогресс, — глаза Ся Фэна стали нежными, когда он вспомнил Юй Дун прошлой ночью, ее мягкие губы и расслабляющий аромат.

    — Ну и дела, я думаю, я мог бы просто умереть от жажды, — закричал Шао Ифань.

    — Но я купил черный кофе, — Ся Фэн был озадачен.

    — Я имею в виду, посмотрите на это выражение, такое сладкое и мягкое, что мне хочется есть соленую пищу, — Шао Ифань поднес ладонь к груди. — Я думаю, что я только что получил десять тысяч очков урона, мне нужно найти девушку, срочно.

    — Тогда иди и хорошенько поищи ее, — сказал Ся Фэн.

    — Но я не могу, нет никого подходящего, ах, — Шао Ифань ревновал и жаловался. — Ты думаешь, что это так просто? Если бы все могли найти так, как ты, я бы уже сидел на корточках у дверей ЗАГСа, ах.

    Ся Фэн рассмеялся, когда услышал это.

    — Я говорил тебе, что ты везунчик! — Шао Ифань не умолкал. — У тебя нежная и красивая жена, и твоя бывшая девушка все еще смотрит на тебя.

    — О чем ты говоришь! — у Ся Фэна не было слов.

    — Я не говорю ерунды, — сказал Шао Ифань. — Ань все еще спрашивает о тебе. Я полагаю, ты будешь занят, когда она вернется с учебы.

    — Как я уже сказал, я порвал с ней.

    — Нет, послушай меня, когда дело доходит до расставаний, у меня гораздо больше опыта, чем у тебя. — Шао Ифань выпятил грудь. — Пока сердце женщины не иссохло, вы окончательно не разделились.

    — И как мне быть? — с любопытством спросил Ся Фэн.

    — Я делаю их настолько несчастными, что они берут на себя инициативу расстаться со мной, — с гордостью заявил Шао Ифань. — Таким образом, они сами принимают лекарство, и болезнь никогда не возвращается.

    — Ты на самом деле рак любви! — оценил Ся Фэн.

    — Ты так говоришь? Разве ты забыл о великой услуге, которую я тебе оказал? — сердито сказал Шао Ифань.

    — Завтра я еду в Куньшань и не привезу тебе утку, — угрожал Ся Фэн.

    — Что… Я не возьму ее, даже если ты заплатишь, — Шао Ифань задохнулся от отвращения.

    п.п.: «утка» - это сленг для мужской проститутки. Ся Фэн угрожает, что не привезет продовольственную утку в качестве сувенира, а Шао Ифань, грязно настроенный человек, счел ее за игрушку для взрослых.

    Когда Ся Фэн был в Соединенных Штатах, он помог больнице купить несколько современных аппаратов. Куньшаньский филиал больницы также получил новую технику, таким образом Ся Фэн должен был поехать и обучить сотрудников.

    Поэтому, когда Юй Дун вернулась домой после посещения студии Сяоюэ, она увидела, что Ся Фэн просматривает материалы для поездки в гостиной.

    Увидев рядом с собой чемодан, Юй Дун удивилась:

    — Ты собираешься в командировку?

    — Да! — Ся Фэн посмотрел вверх и сказал. — Я поеду в Куньшань на два дня, чтобы помочь с обучением сотрудников.

    — Ты едешь один?

    — Да, это не особенно далеко, всего два часа на машине, — сказал Ся Фэн. — Там есть магазин, в котором продают действительно хорошую утку, я хочу купить ее для друга. Как насчет тебя? Что тебе нравится? Я куплю и привезу тебе.

    — Ты мне нравишься! — сказала Юй Дун, поднимая чашку чая, чтобы скрыть улыбку.

    Ся Фэн потерял дар речи, глядя на сладко улыбающуюся Юй Дун.

    Он еще не уехал, а уже хочет домой!

     

    https://tl.rulate.ru/book/27980 (еще больше глав для чтения!)

    https://vk.com/webnovell (промокоды на главы, акции, конкурсы и прочие плюшки от команды по переводам K.O.D.)

     

  • Перерождение у дверей ЗАГСа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии