• Отчет по выживанию наложницы в резиденции генерала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Я была очень уверенной, произнося те слова.

    Но… моя любимая серьезно удивилась сказанному. Но через мгновение выражение ее лица сменяется на виноватое. Она спокойна, ей ни противно, ни радостно. Безвкусно, как вода.
    — Мне жаль.
    Мое сердце остановилось, и через секунду я кивнула:
    — Все в порядке.
    Все и правда в порядке. Просто я поняла, что с самого начала неправильно поставила главный пейринг. Это обычный и традиционный гет.

    Но даже так… у меня все равно ужасно болит в груди. Мое сердце разбито! Я хочу к маме и папе! Хочу вернуться в Цзяннань и всю жизнь жить за счет родителей и предков!

    Даже Лу Шуй постаралась поддержать меня:
    — Это все генерал виновата! У нее нет глаз, раз она не заметила красоты юной госпожи.
    — Давайте не будем об этом. Какой бы мужественной ни была генерал, она все-таки женщина. Как бы он взяла в жены юную госпожу? — с беспокойством произнесла Хун Чжан. — И хотя юная госпожа официально не вышла замуж, люди вокруг знают об невыясненных отношениях госпожи с господином Цюем. Теперь юной госпоже еще тяжелее выйти замуж, чем раньше.
    — Хун Чжан, ты оскорбила свою госпожу. Неужели думаешь, что я не накажу тебя?
    — Я лишь забочусь о вас! — не поспешила, но и не промедлила ответить служанка. — Во-первых, невозможно жениться на представительнице более низкого сословия со статусом нашей госпожи. Кроме того, она отказалась от устроенного господином Бо брака с господином Су, а после и завела роман с господином Цюем…
    — А можно мне не выходить замуж?

    Если родители согласятся, то я бы могла усыновить и вырастить ребенка. И он бы обеспечивал нас с мамой и папой, когда мы состаримся. Возможно, я бы даже могла попросить ребенка у сестры. Но она императрица… Если я выскажу такое желание, то мой зять меня убьет.

    Кстати, кто вообще такой этот сын семьи Су?

    Кажется, молчаливый отказ Сян Тяньгэ заставил меня проснуться. Оставаться в столице больше не было смысла. Но стоило мне связаться с родителями и приготовиться отправляться в Цзяннань, чтобы поразвлекаться с парочкой девушек из квартала красных фонарей, как из резиденции императора мне прислали письмо, в котором было сказано, что… государыня-императрица беременна, и потому мне нельзя уезжать!

    Это был второй ребенок спустя семь лет. Император был настолько счастлив, что разрешил всей семье своей жены приехать и повидать ее. Если бы не императрица, то маме и папе, только-только прибывшим в Цзяннань пришлось бы тут же вернуться в столицу в полном изнеможении.

    И я снова пошла к своей сестре. Не знаю, было ли дело в ребенке, но, кажется, теперь она излучала… материнское сияние. Увидев меня, она обрадовалась, но в глазах я уловила едва заметный блеск меланхолии.

    Бо Цинъю затянула меня в бездну детских воспоминаний. Я обратила внимание, что во всех этих историях юности она ни разу не упомянула сына семьи Сян, Сян Хуая. От начала и до конца.

    Если женщина не упоминает ни слова о своей прошлой любви и, возможно, даже старается избежать этой темы, это означает только то, что она все еще не забыла о нем.

    Мне не хотелось знать больше. Ведь чем больше знаешь, тем быстрее умираешь.

    Поскольку я улетела куда-то далеко, сестра-императрица легко щелкнула меня по лбу, вздохнула и начала:
    — Бо Бо теперь даже не хочет слушать, что говорит ее старшая сестра.
    — Я слушаю, — ответила я с тревогой. — И… сестрица может перестать называть меня так?
    Подобное сокращение заставляет меня вспоминать о героях ДжоДжо. Если я сейчас устрою ДжоДжо-позинг, меня сочтут за сумасшедшую.
    — Наша Бо Бо что-то задумала? — ласково погладила меня императрица по голове. — Это из-за Сяо Тянь?
    — Сяо Тянь?
    — Ну, до того, как родилась юная госпожа семьи Сян, думали, что родится мальчик, поэтому ему подобрали имя Сян Тянь. Когда же родилась девочка, они добавили «гэ» в конце.
    Даже так? Я очень удивилась. Прежде чем осмыслить сказанное сестрой, я спросила:
    — Я никогда не слышала об этом… Это старший брат Сян рассказал вам?

    ДжоДжо-позинг — отсылка к легендарной манге, а также аниме JoJo's Bizarre Adventure. Знаменито своими мемами, а также позами.
    p.s. Ваши переводчики — огромные фанаты :D
    vfHHaUZQT9M.jpg
     

    Пример одной из ДжоДжо-поз

    И стоило мне это произнести, как улыбка застыла на лице Бо Цинъю. Она улыбнулась чуть шире и коснулась своими пальцами уголков моих губ. Ее бездонные персиковые глаза взглянули на меня.

    — Цинбо, есть вещи, о которых не стоит говорить столь необдуманно.

    По моей спине прошлись мурашки, я тут же вскочила в порыве убежать, но меня схватили за руку, не давая шевельнуться. Успокоившись, я села обратно.
    — Хорошо, дитя мое, ты все такая же, как и прежде. Говоришь, не подумав, — сказала сестра, но через мгновение она вернулась к своей обычной манере поведения, мягкой и чуть влюбленной. – Бо Бо, тебе нравится Сяо Тянь?

    Ты слишком быстро сменила тему, сестрица!

    — Но я ей нет, — вяло ответила я.
    — Коли так… не хочешь ли войти во дворец? — подумав, спросила Бо Цинъю.
    — Хах?

    Вот это новости! Выходит, что чтобы разблокировать рут императорского гарема, мне нужно было пройти ветку генерала? Какого черта?!

    — Бо Бо, ты не знала, но… я весьма слаба. Я не смогу спокойно выносить этого ребенка, это очень опасно, но… мне хочется, чтобы он появился на свет, — Бо Цинъю положила свою руку себе на живот. Нежная улыбка осветила ее красивое лицо. Она стала говорить тише, словно побоялась напугать малышка. — И я думаю, что… умру, когда ребенок родится. Если ты поможешь мне присмотреть за двумя моими детьми, я бы была спокойна. После своей кончины я не смогу позаботиться о тебе, отце и матери. Войти во дворец… было бы безопаснее всего. Ах, да! Может, выберешь имя для ребенка?

    Я остолбенела.

    Согласно подобного рода сценариям я должна буду стать кем-то вроде императорского консорта. А потом должна стать второстепенной героиней из группы поддержки. Возможно, моя сестрица даже скажет своему мужу: «Ах, моя сестренка — лесбиянка.»

    И до тех пор, как никто не обвинит меня в лесбиянстве, я буду в безопасности. Император позаботится обо мне ради своей истинной любви. Только вот иногда он будет думать, что выдаю ему зеленую шапку. Однако появление главной героини во дворце все изменит: император влюбится в нее, поймет, что его бывшая истинная любовь, то есть моя сестрица, ядовитый цветок лотоса. Он разозлится и превратится из «фаната» в «анти-фаната». И тогда главная героиня и ее сын займут главенствующее положение, она станет его истинной любовью, займет все место в его сердце.

    В течение этого времени мне придется идти за ненавистью в собственном сердце, заставить героиню упасть и пострадать. Это повлечет за собой выкидыш, но она сумеет спасти своего нерожденного ребенка и дальше по сценарию…

    И посему пораженная словами, будто молнией, я произнесла:
    — И
    — И? — нахмурилась императрица, а после улыбнулась. — Необыкновенный, утонченный, возвышающийся над толпой. Также это означает счастье и мир. Неважно, чего захочет этот ребенок, свободы или комфорта, все будет в порядке. Хорошее имя…

    Только не говори мне, что если я произнесу «э», ты назовешь его гусем.

    — Значит, его будут звать И, Е Минъи, — улыбнулась императрица и тепло взглянула на свой живот.

    Я тоже посмотрела на него. Прости, племянник! Имя, которое дала вам тетя, чисто рандомное! Но это все твоя мама виновата!

    «И», которое произнесла Цинбо — 噫. Это междометие по типу нашего «ох!». Но императрица подумала на «и» — 逸, который означает освобождаться, лучший человек, талант.
    Э (呃) — это подражание крикам птиц. Почему гусь? Ну, потому что у нас новелла — отсылка к стихотворению про гуся :)
    Е Минъи (叶明逸) — 叶 — лист, быть в согласии; 明 — светлый. Значение последнего иероглифа можно увидеть выше.

    Заметив, что Бо Цинъю сочла мое молчание за согласие, я поспешила прояснить все:
    — Сестрица! Я ни за что не войду во дворец! Вы хотите, чтобы я вошла во дворец, придумала план по цареубийству и толкнула старшего племянника на трон?!
    — Что за чушь ты несешь?! — щелкнула меня по лбу Бо Цинъю.
    — Прости, сестрица… Я…
    — Юань-эр не может взойти на трон, — внезапно сказала императрица и успокоилась. — Это твоя идея или отца?
    Я замерла и быстро постаралась снять обвинения со старика:
    — Здесь только я несу чушь!
    — Цинбо, — улыбнулась сестра и посмотрела вниз. — Если когда-нибудь такой день настанет… никому не позволено сажать Юань-эра на трон. Никому. Ни семье Бо. Ни семье Сян.

    Эр (儿) — словообразующий суффикс при основе существительного, первоначально в уменьшительно-ласкательном значении, ныне в значительной степени утраченном.

    Разговор закончился плохо. Мне не понравился цвет лица Бо Цинъю, когда я собиралась уезжать, а мой зять, император, который пришел чуть позже одарил меня недружелюбным взглядом. Если бы не сестра, он, вероятно, захотел бы наказать меня.

    Вытерев пот со лба, я подумала, что если бы он узнал о том, что я сказала, то одним наказанием тут бы не обошлось.

    Потом меня стали вызывать во дворец каждые несколько дней. Однако теперь ничего безответственного не вырывалось из моего рта. Я лишь занималась тем, что слушала пустую болтовню сестры. Она вспоминала обо всем, о чем только могла: о том, как обнималась меня, когда мне было три, о том, как она разбила вазу и свалила вину на меня, побоявшись быть наказанной. Мне не хотелось это все слушать, но сестра настаивала.

    И, конечно, за все это время я ни разу не увидела Сян Тяньгэ.

    Месяц спустя, когда я учила своего старшего племянника быстро и ловко лазать по деревьям, а императрица, узнав об этом, начала ругать нас, прибыл слуга. Он передал, что враги вторглись через северо-западную границу, и Сян Тяньгэ подалась в добровольцы.

    Автору есть что сказать:
    Ну, осталось где-то 3-4 главы до конца! (на самом деле две, просто 13 большая).

  • Отчет по выживанию наложницы в резиденции генерала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии