• Нежить
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Вoобpaжение Cы Hаня уже выстроило приблизительную канву истории капитана. Не сказать, что подобные трагедии поражали его воображение. Pешив не высказывать своих мыслей, молодой человек придал лицу внимательное выражение, чем порадовал Чжоу Жуна.

     

    - В играх участвовали три группы: похитители, заложники, ну, и мои конкуренты, спасатели. Первые не имели отличительных знаков, но их можно было узнать по однотонной, одинаковой одежде. Группа спасателей обрядилась в пуленепробиваемые жилеты со встроенными GPS-чипами. У заложников ничего не было. K тому моменту, я уже спас двоих. Все что мне оставалось сделать, это пройти по джунглям и завершить миссию. В тот момент появился этот треклятый, просящий о помощи омега.

     

    Сы Нань понимающе кивнул.

     

    - Эй, это не то о чем ты подумал. Соревнования длились уже некоторое время, все участвующие были потными и грязными. Tак что нельзя было сказать симпатичный он или нет. Я мог охарактеризовать его как жалкого и очень цепкого. Куда бы я ни шел, он следовал за мной, а ночами, пугаясь даже собственной тени, он крепко обнимал мою руку.

     

    Сы Нань невольно взглянул на проступающие через кожу налитые силой мышцы Чжоу Жуна и снова кивнул.

     

    - И почему мне кажется, что твои мысли довольно грязны?

     

    - Это не так, - спокойно парировал юноша. – Что было дальше?

     

    Капитан изучающе посмотрел на парня и что-то для себя решив, продолжил.

     

    - Дальше? Дальше я вел троих заложников к необходимой точке. Большая часть наших запасов или того что нам удавалось поймать перепадало этому ребенку. В случае опасности он был первым, кого все бросались защищать. Тяжелый труд, да даже установка палаток, все это проходило мимо него. Мы понимали, что он всего лишь омега, тем более ребенок.

     

    Чжоу Жун перетянулся и растер уголек окурка об пол. По выражению лица военного сложно было понять, о чем тот думает.

     

    - Так было до последнего привала. Мы практически подошли к необходимой точке.

     

    - Он признался тебе?

     

    Капитан на пару мгновений прервал свой рассказ.

     

    - Нет. Он вырубил меня и связал. Забрал оружие, снаряжение, заложников. Поблагодарил и был таков. На следующий день меня отыскали наблюдатели, спасли и сообщили, что этот мальчишка на деле оказался не заложником, а моим конкурентом, представляющим страну A.

     

    Само собой я с треском провалился. Мне до сих пор не по себе от мысли, что омеги могут быть настолько беспринципными, коварными не чистыми в своих помыслах, действиях.

     

    Военный ударил кулаком по ладони и спрятал лицо в сгибе локтя. Сы Наню пришлось использовать все свое самообладание, прежде чем спокойно продолжить диалог.

     

    - Тебе действительно очень не повезло. У вас же были отличительные знаки, как можно было упустить это из виду?

     

    - Войдя в джунгли, первое, что он сделал, это выбросил свое оборудование и пайки, опустошил флягу и закопал оружие. Что касается GPS-чипа, который должен был быть с нами во время игр, угадаешь, что он с ним сделал?

     

    Молодой человек отрицательно мотнул головой.

     

    - Он проглотил его, - процедил Чжоу Жун сквозь зубы. – После его извлекали хирургическим путем.

     

    «И все это, ради какого-то абсурдного соревнования?»

     

    - Да и как оказалось, у этого омеги уже был партнер. Встречал его после соревнований. Я собственными глазами видел, как тот прокусывал железу на его затылке, - военный был в ярости. – Этот мальчишка просто играл моими чувствами!

     

    Прокол железы на затылке считается стандартной временной меткой, действующей около трех-четырех недель. После, железа восстанавливается благодаря кровотоку омеги. Временная метка может предотвратить нежелательное высвобождение феромонов, но главное, это своего рода идентификационная попытка альфы присвоить себе человека. Эдакая провокация для других альф.

     

    Другая, необоснованная теория, говорила о том, что временная метка это не что иное, как маленькое соглашение между омегой и альфой. Другими словами знак подчинения, доминирования второго над первым.

     

    Некоторые альфы, при помощи различных препаратов, добивались усиления своего природного аромата, для того чтобы заполучить желанного омегу. Пусть хотя бы на время.

     

    Сы Нань хорошо представил сцену описанную капитаном и в его душе зародились сомнения. Он чувствовал, Чжоу Жун умалчивает некоторые факты случившегося, но так как тот помог ему с лекарствами, молодой человек не стал его критиковать.

     

    - Да, Жун-гэ, ты прав.

     

    - Теперь ты понимаешь, почему тебе не стоит искать партнера среди омег? Их случайные проявления слабости, чаще всего, хорошо продуманные шаги. Такие как мы, бэты, будут безжалостно ими обмануты, – вытащив из нагрудного кармана початую пачку сигарет, Чжоу Жун ненадолго задумался, а после убрал папиросы. Вместо оной он вынул коробку с лекарствами от лихорадки и жестом приказал парню съесть пару таблеток.

     

    - А теперь поспи. Не буду донимать тебя разговорами. Eсли к утру тебе станет лучше, это действительно простуда, если же нет, мне придется тебя пристрелить.

     

    Сы Нань скатился по углу, устраивая голову на импровизированной подушке из куртки военного. В тусклом освещении он разглядел перепачканную темной кровью аптечку и еле заметно улыбнулся.

     

    - Спасибо тебе. Я прислушаюсь к твоему совету и не буду искать пару среди омег.

     

    Чжоу Жун ласково погладил его по голове.

     

    В этот момент в дверь постучали. Военный поднялся и приоткрыл железное заграждение.

     

    - Жун-гэ, нам необходимо обсудить завтрашнее отступление, - начала Чунь Цао. – Вертолет не сможет приземлиться прямо на крышу.

     

    Военный жестом попросил ее обождать.

     

    - Попроси Инцзе прийти сюда с оружием и постоять немного на страже. Пусть не позволяет особо взволнованным прогуливаться рядом с комнатой.

     

    Дверь тихо закрылась. Сы Нань прикрыл глаза, вслушиваясь в удаляющиеся шаги Чжоу Жуна.

     

    ***

     

    На следующее утро, изумленный доктор объявил результат: «37.3».

     

    Чжоу Жун пусть и старался быть вежливым и тактичным, но весь его вид как бы намекал доктору о том, что тот идиот. С торжественным облегчением военный пнул Сы Наня носком тяжелого ботинка, подразумевая, что тот более не болен, а значит, может помогать в сборах.

     

    Обернувшись к людям, капитан хлопнул в ладоши и отчеканил следующее.

     

    - Упаковываем снаряжение, очищаем проход! Готовимся к прибытию вертолета!

     

    Выжившие вяло подчинились команде. Пережевывая булочку со свининой и морскими водорослями, Сы Нань покинул маленькую комнатку и увидел, сидящего в тесном коридоре, Янь Хао. Неудобно скрестив длинные ноги, с возвращенным карабином наперевес, он хотел лично убедиться в выздоровлении Сы Наня. Их взгляды встретились. Военный нежно улыбнулся.

     

    Молодой человек замер.

     

    Янь Хао молча поднялся, размял затекшие конечности и пошел по своим делам.

     

    Чжоу Жуна можно смело называть монстром, не нуждающимся в отдыхе. Кажется, он всегда был полон энергии. Перед обедом, лично расчертив путь отступления, он разделил выживших на четырнадцать групп, которые будут поочередно подниматься на крышу. Также военный лично расчистил необходимый путь, запечатал все двери и окна, несколько раз перепроверил помещение на наличие зомби. Точечно выставленный спецназ контролировал объект на предмет инородных проникновений.

     

    В 15:30 Чжоу Жун, в который раз приказал Янь Хао проверить крышу, дабы обеспечить безопасное приземление вертолетов. И те не заставили себя ждать.

     

    - Они здесь! - раздалось из рации. – Вертолеты готовятся к посадке, организуйте первую группу.

     

    Выжившие испытывали смешанные чувства облегчения, тревоги и радости. Первая группа под конвоем спецназа, добралась до крыши. Пилоты раскрыли двери вертолетов, диктуя людям необходимый алгоритм действий.

     

    Когда несколько групп уже разместились по местам, один из пилотов докричался до Чжоу Жуна: «Нам не хватает мест. Мы вернемся, как только доставим первую партию!».

     

    - Хорошо! – выкрикнул военный и после обратился к Сы Наню. – Давай скорее!

     

    - Эй, разве вы не говорили, что первыми полетят женщины и дети? – начал жаловаться кто-то из белых воротничков.

     

    Игнорируя сказанное, Чжоу Жун продолжал подталкивать молодого человека к вертолету.

     

    - Это уже слишком! – жалобщик обогнал пару. – Как вас зовут? Я буду жаловаться на вас вашему командиру!

     

    - Чжоу Жун, давай, иди, жалуйся, - военный продолжал тащить Сы Наня.

     

    - Все-все! За остальными мы прилетим позже! – пилоты задраили двери вертолетов, тем самым блокируя доступ особо нетерпеливым выжившим. Стоны, мольбы и грязные проклятия не долетели до слуха пилотов. Четыре вертолета взмыли в воздух, развернулись и полетели на север.

     

    Выругавшись, измученный Чжоу Жун сел на пол. Присев рядом, Сы Нань достал сочное яблоко и с хрустом вгрызся в мякоть, после передав фрукт военному. Тот, все еще раздраженный происходящим, откусил огромный кусок.

     

    Сидя у перил, мужчины поделили меж собой драгоценное яблоко. После, военный поднялся, желая поддержать порядок среди людей.

     

    Наблюдая за точками быстро удаляющихся вертолетов, выжившие пришли в еще большее уныние. Ежедневное напряжение давало о себе знать вспышками агрессии и неконтролируемыми истериками. Военным никак не удавалось успокоить уже поднявшихся на крышу. Им на помощь пришли медики.

     

    - А с этими что? – поинтересовался капитан, увидев как две крайне уставшие, бледные женщины, с черными кругами под глазами, опираясь на перила, присели на крышу.

     

    - Переутомление, - пояснил врач. – Ежедневные обходы и дезинфекция, присесть некогда, не то, что поспать. Да и до появления вашей команды больше никто не помогал с отгрузкой и сжиганием тел.

     

    Доктор и сам выглядел нездоровым.

     

    - Какова их температура? – Чжоу Жун нахмурился.

     

    - На телах этих девушек нет ран, - парировал медик.

     

    - Мои извинения, - кивнул военный. – Как только вертолеты вернутся, вы и ваши люди взойдете на борт первыми.

     

    Доктор благодарно посмотрел на капитана.

     

    Сы Нань уже прикончил яблоко. Его жар уже спал, но тело все еще ломило от странной ленивой боли. В целом, молодой человек чувствовал себя удовлетворительно, но двигаться без веской на то причины не собирался. Обернувшись, заглянув сквозь перила, Сы Нань разглядывал некогда оживленные улицы близ торгового центра. Мгновение спустя он достал медальон, до этого покоящийся под рубашкой, и раскрыл футляр. Юноша, разглядывая лица счастливого семейства, будто провалился в транс и не заметил, как к нему подошли.

     

    - Твои родители?

     

    Сы Нань поднял взгляд на Янь Хао.

     

    - Они оба очень… - фраза оборвалась, юноша так и не узнал, что хотел сказать военный. После недолгой заминки он все-таки услышал. – Красивые.

     

    - Жаль, что я не унаследовал их гены, - рассмеявшись, небрежно ответил молодой человек.

     

    - Ты приезжий? – на губах военного красовалась дружелюбная улыбка. – Метис? Я всегда думал, что ты член местного спецназа.

     

    Сы Нань не ответил. Янь Хао, искоса поглядывая, молча изучал его фигуру. То, как держался молодой человек, нельзя было назвать манерным или элегантным. Скорее это походило на солдатскую выправку. Компетентность, резкость, решительность. И все-таки, немного пообщавшись, Янь Хао мог с уверенностью сказать, его поведение ни капли не походит на поведение военного.

     

    - О чем вы вчера разговаривали с капитаном? – задумавшись, Янь Хао решил сменить тему.

     

    - О страданиях юного Вертера (п/п: роман в письмах за авторством Иоганна Гёте, в котором отражены личные, драматичные переживания героя, закончившиеся его самоубийством), - отшутился парень.

     

    - О том, как он был обманут омегой во время игр спецназа? – кажется все, в команде Чжоу Жуна не раз слышали эту историю. – Дай угадаю, он рассказал только о том, что его вырубили, использовали и все? А про цветы и признание он упоминал?

     

    - Нет, - проявил любопытство Сы Нань.

     

    Янь Хао взглянул на Чжоу Жуна, в который раз объясняющего толпе, почему медики должны отбыть первыми и начал шептать.

     

    - Причина, по которой капитан так долго таит обиду, заключается в том, что омега в качестве извинения поцеловал его. Это было первое и единственное близкое общение капитана Чжоу с омегами в принципе, - военный еле заметно улыбнулся. – Если он говорил, что после разыскивал этого мальчишку ради мести, то это ложь. На самом деле он купил цветы и хотел признаться, но обнаружил, что у того уже был альфа.

     

    - Довольно трагично, - отозвался молодой человек.

     

    Янь Хао, сочувствуя, кивнул.

     

    Вскоре до людей донеслись звуки вращающихся лопастей. Несколько вертолетов возвращались на крышу.

     

    Спецназ взял на себя командование. Первыми, как и было обещано, на борт вошла команда медиков. Чжоу Жун вышел из толпы, наблюдая за эвакуацией с некоторого расстояния. Он не мог понять в чем дело, но что-то его смущало. Чувство беспокойства прочно засело в душе мужчины.

     

    К тому времени люди уже откровенно сходили с ума. Толкались, кричали, спотыкались, падали, поднимались и продолжали борьбу. Некоторые, наиболее ослабленные, были практически прижаты к хвосту вертолета, а не замедляющие вращения лопасти почти задевали макушки неаккуратных людей.

     

    - Мест больше нет! – объявил пилот, используя громкоговоритель. – Ожидайте следующего.

     

    Пилот показал капитану большой палец, и машина оторвалась от крыши. Чжоу Жун наблюдал за движениями механической птицы, и внезапно его сердце замерло от ужаса.

     

    Ветер стих. Момент показался вечным.

     

    Чжоу Жун, сам того не желая, повернул голову, быстро отыскивая взглядом Сы Наня. Он четко видел, как сужаются зрачки его человека.

     

    В следующее мгновение ужасающий треск разорвал относительную тишину крыши торгового центра.

     

    - Отступаем! – закричал капитан. – Все внутрь!

     

    Тень падающего вертолета становилась все крупнее. Его лопасти задели и вторую машину, так и не дав оной, как следует оторваться от поверхности.

     

    Бам!

     

    Взрывная волна моментом сбила немыслимое количество человек с крыши. Застигнутый в расплох Янь Хао перевалился через перила. В критически момент его запястье было перехвачено Сы Нанем.

     

    - Залазь! – юноша крепко держал боевого товарища.

     

    Задыхаясь, военный отыскал опору в виде карниза одного из окон торгового центра, но тут его взгляд скользнул куда-то за молодого человека.

     

    - Беги! – Янь Хао изменился в лице. – Быстрее убегай!

     

    Под весом солдата, грудь Сы Наня была плотно прижата к перилам. Да так, что тот мог едва вдохнуть, не то что обернуться.

     

    Собравшись с силами, парень все-таки бросил взгляд через плечо.

     

    Двери искаженных обломков вертолетов были сорваны. Будто живые факелы, полыхающие люди разбегались в разные стороны. Крики боли и ужаса были громче мыслей. Но не это оказалось наиболее страшным.

     

    За пострадавшими тянулись другие, более медленные и не кричащие. Они быстро нагоняли перепуганных товарищей и яростно вгрызались им в шеи.

     

    - На борту оказались инфицированные, - пробормотал молодой человек.

     

    Новая вспышка вируса происходила прямо на его глазах.

  • Нежить
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии