• Новый мир
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Кофе или энергетик… тяжелый, тяжелый выбор… намного тяжелее совокупности всех принятых за всю мою жизнь решений. С одной стороны - жиры, сахара, декстрин, клетчатка, гемиллюлозы, кофедубильная кислота, солидная порция кофеина и четыре типа витаминов, хорошо влияющих на нервную систему, развитие органов и иммунитет. С другой - теобромин, таурин, гуарана, глюкуро… в общем, много всякой дряни, со всей своей доброжелательностью помогающей вам поскорее отдать концы, чтобы вы наконец смогли встретиться со своими предками на небесах. Казалось бы, выбор очевиден, верно?

    К сожалению, это не совсем так. Учитывая деньги, которые я могу себе позволить на тонизирующий мой мыслительный аппарат напиток, не уверен, что кофе будет полезнее энергетика, чего уж говорить о вкусе… Да и кто вообще придумал продавать кофейный напиток в алюминиевой баночке, не вызывающей ни малейшего доверия?

    Ладно, вместо того, чтобы пить кофе и тешить себя отговорками о том, как это вкусно, полезно и совершенно не вредно, лучше уж я буду честен с собой и укорочу свою жизнь на часок-другой, точно зная на что иду.

    Мой палец сделал молниеносный выпад вперед, надавив на кнопку Е-5. Прозвучал писк, словно заселившаяся в аппарате крыса, ответственная за выдачу товара, недовольно запротестовала появившейся работе, после чего красная баночка упала со своей полки прямиком в нижний отсек. Отодвинув пластмассовую крышку я взял ее и потянул за кольцо. Шипение, слегка кисловатый запах, отдающий нотками клубники и потрясающий вкус, ни сколь не уступающий моим заниженным ожиданиям.

    Сделав пару глотков я бросил завистливый взгляд на висящую за стеклом шоколадку и, пока мои мысли уже сдирали с нее упаковку, а воображаемые зубы впивались в глазурь, ноги поспешили спасти мой разум и, перескакивая через ступеньки, понесли меня вверх по лестнице на третий этаж, в комнату 312, где я сейчас и проживаю за счет своей убогой стипендии. Комната моя, ровно как и все здание, зовущееся в народе "общежитием для бедных", особой красотой не блещет. Обшарпанные стены без обоев, местами разорванный линолеум, разбросанные повсеместно куски штукатурки и уже на глазах трескающийся потолок. По одному туалету и душу на два этажа, Протекающие батареи и часто перегорающие из-за стабильно нестабильного напряжения лампочки.

    Ну, чего еще ожидать от здания возрастом в сотню лет? Удивительно, что его еще не снесли, что, может быть, было бы и правильно, только вот тогда мне было бы негде жить. Так что я рад, что этот дряхлый старик все еще с нами.

    Я потянул за ручку, со скрипом приоткрыл дверь и зашел внутрь. Однако, стоило мне сделать первый вдох, как в нос ударил запах концентрированного спирта.

    – И с кем подрался на этот раз?

    На кровати у дальней стены сидел друг детства, с которым мы прошли через детский дом, школу, выпускной и добрую сотню уличных драк, Ларри. Всегда безрассуден, когда дело доходит до драки, но вместе с тем хороший парень. Несколько лет назад его взял к себе в ученики некий Мастер, решивший обучать его боевым искусствам и черт его знает, что у них там происходит, но завидной постоянности травмы говорят явно не об обычном спортивном лагере.

    К примеру, сейчас он обрабатывал неглубокий порез, идущий от плеча до самого локтя.

    – Что на этот раз? Драка или очередное испытание от твоего больного мастера?

    Он посмотрел на меня исподлобья, продолжая обмакивать рану пропитанной спиртом тряпкой.

    – Никакое это не испытание. Просто сегодня мы впервые тренировались на настоящих мечах.

    – … – Я начал подумывать, как вообще можно сострить в ответ на такое, но взгляд упал на старые часы у двери.

    – Ладно, шуточку о твоем мастере я придумаю потом, а пока я сейчас я собираюсь в Чертоги Разума. Вернусь лишь поздно вечером, так что либо будь здесь, либо спрячь ключ под ковром.

    – Окей.

    Чтобы вы не поняли меня неправильно, вынужден пояснить, что так называемые “Чертоги Разума” не какое-нибудь там фантастическое место, существующее лишь в моей голове, куда я отправляюсь, когда у меня глубокая-глубокая депрессия, а передовая лаборатория по созданию и исследованию искусственного интеллекта. По крайней мере так говорят, на самом деле никто понятия не имеет, что там происходит.

    Иду я туда в роли участника экскурсии от моего университета, потому как я один из десяти «гениев», сумевших пробиться на специальность СИИ. Удивительно, не думаете? Паренек из детдома, живущий в какой-то дыре - гений. Ага, я и сам не особо в это верю, как по мне, так со всеми теми задачками на экзамене справился бы даже десятиклассник без подготовки. Но давайте не будем об этом.

    Попрощавшись с Ларри я накинул на себя любимую кожаную куртку и покинул общежитие. Выйдя на узкую улочку я повернул налево, дошел до первой автобусной остановки, дождался пятого номера, сел внутрь, оплатил проезд и через полчаса был на месте. Стоило мне выйти напротив дверей моего университета, как меня тут же окликнули.

    – Джон, черт бы тебя побрал, пошевеливайся, мы тебя уже вечность ждем! – Возле белого микроавтобуса медленно потягивая густой дым из неприлично дорогой сигареты стояла пожилая женщина в дорогом малиновом пальто, грозившая мне кулаком. Профессор Горгулья, именно так ее прозвали студенты и я не вижу необходимости вспоминать ее имя. Стервозный характер из-за длительного отсутствия мужчины сделал ее не самой приятной личностью на свете, общение с которой все вокруг старались сводить к минимуму. И я исключением не был. Не став ни огрызаться, ни что-либо говорить, я лишь кивнул и забежал в автобус, не давая ей и шанса съязвить в мою сторону.

    Оказавшись внутри роскошного салона, я прошел мимо сидящих в парочках богатых злыдней, начавших тихо усмехаться при моем появлении, и, пройдя все занятые места уселся почти в самом конце.

    – Ричард, черт бы тебя побрал, пошевеливайся, мы тебя уже вечность ждем!

    – П-простите, Профессор Г-гор… Альба!

    В окно я увидел второго изгоя нашего класса, прибежавшего на своих двоих. Ричард Роул, коротышка, готовый продать собственную мать за игры. Но дело даже не в том, что он настолько сильно любит игры, а в том, что его родители те еще сволочи.

    – Джон, привет! – Завидев меня он скромно улыбнулся и, неуклюже тряся рюкзаком за спиной, присел рядом. Но что-то в нем сегодня было не так…

    – Привет, что-то случилось?

    – А? Что… с чего ты взял? – Он весь аж передернулся, словно я только что пырнул его иголкой в бок, но изо-всех сил постарался выдавить улыбку на лице.

    – Твои родаки опять принялись за старое? – Неосознанно я сжал кулаки.

    – Нет… после того, как ты поговорил с отцом, они стали сдержаннее…

    – Тогда что не так?

    – Все в порядке. – Стараясь не смотреть мне в глаза он поставил рюкзак на колени и начал что-то в нем искать.

    – Так, Ричи, ты ведь не забыл наш разговор? Если ты снова начнешь держать все в себе ничего мне не расскажешь, то я не смогу тебе помочь.

    – Нет, правда, все в порядке. Я просто сильно волнуюсь перед экскурсией… Кстати, как думаешь, нам разрешат пообщаться с Евой? – Молча посверлив его глазами, я вздохнул и ответил, откидываясь на спинку сиденья.

    – Не думаю, все-таки они ее еще вроде как не закончили. Один Бог знает, что она сейчас может выкинуть.

    – Ну не знаю. Я вот недавно слышал, что сама Ева уже давно завершена, но они не осмеливаются выпустить ее в сеть до тех пор, пока не смогут ее контролировать. Для этого они даже разрабатывают технологию слияния ИИ человеком. Слышал, они уже тестируют начальную версию.

    – Серьезно? Как ты мог об этом слышать, если все хранится в тайне?

    – Не помню… кстати, помнишь ту игру, что я тебе показывал? – Его рука, наконец найдя то, зачем была послана, показалась из рюкзака, держа небольшую консоль.

    – Ага. Ты точно не заболел? – Хоть он и старался всячески сменить тему, она не давала мне покоя.

    – Тебя ж всего трясет.

    – Джон, поверь, если бы ты мог помочь, то я бы обязательно тебе рассказал.

    – То есть что-то все-таки произошло? – Я сощурился.

    – Ничего плохого не произошло, клянусь. Давай закроем эту тему, хорошо?

    – Тц, ну, раз мы закрыли тему, то я спать. – Сердито напялив наушники я отвернулся от Ричи и, немного успокоившись, вскоре провалился в сон, однако тут же был разбужен толчками в бок.

    – Джон, мы уже приехали.

    – Так быстро…? – Протерев заспанные глаза и как следует зевнув, я встал и последним вышел на улицу.

    – И это все? Я думал что лучшая в мире лаборатория будет побольше…

    – Ты идиот? Лаборатория находится под землей.

    – Ахах, ну ты и тупой. Зачем ты вообще поступал на СИИ, если не знаешь даже таких вещей.

    Ребята из моей группы принялись развлекаться, устроим перестрелку оскорблениями, в то время как мы с Ричи встали в сторонке. Я дослушивал мою любимую песню, в то время как он виновато переступал с ноги на ногу, уставившись в землю.

    – Все, пойдемте. – Профессор Горгулья в своей привычной манере обвела ненавидящим взглядом всех своих студентов, после чего повела нас в сторону здания, размером с супермаркет. Пройдя через десятки охранных постов, на каждом из которых нас останавливали на добрые пять минут, мы наконец достигли лифта, ведущего вниз. У лифта нас встретил высокий молодой парень в круглых очках, так и светящийся от энтузиазма. Видимо это был его первый раз в роли экскурсовода.

    Он быстро пожал всем руки, после чего провел ИД-карточкой справа по стене. Двери лифта раскрылись, мы вошли внутрь. Крейг, наш экскурсовод, надавил на кнопку «-5» и мы спустились вниз.

    – Так, детишки, тут у нас идет коридор, соединяющий все помещения нашей лаборатории. Давайте сначала пройдем налево, там находится конференц-зал, в котором мы обсуждаем различные теоретические вопросы. Интересно, не так ли! – Задорно рассмеявшись от потянул за ручку и прошел за дверь, жестами зазывая нас внутрь.

    – Посмотрите, это наша кофеварка! Но, если вы подумали, что это простая кофеварка, то вы ошиблись! Она может делать не только кофе, но вообще любой напиток из предложенных ингредиентов. Гляньте только, она даже смузи умеет делать! – Довольно нажав на кнопку он продемонстрировал нам это чудо технологии, всячески игнорируя наше негодование.

    – А это робот-уборщик! Вы то поди видели только роботов пылесосов, а этот не только пол убирает, но и протирает столы, а так же знает даже парочку анекдотов! Смотрите! – Подбежав к роботу, подозрительно похожему на R2D2, он нажал на кнопку сверху и раздался электронный голос.

    – Как сказала бы кровь здорового человека: «пора сворачиваться».

    Крейг рассмеялся похлеще ржущего коня, а после продолжил в том же духе и спустя час этой клоунады у нас сдали невры.

    – Простите, а что-нибудь интересное будет?

    – Ну, я бы с радостью показал бы вам лабораторию, но, боюсь, это невозможно, ха-ха! Вот, лучше посмотрите на эту ручку! До того, как я начал здесь работать, никогда не видел ничего подобного! Он может плеваться чернилами!

    –…

    – Ладно, давайте теперь посмотрим видео и узнаем в общих чертах, чем же здесь занимаются! – Он взял со стола пульт. Свет слегка потускнел и висящий на стене экран включился, запуская фильм.

    – Чертоги разума. Современная лаборатория, на несколько шагов опережающая… – Когда он начался я устало зевнул и повернулся к Ричи, однако место рядом со мной почему-то пустовало. Удивленно пройдясь взглядом по всей комнате я его не обнаружил и, когда хотел уже сообщить об этом нашему экскурсоводу, заметил, что недавно закрытая дверь, ведущая из зала, слегка приоткрыта.

    По счастью я сидел у всех за спинами, а Крейг был полностью поглощен своим фильмом, а потому я смог незаметно добраться до двери и выскользнуть наружу. Оказавшись в длинном коридоре я мельком заметил исчезнувшую за поворотом спину и, с сомнением глянув на стоящие через каждые десять метров камеры, пошел следом. Внезапно ручка двери, мимо которой я проходил, тихо скрипнула.

    – Боже, Берк идиот. Ты глянь, он неправильно установил эту чертову дверь! Два гребанных винтика закрутить правильно не может!

    – Да кому какая разница.

    – Что значит какая разница? Всем известно, что дверь должна раскрываться в сторону комнаты, а не коридора! Нет? Это же самая обыкновенная логика!

    – Ну так раскрути и сделай правильно, дел на пять минут.

    – Я что, похож на никчемного слесаря? Честное слово, если бы не повышенная секретность, то этого дурня уже давно бы поперли с работы.

    Едва я успел заскочить за «неправильно раскрывающуюся дверь», как оттуда вышло двое мужчин в белых халатах и, не взглянув в мою сторону, пошли в сторону лифта.

    «Будь ты проклят Ричи, что ты творишь?»

    Сердце учащенно колотилось, грозясь выпрыгнуть из груди, но, насильно успокоив его, я двинулся дальше.

    – В общем. Заходит в бар бесконечное количество математиков. Первый просит литр пива. Второй просит пол-литра пива, а когда третий просит четверть литра пива, бармен орет «Прекратите!» и наливает два литра пива.

    – Ахаха!

    Два голоса послышались из-за угла, эхом отражаясь от стен, и перед моими глазами уже пронеслась сцена, где я, стоя на коленях, молю не сажать меня в тюрьму за незаконное проникновение, ссылаясь на то, что просто искал туалет, однако через мгновение послышался скрип, последующий за ним хлопок и голоса замолкли.

    Облегченно выдохнув я дал себе крепкую пощечину, выводя тело из оцепенения и на дрожащих ногах поплелся вперед.

    «Ну и куда же ты направился…» – встав на первом разветвлении коридора я начал озираться, гадая, куда направился Ричи.

    «Камеры!» – Эта мысль озарила мою голову. Я присмотрелся к потолку и понял, почему обратил на это внимание. На каждую из камер позади были прикреплены блестящие липучки и след из них вел направо, а потому выбрал именно этот путь. Дойдя до конца и завернул налево я наконец нагнал беглеца.

    – Ричи, какого ты вытворяешь? – Подкравшись к нему со спины и схватив за плечо я зашипел со злости, как дикий кот.

    – Ты хоть знаешь, что будет, если тебя заме…? – На полуслове меня оборвала прилетевшая в лицо сильная пощечина и до того, как я понял, что произошло, последовали извенения.

    – Д-джон? Прости пожалуйста, я не хотел…

    – Пощечина? Ричи, ты серьезно? – Уж не знаю почему, но вместо обиды я почувствовал рвущееся изнутри негодование.

    – Ты хотел вырубить меня пощечиной?

    – Я… нет, что? Я просто не ожидал! И что ты здесь делаешь?

    – За тобой пришел, чтобы ты ничего не начудил. Пошли обратно, если кто-нибудь заметит наше отсутствие, то нам здорово влетит. – Я потянул его за собой, однако он крепко ухватился за мою руку и покачал головой.

    – Нет, Джон. Я не могу…

    – Что значит ты не можешь? Еще как можешь! Пойдем, не дури.

    – Нет. – Он решительно впился в меня глазами и я отпустил его, устало вздохнув.

    – Объяснишь, что происходит?

    – Нет, Джон, я не буду тебя в это втягивать.

    – Хех, боюсь, что для этого слишком поздно.

    – …

    – Один я никуда не уйду.

    – Ай, ладно! Только не здесь, у нас есть минута, прежде чем появится патруль.

    Он поднял руку, на которой красовались простенькие часы с Микки-Маусом и направил их на висящую впереди камеру, после чего из них вдруг вылетела маленькая пуля. Попав на объектив камеры она размазалась в блестящую лепешку.

    – Что это? – Я полюбопытствовал, пока Ричи целился в следующую цель.

    – Без понятия, знаю только, что эта штука взламывает защиту камеры и зацикливает видео.

    – …

    Не понимая, что происходит, я просто следовал за ним и через десяток метров мы зашли в дверь, надпись над которой гласила «И01», ведущую в небольшое помещение, заставленное гудящими компьютерами и неработающими мониторами.

    – Странно… двери открыты, а внутри никого… – Я не мог не обратить на это внимания.

    –Весь этот этаж – это липа, он не имеет ничего общего с настоящей лабораторией. Если что-нибудь здесь нажать, то моментально поднимется тревога.

    – Что? Откуда ты это знаешь…? – Ричи проигнорировал мой вопрос. Подойдя к одному из блоков сервера он напечатал что-то на клавиатуре. Монитор загорелся и на нем вывелось «Приложите палец». Ричи повиновался и экран констатировал: «Идентификация завершена. Добро пожаловать, Билл Берк.», после чего в стене напротив открылась потайная дверь, за которой виднелась лестница, ведущая вниз.

    – Ты не говорил, что сменил свое имя… – Я вяло усмехнулся, надеясь, что Ричи сейчас рассмеется и отовсюду начнут выпрыгивать люди с камерами, кричащие о том, что меня обдурили, однако он промолчал, указав рукой на лестницу и, стоило мне пройти вперед, как я почувствовал укол в шею и, удивленно обернувшись, увидел в руке Ричи шприц, впившийся в мою шею.

    – Прости, Джон, но тебе со мной нельзя. Спасибо, что был мне другом…

    Я попытался ответить, но мир поплыл перед глазами и я провалился во тьму. Все, что помню после – это как очнулся посреди пустоты.

    – Привет, Джон. Приятно видеть, что ты в порядке. Ничего не болит?

    – Голова раскалывается…

    – Побочный эффект препарата, скоро пройдет.

    – Стой, Ричи, это ты…?

    – Я.

    – Что произошло? И какого черта это было!? Как ты вообще посмел меня усыпить?!

    – Прости, но я не мог подвергать тебя опасности. Если бы ты пошел за мной, то наверняка бы умер.

    – Но что ты сделал? И почему... почему я не вижу тебя?

    – Потому что я больше не человек.

    – В смысле ты больше не человек? Как это понимать?

    – Случилось кое-что… я слился с Евой.

    – Евой... искуственным интеллектом? Но это ведь не...

    – ...возможно? Ошибаешься. Как оказалось, человеческие представления о душе были в корне неверны. Она отнюдь не столь неосязаема и невидима, как вы привыкли думать. Да и Ева, как оказалось, отнюдь не искусственный интеллект.

    – Мы? Но, Ричи, ты ведь тоже…

    – Нет, я больше не человек. Благодаря тебе.

    – Мне? Я не делал ничего подобного…

    – Разве? А мне думается иначе.

    – И что теперь…? Что ты теперь намерен делать?

    – Хочу отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал. Пока я помню, что такое чувства, я хочу исполнить твою мечту.

    – Мечту…? Стой, я не понимаю…

    – Мир, Джон. Этот мир слишком скучен для тебя, верно? Слишком грязен. Слишком алчен. Тебя никто не любит, ты никому не нужен. Тебя презирают, глядя лишь на то, что у тебя есть, а не на то, что есть ты сам. Признай, ты ведь хотел бы попасть в тот мир, о котором мечтал в детстве? Быть героем, иметь достаточно сил, чтобы отстаивать справедливость, наказывать злодеев, помогать попавшим в беду. Скажи. Скажи только слово и я подарю тебе этот мир. Я подарю тебе мир, в котором ты станешь ключевым звеном, станешь главным героем своей собственной истории. Тебе стоит лишь пожелать...

    – Я… Ты действительно способен на это…?

    – Конечно.

    – Способен изменить весь мир?

    – Я способен на куда большее.

    – Но что тебе с этого? Что ты получишь? Зачем тебе тратить столько сил лишь ради меня? Разве не проще было бы забыть обо мне?

    – Ну, ты прав, так было бы проще. Однако я слишком сильно тебе обязан.

    – Видишь ли, Джон, Ричи был куда несчастнее, чем ты думал. В тот год, когда вы поступили в университет, он был замкнут в себе и целыми днями напролет думал лишь о смерти, о том, как, когда и где ему уйти из жизни. Однако, до того, как он смог реализовать свои планы, в его жизни появился ты. Как и он, не имеющий ничего, но, в отличие от него самого, не сгибающий спину под тяжестью своей ноши. Твой позитив, искренний оптимизм... он спас его.

    – Когда тебя задирали - ты смело отвечал. Когда тебя презирали - ты с гордо поднятой головой смотрел в ответ. Когда тебе угрожали - ты молча шел вперед, выдерживая все их нападки. Ты, Джон, был его идеалом, его светом. Он хотел быть похожим на тебя, ровнялся на тебя. Исключительно благодаря тебе в его сердце поселилась надежда, мечта. Мечта сделать тебя счастливым.

    – И я - его душа. Я - его воля. Я - его стремление. А потому, Джон, скажи лишь слово и я осуществлю твою мечту.

    – Я… я согласен…

    – Хорошо, Джон. А теперь, пожалуйста, поспи до тех пор, пока я все не подготовлю.

  • Новый мир
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии