• Основатель номер один в истории
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Хотя Флаг Черного Облака был магическим предметов стадии Золотого Ядра, его силы были загрязнены Исконной Водой Кровавой Реки, и Линь Фэн не мог задействовать всю его мощь в битве, но он все еще мог использовать его способность переносить людей и проходить сквозь пустоту.

     

    Как пространственный магический предмет, помимо возможности использовать пространственные перемещения на короткие дистанции, он так же может открывать изолированные пространства.

     

    Три черные массы света мерцали в пустоте. Одной из них был Сяо Ян и трое его младших. Линь Фэн пошел проверить их, раны Сяо Яна были относительно стабильны.

     

    Другой массой света был Демонический Аватар. Сейчас он уже успокоился, красный свет в глазах полностью погас, и страшная аура тоже угасла. Он больше походил на статую.

     

    Он все еще плотно обнимал Хуэй Куна. Хотя в нем совсем не осталось энергии, он запечатывал ману монаха и тот не мог двинутся.

     

    Увидев Линь Фэна, он открыл рот и хотел что-то сказать, но все же решил молчать.

     

    На поверхности, Линь Фэн выглядел будто его эта ситуация мало заботит, но на деле, он внимательно наблюдал за монахом.

     

    «Ты пришел не за моим учеником?»

     

    Линь Фэн равнодушно спросил: «Я слышал, как мои ученики говорили, что ты узнал Буддийский Жезл Грома, принадлежащий Хуэй Ку и ты искал его?»

     

    «Амитабха, я действительно здесь за тем предателем Младшим Хуэй Ку. Точнее говоря, я хочу вернуть Шариры старейшин моей секты, которые были осквернены его руками.»

     

    «Хуэй Ку совершил ужасное предательство, он на самом деле переработал Шариры старейшин секты в магические предметы. Я не могу относится к этому равнодушно.»

     

    Хотя он и попал в лапы к Линь Фэну, старый монах все еще выглядел спокойным. Не то чтобы он был бесстрашным, а скорее вера и воля в его сердце, направляли его в том что он делает.

     

    Линь Фэн спросил: «Какое у тебя Буддийское имя?»

     

    Монах ответил: «Мое Буддийское имя Хуэй Кун.»

     

    Линь Фэн взглянул на него и внезапно спросил: «Если я скажу тебе где Хуэй Ку, что ты будешь делать после того как найдешь его?»

     

    Старший монах широко открыл глаза, в которых зажегся могучий свет: «Искалечу его культивацию и поставлю перед Буддой на колени, читать Писания до конца жизни, чтобы искупить свои грехи.»

     

    Линь Фэн посмотрел ему прямо в глаза и понял, что большой монах говорит правду.

     

    Он спокойно сказал: «К сожалению, маленький монах, ты больше не сможешь это сделать.»

     

    Выражение лица Хуэй Куна никак не изменилось: «Ты имеешь в виду, что ты собираешься убить меня, поэтому я не смогу найти моего Младшего Хуэй Ку и вернуть назад Шариры?»

     

    «Или же ты говоришь, что тот Младший убит тобой, поэтому я не смогу вернуть его к Будде?»

     

    Линь Фэн глянул на него: «Ох умник.»

     

    А тот ответил: «Пожалуйста, просветите меня.»

     

    Линь Фэн взмахнул рукавом: «Хуэй Ку действительно уже мертв, но умер он не от моих рук. Он умер вместе с культиватором, работающим на Чжу Хун У.»

     

    Монах немного нахмурился и стал более серьезен: «Маркиз Сюань Цзи, Чжу Хун У?»

     

    В прошлом, когда Великая Династия Чжоу объединилась с множеством сил чтобы истребить Храм Великого Грома, Маркиз Сюань Цзи был главнокомандующим. Хуэй Кун тогда тоже был учеником Храма, и хотя он не был приверженцем крайних мер, как Хуэй Ку, но тоже питал ненависть к Маркизу Сюань Цзи.

     

    Линь Фэн усмехнулся: «Если другие не беспокоят меня, я тоже их не трогаю. Я уничтожил второго стюарда Чжу Хун У и гостевого старейшину клана Юй, которые пришли за моими учениками. Малец из основной ветви клана Юй, посмел наступить на моего ученика, поэтому я забрал его ногу.»

     

    «Почему по-твоему я не убил тебя, а только схватил живым?»

     

    Старый монах склонил голову, сказав: «Я на самом деле не сделал ничего против тебя или твоих учеников. Я просто хотел выяснить где Шариры.»

     

    Линь Фэн подумал: «Конечно, это потому, что у Демонического Аватара закончилось топливо…» Естественно, Хуэй Куну он ничего такого не сказал. После его ответа, Линь Фэн слегка кивнул: «Это только одна из причин, другая, из-за твоего Младшего Хуэй Ку.»

     

    «Перед смертью он передал мне Буддийских Жезл Грома.» Линь Фэн продолжил: «Но 24 Шариры были уничтожены в Нечестивой Кровавой Реке под Подземным Дворцом Черного Облака.»

     

    Хуэй Кун тут же побледнел: «Нечестивая Река! Ты говоришь правду?»

     

    Линь Фэн спокойно кивнул: «Я ручаюсь за свои слова.»

     

    В голове Хуэй Куна творилась каша. Если Шариры действительно кинули в Нечестивую Кровавую Реку, они определенно будут полностью загрязнены нечестивой кровью и полностью утратят свою Буддийскую природу.

     

    Он собрался с мыслями и тяжело сказал: «Я был груб, пожалуйста, расскажи мне делали.»

     

    Линь Фэн внезапно поменял тон и спросил: «Из-за дела с Шарирами, ты был очень недоволен своим Младшим Хуэй Ку?»

     

    Хуэй Кун немного удивился, но все равно очень открыто ответил: «Я действительно разозлился, но таково мое сердце, я не собираюсь оправдываться за это.»

     

    Линь Фэн кивнул и продолжил: «Ты знаешь, что Хуэй Ку сказал прямо перед своей смертью?» Он посмотрел прямо в глаза Хуэй Куну и медленно проговорил: «Он сказал, что знает, что предал секту и определенно отправится в ад. Он жалеет только о том, что не сможет застать день, когда Династия Чжоу падет, и долг крови за его секту будет отплачен.»

     

    Хуэй Кун не знал, что сказать.

     

    В принципе, они с Хуэй Ку были похожи.

     

    По причине ненависти, за уничтожение своей секты, Младший Хуэй Ку пошел против запрета гнева и убийств, и даже не колебался переработать Шариры своих старших в магические предметы. Все это ради увеличения своей силы, чтобы отомстить Династии Чжоу.

     

    Он и сам понимал, что это являться предательством, но просто не мог обуздать ярость и ненависть в своем сердце.

     

    Такой была воля Хуэй Ку, никаких оправданий.

     

    Линь Фэн вздохнул и с сожалением сказал: «Твой Младший Хуэй Ку возможно слишком импульсивен, но он придерживается принципа - глаз за глаз. Более того, это не его собственная вендетта, а долг крови за свою секту. Двигаться вперед и не сбиваться с пути, я восхищаюсь людьми вроде него.»

     

    «Он знал, что ты всегда преследовал его. Хуэй Ку не хотел, чтобы ты простил его, он бы сдался на твою милость после того как отомстил. Он так же вернул бы Шариры.» Линь Фэн холодно сказал: «У него было прозрение перед смертью, его гнев и ненависть исчезли, а самым большим сожалением было не то, что он не успел отомстить за свою секту, а то что он сгубил Шариры и не сможет вернуть их тебе.»

     

    Лицо Старшего монаха постепенно бледнело, а в глазах появлялись следы страданий.

     

    Линь Фэн обращал внимание на самые крошечные изменения в его выражении лица. На данный момент, он стал еще увереннее в своей идее и тут же принялся ковать железо пока горячо: «Хуэй Ку всегда надеялся получить твое прощение. Причина по которой он передал мне Буддийских Жезл Грома, заключается в том, что он хотел чтобы я вернул его тебе и передал сообщение. Он сказал, что ему суждено отправится в ад искупить свои грехи, но все его действия были ради Храма Великого Грома. А если бы у него были собственные эгоистичные мотивы, то пусть небеса покарают его!»

     

    «Я отдал Буддийский Жезл Грома своему ученику только для того чтобы он временно мог себя защитить.» Он непринужденно продолжил: «Так как сегодня я встретил тебя, то отдаю его тебе.»

     

    Закончив говорить, Линь Фэн передал Жезл Хуэй Куну, но старший монах не принял его. Он был бледнее смерти и только бормотал про себя: «Младший, ты пошел по неправильному пути, ты действительно заблуждался… Эх, ты такой глупый.»

     

    К этому моменту, Линь Фэн уже полностью понял, что в прошлом когда они тренировались в Храме Великого Грома, их взаимоотношения должно быть были очень близки. Возможно их даже обучал один мастер, и они были братьями-соучениками, который жили и ели вместе.

     

    После падения Храма, эти двое сбежали вместе. Младший Хуэй Ку, со своим жестоким и экстремистским характером, переработал Шариры старейшин своей секты в магические предметы, чтобы увеличить свою силу, поэтому они рассорились, из-за честного и серьезного характера Хуэй Куна.

     

    Именно из-за их близких отношений в прошлом, Старший монах был настолько нетерпим к кощунству Младшего, как осквернение останков старейшин, и поэтому был настолько зациклен на том чтобы схватить Хуэй Ку и вернуть Шариры.

     

    Разобравшись в их отношениях, Линь Фэн решил провести финальную атаку: «Поэтому, причина по который ты сегодня остался жив, наполовину из-за твоего Младшего, которого ты все это время преследовал. Позаботься о себе сам, твои действия с этих пор, зависят только от тебя.»

     

    Хуэй Кун поднял голову к небесам и протяжно вздохнул. Слезы падали как дождь, а он так ничего и не сказал.

     

    Линь Фэн спокойно стоял и молча смотрел на него.

     

    Только спустя какое-то время, Хуэй Кун наконец успокоился. Глубоко вдохнув, он посмотрел на Линь Фэна и сказал: «Спасибо тебе за то, что рассказал все это и развязал этот тяжелый узел в моем сердце.»

     

    «Младший Хуэй Ку отдал это Буддийский Жезл Грома тебе. Так как ты уже передал его своему ученику, я конечно же не буду просить его обратно. Я верю, что даже Младший был бы согласен с моим решением.»

     

    Линь Фэн спокойно спросил: «Что ты собираешься делать, после того как я освобожу тебя?»

     

    Хуэй Кун сказал: «Я хочу отправится в город Тянь Цзин Империи Чжоу, чтобы посетить тот подземный дворец и отдать дань уважения своему Младшему. Затем я попытаюсь зайти в глубины дворца и попытать удачу в поиске Шарир, возможно мне удастся найти несколько. Вероятность конечно мала, но я все равно сделаю все возможное.»

     

    Линь Фэн мог сказать, что этот монах – человек который держит свое слово, поэтому он ослабил сдерживание Демонического Аватара и освободил Хуэй Куна.

     

    Старший монах сложил руки вместе: «Ранее я обидел тебя и твоих учеников. Благодарю за твое благодушие, я бесконечно благодарен. Если в будущем удача снова сведет нас вместе, если будет что-то что я смогу для тебя сделать, я в твоем распоряжении.»

     

    Линь Фэн равнодушно кивнул головой. Хуэй Кун снова прочитал Буддийскую молитву и используя Технику Воздушного Побега Гаруды, в миг исчез вдалеке.

     

    Видя удаляющуюся фигуру старого монаха, Линь Фэн вздохнул с облегчением.

     

    Из-за Чжу И, ему суждено идти против Поместья Маркиза Сюань Цзи и Великой Династии Чжоу. Нет ничего плохого в том, чтобы закопать для них несколько лишних гвоздей.

     

    Враг моего врага – мой друг. Если от него можно получит пользу, то почему бы это не сделать?

     

    «Более того… Хе-хе!» Посмеиваясь Линь Фэн достал пространственную сумку Хуэй Куна: «Личная сумка культиватора стадии Золотого Ядра, тут должно быть что-нибудь интересное… Хе-хе-хе!»Хотя Флаг Черного Облака был магическим предметов стадии Золотого Ядра, его силы были загрязнены Исконной Водой Кровавой Реки, и Линь Фэн не мог задействовать всю его мощь в битве, но он все еще мог использовать его способность переносить людей и проходить сквозь пустоту.

     

    Как пространственный магический предмет, помимо возможности использовать пространственные перемещения на короткие дистанции, он так же может открывать изолированные пространства.

     

    Три черные массы света мерцали в пустоте. Одной из них был Сяо Ян и трое его младших. Линь Фэн пошел проверить их, раны Сяо Яна были относительно стабильны.

     

    Другой массой света был Демонический Аватар. Сейчас он уже успокоился, красный свет в глазах полностью погас, и страшная аура тоже угасла. Он больше походил на статую.

     

    Он все еще плотно обнимал Хуэй Куна. Хотя в нем совсем не осталось энергии, он запечатывал ману монаха и тот не мог двинутся.

     

    Увидев Линь Фэна, он открыл рот и хотел что-то сказать, но все же решил молчать.

     

    На поверхности, Линь Фэн выглядел будто его эта ситуация мало заботит, но на деле, он внимательно наблюдал за монахом.

     

    «Ты пришел не за моим учеником?»

     

    Линь Фэн равнодушно спросил: «Я слышал, как мои ученики говорили, что ты узнал Буддийский Жезл Грома, принадлежащий Хуэй Ку и ты искал его?»

     

    «Амитабха, я действительно здесь за тем предателем Младшим Хуэй Ку. Точнее говоря, я хочу вернуть Шариры старейшин моей секты, которые были осквернены его руками.»

     

    «Хуэй Ку совершил ужасное предательство, он на самом деле переработал Шариры старейшин секты в магические предметы. Я не могу относится к этому равнодушно.»

     

    Хотя он и попал в лапы к Линь Фэну, старый монах все еще выглядел спокойным. Не то чтобы он был бесстрашным, а скорее вера и воля в его сердце, направляли его в том что он делает.

     

    Линь Фэн спросил: «Какое у тебя Буддийское имя?»

     

    Монах ответил: «Мое Буддийское имя Хуэй Кун.»

     

    Линь Фэн взглянул на него и внезапно спросил: «Если я скажу тебе где Хуэй Ку, что ты будешь делать после того как найдешь его?»

     

    Старший монах широко открыл глаза, в которых зажегся могучий свет: «Искалечу его культивацию и поставлю перед Буддой на колени, читать Писания до конца жизни, чтобы искупить свои грехи.»

     

    Линь Фэн посмотрел ему прямо в глаза и понял, что большой монах говорит правду.

     

    Он спокойно сказал: «К сожалению, маленький монах, ты больше не сможешь это сделать.»

     

    Выражение лица Хуэй Куна никак не изменилось: «Ты имеешь в виду, что ты собираешься убить меня, поэтому я не смогу найти моего Младшего Хуэй Ку и вернуть назад Шариры?»

     

    «Или же ты говоришь, что тот Младший убит тобой, поэтому я не смогу вернуть его к Будде?»

     

    Линь Фэн глянул на него: «Ох умник.»

     

    А тот ответил: «Пожалуйста, просветите меня.»

     

    Линь Фэн взмахнул рукавом: «Хуэй Ку действительно уже мертв, но умер он не от моих рук. Он умер вместе с культиватором, работающим на Чжу Хун У.»

     

    Монах немного нахмурился и стал более серьезен: «Маркиз Сюань Цзи, Чжу Хун У?»

     

    В прошлом, когда Великая Династия Чжоу объединилась с множеством сил чтобы истребить Храм Великого Грома, Маркиз Сюань Цзи был главнокомандующим. Хуэй Кун тогда тоже был учеником Храма, и хотя он не был приверженцем крайних мер, как Хуэй Ку, но тоже питал ненависть к Маркизу Сюань Цзи.

     

    Линь Фэн усмехнулся: «Если другие не беспокоят меня, я тоже их не трогаю. Я уничтожил второго стюарда Чжу Хун У и гостевого старейшину клана Юй, которые пришли за моими учениками. Малец из основной ветви клана Юй, посмел наступить на моего ученика, поэтому я забрал его ногу.»

     

    «Почему по-твоему я не убил тебя, а только схватил живым?»

     

    Старый монах склонил голову, сказав: «Я на самом деле не сделал ничего против тебя или твоих учеников. Я просто хотел выяснить где Шариры.»

     

    Линь Фэн подумал: «Конечно, это потому, что у Демонического Аватара закончилось топливо…» Естественно, Хуэй Куну он ничего такого не сказал. После его ответа, Линь Фэн слегка кивнул: «Это только одна из причин, другая, из-за твоего Младшего Хуэй Ку.»

     

    «Перед смертью он передал мне Буддийских Жезл Грома.» Линь Фэн продолжил: «Но 24 Шариры были уничтожены в Нечестивой Кровавой Реке под Подземным Дворцом Черного Облака.»

     

    Хуэй Кун тут же побледнел: «Нечестивая Река! Ты говоришь правду?»

     

    Линь Фэн спокойно кивнул: «Я ручаюсь за свои слова.»

     

    В голове Хуэй Куна творилась каша. Если Шариры действительно кинули в Нечестивую Кровавую Реку, они определенно будут полностью загрязнены нечестивой кровью и полностью утратят свою Буддийскую природу.

     

    Он собрался с мыслями и тяжело сказал: «Я был груб, пожалуйста, расскажи мне делали.»

     

    Линь Фэн внезапно поменял тон и спросил: «Из-за дела с Шарирами, ты был очень недоволен своим Младшим Хуэй Ку?»

     

    Хуэй Кун немного удивился, но все равно очень открыто ответил: «Я действительно разозлился, но таково мое сердце, я не собираюсь оправдываться за это.»

     

    Линь Фэн кивнул и продолжил: «Ты знаешь, что Хуэй Ку сказал прямо перед своей смертью?» Он посмотрел прямо в глаза Хуэй Куну и медленно проговорил: «Он сказал, что знает, что предал секту и определенно отправится в ад. Он жалеет только о том, что не сможет застать день, когда Династия Чжоу падет, и долг крови за его секту будет отплачен.»

     

    Хуэй Кун не знал, что сказать.

     

    В принципе, они с Хуэй Ку были похожи.

     

    По причине ненависти, за уничтожение своей секты, Младший Хуэй Ку пошел против запрета гнева и убийств, и даже не колебался переработать Шариры своих старших в магические предметы. Все это ради увеличения своей силы, чтобы отомстить Династии Чжоу.

     

    Он и сам понимал, что это являться предательством, но просто не мог обуздать ярость и ненависть в своем сердце.

     

    Такой была воля Хуэй Ку, никаких оправданий.

     

    Линь Фэн вздохнул и с сожалением сказал: «Твой Младший Хуэй Ку возможно слишком импульсивен, но он придерживается принципа - глаз за глаз. Более того, это не его собственная вендетта, а долг крови за свою секту. Двигаться вперед и не сбиваться с пути, я восхищаюсь людьми вроде него.»

     

    «Он знал, что ты всегда преследовал его. Хуэй Ку не хотел, чтобы ты простил его, он бы сдался на твою милость после того как отомстил. Он так же вернул бы Шариры.» Линь Фэн холодно сказал: «У него было прозрение перед смертью, его гнев и ненависть исчезли, а самым большим сожалением было не то, что он не успел отомстить за свою секту, а то что он сгубил Шариры и не сможет вернуть их тебе.»

     

    Лицо Старшего монаха постепенно бледнело, а в глазах появлялись следы страданий.

     

    Линь Фэн обращал внимание на самые крошечные изменения в его выражении лица. На данный момент, он стал еще увереннее в своей идее и тут же принялся ковать железо пока горячо: «Хуэй Ку всегда надеялся получить твое прощение. Причина по которой он передал мне Буддийских Жезл Грома, заключается в том, что он хотел чтобы я вернул его тебе и передал сообщение. Он сказал, что ему суждено отправится в ад искупить свои грехи, но все его действия были ради Храма Великого Грома. А если бы у него были собственные эгоистичные мотивы, то пусть небеса покарают его!»

     

    «Я отдал Буддийский Жезл Грома своему ученику только для того чтобы он временно мог себя защитить.» Он непринужденно продолжил: «Так как сегодня я встретил тебя, то отдаю его тебе.»

     

    Закончив говорить, Линь Фэн передал Жезл Хуэй Куну, но старший монах не принял его. Он был бледнее смерти и только бормотал про себя: «Младший, ты пошел по неправильному пути, ты действительно заблуждался… Эх, ты такой глупый.»

     

    К этому моменту, Линь Фэн уже полностью понял, что в прошлом когда они тренировались в Храме Великого Грома, их взаимоотношения должно быть были очень близки. Возможно их даже обучал один мастер, и они были братьями-соучениками, который жили и ели вместе.

     

    После падения Храма, эти двое сбежали вместе. Младший Хуэй Ку, со своим жестоким и экстремистским характером, переработал Шариры старейшин своей секты в магические предметы, чтобы увеличить свою силу, поэтому они рассорились, из-за честного и серьезного характера Хуэй Куна.

     

    Именно из-за их близких отношений в прошлом, Старший монах был настолько нетерпим к кощунству Младшего, как осквернение останков старейшин, и поэтому был настолько зациклен на том чтобы схватить Хуэй Ку и вернуть Шариры.

     

    Разобравшись в их отношениях, Линь Фэн решил провести финальную атаку: «Поэтому, причина по который ты сегодня остался жив, наполовину из-за твоего Младшего, которого ты все это время преследовал. Позаботься о себе сам, твои действия с этих пор, зависят только от тебя.»

     

    Хуэй Кун поднял голову к небесам и протяжно вздохнул. Слезы падали как дождь, а он так ничего и не сказал.

     

    Линь Фэн спокойно стоял и молча смотрел на него.

     

    Только спустя какое-то время, Хуэй Кун наконец успокоился. Глубоко вдохнув, он посмотрел на Линь Фэна и сказал: «Спасибо тебе за то, что рассказал все это и развязал этот тяжелый узел в моем сердце.»

     

    «Младший Хуэй Ку отдал это Буддийский Жезл Грома тебе. Так как ты уже передал его своему ученику, я конечно же не буду просить его обратно. Я верю, что даже Младший был бы согласен с моим решением.»

     

    Линь Фэн спокойно спросил: «Что ты собираешься делать, после того как я освобожу тебя?»

     

    Хуэй Кун сказал: «Я хочу отправится в город Тянь Цзин Империи Чжоу, чтобы посетить тот подземный дворец и отдать дань уважения своему Младшему. Затем я попытаюсь зайти в глубины дворца и попытать удачу в поиске Шарир, возможно мне удастся найти несколько. Вероятность конечно мала, но я все равно сделаю все возможное.»

     

    Линь Фэн мог сказать, что этот монах – человек который держит свое слово, поэтому он ослабил сдерживание Демонического Аватара и освободил Хуэй Куна.

     

    Старший монах сложил руки вместе: «Ранее я обидел тебя и твоих учеников. Благодарю за твое благодушие, я бесконечно благодарен. Если в будущем удача снова сведет нас вместе, если будет что-то что я смогу для тебя сделать, я в твоем распоряжении.»

     

    Линь Фэн равнодушно кивнул головой. Хуэй Кун снова прочитал Буддийскую молитву и используя Технику Воздушного Побега Гаруды, в миг исчез вдалеке.

     

    Видя удаляющуюся фигуру старого монаха, Линь Фэн вздохнул с облегчением.

     

    Из-за Чжу И, ему суждено идти против Поместья Маркиза Сюань Цзи и Великой Династии Чжоу. Нет ничего плохого в том, чтобы закопать для них несколько лишних гвоздей.

     

    Враг моего врага – мой друг. Если от него можно получит пользу, то почему бы это не сделать?

     

    «Более того… Хе-хе!» Посмеиваясь Линь Фэн достал пространственную сумку Хуэй Куна: «Личная сумка культиватора стадии Золотого Ядра, тут должно быть что-нибудь интересное… Хе-хе-хе!»

  • Основатель номер один в истории
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии