• Одно бесполезное перерождение
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Исправить оценки

     

    Такси завернуло за угол и исчезло из поля зрения.

    Хэ Бай вытер лицо, с минуту удрученно молчал, а затем снова поднял свою камеру.

    Маленькую девочку уже увела мама, поэтому он сменил свою цель и навел камеру на пару пожилых влюбленных, которые направлялись в его сторону, крепко держась за руки.

    Свет лег идеально, а цвета их оранжевого и синего пальто подчеркивали блеск угасавших глаз супружеской пары.

    Просто прекрасно. Когда они подойдут к двери в швейную мастерскую, оформленную в старомодной цветовой гамме, Хэ Бай сможет нажать на затвор.

    Один, два… Пора!

    Чик — в тот самый момент, когда щелкнула вспышка, перед парнем притормозило светло-голубое такси, закрывая весь обзор.

    Хэ Бай раздраженно закрыл глаза и опустил камеру.

    Дверь машины открылась, и из нее показались длинные ноги, обтянутые джинсами.

    — Ди. Цю. Хэ, — процедил Хэ Бай сквозь зубы.

    Снова он! Фотография, сделанная до его перерождения, была испорчена этим парнем, и две другие, уже в этом времени, тоже запоролись из-за него. Он нарочно?

    Ди Цюхэ обернулся на звук и посмотрел на парня, а затем направил взгляд на тротуар. Он подобрал что-то, лежавшее там, и сунул в карман. А потом вдруг помедлил и направился к Хэ Баю, достал тетрадь и, взяв ручку, что-то написал в ней. Затем вырвал лист и наклонился, чтобы сунуть его в руки Хэ Бая:

    — Сидеть на корточках на обочине дороги небезопасно. Я больше сюда не вернусь, поэтому можете идти домой.

    Сказав это, на своих длинных стройных ногах он вернулся в такси, и снова лицо Хэ Бая было обрызгано из выхлопной трубы.

    Хэ Бай:

    -…!

    Наспех закончив домашнюю работу, Хэ Бай направился в школу. Сначала он вернул камеру в офис администрации, а потом отнес карту памяти в Интернет-кафе за пределами кампуса.

    Хэ Бай потратил немного времени, вспоминая адрес электронной почты, которой пользовался в колледже, и кликнул на браузер, чтобы зайти на ящик. Когда выскочила нужная страница, он нажал на кнопку кончиком пальца и облокотился подбородком о костяшки пальцев. Его лицо не выражало совершенно никаких эмоций. Хэ Бай сочинял письмо для Профессора Сюй, подбирал слова, полные лести, раскаяния, обещаний и жалости. Письмо, в котором он расскажет о своих трудностях и пообещает, что в будущем не станет снова совершать подобные ошибки. Прикрепив сжатый файл, он нажал на кнопку.

    После Хэ Бай открыл другой браузер и замешкался, прежде чем ввести «Ди Цюхэ» в строку поиска. Страница снова обновилась, он дернул мышкой и кликнул, открыв первую страницу Байке*.

    Ди Цюхэ, мужчина, двадцать три года. Актер, работает на компанию Хуадин. Он дебютировал три года назад в театральной труппе, но она не стала популярной, а через полтора года Ди Цюхэ отделился от нее и стал выступать самостоятельно. В первой половине года он сыграл в малобюджетном детективе в роли второго плана, которая и привлекла внимание общественности. А во второй половине его выбрали для главной роли в постановке режиссера Цзя Шеня «Алые слезы», за которую в начале этого года он получил награду «Тысяча Цветов», прозвище «Принц Киноиндустрии» и стал центром всеобщего внимания.

    Вспоминая фотографию, сделанную до своего перерождения, Хэ Бай свернул страницу, испытывая смешанные чувства. Из нагрудного кармана он достал автограф, который дал ему Ди Цюхэ, открыл локальную сеть кампуса, кликнул на раздел «Продаю» и выложил туда фотографию с автографом, назначив минимальную цену в десять юаней.

    Однако, зная, что этот парень умер так рано, в самом расцвете сил, Хэ Бай великодушно простил ему ту дерзость.

    Когда он вернулся в общежитие, смертельно пьяный Ню Цзюньцзе уже проснулся и сидел в центре, ел лапшу быстрого приготовления, жалуясь на девушку, которая растоптала его доверие и чувства.

    — Она хотела бриллиантовое кольцо, и я купил его ей! Она жаловалась, что жить в общежитии неудобно, так я помог ей снять жилье и переехать! Она сказала, что ее друзья не должны знать о наших отношениях, поэтому мы встречались тайно, я смог выдержать это, но она все равно обманула меня!

    Зам общежития (Лао Э) Чэнь Цзе отвернулся от вылетавших кусочков лапши изо рта друга во время разговора, протянул ему салфетку и успокоил:

    — Хорошо, хорошо, можешь не продолжать. В море полно рыбы — когда плохая уходит, обязательно придет хорошая.

    Ню Цзюньцзе вытер подступившие слезы.

    — Я просто не могу смириться с этим! Она врала мне! Говорила, что не хочет выставлять наши отношения напоказ — все это было ложью! Она бросила меня лишь потому, что решила начать встречаться с парнем из ее компании! Я был для нее заменой, кошельком, идиотом, которым можно было воспользоваться!

    — Кажется, ты прекрасно осознаешь, какое место занимаешь в ее сердце… — тихо сказал Ван Ху низким голосом.

    Ню Цзюньцзе уставился на него:

    — Лао Да, что ты сейчас сказал?!

    Ван Ху оглянулся на Хэ Бая и спросил, пытаясь сменить тему:

    — Хэ Бай, тебя долго не было. Закончил домашку?

    — Закончил.

    Хэ Бай кивнул в ответ, а потом, казалось, задумался над чем-то. Он передвинул стул, чтобы сесть к столу, за которым располагались остальные и, указав на Ню Цзюньцзе, сказал:

    — Телефон.

    Ню Цзюньцзе уставился на него красными опухшими глазами и, прежде чем послушно достать телефон и положить в его руку, парень растерянно спросил:

    — Что ты собрался делать с моим телефоном?

    — Я помогу заставить Лю Хуанхуан рыдать и умолять тебя вернуться.

    Хэ Бай открыл телефон, нашел номер Лю Хуанхуан в телефонной книжке, нажал «Написать сообщение» и что-то быстро набрал в строке ввода.

    Трое остальных парней тупо смотрели на него, не понимая, что он хотел этим сказать.

    — Готово.

    Хэ Бай закончил вводить текст и отправил сообщение. Он похлопал по плечу Ню Цзюньцзе, пытаясь взбодрить, и сказал:

    — Больше не грусти, Лао Э верно подметил — когда плохая уходит, обязательно придет хорошая.

    Насколько он помнил, в ближайшем будущем его третья невестка встретится с Лао Саном.

    После хлопка по спине Ню Цзюньцзе будто очнулся. Он тут же отнял телефон и открыл отправленное сообщение, попутно спрашивая:

    — Что ты написал Хуанхуан? Она… она правда станет плакать и захочет вернутся… эй? Почему здесь написано имя моего отца?

    — Это заставит ее сожалеть о своем решении, — Хэ Бай взъерошил его лохматые светлые волосы, продолжив с большим акцентом, — Лао Сан, в будущем, когда ты найдешь себе девушку, сразу протри глаза — я гарантирую, ты разглядишь ее намерения. Такие девушки, как она, цепляются за парней лишь из-за из щедрых подарков, а потом заставляют тратить на них еще больше денег. Такая девушка тебе не подойдет.

    Ню Цзюньцзе широко открыл рот от неожиданности:

    — Сяо… Сяо Бай, почему сегодня ты так странно себя ведешь?

    Хэ Бай улыбнулся, на левой щеке парня показалась ямочка. Внутри этого юного двадцатилетнего тела находилась тридцатитрехлетняя душа. В этом случае, казаться странным совершенно естественно. Хэ Бай надеялся лишь на одно — чтобы его замечательные соседи по комнате как можно скорее смогли привыкнуть к переменам в его поведении.

    После полуночи, когда огни часовой башни до предела раскалились, Хэ Бай аккуратно настроил камеру, прижав палец к затвору. Ветер усиливался, на вершите многоэтажки рядом с часовой башней он смог разглядеть черную тень. Его руки затряслись, и чудесный ночной вид в объективе камеры превратился в нечеткое размытое пятно.

    Вдруг Хэ Бай открыл глаза и какое-то время не отрывал взгляд от потолка общежития, а затем вовсе накрылся одеялом с головой.

    «Что за чертовщина, почему мне приснилось именно это?».

    — Сяо Бай, почему ты опять спишь? Живее поднимайся, профессор Сюй тебя ищет, — голос Ван Ху раздался у его кровати.

    Одеяло было стянуто.

    Хэ Бай открыл глаза, обернулся, чтобы взглянуть на стоявшего рядом Ван Ху, и спросил:

    — Профессор Сюй?

    «Зачем же этот строгий старик ищет меня так рано утром? Ведь сегодня выходные и нет занятий».

    — Эх, он сказал, что твой телефон выключен и с тобой было никак не связаться, — Ван Ху бодро продолжал, — Живее вставай, когда профессор Сюй спрашивал о тебе, его голос звучал взволнованно. Он оценил твою домашку на отлично и поэтому хотел исправить оценки!

    Исправить оценки?

    Хэ Бай был действительно удивлен и тут же подскочил с кровати.

    Изменение оценок = увеличение среднего балла = улучшение показателя в конце семестра = надежда на получение стипендии = он сможет сэкономить на обучение в следующем семестре!

    Да здравствует Профессор Сюй!

    __________

    Примечание переводчика:

    *Байке - китайская Википедия

    __________

    Перевод: Privereda1

  • Одно бесполезное перерождение
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии