• Обречена быть избитой до смерти
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 48: Отчаянное терпение

    Старая мадам продолжала хвалить сына, думая, что дни, когда она сможет взять на руки внука, приблизятся после того, как он вернется. Тем не менее, всякий раз, когда она думала об этом, ее настроение мгновенно становилось кислым, с напоминаем о мисс Лин.

    Независимо от того, сколько скрытых или откровенных расследований она открыла относительно местонахождения мисс Лин, никто, похоже, не знал, куда она сбежала. Особняк Лин тоже не помог, только изложив заявление о том, что она пошла в храм, чтобы помолиться за благополучие своей матери. В городе уже ходили слухи; кто поверит, что мисс Лин все еще молилась за свою мать? Ее собственный сын внезапно исчез, а когда она поднимала эту тему, его брови крепко скреплялись.

    Она знала, что у ее сына отвращение к своей невесте, которая еще даже не входила в ворота своего дома. Он знал, где мисс Лин на самом деле. Но просто не хотел ее искать.

    Так не могло продолжаться всегда. Она знала, что за последние двадцать лет ее сын прожил несчастливую жизнь и нуждался в чем-то, чтобы быть счастливым. Именно поэтому она была очень снисходительна к отношениям между ее сыном и урожденной Бай. Как было сказано, девушка выглядела умной и успокаивала разум старой мадам.

    Известие о полном выздоровлении Бай Сянсю уже скоро дошло до уха Лун Хэна. Даже Сун Цзяоюэ заметил в тот день поднятую линию его губ. Он не мог не спросить: "Разве ты не говорил, что сегодня у тебя большие планы? Зачем возвращаться после нескольких ударов?"

    "В семье кое-что произошло." Лун Хэн больше не объяснял, и уже поспешно пробирался домой в отличном настроении. У Сун Цзяоюэ не было выбора, кроме как пройти за ним, увидев, что его друг ушел, больше ничего не сказав. Может, что-то действительно произошло? Когда Лун Хэн вошел в резиденцию, он спросил у Шуэра: "Какая сегодня дата?"

    Шуэр ответил: "В ответ моему господину, сегодня 7-й день месяца." Затем он увидел, как принц взмахнул рукой, приказав: "Отнеси дикую утку и оленя мадам Сюй. Скажи ей, что я буду ужинать у нее сегодня вечером. Остальную часть отнеси старой мадам."

    Когда слуги начали исполнять его приказания, Лун Хэн сообщил старой мадам, что вернулся и пошел в свою резиденцию, принять теплую ванну. Обычно он никогда не уделял пристального внимания при мытье тела, но на этот раз он полностью помылся. Закончив принятие ванны, он хорошо почистил зубы, не заботясь о том, какое сейчас время. Он проверил свое отражение в зеркале и подумал: "Этого достаточно?"

    Шуер почувствовал, что даже его коренные зубы болят. Это первый раз, когда он видит своего господина в таком состоянии. Принц не нервничал даже когда его вызывал император. Все это для того, чтобы просто посетить эту женщину? Но когда он подумал о том, какое худое лицо было у его хозяина, когда он дошел до нее, Шуэр не смел ничего сказать. Вместо этого он обнадеживающе сказал: "Кто сможет сравниться с превосходным обаянием хозяина? Если бы хозяин вышел так в город, все девушки ворковали бы и кричали, краснея от смущения!"

    Лун Хэн чувствовал себя очень довольным собой. Ожидая заката, он просто сидел на своем стуле и пытался скоротать время с книгой. Но это небо явно не спешило темнеть!

    С большим трудом он дождался, пока небо не потускнеет, прежде чем отправиться в одиночку в Зимний сад. Он даже не взял с собой Шуера. Человек в Зимнем саду уже давно приготовил ужин и ждал, глядя на кактус.

    Она задавалась вопросом, он идет сюда, чтобы сделать со мной сегодня то или это? Сюжет слишком сильно изменился. Ничего не должно происходить между этими двумя персонажами до того, как придет главная героиня!

    Но если он действительно хочет сделать то или это, я должна отказаться или просто покориться ему?

    Бай Сянсю очень волновалась, но в конце концов решила позволить главному герою делать все, что он захочет. В любом случае второстепенный мужской персонаж не интересовался ею, и ее мысли постоянно возвращались к горничной, которую избили до смерти. Подумайте об этом, как закрепиться на бедре главного героя!

    Как только она зацепится за него, ей больше не нужно будет соревноваться с главной героиней. Через год она сможет вернуться домой. Бай Сянсю потратила свою энергию, пытаясь успокоить себя, когда все продумывала. Но независимо от того, насколько она успокоилась, когда появился принц, ее сердце забилось, как бас-барабан. Ее напряженное лицо покраснело, а пульс участился. Просто и явно, она испугалась.

    Увидев ее малиновое лицо, принц принял ее реакцию как застенчивость. По правде говоря, он тоже был немного смущен. Для человека, который никогда не пробовал прелести женщин, он с нетерпением ждал своего первого раза, но он также неизбежно испытывал странное, нервное чувство. Он даже немного испугался. Возможно, из-за инстинктов мужчины он немного расслабился, увидев ее такой застенчивой. Он сел после входа в резиденцию и спокойно сказал: "Присядьте и поужинайте со мной."

    Она не была женой, поэтому эта молодая леди приняла во внимание пристойность и спокойно села позади, поставив себе собственные блюда. Он будет делать с ней то и это, поэтому было бы не очень хорошо, если бы они сели далеко друг от друга. По мере того, как его мысли достигали этого конкретного момента, на его щеках медленно скользила малиновая волна заката. Он поспешно снял пальто и сел, не смея взглянуть на лицо Бай Сянсю.

    Бай Сянсю предельно понимала его конечную цели, поэтому тоже не решилась взглянуть на лицо принца. Они оба просто уставились на посуду, поставленную на стол, и начали тихо есть.

    Блюда были вкусными. Ее слуги уделили подготовке особое внимание, так как ингредиенты предоставил принц. Они были визуально привлекательными, ароматными и вкусными. Было позорно, что их подали двум людям, которые не ощущали ни запаха, ни вкуса, и понятия не имели, что они едят.

    После того, как неуклюжая безмолвная еда закончилась, атмосфера сразу стала в десять раз неудобней. Неопытный Лун Хэн яростно пытался вспомнить, вы же не делаете дела сразу после еды, верно? Разве не нужно сначала развить соответствующее настроение? Поэтому его лицо стало более серьезным, так как ум агрессивно работал, думая о начале беседы.

    Бай Сянсю была такой же, скомкав носовой платок в руке почти в шар, она все еще не знала, что делать. Когда она увидела цвет его лица, ей показалось, что он не собирается уходить. Она это знала.

    Поскольку она готова к этому, она будет немного сильнее и не оставит плохого впечатления. Когда придет время…

    Подождите, а что на Земле она оставила плохое впечатление? Как можно оставить хорошее впечатление в этих вопросах? Она понятия не имела, ладно? Как бы то ни было, разве все не говорят оставить этот вопрос мужчине...

    Она слегка приподняла голову. Она была права в первый раз, этот мужчина действительно был довольно холодным и красивым! Однако его лицо было немного чрезмерно структурировано и, казалось, было слишком жестоким - настолько жестоким, что другие не могли обнаружить в нем ни капли нежности.

    Но эта пара увлекательных глаз придала ему большую жизнь. Всякий раз, когда он смотрел на нее, она чувствовала волны романтики, исходящие от него, как будто она была непомерной красавицей.

    О нет, нет. Главный герой был главным героем, ладно. Ей казалось, что он пугается, когда обычно не осмеливается пристально смотреть на нее. Теперь, когда она тщательно оценивала его, она поняла, что он ещё более утонченный экземпляр мужчины, чем второстепенный мужской персонаж.

    Единственная проблема заключалась в том, что она не смела пировать на этом банкете, предназначенном для главной героини. Что, если он однажды поймет, что главная героиня его настоящая любовь; разве это не значит, что она будет намного ближе к своей смерти? Но если она отвергнет его, хотя у него чувства к ней, она все еще будет копать себе могилу. В этот момент она начала принимать свою судьбу, но ее сердце все еще вращалось между двумя взглядами. Быть активной и пассивной - две совершенно разные концепции, она понимала это сейчас.

    К счастью, принц не захотел ничего с ней делать. Вместо этого он сказал: "Как проходит ваша каллиграфия? Почему бы вам не написать для меня несколько слов?"

    "Конечно." Бай Сянсю выдохнула и пошла за письменный стол, чтобы написать несколько слов. Но, подняв голову, она обнаружила, что Лун Хэн уже прошел перед ней.

    Они были очень близко, и она сразу же очень разнервничалась и поспешно сделала шаг назад. Но Лун Хэн уже привык к ее странным реакциям. Он также пришел к необычному представлению о том, что она навредит себе, если впадет в панику. Поэтому, он взял ее за плечи, между ними был стол, когда он тихо крикнул "Не двигайтесь."

    Инцидент закончился падением Бай Сянсю. Она споткнулась о стул и начала падать назад. В то же время, не задумываясь, Лун Хэн достиг ее плеча. Ее не столь долговечная одежда мгновенно разорвалась со слышимым разрывающимся звуком.

    Одежда была довольно удручающей в древние времена, так как ее нужно было носить слоями. Появилось белое верхнее и зеленое нижнее белье. Это зацепило Лун Хэна, чистая белая вспышка ее затылка почти заставила его дойти до предела силы воли. Он вытянулся и поднял ее, бросившись в спальню, не заботясь, были ли рядом с ним люди.

    Бай Сянсю застыла и не знала, куда идти, даже если она хочет плакать. Она могла только наклонить голову и уклониться от взгляда на него, сжимая две руки в кулаки. Так, она выглядела очень забавно. Лун Хэн внимательно посмотрел на нее, осторожно положив на кровать. Даже настолько волнуясь, он все ещё мужчина. Он чувствовал, что все его тело напряглось от энергии, и нет места, чтобы выпустить его эмоции.

  • Обречена быть избитой до смерти
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии