• Некромант города Сеул
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сунгхун, нервно сжимал руль.

    ‘Я мог бы стать частью истории.’

    Он и правда так думал.

    Если так, то хотелось бы запомниться благородным….

    Сунгхун взглянул в зеркало заднего вида, и увидел что Вуджин скрестил руки на груди и смотрит в окно.

    “Вы правда не станете проливать кровь, президент?”

    “Спросишь еще раз, и я выйду из себя.”

    “Хух. Ясно.”

    От таких вопросов только хуже. Есть такая поговорка: «Пойди домой и пни собаку». Сунгхун без всякой видимой причины стал злиться на дорожное движение.

    “Если они собираются протестовать, нужно быть организованнее.”

    Они были в пути уже около часа.

    “Можно и медленнее. Нам некуда торопится.”

    “Да.”

    Если бы он торопился, то поехал бы на ШинШин.

    Глядя в окно, Вуджин от скуки задал вопрос.

    “Против чего они протестуют?”

    “Прорывы подземелий принесли много вреда. Они хотят что бы правительство приняло контрмеры.”

    “Контрмеры?”

    “Да. Они говорят, что неопределенность убивает их, что им нужна безопасность”

    Вуджин засмеялся.

    “О какой безопасности речь, если они живут рядом с подземельями?”

    Как такое может быть? Это все равно что поднять руки на поле боя, и молить о помощи. Есть лишь два варианта: бежать или сражаться. Третьего не дано.

    “Если им нужна безопасность, то стоит покинуть город, а не протестовать.”

    “Легко сказать. Богатые уже свалили. Это просто догадка, но уверен что никто из членов конгресса США в Сеуле не живет.”

    “Если они не могут уйти, то должны драться.”

    “Но они ведь не пробужденные, это все не так просто.”

    Даже имея способности, новый пробужденный с трудом убьет монстра. А без них, люди были совсем слабы.

    Наличие способностей, не гарантирует успех в бою.

    Тем не менее, все они хотят жить, вот откуда весь этот шум.

    “…….”

    Автомобиль ехал медленно, и проезжая мимо протестующих, Вуджин смотрел на них со скукой. Крики были полны ненависти, и от некоторых ,у Вуджина глаза полезли на лоб.

    - Гарантируйте нам право на жизнь!

    - Возьмите на себя ответственность за безопасность Сеула!

    Вуджин посмотрел на полицейских, блокирующих протестующих, и у него возникла мысль.

    Если на землю вторгнуться монстры, кто из них пойдет в бой? Будут ли они такими же смелыми, когда на кону стоит их жизнь? Протестующие действовали очень жестко и откровенно. Но кто из них защитит землю от прорыва?

    “…Позаботьтесь о….”

    “Да?”

    “Ничего.”

    Сунгхун посмотрел в зеркало, услышав бормотания Вуджина. Когда Вуджин отвернулся от окна, то встретился с ним глазами.

    “Скажем, я могу защитить их. Стоит ли мне защищать трусов?”

    “Что?”

    Сунгхун не понял вопрос, и Вуджин его перефразировал.

    “Должен ли я защищать тех, кто побежит с поля боя?”

    “Мммм. Дезертиров нельзя оставить в покое.”

    “Верно?”

    “…….”

    “Если у них нет мужества, то пусть бьются до смерти.”

    Сунгхун попытался понять выражение его лица.

    “Прости.”

    “Что?”

    “Дезертирство серьезная проблема... но думаю будет хуже если оставить их на поле боя.”

    “Что?”

    “Что не так? Мы ведь не можем отправить в бой женщин и детей. Есть те, кого мы обязаны защитить”

    “……!”

    Глаза Вуджина расширились, и Сунгхун запнулся.

    Он в чем то ошибся? Кажется президент не в настроении.

    “Нет, я знаю что женщины служат в армии, и я не говорю что стоит совсем ими пренебречь. У меня еще нет девушки, но мысль о том что бы отправить её на войну... Это ужасно. Я бы пошел в бой вместо неё.”

    “…….”

    Вуджин закрыл глаза.

    Его матери, и даже Дживон придется пойти на войну….

    Сможет ли он вручить им мечи, и попросить их драться?

    Вуджин нахмурился, как и Сунгхун.

    “Мне жаль.”

    “По поводу?”

    Вуджин открыл глаза. Сунгхун запнулся.

    “Мой родители уже в возрасте, они не смогут защищать...”

    “Все хорошо.”

    Вуджин ухмыльнулся.

    У многих нет мужества, но это не оправдание.

    Он понял кое что важное.

    ‘Аландал – это ад’

    В конце концов, он убил всех.

    То множество людей... Они все хотели жить, и он послал их в бой. Те кто не был лишен страха, как скелеты. Тех кто был еще жив, и боялся стать нежитью.

    Может бессмертный, а не Трахет был их врагом?

    “Это тернистый путь.”

    Вот и площадь. Они были почти на месте, но дальше двигаться не могли. Здесь слишком много людей. Это свидетельствовало о том что люди обеспокоены.

    “Чего они хотят достичь, жалуясь на съезд?”

    “…….”

    Сунгхун думал, стоит ли говорить об этом. Казалось что все кроме президента были в курсе...

    “Что? Почему ты не говоришь мне?”

    “Ты помнишь переговоры, которые шли пару дней назад? Речь шла о гильдии защиты...”

    “И что дальше?”

    “Они хотят что бы правительство возобновило переговоры.”

    “Эти люди?”

    “…Да.”

    “Значит они хотят что бы я сражался вместо них.”

    “…….”

    В некотором смысле, это было правдой, но….

    “Выйдем здесь.”

    “Что? Это опасно.”

    “Для меня?”

    “…….”

    Конечно не для него, Сунгхун переживал за людей.

    Да-ках.

    “П...резидент.”

    Вуджин открыл дверь и вышел, Сунгхун последовал за ним.

    Они пытались пробиться сквозь толпу. Народу было столько, что ему было трудно уследить за Вуджином.

    Вуджин пробивался через толпу, к полицейскому заграждению.

    Швах!

    Вуджин прошел вперед, и в него выстрелили из водяной пушки. Перед ним возник магический барьер, оградивший его от воды. Начальник полиции тут же использовал рацию.

    “Это пробужденный. Пришлите команду по работе с пробужденными.”

    Пробужденным запрещалось присоединяться к протестам.

    Он нарушал закон, находясь на площади.

    До того как прибыла команда, Вуджин запрыгнул на автобус, удивив полицейского раздававшего приказы.

    “Что за хрень? Это преступление.”

    “Дай сюда”

    “Что?”

    Вуджин выхватил у него громкоговоритель.

    Пииии-

    Писк обратил к нему внимание людей.

    [Ах ах!]

    Неизвестный в спортивном костюме, стоял на автобусе и говорил в мегафон. Его лицо было странно знакомым...

    “Это Кан Вуджин!”

    “Президент Аландал!”

    Когда тот, кто узнал его прокричал об этом, новость распространилась как лесной пожар. Увидев это, Вуджин нахмурился.

    [Тише!]

    После его слов, на площади воцарилась тишина. Даже те кто не слышал его, замолчали.

    Человек ,стоящий на автобусе, осмотрелся, и заговорил.

    [Мы не можем остановить прорывы.]

    Вуджин продолжал говорить, глядя на волнение людей. Он не собирался толкать речь, просто хотел донести до них правду, и дать им выбор.

    [Если собираетесь бежать, то покиньте Сеул. Прорывы продолжатся.]

    Число областей, связанных с Землей, будет расти. И Сеул не исключение.

    [Мы не можем остановить прорывы, но можем остановить монстров.]

    Люди начали гомонить, но посмотрев на него, замолчали ожидая продолжения.

    [Те кто хочет бороться с монстрами, оставайтесь в городе.]

    Не важно сколько нежити у него в армии, весь город ему не защитить. Ему нужна помощь.

    [Я остаюсь в Сеуле.]

    Вуджин вернул громкоговоритель.

    “Я... это честь.”

    Вуджин ухмыльнулся его словам.

    Честь? Как это связанно с честью?

    “Береги себя.”

    “Есть сэр!”

    Вуджин спрыгнул с автобуса. Площадь была заполнена людьми, но за автобусом были лишь полицейские.

    “Президент...”

    Сунгхун едва поспевал за ним, на ходу разглаживая помятый костюм.

    “Вау. Отличное выступление. Ты наконец решил защитить Сеул.”

    “Да?”

    Вуджин усмехнулся, и пошел в сторону Чонхвадэ.

    То что он останется в городе, значит что он будет его защищать?

    Сунгхун склонил голову в замешательстве, и последовал за ним.

    *

    Овальный кабинет Чонхвадэ.

    Морщины Ким Бёнмана, становились все глубже с каждым днем.

    “Они все еще протестуют?”

    “Да. Народ в гневе.”

    Услышав ответ, он закрыл оба глаза и лег на диван.

    Он чувствовал разочарование, и винил себя. Ему было стыдно показаться на публике.

    Появление монстров неотвратимо, но из-за человеческой ошибки, они не могут защитить своих граждан.

    “Хух. Кан Вуджин еще не прибыл?”

    “Пока нет.”

    Когда Вуджин прибудет в национальную ассамблею, он планирует оправится туда на вертолете.

    Протестующие заняли площадь, в некотором смысле из-за него. Если президент покинет Чонхвадэ, то это будет неуважительно по отношению к людям.

    Это мучило его, но этого не избежать. Если они проклянут его, он должен это принять.

    “Уф. Он пытается связаться с нами, из-за пакта обороны?”

    “Думаю да.”

    “Будет замечательно если все выйдет.”

    Предыдущая сделка, была очень щедрой, но Вуджин решил что этого мало. Это стало явно понятно, когда он отправился на ближний восток. Он был мессией. Тот факт что он кореец, просто благословение.

    Если его получит другая страна... это будет огромным ударом по безопасности страны, и может привести к тому, что власти не смогут защитить людей. Он даже слова сказать не успеет, когда его уже закидают камнями.

    “Он судя по всему, почти на месте. Я подготовлю вертолет.”

    “Давай.”

    Старший офицер встал, и тут же к нему подбежал охранник, и что-то прошептал на ухо. Его глаза расширились, и он обратился к президенту.

    “Кан Вуджин здесь, в Чонхвадэ.”

    “Что?”

    Они оба в удивлении смотрели друг на друга.

    В Аландал сообщили, что он отправился в национальную ассамблею, так почему...

    “Где он?”

    “В приемной.”

    “Хорошо. Я подойду немедленно”

    “Да.”

    Ким Бёнма надел пиджак и пошел.

    Величайший пробужденный Кореи. Человек с собственной армией.

    Знаменитый герой, искоренивший терроризм на ближнем востоке.

    Подходя к приемной, он чувствовал что его сердце начинает биться быстрее.

    *

    Национальная ассамблея.

    Редко можно было увидеть всех членов конгресса в одном месте. Они были раздражены.

    “Ублюдок сказал что придет, так почему он опаздывает?”

    “Он отказывал нам столько дней. Его высокомерие безгранично!”

    “Что он думает? Ему плевать на страну? Плевать на гнев народа?”

    Пока все жаловались, Пак Согух и Чхве Тхео перешептывались.

    “Он передумал?”

    “Понятия не имею. Он всегда срать хотел на правительство.”

    Сколько раз он игнорировал запросы правительства?

    Он сказал что придет, но мог и передумать. Пока он размышлял об этом. К нему подошел помощник.

    “Кан Вуджин встретился с президентом.”

    Пак Согух поморщился.

    “Что? Почему он там?”

    Почему он пошел в Чонхвадэ когда его ждут здесь?

    Как он смеет так поступать со страной и народом?

    “Сучара высокомерная.”

    Он не скрывал своего испорченного настроения.

  • Некромант города Сеул
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии