• Одно бесполезное перерождение
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Хочешь, я предскажу твою судьбу?

    По выходным здание администрации пустовало. По хорошо знакомой дороге Хэ Бай направился к кабинету Су Иньжун. Увидев, что дверь уже приоткрыта, он просунул голову в проем и заглянуть внутрь.

    — Почему ты выглядываешь вместо того, чтобы зайти?

    За столом у окна сидел пожилой профессор. Он казался очень грозным. Сняв очки, мужчина отложил фотографии, которые с такой внимательностью изучал, и жестом подозвал студента.

    — Заходи, садись, — сказал он, указывая на кресло напротив.

    Уголки губ Хэ Бая приподнялись в льстивой улыбке, а глаза сощурились, как два полумесяца. Он прошел в кабинет, чтобы сесть на предложенное место, поклонился профессору и над столом протянул ему руки. Миндалевидные глаза Хэ Бая широко открылись, а на левой щеке показалась ямочка. Он сказал:

    — Доброе утро, профессор, вы уже позавтракали?

    Су Иньжун еще раз поднял глаза, чтобы взглянуть на него. Опустив локти на разложенные на столе фотографии, мужчина фыркнул:

    — Можешь не пытаться любезничать и строить из себя прилежного студента. Я уже прочитал твое вчерашнее письмо. Могу признаться — домашнее задание по фотографии, которое ты прислал на проверку, выполнено действительно хорошо.

    Улыбка на лице Хэ Бая растянулась еще шире.

    — Поэтому сейчас тебе лучше объясниться. Поскольку ты в состоянии сделать хорошие снимки, почему все это время композиции твоих фотографий были так ужасны? Они полностью отклонялись от основной темы, а свет и тень были переэкспонированы.

    Улыбка на лице Хэ Бая застыла. Так вот, значит, зачем профессор ждал его.

    — Что, тебе нечего сказать? Ладно, ты можешь подумать над оправданием, я никуда не спешу.

    — …

    Воспоминания тридцатитрехлетнего Хэ Бая и без этого были безрадужными. Парень удрученно вздохнул из-за очередных превратностей судьбы. Он пытался вспомнить, что произошло в этом году: из-за оценки «ноль», полученной за это задание, он лишился стипендии и на его счету не было ни гроша — Хэ Бай не хотел, чтобы это повторилось. Его лицо омрачилось, и парень искренне ответил:

    — Простите. Я неумел и неуклюж.

    Су Иньжун откинулся на спинку кресла, молча выслушивая его оправдания.

    — Когда я делал снимки для предыдущего задания, погода выдалась ужасной. А у камеры, которую я одолжил, возникали всяческие неполадки… конечно! Это не должно было повлиять на качество моей работы. Я допустил ошибку. Простите, профессор, я не оправдал ваших ожиданий!

    Сказав это, Хэ Бай опустил голову, походя на маленького несчастного ребенка, готового принять любые упреки и оскорбления от своих родителей.

    Су Иньжун подождал, но так и не услышал продолжения его объяснения. Мужчина еще немного посмотрел на макушку студента, прежде чем спросить:

    — Ты закончил?

    Хэ Бай поднял голову, моргнул от удивления и перевел взгляд на искусственные цветы в вазе. Он спросил с осторожностью:

    — Я… могу исправить свои оценки?

    Легкое напряжение повисло в воздухе.

    Су Иньжун снова надел очки и взял в руки фотографии со стола. Он просмотрел их одну за другой, а затем наконец начал говорить:

    — Я дам тебе такую возможность.

    Глаза Хэ Бая засверкали, словно золото на солнце.

    — Предоставь мне еще два комплекта фотографий с похожей композицией.

    Су Иньжун положил перед ним один из снимков, которые были в его руке. Он легонько постучал кончиком пальца по ее поверхности и выдвинул условие:

    — Снимок на таком же уровне, по пять фото на каждую тему. Я хочу чтобы они были на моей электронной почте до следующих выходных.

    Хэ Бай наклонил голову и взглянул на фото, его глаза округлились от удивления.

    Ди. Цю. Хэ!

    Это был тот самый случайно пойманный кадр? Как он затесался среди снимков для профессора?! Но качество этой фотографии действительно было на высоте. Ракурс был устремлен снизу вверх, подчеркивая острый подбородок, стоящей в профиль модели, а яркие лучи солнца заставляли его очаровательное лицо сиять… Изображение было действительно прекрасным!

    — Знаешь, почему этот кадр вышел таким удачным?

    Он оторвался от раздумий и робко ответил:

    — Из-за… композиции?

    Су Иньжун бросил на него серьезный взгляд и, отрицательно покачав головой, выложил на стол остальные снимки и принялся объяснять:

    — Вот они, твои фотографии по теме «люди». Здесь есть изображение маленького мальчика, девочки, супружеской пары, стариков, бездомного и вот этого паренька. Если рассмотреть эти снимки с точки зрения композиции, то фото маленького мальчика можно назвать лучшим. А если судить по выделенному контрасту между светом и тенью, то выигрывает фото бездомного. Если говорить об идее, то фото супружеской пары явный фаворит — их искренность сразу бросается в глаза. А снимок парня, честно говоря, хорош во всех аспектах, но техника составления композиции фотографии очень хромает.

    Конечно, случайно пойманный кадр не мог похвастаться высоким качеством. Хэ Бай постарался изобразить на своем лице серьезное выражение.

    — Могу я спросить, профессор Су, почему композиция кажется Вам неудачной?

    До перерождения Хэ Бай уже добился небольшого успеха в фотографии, но он специализировался на пейзажах и не снимал людей. А Профессор Су, наоборот, до того, как стал преподавать, в свое время был одним из лучших журналистов и документальных фотографов. Особенно хорошо ему удавалось уловить счастье, злость, печаль и радость на лицах своих моделей. У него был собственный стиль. Профессор Су занимал довольно высокое положение в сфере фотографии.

    У мастера фотографии старшего поколения ему еще было чему поучиться.

    Су Иньжун заметил серьезный настрой своего студента и кивнул в ответ. Он достал из ящика стола стопку подготовленный фотографий и разложил поверх снимков Хэ Бая.

    — А вот и остальные фотографии, которые ты прислал мне в эти выходные. Темой был «пейзаж». Когда я впервые увидел эти снимки, был глубоко поражен. Техника, композиция, контраст, идея… с какой стороны не посмотри, все исполнено идеально. Приемы визуализации тут же бросаются в глаза. Хэ Бай, хотя я не знаю, в чем причина твоего внезапного прогресса, но, судя по твоему последнему заданию, если оценивать тему пейзажа, у тебя уже есть собственный стиль, а техника кажется отработанной до мелочей. В этом направлении мне больше нечему тебя научить.

    — Профессор… — Хэ Бай был застигнут врасплох таким откровенным заявлением.

    — Поэтому я решил в следующий раз дать тебе и другим студентам разные задания на дом. Я выделю тебе кое-какое оборудование и каждую неделю ты будешь давать мне на проверку два комплекта фотографий, которые я буду оценивать лично.

    — … А?

    Су Иньжун сдвинул брови.

    — Что? Я собираюсь открыть перед тобой другие возможности, а ты все еще недоволен?

    Возможности, которые предоставлял профессор были хорошим шансом для студентов-фотографов, о котором многие могли лишь мечтать; шансом, который давал огромный опыт, а его нельзя было купить ни за какие деньги. Хэ Бай был простым студентом с факультета журналистики, у которого были пары по фотографии, а оценки чуть выше среднего, и ему удалось получить эту возможность так просто? И оборудование для фотографии дадут… что за странный подарок небес!

    — Нет, я очень доволен! — Хэ Бай взволнованно подошел к столу ближе, уголки его губ приподнялись в невольной улыбке, а на левой щеке появилась ямочка. — Спасибо, профессор! Я буду стараться!

    Предоставят оборудование = больше не нужно брать напрокат у школы = можно сэкономить деньги = можно отложить по-больше денег на обучение = останутся средства, чтобы купить мясо! Профессор Су показался парню вернувшимся к жизни заботливым отцом!

    — Да, — в отличие от взволнованного парня, профессор Су был сдержан, он утвердительно кивнул и указал на сумку с камерой у двери кабинета. А затем махнул в сторону выхода и добавил: — хорошо, бери камеру и займись домашним заданием. Не забудь — по пять фотографий для каждой категории. Если мне не понравится, придется их исправлять. Ты можешь быть свободным.

    Хэ Бай кивнул, радостно схватил сумку с камерой и удалился.

    Су Иньжун дождался, пока парень покинет его кабинет, и снял очки. Он осторожно собрал в стопочку разложенные на столе фотографии, и на его серьезном строгом лице появилась легкая улыбка. Вынув мобильный телефон, профессор набрал номер своего старого приятеля.

    — Эй, Лао Цзян, кажется, я нашел не ограненный алмаз…

    Сев на корточки в конце оживленной улицы, Хэ Бай взял в руки камеру, и осознал — его просто-напросто надули.

    После своего визита в кабинет профессора парень убедился в трех вещах: первое — его оценки все еще никто не исправил; второе — вместо одного комплекта фотографий в неделю теперь он должен будет отправлять два, к тому же, их темой будут «люди» — его слабое место; третье — хоть Хэ Бай и спросил о своих ошибках профессора Су, тот так и не пояснил их. Когда парень вспоминал их разговор, никак не мог понять, что же он имел в виду, под этой замысловатой фразой: «Ищи ответ в себе».

    Несправедливо. Хэ Бай не мог смекнуть — что сделало снимок Ди Цюхэ таким хорошим?

    Он вытер лицо, поднял камеру и нацелил ее объектив на толпу.

    На протяжении недели Хэ Баю, на самом деле взрослому мужчине, удалось сохранить образ юного и безобидного парня и постепенно влиться в студенческую жизнь. Он не смог вспомнить, на какую подработку был устроен в этом времени, поэтому ему пришлось пролистать всю записную книжку и прозвонить по всем возможным номерам работодателей и уволиться.

    В следующую субботу, выйдя из кабинета профессора с взволнованным и недовольным выражением лица, Хэ Бай сел в автобус, не выпуская камеру из рук.

    С технической стороны новые снимки были сделаны хорошо, но ему не удалось поймать душу моделей. Фото придется переделать. Таким было решение профессора Су после проверки домашнего задания.

    Он не знал, как же поймать эту «душу»… Хэ Бай сдвинул брови и уставился на фотографию Ди Цюхэ на своем телефоне. Она казалась ему такой фальшивой, но, пытаясь найти ответ, парень продолжал настойчиво сверлить ее взглядом, казалось, еще немного — и он заработает косоглазие.

    Ведь профессор не имел в виду, что этот снимок обнажает душу Ди Цюхэ? Парень был уверен, что фото вышло удачным исключительно из-за внешности модели. Бесспорно, Ди Цюхэ выглядел симпатичные других парней, его ноги были длиннее, а профиль острее, руки на вид были такими нежными, а ресницы оказались невероятно длинными…

    Взгляд Хэ Бая остановился на глазах парня, которые, казалось, не выражали совсем никаких эмоций. Потом переключился на его аккуратный профиль. Ди Цюхэ был действительно странным. Его глаза смотрели с такой нежностью, но казались безразличными. В нем было столько противоречий… минутку — противоречий?

    Вдруг автобус резко затормозил и Хэ Бай вцепился в спинку переднего сидения, чтобы не упасть. В то время, как другие пассажиры стали возмущаться, он привстал, чтобы оглядеться.

    — Простите, на дорогу неожиданно выскочил щенок, — полный водитель средних лет пытался объясниться, перекрикивая толпу дрожащим голосом.

    Услышав причину, пассажиры тут же прекратили жаловаться и после небольшой паузы автобус снова двинулся в путь.

    Со своего места Хэ Бай увидел лицо водителя, отразившееся в зеркале заднего вида. Его глаза обрамляли неглубокие морщинки, взгляд был теплым и нежным. Парень тут же поднял камеру, не обращая внимание на композицию, свет и тени, он просто нажал на затвор.

    Чик.

    Он сделал глубокий вдох, убрал камеру назад в сумку, встал и подошел к задней двери. Когда автобус остановился на следующей остановке, Хэ Бай вышел вместе с остальными пассажирами.

    А когда он поднял взгляд…

    — Ди. Цю. Хэ!

    И правда — как тесен мир. Несмотря на то, что лицо парня было скрыто под маской и козырьком кепки, его фигура — эти чертовски длинные ноги, — слишком сильно выделялись в толпе. Хэ Бай разглядывал фотографию этого человека так много дней до и после своего перерождения, что он просто не смог бы его не узнать. Черт побери, ну почему он снова и снова натыкается на него!

    Ди Цюхэ нес пакет с продуктами и как раз проходил мимо автобусной остановки. Услышав свое имя, парень помедлил и, повернув голову в сторону Хэ Бая, уставился на него.

    Их глаза встретились, пару секунд парни не отрывались друг от друга, а затем оба отвели взгляд, понимая, что выкрикивать имя знаменитого актера, вот так просто — посреди оживленной улицы, — подобно смерти!

    Они бежали друг за другом, заворачивая и прячась в узком переулке. Убедившись, что никто не преследует их, оба остановились, чтобы перевести дыхание.

    — Действительно, это и правда было волнительно, эх… — подметил Хэ Бай, вытирая пот со лба, чувствуя с какой силой сердце выстукивает в его груди. — Ведь ты снимался только в двух фильмах? Даже если тебя именуют Принцем Кино, уровень твоего национального признания не должен быть таким высоким. Откуда… откуда у тебя столько фанатов? Я только выкрикнул твое имя, а они тут же заполонили улицу, за секунду набежала огромная толпа…

    Ди Цюхэ поднял голову и, прислонившись спиной к стене, стянул маску с лица, глубоко вдыхая и переводя дыхание. Он опустил взгляд, достал бутылку минеральной воды из пакета и протянул Хэ Баю.

    — Держите.

    Его низкий и глубокий, слегка запыхавшийся голос после этой небольшой тренировки прозвучал очень сексуально.

    Хэ Бай почесал за ухом, взглянул на длинные тонкие пальцы, держащие бутылку, и поблагодарил парня. Открутив крышку, он принялся долго и жадно пить.

    — И двух дней не прошло с тех пор, как я переехал сюда, — стоя в том же положении,вдруг заговорил Ди Цюхэ.

    Хэ Бай бросил на него удивленный взгляд.

    — Вы действительно хорошо работаете.

    — ?

    — Так быстро вычислили мой адрес.

    — ?

    — Не преследуйте меня больше. Я уже не работаю на Хуадин, поэтому, если вы захотите продать какую-то информацию, вам за нее все равно не заплатят.

    — …

    Ди Цюхэ подошел ближе и внимательно пригляделся к парню. А потом внезапно рассмеялся и спросил:

    — Ты вообще совершеннолетний? Лучше бы тебе вернуться в школу — работать папарацци не самый лучший выбор. Если хочешь стать журналистом, то должен послушно отучиться и поступить в колледж. А когда я создам свою компанию, можешь заглянуть и взять у меня интервью в любое время, — сказав это, парень достал визитку и протянул ему.

    Хэ Бай застыл от удивления.

    Ди Цюхэ… немного отличался от того человека, которым представлял его Хэ Бай.

    Раньше он никогда не обращал особого внимания на новости индустрии развлечения. Из звезд он знал лишь Ди Цюхэ, и то лишь потому, что он был очень знаменит. Он снимался в главных ролях в большинстве классических телевизионных драм и фильмов, транслируемых во время летнего сезона. Временами Хэ Бай видел интервью, в котором о Ди Цюхэ говорили его коллеги. Оказалось, что множество высокопоставленных чинов этой сферы дружили с ним и уважали. Но кто бы отнесся к этому интервью всерьез? Возможно, все это было наиграно — в действительности сфера развлечений приносит не такой большой доход, как кажется, а за любым новичком, выбранным из толпы, стоит сахарная мамочка или папочка.

    До того, как Хэ Бай сфотографировал собеседника, падающего из окна высотки, он подумал не больше, чем: «А, это тот известный актер». Но сейчас, из-за простой улыбки этого искреннего парня, изображение в его голове внезапно ожило, заставляя испытывать совершенно другие эмоции.

    — Ничего не скажешь? — спросил Ди Цюхэ, заметив, что студент и не думает брать его визитную карточку, он опустил руки и отвел взгляд, спросив: — Ты тоже думаешь, что у меня не получится открыть свою студию? Верно, сейчас я в черном списке для всех компаний. Моя карьера, похоже, подходит к концу…

    В его голосе проскользнули нотки отчаяния, в глазах застыла нежность — сейчас Ди Цюхэ выглядел точно так же, как при их первой встрече.

    Хэ Бай нахмурился, в его глазах возникла та же картинка, в которой размытая фигура парня падает вниз. Он замешкался, а потом достал свой студенческий из кармана, протянул его собеседнику и сказал серьезно:

    — Я не папарацци, просто первокурсник с факультета журналистики института Ку. Обе наши встречи были случайным совпадением. Кроме того, твоя карьера не окончена. В будущем ты выиграешь больше дюжины наград, откроешь свою студию, станешь на вершину сферы развлечений и свысока посмотришь на тех людей, которые посмели презирать тебя. Ди Цюхэ, ты добьешься невероятного успеха.

    Ди Цюхэ был ошеломлен. В последние несколько дней у него было ужасное настроение. Он устал от корыстной мачехи и двух ее тупых отпрысков, поэтому решил уйти. Он разорвал отношения с отцом, отказался от права на наследство и позволил мачехе отобрать у него любую возможность для работы, чтобы насолить отцу и заставить чувствовать себя виноватым.

    Его план увенчался успехом, и сейчас, хоть ненадолго, он наслаждался тишиной и свободой, но душевный покой, о котором он мечтал, так и не наступил.

    Он сжег за собой мосты, впереди таилось будущее, полное неизвестности. Ди Цюхэ часто сомневался — правильно ли он поступил. Кроме того, все люди, кроме мачехи и младших сводных брата и сестры, ценили его, и в ответ на его мягкий характер были дружелюбны. На публике его семья любезничала с ним. Но на самом деле любой из них был готов добить Ди Цюхэ, стоило ему оступиться. О теплом отношении в этой семье даже говорить не стоило.

    Когда Ди Цюхэ в первый раз увидел этого юного папарацци, подумал, что этого парня наняла его несмышленая сестра. Поэтому он по привычке прикинулся безобидным, не давая возможности постороннему человеку и шанса отыскать его слабости. Ди Цюхэ планировал полюбезничать с ним, а потом постепенно переманить на свою сторону.

    Он был рожден, чтобы стать актером. Все в его игре было безупречным. Но он просчитался — человек, стоящий перед ним, был простым прохожим, для которого этот спектакль был совсем не интересен. Но Хэ Бай, сам того не ведая, смог дать лучшую оценку его таланту.

    — Ты действительно думаешь, что я смогу преуспеть?

    Ди Цюхэ протянул руку, чтобы взять его студенческий, бегло прочитал написанную в нем информацию и медленно поднял на парня глаза. Вдруг мягкие черты его лица приобрели злобное выражение.

    — Так ты один из моих сумасшедших фанатов? Или может быть, сталкер?

    Когда Хэ Бай протер глаза, перед ним находилось все тоже нежное выражение лица, он легко покачал головой, пытаясь выбросить его недовольное выражение, которое, он не сомневался, ему просто показалось. Парень повторил:

    — Да, у тебя все получится.

    А вопрос о фанате он просто проигнорировал, подумав, что при любом ответе они оба будут чувствовать себя неловко.

    В то время, когда Хэ Бай говорил, Ди Цюхэ не открывал взгляда от его тонких бровей и появившейся ямочки на левой щеке. Его плохое настроение улучшалось. Ди Цюхэ убрал студенческий в карман и махнул собеседнику:

    — Спасибо за поддержку. Если нам суждено, обязательно встретимся снова.

    — Если нам суждено… Погоди-ка! — окликнул его Хэ Бай, тем самым остановив парня. Он помедлил, обдумывая слова, а затем выдал: — Принц Киноиндустрии… хочешь, я предскажу твою судьбу?

  • Одно бесполезное перерождение
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии