• Перемещение шисюна
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  — Шисюн, что с тобой? — четкий, звонкий, но совершенно незнакомый девичий голос вырвал Цинь Мо из подобной забытью пелены. Немного того испугавшись, парень будто бы впервые раскрыл глаза. И какое-то время не мог сфокусировать взгляд. 

     Когда же все пять чувств пришли в норму, Цинь Мо увидел стоящую перед ним девушку с большими, словно влажными глазами под элегантно изогнутыми ивовыми бровями. От природы алые пухлые губки красавицы были поджаты, а теплые руки сжимали его холодные от замешательства пальцы. 

     Взволнованная и вместе с тем осторожная незнакомка вглядывалась в его лицо. Казалось, она была чем-то недовольна и оттого едва заметно хмурилась. 

     — Шисюн, я с тобой разговариваю. Почему ты мне не отвечаешь? — только девушки способны так мило сердиться. 

     Отведя взгляд от лица незнакомки, Цинь Мо углядел, что в пышных темных волосах той тускло светится тонкая голубая шпилька. Одежда девушки показалась Цинь Мо немного старомодной. Особенно длинная в пол клиновидная светлая юбка. 

     — Шимэй… — хрипло пробормотал парень. Все еще немного потерянный, он никак не мог сориентироваться в происходящем. Всего минуту назад Цинь Мо стоял у операционного стола и делал надрез погруженному в глубокий сон пациенту. И вот, просто моргнув, оказался в этом незнакомом месте, рядом называющей его старшем братом девушкой. 

     Несмотря на взволнованность, шокированный молодой человек не проявил паники. Лицо его, как и взгляд, оставалось невыразительным, практически безучастным, словно голова нефритовой статуи. 

     Очевидно, привыкшая к несколько отстраненному поведению и виду шисюна, так называемая, младшая сестра лишь обиженно скривила губы. И раз разбирательств на тему угрюмости не последовало, Цинь Мо мог вздохнуть с облегчением. 

     В следующую секунду, вдруг придумав иной способ обратить на себя внимание, девушка чуть крепче сжала руку старшего брата, принявшись ту раскачивать: 

     — Шисюн, — канючила красавица, — почему мы до сих пор не долетели до деревни Линь? Мы в пути уже так много часов, я устала. Я хочу отдохнуть или вернуться! 

     Ее аккуратный носик недовольно и несколько кокетливо сморщился. 

     — Лин’эр, давай в этот раз обойдемся без глупостей? Мы летим в деревню не ради праздной прогулки, а с важным заданием по набору учеников. Мы не можем позволить себе остановок, ради какой-то бессмыслицы, — прозвучал более серьезный и уверенный мужской голос. 

     Взгляд еще не разобравшегося в ситуации Цинь Мо ушел выше и остановился на обернувшемся к молодежи мужчине лет тридцати. Разодетый в темно-зеленый даосский халат с украшенным нефритом поясом, незнакомец носил аккуратную прическу — хвост. 

     Строго отчитав девушку, мужчина не забыл взглянуть на второго участника путешествия и едва заметно улыбнулся. 

     — Знаю, Юэ-шишу, — кокетливо показав кончик розового языка, девушка заметно присмирела, а у Цинь Мо появился возможность оглядеться. 

     Списав со счетов девушку, Цинь Мо заметил на себе взгляд другого, именуемого дядей, незнакомца. Не понимая, почему тот так пристально на него смотрит, парень почувствовал холод. Руки его начали трястись, выдавая проникшее в самое сердце замешательство. 

     Опасаясь себя выдать, Цинь завел ладони за спину и опустил взгляд. Казалось, он смотрел на собственные носки мягких сапог, но на деле застыл от вида того на чем стоял. 

     Он летел на мече! На огромном, мать его, металлическом мече! Парил среди облаков с двумя незнакомцами в попутчиках, под голубым безмятежным небом и отражающимся от металла солнечным светом. 

     Начищенный, гладкий меч мог сойти не только за транспорт, но и за зеркало. Цинь Мо, наконец-то, сумел рассмотреть свой новый облик. 

     Что ж, он стал моложе. Сейчас ему не более четырнадцати или пятнадцати лет. Его лицо не успело приобрести грубо очерченный мужской профиль, в том до сих пор оставалось что-то миловидное, детское. И все же новая кожа была хороша собой. А светлый халат и туго затянутый вокруг талии пояс подчеркивали начавшую оформляться стройную фигуру. У него были длинные темные, собранные на затылке волосы и две ниспадающие по вискам пряди. 

     Новый образ создавал впечатление чистоты и отдавал холодом. Кажется, прошлый хозяин не отличался широким эмоциональным диапазоном и предпочитал вести себя отстраненно. 

     Осмотревшись и взвесив все факты, Цинь Мо понял, что с ним произошло. Жаль, что осознание никак не избавило его от шока. 

     Итак, он переселился. С развитием определенного жанра литературы парень был наслышан о вошедшем в обиход термине. Да, его причисляли к откровенным, не видящим света, трудоголикам, но даже в таких условиях Цинь Мо все еще следил за популярными веяниями или, по крайней мере, был с теми немного знаком. 

     Наблюдая за очередным выходящим в свет, словно штампованным по одному и тому же оттиску, романом, Цинь Мо насмехался над самой иллюзорностью идеей перемещения, но сейчас, оказавшись в подобной ситуации, смеяться как-то не хотелось. 

     Только «чудесное» перемещение могло объяснить творящиеся с парнем странности. Вот он был у хирургического стола со скальпелем в руке. Готовился к сложной операции по пересадке сердца. А вот уже стал моложе, получил новое лицо и летит на мече в компании странных незнакомцев. 

     Ситуация сложилась не из приятных. Цинь Мо никогда не мечтал о подобного рода приключениях и тем более не хотел оставлять свой мир. Пусть в том у него уже не осталось живых родственников, парень привык жить в своей квартире, работать на приличной должности и встречаться по выходным и праздникам с друзьями. Он не хотел оставлять родные, любимые места и лица, ради странного мира, в котором люди могут парить на мечах! 

     — Сяо Мо, — позвал мужчина в темно-зеленом халате, — хочешь научиться летать на мече? 

     Заметив пристальный взгляд подопечного, Юэ-шишуне мог не улыбнуться. Он-то думал о скрытых амбициях внутреннего ученика и, мысленно те хваля, похлопал парня по плечу. 

     — Не торопи события. В тебе скрыт уникальный духовный корень грома и невообразимый потенциал. Если не будешь лениться, то скоро прорвешься к Заложению основ и сможешь летать на мече. 

     Ободряющая речь и похлопывания отвлекли парня от созерцания новой внешности и неприятных размышлений. Подняв голову, переселившийся еще раз взглянул на безмятежное ясное небо и кивнул Юэ-шишу. 

     — Ну вот мы и на месте, — улыбнулся старший. Лин’эр и Цинь Мо проследили за его внезапно темнеющим взглядом и насторожились. — Нехорошо. Что-то произошло… 

     Меч, ускоряясь, разрезал воздух, а в нос путешественникам ударил запах гари. Напряжение Юэ-шишу предалось подросткам, заставив вглядываться вниз. 

     Они запомнили деревню Линь красивой и мирной. Аккуратно выстроенные в ряд дома радовали глаз, а кустистые сады вызывали желание отдохнуть. Но сейчас все это великолепие превратилось в угли. 

     От построек остались лишь руины, множество обугленных и замерших в ужасных позах трупов хаотично валялось по дорогам. Кое-где все еще полыхало пламя. 

     Ужасная сцена заставила Цинь Мо свести к переносице брови. Кажется, его новое тело действительно имело какие-то способности, ибо парень видел исходящее от трупов и руин черное марево. Именно оно придавало едкому запаху гари странный металлический, словно кровавый, оседающий на языке, привкус. 

     — Здесь повсюду следы ауры демонического совершенствующегося! — приказывая мечу приземлиться, судорожно оглядывался Юэ-шишу. В отличие от не понимающего законов энергии этого мира, Цинь Мо, старший сразу же разобрался в происходящем и составил приблизительную картину трагедии. 

     Деревня Линь служила не только домом для многих людей, но и перевалочным пунктом для тех, кто стремился попасть на обучение в секту Зеленных Лунных врат. 

     Каждые несколько лет школа отправляла сюда учеников ради проверки и оценки всех желающих. На этот раз важная миссия была поручена Юэ Чжунлину. Человеку с громким именем во всех трех основополагающих школах. 

     Их путешествие прошло гладко и, по-хорошему, они смогли бы справиться с заданием за несколько дней, но вмешательство демонических совершенствующихся подпортило планы. А если быть точным, то лишило школу Зеленых Лунных врат талантливого пополнения. 

     Вытянув руку, Юэ Чжунлин что-то прошептал и вскоре в холодном свете на его руке появился клочок желтоватого пергамента. Цинь Мо с удивлением наблюдал, как изящно начертанные невидимым пером иероглифы появляются на бумаге, после чего та сама складывается в журавлика и, облетая мужчину, уносится в небо. 

     Продемонстрированная магия доказала слова старшего. И судя по ним, Цинь Мо попал в тело весьма талантливого юноши. А это, с какой стороны ни посмотри, весомый повод для радости. До этого не выражающие эмоций глаза мальчишки внезапно вспыхнули пламенем азарта. 

     Даже гнев Юэ-шишу немного утих, стоило тому заметить воодушевление ученика. Пусть ситуация печальна, если она сумеет пробудить в новом поколении жажду силы и знаний, все не напрасно. 

     — Это призыв талисмана, заклинание передачи информации, — пояснил мужчина. — Я только что отправил сообщение главе школы. Надеюсь, он отправит сюда кого—то более компетентного для решения вопроса. 

     Цинь Мо понимающе кивнул. 

     — Эй, оттуда доносятся какие-то звуки! — выкрикнула Цзинь Лин’эр и, не дожидаясь ответа, рванула в ту сторону. 

     — Лин’эр, куда ты?! — мгновенно встревожился Юэ Чжунлин. — Ситуация опасна! Будь осторожна! Не совершая необдуманных поступков! 

     Девушка не остановилась. И Юэ-шишу пришлось выругаться да пойти за ней. А вот Цинь Мо, едва появившись в этом мире, не разобравшись в его законах и не получив памяти прошлого владельца тела, не хотел бродить меж руин и трупов. Ситуация складывалась скверная, а он не знал, как себя защитить, поэтому неловко переступал с ноги на ногу, размышляя как скоро вернуться товарищи.

  • Перемещение шисюна
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии