• Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Наступил третий день нашего пребывания в столице Ассайской империи. Проведённое здесь ранее время вышло весьма насыщенным и ярким. Сегодня же нас ждал приём во дворце. Учитывая гостеприимство ассайцев и их любовь к выпивке - этот день сулил очередную пьянку и приключения. Как ни странно, но даже в Ринэке мы так не отрывались. Хотя, скорее всего, это было из-за культурных порядков, изменившихся в человечестве за эти сотни лет и ставших нам чуждыми. Проще говоря, нам, пришельцам из прошлого - культура ассайцев, в плане развлечений и досуга была намного ближе и привычней.

    Прислуга разбудила нас с утра пораньше и принесла парадную форму отряда, которую мы предусмотрительно захватили с собой.

    – Одевайтесь, пожалуйста. Внизу вас ждёт легкий завтрак, – сказала служанка, при этом слегка присев в поклоне и придерживая края юбки.

    – Спасибо Ну-Вэ. Мы скоро спустимся.

    Умывшись и надев форму мы с Сенго спустились в столовую. Большая часть отряда уже сидела за длинным столом и завтракала. Мы так объедались эти дни, что мне есть совсем не хотелось. Но заставив себя, я выпил стакан свежего сока и, медленно пережёвывая, проглотил кусок пирога с фруктовой начинкой. Сенго пила горячий чай без всего.

    – Джон, – прервала тишину Миранда. – Надеюсь, ты не начнёшь снова свататься к какой-нибудь аристократке?

    Он поперхнулся и покраснел. Сенго и Рин, почти одновременно, тихо хихикнули.

    – Почему тебя дернуло припомнить позавчерашний эпизод? Ну я же не знал! Теперь так и будете вспоминать? – забубнил Ребел. – А вообще я холост. На ком захочу на той и женюсь! И вообще! Какое тебе дело? Или ты ревнуешь и имеешь на меня планы?

    – Ха! Вот ещё! Сдался ты мне! Любитель выпивки, борделей и ушастых иноземок! У меня есть Гр… – тут Миранда запнулась и поняла, что ляпнула явно лишнее. Она тут же раскраснелась, сделала лицо кирпичом и принялась как ни в чём ни бывало за еду.

    Мы переглянулись и заулыбались, поняв о чём речь.

    «Так тихоня Миранда втюрина в Грэга. Какие страсти.»

    Джону бы помолчать, но он решил закончить:

    – Вот и не надо за мной следить! Возьму и женюсь на этой… как её там… Суя… Суа…

    – Суа-Нен! Джон, не делай вид, что запамятовал! Будете ругаться, обоих накажу! – вмешалась Рин. – Каждый может вляпаться в незнакомом месте и уж тем более в малознакомое время. У вас иногда с шутками нет меры. Вы представляете, если она согласиться? Она же сказала, что подумает, а не отказала! Вы понимаете?

    – Разве такое возможно? – спросил я.

    – Ещё бы! Влиться через брак в моё ближайшее окружение, получить доступ в самое сердце Ринэки! Что может быть перспективней для влияния Ассайской империи на нас, получения информации и, возможно, знаний о технологиях, чем не брак с одним из самых приближённых ко мне членов отряда? Да это как за принца выйти и сорвать джек-пот! Здесь она влиятельная, но простая аристократка, а будучи в Ринэке она засунет в карман всю Ассайскую империю и императора.

    Рин выглядела очень серьёзно. Джон побледнел.

    – Действительно, мы не смотрели на этот вопрос — вот так вот… а это далеко не шутки… Извини, Джон, – грустно сказала Миранда.

    – А если отказаться? Мол, недопонимание. Извиниться, – спросила Сенго.

    – У нас приём на высшем уровне. Я на уровне императора, а вы на уровне высших аристократов. В их понимании. Это первая официальная встреча за несколько сот лет. За нами наблюдает не только вся империя, но и все соседи, все расы. Каждый шаг, каждое слово - будут записаны в летописи. У них своё понимание происходящего и своя культура. Отказ может быть расценён как оскорбление всей ассайской расы. Ринеец отверг благородную ассайку… Ринейцы сочли не достойным брак с ассайкой… Нет уж! Если она согласится - будешь жениться! – Рин сверкнула на Ребела своими жёлтыми глазами. – У них, у знати, возможно иметь несколько жён и наложниц, так что от тебя потребуется только номинальная женитьба, а там хоть гарем заводи. Тебе же всё равно нравятся ассайечки? Чего терять?

    Последней фразой Рин постаралась немного сгладить повисшую напряжённость и одновременно с этим утешить Ребела.

    Поев, мы поблагодарили наших расторопных горничных.

    На улице буквально минут пятнадцать назад закончился дождь. Тротуары, дорога и фасады зданий были ещё мокрыми, а утренний воздух был влажным и прохладным.

    В кармане у здания нас уже ждал наш необычный транспорт. Несколько членов отряда заканчивали грузить на одну из лошадей какую-то крупную поклажу. Медленно и верно мы выдвинулись вверх по улице к дворцу.

    Прохожих было немного. Большинство было занято на работе, а некоторая часть горожан ещё отдыхала после ночных похождений. Прохожие с любопытством, возможно, и с некоторым восхищением смотрели на нашу красивую бело-голубую форму, переливающиеся на утреннем солнце золотые вензеля сабель и радужный металл лошадей. Даже несмотря на то, что ассайцы поголовно были в курсе технического превосходства людей, увидеть в живую на улицах Эриона огромных самодвижущихся животных из металла было волнительно и необычно. Из окна нашего дома я даже несколько раз наблюдал, как некоторые ассайцы, в большинстве своём с детьми, приходили как в зоопарк посмотреть на припаркованных киборгов. Кано, когда у неё не было поручений тоже иногда тусовалась у лошадей, красуясь перед зеваками. Конечно же, мне сложно понять мотивацию механической собаки. Неужели роботу тоже льстит внимание и требуется выпендрёж? Кстати, Кано была отправлена с поручениями в посольство для подготовки завершения нашей миссии.

    Так близко к дворцу мы ещё не подбирались. Чем ближе - тем здания были более помпезными. Крыши башен дворца ярко сияли и пускали мириады солнечных зайчиков по всей округе.

    Когда мы подобрались к огромным кованым воротам - их начали медленно открывать. Каждый тяжёлый створ открывали трое ассайцев. За ворота уходила аккуратная дорожка из плитки, метров триста длинной, и упиралась непосредственно в парадный вход. По краям от дорожки росли декоративные цветы во множестве клумб, а с левой стороны виднелся небольшой искусственный водоём со статуями посредине. Сам же дворец был великолепен: белоснежный исполин с сотнями оконных проёмов и почти сплошняком украшенный барельефами и лепниной.

    Рин въехала в ворота первой. Как только она пересекла незримую границу дворцовой территории – тут же заиграла музыка и на ступени парадного входа высыпало несколько десятков ассайцев.

    «Интересно, а император тоже среди этих людей или ждёт нас внутри?»

    Не успел последний член отряда пройти ворота, как я внезапно для себя увидел строй солдат по обе стороны дорожки.

    «Я даже не заметил, как они тут появились и откуда вышли… Не из цветников же вынырнули. Чудеса.»

    Мы подъехали вплотную к входу и спешились. Снова девушки с подносами полными угощений, взаимные поклоны, представления, пёстрые наряды. Единственное отличие, здесь в толпе я увидел несколько ассайцев с бледно-белой кожей, украшенной серебристыми узорами. По сравнению с прочими они выглядели как настоящие альбиносы и были несколько тощее и мельче остальных. Волосы у них были платиновыми, такими же как у Рин.

    Внезапно раздался звук трубы, и толпа начала расступаться и утихать. В центре появилась белоснежная фигура, укутанная в блистательные одеяния, переливающиеся серебром и самоцветами, в сопровождении десятка слуг и челяди с опахалами. Несколько слуг шли с открытыми книгами и какими-то палочками для письма. Видимо, они были кем-то вроде биографов или летописцев, может секретарями, обязанными запечатлеть на бумаге сию историческую встречу и диалоги. Я подметил, что император выглядел достаточно молодо.

    Рин и император взаимно поклонились друг другу. Я бы даже сказал поклонились едва заметно. Мы последовали её примеру.

    Император начал диалог первым:

    – Добро пожаловать, многоуважаемая и благороднейшая богиня Рин-рин. Рад вас видеть!

    Писари оперативно начали заносить диалог в книги.

    – Великий император благородных ассайцев Санкту-биш-Малем, взаимно рада вас видеть и посетить вашу прекрасную столицу! Спасибо большое за гостеприимство!

    – О! Это историческая встреча! Последний раз вы удостаивали такой чести моего достопочтенного прапрадеда, – затем император кинул взгляд на лошадей, – Так вот как выглядят эти легендарные кишу, о которых я читал в летописях. Поразительно! Ну что ж, пройдёмте, дорогие гости, во дворец! – император сделал жест рукой, означающий приглашение пройти внутрь.

    Внутри всё кричало своей пышностью и изысканностью: мраморный белый пол, занавески из тончайшей полупрозрачной ткани, огромные сотканные вручную разноцветные ковры, статуи в нишах, фрески, замысловатые картины, вазы и массивные люстры с тысячами свечей, подвешенные цепями к высокому потолку.

    Если честно, я ожидал увидеть сурового и грустного императора на огромном величественном троне, свысока принимающего нас, как обычно это выглядело в фильмах. Но увидеть улыбающегося и мило беседовавшего императора, на равных разгуливающего по дворцу со своими гостями и окружением было неожиданно и в чём-то даже дико.

    К Ребелу из толпы вынырнула Суа-Нен и, улыбаясь, о чём-то с ним тихо заговорила. Я не мог расслышать о чём, но этот разговор заставил Джона заметно покраснеть.

    – Хе-хе. Так тебе и надо! Ловелас, – услышал я комментарий Сенго, также наблюдавшей эту сцену.

    – Ты думаешь, это касается того разговора на вилле?

    – Я просто уверенна… Единственное, тут два варианта исхода для него. После слов нашей Рин, даже как-то страшно…

    – Ну может они просто поздоровались?

    – И это так его засмущало и он занервничал?

    – Ну после всего сказанного и наших шуток я его понимаю.

    – А она очень милая. Тебе не кажется?

    «Ага. Сейчас я тебе так и сказал, что она милая - потом меня съешь из-за ревности.»

    – Ну Джону она понравилась. Это он у нас - любитель, – постарался я съехать с неудобной темы.

    – Угу…

    Мы вошли в просторный зал. Посредине зала находился огромнейший стол с яствами и кувшинами. А вокруг располагалось большое количество диванов на низких ножках с большим количеством подушек. В углу традиционно стояли музыканты и играли спокойную музыку.

    «Эх… Снова пить… на этот раз хотя бы не стоя и не сидя на полу.»

    – Прошу, располагайтесь! – пригласил к столу император. – Дабы показать статус нашей встречи и моё особое отношение к ней – я решил изменить формат с традиционного приёма в тронном зале.

    «И всё-таки у него есть трон!»

    – Спасибо! Я это очень ценю, Ваше Величество! – ответила Рин.

    Мы все удобно уселись. Так как диваны были рассчитаны на вес и рост крупных ассайцев - они показались огромными, и мы в них буквально провалились. Рин села на одном диване с императором во главе стола. Мы находились рядом по левую и правую сторону, а уже поодаль сели все остальные. Сзади нас встали слуги, которые едва заметными движениями опахал создавали идущий сверху прохладный воздушный поток. Девушки-служанки засуетились, наполняя наши кубки.

    Император жестом приказал музыкантам остановить музыку.

    – Хочу поднять этот кубок с прекрасным ассайским ирамом за вас, мои многоуважаемые гости! Пусть крепнет между нами дружба и мир, начавшиеся ещё в незапамятные тяжёлые и страшные времена, здесь на холме, на котором стоит этот прекрасный город! За благородную богиню, сохранившую наши расы и подарившую нашим предкам будущее, а нам - настоящее! Харум!

    – Харум! – громко закричали ассайцы и зазвенели ударами металлических кубков, чокаясь.

    «Интересно, нам тоже это надо кричать?»

    Мои сомнения развеяла Рин. Крикнув «харум» в ответ и встретив своим кубком кубок императора.

    После, Рин произнесла ответный тост и снова -«харум». Далее ещё пару встречных тостов.

    «Ох! Чувствую, «нахарумимся» мы здесь «в дрова» …»

    Рин хлопнула в ладоши и крикнула в сторону входа:

    – Прошу!

    Два ассайца внесли в зал нашу поклажу, которую мы везли с собой. Мне стало интересно что же там. Я хотел спросить у Рин, но как-то забыл от волнения.

    – Ваше Величество! Прошу принять от нас и от всей Ринэки сей скромный дар!

    – О-о-о! – послышалось со всех сторон.

    – Миранда!

    Император приподнялся с дивана в любопытстве и его глаза загорелись от азарта. Миранда встала и подошла к поклаже. Она сняла покрывающую подарок ткань и открыла сундук. Немного покопавшись она достала и выложила перед сундуком по очереди три предмета: стеклянный шар, коробочку с какими-то пузырьками и свёрнутые в один плотный рулон ватманы.

    «Что-то это всё не тянет на какой-то особо ценный подарок…»

    – Я долго думала, что могла бы подарить Вашему Величеству… Драгоценностями вас не удивишь. Предметы искусства – всего лишь безделушки. Оружие для защиты мы и так поставляем…

    – Как интересно… И что же вы в итоге придумали? Уверен - это потрясающие дары!

    Миранда начала подносить предметы к императору, а Рин - комментировать суть каждого подарка:

    – Итак, этот шар – моё недавнее изобретение. Телекоммуникатор. Через него можно разговаривать и видеть друг друга. Мы сможем общаться с вами, находясь каждый в своём городе. Это укрепит наши связи и намного ускорит сообщения между странами. Когда такие появятся у других рас, то мы все сможем оперативно общаться друг с другом и даже устраивать собрания!

    – О, какая интересная технология! И как это работает? Общаться на таком расстоянии с помощью такого маленького изделия? Немыслимо!

    – Устройство передаёт сигнал… эм... В общем, всё что вы говорите в этот шар - я слышу в Ринэке, а то что я говорю в свой шар – вы слышите из своего, а ещё мы видим друг друга. Я оставлю все инструкции и всё позже объясню! Следующий подарок – чертежи. Здесь вы найдёте: чертежи усовершенствованной теплицы, чтобы заметно увеличить урожаи на фермах; схему оборудования кузницы, для усовершенствования металлообработки и ковки; а также схемы различных приспособлений для ускорения строительства зданий и сооружений.

    – Поистине великие дары! – восхитился император.

    – Ну и наконец… Вы знаете, что моя кровь обладает целительными свойствами. Она действует только на ринейцев. Это усовершенствованная и модифицированная кровь. Я долго билась над этим, но теперь она эффективна и для ассайцев. Здесь двадцать пять ампул. Каждая из них вылечит ассайца от любой болезни и заживит любые раны и увечья, кроме потери органа или конечности.

    После этих слов, казалось, император от счастья упадет в обморок. А прочие открыли рты от изумления.

    – Вы просто не представляете для нас ценность всех этих даров! Это величайшая щедрость и честь для нас! – император в нарушение всех этикетов обнял своими руками руки Рин. – Вы и в самом деле великая! Никакая летопись или история не опишет всего, что вы для нас делали и продолжаете делать!

    – Браво, не стоит. Нет не чего лучше мира и дружбы. Мы все всегда помогали друг другу и пусть так будет всегда. Дары, какими бы они не были - не рождают дружбу, они её лишь укрепляют.

    – Слова истинной богини! – император, наконец-то, отпустил руки Рин и поднял очередной кубок. – Харум!

    – Харум!

    «Хм! С виду такие невзрачные подарки в действительности оказались неимоверно ценными. Да что там ценными! Это круче, чем если бы мы подогнали ко дворцу в подарок целый поезд с золотом!»

    Приём продолжился дальше. Мы пили и ели различные вкусности, беседовали и шутили. Ирам несколько раскрепостил нас и потому мы свободно отвечали на вопросы императора и разговаривали с ним, как будто давние знакомые.

    Ну и конечно же, такая идиллия на приёме не могла быть до самого конца безоблачной и прекрасной. В бочку мёда закинули ложку дёгтя. И сделал это, без злого умысла, сам император:

    – Великая Рин-рин, ко мне обратилась моя сводная сестра. Она попросила моего высочайшего разрешения и благословления на брак с одним из ваших подданных, присутствующим здесь. С одним из вас, – император обвел взглядом всех мужчин нашего отряда и его взор остановился на Джоне Ребеле, – Вице-принцесса Суа-Нен! – обратился он в противоположную сторону стола.

    «Бл№»%я-я-я-я… Всё ещё безнадежнее, чем предполагала Рин… Сам император заговорил об этом браке. Бл»%№ть, Джон, ты попал… А она еще и принцесса и его сестра… Что-о-о-о?»

    Мои глаза округлились, как и у всех. Сенго взяла меня за руку и сжала её. Джон от внезапности протрезвел и, казалось, у него пролетела в этот момент вся жизнь перед глазами. Суа-Нен встала и поклонилась императору.

    – Суа-Нен, я с великой радостью благословляю твой брак с достопочтенным ринейцем капитаном Ребелом! Я считаю, что для всей Ассайской империи и императорской семьи, частью которой ты являешься - это великая честь! Даже скажу более - невозможно представить более достойного брака!

    – Я искренне благодарю вас, мой великий государь! Я безмерно рада! – Суа-Нен вся засияла от счастья и низко поклонилась, едва скрывая свою улыбку победителя.

    «Вот не верю я, что она пала от чувств к Джону. Как же красиво они всё провернули. Коварная женщина. Теперь вся империя будет её боготворить и зависеть от неё, даже сам император. А император тут, не то что двух – всех зайцев в лесу одним выстрелом убивает. Не одна раса не будет так тесно сотрудничать с нами и его человек будет в шаге от главы всего человечества. Уффф… Что ж ты, Ребел, начудил…»

    – Прошу и вас, от лица Ринэки, благословить сей исторический брак! – обратился радостный император к Рин.

    Рин встала с наполненным кубком. Она тоже была несколько ошарашена, хоть и всё было для неё ожидаемо. Стараясь натянуть на своё красивое юное личико улыбку, она сказала:

    – Мы уже это обсуждали с капитаном Ребелом. Конечно же, я благословляю этот брак! Это большая честь и радость, породниться с империей и, тем более, с сестрой самого императора! Джон так счастлив! – Рин посмотрела на него и ехидно улыбнулась. – Да, Джон? Иди и поцелуй же теперь ручку своей невесте! Харум!

    Рин залпом проглотила содержимое кубка. Следом выпили все.

    Растерянный Джон, по своей бледности уже сравнимый с императором, встал, поправил форму, улыбнулся и смиренно выдал:

    – Спасибо за ваши благословления! Я действительно рад! Пусть этот брак послужит обеим нашим странам во благо! Уважаемая Суа-Нен сразу покорила моё сердце своей красотой и благородством!

    «Вот отмочил!»

    Джон залпом выпил еще один кубок вина, который буквально секунду назад налила служанка и подошел к Суа-Нен.

    – Вы позволите?

    Суа-Нен, улыбаясь, протянула руку. Ребел в старомодной офицерской манере, убрав одну руку за спину, наклонился и поцеловал её.

    Раздался взрыв.

    Меня отбросило в стену. Удар был такой силы, как будто я попал под самосвал. Меня оглушило. В ушах стоял звон. Голова разламывалась на части. По всему телу я почувствовал жар и адскую боль. Тепло сочащейся из ран крови. Форма была изодрана в клочья. Единственный мой глаз стало застилать кровью, ей наполнился весь мой рот. Всё помещение заполнила густая беспросветная пыль, которая не позволяла ни видеть, ни дышать.

    «СЕНГО!»

    – СЕНГО! – закричал я, чуть не захлебнувшись кровью, и ползком, на ощупь, превозмогая боль, панику, шок, страх и приступы удушья от пыли - стал искать свою любимую.

    3ONmsRD3Hug.jpg

  • Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии