• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 248. Звонок из Стокгольма.

    Желание Лартера сбылось, и он получил громкую новость, как хотел.

    Но речь шла не про Лу Чжоу.

    Речь шла о нем и скандале с «Вашингтон Таймс».

    На второй день после доклада, когда он пытался найти пропавшего профессора Еноха, в интернете появилась запись.

    Точнее, две записи.

    Одна запись прямо из офиса, когда он с коллегами обсуждали как сделать громкую новость и спровоцировать различные организации по защите прав чернокожих. Они не только использовали много расистских оскорблений, но и надсмехались над организациями.

    Вторая запись была из кабинета профессора в Нигерии.

    «…

    — Самое большее три дня.

    — Это невозможно!

    — 10 000 долларов.

    — Договорились!»

    Если первая запись только разозлила его, то вторая чуть не заставило его утонуть в собственном поту.

    И не только от того, что его карьера оказалось под угрозой.

    Главная проблема в том, как получили эту запись.

    Он мог предположить, что кто-то из офиса слил первую запись, но вторую...

    Он был в Африке!

    По ту сторону Атлантики!

    Ради сохранения конфиденциальности он всегда ездил в командировки один. Невозможно было заранее установить прослушивающее устройство в кабинете профессора Еноха. Невозможно чтобы кто-то прослушивал его самого. Он прошел проверку безопасности в аэропорту, а также принял душ и переоделся в отеле.

    Если только...

    Кто-то не следовал за ним по пути.

    Это самое логичное объяснение.

    Глядя на бледного Лартера, Боб хотел поддержать его и подошел к нему, но тот вскочил в панике со стула.

    — Не трогай меня!

    Посмотрев в глаза полные подозрений и страха Лартера, Боб спросил:

    — Что с тобой?

    Никто ничего не сказал в редакции, поскольку все были погружены в свою работу.

    Лартер в панике огляделся, пытаясь найти кто смотрит на него, но никого не заметил.

    Боб хотел все еще чего-нибудь сказать, но взглянув на лицо Лартера, не мог найти нужных слов.

    Не обращая внимания на Боба, Лартер с яростью открыл ящик стола и вывалил оттуда все документы. Он отчаянно искал диктофон или какой-нибудь жучок, который могли спрятать.

    Если бы он смог найти его, то мог хотя бы немного успокоиться.

    Однако как-бы он ни старался, он не мог найти источник просочившейся записи.

    Из-за этого его страх становился все сильнее.

    Разум говорил ему, что обычный ученый не может обладать такими способностями и за этим должны стоять другие люди.

    Он вспомнил о политическом значении гипотезы Гольдбаха и о том, как соседние страны неоднократно выражали недовольство сфабрикованными новостями и осуждал их, а теперь вдруг замолчали...

    Движимый профессиональными знаниями и имея ограниченное представление в голове, воображение Лартера полностью разыгралось, а его лицо становилось все бледнее.

    Может быть…

    Он стал «целью»?

    ……………………………..

    Лу Чжоу не следил за последующим скандалом с Вашингтон Таймс. Он только услышал от Ло Вэньсюаня, что «Вашингтон Таймс» временно закроется и главный редактор Лартер уйдет в отставку.

    Хотя фальсификация новостей это одно, но, когда обвиняют в коррупции, это уже другое.

    Этот скандал будет преследовать Лартера всю оставшуюся жизнь, оставив след в его карьере.

    По крайней мере, продолжить работу репортером ему будет почти невозможно.

    Вопрос о гипотезе Гольдбаха окончательно уладился в конце мая с выходом последнего номера «математического ежегодника». Здание, мучавшее два с половиной века математическое сообщество было сооружено.

    Лу Чжоу не знал сколько идей и мечтаний он уничтожил и сколько людей были разочарованны из-за этого, но он не беспокоился о этом.

    Институт высшего образования, ресторан на первом этаже.

    Чтобы сэкономить время, Лу Чжоу стал обедать здесь с недавнего времени.

    — Ты сделал плохую вещь, — сказал Эдвард Виттен, садясь напротив Лу Чжоу, после чего улыбнулся, — Даже не знаю сколько людей лишилось возможности выложить свою работу.

    — Да, это плохо, — Парень улыбнулся.

    Но он определенно не сделал столько «плохих вещей» сколько совершил Виттен.

    В 1980-х годах теория узлов была очень популярна. Например, трилистник, много различных групп норм, много инвариантов узлов, подобных многочлену Джонса, которые можно было построить...  В результате, Виттен придумал топологический метод сдвигового потока, и все разнообразий теорий было сметено.

    Само собою это просто шутка называть это чем-то «плохим». Старик также сделал много «хороших вещей», например, создал М-теорию, которая, по крайней мере, спасла физикам-теоретикам 10 лет исследований.

      Я знаю, что ты не привык сидеть сложа руки, — Эдвард Виттен решил посплетничать, —  Так что дальше? Что планируешь изучать?

    Лу Чжоу задумался и ответил:

    — Материаловедение.

    Виттен удивился и спросил:

    — Материаловедение? С чего вдруг?

    — Точнее говоря, вычислительное материаловедение, — Произнес Лу Чжоу и после небольшой паузы продолжил, —  Во время учебы в Цзиньлинском университете я принял участие в интересном проекте. Думаю, что вычислительное материаловедение имеет большой потенциал. Он отражается в пластичности и непредсказуемости, думаю я смогу что-нибудь сделать.

    Виттен поднял вверх большой палец и улыбнулся:

    — То есть, ты хочешь создать собственную дисциплину? Это сложная идея.

    Парень смутился и улыбнулся:

    — Не совсем, просто буду делать то, что повлияет на дисциплину... может быть, просто подтолкну ее к развитию, или быть может сделаю еще много «плохих вещей».

    Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.

    — Я мало знаю о материаловедение, но если интересуешься органическими материалами, то рекомендую профессора Пола Чирика, он эксперт в этой области.

    Лу Чжоу кивнул:

    — Спасибо, я подумаю над этим. Но пока все отложу до возвращения из Китая. Мне нужно отдохнуть.

    Виттен спокойно сказал:

    — Ну тебе действительно нужен отдых.

    Парень уже придумал какую статью использовать для завершения задания.

    По его оценке, он скоро должен получить патенты.

    Вернувшись в Китай, он разберётся с этим вопросом, как уладит все учебные дела.

    В этот момент в кармане у него зазвонил телефон.

    Лу Чжоу достал свой телефон и увидел, что звонок с неизвестного номера.

    — Я отвечу на звонок.

    Виттен улыбнулся:

    — Само собой, не переживай.

    Парень поднял трубку и из телефона донесся голос:

    — Здравствуйте, господин Лу Чжоу, мы из Шведской королевской академии наук.

    Лу Чжоу не знал, что ответить, и обменялся с Виттеном растерянным взглядом.

    Тогда...

    Он был потрясен.

    Шведская королевская академия наук?!

    Шутите?

    Может ...

    Это легендарный…

    Телефонный звонок по поводу Нобелевской премии?!

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии