• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 443. Термоядерный синтез начинается со сверхпроводимости

    Ближе к концу месяца произошло еще одно громкое событие в математическом сообществе, которое в итоге распространилось не только по всему научному сообществу, а даже вышло за его пределы.

    Харди сидел за компьютером в Институте перспективных исследований изучая информацию о конференции, но вдруг прочитав какую-то новость он замер, потом от удивления чуть не закричал:

    — Профессор, гипотезу Римана решили?!

    — Что?

    Харди говорил насколько взволнованно, словно открыл новый свет:

    — Я прочитал на mathoverflow, что сэр Майкл Атья из Кембриджского университета использовал очень простой метод для решения гипотезы Римана, и он выступит с докладом на Гейдельбергском форуме лауреатов.

    Mathoverflow — хорошо известный математический сайт, многие лучшие математики имели там свои аккаунты. Например, Тао Теренс активно сидел на этом сайте и не только обновлял там свой блог, но и общался с другими пользователями.

    Лу Чжоу выслушал Харди и с улыбкой ответил:

    — Если он действительно доказал гипотезу, то, несомненно, станет величайшим математиком столетия.

    Харди спросил:

    — Вы оптимистично относитесь к его доказательству?

    Лу Чжоу не стал давать прямого ответа на его вопрос, а вместо этого просто высказал свое мнение:

    — Сэр Атья — выдающийся ученый, его также награждали Филдсовской и Абелевской премиями. Однако старику уже 89 лет… Трудно что-то сказать.

    На самом деле Атья не первый ученый, который утверждал, что решил гипотезу Римана.

    В 2004 году известный профессор по теории чисел Луи де Бранж также заявил, что решил гипотезу Римана. Это вызвало настоящую сенсацию в то время, но, к сожалению, его доказательство не признало математическое сообщество.

    Однажды даже английский математик Годфри Харолд Харди заявлял, что решил ее.

    Харди немного колебался, но все же сказал:

    — Но… Сэр Атья, будучи лауреатом Филдсовской и Абелевской премий, стал бы утверждать подобное, если бы не был полностью уверен в себе?

    Лу Чжоу улыбнулся.

    — Мой дорогой Харди, если ты хочешь стать ученым, то должен помнить, что награды — это лишь дополнительная слава и не более. Другими словами, поскольку математическое сообщество предоставило ему награды, он должен проявлять особую осторожность, отвечая на обоснованные вопросы других людей, а не отвергать их, словно они дураки, — Лу Чжоу посмотрел на Харди и сделал небольшую паузу, — Нежели гипотеза Римана, мне больше интересен прогресс Атьи в существовании комплексной структуры на шестимерной сфере.

    — Существовании комплексной структуры на шестимерной сфере?

    Лу Чжоу кивнул.

    — Это известная нерешенная алгебраическая топологическая проблема, связанная с K-теорией. Хотя это не задача тысячелетия, это все еще одна из самых важных проблем алгебраической топологии. В шестнадцатом году сэр Атья дал на нее окончательный ответ. Однако его работа была неудовлетворительной. Мало того, что доказательство занимало всего полстраницы, но в четвертой части работы он даже начал рассуждения об истории математики… — Лу Чжоу пожал плечами. — Согласно mathoverflow, он до сих пор не опроверг сомнения в своей работе. Поэтому академическое сообщество по-прежнему относится к нему скептически.

    Статья о существовании комплексной структуры на шестимерной сфере доступна на arXiv.

    Решить известную проблему K-теории, а потом в течение двух лет решить одну из самых важных задач теории чисел…

    Очевидно, Лу Чжоу, надеялся, что это правда. В конце концов у любого человека в математической области присутствовал своеобразный синдром героя.

    Но для старика, которому почти девяносто...

    Честно говоря, он не испытывал особой надежды.

    Математика — область молодых, в ней нет такого понятия, как старый и мудрый. Когда человек становится старше, его память и мыслительные способности значительно ухудшаются.

    Поэтому очень мало математиков, которые могли дать результаты, превосходящие их достижения в молодости.

    Конечно, результат не имел значения, пока старик был счастлив…

    ………………………………….

    Гипотеза Римана, конечно, интересная тема, однако это не главная забота Лу Чжоу.

    Он включил уведомления о всех обновлениях касательно этой новости и переключил свое внимание на цепочку заданий.

    Проектирование стелларатора требовало огромного инженерного труда, а квантовые вычислительные технологии все еще далеки от применения. Приняв это во внимание, Лу Чжоу решил выбрать сверхпроводящие материалы в качестве своего следующего исследовательского проекта.

    По правде говоря, сверхпроводящие материалы не такое простое дело. Но это наиболее подходящий проект с точки зрения навыков Лу Чжоу.

    Лу Чжоу отправился встретится с Конни в химическую лабораторию Фрика.

    Благодаря их проекту сотрудничества с Пабло Харильо-Эрреро, в течение последних шести месяцев он принимал участие в академическом обмене с Массачусетском технологическом институтом и вернулся только на прошлой неделе.

    Увидев Конни, Лу Чжоу тут же спросил:

    — Как продвигается проект сверхпроводников?

    — Я не могу дать вам точный ответ, но в целом все идет гладко, — Конни протянул Лу Чжоу флешку. — Я написал краткий отчет о результатах. Он находится в соответствующей папке на флешке. Я собирался отправить его вам позже.

    Лу Чжоу взял флешку и кивнул:

    — Понятно, посмотрю его позже.

    Конни посмотрел на слишком серьезного Лу Чжоу и взволнованно спросил:

    — Профессор вы хотите что-то сделать?

    — Да… По некоторым причинам я переключился с математики на сверхпроводники.

    Он явно не собирался говорить Конни о настоящей причине.

    Лу Чжоу велел Конни приступать к работе, после чего сам сел за стол и подключил флешку к компьютеру и открыл отчет.

    Он за полчаса прочитал его и получил общее представление о текущем прогрессе исследовательского проекта.

    В основном лаборатория Пабло сосредоточилась на изучении таких теорий, как энтальпийная энергия, псевдозоны, нематические жидкие кристаллы и прочего.

    С другой стороны, Институт вычислительного материаловедения в Цзиньлине сосредоточился на прикладных исследованиях. Их план заключался в использовании большого количества экспериментов в поисках способа поддержания концентрации графеновых носителей в сверхпроводниках.

    Лу Чжоу должен был признать, что профессор Пабло Харильо-Эрреро —  выдающийся эксперт в области графена. После получения исследовательского фонда в размере в 10 миллионов долларов прогресс в их исследовании стал расти экспоненциально.

    С помощью их теоретического прогресса Институт вычислительного материаловедения в Цзиньлине и лаборатория Саррота также добились удивительных результатов.

    Однако до конца им еще далеко.

    Лу Чжоу посмотрел на изображения на экране и задумался. Он сразу понял, что ему нужно делать.

    Он хорош в вычислительном материаловедении и использовании математических методов для поиска закономерностей в материалах.

    Поэтому перво-наперво ему нужно построить надежную математическую модель, используя годовые данные, собранные тремя лабораториями.

    Кроме того, чтобы ускорить прогресс в этом проекте, ему нужно больше рук.

    Профессор Чирик — хороший кандидат…

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии