• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 358. Рекомендация Нобелевского лауреата.

    Когда теория объяснена настолько, что ей аплодируют после речи докладчика, то сессия вопросов и ответов уже не требуется.

    Хотя само собой оставались люди, которые задавали вопросы.

    Лу Чжоу подробно ответил на каждый из вопросов.

    Это, несомненно, фантастический прогресс по сравнению с конференцией MRS, на которой не было ни одного вопроса.

    Это по крайней мере показывает, что аудитория действительно внимательно слушала, а не скрыло свое невежество за аплодисментами.

    После доклада несколько аспирантов из университета Гумбольдта поднялись и попросили подпись Лу Чжоу сказав, что это чтобы запечатлеть исторический момент в химии.

    Хотя Лу Чжоу не думал, что история будет запоминать такие мелочи, он все же не отказал им и расписался на их учебниках.

    За кулисами профессор Эртль подошел к Лу Чжоу и серьезно сказал:

    — Независимо от того, будет ли согласен Нобелевский комитет с вашей теорией или нет, но я порекомендую вашу кандидатуру Шведской королевской академии наук.

    — Спасибо, — Лу Чжоу улыбнулся.

    — Всегда пожалуйста, — Профессор Эрть улыбнулся в ответ, — Это мы должны благодарить вас за то, что приехали с докладом в Берлин. Уже давно не было такого потрясающего доклада. Хотя не могу гарантировать, что вы получите Нобелевскую премию, но думаю, что номинации вы достойны.

    Согласно правилам отбора лауреатов Нобелевской премии, бывшие лауреаты могли рекомендовать кандидатов.

    Однако это совсем не повод для волнения. Ведь каждый год были тысячи кандидатов по рекомендации, но после двух туров отбора только лишь один человек получал Нобелевскую премию.

    В принципе, рекомендации не разглашались, и информация о номинации хранилась в секрете в течении пятидесяти лет.

    Однако в первоначальной рекомендации это правило не особо соблюдалось.

    Лауреаты Нобелевской премии часто шутили по поводу рекомендаций, что могло вызвать стресс у потенциального кандидата до тех пор, пока в октябре не объявят результаты.

    Разумеется, это не относилось к Нобелевской премии мира и премии по литературе.

    Даже игорные компании могли заранее угадать список номинантов и огласить его.

    Лу Чжоу отшутился:

    — Вам не следует говорить об этом мне, вы испортите весь сюрприз.

    Эртль рассмеялся:

    — Это лишь номинация, нет повода для волнения. Будет большой удачей, если вы в своем возрасте сможете получить награду.

    На лице Лу Чжоу промелькнула беспомощность.

    — Это… немного грустно.

    Нереально получить Нобелевскую премию с новой теорией, поскольку многие вещи требуют проверки временем, но парень чувствовал, что это все равно не придется долго ждать...

    …………………..

    Лу Чжоу не переживал ни о Нобелевской премии, ни о рекомендации профессора Эртля.

    Он считал медаль одобрением его исследований, но делал ее мотивацией для них.

    Он все еще молод.

    Ему просто нужно проводить собственное исследования и рано или поздно его заслуги воздадутся.

    Но независимо от того, как Лу Чжоу рассматривал свою теорию и медаль, все сообщество теоретической химии взорвалось после доклада.

    Реакций была более бурной, чем первоначальная на публикацию статьи Лу Чжоу в «JACS».

    Как и в случае с проблемами тысячелетия в математике, подобные были и в химии.

    Просто эти проблемы сложно обобщить одним уравнением, а университеты все еще спорили о том какой вопрос важнее.

    Однако несмотря на обсуждения сообщество теоретической химии достигало общего мнения в некоторых местах.

    Например, в 21 веке одна из четырех основных проблем химии был вопрос, как создать эффективную и одновременно универсальную теорию для химических реакций содержащие нестационарные компоненты на основе квантовой и статической теории.

    Если проще, то вопрос как точно рассчитать скорость химических реакций? Как определить путь химической реакции? Как определить количество необходимого катализатора?

    И как ответить на подобные вопросы с теоретической точки зрения.

    Одна из частей этой проблемы была теоретическая модель структуры электрохимического интерфейса.

    Важность этой теоретической модели для четырех основных проблем химии можно сравнить с важностью теоремы Харди — Литтлвуда для гипотезы Римана.

    Теорема Харди — Литтлвуда давала оценку доли нулей, лежащей на критической линии.  С другой стороны, теоретическая модель структуры электрохимического интерфейса определяла «микрохимический тип реакции».

    После доклада, Общество Макса Планка объявило, что поддерживает теоретическую модель структуры электрохимического интерфейса.

    Более интересно то, что после того, как институт Фрица Габера Общества Макса Планка высказал свою позицию, профессор Мартин Карплус, который ранее высказывал свой оптимизм о теории в «Nature», тут же опубликовал статью в «JACS».

    В статье он процитировал статью Лу Чжоу и дал четкое объяснение потенциала нулевого заряда поликристаллических металлических электродов с теоретической точки зрения.

    До этого это считалось классической проблемой электрохимии.

    Хотя существование «потенциала нулевого заряде поликристаллических металлических электродов» бесспорно, нет никаких выводов о механизме его образования в микроскопических условиях.

    Но как оказалось с помощью «теоретической модели структуры электрохимического интерфейса» было несложно решить эту проблему.

    Очевидно, что этот Нобелевский лауреат уже осознал потенциал этой теоретической модели два месяца назад. Именно поэтому статья была опубликована так своевременно.

    И похоже, что он не ошибся, поставив на нее.

    Эта новая теория заинтересовала не только Мартина Карплуса.

    Все больше и больше химиков-теоретиков проявляли к ней интерес.

    По сравнению с «методом Кона-Шэма» или «теорией функционала плотности» теоретическая модель структуры электрохимического интерфейса практически создана для электрохимических материалов. Она также обеспечила прочную основу для изучения полимерных материалов.

    Особенно для докторов наук в области вычислительного материаловедения и вычислительной химии эта теория стала божьим даром.

    По крайней мере это дало их боссам еще одну причину оставлять их в исследовательских группах.

    Пока весь мир обсуждал сможет ли Лу Чжоу стать самым молодым Нобелевским лауреатом, немецкое химическое общество в тихую приняло решение.

    В знак признания выдающегося вклада этой теоретической модели в химию они решили наградить ее автора медалью...

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии