• Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 242. Неожиданный сюрприз.

    Во время проверки таких крупных гипотез часто невозможно организовать слепой подход. Поскольку не так много разбирающихся людей в одной области и проверяющие вынуждены задавать вопросы Лу Чжоу.

    Сразу после окончания доклада, Лу Чжоу получил список рецензентов из математического ежегодника.

    Поскольку «математический ежегодник» журнал Принстонского университета, то для парня он как «школьный журнал», поэтому список отправили ему не на почту, а главный редактор Эванс лично в руки передал его.

    — Твоя работа будет открыто и независимо рассматриваться шестью людьми, включая Фальтингсона, Хельфготта, Иванеца. Наслаждайся сегодняшним вечером, а с завтрашнего дня, ты будешь занят, — Сказал Эванс с улыбкой.

    Фальтингс! Иванец!

    От этих имен у парня заболела голова.

    Ожидаемо, что Хельфготт будет в списке. В конце концов, он также исследовал гипотезу Гольдбаха. Он лучший в мире в круговом методе. Он напоминал Чэнь Цзинжунь с методом решета.

    Но Фальтингс, занимающийся алгебраической геометрией, вызывал вопросы.

    Хотя Лу Чжоу использовал алгебраическую геометрию, там ее было не так много.

    Отложив список имен, парень произнес:

    — Надеюсь, старшие проявят милосердие.

    — Милосердие? Невозможно! Это одна из корон в аналитической теории чисел, — Улыбнулся Эванс и похлопал Лу Чжоу по руке, — Профессор Сарнак из института перспективных исследований весьма оптимистично относится к твоей работе. Так что будь увереннее. Я верю в тебя!

    Лу Чжоу прекрасно знал, кто такой Сарнак. Хотя в Принстоне много профессоров с таким именем, но есть только один Питер Сарнак, главный редактор «математического ежегодника», лауреат премии Вольфа.

    Хотя Сарнак и не столь знаменит, как Фальтингс или Иванец, он также авторитет в области теории чисел.

    Однако, чтобы избежать подозрений список имен содержал лишь одно имя из Принстона и это не Питер Сарнак. А из Парижского педагогического университета присутствовало два человека.

    На самом деле Эванс ошибался.

    Как только доклад подошел к концу, Лу Чжоу уже стал нагруженным.

    Как только он вышел из аудитории, его окружили репортеры.

    — Господин Лу Чжоу, я из «Принстон Дейли». Могу я спросить, останетесь ли вы преподавать в Принстоне? Или вы вернетесь в Китай?

    — Конечно, Китай моя родина. В конце концов я вернусь. Но мне также нравится учебная атмосфера Принстона. Это хорошее место для учебы. Если Принстон предложит мне должность преподавателя я с радостью приму ее.

    — Здравствуйте, господин Лу Чжоу, я репортер из «Дейли Мейл». Как по-вашему прошел доклад?

    — Нервно и волнующе ... поэтому прямо сейчас мне нужно отдохнуть. Вы можете взять интервью у моего научного руководителя, профессора Делиня, который мне очень помог и в курсе моей работы.

    Репортеры окружили его и не останавливались задавали вопросы, поэтому парень попытался сбежать.

    Но он не ожидал, что это лишь начало.

    Вечером проходил банкет в Принстонском отеле, Принстонский Институт перспективных исследований устроил возможность, чтобы ученые могли поговорить друг с другом. На самом деле это только ради Лу Чжоу.

    За исключением гипотезы Пуанкаре и гипотезы ABC, гипотеза Гольдбаха одно из самых важных научных достижений в последнее время. И к тому же результат получен в области теории чисел.

    Как только парень появился в банкетном зале отеля, то тут же оказался в центре внимания.

    Хотя он попытался избежать толпы спрятавшись за едой и шампанским, очевидно другие не позволили ему так легко избежать разговора.

    Как только Лу Чжоу положил стейк на свою тарелку, он заметил, что к нему подошел мужчина в костюме и бокалом шампанского в руках.

    — Здравствуй, Я Джон Морган, заведующий математической кафедры Колумбийского университета.

    — Я Лу Чжоу, рад знакомству, — Ответил парень и пожал ему руку.

    — Я тоже рад знакомству. Результат твоей работы просто поражает. Честно говоря, впервые встречаю такого молодого математика с такими способностями.

    Морган был очень разговорчивым человеком и не скупился на похвалу, из-за чего Лу Чжоу смущался.

    Они легко разговорились и вскоре Морган начал говорить о Колумбийском университете.

    — В Колумбийском университете есть много выдающихся китайских математиков. Например, Чжан Вэй и Чжан Таоу, которые также выдающиеся ученые. В Колумбийском университете ты сможешь пообщаться со множеством отличных китайских студентов. Это однозначно самое открытое место в штатах для потенциальных способных ученых. Пока ты готов, мы можем напрямую нанять тебя как полного профессора.

    Профессор Морган сразу перешел к делу.

    Лу Чжоу смутился и собирался ответить что-нибудь в духе, что подумает над его предложение, как вмешался профессор Делинь:

    — Все тоже самое может предоставить и Принстон.

    Морган замер и обернулся.

    — Делинь? О, мой друг, не ожидал увидеть тебя здесь.

    — Я тоже рад тебя видеть, профессор Морган, — Произнес Делинь, после чего посмотрел на парня, — Я собирался подождать до завтра. Но раз подвернулась такая возможность, то объявлю сейчас.

    Все, кто стоял поблизости, прекратили разговоры и с любопытством посмотрели на Делиня.

    Делинь пристально посмотрел на Лу Чжоу и торжественно заговорил:

    — Лу Чжоу.

    Чувствуя исходящую серьезность от профессора, парень подсознательно выпрямился и сделал серьезное лицо.

    Посмотрев на своего студента и кивнув, профессор сказал:

    — Учитывая результата, которых ты достиг, работая над своей диссертацией. После обсуждения с Принстонским институтом перспективных исследований мы решили предоставить тебе докторскую степень.

    Сразу после его слов, вокруг раздались аплодисменты.

    Некоторые молодые студенты даже присвистнули.

    Тут были китайские студенты и студенты из лиги плюща, все они искренне поклонялись этому богу.

    Нет ничего особенного в докторской степени.

    Но получить докторскую степень через три месяца после начала обучения, несомненно, останется в истории Принстонского университета.

    Однако профессор Делинь еще не закончил говорить и по его виду можно сказать, что он собирался продолжить.

    Как только толпа успокоилась, он опять заговорил:

    — В то же время Принстонский институт перспективных исследований решил предложить тебе место преподавателя в Принстонском институте, в связи с твоими крупными прорывами в области простых чисел.

    Профессор с одобрением посмотрел на Лу Чжоу.

    — Это предложение будет отправлено тебе вместе с дипломом. Принимать его или нет, само собою твое право.

    Старые профессора особо не удивились, но молодые люди потеряли дар речи.

    Возможно, некоторые думают, что нет ничего такого в работе преподавателем.

    Однако это Принстонский институт перспективных исследований, всемирный центр математики!

    Более того, Лу Чжоу всего двадцать один…

    Зависть почти переросла в обиду…

    Морган больше не стал говорить, а только пожал плечами и на его лице отразилась беспомощность.

    Колумбийский университет не мог сравниться с Принстонским институтом перспективных исследований. Даже, если Морган предложит ему должность главы кафедры, парень не согласится.

    Такая внезапная новость ошеломила Лу Чжоу.

    Через какое-то время он глубоко вздохнул и спросил:

    Как какого преподавателя?

    Профессор Делинь ответил совершенно обыденно:

    Само собой, как полного профессора, что же еще?

  • Передовик системы высоких технологий
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии