• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 375. Промежуточный результат в исследованиях уравнений Навье — Стокса.

    С тех пор как Лу Чжоу приехал в Принстон, он заметил, насколько обыденно для него стало так погружаться в работу.

    Хотя Делинь всегда ругал его за подобный образ жизни и подход к работе, парень стал таким именно из-за желания решить проблемы.

    Это часто напоминало ему о его жизни в университете.

    Всякий раз, когда он сталкивался с математической проблемой, которую не мог решить, он становился одержим ей. У него даже пропадало всякое желание есть, пока он не решит её.

    Он всегда хотел исследовать неизведанное.

    В конце октября Лу Чжоу наконец-то закончил статью.

    Парень посмотрел на стопки бумаг на столе и улыбнулся.

    Он вновь ощутил забытое чувство решения чисто математических задач.

    Лу Чжоу включил компьютер, открыл Word, после чего начал переносить свою работу.

    «Исследования существования гладкости решения для трехмерных несжимаемых уравнений Навье — Стокса с заданными начальными условиями.»

    Лу Чжоу написал заглавие и начал оформлять работу. Сперва он сделал краткую аннотацию.

    Проще говоря, он задал начальные условия и использовал дифференциальные уравнения в частных производных для доказательства существования гладкости решения трёхмерных несжимаемых уравнений Навье — Стокса.

    До этого предполагалось существование гладкости решения трехмерных несжимаемых уравнений Навье — Стокса, когда начальное значение области движения жидкости было небольшим.

    Что же касается существования гладкости решения уравнения Навье — Стокса, когда начальное значение стремится к бесконечности, то это оставалось под вопросом.

    В каком-то смысле Лу Чжоу укрепил фундамент и сделал ещё шаг к решению задач тысячелетия.

    Хотя интересно, что Лу Чжоу не собирался заниматься задачами тысячелетия и только последовал совету Яу Шинтуна создать теоретический инструмент.

    Теперь он не только создал теоретический инструмент, но и получил промежуточные результаты для задачи уравнений Навье — Стокса, которые связаны с задачами тысячелетия, поэтому значение его работы отнюдь не малое.

    Но сейчас над Лу Чжоу нависла дилемма.

    Отправить статью в математический или физический журнал?

    Об этом стоит подумать.

    Это чистая теория, поэтому её нельзя отправить в «Science» или «Nature».

    …………………..

    На следующий день Лу Чжоу с ноутбуком пришёл в офис Института перспективных исследований.

    Он положил ноутбук на стол и открыл его, после чего взглянул на Вэй Вэня на другом конце кабинета.

    — Вэй Вэнь.

    — Да? — Вэй Вэнь поправил очки. Когда профессор обратился к нему, он освежал свои знания о дифференциальных уравнениях в частных производных.

    Лу Чжоу махнул ему рукой и сказал:

    — Иди взгляни на статью.

    Вэй Вэнь особо не понимал, чего от него хотят, но отложил ручку и подошел к Лу Чжоу, после чего посмотрел на статью на экране ноутбука.

    Он долго молчал.

    Когда Лу Чжоу увидел, что его ученик никак не реагирует, он спросил:

    — Не смотри досконально, просто скажи, что по поводу этого думаешь?

    — Я… —  Вэй Вэнь опустил голову, —  не понимаю.

    Лу Чжоу кашлянул:

      Всё нормально. Просто скажи мне своё мнение. Где её лучше опубликовать: в математическом или физическом журнале?

    Вэй Вэнь некоторое время помолчал, а потом в нерешительности ответил:

    — Математическом…

    — Почему?

    — Расчётная часть больше, чем теоретическая.

    Лу Чжоу ничего не ответил, но задумался.

    Это очень простое суждение.

    Однако…

    В нём есть смысл.

    Математических вычислений действительно больше, чем физики.

    Поколебавшись, Лу Чжоу в итоге выбрал математический журнал.

    Что касается конкретного журнала, то он профессор Принстонского университета и, очевидно, отправит статью в их журнал.

    Он уже давно ничего не публиковал в «математическом ежегоднике».

    После этого он закрыл ноутбук и отправился в Принстонскую лабораторию физики плазмы.

    Теоретическая часть была почти завершена, и теперь ему предстояло поработать над экспериментом.

    …………………………

    Современное здание, построенное в стиле минимализма, располагалось на краю города Принстон. Вокруг него раскинулось множество разной зелени. По сравнению со зданиями Принстонского университета в Оксфордском стиле оно выглядело менее впечатляюще.

    Однако никто не мог усомниться в их влиянии в области термоядерного синтеза.

    Если Лайман Спитцер дал людям теоретический план для достижения управляемого термоядерного синтеза, то эта лаборатория ответственна за реализацию этого плана.

    С начала века ИТЭР создавали основу для различных научно-исследовательских институтов в области технологии управляемого термоядерного синтеза. И Принстонская лаборатория физики плазмы тесно сотрудничала с Обществом Макса Планка в исследованиях для стелларатора.

    Самый большой в мире прототип стелларатора, Вендельштайн 7-Х, был построен при помощи Принстонской лаборатории физики плазмы. В тоже время она также сотрудничала с некоторыми другими крупными исследовательскими группами по термоядерному синтезу со всего мира.

    Многие люди могут не поверить, что помимо термоядерного синтеза тут также работали над неоновой плазмой и даже над плазменными ускорителями.

    Если трудно понять, то представьте двигатели космических кораблей в научно-фантастических фильмах, и вы, скорее всего, поймёте, что они исследовали.

    Лу Чжоу заранее договорился о встрече и ждал в холле научно-исследовательского института. Вскоре после этого он встретился с руководителем лаборатории Сэмом Лазерсоном.

    Услышав просьбу Лу Чжоу, профессор Лазерсон улыбнулся:

    — Вы планируете эксперимент по наблюдению за высокотемпературной плазмой?

    Лу Чжоу кивнул:

    — Да.

    Профессор Лазерсон улыбнулся:

    — Это не так просто, далеко не математическая задача.

    — Я знаю, — Лу Чжоу пожал плечами, — я только хочу проконсультироваться по некоторым техническим вопросам.

    Лазерсон ничего не ответил и ждал, когда лу Чжоу продолжит.

    Очевидно, он относился к Лу Чжоу как к «непрофессионалу» и не воспринимал его всерьёз.

    В конце концов будь всё так просто, то кто-нибудь уже давно решил бы проблему.

    Однако Лу Чжоу не волновало подобное отношение от эксперта, и он спокойно продолжил:

    — Гипотетически говоря, мы можем разместить два порта плазмы на орбите и через порт А мы помещаем постороннюю частицу в плазму, а затем возвращаем ее через порт Б... Просто теоретически, возможно ли это реализовать?

    Профессор Лазерсон дотронулся до подбородка и ответил:

    — Это действительно звучит интересно, но какой в этом смысл?

    — Непосредственно наблюдать высокотемпературную плазму слишком трудно, но математически возможно проанализировать данные о столкновениях частицы, движущейся через плазму.

    Профессор Лазерсон слегка нахмурился, а на его лице уже не было прежнего пренебрежения.

    Его лицо становилось серьёзнее, когда он задумался над возможностью этой идеи.

    Спустя долгое время профессор Лазерсон наконец сказал:

    — С обычными частицами не сработает.

    — Вы абсолютно правы, — Лу Чжоу кивнул и ухмыльнулся, — Масса должна быть такой же, как у трития или дейтерия, чтобы частицу можно было отличить от реагентов и продуктов в реакции системы. И самое главное, она должна быть достаточно стабильной!

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии