• Она стала такой милой
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • И Цзэянь закончил готовиться и вдруг сказал:

    — За отелем есть пляж. Хочешь прогуляться?

    Линь Цинцин осторожно оглянулась, но увидела, что он уже переоделся в пляжные шорты, а она даже не заметила. Быстро отведя взгляд, Линь Цинцин уставилась на шкаф.

    — Ты хочешь пойти поплавать?

    — Хотелось бы немного.

    Раз они приехали на Хайнань, естественно, что нужно пойти на пляж.

    П.р.: Хайна́нь — провинция на юге Китая. Включает в себя крупный одноимённый остров и ряд малых островов: Цичжоу, Дачжоудао, Симаочжоу и другие.

    Линь Цинцин вошла в ванную и переоделась в пляжное платье.

    Когда они вышли, на берегу почти не было людей. Линь Цинцин подумала, что возможно это частный пляж, доступный только жильцам отеля.

    Девушка шла в шаге от И Цзэяня. Ее взгляд был устремлен в землю, но иногда она поднимала глаза на спину мужа. Линь Цинцинзаметила, что мышцы его спины двигались в ритм его движений. И хоть талия у него была довольно тонкая, он казался очень крепким и сильным.

    «Сильным?»

    Линь Цинцин потрясла головой и почувствовала, как у нее слабеют ноги.

    Направляясь к пляжу, И Цзэянь спросил у жены, не хочет ли она поплавать.

    — Я подожду тебя здесь. Боюсь, что сгорю на солнце.

    — Хорошо.

    В паре метре от них были зонтики, которые подготовил отель. Она пошла к ним, села на пляжное кресло и стала наблюдать, как И Цзэянь медленно входил в море. Возле неё стояли молоденькие девушки, которые восторженно наблюдали за И Цзэянем.

    Линь Цинцин смотрела на высокого и красивого мужчину, от которого у неё возникали бабочки в животе. Девушка испытывала щемящее чувство в груди и казалась себе очень жалкой.

    Навыки плавания И Цзэяня были неплохие, поэтому он зашёл поглубже и задорно прыгнул в воду. Он нырнул на глубину и затем всплыл посреди волн.

    Линь Цинцин думала, что он очень хорош. Она даже не могла понять, когда всё началось, но ей всегда казалось, что он хорош во всём, за что бы ни берался. И плавание не стало исключением.

    Несмотря на то, что она не отводила от него взгляд, внезапно его фигура исчезла среди волн. Линь Цинцин немного подождала, но так и не увидела его. На душе у неё заскребли кошки, и она поспешила посмотреть поближе.

    Было не слишком глубоко, но волны становились больше. Она не осмеливалась пойти дальше. Она смотрела на пустое море и волновалась всё больше.

    С ним не могло ничего случиться. Руки Линь Цинцин дрожали. Она уже собиралась позвать кого-то, как вдруг услышала голос позади неё:

    — Меня ищешь?

    Всё её тело напряглось, она обернулась и увидела, что напротив неё стоял И Цзэянь. У неё вырвался вздох облегчения.

    Мужчина смотрел как менялось выражение ее лица. Девушка волновалась, но увидев его, её выражение сменилось с грустного на счастливое, пока она смотрела в его глаза. Он подошёл к ней и улыбнулся:

    — Волновалась, что со мной что-то случилось?

    Не было чувства опасности или тревоги. Он спокойно к ней приблизился, но чувственные флюиды от него заставили Цинцин сделать шаг назад. Под ногами был мягкий песок и на миг ей показалось, что она падает.

    Линь Цинцин вскрикнула, но сильная рука вовремя её поймала. Он слегка приобнял её и удержал от падения. Солнечный свет создавал иллюзию, будто над мужчиной образовался нимб света. И на мгновение Цинцин показалось, что он и сам состоит из одного лишь света.

    Она вдруг подумала о фразе, что прочитала в Библии: «Иисус свет мой и моё спасение. Кого ещё мне бояться? Иисус мой хранитель. Кого ещё мне бояться? Мой враг творит зло, а когда придёт есть мою плоть, да споткнется он».

    — Ты в порядке?

    Линь Цинцин очнулась. Она заметила, что уставилась на него, и ощутила, как кровь приливает к щекам. Чтобы скрыть волнение, она стала поправлять волосы.

    — Я в порядке, спасибо.

    — Боже! Спасите моего ребенка! Быстрее спасите его!

    Внезапняй крик привлёк их внимание. Линь Цинцин оглянулась и увидела женщину, которая бежала в море. Её партнер ощутил, что что-то не так и быстро побежал, чтобы её перехватить. Вдалеке было видно, как среди волн тонул мальчишка. Казалось, что он плакал, но все звуки тонули в шуме волн.

    Линь Цинцин заметила, что ребенок был ровесником Сяо Юаня. Женщину остановили, и она лишь могла наблюдать за тем, как её ребенка относит всё дальше и дальше. Она зарыдала.

    Цинцин выглядела обеспокоенной и хотела спросить И Цзэяня, что же делать дальше. Она обернулась и увидела, что он уже плыл по направлению к ребёнку.

    Её сердце будто бы выскакивало из груди. Фигура И Цзэяня то появлялась, то исчезала среди волн. Она увидела, как муж плывет к ребенку и как гребет обратно с ребенком. Но они всё равно были слишком далеко, и очертания их фигур сложно было рассмотреть среди волн. Каждый раз, когда он исчезал, сердце Линь Цинцин пропускало удар, а каждый раз, когда он появлялся, у неё вырывался вздох облегчения. К счастью, он смог доставить ребёнка в целости и сохранности, но малыш был без сознания.

    И Цзэянь спросил людей, что ждали у берега, кто сможет оказать первую помощь.

    Людей было не много, да и те лишь переводили взгляд друг на друга. Мать ребёнка уже плакала тише, но безостановочно просила спасти её ребенка.

    В этот момент из толпы вышел мужчина и направился к ребенку, сказав, что он доктор.

    Мужчина опустился на колени и сноровисто оказал первую помощь, а потом сделал искусственное дыхание. Вскоре мальчик закашлялся и слабенько протянул:

    — Мама…

    Из груди матери вырвался вздох облегчения, и она сжала сына в объятиях. Конечно, она не забыла поблагодарить И Цзэяня и другого мужчину за спасение её ребенка.

    Опасаясь последствий для здоровья, мать ребёнка отвела сына в больницу. Остальные зеваки потихоньку расходились, оставляя И Цзэяня, Линь Цинцин и мужчину, спасшего мальчика, одних.

    Мужчина надел очки, и его выражение лица показывало серьезность. Его глаза смотрели на И Цзэяня и Линь Цинцин. Казалось, он колебался, но ничего не сказал.

    Линь Цинцин тоже не ожидала встретиться с Сян Хуаяном здесь, а её муж не знал о её прошлом с этим мужчиной. Для всех было бы лучше просто забыть и притвориться, что они незнакомы. Линь Цинцин и И Цзэянь собирались уходить, когда девушка заметила седовласого мужчину, которого кто-то поддерживал. Мужчина подошёл ближе и сказал:

    — Цзэянь, ты здесь?

    Линь Цинцин обернулась, узнав человека, который помог старику, и нахмурилась. Это была Лу Вэньцянь.

    Какое совпадение встретить Лу Вэньцянь на Хайнане.

    И Цзэянь улыбнулся старику:

    — Дядя, давно не виделись, как ты?

    — Для старика каждый новый день уже достижение.

    И Цзэянь легонько подтолкнул Линь Цинцин и представил его ей:

    — Это Ин Лао, дядя Вэньцянь. Мы просто зовём его дядей.

    — Здравствуй, дядя.

    Ин Лао был достаточно добр и просто обошелся одной фразой.

    — Да, да, давно я не видел Цинцин.

    Он подозвал Сян Хуаяна к себе и представил:

    — Это мой личный доктор, Сян Хуаян. Хоть он и молод, но известен в медицинском мире.

    Когда Линь Цинцин услышала это, она не смогла сдержать удивление. Разве Сян Хуаян не работал в больнице в Бэйчене? Почему он приехал в Хайнань, чтобы стать частным доктором?

    Но она не стала об этом думать и вежливо кивнула Сян Хуаяну в качестве приветствия.

    — Видеть тут вас двоих — редкость. Цзэянь, зайдете с Цинцин ко мне, чтобы мы вместе пообедали?

    — Если будет время, я зайду.

    Перекинувшись со стариком парой фраз, И Цзэянь и Цинцин ушли. По дороге к номеру, Линь Цинцин поинтересовалась, действительно ли они пойдут на обед к старику?

    — А ты не хочешь идти?

    — Я не против.

    — Тогда пошли.

    Выбирая одежду, он сказал:

    — Иногда людям приходится делать то, что для них отвратительно.

    Он пошел в душ и переоделся, пока Линь Цинцин ещё готовилась. К счастью, она захватила мини-платье.

    Вскоре им постучали и сказали, что их пригласили на обед в номер господина Ин.

    В отличии от их номера, который был небольшим, но довольно уютным, номер господина Ин был внушительным и богато обставленным, отовсюду сквозило чувство доминирования. В добавок к Ин Лао, Лу Вэньцянь и Сян Хуаян тоже были там.

    Линь Цинцин последовала за И Цзэянем. В это время Ин Лао подошел к Лу Вэньцянь и попросил ее налить гостям вина.

    Лу Вэньцянь ничего не сказала, но послушно поднялась, взяла бутылку красного вина и разлила его по бокалам гостей. Наливая вино в бокал Линь Цинцин, она вежливо сказала:

    — Вы пришли сюда впервые. Не обижайтесь, если вам покажется, что тут не слишком гостеприимно.

    Линь Цинцин была удивлена заявлением Лу Вэньцянь. За прошедшие пару дней, когда она общалась с Лу Вэньцянь, последняя никогда не была добра. Ей почему-то казалось, что этот пир устроен со злыми намерениями.

    И Цзэянь и Ин Лао стали обсуждать бизнес. Казалось, Ин Лао очень увлечен этим разговором и стиль их общения вообще не напоминал разговор старика с молодым мужчиной. Линь Цинцин поняла, что Ин Лао инвестировал в этот отель, так что неудивительно, что часто здесь бывал.

    Ин Лао и И Цзэянь связывали некоторого рода рабочие отношения, поскольку семья И занималась поставками вина в пару отелей Ин Лао. Вино это было довольно известно во всем мире. Многие выбирали отели из-за вина, так что это была взаимовыгодная стратегия.

    Линь Цинцин нечего было сказать, так что она просто ела и старалась сделать это побыстрее.

    — Мне это кажется странным. Цинцин и Сян Хуаян, вы знакомы друг с другом, да? Как вы можете притворяться посторонними и даже не поздороваться?

    Слова Лу Вэньцянь сделали Линь Цинцин центром внимания. Лу Вэньцянь сидела напротив неё. Она смотрела на неё с отвращением и легкой насмешкой, спрятанной на губах. Конечно, её волнение было небеспричинным.

    Услышав слова Лу Вэйцянь, Ин Лао и И Цзэянь тоже прекратили беседу. Ин Лао выглядел удивлённым:

    — Цинцин и доктор Сян знакомы?

    До того, как Линь Цинцин смогла ответить, Лу Вэньцянь ответила:

    — Конечно. Насколько я знаю, они даже встречались. Я также слышала, что Цинцин бросила доктора, чтобы быть с Цзэянем.

    Ин Лао услышав это, тут же слегка смутился. Он исподтишка взглянул на лицо И Цзэяня, но увидел, что его выражение не изменилось. Ин Лао, будто бы он ничего не слышал, просто сказал:

    — Ты, принеси мне бутылку красного вина.

    Ин Лао постарался отвлечь Лу Вэньцянь, чтобы та больше не развивала эту тему. Девушка же решила притвориться непонимающей и позвонила в обслуживание номеров, чтобы они принесли вино. Она скрестила руки на груди и обрушилась на Линь Цинцин ленивым, но коварным тоном:

    — Не думаешь, что тебе стоит теперь извиниться перед доктором за то, что бросила его, решив стать охотницей за богатством?

    — Вэньцянь! — старик был разгневан.

    — Если не умеешь пить, не берись! О чём ты говоришь?

    После он подошёл к И Цзэяню и Линлин и сказал:

    — Вот такая она. С детства её разбаловал слишком.

    И Цзэянь кивнул и разрезал стейк:

    — Моя мать уже не может контролировать Вэньцянь. Её отца не стало, так что она должна слушать старших. Ин Лао нужно найти время и сказать ей пару ласковых. А если она не укротит свой нрав, то попрощается с жизнью.

    Его слова наполовину смахивали на шутку, но лицо выражало совсем обратные чувства. Лу Вэньцянь не была удивлена. Она даже усмехнулась:

    — А что я сказала не так? Разве неправда, что Линь Цинцин бросила доктора, чтобы подцепить тебя? Она такая тщеславная, что при встрече с бывшим возлюбленным, преданным ею, даже не извинилась, а притворилась, что его не знает. Она такая жестокая и холодная, так что может быть такой же безжалостной и с тобой. Я помогаю тебе открыть глаза на то, какой человек твоя жена. А ты говоришь мне такие гадости вместо того, чтобы поблагодарить?

    Линь Цинцин, не проронившая ни слова, посмотрела на Сян Хуаяна. Он сидел, сжав в руках нож и вилку, и не делал никаких движений. Его лицо было непроницаемой маской, и она не могла понять, о чём он думал.

    Линь Цинцин сдержала свой гнев и спокойным тоном задала вопрос:

    — Ты такое сказал Лу Вэньцянь?

    Сян Хуаяну показалось, что он получил ножевое ранение, и быстро взглянул на девушку. Он выглядел немного обиженным, но быстро повернул голову и сказал:

    — Я расстался с Цинцин, потому что изменил ей. Это не имело никакого отношения к ней.

    Лу Вэньцянь не была довольна услышанным. Она разозлилась, сказав:

    — Почему ты опять помогаешь ей, говоря такое?

    Сян Хуаян тоже был зол. Отложив в сторону вилку и нож, он прочистил горло:

    — Я говорю правду. Я первым ей изменил.

    Лу Вэньцянь хотела продолжить, но господин Ин остановил её строгим голосом:

    — Хватит! Не пора ли тебе извиниться?!

    Лу Вэньцянь бросила холодный взгляд на Линь Цинцин.

    «Просить у неё прощения? Ни за что! Это не дом семьи И!»

    Она хмыкнула, бросила приборы на стол и не сказав ни слова, покинула комнату.

    — Ты! — Ин Лао был зол на неё.

    После он извинился перед присутствующими и предложил продолжить обед.

    Наверно, чтобы не потерять лицо, все продолжили мирно обедать.

    Линь Цинцин вернулась к себе в комнату и тяжело опустилась на диван. Налив себе стакан воды, она выпила его до дна. Когда было упомянуто её прошлое с Сян Хуаяном, она очень расстроилась, особенно неловко было перед И Цзэянем.

    Муж сел рядом с ней, держась на некотором расстоянии. Он взял стакан и медленно налил в него воду. И как ни в чём не бывало, решил задать вопрос:

    — Ты ещё его любишь?

    Она не ожидала, что он вдруг задаст такой вопрос, и даже не хотела думать, кого он имел в виду. Она одновременно и хотела, и не хотела отвечать, что всё уже давно закончилось.

    Его тонкие пальцы держали стакан и приблизили его ко рту. Его глаза слегка сузились, но тон голоса, казалось, не изменился:

    — Ты его не любишь сейчас, но любила раньше, да?

    Это точно был вопросительный тон.

    Линь Цинцин сама не понимала, почему он так заинтересовался её прошлым с Сян Хуаяном.

    Любила ли она его? Как на это ответить?

    Он настаивал, его лицо и взгляд просто требовали ответа.

    Линь Цинцин столкнулась с его взглядом и дернулась, будто бы от удара током, её пальцы схватились за диван. Под его взглядом у неё не было храбрости лгать. Наконец она сдалась и кивнула.

    Он молчал. Она опустила голову и не видела, как его пальцы, державшие стакан, напряглись так сильно, что на тыльной стороне ладони четко выделились вены.

    — Ты целовала его?

    Линь Цинцин было так неловко, что она не могла отвечать, а её пальцы побелели от напряжения.

    — Это глупость.

    Он усмехнулся:

    — Я твой муж, а ты никогда меня не целовала.

    Линь Цинцин ощутила, что его тон изменился. Она не удержалась и подняла голову, но увидела, как он держал стакан. Небольшой стакан был обхвачен его тонкими пальцами, и это было прекрасное зрелище.

    Его слова не были оскорбительными, но Линь Цинцин услышала горечь в его тоне. Она даже не могла представить, как И Цзэянь мог произнести такие слова. Он всегда казался ей мужественным и приступы ревности с его стороны были странностью.

    Но он сказал такое: «Ты никогда не целовала своего мужа». Он будто бы жаловался.

    Свет был приглушенным, но его лицо казалось невероятно прекрасным при таком освещении. Его обычная, расстегнутая рубашка и хорошо скроенные брюки делали его ноги длинными и очень привлекательными. Он сел рядом с ней, и от него исходил аромат мужских гормонов.

    Он был таким соблазнительным мужчиной, но жаловался на то, что она никогда его не целовала.

    Её сердце забилось чаще, она ощутила, как дрожат её пальцы, она теряла контроль над собой, а слова не хотели вырываться из её рта. В итоге она не смогла с собой совладать.

    — Так почему бы мне не искупить перед тобой вину? — казалось, что ей очень легко далась эта фраза, но голос её дрожал.

    Он внезапно обернулся и посмотрел на неё своим ястребиным взглядом.

    Линь Цинцин чуть не сказала, что пошутила, но вдруг заметила, как он расплывается в яркой улыбке:

    — Хорошо.

    Тусклое освещение, казалось, порождало некую двусмысленность. Окутанная этим ощущением Линь Цинцин ощущала, что теряет контроль над собой.

    Он был напротив неё, и она думала о мужчине, над которым могла получить тайное преимущество. Внезапно она поняла, что хочет его поцеловать, и от этого нервничала все больше.

    Но как знать, выпадет ли еще раз такой шанс. В комнате, где только они двое, где интимное освещение, правильное настроение и он совсем рядом. Он тоже согласился на поцелуй от неё.

    Она сглотнула и слегка приблизилась к нему.

    И Цзэянь ещё держал стакан в ленивой манере, но по мере её приближения, его пальцы начали судорожно сжиматься.

    Линь Цинцин ощутила как сильно бьётся её сердце, ей казалось, что это уже не она. Его губы были всё ближе, и по мере приближения к ним, её охватывала дрожь.

    Когда расстояние между ними сократилось до пары сантиметров, она закрыла глаза и резко вскинула голову. Его губы были мягкими и теплыми, так что она крепко к ним прижалась. Она не смогла совладать с собой, поэтому нежно пососала его губы.

    Это был будто электрический шок, с бесконечными фейерверками одновременно. Этот поцелуй убивал её, а когда от отстранилась, то казалось, что она в любой момент может потерять сознание.

    Она смотрела на И Цзэяна, но увидела, что он хмурится и пристально смотрит на неё, а его бездонные глаза, казалось, выражали недоверие.

    Линь Цинцин ощутила, что её лицо горит. Она приложила ладони к лицу и неловко улыбнулась:

    — Это… Я так себе целовальщик… Не было… у меня… опыта.

    И Цзэянь будто бы очнулся ото сна и автоматически поднёс стакан к губам, но, когда коснулся им своих губ, ощутил, какая холодная в стакане вода. Однако он не показывал признаков паники, просто сделал большой глоток, а потом отставил стакан в сторону.

    Когда он его ставил, то понял, что его руки дрожат. Он расслабил пальцы и спокойно посмотрел на неё, даже слегка улыбнувшись:

    — Хочешь я тебя научу?

    Он задал простой вопрос, но очень серьёзным тоном, будто бы просто хотел научить её писать или рисовать.

    Научить её? Он не уточнял, чему именно он собирался её учить. Но было понятно и так.

    Он хочет научить её целоваться.

    Линь Цинцин ощутила, что её сердце готово выпрыгнуть из груди. Ей срочно нужно было выйти и подышать свежим воздухом, и держаться подальше от этого мужчины, иначе она могла просто задохнуться.

    Меньше чем через три секунды молчания, она щедро ответила:

    — Да.

    Это было тихое согласие, будто бы готовность обучаться у него письму и рисованию.

    Его тело, казалось, было неподвижным, и улыбка на его лице также немного ослабла, что заставило Линь Цинцин задуматься, не шутил ли он.

    Но он будто бы внезапно что-то для себя решил. Он вдруг притянул ее к себе, обняв, а она даже не успела вскрикнуть, как его губы уже накрыли её.

    Горячие, мягкие губы были как сильное проклятие. Девушка закрыла глаза от удивления, и просто не знала, что делать.

    Его губы мучили и пытали её рот, она ощущала его дыхание. Он выпил немного красного вина и выкурил сигарету, что придало новые оттенки его дыханию.

    А что было ещё хуже, после пыток её губ, его язык раздвинул её губы и проскользнул во влажный рот.

    Глаза Цинцин были крепко сжаты. Её разум уже был сломлен, она не знала что делать, так что позволила ему грубо штурмовать её рот.

    Линь Цинцин не знала, сколько длился этот поцелуй, но она пришла в себя, лежа в его руках.

    Он обвил её руками и рассматривал.

    Разные мысли наполнили голову Линь Цинцин. Всё это казалось сном, фантастическим сном. Она на самом деле поцеловала И Цзэяня.

    Так что ей делать дальше? Она хотела притвориться спокойной и сказать что-то в стиле «Ты хороший учитель», а потом тактично высвободиться из его рук.

    Но она не хотела вставать. Она просто хотела провести вечность в его объятиях.

    Как она могла так просто сдаться? Она хотела остаться так навечно.

    И она просто лежала в его объятиях и взволнованно смотрела на него.

    Его взгляд был затуманен. Его глаза были алого цвета, и в них было какое-то злое очарование. Он был так внимателен, как будто она растворилась и существовала лишь в его отражении.

    И Цзэянь посмотрел на нее, склонил голову и нежно поцеловал ее в губы, не так яростно, как в прошлый раз. Он поцеловал очень нежно, немного задержавшись, прежде чем поцеловать ее в лоб, а затем поцеловал ее в щеку, а затем поцеловал в кончик носа.

    Это был очень нежный поцелуй и та нежность, что могла растопить любое сердце.

    Линь Цинцин осознала, что не может ничего сделать. Её тело размякло, а пальцы онемели. Она ощущала лишь его дурманящее дыхание. Всё, вокруг неё, принадлежало И Цзэяню.

     

    https://tl.rulate.ru/book/27647 (еще больше глав для чтения!)

    https://vk.com/webnovell (промокоды на главы, акции, конкурсы и прочие плюшки от команды по переводам K.O.D.)

  • Она стала такой милой
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии