• Основатель номер один в истории
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Столкнувшись с мечем Ли Сюн Кун Чана, Кан Нань Хуа с силой сложил ладони и Песок Ганга с Исконной Водой Великого Хаоса начали вращаться.

    Одна песчинка Песка Ганга объединялась с одной каплей Исконной Водой. Вскоре все больше песчинок и капель продолжили сливаться, образуя щит перед Кан Нань Хуа.

    Щит был в форме идеального круга. На нем можно было увидеть многочисленные извилины рек, отливающиеся и текущие как настоящая река. Каждый желоб вел к другому, и невозможно было догадаться, где начинается река и где она заканчивается.

    Это был результат объединения Кан Нань Хуа его Бесконечного Щита Ганга с Исконной Водой Великого Хаоса, превратив их в твердый как камень Великих Хаотичный Щит Ганга.

    Увидев эту технику Кан Нань Хуа, Линь Фэн больше не беспокоился о нем.

    Особенностью изначальной техники было то, что ее можно было разбить атакой, но она быстро реформировалась, пересобиралась и продолжала противостоять натиску противника.

    Однако сам факт, что его можно было разрушить, конечно же был его недостатком. Оборона, состоящая в основном из Песка Ганга, была недостаточно толстой и крепкой.

    Введение Исконной Воды Великого Хаоса поднимало ее на следующий уровень.

    Когда Кан Нань Хуа ранее раздавал Сяо Яну и ко. Великие Хаотичные Щиты Ганга, ему еще предстояло пройти через Бедствие Грома и сформировать Зарождающуюся Душу. Теперь же можно безоговорочно утверждать, что его Великих Хаотичный Песок Ганга являлся сильнейшим защитным ходом, которым только может обладать культиватор стадии Зарождения Души.

    Этот не особо выделяющийся внешним видом щит, излучал вечную и бесконечную ауру.

    Кун Чан высвободил ауру меча, которую хранил в своем теле тысячи лет, и сконцентрировал ее в ослепительном сиянии меча. Его Меч Ли Сюн, хотя и не был более свирепым или сильным нежели Меч Шао Шан, но занимал первое место с точки зрения атакующего мастерства.

    Во всем Первобытном Небесном Мире это была одна из немногих по-настоящему разрушительных атак.

    Бесконечное количество сияния меча, которое могло пронзить небеса и землю, как молния обрушилось на Великий Хаотичный Щит Ганга.

    Можно было ожидать, что после беспощадной атаки Меча Ли Сюн, щит разлетится в бесчисленные куски и повсюду рассыплется песок, когда щит потеряет свои силы.

    Однако после того, как сияние меча потускнело, и энергия Кун Чана исчезла, Щит Кан Нань Хуа остался на месте.

    В этот момент всем на обозрение предстала огромная выемка на щите, который теперь выглядел как воронка. Мечу Ли Сюн не хватило всего нескольких дюймов чтобы пробиться насквозь.

    Тем не менее, эти несколько дюймов, которые сохранили целостность щита, были сродни расстоянию до горизонта; они были просто непреодолимыми.

    Все вокруг были ошеломлены.

    Грандмастер Лазурные Облака посмотрел на Кан Нань Хуа и вздохнул, «Этот младший действительно страшный.»

    Грандмастер Летающего Огня и Ян Тун Хуэй стояли с потемневшими лицами. Независимо от того, на чьей они стороне, они оба были глубоко ошеломлены силами Кан Нань Хуа.

    Секта Меча Горы Шу была главной сектой меча под небесами. Они занимали одно из трех великих святых мест этого мира, все их ученики были культиваторами меча. Никто не культивировал заклинания и не пытался создавать магические предметы. Они полагались только на меч, чтобы господствовать над всем под небесами. Их свирепость и боеспособность принесли им славу.

    Существовало даже неофициальное высказывание, «Ученики Горы Шу лучше на один уровень.» Это означало, что с точки зрения реальной способности сражаться, любой ученик Секты Меча Горы Шу мог сражаться с учеником на один уровень выше него.

    Например Кун Чан, несмотря на то, что был только культиватором начальной стадии Зарождения Души, с помощью своего Меча Ли Сюн спокойно мог бросать вызов культиваторам средней стадии.

    Однако теперь, Кун Чан, который изначально хотел бросить вызов Линь Фэну, оказался заблокирован Кан Нань Хуа.

    Выражение лица Грандмастера Лазурные Облака стало неописуемо сложным, когда он перевел взгляд на Линь Фэна и Сяо Яна. «Дело с Небесной Сектой Чудес… становится все сложнее.»

