• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 412. Многообразие Лу?

    Молина где-то полминуты пристально смотрела на Лу Чжоу, а потом внезапно протянула правую руку.

    Парень почувствовал, что она хочет коснуться его лба, и быстро подсознательно пригнулся.

    — Что ты делаешь?

    Девушка ответила:

    — Ничего, просто хотела проверить, не заболел ли ты.

    — …

    Молина со всей серьезностью спросила у Лу Чжоу:

    — Если честно, пусть я никогда не изучала дифференциальные уравнения в частных производных, для меня все выглядит так, будто ты пытаешься усложнить задачу. Почему?

    Парень стряхнул траву с шорт и встал.

    — Я хочу, чтобы все было просто, но не выходит.

    Молина встала и приблизилась к Лу Чжоу:

    — Если расчет нарушает какой-то здравый смысл, то скорее всего он ошибочен.

    Лу Чжоу не стал отрицать ее утверждение.

    — Хорошо, соглашусь, это логично. Именно поэтому мне и интересно, — Лу Чжоу перевел взгляд на озеро, — почему уравнение взорвалось.

    …………………………….

    Взрыв также назывался дивергенцией. По крайней мере так его называли в области вычислительной гидродинамики. Многие из зарубежных авторов любили использовать использовать слово «взрыв» чтобы описать это невероятное явление.

    С точки зрения математики, взрыв может означать многое, например, когда знаменатель решения равен нулю или когда матричное решение не сходится…

    Но когда речь заходит о уравнениях Навье — Стокса, то взрыв означал дивергенцию. В определенной точке во времени и пространстве скорость потока жидкости становилась все быстрее и быстрее, стремясь к бесконечности, что противоречило здравому смыслу.

    Еще полвека назад доказали, что в двумерном пространстве эта точка не существует, а следовательно уравнения Навье — Стокса имеют единственное регулярное решение в двумерное случае. Но никто в научном сообществе не знал, что произойдет, если применить уравнения Навье — Стокса к трехмерному пространству.

    Математическое сообщество в целом оптимистично смотрело на существование трехмерного гладкого решения уравнений Навье — Стокса. Занимающиеся вычислительной гидродинамикой также с оптимизмом относились к этому. Поскольку, если бы гладкого решения не существовало, то их феноменологические модели станут равносильны использованию лжи для объяснения лжи.

    Вернулся домой Лу Чжоу весь в поту. Он бросил свою одежду в стиральную машину и пошел в душ.

    Ощущение горячей воды, стекающий по его телу, помогало его разуму расслабиться.

    Идея косвенного доказательства с использованием абстрактных билинейных операторов может быть ошибочной, поэтому вместо того, чтобы путаться в неопределенной части доказательства, лучше попробовать другой метод.

    Подобные проблемы бросают вызов ограниченности человеческого разума, нет никакого правильного способа решить его.

    Сообщество дифференциальной геометрии никогда не задумывалось о дифференциальных уравнениях в частных производных, пока не решили гипотезу Калаби. После этого родился геометрический анализ дифференциальных уравнений в частных производных.

    Возможно, Лу Чжоу мог открыть что-то еще более ценное, пытаясь решить уравнения Навье — Стокса?

    Он прошел в свой кабинет, включил компьютер и начал искать материалы по уравнениям Навье — Стокса.

    В конце концов это задача вековой давности, за которую полагалась награда от Института Клэя. Уравнения Навье — Стокса занимали важнейшее место в области дифференциальных уравнений в частных производных, поэтому многие ученые получили хорошие результаты, основанные на этой задаче.

    Каждый раз, когда исследования парня достигали проблемного места, он пытался разрешить трудности, погружаясь в исследовательские материалы.

    Точно также как Перельман сразу же решил гипотезу Пуанкаре после прочтения статьи Гамильтона о потоке Риччи. Лу Чжоу использовал аналогичный подход.

    Однако…

    Найти кусочек ответа на загадку не так-то просто.

    Небо за окном усеяли звезды, часы пробили двенадцать.

    Парень вздохнул и, облокотившись на спинку стула, ущипнул морщины.

    Его голову переполняли беспорядочные мысли, он думал о чернилах и сигаретном дыме, отчего у него разболелась голова.

    Внезапно среди этого тумана промелькнул просвет.

    — Если у меня нет инструмента, то почему бы не создать его…

    Если я возьму каждую молекулу представлю, как точку и соберу эти точки в Евклидово пространство, то могу построить приближенное трехмерное многообразие и с помощью топологии…

    Хм, кажется, что делаю простое еще более сложным.

    Хотя думаю…

    Это может сработать?

    В глазах парня появился блеск.

    Он крепко ухватился за вдохновение и быстро взял ручку, после чего написал несколько слов на бумаге.

    “Многообразие Лу”

    После этого его уже было не остановить…

    ……………………

    Когда Лу Чжоу погружался в свои исследования, время пролетело незаметно.

    В мгновение уже наступил апрель.

    За последние полтора месяца Лу Чжоу в основном сидел заперевшись в своей комнате и однообразно проводил весенние каникулы.

    За это время, если не считать Веры, которая приходила к нему домой с отчетом о прошедших лекциях, парень практически полностью не контактировал с внешним миром.

    На самом деле, даже если это именно он просил Веру приносить ему отчет о лекциях, он даже не прочитал его.

    В принстоне уникальный подход к исследованиям профессора Лу уже стал байкой, о которой вновь поступившие студенты узнавали от старшекурсников.

    Возможно Фефферман знал, что исследования парня достигли критической стадии, поскольку не беспокоил Лу Чжоу в этот период. Он прекратил регулярные встречи и занялся собственными независимыми исследованиями.

    Наконец, Лу Чжоу добился определенных результатов.

    Он перестал писать и с улыбкой посмотрел на черновик.

    Мозг Лу Чжоу наконец-то расслабился, и он начал думать о каких-то незначительных вещах.

    Например, нормально ли название «многообразие Лу»?

    Что если он поменяет его на «многообразие Лу Чжоу» или на «многообразие ЛЧ».

    Парень думал об этом и решил не мучить будущие поколения.

    Первое звучало странно, а второе не удобно произносилось.

    — Просто буду придерживаться «многообразие Лу», или «Л многообразие» для краткости!

    Парень был доволен названием. Изменив заглавие рукописи, он отложил бумаги в сторону. Он уже собирался перенести содержимое в электронный вид, включил компьютер и планировал приступить к работе, как в углу экрана появилось уведомление от Сяо Ая.

    «Хозяин, вам пришло письмо!»

    Увидев уведомление, он сразу щелкнул на ссылку в уведомлении.

    Письмо было от «математического ежегодника».

    Речь шла о гипотезе Коллатца.

    Прочитав его, Лу Чжоу улыбнулся.

    Хотя это ожидаемо, он все равно не мог не порадоваться за своих учеников.

    Исходя из письма, статья будет опубликована в последнем номере журнала. Что откроет ее для широкой публики.

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии