• Необычная история механической кошки
  • От Автора: Не знаю, читает ли кто здесь эту книгу серьёзно или нет, так как не вижу не одного комментария и лайка. По данной причине, я перестаю публиковать данную книгу на Ранобебуке (этом сайте) и еще нескольких сайтах с дурной системой рейтингов или отсутствием откликов.
    Если все-таки кто-то  увидит данное обращение или соберется читать, то найти эту книгу и ее проды на
    Автор.тудей https://author.today/work/54087 или Группа ВК (читать прямо в группе или спрашивайте): https://vk.com/this_new_world_ranobe

    Спасибо за понимание.

    Так же на данном сайте отсутствует 6 глав - ОВА, посвященных предыстории осн событий. Найти их можно так же в ВК или Автор.тудей

    OVA Летописи героев

    Истории различных героев книги

    OVA-2. Письмо в прошлое

    OVA Хроники доктора

    Серия историй о Шине

    OVA-1. Хроники доктора: Дружба навек
    OVA-5. Хроники доктора: Призвание
    OVA-6. Хроники доктора: Надежда и потерянная тетрадь

    OVA История одной милашки

    Серия историй о Кано

    OVA-3. История одной милашки: Начало
    OVA-4. История одной милашки: Моё (твоё) имя/Моя (твоя) жизнь
    OVA-7. История одной милашки: Явление ч.1

    OVA-7. История одной милашки: Явление ч.1

    Запись в дневнике.

    [Дата 1.01.2 г.]

    «Сегодня ровно год, как сестричка Рин-рин появилась в моей жизни... в нашей жизни. С каждым новым днём, вдыхая свободной грудью разреженный воздух этой безымянной планеты, навечно освобождённые от «Идзанами», мы всё больше верим, что она – это ниспосланный самим Великим Творцом наш спаситель. Даже учёные, извечно воспринимающие мир, как набор законов и чисел, твердят, что её спасительное и необъяснимое появление может быть объяснено только Его великим промыслом. Мы, подобно семейству Ветхозаветного Ноя, пережившего некогда потоп, были избраны этой вселенской силой пережить новую Великую Катастрофу и Его замысел в своём подземном ковчеге. И подобно тому, как Ною, голубь, посланный на поиски земли, принес оливковую ветвь, Господь ниспослал нам Рин-рин, как знак новой жизни и возрождения. Эта милейшая и добрейшая на всём свете девушка стала нам с мамой самым близким и родным человеком, и мы зовём её просто Рин.

    Несколько местных месяцев назад мне исполнилось десять лет. Время здесь идёт по-другому. В сутках 26,5 часов, в месяце 27 дней, а астрономический год по вычислениям учёных - 13 месяцев. Так что, в отличии от старого календаря, здесь год длится примерно на 22 дня дольше. Ещё одной особенностью явилось для нас то, что здесь очень незаметна смена сезонов: зимы и холодов нет, есть лишь два кратких межсезонья в году, когда опадает листва с деревьев и жухнет трава, а после - следуют две весны, когда цветут растения и распускаются новые листья. Но ещё не зная, что зим здесь нет, мы усердно собирали коренья, плоды и даже создали в убежище несколько теплиц с… кхм… с зеленью? Наверное, было бы неправильно называть фиолетовые, лиловые и малиновые по цвету растения зеленью… и пытались всё это как-то законсервировать и сохранить впрок. Еда на складе у нас закончилась ещё на второй месяц жизни после Великой Катастрофы. Методом проб и ошибок среди местной флоры мы нашли великое множество съедобного, и даже, порой удивительного по вкусу.

    У нас ещё нет в убежище школы, так как детей школьного возраста здесь почти нет, но за этот год родились первые пятнадцать малышей. Людей это здорово вдохновило и вселило всеобщую надежду на хорошее будущее нашей общины. Так что теперь нас 2494 человек, с учётом смерти одного пожилого дедушки-учёного. Так вот, школы нет, но с задачей учителя очень здорово справляется сестричка. Она так ничего и не вспомнила из прошлой своей жизни, но она откуда-то знает всё, что касается математики, физики, химии, японского письма и… она с потрясающей лёгкостью говорит на английском, русском, китайском и немецком. Так что у меня огромный выбор в изучении иностранного языка… но нужен ли он теперь мне вообще, когда мы остались единственными выжившими и все говорим на японском? Рин не только моя учительница, она учит ещё несколько детей. Ей это очень нравится, как она сама не раз нам признавалась.

    Другие взрослые занимаются изучением мира и обустройством быта. Мама тоже постоянно занята: на неё, помимо изучения сестрички ещё и взвалили обязанности по исследованию, учёту и селекции образцов растений, пригодных для культивации. Территория, которую мы за этот год исследовали всё еще не велика – всего миль пятьдесят в стороны от убежища. Здесь нет навигации, карт и дорог. Если уйти слишком далеко, то, скорее всего, пути назад уже никто не найдёт. Поэтому мы ничего не знаем об этой планете далее, чем на это расстояние.

    Этот мир таит в себе множество загадок. Во-первых, бесследно исчезли все животные, насекомые и рыбы, а также мы не нашли не одной «человеческой» или иной постройки. Во-вторых, мы не обнаружили не одного растения, знакомого нам ранее. Очень непривычно полное отсутствие звуков на улице, кроме шума травы и листвы от ветра. Сейчас я бы посчитала за счастье услышать вечерний писк комара или надоедливое полуденное жужжание мухи. Если раньше эти звуки были раздражающие, то теперь полное отсутствие их пугает и раздражает еще больше. Ну а в-третьих - днём здесь светит ярко-голубое обжигающее солнце, а по ночам на небе можно наблюдать вечный парад трёх бледно-голубых огромных лун в сочетании с непривычными туманностями и новыми звёздами.

    По сути, мы оказались в совершенно чужом, одновременно живом и одновременно мёртвом мире, со своими правилами, красками и законами.

    Тем временем, на поверхности, вокруг убежища, возникли первые постройки – около нескольких сотен жилых домиков с небольшими огородами. Всё же, в убежище нам тесно. Здесь стало пахнуть сыростью и плесенью. У многих начала развиваться клаустрофобия. Генераторы уже на последнем издыхании. Когда их не смогут в очередной раз починить, то наше убежище, которому мы стольким обязаны, навсегда погрузится в вечную темноту. Остановятся шахтные вентиляторы и перестанет поступать воздух. Перестанут работать насосы и постепенно всё убежище заполнят грунтовые воды. Уже очень скоро, мы все, окончательно его покинем и будем жить на поверхности. Уже скоро мы разорвём последнюю связь со своим прошлым и будем безвозвратно выкинуты в этот новый неизведанный мир, словно птенцы, обречённые покинуть своё родовое гнездо.»

    – Кано! Ну там скоро? – спросила, заглянувшая в комнату Рин.

    – Да, да! Сейчас, сестрёнка! Бегу!

    Я спешно закрыла дневник и убрала его в тумбочку. Сегодня у возрождающейся человеческой цивилизации свой первый праздник. Самый важный и пока единственный – праздник Явления. День, с которого начинается отсчёт всех дат. С которого начинается год. С которого началась жизнь…

     

    ***

    Праздник решено было провести во второй половине дня на поверхности, в центре поселения. Люди собрали в одном месте все столы, что удалось найти здесь и в убежище, а также старательно развесили импровизированные гирлянды и цветными лентами украсили ветви деревьев.

    Погода словно подыгрывала нам, лаская тёплым бризом и скрывая извечно палящее солнце лёгкими перьевыми облаками.

    Не у кого не было праздничных нарядов, и одежда у всех была изрядно потёрта, а то и вовсе в заплатках, но даже вид оборванцев ничуть не печалил нас в этот день. Наоборот, люди улыбались, приветствовали друг друга и делились своими планами на новый, начинающийся с сегодняшнего дня год.

    Я была удивлена, как наша община подготовилась к этому дню. Несколько десятков женщин мыли и резали овощи, а другие подавали на стол эти импровизированные салаты, чаши с фруктами и разнообразными цветастыми ягодами. Так же мастера сварили несколько десятков мангалов и решёток для барбекю. Часть овощей, годных для жарки относили туда, где мужчины тут же превращали их в потрясающе пахнущие и хрустящие овощные шашлыки. Дым от углей и аромат жаркого распространялся от нашего поселения на многие мили.

    – Похоже, здесь собрали не только все имеющиеся столы, но и ещё всю посуду. Столько много народа… – сказала я, раскрыв рот и оглядываясь по сторонам.

    Мы с Рин шли к столам, а она держала меня за руку. Мама была среди тех женщин, которые занимались подготовкой и шинковкой продуктов. У неё уже накопился достаточно большой опыт, в отличии от многих, по определению видов, сортов и съедобности местной «растительности». Так что, она была на этом празднике кем-то вроде шеф-повара.

    Аромат жареных овощей был настолько аппетитным, что у меня заурчало в животе.

    – Мне кажется, жизнь налаживается. Посмотри, все такие довольные и счастливые… – Рин посмотрела на меня с улыбкой.

    – Я думаю, этим праздником все хотят сказать тебе «спасибо». Все счастливы, потому что ты с нами!

    – Ну… слишком много чести мне одной… – Рин, смущаясь, раскраснелась.

    – Хе-хе! Ты такая сейчас забавная, когда стесняешься, – попыталась я над ней пошутить.

    Рин наклонилась и взяла меня за щеки.

    – Ну самая милашка здесь – это ты!

    – Ай! Щештвёнка! Ты мне щейщас щеки отоввёшь!

    – Ахахах!

    – Дорогие друзья! Пора собираться за стол! Всё уже подано! – громогласно объявил старейшина общины и глава убежища доктор Охаяси Датсуке.

    Вокруг тут же раздались одобрительные возгласы и аплодисменты, а огромная толпа начала облеплять столы с яствами.

    Мы хотели скромненько пристроиться в сторонке, но старейшина нашел нас глазами и тут же вновь объявил:

    – Уважаемая Рин-рин! Идите сюда! Поприветствуем нашу спасительницу, виновницу торжества, Рин-рин!!! А также первую девочку, излечившуюся от «Идзанами»! Кано, ты тоже иди сюда!

    – Тц! Эх… придётся быть в центре внимания… а так хотелось просто попраздновать со всеми… – Рин явно не была рада излишнему вниманию к своей персоне.

    – Сестрёнка, тебе давно уже надо было бы привыкнуть к своей популярности!

    – Я думаю этого момента не наступит никогда. Сто раз говорила, что я не богиня, не ангел, не спаситель… просила же относиться как ко всем… Мне кажется, старейшина последнее время делает всё наоборот.

    Рин попыталась натянуть добродушную улыбку и подошла к старейшине, таща меня за руку.

    – Эй! Сестрёнка, может ты меня отпустишь? Я-то не хочу быть на виду!

    – Тсс! Каночка, хочешь бросить меня одну? Мне без тебя страшно!

    Она ещё крепче сжала мою руку и вопросительно посмотрела на меня. В её взгляде чётко прочитались просьба не бросать её, испуг, любовь и страх одиночества.

    – Конечно я не куда от тебя не денусь… Уфф! Будем краснеть вдвоём…

    Старейшина рассмеялся над нашим кратким диалогом и продолжил:

    – Итак, уважаемые граждане! Я хочу от имени нас всех выразить благодарность нашей спасительнице! Уважаемая Рин-рин! Мы все обязаны вам своей жизнью! Этот праздник в честь вашего явления и по совместительству Новый год – отныне будет главным ежегодным праздником новой человеческой цивилизации до скончания времён! Да здравствует наша богиня жизни Рин-рин!!!

    – Да здравствует! – загремела толпа и её рев раздался над всей местностью.

    – Что? Что ещё за богиня жизни? Серьёзно? – Рин опешила.

    До неё конечно доходили слухи, что её порой называют подобным образом, но так официозно и на людях… Рин очень надеялась, что со временем все эти восхищения и титулы сойдут на нет и к ней будут относиться как к обычному рядовому жителю. Но сейчас, старейшина окончательно разбил все её чаяния.

    Люди начали звенеть и грохотать своими чашками, бокалами и кружками, заполненными какой-то брагой, являющейся результатом попыток создать хоть какое-то подобие вина или пива.

    – Это ещё не всё! – закричал старейшина. – Сегодня, спустя год, после нашего спасения, наконец-то пришло время решить, как будет называться наше поселение. Этому новому городу надо дать имя!

    Толпа аплодисментами и выкриками дружно поддержала это предложение.

    – Новый Токио!

    – Ямато!

    – Киото, в честь древней столицы!

    – Почему японские названия? Новый Сеул! Я кореец!

    – Тогда Новый Пекин! Мы китайцы!

    Мнения разделились. Не у кого не хватало фантазии придумать какое-то новое и нейтральное для всех название. Среди 2494-х человек, подавляющее большинство было японцами, но не менее трети – были гражданами десятка других, ранее существовавших государств, национальностей и рас, искавших спасение в одной из последних сохранившихся перед Великой Катастрофой стран - Японии. Видимо, каждый, в новом названии города хотел сохранить частичку своей памяти, своей истории и воздать некую дань своей бывшей родине. Люди бурлили всё громче и назревал нешуточный межнациональный спор.

    – ВНИМАНИЕ! – старейшина поднял руки и показал жестом всем замолчать. – Так мы никогда не придем к единому решению! Пора забыть наше прошлое деление на расы и нации! Это больше не допустимо! У нас один язык, одна судьба и одно несчастье на всех. Мы – новая человеческая цивилизация. Всё прошлое сгорело и исчезло вместе с прошлым миром. Все мы вместе – новая нация, новый народ. И нашему городу нужно новое имя с великим значением! НОВОЕ! Я думаю не стоит называть город нашей надежды, нашего будущего, названием из нашего жестокого, тёмного прошлого, принадлежавшего цивилизации, которая сама себя уничтожила и похоронила.

    – Верно!

    – Я согласен!

    – Пусть название устроит всех!

    – Предлагай, Охаяси-сан!

    – Предлагай!

    – Кхм… Я уже давно вынашивал эту мысль и даже посоветовался со многими уважаемыми людьми… Я… Мы считаем, что название нашего города должно символизировать наше возрождение и ту надежду, что нам подарила наша спасительница! Только благодаря ей, мы, человечество, обрели будущее! Пусть наши дети, наши внуки и их дети… пусть все наши потомки, пока будет существовать хоть один человек, даже через тысячи лет помнят это имя и чтят её память. Пусть каждый раз, когда человек произносит название города, он отдаёт дань уважения и благодарности нашей богине, подарившей нам жизнь! Я предлагаю назвать этот город – РИНЭКА!

    Рин вжалась в скамейку и побледнела, словно старушка-смерть. Для неё это было полнейшим фиаско…

  • Необычная история механической кошки
  • Отсутствуют комментарии