    Чзан Хай из поместья Маркиза Сюань Цзи тоже посмотрел на Чжу И, который стоял рядом с Линь Фэном, и вздохнул, «Молодой Мастер И всего за два года прошел путь от ученого, не имеющего опыта в культивации, до практика стадии Золотого Ядра.»

    «Такого таланта достаточно, чтобы продемонстрировать, что он действительно сын Маркиза.»

    С момента его появления, Чжу И, который тихо стоял рядом с Линь Фэном, время от времени обращал внимание на Чзан Хая.

    Услышав его слова, Чжу И улыбнулся и сказал, «Г-н Дао Эр сказал тоже самое ранее. В то время я ответил, что моя культивация является результатом моей тяжелой работы и наставлений моего мастера.»

    «Сегодня мой ответ другой».

    Чжу И тихо сказал, «Г-н Чзан, пожалуйста, не просите меня вернуться. У вас ничего не получится.»

    «Однако вы можете сообщить моему отцу, что я однажды вернусь в Тянь Цзин. Это день наступит довольно скоро.»

    Чзан Хай прищурился. «Мне нужно решить вопрос с убийством Дао Эра. После этого я обязательно верну молодого мастера И, так что, пожалуйста, не думайте слишком много».

    Он повернулся к Линь Фэну и сказал, «Вы обманули моего Молодого Мастера и убили одного из наших управляющих. Сегодня я требую ответа.»

    Линь Фэн уже узнал о его происхождении от Чжу И. Он не собирался что-то предпринимать, а вместо этого сказал, «Великая Империя Чжоу подчиняется Императору Лян Паню.»

    Такое смутное заявление всех ошеломило.

    Чзан Хай приподнял брови и сказал, «Хватит нести чушь, все воры должны быть убиты!»

    Договорив, Чзан Хай указал пальцем правой руки и в воздухе написал слово«诛» («убить»).

    В момент, когда появилось слово, высвободился могучий порыв убийственного намерения. Все вокруг не могли даже поднять голову перед лицом такого давления.

    Перед глазами культиваторов с более низким уровнем развития появилось изображение, они видели, что стоят на коленях на эшафоте, а над их головами был поднят гигантский меч. Хотя они хотели сопротивляться, они не могли ничего поделать и им оставалось только дожидаться своей смерти.

    Стоя в воздухе, Линь Фэн даже не отреагировал. Он даже не смотрел на Чзан Хая.

    Рядом с ним Чжу И вышел вперед и медленно сказал, «Г-н Чзан. Я уже сказал. Вы не сможете это сделать.»

    Он тоже указал пальцами и держал их в форме меча. Он двумя ударами применил «Технику Меча Цянь» и «Технику Меча Дуй» из своего Пути Легкого Меча.

    С «Цянь» сверху и «Дуй» внизу он сформировал гексаграмму «Луи».

    «Порядочный человек должен понимать обряды и рациональность,» тихо сказал Чжу И. «Правый порядочный человек должен понимать ритуалы. Однако он также должен использовать разум. Вы убиваете без причины и нападаете без цели, ведя себя нерационально. Вы не выдержите.»

    Ауры двух мечей, которые вызвал Чжу И, медленно рассеяла ужас, слова «诛» Чзан Хая.

    Чзан Хай покачал головой и улыбнулся, «Это чепуха которую вы изучили за последние два года? Боюсь, это нелепо.»

    Теперь ему не нужно было ничего писать, так как одних его слов было достаточно, чтобы изменить слово, из «诛» быстро стало «谬» («нелепо»), уничтожив символ «Луи» Чжу И.

    Чжу И выгнул бровь. «Использовать силу, чтобы победить остроумие? У вас не хватает слов?»

    Сказав это, Золотое Ядро Чжу И сильно задрожало, и его тело окружили черная и белая ауры.

    Одна отталкивала все творения и была до крайности яркой, а другая поглощала все творения и была безмерно черной.

    Он выпустил еще две ауры меча, «Технику Меча Ген» и «Технику Меча Кан».

    Гексаграмма «Мэн» принесла с собой смысл возрождения знаний.

    Я не буду спрашивать незнающего ребенка. Ребенок спросит меня, и поэтому я должен ответить. Если снова и снова буду неуважительно задавать вопрос, это будет оскорблением небесам.

    В этот момент я не буду давать ответ.

    С помощью своей гексаграммы «Мэн» Чжу И, запечатал силу слова "谬" Чзан Хая.

    Чзан Хай покачал головой и чуть не рассмеялся. Его сила Зарождающейся Души вырвалась наружу и немедленно разрушила ауру меча Чжу И.

    Но Чжу И не паниковал. Вместо этого стукнула кулаками друг о друга и произнес заклинание, «Бесконечные свет и тьма, вы – две полярности сотворения.»

    Когда появилась черно-белая аура меча Чжу И, Линь Фэн улыбнулся и сказал, «Это результат формирования Золотого Ядра Чжу И и синтеза Великого Небесного Пути Восьми Триграмм. Объединив их со своей культивацией, он создал вторую технику своего Пути Легкого Меча.»

    Когда Чжу И сотворил заклинание, ауры меча превратились в две полярные противоположности света и тьмы, образуя великую Бай Сема.(п: своего рода двойная статуя в буддийских храмах)

    Бай Сема выглядела зловеще как дьявольская западня.

    Засиял бесконечный объем пронзительного яркого света, бесчисленные темные полосы, сплетенные вместе, походили на движение звезд во вселенной. Вместе все это образовывало маленький мир.

    Вторая техника, созданная самим Чжу И, называлась «Великие границы Небесного Света и Тьмы Мандалы».

    Увидев этот навык, лицо Чзан Хая резко поменялось. В центре появился крошечный свет, маленький мир оказался поглощен им, как будто наступил конец света.

    Это то чему Чжу И научился у Линь Фэна, поняв истины разрушительных сил, он включил их в свое заклинание.

     

    Поскольку весь мир должен был быть уничтожен, запечатанная в нем мана Чзан Хая, была сведена в ничто.

    «Этот ученик Небесной Секты Чудес все еще человек?»

    Все зрители потеряли дар речи. «Кроме Сяо Яна, этот ученик тоже сумел противостоять силам культиватора стадии Зарождения Души.»

    «Кучка уродцев!»

    «Небесная Секта Чудес настолько сильна?»

    Выражение лица Чзан Хая тоже изменилось. Он глубоко вздохнул и вынул кисть. Он торжественно сказал, «Молодой Мастер И, я должен признать, что вы ошеломили меня. Однако это только подтвердило мое желание вернуть вас домой!»

    Глядя на эту ситуацию, Линь Фэн улыбнулся и щелкнул пальцами. В тело Чжу И влетела белая полоса молний. «Чжу И, сражайся не сдерживаясь. Покажи своему управляющему, что у тебя есть.»

    Чжу И обрадовался. Он бесстрашно посмотрел на Чзан Хая и бросился вперед.

    С другой стороны, Юй Вань Фэн высвободил Юй Цянь Шаня, которого ранее сковал Мяо Ши Хао. Юй Цянь Шань посмотрел на Сяо Будиана, его взгляд пылал убийственным намерением. Не говоря ни слова, он бросился вперед.

    Мастер Циклон фыркнул, «Так как ваша Небесная Секта Чудес не знает, когда остановиться, вы должны заплатить за это». Договорив, он снова вызвал Бесформенный Шквал Девяти Небес.

    Целая группа учеников Секты Эола и Семьи Юй последовали за своими грандмастерами и ринулись к Линь Фэну.

    Линь Фэн же только улыбнулся. Он повернулся взглянуть на Сяо Яна и остальных, «Вы должны ценить такую возможность поспаринговаться.»

    Сяо Ян тоже улыбнулся, «Наконец мы сможем продемонстрировать силу Небесной Секты Чудес. Стоит поблагодарить их.»

    «Отлично.» Линь Фэн еще одним щелчком отправил земельно-желты луч к Сяо Яну. Тот засмеялся и приготовился встретить Мастера Циклона.

    Сяо Будиан был даже быстрее. На его теле замерцал зеленый свет, и он исчез в пустоте. В следующее мгновение он появился прямо перед Юй Вань Фэном.

    У Юнь Лян в неверии уставился на сцену перед собой. Он посмотрел на Мэн Чао Жаня и понял, что тот тоже был ошеломлен, «Мастер Небесной Секты настолько уверен в себе. Он позволил кучке учеников стадии Золотого Ядра сразиться с мастерами стадии Зарождения Души.»

    Мэн Чао Жань повернулся к Линь Фэну. «Почему он не сражается? Почему он так сильно доверяет своим ученикам? Неужели на самом деле ему все равно? Или есть другая причина?»

  • Основатель номер один в истории
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии