• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 427. У крутых профессоров студенты нарасхват.

    Лу Чжоу взглянул на говорившего и в его глазах появился блеск.

    Это же академик Ван Шичэн, председатель Китайского математического общества!

    Он познакомился с ним на конференции китайских математиков еще в 2015 году.

    Парень вспомнил, что она проходила в Пекинском педагогическом университете. На момент, когда Лу Чжоу посетил конференцию с академиком Лу, он все еще учился в магистратуре.

    В отличие от международной премии Чжена, отечественная премия Чжена Шэньшэна не вручалась за достижения на протяжении всей жизни, скорее она напоминала Филдсовскую премию, направленную на молодых ученых. Однако возрастной критерий для нее другой — до 50 лет.

    — Давно не виделись! — Лу Чжоу пожал руку академику Ван Шичэну и посмотрел на трех человек, стоявших рядом с ним. — А это?

    Академик Ван улыбнулся и представил ближайшего к нему человека:

    — Это главный секретарь Китайского математического общества, Чэн Даюэ.

    Лу Чжоу улыбнулся:

    — Профессор Чэн, приятно познакомиться.

    Чэн Даюэ смущенно улыбнулся:

    — Кто сказал, что я профессор? В отличие от профессора Чжана и профессора Сюя, я всего лишь секретарь, зовите меня секретарь Чэн.

    Глаза Лу Чжоу загорелись, когда он услышал имена других двоих.

    — А вы, получается, Чжан Вэй и Сюй Чэньян?

    Прежде чем, Чжан Вэй успел ответить, академик Ван сказал:

    — Я собирался представить их вам, но не ожидал, что вы сами догадаетесь.

    Лу Чжоу улыбнулся:

    — Какое совпадение, не ожидал встретить здесь двух великих Богов. Какая честь!

    Он много слышал об этих двоих и Боге Юне, когда учился в Цзиньлинском университете, но, к сожалению, никогда не встречал их раньше. Он не ожидал, что сегодня ему представится возможность встретится с ними.

    — Нет, не так! Вэй-то, бесспорно, бог, но обо мне такого пока не скажешь. Вернее, это я должен говорить, приятно познакомиться с тобою, Бог Лу! — сказал Сюй Чэньян, пожимая руку Лу Чжоу.

    Чжан Вэй кашлянул:

    — Не говори так, а то неловко.

    Академик Ван Шичэн улыбнулся молодым ученым и сказал:

    — Профессор Лу, вы свободны?

    — А что-то случилось?

    Академик Ван Шичэн улыбнулся.

    — Ничего, но если вы свободны, то мы могли бы пойти и поесть. Я знаю хороший ресторан поблизости, там готовят намного лучше, чем в отеле.

    Обед в бразильском стиле, предоставленный отелем, был довольно средним, поэтому Лу Чжоу все равно не собирался есть там. Он улыбнулся и кивнул:

    — Конечно, пойдемте!

    …………………………………..

    На другой стороне планеты в Институте математики Китайской академии наук.

    Сян Хуанань сидел в углу кабинета и смотрел по телевизору репортаж с камер. Он вздохнул и взволнованно произнес:

    — Я до этого знал, что этот парень талантлив, но не ожидал, что он настолько безумен! Он даже получил Филдсовскую премию!

    Филдсовская премия — высшая награда для математиков в возрасте до 40 лет. Никто еще не выигрывал ее в возрасте 24 лет.

    Премия Чжена Шэньшэна по математике, премия Вольфа — все награды за достижения на протяжении жизни не вручались ученым в возрасте до 40 лет.

    В конце концов награждать молодого математика за его достижения на протяжении жизни казалось проклятием…

    Академик Ван Юйпин сидел на диване в кабинет и также смотрел телевизор, искренне радуясь за Лу Чжоу.

    Через некоторое время он подумал о нескольких учениках Яньцзинского университета и вздохнул:

    — Жаль.

    Сян Хуанань посмотрел на своего старого друга и спросил:

    — Что жаль?

    Ван Юйпин покачал головой и выглядел почти подавленным.

    — Ученые, родившиеся в восьмидесятых и окончившие университет в двухтысячном году, самые выдающиеся. Чжан Вэй и Юнь Чжихуэй — хорошие примеры. Помимо них есть еще Сюй Чэньян, который вернулся в Китай… Мы надеялись, что эти молодые таланты могут выиграть Филдсовскую премию, но не ожидал, что их всех победят.

    Особенно надеялись на Чжан Вэя, который изучал гипотезу Кудалы для своей докторской диссертации под руководством своего научного руководителя Чжан Шоуу. Он нашел ответ за три месяца, и, получив докторскую степень всего за два года, шокировал все китайское математическое сообщество. А когда он получил премию Рамануджана, то еще больше увеличил свою репутацию.

    Профессор Ван Юйпин преподавал в Яньцзинском университете и слышал слухи, ходящие по кампусу.

    Многие молодые студенты-математики очень почитали Чжан Вэя и называли его «Бог Вэй».

    Очевидно, что старшие и младшие очень уважали его.

    Но никто не ожидал, что Чжан Вэй не получит Филдсовскую премию.

    Сян Хуанань посмотрел на опечаленного старого друга и улыбнулся:

    — Ничего такого в этом нету. Я могу только сказать, что вы оказываете на него давление, разрушая его психику. Вы же пытаете его!

    — Старик Сян, вынужден с тобою не согласиться, — Ответил Ван Юйпин, не слишком обрадовавшись словам друга, — Яньцзинский университет — один из лучших математических институтов в стране, тогда что плохого в ожиданиях? Почему это пытка?

    — Ты, профессор Яньцзинского университета, и не знаешь? — Сян Хуанань улыбнулся. — Какая разница, выиграет он или нет? Неужели упадут небеса? Является ли получение Филдсовской премии целью математических исследований?

    Ван Юйпин покачал головой:

    — Я знаю, что исследования делаются не ради наград. Мне просто печально, что он проиграл.

    Сян Хуанань посмотрел на подавленного друга и сказал:

    — Здесь не о чем печалиться. Может быть, это не так уж и плохо. По крайней мере, он может сбросить с себя груз и сосредоточиться на математике. Возможно, в будущем он добьется большего успеха.

    — Не надо мне этого дерьма, — резко ответил профессор Ван Юйпин и посмотрел на телевизор, — опять же, этот профессор Лу поистине гениален. Слышал, что его украинская студентка будет делать сорокапятиминутный доклад по теории чисел.

    — Ты о гипотезе Коллатца? Я читал эту статью, она хорошо написана, — сказал академик Сян, после чего взял свою термо-кружку и сделал глоток чая. — Он хорошо разбирается в прикладной математике, поэтому неудивительно, что его ученики тоже гении. Однако, не знаю, кто сильнее, украинка, бразилец или Цинь Юэ. Но уверен в одном. Через десять лет один из них получит Филдсовскую премию.

    Ван Юйпин сказал:

    — У Цинь Юэ тоже есть шанс?

    Сян Хуанань удивился и спросил:

    — Что? Хочешь, чтобы он учился в Яньцзинском университете?

    Профессор Ван Юйпин улыбнулся:

    — Я не могу убедить профессора Лу приехать к нам, но могу убедить его студентов.

    Сян Хуанань покачал головой:

    — Слишком поздно. Из того, что знаю, то Институт математических исследований Чжена Шэньшэна уже порекомендовал его в программу «Тысяча талантов».

    Ван Юйпин был потрясен новостью.

    — Как они так быстро?

    — Не они быстро, а вы слишком медленные! — Сян Хуанань поставил кружку. — У крутых профессоров студенты нарасхват.

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии