• Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Оборванные, грязные, со свисающими лохмотьями остатков парадных мундиров мы так и шли по улицам Эриона к поместью. Прохожие смотрели на нас весьма удивлённым взглядом, переговаривались, а затем с нескрываемым чувством переживания и беспокойства поглядывали в сторону дворца, откуда высоко в небо ещё поднимался густой столб дыма.

    Мы зашли в поместье, и тут же, под испуганные и вопросительные взгляды дворецкого и горничных, молча разбрелись по своим комнатам, чтобы принять ванную и смыть с себя бетон. Горничные засуетились, перебегая из одной комнаты в другую с вёдрами и наливая тёплую, нагретую на солнце воду в ванные, больше представляющие из себя широкие деревянные бочки.

    Второго комплекта лёгкой одежды у нас не было. Поэтому, после приёма ванной, пришлось надеть броню. Рин дала денег горничной и отправила её купить более-менее подходящую одежду в лавке. Конечно же детскую, ибо размерчик взрослых и рослых ассайцев нам никак не подошёл бы.

    Единственной кто был чист и без дела – оказалась Ло. Она тут же напросилась в столовую и припрягла дворецкого покормить её. Эта мелкая обжора без остановки, пока мы приводили себя в порядок, уплетала припасы, иногда похлопывая крыльями, причмокивая и облизывая пальцы. Как оказалось, Ло не прочь выпить. Под округлившиеся глаза дворецкого в её худеньком небольшом тельце исчезало содержимое одного кубка с ирамом за другим. Когда почти двухлитровый кувшин закончился и на столе остались лишь пустые тарелки, Ло с довольным видом и распухшим животиком откинулась на нагромождённые в углу подушки, издавая при этом звуки урчания, мычания и иногда икая.

    К тому времени, как Ло налопалась, как раз весь отряд закончил свои дела, и мы потихоньку начали спускаться в столовую. Первыми туда спустились: Рин, Миранда, Ребел, Оока и Верн. Рин немного прибалдела от увиденной картины горы пустой посуды на столе, которую спешно пытался убрать дворецкий и от вида заметно пополневшей, зарывшейся в подушки Ло.

    – Ты решила сожрать все наши запасы? – сквозь смех спросила Миранда.

    – Ик! Не чего вы не понимаете! Вы просто не представляете, как тяжело, скрываясь от всех, добывать себе пищу и есть всё время в каких-то укромных местах и подворотнях! Ик! А если выпить, то можно потерять контроль и тебя заметят! У-у-у, какое у вас вкусное винишко, – поглаживая животик, довольно закончила оправдываться Ло.

    В столовую спустились уже все члены отряда. Мы расселись на полу за столом и горничные суетливо начали расставлять еду и напитки.

    – Итак! – начала свою речь Рин. – Мы имеем два обстоятельства. Первое: был совершён террористический акт прямо во дворце императора. Если бы не Ло, то многие погибли бы. Доподлинно не известно, кто организатор взрыва. Есть пока версии о Велорианской республике и … кхм... Ри́нэке… Второе: на неизведанных нами землях, относительно далеко от границ нашего сообщества рас, появился предполагаемый противник, технологически имеющий преимущества и уже проявивший агрессию к мирному народу. Удалённость их базы не должна вводить нас в заблуждение. Противник обладает летающими средствами и машинами, что нивелирует расстояние. Хочу выслушать ваши соображения. Ло, ты тоже, хватит дрыхнуть!

    – У-у-у! Не дрыхну я! Ло просто очень хорошо! – она недовольно приподнялась с подушек и приняла более-менее сидячее положение.

    Первым выступил Ребел:

    – Мы не можем вернуться сейчас в Ринэку, императору всё ещё угрожает опасность. Он тоже был целью. И, возможно, нам следует отправится в республику для расследования. Также, мы должны получить информацию от Ло об упомянутых ей заговорщиках в Ринэке. Отправить туда часть группы для параллельного расследования и ещё, чтобы предупредить о новой угрозе и начать подготовку города к обороне и возможной войне. Таким образом, нам надо разделиться и попробовать решить и расследовать два дела одновременно. Ну и правильным будет, пока мы на территориях других рас и Рин с нами – юридически заключить союзнические договора.

    Далее говорила Миранда:

    – Если мы разделимся на две группы и покинем империю, то оставим императора в опасности. Не факт, что исполнители теракта ещё не остались в Эрионе. В остальном, у капитана Джона очень правильные мысли, и я их поддерживаю.

    – Нас мало. Мы не можем отправить в Ринэку слишком маленький отряд - он может быть подвержен нападению пожирателей по пути и погибнуть. Если мы отправим отряд побольше, то хватит ли нам сил для расследования в республике? Если они нападут или ещё что? А если ещё и оставить несколько человек для охраны императора, то мы в итоге можем вообще не преуспеть не в одном деле или погибнуть, – высказалась Сенго.

    – Ну а ты, что скажешь? – обратилась ко мне Рин.

    – Честно, все мысли хорошие. Но Сенго права, размазывать все свои силы мы не можем. Нас, итак мало. Разбившись по четыре-пять человек - мы рискуем. Наоборот, следовало бы, наверное, вызвать из Ринэки подкрепление из пару десятков солдат. Тот шар для связи… Если он уцелел при взрыве, то мы можем связаться с нашими, и решить все вопросы дистанционно? Передадим всю информацию, а капитан Тобиас и без нас справиться. Ну и пришлют сюда отряд, чтобы охранять императора и нас, заодно, усилить.

    Джон наклонился через Сенго и потрепал меня за волосы.

    – Да ты молодец! Про шар-то мы и забыли совсем!

    – Хорошая идея, если только шар уцелел… Будем надеяться, что его найдут в исправном состоянии, – сказал Оока.

    – Я согласна со всеми, кто уже сделал предложения. Мне нечего добавить, – подытожила только что подошедшая и стоящая в проходе столовой Кано.

    Судя потому, что она не задавала вопросов и каким-то образом была в курсе разговора, я предположил, что Рин и Кано при помощи радиообмена уже поделились информацией. Для киборгов не чего удивительного, хотя Рин – киборг лишь от части.

    – Хорошо! Я выслушала ваши предложения, и они просто замечательные. Поступим так: полномочия по расследованию и подготовке к обороне города я передам Грэгу, как только мы решим вопрос с телекоммуникатором. Если он повреждён, то отправим с посланием несколько лошадей. Им не страшны нападения пожирателей, и они могут двигаться быстро и без остановок. На полной скорости они смогут туда добраться быстрее, чем за сутки. Пусть выявят и изолируют заговорщиков до моего прибытия, а также введут повышенный режим боевой готовности. В случае нападения на Ринэку – каждый человек на счету и лишать город даже десятка солдат я не буду. Предполагаю, что если противник станет нападать, то первый удар будет на самую сильную расу, чтобы сразу обезглавить сопротивление других рас и деморализовать их. Насчёт императора – я думаю у него, итак, сейчас будет очень большая и серьёзная охрана со стороны ассайской армии. Оставим несколько человек, символически, для их спокойствия. Чтобы впредь не думали, что Ринэка их бросила и не озаботилась жизнью императора и знати. Как только заключим официальный союз, то тут же остальными силами отправляемся в Велорианскую республику. Телекоммуникатор временно придется изъять для экстренной связи с Ринэкой… если он работает…

    Все удовлетворённо закивали головами, соглашаясь со столь взвешенным решением. Рин вопросительно посмотрела на Ло. Та, без слов поняла, что от неё хотят.

    – Ну если мне нальют ещё кружечку ирама, то я расскажу, – заявила она с наглым непрошибаемым видом.

    Рин кивком дала служанке разрешение налить обжоре вина. Ло присосалась к кубку и в один присест выдула всё содержимое, затем, она вытерла локтем губы и, довольно облизнувшись, начала рассказывать:

    – Почти все лидеры ваших так называемых орденов являются заговорщиками. А именно до недавнего времени их было восемь. Теперь семь, благодаря стараниями вон того парнишки, – Ло кивком показала на меня. – Они постоянно в тайне собирают свой совет и планируют свои тёмные делишки. Ло сидела рядышком и подслушивала частенько, а они даже ухом не повели! Хи-хи!

    – Целых восемь? Восемь орденов!? Нет! Этого не может быть… Неужели меня так легко провести… Скажите, неужели я такой плохой правитель? – Рин поджала уши и у неё навернулись от обиды слёзы.

    – Ну что ты, Рин! Если у нас в Ринэке есть такие гнусные ублюдки, это не значит, что ты в чём-то виновата, – Миранда взяла руку Рин и начала её гладить, утешая. – Ты тут не причём. Это всё человеческая алчность и прирождённая жестокость. Это не исправить не через тысячу лет не через десять тысяч.

    – Но я так старалась! Сотни лет я всё делала для народа и для мира. Я всегда защищала Ринэку! Я дала свободу орденам и чиновникам. Ну за что!? Миранда, скажи, за что они так!? А если это они? А если бы мы погибли от взрыва? Что тогда? Они не понимают, что как только запас крови иссякнет – весь полумиллионный город вымрет! – Рин заплакала ещё сильнее.

    – Вот поэтому, у меня и есть сомнения, что это могли сделать они. Не один, даже самый жадный и скверный человек, не обречёт себя и своих детей на неминуемую смерть. Они могут плести какие угодно козни, но тронуть тебя им не позволит чувство собственного самосохранения. Но, виноваты они или нет во взрыве – за заговор их следует наказать по всей строгости… Возможно, изгнать в пустошь…

    Рин была всегда против публичных казней. В Ринэке они были запрещены. Но альтернатива быть изгнанным за стену города с минимальным набором воды и продуктов, и даже с оружием – была, возможно, хуже быстрой и лёгкой казни. Изгнанника сразу за воротами встречал безудержный, постоянно гнетущий ужас и первобытный страх, как дамоклов меч они терзали его до той самой минуты, пока острые зубы пожирателей не разрывали плоть и не обрывали его безнадёжные попытки пережить хотя бы одну ночь. По факту, это и было медленной и изощрённой казнью, но в глубине души у Рин и горожан сохранялось всеоправдывающее самоутешение, что изгнанник выживет и будет, борясь за свою жизнь, продолжать своё существование где-то там, за стеной или даже сумеет добраться до территории другой расы, где получит хоть какое-то убежище и кров. За всё существование Ринэки такому суровому наказанию подвергалось не более нескольких десятков человек. Это было самой исключительной мерой наказания.

    – Рин, не плачь. В том мире, в котором мы раньше жили, поверь, было столько много жестокости, войн, убийств и человеческой жадности… Миранда права, порой этого не исправить, – поддержал богиню Джон.

    Кано подошла к Рин и легла на пол, положив спою голову её на колени, а затем сказала:

    – Мы обязательно во всём разберёмся. Не расстраивайся.

    – Кто именно, и что они обсуждали? – обратилась снова Рин к Ло, поглаживая металлическую голову Кано.

    – М-м-м… Я не так прям досконально во всё это вникала. Моя задача исследовать мир, культуры, менталитет. Если я каждый раз буду запоминать всякие имена, титулы и мелочи, то у Ло лопнет голова!!! БУМ!!! – она развела руками у своей головы, изображая взрыв.

    – Ло, сейчас у тебя лопнет живот, а не голова! – сказала Миранда, ткнув пальцем в раздувшееся пузо ангела.

    – Хе-хе! Сейчас… Ммм… Кох, Чжен… Гамильтон… Ммм… По-моему, какой-то Клиновски… Остальных не помню… Что обсуждали? Ло слышала плохие слова в адрес ваших новичков. Они боятся изменения порядка и того, что новички начнут рассказывать всем о старой цивилизации ринейцев, а также потери власти, если Ринэка начнет расширяться и развиваться. Так они говорили на последнем совещании. Говорили, что сотни лет поколениями сдерживали прогресс и ограничивали знания для сохранения порядка и влияния своих орденов… Больше Ло ничего не скажет. Ло сказала всё, что знает.

    Рин взяла салфетку и постаралась вытереть слёзы, а затем сказала:

    – Всё решено. Мы пришли к самому взвешенному решению. Спасибо вам! Теперь отдыхаем. Вы все, наверное, очень устали. Завтра снова во дворец. Заключим договор, оставим охрану и в путь в Велорию.

    Она встала из-за стола и, стараясь снова не зареветь, молча вышла из столовой.

    Рин ничего нам не сказала по поводу заговора и той информации, что в конце поведала Ло. Было понятно, что она ушла к себе в комнату всё обдумать и разобраться в своих чувствах и ситуации. У всех на душе, из-за расстройства и слёз Рин, а в особенности подлости глав орденов образовался тяготеющий и неприятный осадок.

    Миранда ударила вгорячах по столу.

    – Ну, паскуды!!! Я сама, лично, закрою за вашими спинами ворота Ринэки!

    – Бедная… Бедная Рин… Человечество живо только благодаря ей. Нет более мудрого и доброго правителя на всей планете… И даже так, нашлись неблагодарные твари… Спасибо тебе, Ло. И за то, что спасла нас и за то, что раскрыла заговор. Мы в неоплатном долгу! – сказал Верн, один из старожилов отряда.

    В ответ, Ло расплылась в добродушной улыбке и протянула кубок над столом.

    – Ну тогда налейте мне ещё этого замечательного винишка!

    – Куда в тебя только всё это лезет??? – подметила Сенго.

    – И вправду… Куда? – согласилась Миранда и ещё раз ткнула Ло в пузо.

    – Ик! Хе-хе!

     

    ***

    Рин расстроенная и в слезах ещё долго лежала в пастели, тоскливо вглядываясь в потолок. Она не понимала, как такое могло произойти среди самых достопочтенных и уважаемых людей её родного города. Сколько она себя помнит, с того самого дня, когда она впервые увидела милейшую на свете девочку Накамуро Кано и её маму Юки, Рин всегда и все любили. Она не просила власти и почестей, она никогда не хотела считаться богиней и была против памятников, храмов и молитв. Люди сами вознесли её в ранг божества и сами, в знак благодарности и уважения, передали ей власть. Они создали ордены и посвятили их ей. Каждый год, на праздник явления, уже 1274 лет люди празднуют появление Рин в их жизни, искренне признаваясь ей в верности и любви, поколение за поколением. Проступок Визетти можно было списать на сумасшествие, крайнее проявление фанатизма и любви к Рин, возможно, он просто испугался новых людей и даже, можно допустить, что он боялся за саму жизнь Рин, потому пошёл на такой дерзкий и отчаянный шаг… Но главы восьми орденов, столетиями, возможно, ещё с самых первых времён и поколений, за спиной у неё плели паутину заговора. Такое мозг Рин не хотел воспринимать. Она слишком добрая и наивная, она посвятила себя людям и, вот уже много сотен лет, только и делала, что жила ради них. Ради Ринэки. Она каждый день, веками, отдавала свои заботу, теплоту и кровь людям и, почти каждую ночь, без устали сражалась на пустоши за спокойствие граждан. Эта любовь и осознание нужности, всеобщей любви народа, заставляли её жить дальше. Только это не позволяло ей думать о покое и смерти, что логично для столь длинной и однообразной жизни. Теперь Рин плакала, и её впервые посетила мысль о своей беспомощности и одиночестве, о том, что она просто устала…

    Рин заснула.

    Сколько длился её сон не известно. Может минуты, а может и часы. Но сквозь него она почувствовала какое-то шевеление под одеялом и прикосновения к телу, а затем что-то тяжёлое на себе.

    Она резко открыла глаза и первое, что перед ними предстало – это два ярко светящихся в темноте фиолетовых круга. Рин резко подскочила на кровати, но тяжесть на её теле не позволила встать. Следующей попыткой встать она схватила руками лежащее на ней существо, чтобы сбросить, но её руки уперлись в что-то мягкое и приятное на ощупь.

    – Эй! Ло так больно! Ты так мне крылышки оторвёшь!

    – ЛО? КАКОГО ЧЁРТА ТЫ ТВОРИШЬ?

    – Ло почувствовала, что Рин одиноко и больно! Ло тоже одиноко. Она всегда одна. Ло очень нравиться Рин! Ик!

    – Слушай, если ты напилась, то это не повод идти в первую попавшуюся постель и пугать людей! Ты понимаешь, что я спросони могла тебя убить? Убирайся в свою комнату! Как ты вообще до такого додумалась? Иди отсю…

    Не успела Рин договорить, как почувствовала на своих губах губы Ло, а затем, её влажный теплый язык проник Рин в рот. Она уже было хотела сопротивляться и отшвырнуть ангела подальше, но толи Ло контролировала её сознание, толи Рин поддалась чувству первого поцелуя в своей жизни - силы покинули её тело, и она без кого-либо сопротивления сдалась на милость пьяному ангелу.

    Ло прижалась к Рин своим шелковистым и разгорячённым голым телом, одновременно впившись своими тонкими пальчиками в основание волос кошки. Она страстно продолжила целовать её губы, покусывая их своими клычками и всё глубже погружая в Рин свой язык.

    Едва у Рин освободился рот, она тут же заявила:

    – Ты будешь наказана! Какого хрена ты творишь! Ты…

    – Ло будет наказана завтра, а сегодня будет наказана Рин! – ехидно ответила Ло и, тут же, запустила свою руку покорной кошке под трусики.

     

    ***

    Утром, мы собрались в столовой. Рин задерживалась, что совсем не было на неё похоже. Ведь она самая первая спускалась сюда. Спустя десять минут появилась Рин в сопровождении Ло.

    – Э-э-э? Откуда у тебя такая красота? С матраца на полу упала? – со смехом пошутила Сенго.

    У ангела, позеленевшего от похмелья, под левым глазом стоял огромный тёмно-фиолетовый бланш.

    – Не смешно! Ло болеет! Надо ещё винишка! Ло ударилась, пока искала в темноте туалет… – ответила она, с опаской покосившись на Рин.

    У Рин было сегодня достаточно бодрое настроение, хотя она была раскрасневшаяся как рак и подозрительно молчалива.

    После завтрака мы снова направились во дворец. Уже издалека было видно охрану. Наверное, вокруг дворца плотными кольцами стояли тысячи ассайских воинов. Нас проводили в неповреждённое крыло здания к императору.

    После приветствий настало время переговоров. На них присутствовала некоторая знать, в том числе Суа-Нен.

    – Ваше Величество, хотелось бы узнать, на месте взрыва вы нашли тот шар и остальные подарки, которые мы преподнесли вам? – начала Рин.

    – Да, мы нашли ваши дары неповреждёнными. Сундук, в котором они лежали был достаточно крепким. Единственное, разбилось несколько ёмкостей с вашей благородной кровью.

    – Хорошо! Я у вас его одолжу на время, мне срочно нужна связь с Ринэкой. Вы не против?

    – Нет, нет! Что вы, я готов сделать всё, что поможет нашему общему делу!

    – Мы решили направиться в республику для расследования. Так же мы проведём внутреннее расследование в Ринэке и оставим вас охранять трёх солдат со всем их личным оружием. Таково наше решение.

    – Что ж, я полностью вам доверяю и благодарю за помощь в охране, – императору явно польстило внимание Рин к его безопасности.

    – Что касается вопроса с новой расой… Мы немедленно начнём подготовку к обороне. Мы считаем, что Ринэка станет первой целью. Так же и вам должно привести все силы в боевую готовность.

    – Да, сегодня уже с утра я издал указ о мобилизации всех резервов. И мы подготовили договор о военном союзе. Я понимаю, что это одна из главных причин нашей встречи… Не так ли?

    – Да. Мы хотели бы официально заключить союз. Раз вы уже его составили, позвольте узнать условия.

    – Кхм… Мы понимаем, что если падет Ринэка, то наша участь будет предрешена. Разумно было бы защищать свои земли, но что толку, если не будет вас? Со стрелами и копьями против машин? Сможет ли хоть как-то нас защитить то оружие, что у нас есть от ваших поставок, если вся мощь Ринэки не сдержит агрессора? Единодушно, со всеми заместителями и знатью мы решили: в случае нападения, передать командование всей ассайской армией лично вам. В том числе, для защиты Ринэки. Вы можете взять нашу армию для защиты своего государства… Если мы его все вместе не отстоим, то наличие ассайской армии бессмысленно в дальнейшей войне. Соответственно, если первой целью станет не Ринэка, а империя, то мы требуем, что вся армия Ринэки придет защищать нас. Но я уверен, что вы правы. Первой целью будет ваш город. Единственное, прошу оставить солдат для охраны дворца и знати.

    – Мы согласны. Вы очень мудры, Ваше Величество, – Рин улыбнулась, она была довольна условиями союза, ведь несколько миллионов солдат — это ощутимое подспорье к защите Ринэки.

    – Еще одно, раз мы договорились о союзе капитана Ребела и вице-принцессы Суа-нен, то прошу взять её с собой в республику и впредь, заботиться о ней и её безопасности.

    Ребел сглотнул внезапно образовавшийся ком в горле.

    – Хорошо, это выполнимо, – ответила Рин

    – Тем-более, она, как представительница королевской крови, своим присутствием в вашей делегации подтвердит интересы и поддержку империи!

    «Разумно…»

    Рин и император подписали договор о союзе под общие аплодисменты.

    – Ну а теперь нужна ещё одна подпись… Как ещё одна сторона союза… Ло Лиралея… – тут император обратил внимание на фингал у Ло. – Э-э-э… Надеюсь, вы её не пытали?

    – Нет, нет! Что вы, я просто ударилась, пока искала туалет! – замахала руками Ло, скаля зубы.

    – Кхм… Ну ладно…

    Следом, Ло присоединилась к подписанию договора, долго выводя в нём своё длиннющее имя.

    После подписи Ло, император продолжил:

    – Уважаемые представители Ринэки, прошу вас проследовать за мной.

    Нас провели во внутренний двор замка. Посредине, за спинами стражи, стоял какой-то огромный кубический предмет, накрытый сверху тканью.

    – Позвольте мне, о великая и благороднейшая богиня, преподнести сей скромный дар!

    Император показал жестом и тут же двое стражей стянули с куба ткань. Это оказалась большая массивная клетка с маленьким пожирателем внутри.

    – Пожиратель? Серьёзно? – изумилась Рин.

    Кано как заведённая начала бегать вокруг клетки и причитать:

    – О-о-о! Невероятно! Такой маленький? Рин, ты посмотри! Это же самец! Я впервые в жизни вижу самца! Невероятно! За все свои исследования, я не разу не видела такого маленького пожирателя! Самец! Рин, это самец!

    – Да, как подметила госпожа Кано, этот детеныш - самец. Это мой вам подарок для… Кхм… Мы нашли его во время патруля за стеной. Его бросили умирать сородичи на пылающем солнце… Нам тоже никогда не встречался ранее детёныш этих тварей… И никогда мы не видели их самца. Так что, я решил он вас заинтересует.

    – Ух ты… Даже наши исследователи и я лично - никогда такого не видели! – подтвердила Ло, беспечно пытаясь просунуть палец через клетку.

    – Ло, дурёха! Ты хочешь лишиться руки? – крикнула Миранда, подбежав к ней и ударив её по руке.

    – Ай! Хватит бить Ло! Вы сговорились?

    «Значит ударилась в поисках туалета… Ага…»

    – Рин! Рин, это нечто! Ваше Величество, спасибо! Это самец! Маленький! Чудо! – в свою очередь не унималась Кано.

    Рин поклонилась императору.

    – Это щедрый дар! Спасибо! Тем более, этим подарком, вы принесли радость Кано!

    – Ну что ж! Я желаю вам удачи в вашей миссии в республике… и расследовании причастности этих ублюдков к взрыву! Ещё раз, клянусь вам в верности нашему договору и выражаю свою искреннюю благодарность за спасение. И вам Ло Лиралея, в первую очередь!

    – Э! А тогда где подарочек Ло? – надула она щёки.

    – С удовольствием… Но я не знаю, что мог бы вам подарить… Э-э-э… Нам не знакома ваша раса и ваши потребности… Извините, если обидел и не примите это, как невнимание и не уважение! – император растерялся, он, видимо, после внезапного появления ангела и всей суматохи после взрыва даже не подумал об этом.

    – Ло хочет много вина! Ло хочет с собой в дальнюю дорогу вкусного ирама!

    Все засмеялись.

    – Я распоряжусь, чтобы вам дали столько лучшего ирама, сколько пожелаете! – император с улыбкой поклонился Ло.

    Рин косо посмотрела на неё.

    – Свалилась же нам на голову эта пропоица…

    – Хы-Хы! – махнув крыльями и показав Рин язык, отреагировала на это Ло.

    А Рин, в свою очередь, незаметно пригрозила Ло кулаком, от чего та заскалилась ещё сильнее.

  • Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии