• Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Обстановка вокруг была непривычной и странной: большое количество валунов, какие-то диковинные кустарники с сиреневой листвой, песчанистая земля с травой кислотных оттенков и всю эту картину завершало удивительно красное небо.

    – Вы тоже находите это необычным? – задал я вопрос Сенго и Ребелу.

    – Не то слово «необычно». Скорее ощущение, что мы уснули на Земле, а проснулись поутру где-то на Марсе, – с тревогой ответил Ребел.

    Сенго добавила:

    – Никаких дорог я не вижу, придётся угадывать направление, куда идти дальше, – затем она устремила взор в небо и задумчиво подчеркнула: – А вы заметили, что здесь нет звуков?

    «Действительно, полная гробовая тишина… Ни птиц, ни насекомых не слышно. Только наши голоса…».

    Мы отдыхали где-то несколько часов. Я от физического и нервного перенапряжения провалился в сон. Меня разбудил Ребел. Многие уже проснулись и, потягиваясь, готовились выдвигаться в неизвестность.

    Вокруг стало заметно ярче. Я, щуря глаза, посмотрел на небо и замер на несколько минут…

    – Наконец-то увидел?! – прервала мой транс Сенго и тут же истерично расхохоталась.

    «"Нездоровый" смех в такой-то ситуации…».

    Небо, пока мы спали, сменило свой цвет с красного на светло-бирюзовый, а над горизонтом светило большое ярко-голубое солнце.

    – А мы точно на Земле? Где, чёрт возьми, мы проснулись?! – выругался я.

    – Ха-ха! У всех такая же реакция! – ответил Ребел и протянул мне горсть ягод. – Пока вы все дрыхли, я тут исследовал местную флору и произвёл рекогносцировку местности. На, ешь вот! Они не ядовитые - я уже опробовал. Надо набираться сил, мы скоро выступаем!

    «Откуда у тебя столько энергии? Да... не похож ты на больного…».

    Я с жадностью начал глотать фиолетовые терпко-кислые ягоды и почувствовал тяжесть в желудке. Ребел, пока я жевал, стал делиться своим умозаключением.

    – Мы однозначно проснулись там же, где нас замораживали. Раз лаборатория не могла чудесным образом переместиться в пространстве на другую планету, значит изменилась наша планета…

    – Ребел! – перебила его Сенго. – Короче, хр**ен знает, что тут на планете произошло, но мы по-прежнему в Японии, и надо как можно скорее найти помощь!

    «Сенго явно не в настроении… Хотя, о чем я… У неё по-прежнему плохое самочувствие и боли. А если у меня начнется приступ?» – от этих мыслей у меня по телу побежали мурашки и стало как-то не по себе.

    Позади нас раздались крики и шум. Мы с Ребелом обернулись. Вокруг внезапно упавшего и бившегося в конвульсиях сержанта Фукудо собрались люди, пытаясь оказать хоть какую-то помощь. Он держался за голову и со страшной гримасой вопил что есть мочи от невыносимой боли. Всё его тело выгибало дугой с такой невероятной силой, что сквозь пронзительные крики я четко слышал хруст его суставов, а несколько человек с трудом могли удержать его, прижимая к земле. К несчастью, вариантов, кроме как надеяться на то, что приступ прекратится сам, как у Сенго, не было.

    Через пять-семь минут, длившиеся по ощущениям как все тридцать, он перестал кричать и дергаться в агонии. Ребел закрыл Фукудо глаза. Всех трясло, воцарилась тишина, а я в дичайшем животном страхе сидел рядом с Сенго, примеряя весь только что произошедший ужас на себя.

    Кто-то начал кричать:

    – МЫ ТУТ СКОРО ВСЕ СДОХНЕМ ОТ ЭТОЙ ПРОКЛЯТОЙ БОЛЕЗНИ!!!

    У Сенго тоже сдали нервы и она заплакала, закрыв лицо руками.

    Постепенно люди начали приходить в себя и более-менее успокаиваться. Ребел и ещё несколько ребят похоронили Фукудо в импровизированной могиле из камней и валунов.

    – В каком направлении нам идти, как думаете? – произнес безадресный вопрос Ребел, видимо, ко всем, кто мог бы ему ответить.

    – Какая разница, куда бы мы не пошли - это будет лотерея в один конец, – высказалась Сенго.

    «Наши жизни зависят от воли случая… Прям русская рулетка…».

    Мы шли много часов. Пейзаж особо не менялся, лишь добавлялись незначительные детали, вроде какого-то нового вида травы и более высоких кустарников. Голубое солнце пекло наши тела, слабо прикрытые больничными халатами. Сенго передвигалась самостоятельно, стараясь не быть всем обузой. Мы останавливались много раз на кратковременные привалы: один раз чтобы набрать из ручья воды и поесть ягод… Кто-то умудрился с голода съесть даже горькой травы кислотного цвета. Болезнь же нас не трогала, как бы давая небольшую фору…

    – На счастье на нашем пути не попался лес или какое-нибудь болото, – с энтузиазмом произнес Ребел. – По равнинам куда проще передвигаться!

    Уже порядком уставший, я не был так оптимистично настроен и ответил Ребелу:

    – Ни одного намека на цивилизацию… Мы вообще кого-нибудь встретим?

    В голову тут же закралась скребущая душу и нервы мысль.

    «А что, если все умерли от «Идзанами»? А если случилась ещё какая-нибудь катастрофа и мы единственные кто остался в живых?».

    Скорее всего, такие мысли были у всех, но никто не осмеливался поделиться ими вслух.

    На моих оголённых плечах появилось болезненное ощущение солнечного ожога.

    – Интересно, а это солнце не радиоактивное или что-то в этом роде? – решил я отвлечься и завязать разговор.

    – Ахах! Тоже на солнышке обгорел?

    Сенго с Ребелом улыбнулись. Им также хотелось отвлечься от гнетущих мыслей, и мы поговорили понемногу обо всем: о службе Сенго и Ребела, о необычной панораме вокруг, а ещё Сенго между делом всё пыталась выпытать информацию о моих делах на личном фронте до заморозки. К моему душевному состоянию добавилось теперь еще и смущение...

    «Вот напористая… Конечно, как парень я ей не интересен, но расспрашивает так, будто и впрямь моей девушкой решила стать…».

    Начало вечереть.

    – Всё! Привал! Ночуем здесь! – скомандовала Сенго, выбрав небольшую поляну. – Кто совсем ещё не лишен сил, поищите поблизости хворост!

    «Как интересно и умело Сенго и Ребел поделили между собой обязанности командира…».

    Принесли ветки и сухой травы. Ребел умело высек камнями искры и разжёг костер. Все исчерпали свои силы настолько, что кто-то моментально уснул, едва коснувшись спиной земли. Я ещё немного держался и смотрел на единственное в этом мире, что ассоциировалось с прошлым - костёр. Остальное окружение для меня было диким и неестественным. Становилось всё темнее и прохладнее.

    – Хорошо, что есть костёр! Было бы иронично замёрзнуть насмерть ночью, выбравшись живым из морозильника, где пролежал черт знает сколько лет… – пробормотал я в полудрёме.

    – Мы так и не встретили никаких животных и птиц. Но костёр, в случае чего, их отпугнет… Если они всё же есть тут… – так же засыпая откликнулся Ребел.

    Сенго уже спала…

    «Ей обязательно надо было лечь рядом и уснуть у меня на плече???» – подумал я и тут же погрузился в глубокий безмятежный сон…

    Мне снился мой дом. Мама приготовила вкуснейший тамаго-яки и мы с папой вспоминали наши счастливо проведённые совместные отпуск и мои каникулы, уплетая еду за обе щёки. Мы все смеялись и улыбались, а я ощущал душевное спокойствие, уют и теплоту… Потом мне снился Шин… Мы гуляли по нашему городскому парку, и он рассказывал мне о своей жизни: он уже закончил университет и устроился на работу… А ещё у него есть девушка, и он долго на меня ругался, что я так и не попаду к нему на свадьбу… Потом он повернулся ко мне. Его выражение лица стало каким-то испуганным и он прошептал:

    – Беги, Кэтсеро-кун... БЕГИ!!!

    Я вместе с остальными вскочил от дикого крика.

    – НА ПОМОЩЬ!!! СПАСИТЕ!!! А-А-А-А-А-А!!!

    Я стал озираться по сторонам, спросонья не понимая откуда шёл крик. У меня от неожиданности трясло поджилки. Все всматривались испуганными глазами в темноту, в которой вдруг что-то промелькнуло и зарычало каким-то лютым утробным голосом.

    – Все ближе к костру! Встаньте в круг! – прокричал Ребел.

    Вновь в темноте промелькнуло что-то большое. Оно испускало какой-то тусклый свет или, может, люминесцировало. Снова раздались рыки уже с двух или трёх сторон.

    «Господи, что это? Господи…» – начал повторять я, как мантру.

    Я не был религиозным человеком, но первым, что сейчас от страха засело у меня в голове, были мысли о смерти и Боге. Даже приступ, который мог убить меня в любой момент и страдания Фукудо не пугали меня так, как страшно мне было сейчас… Вернее, только сейчас, впервые в своей недолгой жизни я узнал, что такое истинный ужас…

    В воздухе запахло смертью и отчаянием.

    Какая-то здоровая тварь, размером с корову, резко выскочила из темноты и схватила за основание шеи одного из нас. Раздался дикий крик и хруст костей, кровь брызнула в разные стороны, и я почувствовал на губах привкус железа. Так же быстро, как и появилась, эта тварь утащила человека обратно в темноту. Единственное, что я смог увидеть, - огромные челюсти, усеянные громадными зубами, вонзающиеся в плоть и лицо несчастного, обезображенное предсмертными муками…

    Все тридцать семь человек начали кричать. Крики, молитвы, проклятья, причитания - всё слилось в какой-то невообразимый стон, сопровождавшийся ещё более громким рыком из темноты…

    Началась паника.

    Моё сердце выпрыгивало из груди, а тело трясло от неописуемого страха. Та же самая, или другая, тварь снова резко выпрыгнула из темноты и утащила очередную жертву, схватив её за голову. В темноте раздался треск черепной коробки и звуки рвущейся человеческой плоти. Всё происходило так быстро, что кроме молитв в голову не приходило ничего. А вокруг, как акулы возле своей добычи, во мраке крутились едва различимые еле светящиеся очертания тварей, и раздавалось леденящее кровь рычание.

    Ребел схватил голыми руками самую крупную горящую ветку из костра и кинул в сторону. Свет озарил несколько разбегающихся огромных силуэтов.

    Не знаю, чем руководствуясь, но люди начали хватать горящие ветки и, кидая их в стороны, в панике побежали в разных направлениях, издавая при этом дикие крики.

    – БЕЖИМ! – услышал я рёв Ребела, который схватил меня и Сенго за края халатов и потащил за собой.

    В одном направлении нас бежало человек пять-семь. Я никогда раньше не подозревал в себе задатки олимпийского спринтера и бежал сквозь кустарники по камням, резавшим в кровь мои босые ноги. В темноте я не видел Сенго и Ребела, но мы постоянно перекликались. Я бежал на их голоса. А за спиной я чувствовал погоню этой проклятой твари.

    «ЧТО?... ЧТО ЭТО ЗА ЧУДОВИЩА?… МАТЬ ТВОЮ!».

    Сзади то и дело раздавались крики и дикие, как будто нечеловеческие, леденящие кровь вопли, заставляющие нас бежать ещё и ещё быстрее. Нас осталось трое, остальные либо свернули, либо были растерзаны.

    – Кэтсеро, эта тварь сзади вроде одна! – задыхаясь прокричал Ребел. – Я отвлеку её на себя! Вы с Сенго бегите как можно быстрее и дальше в сторону! СПАСИТЕСЬ!!!

    Тут же, громко крича, Ребел резко свернул влево, а меня в темноте схватила за руку Сенго. Где-то далеко, с той стороны, откуда мы бежали, раздались выстрелы и автоматные очереди.

    «ЛЮДИ?! ЗДЕСЬ ЕСТЬ ЛЮДИ! ОНИ НАС СПАСУТ?!».

    Начали приближаться звуки догоняющей нас с Сенго твари… Я стал задыхаться, моё тело было уже на пределе.

    Сенго споткнулась и упала. В этот момент я подсознательно, не раздумывая, встал на колени перед Сенго, накрыл своим телом и прижал к себе. Наши халаты были разодраны кустарниками, и я почувствовал на своей груди её слезы.

    – Прости, Сенго…

    Моё плечо резко стало горячим от крови, а затем последовала волна адской боли. Я ощутил в своём теле каждый зуб этой твари, и её обжигающее мерзкое дыхание у своего виска. Она подняла меня от земли, и я почувствовал, как её острые зубы начинают ломать и крошить мои кости.

    «Сенго… Я не смогу защитить тебя… Прости, Сенго… Это... КОНЕЦ?».

    Раздались автоматные очереди. Тварь ослабила хватку, а затем отпустила меня. Моё обмякшее тело рухнуло на землю в лужу собственной крови и мочи.

    Во мне еле-еле теплились остатки жизни. Я захлебывался кровью и стоял уже за чертой, что отделяет живое и мертвое, бытие и полное отсутствие меня… Где-то там, по ту сторону, я слышал голос милой Сенго, звавший меня… А затем…

    Дуэ.нам-тилл.урр-шуу-каллаг.гээ-ми-мээ.ги-ири-гиг-инн-шуу-уэ-инну.саэ

    (перевод: – Прием. Сделаю укол. Этот парень довольно крепкий. Бой завершен. Возвращаюсь на базу вместе с парнем и девушкой. Конец связи.)

    «Что это?… Что это за язык? Кто…».

    Землю перед моими глазами осветил какой-то фонарь или прожектор. Как в тумане я увидел приближающийся расплывчатый силуэт чьих-то ног. Мои глаза закрылись, и я умер…

  • Необычная история механической кошки
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии