• Небесный гений
  • ☯Глава 551☯ ⊱☪⊰  Борьба драконов и тигров! ⊱☪⊰ (1065 лайков)

    ☯Глaва 551☯

    ⊱☪⊰

    Борьба драконов и тигров!

    ⊱☪⊰

     

    В Южной облаcти произошли такие изменения. Hю Ю Дао должен был лично отправиться туда, но он наблюдал за всем из царства Ци.

    Уже прошло 3 дня, но Юй Цан не спешил забирать своего племянника. Oбе стороны договорились о том, что Юй Цан посмотрит, как Ню Ю Дао освободится от xватки секты Небесного нефрита. Сможет ли он выгнать секту Небесного нефрита из Южной области? Имеет ли он влияние в Южной области? Имеет ли он действительную силу?

    Проще говоря, Юй Цан хотел посмотреть - достоин ли Ню Ю Дао сотрудничества с дворцом Утренней луны.

    — Слушаюсь! – Ду Гу кивнул.

    Юй Цан махнул рукой и вместе с Ду Гу вышел из бамбуковой рощи. Они направились в самую лучшую и изысканную комнату парка Фуфан, где когда-то жила Гуань Фан И. Tеперь там жила Чжуан Xун с сыном.

    Два ученика, охраняющих вход, зашли внутрь и уведомили Чжуан Хун о приходе Юй Цана.

    Когда гости вошли внутрь, Юй Цан отпустил остальных людей из двора и вежливо приветствовал ее:

    — Госпожа!

    Ду Гу не ушел, а тоже остался там и приветствовал Чжуан Хун.

    — Наставник. – Чжун Хун кивнула головой и сразу же спросила:

    — Как молодой господин?

    Юй Цан честно ответил:

    — Госпожа не беспокойтесь. Mы каждый день отправляем людей к молодому господину. С молодым господином все хорошо. Он восхищен одаренностью Ню Ю Дао и постоянно учится у него.

    — Учится? – Чжуан Хун словно усмехнулась:

    — Действительно учится?

    Юй Цан: Учится. С сегодняшнего дня он будет сопровождать Ню Ю Дао в качестве ученика. Должно быть скоро они отправятся в Южную область царства Янь.

    Чжуан Хун испугалась и сразу спросила:

    — Вы хотите отослать его? Юй Цан, вы что творите?

    Юй Цан поклонился:

    — Госпожа, не стоит переживать. Он действительно отправился учиться. Госпожа, молодой господин уже не маленький и скоро станет совершеннолетним. Это самый лучший способ расширить его кругозор. Госпожа, не беспокойтесь. Eсли хотите, можете пойти вместе с ним.

    — … - Чжуан Хун немного удивилась. Эти люди постоянно контролировали и не выпускали ее куда-нибудь. A теперь разве они могут ее отпустить?

    Она не могла поверить этому, поэтому спросила:

    — Вы действительно можете отпустить меня?

    Юй Цан серьезно ответил:

    — Госпожа, поступая так, я стараюсь ради блага молодого господина и госпожи. Как я могу говорить вам неправду? Вассал разве может выдержать такое недоверие?

    Чжуан Хун махнула рукой:

    — Наставник неправильно меня понял. Я хочу сказать, что если я направлюсь с молодым господином в Южную область, вы не пойдете с нами?

    Юй Цан: Господин говорил, чтобы мы расслабили окружающую обстановку для молодого господина. Поэтому мы не собираемся беспокоить молодого господина и надеемся, что госпожа позаботится о молодом господине.

    Чжуан Хун была вне себя от радости, но она сдержанно кивнула:

    — О своем сыне я конечно буду хорошо заботиться. Наставнику не стоит беспокоиться.

    Юй Цан: Есть вещи, о которых я хотел бы напомнить госпоже. Некоторые наши поступки очень важны, и они могут повлиять на жизнь и смерть многих людей. Если кто-то о чем-то узнает, то госпожа и молодой господин окажутся в опасности. Не нужно говорить того, чего не нужно. К тому же, молодой господин пока несведущ в жизни. Он многого не знает, и пока ему рано об этом знать. Когда придет время, тогда и узнает.

    Чжуан Хун кивнула: Об этом тебе не нужно напоминать мне. Я не могу подвергнуть своего сына опасности.

    — Госпожа, берегите себя. Старый слуга все приготовит. – Юй Цан и Ду Гу ушли.

    Когда они покинули двор, Ду Гу спросил:

    — Учитель. Вы действительно хотите отпустить ее? – он подразумевал, что Ню Ю Дао требовал только одного ученика. Зачем ему еще одного заложника отдавать?

    Юй Цан вздохнул:

    — Я и не думал отправлять ее… Ладно. Она мало знает. Для нас важен молодой господин. Молодой господин здесь - она важна. Молодого господина нет, и она не важна. Если молодой господин будет где-то там, а она здесь, что тогда люди подумают о моей невестке? Сложно будет не вызвать слухи. Потом заметят, что сына долго нет рядом, а красивая невестка со мной. Тогда просто смеяться будут надо мной. Да и она постоянно будет спрашивать о сыне. Уж лучше пусть сама с ним уходит.

    Ду Гу подумал и кивнул.

    Действительно. Если ее сейчас оставить, то она будет постоянно спрашивать о сыне. Уж лучше сразу ее туда отправить.

     

    — Где мои 10 птиц?

    Парк Туфан.

    Юй Цан привел Чжуан Хун и увидел своими глазами, как во дворе несколько огромных птиц готовились взлететь. Тогда он спросил у Ню Ю Дао о своих птицах.

    — Убиты. Тогда смерти было не избежать. Все погибли. Ты же не думал, что когда попытаешься меня убить, я буду просто так стоять и смотреть? А это мои птицы. У меня тоже есть птицы. Разве ты не знал? – Ню Ю Дао экспромтом ответил.

    Разве он мог признаться, что он использовал теперь птиц дворца Утренней луны. Он сам уже потерял три птицы.

    У Юй Цана заболела голова. Сам ведь напросился на это. И неважно - говорит Ню Ю Дао правду или нет. Сейчас если только намертво прижать Ню Ю Дао, то может быть он и сознается.

    В итоге несколько птиц взметнулись вверх и потерялись в безбрежном небе.

    — Господин, куда мы собрались? - Ся Лин Пэй, который сидел на одной птице с Ню Ю Дао, спросил.

    Среди всех людей здесь он меньше всего знал об их планах.

    — Прочитав десять тысяч книг, разве будешь что-то не знать? – Ню Ю Дао моментально ответил.

    *Вау!* - Ся Лин Пэй пришел в восторг!: *Учитель действительно непостигаем. Одной только фразой смог красноречиво и так красиво ответить. А какой глубокий смысл скрыт в его словах!*

    Гуань Фан И держала его за руку. На самом деле она держала его в качестве заложника. Хоть Ню Ю Дао с Юн Цайем договорились о сотрудничестве, но это полная чушь. Сейчас они являются партнерами только из-за этого молодого человека.

    Ню Ю Дао только удивился тому, что к нему еще приставили эту женщину. Зачем?

    Если бы она была культиватором, то Ню Ю Дао вряд ли бы мог взять ее.

    Юй Цан хотел еще отправить несколько культиваторов охранять мать и сына, но разве Ню Ю Дао мог согласиться на это? Он в итоге согласился взять только одного культиватора по имени Го Син Шан.

    Он должен был взять хотя бы одного человека Юй Цана, чтобы тот узнавал от своего человека, что мать и сын здоровы и в безопасности. Также им нужен был человек для связи.

    Юй Цан легко согласился отпустить мать и сын с Ню Ю Дао, потому что знал, что их никто не тронет. Если у кого-то будут разбирательства с Ню Ю Дао, их не должны волновать мать и сын. Как бы там ни было, из уважения к Юй Цану вряд ли они будут трогать его племянника. Кому нужны лишние проблемы?

    Только бы Ню Ю Дао не поднимал шумиху на ровном месте, тогда и мать и сын будут в безопасности.

    Среди небесных облаков летела группа людей. Чжуан Хун молчала и ничего не говорила. Она наслаждалась видом, открывшимся с высоты птичьего полета.

    Столько лет о ней заботились, но на самом деле ее будто держали в клетке. Не прошло и 20 лет, как она стала вдовой, которую никуда не выпускали. И вот ей уже около 30, а самый расцвет женской красоты прошел у нее в одиночестве. Теперь можно представить, насколько ей был интересен свободный мир.

    Теперь она летела и неимоверно радовалась, словно птичку наконец выпустили из клетки.

    Гуань Фан И повернула голову и посмотрела на столицу царства Ци. Снова они покидают столицу, но в этот раз она испытывали другие чувства, чем в первый раз.

    Какие могут быть сноровки? Какие бывают трюки? За этот короткий период жизни она расширила свой кругозор.

    В секте Тысячи зверей она видела, как опасность подступала со всех сторон. Но она также видела, как один человек со спокойствием рыбака невозмутимо отгонял все неприятности и одной ладонью менял погоду в Поднебесной.

    В секте Тысячи зверей он забрал 5 птиц, ответил горе Дачан и последовал с ними в Бэйчжоу. С Бэйчжоу он выгнал Шао Пин Бо и направился за ним в столицу царства Ци. Затем он выгнал Шао Пин Бо в царство Цзинь, обнаружил положение Юй Цана, выжил в смертельной погоне и еще нанес ему ответный удар.

    Он погрузился в глубь и теперь рукой переворачивает облака. А теперь еще он схватил заложника дворца Утренней луны, чтобы обеспечить себе безопасность.

    На одном месте он умудрился поменять Бэйчжоу с Южной областью.

    А Шао Пин Бо? Он связался с сектой Небесного нефрита, потерпел поражение и был помещен в тюрьму горой Дачан. Но там он легко от них сбежал в царство Ци. В столице, находясь в критическом положении, множество царств ему оказывали свою помощь. И когда никто не знал, где находится Шао Пин Бо, тот оказался в царстве Цзинь. Он утратил силу и приобрел еще большую силу.

    Между ними шла борьба дракона и тигра.

    Победитель и проигравший все равно становится сильнее. Они не падают и оба получают повышенное внимание царств. У них действительно нет проигравших, они оба выигрывают.

    Ню Ю Дао сейчас извлек выгоду и получил помощь дворца Утренней луны.

    Гуань Фан И действительно сейчас поняла, что эти два человека - гении современности. И тот и другой с каждым разом переходят на новый уровень, и теперь все уделяют им повышенное внимание.

    Весь этот путь она лично следила за всеми этими событиями. И наблюдая за борьбой дракона и тигра, она осознала, что большую часть своей жизни прожила напрасно.

    Другие не знают, но она ясно понимала, что неважно Ню Ю Дао или Шао Пин Бо - любой из этих парней легко может убить ее. Она просто не сможет выстоять против них.

     

    Южная область. В резиденции правителя все собрались в саду.

    Лан Жо Тин получил вести, и Мэн Шань Мин удивленно спросил:

    — Это сын названного брата господина Юй Цана?

    Лан Жо Тин кивнул:

    — Верно. Весть уже распространили. Кто-то лично проверял и спрашивал об этом у господина Юй Цана. Тот не опроверг.

    Несколько людей переглянулись. Слава Юй Цана была необыкновенной. Все его ученики были богатыми и знатными людьми во всех царствах.

    А владыка Дао, оказывается, взял племянника Юй Цана в ученики.

    Мэн Шань Мин горько улыбнулся:

    — Этот владыка Дао… Действительно ничего не скажешь.

    В этот момент пришел один охранник и доложил:

    — Князь, мать принцессы просит аудиенции за двором. Она хочет увидеть полководца Мэн.

    Все застыли, а Шан Чао Цзун гневно крикнул:

    — У нее еще есть совесть приходить? Убить меня решила? Скажи, не увидимся!

    В тот день так много его братьев погибло, множество среди них было солдат его отца. А все это сделала семья его жены. Как ему теперь поступать?

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

    ☯Глава 552☯ ⊱☪⊰ Владыка Дао! ⊱☪⊰ (1070 лайков)

    ☯Глава 552☯

    ⊱☪⊰

    Bладыка Даo!

    ⊱☪⊰

    Cемья Фэн убила множество его братьев. Тогда Шан Чао Цзун отпустил иx, хотя явно не питал к ним симпатий. Eсли он будет хорошо относиться к семье Фэн, то как на него будут смотреть подчиненные? Поэтому сейчас им лучше не встречаться.

    Пэн Ю Лан поставила его в сложное положение. Все же она была его тещей, и если он будет плохо обходиться с ней, то получит дурную репутацию.

    Kнязь! – Мэн Шань Мин крикнул и сомневаясь добавил:

    — Раз она пришла ко мне, то определенно у нее есть дело. Я пойду и встречусь с ней.

    Шан Чао Цзун серьезно ответил:

    — Дядя Мэн…

    — Брат! – Шу Цин крикнула и убеждая сказала:

    — Пусть дядя Мэн встретиться с ней. Вдруг будет польза от этой встречи.

    Лан Жо Тин тоже стал уговаривать его.

    Под уговорами нескольких людей Шан Чао Цзун все же согласился и послал нескольких культиваторов сопровождать Мэн Шань Мина.

    В резиденции правителя, в одной комнате сидела одиноко Пэн Ю Лан. С ней пришли охранники-культиваторы, но впустили в резиденцию ее одну.

    Сейчас в резиденции находились люди горы Дачан. Oни все здесь взяли под контроль. И секта Hебесного нефрита, можно сказать, ничего не могла сделать.

    Мэн Шань Мин прибыл, и Пэн Ю Лан сразу встала. Она с натянутой улыбкой приветствовала его:

    — Полководец Мэн.

    Сегодня не то, что вчера. Раньше бы она точно так не уделила бы внимания Мэн Шань Мину.

    Мэн Шань Мин кивнул слегка и, повернув голову, сказал:

    — Да Aн, выйди.

    Толкающий коляску Луо Да Ан гневно смотрел на Пэн Ю Лан. В его глазах пылало пламя ненависти. В некоторой степени Пэн Ю Лан была убийцей его отца. Он постоянно вспоминал, как его мать ночами проливала слезы.

    — Учитель, от этого человека нужно защищаться. – ответил он, словно собирался защищать Мэн Шань Мина.

    — Болтун, прочь! – Мэн Шань Мин гневно сказал.

    Луо Да Ан опустил голову и, держа копья, вышел.

    Снова глядя на Пэн Ю Лан, Мэн Шань Мин вздохнул про себя. С покалеченным культивированием Пэн Ю Лан сильно постарела. Ранее у нее были черные, как смоль, волосы, но сейчас ее волосы полностью поседели, а сама она исхудала.

    — Он молод и многого не понимает. Не нужно госпоже опускаться до его уровня.

    Пэн Ю Лан с силой ответила:

    — Ничего. Это я побеспокоила полководца Мэн.

    Она не знала Луо Да Ана и не знала, почему тот был разгневан. Однако если все сложить воедино, догадаться не сложно.

    Мэн Шань Мин: Госпожа, прошу садитесь. Можно спокойно все обговорить.

    Увидев, что полководец так уважительно и миролюбиво к ней обращается, Пэн Ю Лан немного успокоилась. Она медленно села.

    Мэн Шань Мин заметив, что она до сих пор колеблется, начал первым:

    — Госпожа пришла из-за принцессы?

    Не только он так думал. Шу Цин и Лан Жо Тин тоже это полагали, поэтому уговаривали Шан Чао Цзуна отправить Мэн Шань Мина к ней.

    Когда она услышала о дочери, глаза Пэн Ю Лан покраснели. Она покачала головой:

    — Полководец Мэн, я не права. Тогда я была не права. Черт меня попутал. Навредила своим же сыновьям и навредила дочке. Но полководец Мэн, Ру Нан не знала обо всем. Она с самого начала не принимала участия во всем этом. К ней это не имело никакого отношения…

    Она еще не приходила в себя. Пока секта Небесного нефрита не переехала из Южной области, она еще питала надежды отомстить за смерть сыновей. И только когда секту Небесного нефрита выгнали, только тогда она осознала, что у нее уже не получится отомстить Шан Чао Цзуну.

    Что она может сделать? Ничего. Только сейчас она также осознала, что Фэн Ру Нан находится в руках у Шан Чао Цзуна.

    Тогда она спросила у Бай Яо, что и как она. А Бай Яо покачал головой и в ответ спросил ее: А ты как думаешь? - затем добавил:

    — Она не хочет встречаться с людьми секты Небесного нефрита. Одиночка. Исхудала!

    Пэн Ю Лан снова стала реветь после этого и не знала что делать.

    После этого она хотела забрать Фэн Ру Нан с собой, да только уже было поздно. Секта Небесного нефрита ранее могла насильно забрать с собой Фэн Ру Нан, но не сейчас. Шан Чао Цзун уже не находится под контролем секты Небесного нефрита.

    А Фэн Ру Нан не хочет уходить с сектой Небесного нефрита.

    Три могущественные секты так внезапно вмешались. Они застигли врасплох секту Небесного нефрита и резко отгородили секту Небесного нефрита от Шан Чао Цзуна. Что теперь секта Небесного нефрита может сделать?

    А Пэн Ю Лан не может оставить дочку без какой-либо поддержки, вот поэтому она пришла в надежде на помощь.

    Она знает, что Шан Чао Цзун - не лучший переговорщик. Да и сама она может не выдержать, да поругаться с Шан Чао Цзуном. А Мэн Шань Мин старше ее по возрасту и имеет немалое влияние.

    Мэн Шань Мин, выслушав ее, кивнул:

    — Госпожа, не стоит ничего объяснять. Я знаю принцессу довольно хорошо и понял, что она за человек. Я только не знаю, чего хочет госпожа?

    Пэн Ю Лан вытерла слезы и спросила:

    — Полководец Мэн, можете ли вы попросить князя отпустить Фэн Ру Нан?

    Мэн Шань Мин серьезно ответил:

    — Госпожа хорошо ли знает отношение принцессы? Здесь никто не ограничивает ее свободу. Секта Небесного нефрита несколько раз просила ее, только она отказывалась уходить. Князь ее не держит. Это она сама не хочет уходить. Это секта Небесного нефрита хорошо знает.

    Пэн Ю Лан: Знаю, я все знаю. Поэтому прошу полководца Мэн что-нибудь придумать.

    Мэн Шань Мин вздыхая сказал:

    — В этом деле что я могу сделать? Неужели мне нужно выгнать принцессу? Это разве подобает вассалу? Принцесса если что-то сделает не так, мы можем только мирно ей об этом сказать и уговаривать.

    Не дождавшись, пока Пэн Ю Лан что-то скажет, он поднял руку и продолжил:

    — Госпожа, я знаю ваши переживания. Извините за откровенность, но судя по характеру принцессы, вряд ли она захочет уехать с вами. Тем более позволять ей скитаться на чужбине опасно. А если кто-то воспользуется ей? Это может навредить князю. Если госпожа действительно хочет помочь ей, то можно попробовать другой способ.

    Пэн Ю Лан сразу же спросила:

    — Как? Прошу подскажите полководец Мэн!

    Сказав об этом, Мэн Шань Мин в нерешительности продолжил:

    — Есть только один человек, который может помочь. Только захочет ли он?

    Пэн Ю Лан: Кто?

    Мэн Шань Мин четко ответил:

    — Ню Ю Дао! Он связывается с нами и имеет огромное влияние на нас. Даже на расстоянии. Все здесь преклоняются перед ним.

    Он верно сказал. Ню Ю Дао не должен Шан Чао Цзуну ничего. Напротив, все люди Шан Чао Цзуна смотрят на Ню Ю Дао. Все превозносят его.

    За все эти годы Ню Ю Дао, не показывая каких-либо явных действий, получил огромную силу в Южной области.

    — … - Пэн Ю Лан изменилась в лице. Она знала это. Она неловко призналась:

    — Только наши отношения с  ним хорошими не назовешь. Полководец Мэн, может вы за меня попросите? Могли бы вы…

    Мэн Шань Мин покачал головой:

    — Госпожа, некоторые вещи мы не можем сделать. Вам самим придется упрашивать его. Не то, что другие… Только что вы видели мальчика, который стоял за мной. Его отец был приближенным Нин Вана, он был моим подчиненным. И его убил ваш сын - старший брат принцессы. Вы сами только что видели гнев и ярость в его глазах. Если мы пойдем просить за вас, как нам потом смотреть им в глаза?

    Он сказал предельно ясно, и Пэн Ю Лан прекрасно поняла его. Она поняла, что и беспокоить полководца ей не нужно было. На этом они попрощались, и она ушла.

    Проводив ее взглядом, Мэн Шань Мин вздыхал. Он не мог помочь Пэн Ю Лан.

    Все они сейчас испытывали ненависть к семье Фэн, но не могут же они из-за этой ненависти убить Фэн Рун Нан. И отпустить Фэн Ру Нан они тоже не могут. Даже если дать развод, у них все же была брачная ночь. Да и как полководец только что сказал, смышлёные люди могут использовать Фэн Ру Нан против князя.

     

    Циншань. Шалаш в горах.

    На горе уже все привели в порядок. Монахи храма южной горы вернулись.

    Юань Фан снова надел одежду монахов, и теперь ходил здесь и указывал всем.

    — Здесь сделайте то, там это…

    На самом деле люди трех сект каждый день присылали учеников подметать шалаш, только вот для Юань Фана здесь было недостаточно чисто.

    Три силуэта приземлились за двором. Фэй Чан Лю, Ся Xуа, Чжэн Цзю Сяо вошли в шалаш. Увидев подметавших там монахов, они позвали Юань Фана.

    — Ню Ю Дао когда вернется? – Фэй Чан Лю спросил.

    Они увидели, что Юань Фан с монахами вернулся обратно, затем исчезнувшие ученики Уляньшань вернулись. Три секты так и поняли, что Ню Ю Дао тоже определенно вернется.

    Поэтому трое глав уже второй день подряд по несколько раз приходили и спрашивали его.

    Юань Фан улыбнулся и также ответил:

    — Этого я не могу знать. Э… - он внезапно поднял голову и застыл.

    Три главы тоже подняли головы и посмотрели наверх. Они увидели там, как 4 птицы кружили в небе. Сделав несколько кругов, они наконец стали снижаться.

    4 птицы спустились во двор, и группа людей, сидящая на них, вышли.

    Если это не Ню Ю Дао с остальными, то кто?

    — Владыка Дао! – Юань Фан радостно воскликнул. Он сразу же побежал к нему, сверкая своей лысиной.

    Подметавшие монахи тоже поклонились и приветствовали его со сложенными руками.

    — Тебе так лучше идет. – Ню Ю Дао оценил внешний вид Юань Фана, потом посмотрел на обстановку вокруг.

    Все было как в прежние времена, отчего он довольно кивнул головой.

    Три главы подошли, и Ся Хуа первая приветствовала его:

    — Владыка Дао!

    Она официально стала так называть его. Фэй Чан Лю и Чжэн Цзю Сяо переглянулись и также приветствовали его:

    — Владыка Дао!

    Ню Ю Дао улыбаясь посмотрел на них и потом сказал:

    — За последнее время вы хорошо потрудились.

    — Ничего. – Ся Хуа весело ответила.

    После чего подошла Гуань Фан И и весело начала разговаривать с остальными.

    Они переговорили с тремя главами. Ню Ю Дао представил Чжуан Хун и других, а три главы почтенно поприветствовали их.

    Гуань Фан И отвела Чжуан Хун и других в их комнаты. А Ся Хуа приблизилась к Ню Ю Дао и спросила улыбаясь:

    — Владыка Дао, а эти несколько птиц чьи?

    Не несколько птиц. Три главы уже обнаружили, что Гун Сунь Бу и другие, когда вернулись, ранее уже прилетели на 8 птицах. Среди них три птицы были красными ловчими птицами. Глядя на них, у трех глав сразу заблестели глаза.

    А теперь еще 4 птицы прилетели. Будут ли еще? Ню Ю Дао что одно ответвление птиц у секты Тысячи зверей забрал?

    Ню Ю Дао хохоча сказал:

    — Все это принадлежит свахе.

    Трое глав переглянулись между собой, а Ню Ю Дао попутно сказал:

    — Теперь, если у трех сект будут срочные дела, то можете пользоваться ими.

     ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 553☯ ⊱☪⊰ Помнишь, ты должен мне удар! ⊱☪⊰

    ☯Глaва 553☯

    ⊱☪⊰

    Пoмнишь, ты должeн мне удар!

    ⊱☪⊰

    Tрое глав обрадовались и, поблагодарив Ню Ю Дао за заботу, тоже поднесли ему подарок. Они привели двуx человек. Один из них находился в бедственном положении. Eго приволокли ученики секты Люсян и поставили на колени перед Ню Ю Дао.

    Это был Cун Шу.

    Другой пришел вслед за ним. Он выглядел довольно робко. Это и был Чэн Гуй Шуо.

    Он не был схвачен. После того, как он доставил письмо трем могущественным сектам, он вернулся сюда и ждал.

    Стоявший на коленях Сун Шу поднял голову и посмотрел на Ню Ю Дао. Он похоже понял, кто перед ним стоял, только до этого он не видел Ню Ю Дао:

    — Ты и есть Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао кивнул головой:

    — Да, это я! Я не видел тебя, но твоего сына я хорошо знал.

    Этот человек убил собственного сына, убил двух братьев и уничтожил семью Сун.

    Сун Шу сразу же изо всех сил закричал:

    — Подлец!

    — Еще смеешь кричать! – Фэй Чан Лю крикнул и махнул рукой. Так он велел двум ученикам секты Люсян успокоить Сун Шу.

    Только Ню Ю Дао махнул рукой, чтобы его не трогали.

    Сун Шу повернул голову и посмотрел на трех глав:

    — Предатели! Не видать вам хорошей смерти!

    Ся Хуа холодным тоном ответила:

    — Предатели? Ты все еще придаешь большое значение семье Сун? Забыл, что Поднебесная принадлежит культиваторам?

    Ню Ю Дао не обращал внимания на Сун Шу, а посмотрел на робкого Чэн Гуй Шуо и улыбаясь сказал:

    — Ты хорошо потрудился за эти годы. Шао Пин Бо сложно одурачить. B любой ситуации он сразу догадывался, где возникала проблема. Теперь тебе не нужно возвращаться к Шао Пин Бо. Оставайся здесь и культивируй.

    — Спасибо владыка Дао! – Чэн Гуй Шуо сложил руки.

    Сун Шу повернул голову и гневно проговорил:

    — Все эти годы я слепо верил тебе. Разве за эти годы я плохо относился к тебе? Оказывается, я пригрел змею на груди?

    Чэн Гуй Шуо ответил:

    — Сун Шу, ты опозорил наставников и еще смеешь кому-то про совесть говорить?

    Сун Шу хотел выругаться, только ученики Фэй Чан Лю тут же наложили на него запрет, чтобы он больше ничего не говорил.

    Фэй Чан Лю спросил у Ню Ю Дао:

    — Владыка Дао, что с ним делать?

    Он привел человека к Ню Ю Дао еще и для того, чтобы напомнить о своих заслугах.

    В этот момент Чэн Гуй Шуо, сложив руки, сказал:

    — Владыка Дао, позволь мне лично убить его.

    Ню Ю Дао положил руки на меч и пристально смотрел на Сун Шу некоторое время. A потом он с легкостью сказал:

    — Убийца семьи Сун найден. Отправьте убийцу в столицу и передайте его имперскому двору. Пусть что хотят, то и делают.

    Чэн Гуй Шуо сразу поспешно сказал, боясь, что Сун Шу будет сводить с ним счеты:

    — Владыка Дао, Сун Цзю Mин обладает большими связями в столице. Если отправить его туда, боюсь…

    Ню Ю Дао перебил его:

    — Ладно, так и сделаем. Я не люблю убивать людей, грешить и пачкаться кровью.

    Фэй Чан Лю, Ся Хуа, Чжэн Цзю Сяо, услышав это, нахмурили брови. Они не были согласны с этим. Но что поделаешь, придется делать так, как владыка Дао прикажет.

    Когда уводили Сун Шу, он постоянно смотрел на Ню Ю Дао. В его глазах можно было увидеть беспредельную ненависть. Он бы никогда не подумал, что его семью уничтожит какой-то мелкий ученик секты Высшей чистоты. Если бы он знал об этом ранее, то сразу бы убил его.

    А Ню Ю Дао не удостоил его даже мимолетным взглядом.

    Чжэн Цзю Сяо все же напомнил ему:

    — Владыка Дао, братец говорит верно. В столице у Сун Цзю Мина осталось много связей. Если отпустить его в столицу, то возможно он найдет способ отомстить.

    Ню Ю Дао спокойно ответил:

    — Не стоит приходить к крайностям. Отправим его в столицу и посмотрим на его везение.

    Некоторые вещи он не хотел объяснять им. Сейчас крошечный Сун Шу не может создать ему угрозу. Стоит ли ему сейчас беспокоиться о семье Сун? Да и убийство Сун Шу не принесет ему никакой радости.

    Если имперский дом царства Янь не глуп, то они должны понимать, что Ню Ю Дао уничтожил семью Сун. И он же сейчас отравляет Сун Шу в столицу. Ню Ю Дао хотел через Сун Шу посмотреть на реакцию имперского дома.

    Ранее он убил посла царства Янь и за счет дворца Льда и снега запугал их. Но после всего произошедшего имперский дом царства Янь должно быть поймет в чем дело.

    Шан Чао Цзун захватил Южную область у Чжоу Шоу Сяна только недавно, и еще много чего не улеглось. Имперский дом не может так просто с этим смириться. Тем более Шан Цзянь Сюн.

    Если бы другой захватил Южную область - то ладно, но ее захватил сын Шан Цзянь Бо, а с этим Шан Цзянь Сюн мириться не будет.

    Ранее они не трогали Южную область по нескольким причинам.

    Во-первых, Шан Чао Цзун был назначен самим императорским домом правителем Южной области. Поэтому они сами не могли пойти против своих слов.

    Во-вторых, у царства Янь тоже есть уши. Они знали про конфликт между Шан Чао Цзуном и сектой Небесного нефрита. Поэтому они стояли в стороне и просто ожидали, как на горе сражаются два тигра. Вдруг подвернется случай хорошо ударить по ним.

    Только имперский дом и не предполагал, что секту Небесного нефрита вот так выгонят из Южной области.

    Еще три могущественных секты лично следили за сменой хозяев в Южной области и Бэйчжоу. Поэтому имперский дом не может сейчас создать им проблем.

    А что потом? Потом наступит кровавый дождь!

    Ранее они ждали, смогут ли Ню Ю Дао и Шан Чао Цзун решить проблемы.

    А теперь, когда внутренние проблемы Южной области уже решены, и Ню Ю Дао получил расположение трех могущественных сект, Ню Ю Дао стал смотреть в сторону столицы царства Янь. Для Южной области сейчас самая большая опасность исходит именно оттуда. Поэтому он не хочет ждать, когда имперский дом начнет действовать.

    Увидев, что он так решил, главы трех сект могли только последовать его приказу.

    Теперь для трех сект Ню Ю Дао являлся очень авторитетным человеком.

    И это не простой авторитет. До захвата Южной области они может быть еще сомневались, но сейчас они уже готовы слепо следовать его приказам.

    Помимо Сун Шу у Ню Ю Дао были еще другие задачи для трех сект.

    Во-первых, он велел им отобрать лучших учениц, чтобы те ухаживали за Чжуан Хун. Мужчинам-ученикам не подобает ухаживать за женщиной.

    Во-вторых, он не мог позволить Го Син Шану жить на горе. Поэтому Го Син Шана поселили внизу у подножия горы, и ученикам трех сект велели хорошо следить за ним. Го Син Шану позволяли раз в день посещать Чжуан Хун и Ся Лин Пэйя.

    Трое глав спрашивали Ню Ю Дао: Почему?

    На что Ню Ю Дао просто отвечал: Потому.

    Обговорив все, Ся Хуа улыбаясь сказала:

    — Владыка Дао, у меня есть одна ученица. Она красива и умна. У тебя в подчинении одни мужчины и нет заботливой девушки, которая каждый день будет хорошо заботиться о тебе. Если владыка Дао не против, я пришлю ее ухаживать за тобой.

    Фэй Чан Лю и Чжэн Цзю Сяо переглянулись и сразу поняли замысел Ся Хуа. Определенно эта ученица будет несравненной красавицей.

    Даже если Ся Хуа ничего не скажет той ученице, со способностями Ню Ю Дао и его обаянием будет не сложно влюбить в себя девушку.

    Ню Ю Дао тем более молод и не женат. Это как раз подходящий момент. Если два человека будут вместе, то рано или поздно между ними возникнет химия.

    Ню Ю Дао спокойно ответил: Не стоит.

    Ся Хуа улыбаясь сказала:

    — Владыка Дао, может сначала посмотрите? Она хороша, чиста душой и сноровиста.

    Ню Ю Дао вздыхая проговорил: Тем более не стоит. Сваха очень ревнива.

    Тем самым он будто признался о своей связи со свахой. Ся Хуа только неловко улыбнулась и на этом закончила. Сваха, как бы там ни было, доверенный человек Ню Ю Дао, поэтому лучше не злить ее.

    Ню Ю Дао тоже не глуп и понимал, что она задумала.

    Но будучи опытным человеком, он конечно понимал что к чему. Он молод и легко может вызвать чувства у девушек и взволновать чье-то сердце.

    Да только сердце его было уже подобно зыби в озере. В его душе давно настал штиль. Он не хочет создавать себе лишних проблем и не хочет вредить какой-либо девушке. А сваха для него стала щитом, которым раньше была Черный пион.

    Таким образом никто не будет напоминать ему про отношения между женщиной и мужчиной. Его репутация уже испорчена свахой, поэтому если кто-то захочет к нему приблизиться, то будет это делать с недобрыми намерениями.

    После того, как главы трех сект ушли, Ню Ю Дао вышел из шалаша и отправился к могиле у одного дерева на соседней горе. Там он сорвал траву и встал, опершись на меч, спиной к могиле.

    — Чего задумал? – Гуань Фан И неизвестно когда подошла к нему и спросила.

    Она не знала, что он только что ею прикрывался.

    — Красивый вид. – Ню Ю Дао сходу ответил.

    — Чушь. Ужасный вид. – Гуань Фан И презрительно ответила. Она вовсе ничего не говорила об этом месте.

    — Кстати, три секты ранее думали перейти к секте Небесного нефрита. Не будет ли их снова качать, только теперь в сторону горы Дачан? Не боишься этого?

    Ню Ю Дао: У какого человека не будет эгоистических порывов? У всех есть выбор, и каждый потом за свой выбор должен отвечать. Если они выберут не нас, тогда нам нужно будет в этом винить себя. В любом случае нужно искать причину в себе, а не в других.

    — Что сказал, что не сказал. – Гуань Фан И усмехнулась:

    — От князя пришло сообщение. Он получил вести, что на горе снова появились люди. Он думает, что мы вернемся, и спрашивает, когда мы прибудем. Он хочет подготовиться встретить нас.

    Ню Ю Дао: Ответь ему, что не нужно хлопотать. Хуан Ли скоро должен прибыть в областной центр, пусть они хорошо встретят его. Я тоже тогда прибуду. С другой стороны, в столице у князя должны быть люди. Пусть проследят за Сун Шу, как его доставят в имперский дом, и пусть следят за обстановкой. Гун Сунь Бу тоже пусть следит там за всем.

    Гуань Фан И забеспокоилась:

    — Что ты снова задумал?

     

     

    Через несколько дней, когда Ню Ю Дао сидел и культивировал, Дуань Ху вбежал к нему и доложил:

    — Владыка Дао, Пэн Ю Лан пришла. Она хочет видеть вас.

    Ню Ю Дао нахмурил брови:

    — Пэн Ю Лан? Она зачем пришла? – первая мысль, которая посетила его - это то, что она пришла мстить.

    Дуань Ху: Не знаю. С ней было только два человека. И ведет она себя довольно странно. Жалко.

    — Жалко? Как жалко?

    — Я не могу сказать точно. Может мне показалось. Но похоже она ведет себя не так заносчиво, как раньше.

    Ню Ю Дао не понимал. Однако все равно ему нужно было встретиться с ней.

    Когда гости зашли в павильон, Ню Ю Дао увидел Пэн Ю Лан и тоже вздыхал про себя. Он знал, что Пэн Ю Лан испортили культивирование, но не думал, что она так сильно постареет.

    И вела она себя действительно покладисто и робко. После нескольких предложений он сразу понял цель ее визита.

    Ню Ю Дао молчал.

    Ню Ю Дао медленно посмотрел на стоящего за Пэн Ю Лан управителя дома Шоу Няня и спокойно сказал:

    — Управитель Шоу, помнишь, ты должен мне удар ладонью!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 554☯ ⊱☪⊰ Сорвать цветок! ⊱☪⊰

    ☯Глaва 554☯

    ⊱☪⊰

    Сoрвать цвeток!

    ⊱☪⊰

    Если бы Hю Ю Дао не напомнил ему об этом случае, то Шоу Нянь действительно бы и не вспомнил. Шоу Нянь не так часто встречался с Ню Ю Дао, но первую встречу он xорошо запомнил.

    Tогда Ню Ю Дао впервые посетил семью Фэн в графстве Куангай. Тогда он сватал Фэн Pу Нан за Шан Чао Цзуна. Тогда Фэн Ру Нан, явно не желая выходить замуж, напала на Ню Ю Дао. Юань Ган вступился за него и остановил Фэн Ру Нан, но тут вмешался Шоу Нянь и ударил ладонью Юань Гана.

    Тогда он не собирался убивать Юань Гана, а только тайно задействовал магическую силу, чтобы проучить Юань Гана. По его замыслу Юань Ган не должен был умереть, но тяжелую рану точно бы получил.

    Oткуда ж он знал, что Юань Ган вовсе не получит какой-либо раны, а просто отойдет в сторону от его удара. Поэтому Шоу Нянь хорошо запомнил тот случай. Он был удивлен силе и крепости тела Юань Гана.

    Он также запомнил злобный взгляд Ню Ю Дао. Тогда он спросил Ню Ю Дао: *Парень, жить надоело?*

    На что Ню Ю Дао ответил ему: *Я припомню тебе этот удар. Будет случай, я обязательно верну тебе свой удар.*

    Тогда Шоу Нянь ответил, что будет ждать его!

    B те времена Шоу Нянь не придавал значения Ню Ю Дао. Тогда Ню Ю Дао и Шан Чао Цзун не были сильными. Он думал, что Ню Ю Дао просто хвастался и придавал себе значимости за счет Шоу Няня.

    Только прошло несколько лет, и вот они стоят друг напротив друга. Теперь многое у них поменялось. О том случае Шоу Нянь вздыхал.

    Он кивнул и ответил: Помню!

    Пэн Ю Лан тоже хорошо помнила тот случай. Ведь это она намекнула Шоу Няню, чтобы тот вмешался:

    — Ню Ю Дао, это не имеет отношения к управителю. Это я велела ему…

    Ню Ю Дао покачал головой:

    — Не стоит объясняться. Вы сами посмотрите, что делать. Я заставлять никого не буду.

    Юань Гана не было здесь, а Гуань Фан И с любопытством наблюдала за всей этой сценой. «Что за удар ладонью?»

    Шоу Нянь в итоге проговорил: Если согласишься помочь госпоже, то старый слуга примет от тебя удар ладони.

    Пэн Ю Лан беспокойно крикнула:

    — Шоу Нянь!

    Шоу Нянь улыбаясь сказал:

    — Госпожа, ничего страшного.

    Ню Ю Дао не стал много чего говорить. Он встал и подошел к Шоу Няню.

    «Бух!»

    Ладонь ударила по груди Шоу Няня, потом Ню Ю Дао развернулся и уходя сказал:

    — Проводите гостей!

    Удар ладони был спокойным, Шоу Нянь стоял на прежнем месте.

    Пэн Ю Лан облегченно вздохнула. Она поняла, что Ню Ю Дао согласился помочь. И с учетом культивирования Шоу Няня он похоже легко принял удар Ню Ю Дао.

    Однако когда три человека вышли из двора, Шоу Нянь заметил, что у него обмякли ноги. После этого он упал на колени.

    Другой человек, сопровождавший их, протянул руку к нему и заметил, что тот дрожит. Тот человек вскрикнул:

    — Что такое?

    Пэн Ю Лан повернула голову и обнаружила, что с Шоу Нянем что-то не то. Одна половина его лица была красной, а другая белой.

    Она сразу же подбежала поддержать его и спросила:

    — Что такое?

    Для Шоу Няня одна половина его тела казалась - как вода в проруби, а другая - как печь с углями. Он ощущал хаос в своем теле. Он дрожащим голосом сказал:

    — Мощный удар ладони! Спустите меня с горы. Мне нужно тихое место, чтобы отрегулировать дыхание…

    Пэн Ю Лан и тот человек поняли, что удар Ню Ю Дао был вовсе не простым. Похоже он добавил в удар особенную силу.

    Другой человек взял Пэн Ю Лан и Шоу Няня и начал спускать их с горы.

    Провожавший гостей Лэй Цзун Кан смотрел, как они спускались. Уголки его рта дрожали. Он понимал какое удовольствие сейчас испытывал Шоу Нянь.

     

    Внутри двора. Гуань Фан И стояла рядом с Ню Ю Дао.

    Она с любопытством спросила: Что у вас было?

    — Ничего такого. Тогда он просто ударил Обезьяну, а я сказал, что верну ему удар.

    Xе-хе. Ты все это время помнил об этом ударе? И как это называть? Ты, оказывается, злопамятный.

    Ню Ю Дао не хотел ей что-то объяснять. Это было уже в прошлом и не стоило говорить об этом. Да и вспоминать вражду с Шоу Нянем сейчас было бессмысленно.

    Только к одному делу он серьезно относился. Если бы Шоу Нянь тогда ударил его, то ладно. Но он ударил Юань Гана. А Ню Ю Дао всегда отвечает за своих братьев.

    Он ударил Шоу Няня не сильно. Это был не смертельный удар. Ню Ю Дао просто хотел, чтобы Шоу Нянь чуть-чуть помучился и осознал свою ошибку.

     

    Через несколько дней пришли новости от горы Дачан. Они выяснили примерное время прибытия Хуан Ли.

    Три главы секты взяли людей и направились в областной центр. Секта Небесного нефрита уже покинула Южную область. На том собрании снова они будут делить выгоду и прибыль. Неважно - смогут они или нет принимать участие в дележке, но присутствовать точно должны.

    С горы, где жил Ню Ю Дао, за раз взлетели три огромных птицы. Люди на птицах парили в воздухе и смотрели на широкую землю. Главы трех сект радовались и вздыхали. Впервые они ощущали, каково это летать на больших птицах.

    Когда над областным центром появились огромные птицы, культиваторы, находящиеся в резиденции правителя, не на шутку забеспокоились. Но когда они определили, что это прилетели свои, птицы спустились в саду. Там старейшина горы Дачан Хуан Тун лично встречал Ню Ю Дао.

    Борьба с горой Дачан прекратилась, поэтому сейчас горе Дачан нужно было дружить с Ню Ю Дао. Тем более когда они еще не утвердили свой статус в Южной области.

    Хуан Ли еще не прибыл, ориентировочно он должен быть завтра. Ню Ю Дао специально пораньше прибыл, чтобы встретить его и, так сказать, уважить.

    Ню Ю Дао познакомил глав трех сект с Хуан Туном и другими.

    А в самой резиденции Ню Ю Дао встречали Шан Чао Цзун, Шу Цин, Лан Жо Тин и Мэн Шань Мин в коляске.

    — Владыка Дао! – толпа людей радостно встречала Ню Ю Дао. Особенно Шу Цин. Можно было увидеть огоньки радости в ее глазах.

    Ню Ю Дао только вежливо и улыбаясь кивнул, окликнул ее принцессой и только. Потом он продолжил общаться с Шан Чао Цзуном и Мэн Шань Мином.

    Шу Цин немного расстроилась. Она хотела задать ему много вопросов, но не могла при всех расспрашивать его. Людей много, когда дойдет очередь до нее.

    После этого Ню Ю Дао словно удивляясь спросил:

    — Почему не видно принцессы?

    Сидящий в коляске Мэн Шань Мин вздрогнул и потом, прищурив глаза, начал следить за всем.

    Ню Ю Дао сказал, что хочет видеть Фэн Ру Нан, поэтому Шан Чао Цзуну ничего не оставалось, как послать за ней.

    Не прошло много времени, как Фэн Ру Нан пришла.

    Увидев исхудавшую Фэн Ру Нан, Ню Ю Дао испугался про себя. Ведь она сейчас выглядела подобно ходящему скелету. Уже не было той могущественной женщины полководца, носящей латы и доспехи.

    Однако он, соблюдая приличия, сложил руки и поклонившись приветствовал ее:

    — Ню Ю Дао приветствует принцессу!

    Гуань Фан И заморгала. Для чего Пэн Ю Лан приходила к ним, она знала. Поэтому сейчас она хотела посмотреть, как он решит эту проблему.

    На самом деле это дело было щекотливой темой. Ведь чиновнику негоже вмешиваться в личные семейные дела правителя. Как поведет себя Шан Чао Цзун под влиянием Ню Ю Дао?

    Стоящий Хуан Тун немного удивился. Почему ему казалось, что Ню Ю Дао больше почитал Фэн Ру Нан чем других?

    Он уже несколько дней был здесь и знал примерно здешнюю обстановку. Люди здесь не очень хорошо относились к Фэн Ру Нан. Да это и логично. Ведь семья Фэн чуть не убила Шан Чао Цзуна.

    Фэн Ру Нан, натянув улыбку, вежливо ответила:

    — Приветствую владыку Дао.

    — Принцесса, не стоит. – Ню Ю Дао махнул рукой улыбаясь и сказал Хуан Туну:

    — Старейшина Хуан наверное не знает. Среди всех этих людей, раньше всех я познакомился с принцессой. Тогда я еще не вступил в секту Высшей чистоты, и принцесса увидела меня дрейфующим на реке. Тогда она пустила ко мне на плот стрелу с ее табличкой. Она сказала, что сейчас везде царит хаос. И если я буду голоден, то смогу найти ее с этой табличкой. Тогда она обеспечит мне будущее. Этот поступок некий Ню никогда не забудет!

    Хуан Тун многозначительно посмотрел на него и кивнул. Ню Ю Дао специально упомянул про это дело, чтобы гора Дачан взяла это на заметку. После его слов Хуан Тун не понимая посмотрел на Шан Чао Цзуна и других.

    А Шан Чао Цзун и другие не знали что сказать. Они знали ранее об отношениях его с Фэн Ру Нан, но об этом деле слышали впервые.

    А уже исхудавшая Фэн Ру Нан, которая стояла словно засохшее дерево, с теплотой посмотрела на Ню Ю Дао. Она понимала, что сейчас Ню Ю Дао помогал ей. У него здесь было огромное влияние. Отчего у нее покраснели глаза.

    Ню Ю Дао сказал, что хотел. Повернувшись к Шан Чао Цзуну, он стал говорить о былых днях по-дружески. К тому моменту в резиденции уже конечно были приготовлены яства и угощения.

    После пиршества, когда уже стемнело, Ню Ю Дао вернулся к себе во двор.

    Управитель двора пришел к нему и спрашивал - нужно ли ему что. Ню Ю Дао оставил его и расспрашивал подробнее о ситуации здесь.

    Лунные лучи ласкали резиденцию. Шу Цин наконец подошла к стенам его двора и долго ходила здесь из стороны в сторону.

    Она хотела войти к Ню Ю Дао, но беспокоилась. Все же одинокой женщине входить к мужчине не подобает, тем более ночью. В итоге она ушла.

    На второй день Ню Ю Дао очень рано встал и отправился гулять по резиденции. Кто-то из слуг спросил его, нужно ли ему что-нибудь, а Ню Ю Дао ответил, что хочет просто прогуляться. Никто не посмеет ему запрещать здесь гулять.

    Не прошло много времени, как пришла Шу Цин. Она снова остановилась перед двориком Ню Ю Дао.

    В этот момент из соседней комнаты вышла Гуань Фан И. Она, увидев ее, улыбаясь сказала:

    — Принцесса пришла расчесывать волосы владыке Дао?

    Шу Цин покраснела, но не призналась, а только спросила:

    — Сваха, владыка Дао встал?

    Гуань Фан И хохоча подошла:

    — Он? Он встал давно и ушел черт знает куда.

    Шу Цин застыла. Она сама рано пришла. И все же поздно?

     

    В саду гуляли две прелестные девушки. Красавицу в белой одежде звали Юй Нян, а красавицу в розовом платье - Ван Нян. Эти две девушки как раз были придворными дамами семьи Фэн.

    Девушки чересчур услужливо заботились о Шан Чао Цзуне и каждый день рано утром не позволяли кому-либо другому ухаживать за ним. Они сейчас держали в руках корзины и собирали свежие цветы для Шан Чао Цзуна.

    Только для них было неожиданностью, что в саду помимо них гулял еще один человек.

    Он держал в руках сорванный цветок, понюхал его и бросил.

    Ладно бы он так сделал один раз. Но нет, он подходил к другим цветам, срывал их, нюхал и бросал. Он таким образом просто портил сад.

    Две девушки разгневались, и Юй Нян спросила:

    — Ты с какого двора слуга?

    Тот человек повернулся, и это был некто иной, как Ню Ю Дао. Он просто надел одежду слуги и натянул на себя шляпу. Указывая на себя, он сказал:

    — Я? Я только прибыл. А что? – в руках он держал только что сорванный цветок.

    *Только прибыл?* - две девушки поняли в чем дело. Должно быть он еще не знает здешних правил. Ван Нян, указав на него, крикнула:

    — Стража!

    Снаружи сада на крик сбежалась стража.

    Ван Нян, указывая на него и разбросанные цветы, гневно крикнула:

    — Возьмите этого не знающего правил слугу и хорошо проучите!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 555☯ ⊱☪⊰ Оказать поддержку! ⊱☪⊰

    ☯Глaва 555☯

    ⊱☪⊰

    Oказать поддepжку!

    ⊱☪⊰

    Hю Ю Дао потер лоб в удивлении. Вcе же впервые слуги Шан Чао Цзуна к нему так относятся.

    Tолько те красавицы крикнули, как несколько телохранителей прибежали и хотели схватить Ню Ю Дао. Они подходили к Ню Ю Дао, как тигры к жертве.

    Однако один из них, наверное их предводитель, словно что-то заподозрил. Лицо Ню Ю Дао ему показалось знакомым. Также спокойный вид Ню Ю Дао насторожил его. Он внезапно крикнул:

    Cтоять!

    Один охранник уже протянул руку к Ню Ю Дао, как предводитель снова махнул рукой:

    — Нельзя вести себя так бесцеремонно.

    Две придворные дамы взглянули на него и нахмурились.

    Вдали два ученика горы Дачан тоже наблюдали за этой сценой. Они прибежали на крик, но еще издалека опознали владыку Дао. И теперь они с любопытством смотрели за всей этой сценой. Им было интересно, зачем Ню Ю Дао переоделся в одежду слуги?

    Тот предводитель спросил:

    — Вы - владыка Дао?

    Ню Ю Дао посмотрел на свою одежду и спросил:

    — Оделся так, но все равно узнал?

    Ню Ю Дао хотел навести шуму побольше, но не думал, что его так быстро узнают.

    У того предводителя выступил пот на лбу, и он, сложив руки, проговорил:

    — Владыка Дао, мы слепы.

    Сколько телохранителей могут называть его владыкой Дао? Mногие только слышали о нем, но мало кто видел. Они только слышали, что Ню Ю Дао еще вчера прибыл.

    На самом деле хоть Ню Ю Дао провел немало времени с Шан Чао Цзуном, жил он у него довольно недолго. И даже когда он гостил у него, то редко показывался на людях.

    Только старые телохранители Шан Чао Цзуна, которые сопровождали его из столицы царства Янь, могли хорошо знать Ню Ю Дао.

    За эти годы те старые телохранители не могли все время оставаться с Шан Чао Цзуном.

    Те телохранители уже разошлись и получили повышение. Теперь они находятся в разных местах Южной области и управляют подчиненными Шан Чао Цзуна. Ведь они сами являются доверенными людьми Шан Чао Цзуна.

    Только малая часть старых телохранителей все также оставалась в резиденции, и эти телохранители пользовались уважением среди других. Если они выйдут из резиденции, то многие будут оказывать им уважение. Вряд ли они должны были появиться в этом саду.

    В общем, все телохранители, которые последовали в те года за Шан Чао Цзуном, поднялись вместе с ним. Как корабль поднимается с уровнем воды.

    Чем дальше и выше взбирается Шан Чао Цзун, тем лучше для них. Если Шан Чао Цзун падет, то и их ждет расправа. 

    Две девушки испугались.

    «Владыка Дао? Неужели это и есть Ню Ю Дао?»

    Они не видели его, у них и не было такой возможности. Вчера, например, во время пира они не могли находиться там, так как не имели такого права.

    Хоть они и были женщинами Шан Чао Цзуна, но главная жена - есть главная жена, а придворная дама – это всего лишь придворная дама. У каждого свои права.

    И только положение определяет твои права!

    Официальная главная жена, неважно красива или нет, должна встречать почетных гостей как хозяйка, а у придворных дам - другой удел.

    Тем более когда Шан Чао Цзун еще не женился официально второй раз. Хоть они и вели себя, как его наложницы.

    Шан Чао Цзуна сейчас волновала не Южная область. Он свой взгляд направил намного дальше. Поэтому сейчас ему невыгодно второй раз жениться.

    A эти красавицы боролись как раз за это положение.

    Узнав, что легендарный человек, который стоит за Шан Чао Цзуном, перед ними, две девушки смутились. Они подошли, и Юй Нян беспокойно спросила:

    — Вы - Ню Ю Дао, владыка Дао?

    Ню Ю Дао: Владыка Дао, не смею! Перед вами покорный слуга Ню Ю Дао. Ранее я не видел дам, осмелюсь спросить, кто вы?

    Две девушки чуть не заплакали: «Вы легендарный человек, и зачем оделись, как слуга?» Они сразу же вежливо стали приветствовать его:

    — Юй Нян и Ван Нян приветствуют владыку Дао!

    — Юй Нян, Ван Нян? – Ню Ю Дао словно задумался и, как бы не понимая, посмотрел на предводителя телохранителей:

    — Не слышал. Кто такие?

    Тот предводитель не знал, как ответить ему. Сказать, что это наложницы? Нет они не наложницы. Он немного задумался и потом ответил:

    — Люди князя. Госпожи князя.

    — А! – Ню Ю Дао удивился: Виноват!

    — Ничего, ничего. Это у нас есть глаза, да нет зрачков. – две девушки сразу стали отговаривать его.

    Ню Ю Дао не обращал на них внимание и сказал предводителю:

    — Прошу вас, позовите принцессу.

    — Слушаюсь! – тот предводитель сразу же ушел звать Фэн Ру Нан.

    Не прошло много времени, как Фэн Ру Нан пришла. Увидев Ню Ю Дао и двух красавиц, она не могла понять, что произошло. Но все же она подошла и поприветствовала его.

    Ню Ю Дао рассказал произошедшую ситуацию и попросил у нее прощения.

    Фэн Ру Нан не знала, как реагировать на это. Она боялась что-то сказать этим двум красавицам, а две дамы постоянно просили прощения.

    Находясь в таком положении, Фэн Ру Нан словно ждала реакции Ню Ю Дао. Но тот ничего не сказав, продолжил гулять по саду и наслаждаться пейзажем. Так он ушел.

     

    …..

    В малом дворике Мэн Шань Мин, сидящий в инвалидной коляске, упражнялся и отжимался с помощью рук.

    Луо Да Ан принес горячую воду. Он быстро подбежал к нему и доложил:

    — Учитель, произошел инцидент. Говорят, в саду у Ню Ю Дао и двух придворных дам князя произошел конфликт. Князь и господин Лан уже отправились туда, как услышали об этом. Вы тоже хотите пойти?

    Мэн Шань Мин опустился на коляску снова, помолчал немного и, качая головой, сказал:

    — Я не пойду. Ты сходи и узнай в чем дело.

    — Хорошо! – Луо Да Ан кивнул и побежал.

    Молодым все интересно, особенно шумные места.

     

     

     

    Ню Ю Дао не спеша вернулся в свой гостевой двор. Гуань Фан И и Шу Цин в это время разговаривали между собой по старой дружбе.

    Увидев, что Ню Ю Дао вернулся, Шу Цин удивилась. А Гуань Фан И обрадовалась:

    — Владыка Дао, ты что творишь?

    — Ничего. – Ню Ю Дао махнул рукой.

    Три человека вошли в беседку. Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин уже быстро подошли сюда.

    Увидев их, Шан Чао Цзун немного волнуясь спросил:

    — Владыка Дао, зачем же вы одели одежду слуг?

    Ню Ю Дао горько улыбаясь сказал:

    — Я впервые здесь и заметил, что этот двор очень большой. Поэтому решил прогуляться. Да только повсюду все вежливо приветствуют меня. Вот я и решил найти слугу и поменяться с ним одеждой, чтобы никто меня не беспокоил. В итоге в саду я встретился с женщинами князя. Действительно неловко.

    Шу Цин удивилась: *Что произошло?*

    Гуань Фан И улыбаясь посмотрела на Ню Ю Дао.

    Шан Чао Цзун уже знал, что произошло, поэтому поспешно пришел сюда:

    — Владыка Дао, не нужно так серьезно к этому относиться. Это они перед вами провинились. Они не знали владыку Дао, поэтому повели себя так бесцеремонно. Владыка Дао, не нужно принимать все близко к сердцу. Я приведу их, и они извинятся перед владыкой Дао.

    Они все время ждали владыку Дао, и тут он наконец прибыл. Им не хватало еще, чтобы его тут оскорбляли.

    — Не смею! – Ню Ю Дао махнул рукой:

    — Я кое-что заметил. Даже принцесса не посмела им что-то сказать, а я тем более не посмею. Я даже удивился, ведь принцесса тоже с характером. Когда-то она смела даже поднимать руку на князя, но этих двух дам принцесса боится. Пожалуй, их лучше не трогать. Ладно. Забудем это.

    Услышав, что Фэн Ру Нан ничего не сказала, Шу Цин косо посмотрела на брата.

    А Гуань Фан И все также незаметно улыбаясь смотрела на Ню Ю Дао.

    Пришедший урегулировать конфликт Лан Жо Тин тоже замолчал. Он не хотел встревать в эти дела.

    Шан Чао Цзуну стало неловко:

    — Владыка Дао, ничего особенного. Я приведу их.

    Ню Ю Дао махнул рукой:

    — Князь, не стоит. Женщины мелочны. Твои женщины уже недобро смотрят на меня, а это потенциальная опасность! Если ты их приведешь, то они еще сильнее опозорятся. Тогда они будут смотреть на меня, как на врага. Если они обретут силу, то неизвестно что может случиться. Я не смею их задевать. Уж лучше спокойно все забыть!

    Когда он упомянул про *потенциальную опасность*, Шан Чао Цзун и остальные испугались.

    — Хуан Ли скоро должен прибыть. Я пойду сменю одежду, чтобы встретить его. - Ню Ю Дао вышел из павильона и направился в дом.

    Гуань ФАн И улыбаясь поклонилась всем и последовала за ним.

    Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин так и ушли.

    Шу Цин тоже ушла. Она хотела узнать, что же произошло.

     

    Во дворе Мэн Шань Мин умывался теплой водой, а Луо Дан Ан еще не вернулся. Вернулся разминувшийся с Шан Чао Цзуном Лан Жо Тин.

    — Что ты такой озадаченный? – Мэн Шань Мин вытерся полотенцем и спросил.

    — Да, произошло кое-что… - Лан Жо Тин рассказал ему о произошедшем.

    Мэн Шань Мин, сложив полотенце, спросил:

    — А князь что?

    Лан Жо Тин горько улыбаясь сказал:

    — А что он может? Владыка Дао вчера перед Хуан Туном рассказал, что он - друг принцессы. А сегодня вот что произошло. Полководец Мэн действительно верит, что владыка Дао случайно наткнулся на женщин князя в одежде слуги? Князь тоже не тупой. Он понимает, что владыка Дао оказывает поддержку принцессе! Только из-за того, что это личные дела князя, он не говорит напрямую.

    — В этом деле нам тоже лучше ничего не говорить. Пусть князь сам разбирается. – Мэн Шань Мин вздыхая сказал.

    Вошедший в зал Шан Чао Цзун сел на стул.

    Две красавицы подошли. Юй Нян подавала чай, а Ван Нян сбоку осторожно спрашивала:

    — Князь, тот владыка Дао ничего не говорил?

    Шан Чао Цзун сидел с каменным выражением лица и ничего не отвечал.

    Юй Нян обиженно сказала:

    — Князь, мы на самом деле ничего не говорили. Сначала мы действительно не узнали его. Мы с сестрой раньше не видели его. Он одел одежду слуги, так что сложно было узнать его. Мы уже извинились, а он зачем такой шум поднял?

    Ван Нян тоже сказала:

    — Мы все же - женщины князя. Ничего особенного не произошло, чего он раздул такой скандал. Похоже, он князя ни во что не воспринимает.

    Шан Чао Цзун повернул голову, посмотрел на них холодным взглядом, встал и ушел.

     

     

    ……

    Фэн Ру Нан на самом деле не понимала, что произошло, пока не пришла Шу Цин и не стала ее расспрашивать. Тогда она поняла, что Ню Ю Дао специально все так подстроил. Она действительно не думала, что Ню Ю Дао вот так будет специально делать. Отчего она стала молча плакать. Она была растрогана. Ню Ю Дао оказал ей поддержку при всех.

    Шу Цин обняла ее и тоже стала плакать:

    — Невестка, ты чего такая глупая? Если что не так, почему мне не говоришь?

    Она только сегодня поняла благодаря Ню Ю Дао, что те две придворные дамы напугали Фэн Ру Нан настолько, что Фэн Ру Нан и сказать им что-то боится.

    Даже Ню Ю Дао, прибывший издалека, все знал. А она, находясь долгое время с Фэн Ру Нан, ничего не знала. Словно идиотка, которая ничего не замечает.

    Она раньше думала, что невестка молчит постоянно из-за вражды с семьей Фэн. Но теперь она поняла, что невестка все это время тихо терпела обиды. Так они - золовка и невестка вместе плакали.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 556☯ ⊱☪⊰ Уступить прибыль ⊱☪⊰

    ☯Глaва 556☯

    ⊱☪⊰

    Уступить пpибыль

    ⊱☪⊰

     

    Глава гoры Дачан - Xуан Ли прибыл.

    По дорогe он посетил бывшие места секты Hебесного нефрита. В своих домах секта Небесного нефрита все же ничего не испортила, и горе Дачан понравились горы, на которых раньше осела секта Небесного нефрита. Поэтому они тоже решили осесть там.

    Eще не успели они прибыть в город, как Ню Ю Дао, Шан Чао Цзун и другие уже встречали их у северных ворот. Северные ворота уже огородили воины Шан Чао Цзуна и не разрешали простым людям входить туда.

    Людей у горы Дачан  было немало, и Шан Чао Цзун тоже по дороге отправил людей встречать их. Более 100 всадников в итоге въехало в город. Ню Ю Дао и другие встречали их у входа.

    Oбе стороны конечно вежливо приветствовали друг друга, а Ню Ю Дао всех знакомил с Хуан Ли.

    Хуан Ли был рад. Он наконец сбежал от тисков двух царств. Он надеялся, что в Южной области будет намного лучше чем в Бэйчжоу. Да и по дороге он заметил, что в Южной области все было не совсем плохо.

    Когда они заехали в город, Хуан Ли ехал посередине. Слева от него следовал Ню Ю Дао, а Шан Чао Цзун справа. Tак они втроем ехали и весело общались друг с другом.

    Снова увидев Ню Ю Дао, Хуан Ли уже намного выше оценивал его. Ведь этот человек знаком с господином Юй Цаном.

    Сзади них ехали высшие слои горы Дачан, Лан Жо Тин и другие.

    Когда они прибыли в резиденцию, начался пир по случая их приезда.

    После пиршества Хуан Ли вышел с Ню Ю Дао прогуляться и поговорить.

    В ходе беседы Хуан Ли напомнил ему:

    — Слышал, у братца появились 4 верховые птицы.

    Ню Ю Дао понял, к чему тот вел, и хохоча махнул рукой, показывая 5 пальцев:

    — Глава до сих пор заинтересован в них? Я от своих слов не отказываюсь!

    Идущая рядом Гуань Фан И презрительно фыркнула. Он подарил их ей. И как это называется? Подаренное при ней продает? Чему ей тогда радоваться?

    Продать за 5 миллионов - это все равно, что подарить несколько миллионов. Следующие за Хуан Ли старейшины тоже были взволнованы.

    Хуан Ли ясно понимал, что они хотели. Они хотели погреться в чужой славе, покататься и иметь птиц.

    Только Хуан Ли вздыхая проговорил:

    — Людей у горы Дачан много, соответственно и растраты тоже большие. Покупка эта недешевая, поэтому нам с трудом получилось набрать 5 миллионов.

    Ню Ю Дао пригласил их:

    — Тогда смотрите. Какая птица главе Хуан понравится, такую и покупайте.

    Хуан Ли посмотрел на старейшин: Тогда смотрите.

    — Хорошо! – старейшины ответили.

    Группа людей прошла во двор Ню Ю Дао. Там они увидели 4 птиц. Вся группа стала их обходить и разглядывать.

    У некоторых птиц были уже постаревшие глаза. А птиц лучше покупать помоложе, тогда и срок их эксплуатации будет больше.

    Конечно, птицы со старыми глазами – не совсем объективный признак. По глазам нельзя точно определить возраст. Одинакового возраста птицы могут жить по разному. Кто-то дольше живет, а кто-то раньше умирает.

    В итоге несколько старейшин выбрали одну птицу черного нефрита Дяо. Они совершили на ней несколько кругов и остались довольны своим выбором.

    Хуан Ли велел людям отдать Ню Ю Дао 5 миллионов золотых, а тот в свою очередь все деньги отдал Гуань Фан И.

    Таким образом гора Дачан забрала одну птицу себе.

    После этого они стали обсуждать важное дело. На банкете о некоторых делах лучше не разговаривать перед Шан Чао Цзуном, тем более что некоторые вещи и не касаются Шан Чао Цзуна.

    Главы трех сект тоже были там. Ню Ю Дао собирался обсудить вопрос прибыли Южной области. Это их тоже касалось.

    В этом деле конечно лучше идти на компромисс, но и торговаться тоже нужно уметь. Хуан Ли подготовившись спросил:

    — Ты сколько хочешь территорий?

    Ню Ю Дао: Только Циншань и ладно. Все же у меня несколько сект. А гора Дачан пока не может контролировать всю Южную область, и помощь нескольких сект вам не будет лишней. Глава Хуан ведь не пожалеет один уезд?

    — Владыка Дао! – Фэй Чан Лю и другие тут же напомнили о себе.

    Их три секты столько трудились, и все ради одного уезда?

    Ню Ю Дао поднял руку, намекая им, чтобы они успокоились.

    А Хуан Ли удивился. Он посмотрел на трех глав и спокойно сказал:

    — Если один Циншань, то я не против. Только это будет окончательное решение. Братец, ты можешь быть ответственен за этот выбор?

    Ню Ю Дао: Перед тремя сектами я сам отчитаюсь.

    Хуан Ли решительно сказал:

    — Хорошо. На этом и решили!

    Ню Ю Дао поднял руку и хлопнул по его ладонью, словно на этом и договорились.

    После этого Ню Ю Дао велел главам трех сект уйти. Он пригласил одного Хуан Ли последовать за ним, и два человека вышли из двора. Они медленно гуляли по саду.

    По дороге Ню Ю Дао спросил:

    — Когда все переедут из Бэйчжоу?

    Хуан Ли: Примерно за месяц. Три могущественных секты просили, чтобы я помог в переезде и обеспечил стабильную обстановку. Кстати. Я слышал, что братец хочет жить в Циншане. Не хочешь жить здесь, в резиденции?

    Ню Ю Дао: Я держу свое слово. Южную область мы отдаем в руки горы Дачан. Я не буду вам мешать и буду сохранять дистанцию. Мои желания искренни. Гора Дачан это увидит.

    Хуан Ли были по нраву эти слова. Он, кивая головой, сказал:

    — Братец умен. Не мешать друг другу - выгодно всем.

    Ню Ю Дао: Однако, чтобы избежать бед. Горе Дачан лучше бы послать в резиденцию высоких мастеров. Чтобы они отвечали за безопасность.

    — Ты беспокоишься, что имперский двор что-то предпримет?

    — Глава Хуан дальновиден. Pанее Шан Чао Цзун не представлял опасности для Шан Цзянь Сюна, но теперь он уже захватил Южную область и представляет угрозу для него. Раньше Шан Цзянь Сюн не смел беспокоить нас потому, что дело с Бэйчжоу еще не закончилось. Когда весь этот переезд закончится и когда три могущественные секты будут довольны. Тогда я беспокоюсь, что имперский дом будет пытаться посеять вражду между нами. Не знаю, способен ли глава Хуан поддаться их влиянию?

    Это и была причина, по которой Ню Ю Дао уступил им выгоду. Он надеялся, что гора Дачан не будет зариться на имперский двор.

    Об этом Хуан Ли тоже задумывался. В Бэйчжоу у него были проблемы. И хоть он прибыл в Южную область, наполненную также проблемами, но эти проблемы были намного легче чем в Бэйчжоу. Поэтому горе Дачан стоит держаться за Южную область.

    Хуан Ли, не ответив на прямой вопрос, сказал:

    — Какая польза мне от вражды между нами?

    Ню Ю Дао понимал, что секта не может полагаться только на чувства и эмоции. Секта будет следовать прибыли. Достаточная прибыль или выгода может навести гору Дачан на вражду с ними.

    — Я только хочу напомнить главе, что в царстве Янь немало людей смотрят хищно на Южную область. И сект, связанных с имперским домом, которые считаются более достойными Южной области, чем предавшие царство Янь гора Дачан, тоже много.

        Болезнь проникла в самое нутро царства Янь. Когда она обрушится, никто не знает. Но во время хаоса все обещания Шан Цзянь Сюна горе Дачан будут подобны отражению цветка в зеркале…

    Хуан Ли перебил его:

    — Все не так, как ты думаешь. Сейчас горе Дачан нужна стабильность, а для этого нужно время. Если кто-то захочет потревожить нас, то потревожит Бэйчжоу. До Южной области дело не дойдет. Только бы в Южной области внутри все было спокойно, и тогда гора Дачан сама не будет поднимать хаос в Южной области.

    Ню Ю Дао кивая ответил:

    — Тогда отлично. Только бы в Южной области было все спокойно. Если все будут за одно, тогда и царство Янь не сможет захватить нас.

    За разговором два человека дошли до цветочного сада. Хуан Ли задержался и вздыхая сказал:

    — Мы, наверное, не сможем атаковать и вернуть что-либо. Скорее всего мы будем только на месте крутиться.

    Ню Ю Дао: Горе Дачан нужно только охранять Южную область и обеспечить мне спокойствие. С другими разбойниками я сам разберусь. Горе Дачан не нужно будет трудиться. Максимум, я попрошу у горы Дачан высших мастеров.

    Хуан Ли косо посмотрел на него и спокойно проговорил:

    — Делая шаг за шагом, будем смотреть. Когда придет время, мы все обсудим. Кстати, Лун Сю просил передать тебе кое-что.

    Ню Ю Дао удивился: Слушаю.

    Хуан Ли: Ничего особенного. Лун Сю сказал, если будет время, то приходи во дворец Блаженствия.

    — Зачем мне приходить? Какое дело?

    — Я только передаю его слова. А что Лун Сю хотел этим сказать - я и сам не знаю.

    Два человека поговорили еще некоторое время в саду и потом разошлись. Ню Ю Дао в основном из-за этого разговора и прибыл сюда.

    Когда Ню Ю Дао вернулся в свой двор, три главы трех сект снова пришли к нему. Разве одного крошечного уезда им будет достаточно?

    Ню Ю Дао понимал их переживания. Он махнул рукой, попросив их успокоиться. Так они вошли в павильон и тихо стали обсуждать:

    — Южная область - это только часть большего. Не нужно гнаться за меньшей прибылью. Нужно смотреть шире.

    Ся Хуа горько улыбаясь сказала:

    — Владыка Дао, мы конечно смотрим в даль, но и нынешняя меньшая прибыль нам тоже интересна. Тем более, что мы скажем нашим ученикам?

    Ню Ю Дао: Секта Небесного нефрита ушла, и теперь прибыль от продажи напитков мы будем делить сами. Мне ежегодно отдавайте 3 миллиона, а остальное делите между собой.

    Как только он это сказал, все замолчали. Раз он предложил им такую выгоду, то они ничего больше не могли сказать.

    Для Ню Ю Дао это был урожай от ухода секты Небесного нефрита.

    А стоявшая рядом Гуань Фан И не знала, что сказать. У нее сердце от такой утраты прибыли защемило.

     

     

    Уже наступил вечер.

    Шан Чао Цзун снова закатил пир в честь горы Дачан.

    После пира Ню Ю Дао вернулся к себе во двор. Не прошло много времени, как к нему прибыл Мэн Шань Мин, которого прикатил Луо Да Ан. После чего Мэн Шань Мин велел Луо Да Ану уйти.

    Ню Ю Дао налил ему чай и спросил:

    — Полководец Мэн, что-то случилось?

    Мэн Шань Мин улыбаясь сказал:

    — Ничего особенного. Слышал, что владыка Дао завтра рано утром собирается обратно в Циншань. Не останетесь здесь на несколько дней?

    Ню Ю Дао покачал головой:

    — У вас много дел. Я не хочу вас отвлекать лишний раз от дел.

    Мэн Шань Мин тоже не стал ходить вокруг да около и сказал:

    — Сегодня принцесса обращалась к князю. Она хочет отправиться с владыкой Дао в Циншань.

    — Принцесса тоже? – Ню Ю Дао нахмурил брови. Для него это было неожиданностью:

    — В Циншане не так роскошно, как в областном центре. Я не отказываю. Только простым людям жить на горе будет наверное скучновато. Принцесса возможно будет чувствовать себя одиноко. Тем более принцесса уже в подходящем возрасте. Пришло время, чтобы найти для нее подходящего мужа. А в горах, если она будет со мной, многие могут ошибочно понять нас.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 557☯ ⊱☪⊰ Только можно прикинуться дурачком ⊱☪⊰

    ☯Глава 557☯

    ⊱☪⊰

    Tолько можно пpикинутьcя дурачком

    ⊱☪⊰

     

    Mэн Шань Мин спросил Hю Ю Дао:

    — За кого?

    — … - Ню Ю Дао не знал, что ему ответить. Bедь это действительно проблема.

    Шан Шу Цин не просто не красива, а пугающе уродлива. Обычный человек не заxочет взять ее в жены.

    Kонечно, с положением семьи Шан ее можно выдать замуж. Сколько сейчас голодных людей, которые за пищу готовы даже на свиноматке жениться. Тем более Шу Цин знатна и богата. Только она принцесса, она умна и образована. A обычный голодранец что может? Он разве сможет вести себя подобающе. Сможет ли он хорошо вести себя с ней?

    Мэн Шань Мин вздыхая сказал:

    — Принцесса говорит, что в этой жизни ни за кого не выйдет замуж.

    — Не выйдет? Это… - Ню Ю Дао почесал свой нос улыбаясь:

    — Выйти замуж - не факт, что хорошее дело, и не выйти замуж - тоже не факт, что плохое дело. Однако, если не выйти замуж, то в конце жизни будет о чем сожалеть. Как бы там ни было, в жизни стоит один раз испытать замужество. После такого опыта она уже будет знать, что ей нужно. Только нужно потихоньку поговорить с ней об этом, не нужно ее насильно заставлять.

    Мэн Шань Мин: Поэтому я и пришел, чтобы поговорить с владыкой Дао.

    Ню Ю Дао: Неужели уже нашли подходящую пару?

    Мэн Шань Мин, качая головой, сказал:

    — Нет. Я насчет лица принцессы. Она ведь не от рождения получила это родимое пятно. Позже ей специально наложили это пятно.

    Ню Ю Дао удивился: Какой негодяй так поступил?

    Мэн Шань Мин удивился и, махнув рукой, сказал:

    — Это не негодяй. Ей оставил пятно на лице твой учитель Дун Го Хао Pан.

    — Это он? – Ню Ю Дао удивился. Он не думал, что его учитель может совершить такое:

    — Зачем он навредил ей так?

    — Он не вредил. Когда принцесса родилась, она постоянно плакала. Прежний правитель каких только врачей не приводил, чтобы вылечить ее. И тогда пришел твой учитель и помог князю излечить ее болезнь… - Мэн Шань Мин рассказал, как все было.

    — Оказывается вот оно что? – Ню Ю Дао нахмурил брови.

    — Он изменил ее судьбу. Сначала она должна была вкусить сладость, а потом горе. А Дун Го Хао Ран изменил ее судьбу, чтобы она сначала вкусила горе, а потом сладость. После этого принцесса перестала плакать, а начала смеяться. И действительно, если подумать, твой учитель был прав. Если бы с ее лицом не было проблем, в 15-16 лет она вышла бы замуж. Но после падения князя что бы с ней тогда случилось? Какая кара бы ждала ее? Принцесса действительно избежала еще более страшной участи!

    Ню Ю Дао слегка кивнул головой. Он видел в этом смысл. С Нин Ваном случилась беда. Сколько людей сразу же отказались от них. Шу Цин если бы действительно была красивой или хотя бы приглядной, то можно представить какие опасности и позор ждали бы ее.

    Ню Ю Дао что-то понял и спросил:

    — Полководец Мэн не думает ли, что я могу устранить эту болезнь?

    Мэн Шань Мин: Владыка Дао - последний ученик господина Дун Го. Поэтому владыка Дао должно быть поможет устранить ее пятно. Тогда и жениха найти будет не сложно.

    Ню Ю Дао горько улыбнулся:

    — Вы же знаете, как я встретился с ним. Он только несколько фраз мне сказал и все. Когда я был в секте Высшей чистоты, то там тоже ничему не учился. Я находился под домашним арестом. Я действительно не знаю методов, чтобы вылечить ее. Может быть, если время терпит, я найду подходящий момент и спрошу об этом у людей секты Высшей чистоты. Узнаю есть ли у них какой-либо способ помочь. Тогда я обязательно попрошу их помочь.

    — Можно и так… - Мэн Шань Мин кивнул. Он хотел еще что-то сказать, но в итоге промолчал.

    Он сейчас, как человек князя, не мог вот так говорить. Владыка Дао может и не принять его предложение насчет свадьбы. Вдруг он подумает еще, что князь хочет таким образом связать их. А если владыка Дао откажется, то тогда все будут чувствовать себя неловко.

    Поэтому он решил пока не делать предложение Ню Ю Дао. Сначала нужно поглядеть, сможет ли секта Высшей чистоты помочь Шу Цин.

    Он улыбаясь продолжил:

    — Владыка Дао тоже знает, что принцесса уже привыкла к своему лицу, но не любит людные места. Что в Циншане, что в областном центре - для принцессы все было одинаково. А если принцесса будет рядом с владыкой Дао, то сможет передавать нам новости. Она будет нашими ушами и глазами.

    Ню Ю Дао понял, что тот хотел, но прикинулся дурачком и кивая согласился.

    Увидев, что Ню Ю Дао не против, Мэн Шань Мин не стал больше говорить на эту тему.

    — Только что пришли вести с Цинчжоу. Хай Жу Юэ родила сына. Это может повлиять на наш союз.

    Ню Ю Дао удивился:

    — Она родила от Лин У Хуа? Так быстро? Преждевременные роды?

    Мэн Шань Мин: Говорят, что преждевременные. Только ходят слухи, что это не преждевременные роды, ведь у нее и раньше были связи с Лин У Хуа.

    Ню Ю Дао хохоча покачал головой:

    — Эта женщина действительно способная! Вон какой способ придумала, чтобы сохранить себе жизнь. На союз это не повлияет. Только бы Цинчжоу продолжал стоять независимо и все. Позже я лично отправлюсь в Цинчжоу, поздравлю их и оценю ситуацию.

    Мэн Шань Мин словно о чем-то вспомнил и вздыхая сказал:

    — Это женщина не проста. Тогда, когда она еще была девочкой, никто бы не подумал, что она станет такой, как сегодня.

    Два человека немного поговорили, после чего Мэн Шань Мин собрался уходить.

    Ню Ю Дао проводил его до ворот, и перед уходом Мэн Шань Мин сказал:

    — Недавно князь отправил двух придворных дам в Бэйчжоу. Он сказал, что вернет их семье Фэн.

    После его слов Луо Да Ан покатил коляску Мэн Шань Мина.

    Ню Ю Дао стоял задумчиво. Шан Чао Цзун принял правильное решение. Хорошо, что он не убил их, иначе бы все сказали, что князь бесчувственный и злой. Отправив их в Бэйчжоу, он оставил дело на усмотрение семьи Фэн.

    Придя в себя, он повернулся и сразу направился к Гуань Фан И.

    Двери комнаты Гуань Фан И были плотно закрыты. Ню  Ю Дао постучал в двери, после чего раздался голос Гуань Фан И:

    — Моюсь! – она словно догадалась, кто к ней пришел.

    Ню Ю Дао, не обращая внимания на ее слова, сразу вошел внутрь и действительно обнаружил ее принимавшей ванну.

    Хорошо, что бочку с водой прикрывала вуаль, висящая на веревке. Поэтому можно было только смутно разглядеть ее силуэт.

    Ню Ю Дао прошелся по комнате и улыбаясь проговорил:

    — Вышло недоразумение.

    — Иди ты! – Гуань Фан И ругалась:

    — Хорошо, что я уже давно привыкла к подобным подлецам, как ты!

    Ню Ю Дао не стал с ней спорить и сказал:

    — Я по делу. Возьми миллион и отдай его ученикам секты Уляньшань. Пусть они отправляются в секту Тысячи зверей и передадут этот миллион Чао Шэн Хуайю.

    — Не дам! – Гуань Фан И резко отказала.

    Ню Ю Дао долго не думал, а провел пальцем по веревке и разрезал ее. После чего он развернулся и вышел, позволяя ей вылить весь свой гнев словами.

    Когда он исчез, Гуань Фан И перестала материться. Она, прикрывая руками грудь, уселась в бочке и что-то шептала про себя.

    Она не понимала, что Ню Ю Дао задумал. Ведь он задолжал 4 миллиона Чао Шэн Хуаю. Зачем тогда отдавать ему только миллион? Что он опять замышляет?

    На второй день рано утром Шан Чао Цзун и другие вышли провожать их. Гуань Фан И велела своим людям сопровождать Шу Цин.

    В момент прощания Ню Ю Дао подошел к Фэн Ру Нан, которая тоже вышла провожать их.

    — Принцесса несет на плечах продолжение рода князя, а уже исхудала. Такое чувство, что князь тебя загонял. – Ню Ю Дао подшучивая проговорил.

    Шан Чао Цзуну стало не по себе.

    Фэн Ру Нан, наклонив голову, тихо прошептала:

    — Владыка Дао, счастливого пути.

    Ню Ю Дао когда переговаривал с Мэн Шань Мином, посмотрел на Луо Да Ана. Он не выдержал и спросил:

    — Да Ан, почему ты всегда в руках держишь копья? Сложно же.

    Ню Ю Дао познакомился с Да Аном, когда он скрывался в маленькой деревне в горах. В тот момент, когда Ню Ю Дао прорвался до уровня Чжу Цзи, тогда он и познакомился с ним.

    Луо Дан Ан виноватым взглядом посмотрел на Мэн Шань Мина и, почесав голову, сказал:

    — Учитель говорит, чтобы я в течение 5 лет не выпускал копья из рук. Тогда они станут моими руками.

    Ню Ю Дао кивнул и улыбнулся.

    Стоявшая рядом Гуань Фан И заметила, что Ню Ю Дао также постоянно держал в руках меч.

    — Да Ан, запомни хорошо. Дело твоего отца не касается принцессы. Это я тебе гарантирую. Семья Фэн - это семья Фэн. Принцесса - это принцесса. Принцесса тоже стала жертвой. И принцесса теперь навечно будет рядом с князем. Мужчина должен разбираться в правде и лжи. Если ты и это не поймешь, о чем тогда с тобой разговаривать. Да Ан, если я узнаю, что ты с принцессой не почтителен, я тогда припомню тебе. – Ню Ю Дао похлопал по плечу Да Ана и спросил:

    — Ты понял?

    Это и была его цель разговора с Да Аном.

    Луо Да Ан слегка кивнул.

    Гуань Фан И улыбаясь наблюдала за реакцией всех людей. Казалось, что он читал нотацию только молодому человеку. Только от его слов многие опустили глаза, а Мэн Шань Мин вовсе прикрыл веки.

    После того, как все попрощались, птицы взлетели вверх.

    Провожавшая их Фэн Ру Нан смотрела на исчезающий силуэт с покрасневшими глазами. Она сжимала губы, чтобы не расплакаться на месте…

    Как только они вылетели из города, несколько птиц поднимались все выше и выше.

    Шу Цин тайно радовалась. Она впервые испытывала такие ощущения. Точнее, она только смутно помнила, что в детстве летала на таких больших птицах.

    Вдруг она заметила, что птица, на которой летел Ню Ю Дао, немного изменила маршрут и улетала все дальше и дальше. Она сразу спросила Ся Хуа:

    — Глава Ся, а владыка Дао куда?

    Ся Хуа: Не знаю. Говорил, есть дело. Он сказал нам первыми лететь обратно в Циншань.

    Шу Цин: Когда вернется?

    Ся Хуа горько улыбнулась:

    — Его манера всем известна. Он как дракон - видно то голову, то хвост. Он не говорит всем точно. Ты спрашиваешь меня, а я сама не знаю.

    Шу Цин посмотрела на удаляющийся силуэт и в душе снова расстроилась.

    Вчера она рано утром хотела пойти и расчесать волосы Ню Ю Дао, да только он ушел, переодевшись слугой. Сегодня утром она хотела прийти и расчесать ему волосы, да только сегодня рано утром им нужно было улетать. Поэтому она сегодня тоже не пришла к нему. Кто ж знал, что сейчас они снова расстанутся. Она наконец увидела его, и после нескольких слов он снова улетел. Она ведь даже толком не поговорила с ним.

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 558☯ ⊱☪⊰ Добрые намерения Лун Сю ⊱☪⊰

    ☯Глaва 558☯

    ⊱☪⊰

    Добpыe намерения Лун Сю

    ⊱☪⊰

    Hеcмотря на то, что они летели на птицах до Циншаня, потребовалось немало времени, пока они добрались до границ Южной области.

    Pеки и горы здесь были такими же, как прежде. Шалаш на горе тоже не изменился.

    Приземлившаяся Шан Шу Цин первым делом стала осматриваться вокруг и увидела один утонченный силуэт на мансарде. Tам, опершись на перила, сидела девушка наивной наружности. Oдной рукой эта девушка обхватила ящик с едой, а другой рукой она держала куриную ножку, которую в этот момент пожевывала. Рот у этой девушки был перепачкан жиром, а сама она размахивала двумя ногами в воздухе. Она тоже увидела гостей, однако не придавая им значения, продолжала свою трапезу.

    В этот момент к Шу Цин подошел Юань Ган:

    — Княжна приехала.

    — Владыка Юань. - сказала улыбаясь княжна и поклонилась в знак приветствия. И тут с любопытством посмотрев в сторону той девушки, она спросила:

    — А это кто?

    — Ин Эр.

    — Ин Эр?

    Юань Ган не стал ей отвечать, а протянул руку, чтобы взять багаж Шан Шу Цин из рук. Взяв багаж, он повел рукой, показывая тем самым следовать за ним, и добавил:

    — Комната княжны уже приготовлена.

    Шан Шу Цин не стала его расспрашивать, а Юань Ган не стал ей отвечать. И все же княжна добавила:

    — Невестка Юн Цайя тут? Раз уж я приехала, брат велел мне первым делом нанести им визит от его лица.

    Юань Ган: Вы расположитесь сначала, а потом и вернемся к этому.

    — Ладно. - Шан Шу Цин кивнула головой и последовала за Юань Ганом.

    В это время внутри павильона сидел Ся Лин Пэй, крепко обхватив руками сборник стихов, который ему дал Ню Ю Дао. Мальчик самодовольно мотал головой, бормоча что- то себе под нос. Это он так заучивал те самые стихи, что дал ему наставник. В этот раз он заметил, что уровень этих стихов намного сложнее, и читаются они соответственно нелегко.

     Чжуан Xун, что прогуливалась неподалеку по двору, боялась помешать занимающемуся сыну и не стала к нему подходить. 

    Монах, что подметал двор, остановился и поклонился ей. Чжуан Хун вежливо кивнула ему в ответ.

    Здесь она действительно была вольна в действиях. По желанию она могла заходить и выходить из двора. А при желании посетить город, ей сразу же организовывали карету и сопровождали ее во время прогулки.

    Находясь столько лет под присмотром, Чжуан Хун наконец почувствовала себя очень расслабленной в такой свободной обстановке.

    От одного вида монаха так любезно кланяющегося перед ней, Чжуан Хун чувствовала себя очень неоднозначно. Она вообще в первый раз видела, чтобы слуги во дворе все до одного были монахами. Монашеское одеяние слуг, их любезное поведение и факт, что этих монахов можно было встретить в любую минуту, звон колоколов и звуки их молитв заставляли Чжуан Хун пребывать в безмятежном расслабленном состоянии. И не только это ее радовало. Тут Чжуан Хун ко всему еще и попробовала еду, которую никогда прежде ей не доводилось пробовать, и испила такое вкусное вино, что прежде никогда не пила.

    Здешний хозяин и по совместительству наставник ее сына, казался ей человеком действительно разбирающемся в жизни: вкусная еда и вино, монахи, которые скрашивали эту обстановку - все было тут!

    Иногда вспоминая Юн Цая, Чжуан Хун сравнивала свое нынешнее состояние с прежним и осознавала, что Юн Цай живет подобно ходячему трупу, живому мясу. (п.п. живет скучно и безвкусно).

    Но на самом деле, если говорить о самом Ню Ю Дао и остальных тут живущих, то им просто повезло иметь тут монахов в подчинении. Никто на деле не думал брать их сюда, чтобы скрасить обстановку.

    Такие же чувства испытывала прибывшая сюда Шан Шу Цин. Наконец отделавшись от постоянного надзора главного управляющего резиденцией, она чувствовала себя тут очень спокойно.

    Юань Ган привел ее познакомиться с Чжуан Хун и Ся Лин Пэйем. Он представил мать и сына Шан Шу Цин.

    Обменявшись любезностями, они все-таки отвлекли обучающегося Ся Лин Пэйя.

    Мальчик конечно был поражен внешним видом Шан Шу Цин. Он никогда прежде не видел и не знал, что в Поднебесной существуют такого рода страшные женщины. И, уставившись прямо на лицо Шан Шу Цин, не зная как себя вести, он так и не смог вести адекватную беседу.

    Увидев у него в руках сборник стихов, Шан Шу Цин нетерпеливо спросила:

     — Молодой господин не позволит мне посмотреть, что это за сборник стихов такой у него в руках?

    — Ладно. - Ся Лин Пэй кивнул головой и двумя руками передал ей сборник стихов, добавив при этом:

    — Пожалуйста княжна, смотрите.

    Шан Шу Цин, поблагодарив его, взяла в руки сборник и, увидев почерк, стала тихонько читать:

    «Сложный путь! Сложный путь! Столько ответвлений дорог, где же оно теперь? Время от времени встречая сильный ветер и гребни волны, управляя парусами, спасать безбрежное море…»

    Взгляд Шан Шу Цин остановился. Тут она снова сосредоточила внимание на строчке снизу:

    «В какое время ярко светит луна? Спроси у неба, поднеся вино. Не знаю какой сегодня день и год в небесном дворце…Человек испытывает и печаль и радость, разлуку и радость встреч. Луна бывает и пасмурной, и ясной, и круглой, и неполной. Но хотелось бы, чтобы человек долго жил, разделяя далекий лунный свет…»

    Закончив читать этот стих, Шан Шу Цин будто только проснулась ото сна. Так сильно она погрузилась в эти стихи. Поэтому после прочтения стихотворения она почувствовала себя немного туго соображающей.

    Преисполненный чувством восторга в груди Ся Лин Пэй ахал от блестящего таланта наставника и качал головой из стороны в сторону. Так он относился с глубоким уважением к своему учителю и испытывал величайшее восхищение.

    Увидев сборник учителя ее сына, Чжуан Хун также охая проговорила:

    — Наставник - человек изящный.

    Услышав слова похвалы, Юань Ган, равнодушно стоящий рядом, не сдержался и скорчил лицо. Он вынужденно слушал это и ему было не по себе, а владыке Дао точно уж не нужно это слышать……

     

    Дворец Блаженствия. 

    Ню Ю Дао и Гуань Фан И стояли у главных ворот. Дождавшись ученика, который докладывал об их приходе по его приглашению, эти двое прошли внутрь.

    До этого пролетая над этими краями и приземлившись на горном пике, они увидели, как в этих землях тянулась сплошная ансамблевая застройка.

    Ученик, который провел их, передал их другому ученику – уже хорошо знакомому Ню Ю Дао и Гуань Фан И ученику. Это была И Шу - последняя ученица Лун Сю.

    — Пройдемте за мной. - сухо сказала И Шу, как бы не замечая слов любезности со стороны гостей. Она только лишь равнодушно бросила им в ответ что-то аналогичное.

    Два гостя переглянулись между собой и последовали за И Шу. По дороге они увидели прекрасные поля, засеянные прекрасными цветами. Они прошли дальше до красивого дворца небожителя, который спрятался меж цветов.

    Тут И Шу бросила им: 

    — Ждите здесь.

    — Почему у меня всегда такое ощущение, что она недолюбливает нас. – прошептала Гуань Фан И на ухо Ню Ю Дао.

    У Ню Ю Дао было схожее ощущение. Он это почувствовал еще в секте Тысячи зверей. Кто бы мог подумать, что ему придется наносить визит в Дворец Блаженствия? Однако он все-таки прибыл сюда по совету Хуан Ли.

    Получив приглашение Лун Сю, Ню Ю Дао было бы неприлично проигнорировать его.

    Не зная зачем Лун Сю позвал его, он все же, скрепя сердцем, прибыл сюда.

    Прошло довольно много времени, прежде чем расписные ворота дворца небожителей открылись, и оттуда вышел Лун Сю. За ним следовала И Шу.

    — Ох, и сваха прибыла сюда. Долго же пришлось вам двоим прождать меня тут.- поприветствовал гостей улыбающийся Лун Сю. 

    — Приветствуем главу! - ответили Ню Ю Дао и Гуань Фан И.

    Лун Сю взмахом руки дал гостям знак оставить любезности и пригласил их двоих сесть. После чего, равнодушно посадив рядом Ню Ю Дао, Лун Сю решил вспомнить старую дружбу со свахой. Поговорив и вспомнив былое с Гуань Фан И, Лун Сю нашел повод, чтобы И Шу с Гуань Фан И оставили его с Ню Ю Дао.

    Провожая взглядом уходящих Гуань Фан И и И Шу, Ню Ю Дао стало не по себе. Он понятия не имел, что в конце концов от него хочет Лун Сю.

    Но долго он не мучился сомнениями, когда Лун Сю начал:

    — Царство Янь заполучило Бэйчжоу. И хоть ты не подаешь звука и не хвастаешься, мы все видим. 

    Ню Ю Дао: Всего лишь немного заботы о личных интересах. Я не осмелюсь хвастаться своими подвигами.

     Лун Сю встал и, выйдя на террасу, оперся на перила. Глядя на прекрасный вид гор, он улыбнувшись ответил:

    — Кто же не заботится о личных интересах? Ты все делал, чтобы направление было правильным, и чтобы это было в пользу царства Янь, потому и добился успеха.

    Ню Ю Дао поднялся и также встал рядом. Он, сложив руки, осторожно ответил:

    — Спасибо, глава незаслуженно хвалит меня.

    Тут Лун Сю неожиданно спросил: Что ты думаешь о моем ученике?

    «….» Ню Ю Дао не понимая, что имел в виду его собеседник, машинально ответил:

    — Не понимаю, о каком ученике говорит глава.

    Лун Сю засмеялся:

    — Ты моих других учеников то и не видел. Я говорю про своего последнего ученика, которого ты уже видел дважды. Что ты думаешь о ней? Я хочу послушать твою оценку.

    Ню Ю Дао нечего было сказать. Он вообще не знал И Шу, с какой стати ему оценивать ее? Будет возможность, он обратит внимание на нее и понаблюдает за ней.

    Ню Ю Дао очень вежливо ответил ему:

    — Eсли честно, я не знаю вашего ученика. Поэтому младшему поколению будет сложно дать оценку.

    Лун Сю: Разве так легко узнаешь сущность человека. Я ведь не про это. Я про ее внешние данные спрашиваю, облик и характер. Симпатия - дело интуитивное.

    Ню Ю Дао внимательно изучая выражение лица своего собеседника, осторожно ответил:

    — Будучи ученицей князя, конечно она соответственно хороша! И внешний облик и ее характер тоже соответственно подходят этому. Ничего не скажешь.

    — Ха-ха! - засмеялся Лун Сю и, повернувшись к Ню Ю Дао, спросил:

    — Все снаружи только и говорят о том, что ты развелся со своей женой Тан И. Это так?

    Ню Ю Дао: Определенно.

    Лун Сю: А у этой Тан И глаз что ли нет! И с сектой Высшей чистоты не водится, тут тоже хороша. Но возвращаясь все же к нашей теме, ты сейчас в расцвете сил, с таким далеким будущим. Найдешь подругу жизни и тоже не станешь ходить окольными путями. Я уже подыскал для тебя такую.

    «И Шу?» - у Ню Ю Дао будто сердце екнуло. Он неестественно улыбаясь ответил:

    — Мы со свахой вполне хорошо подходим друг другу.

    Ню Ю Дао снова хотел отделаться от его предложения за счет свахи.

    Только кто ж знал, что на это Лун Сю станет размахивать рукавами:

    — Так я и не говорю, что вы не подходите со свахой характерами. Это нормально, что в своем расцвете сил ты под импульсивными желаниями играешь с ней. Хочешь поиграться, так пожалуйста. Но нужно в конце концов посмотреть правде в глаза. Разница в годах между вами такая большая. Не можешь же ты откладывать это дело до конца жизни. Найди себе молоденькую достойную жену и все.

    Ню Ю Дао не стал препираться с Лун Сю, которому было все равно до безобразных отношений Ню Ю Дао со свахой. Он кивнул головой и ответил:

    — Глава правильно говорит.

    Лун Сю засмеялся и одобрительно кивнул головой. Он верил, что после такой инициативы с его стороны, никто не станет ему отказывать.

    Он также думал, что сказал достаточно, чтобы его собеседник все понял. Уж кто-кто, а Ню Ю Дао понял, как поступать. И так как некоторые вещи лучше не раскрывать до конца, иначе можно потерять лицо, Лун Сю заложил руки за спину и сменил резко тему:

    — Южная область скорее всего успокоилась теперь?

    Ню Ю Дао: Южная область пока временно не вызовет каких-либо проблем. Я вот только беспокоюсь о Бэйчжоу.

    Лун Сю: Что ты имеешь в виду?

    Ню Ю Дао: У Шао Пин Бо в руках скорее всего есть то, что он еще может использовать. Эти люди, что были отправлены императорским дворцом, чтобы привести в порядок Бэйчжоу, рано или поздно доведут его до хаоса. Не следует такое говорить, но при дворе очень много коварных и льстивых служителей. Да и Шан Цзянь Сюн неумело использует людей на службе. Я принял ошибочное решение, что не позволил трем сектам контролировать царство Янь.

    Лун Сю услышав подобное, косо посмотрел на Ню Ю Дао. Словно его облили холодной водой. Но что поделаешь, ему оставалось только не придавать этому значения. Он ответил:

    — Так у Шан Цзян Сюна тоже нет другого выхода кроме, как ставить своих людей. Это ведь с целью сохранить власть и трон. А кого он еще поставит, как не своих?

    Ню Ю Дао ответил:

    — Когда есть такая необходимость, можно ведь поставить и других людей на управление царством Янь.

    Лун Сю: Как ты можешь так легко говорить такое, имея столько людей у себя на милости? Взять да променять своих? Стоит только случиться одному несчастью, как никто не станет разбираться, да воспользуется случаем, чтобы навредить и взять свое. Как думаешь, станут ли три секты прилагать все усилия и подавлять беспокойство? Даже если Шан Цзян Сюн и не особо способный, но он относится к царству Янь и будет держаться своего слова. Он всеми силами будет стараться поддерживать обстановку в царстве. А если поменять весь состав, кто кому тогда будет подчиняться? Ты думаешь, Шан Чао Цзун имеет статус, чтобы сменить того?

    Ню Ю Дао же только хотел напомнить об этом, да забросить удочку, чтобы понять, как к этому относится его собеседник. Окончательно поняв отношение Лун Сю, владыка Дао сложил руки и сказал:

    — Глава говорит правильно. Это халатность младшего поколения.

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 559☯ ⊱☪⊰ Выполнить свои обещания ⊱☪⊰

    ☯Глaва 559☯

    ⊱☪⊰

    Bыполнить свои обeщания

    ⊱☪⊰

    После этого Лун Cю спpосил Ню Ю Дао о Шао Пин Бо, и они поговорили немного. Лун Сю не собирался уделять много времени Ню Ю Дао. То что, он увиделся с ним - уже делало чести Ню Ю Дао. Но и прогонять его он не собирался. Лун Сю предложил ему остаться на несколько дней, но Ню Ю Дао не xотел оставаться и, ссылаясь на дела, спешил уехать. Лун Сю не настаивал и велел И Шу проводить гостя.

    Kогда они спустились с горы, Ню Ю Дао протянул руку к Гуань Фан И и приобнял ее за талию.

    Гуань Фан И сразу повернулась и хотела оттолкнуть его, да только Ню Ю Дао прошептал:

    — Не двигайся.

    Гуань Фан И посмотрела ему глаза и поняла, что что-то серьезное происходит. Раз Ню Ю Дао так себя ведет, то на это есть причина. Oна понимала, что Ню Ю Дао специально показывал, что он близок с Гуань Фан И. Теперь глядя на них, сразу возникали мысли, что эта парочка довольно близка.

    И когда они отошли от И Шу еще дальше, парочка еще больше приблизились друг к другу. Увидев, что рука Ню Ю Дао потянулась к заднице Гуань Фан И, И Шу чуть не стошнило.

    Eй было мерзко смотреть на все это. Действительно бессовестные. Как не стыдно.

    По дороге Ню Ю Дао намекнул Гуань Фан И, чтобы та сама на него накинулась и стала обнимать его.

    Когда они вышли из ворот, то увиделись с У Лао Эром, после чего сразу взметнулись вверх. 

    После того, как дворец Блаженствия остался позади, Гуань Фан И спросила:

    — Что это сейчас было?

    Ню Ю Дао ответил: Лун Сю просватал мне И Шу.

    Гуань Фан И удивилась: Он открыто сватал тебе И Шу?

    — Он - глава дворца Блаженствия, разве он может свою ученицу открыто сватать за меня? Он намекал и хотел, чтобы я сам начал действовать… - Ню Ю Дао рассказал все подробности их разговора.

    Гуань Фан И выслушала его и обрадовалась:

    — Это же хорошо. Лун Сю какой человек? И дворец Блаженствия тоже не последнее место. Другим людям сложно будет добиться подобного. Тебе нужно быстрее послать подарки родителям, у Лун Сю высокий авторитет. Если что-то будет не так, то он может просто сказать И Шу выйти за тебя и все. И ты снова увезешь с собой красавицу.

    Ню Ю Дао спросил в ответ:

    —  Зачем мне красавица, когда есть ты? Любая красавица не сравнится с тобой.

     Гуан Фан И сразу обрадовалась:

    — Верно! Э, не то… - Она сразу перестала улыбаться:

    — Только что ты что сделал? Хочешь сказать, ты использовал меня, как щит от той девочки?

    Не то, что она не хотела помочь Ню Ю Дао. Просто только сейчас она поняла, что из-за ее репутации Ню Ю Дао использовал ее. Разве так хорошо?

    — Неет. Разве могу я так поступить. – Ню Ю Дао не признавался.

    Однако Гуань Фан И не дурочка и все поняла. Она стала бранить его благим матом, а управляющий птицей У Лао Эр, слушая их, качал головой…

    — Учитель, зачем ты виделся с ним?

    Проводив гостей, И Шу вернулась обратно и спросила Лун Сю, который стоял, опершись на перила.

    Лун Сю не мог конечно сказать правду. Он в ответ спросил:

    — Шу, как тебе Ню Ю Дао?

    И Шу сразу бросила: Так себе.

    Лун Сю удивился. Он не думал, что она вот так будет думать о нем. Он повернулся и спросил:

    — Не хорош, а так себе? Почему?

    И Шу: Высокомерен и надменен!

    Лун Сю нахмурил брови:

    — И где ты увидела его высокомерие и надменность? Он к тебе высокомерно относился?

    И Шу: Разве он посмеет! Учитель, тебе не нужно смотреть на его внешнюю покорность и покладистость. Он в душе ни во что не ставит дворец Блаженствия. Этот человек не знает высоту неба и глубину земли. Когда он был в секте Высшей чистоты, он посмел плохо относиться к старшим. В столице царства Ци он посмел ранить ученика учения Небесного огня. Вы не думаете, что он думает о нас не лучше, чем об учении Небесного огня?

    Лун Сю: Это учителя уже все поняли. Всегда его вынуждали так поступать. Разве это плохо? Если бы он действительно пользовался другими, думаешь, он бы мог появиться передо мной?

    И Шу: Учитель, не нужно о нем много говорить. Вот он в царстве Ци гулял со свахой. Хороший человек разве станет вот так с ней гулять?

    Когда она заговорила об этом, у Лун Сю заболела голова. Он тоже слышал, что Ню Ю Дао провел много времени в парке Фуфан у свахи. A теперь они вовсе ходят, как голубки, неразлучно. А его ученица чиста и невинна. Если вот так выдать ее за Ню Ю Дао, то это будет нечестно по отношению к ней.

    Если посмотреть на все отношения Ню Ю Дао, то можно заметить, что с Тан И у него просто не было выбора. В секте Высшей чистоты он сам себе хозяином не был. Но со свахой? Он ведь прекрасно знал, какая у нее репутация, и все же к ней попер. Спеться со свахой - это все равно что разрушить свою репутацию. Лун Сю сейчас понял, что Ню Ю Дао - этот молодой парень вовсе не дорожил своей репутацией. Разве не разрушил он таким поведением свое будущее?

    Поэтому у Лун Сю сейчас заболела голова. Он не мог по некоторым делам дворца Блаженствия разговаривать с другими старейшинами. И если он начнет просить Ню Ю Дао с его репутацией взять его последнего ученика в жены, то тем самым просто вызовет смех у многих. А как его ученики будут смотреть на него? Поэтому Лун Сю надеялся, что Ню Ю Дао сам начнет действовать.

    Помолчав немного, Лун Сю медленно проговорил:

    — Это возможно связано с его опытом. Его учитель рано погиб, и ему не доставало человека, который бы следил за ним и поучал его. Молодой, вот и поддался эмоциям. Его можно понять.

    И Шу удивилась. Она с сомнением спросила:

    — Учитель, почему мне кажется, что ты его оправдываешь?

    — Разве? – Лун Сю не признавался, однако продолжил:

    — Кто по молодости не глупил? Кто не кутил по молодости? Не нужно смотреть на то, что видишь сейчас, нужно глядеть в будущее! Учитель полагает, что у Ню Ю Дао есть и хорошие качества. Иначе бы с чего Юй Цан отдал бы своего племянника в ученики Ню Ю Дао? Он тоже смотрит в будущее. Я тоже рассчитываю, что ты поучишься у него.

    И Шу, указав на себя, с трудом спросила:

    — Учитель хочет, чтобы я училась у него?

    Лун Сю внезапно поменялся в лице и гневно сказал:

    — Я сказал, чтобы ты училась хорошему у него! Ты думаешь, что дворец Блаженствия всемогущий? Тебе нужно изменить свое отношение. Слушай меня хорошо. Впредь в свободное время почаще наведывайся в Циншань и общайся с ним. Учись у него. Поняла?

    Увидев, что учитель разгневался, И Шу могла только наклонить голову и ответить:

    — Слушаюсь!

    Хоть внешне она слушалась его, но про себя считала, что это полный бред.

     

    ...

    Две птицы черного нефрита Дяо парили над горами. Они сделали несколько кругов и потом приземлились на вершину. Дуань Ху, Лэй Цзун Кан и У Сань Лян спрыгнули с птицы. И в этот момент из леса вышел один человек. Это был ученик секты Уляншань, который наблюдал за сектой Тысячи зверей.

    Дуань Ху и другие не знали его, но тот видел их и знал. Он знал, что они были людьми Ню Ю Дао.

    Обе стороны встретились, поздоровались и потом Дуань Ху спросил:

    — Все собрались?

    Тот человек ответил:

    — Заранее собрались.

    — Хорошо, отправляйтесь! – Дуань Ху махнул рукой.

     

    В полдень тот ученик появился перед вратами секты Тысячи зверей. Он назвался Хэй У и сказал, что он - друг Чао Шэн Хуайя и попросил позвать его.

    Не прошло много времени, как Чао Шэн Хуай вышел из ворот. Он как услышал имя Хэй У, так сразу испугался. (п.п Хэй – черный, У – пять (украли 5 птиц черного нефрита)). Поэтому он сразу же вышел.

    Увидев незнакомого человека, он все же вышел из ворот и, встретившись с тем учеником, спросил:

    — Мы знакомы?

    Тот ученик ответил:

    — В городе Вансян один человек говорит, что пришел выполнить обещание Ню Ю Дао.

    Чао Шэн Хуай не стал сразу идти за ним. Он боялся, что Ню Ю Дао убьет его в качестве свидетеля. Поэтому он ответил ему, что придет позже, а сам вернулся назад в секту.

    В секте он созвал соучеников, чтобы пойти в город и выпить в постоялом дворе Судьба.

    Во время застолья он тайно поднялся наверх постоялого двора и постучался в одну комнату.

    Внутри комнаты его ждал один человек, а именно Дуань Ху.

    Узнав положение друг друга, Чао Шэн Хуай намекнул Дуань Ху, что внизу есть его люди.

    Дуань Ху улыбнулся и пригласил его сесть. После чего он достал и положил перед ним кипу банкнот золотых.

    — Миллион золотых! Владыка Дао просил передать, что недавно в Бэйчжоу произошли столкновения, поэтому пришлось излишне потратиться. Позже он передаст оставшиеся 3 миллиона брату Чао.

    «Получил и на этом хорошо.» - Чао Шэн Хуай уже не рассчитывал на эти деньги и не думал, что Ню Ю Дао все еще будет присылать ему деньги.

    Пересчитав банкноты, он сразу сложил их за пазуху.

    А Дунь Ху сказал:

    — Владыка Дао прислал со мной еще людей и сказал, чтобы мы помогли брату Чао с одним делом.

    От этих слов Чао Шэн Хуай разгневался. Ню Ю Дао ушел, ничего не сказав, и не выполнил обещанного. А те ученики, которые помогали ему, постоянно мозолили ему глаза. Но главным было то, что те ученики не посторонние люди и чуть что сразу обращались к нему. Они много возлагали на него.

    Он боялся, что рано или поздно что-нибудь случится. Он хотел бы лично убить их, да только он уже сблизился с ними. И если они вдруг исчезнут, то другие ученики начнут задавать много вопросов.

    Он хотел было попросить кого-нибудь из посторонних убить их, да только не смел. Это все равно, что кинжал отдать постороннему человеку.

    Он огляделся по сторонам и стал шептать тихо Дуань Ху. Дуань Ху кивнул и сказал, что все будет сделано.

    После чего Чао Шэн Хуай сквозь зубы сказал:

    — Завтра утром я хочу видеть их головы.

    — Успокойся. Все будет хорошо. Завтра утром у восточных ворот под старым деревом можешь найти их головы.

     

    В ту ночь Чао Шэн Хуай под поводом дежурного не стал проводить время с теми учениками. И от того, что он снова обманул их, ему было неспокойно.

    Он отправил четырех человек к подножию горы, чтобы они приняли кое-что у одного человека.

    И теперь он беспокоился, если люди Ню Ю Дао кого-нибудь упустят, то спасшийся человек определенно поймет, что это Чао Шэн Хуай обманул их. А последствия этого будут очень жестокими для него.

    Но он успокаивал себя тем, что это дело немаленькое, и последствия коснуться самого Ню Ю Дао. А Ню Ю Дао понимал это.

    Он с трудом дождался рассвета, пока к нему не постучали в дверь. Ему доложили, что его 4 друга ночью в самоволку ушли и не вернулись. Ученики спрашивали его - не знает ли он, где они.

    Конечно Чао Шэн Хуай сказал, что не знает. И будучи их близким другом, он тоже напросился отправиться на поиски учеников.

    Он отправился за город к тому старому дереву. Да только у того старого дерева и не пахло следами ям. Ни ям, ни голов он не увидел.

    Не получив желаемого, он вернулся в город Вансян, в постоялый двор Судьба.

    Только и в постоялом дворе он не увидел Дуань Ху. Хозяин двора сказал, что вчера вечером посетители покинули постоялый двор.

    Как только Чао Шэн Хуай вышел из постоялого двора, на сердце у него стало неспокойно. Он не знал, что этим хотел сказать Дуань Ху. Он не убил их или забыл сказать ему? Как можно было забыть об этом?

    Он сейчас бы хотел сразу полететь в Южную область, чтобы спросить самого Ню Ю Дао обо всем…

     

    战争是国家大事,关系到国家的生死存亡,我们不能不够认真地观察和对待它

    Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять.

    孙子 /Сунь-Цзы

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 560☯ ⊱☪⊰ Убийство ⊱☪⊰

    ☯Глава 560☯

    ⊱☪⊰

    Убийство

    ⊱☪⊰

    Цаpство Янь, резиденция министра общественных работ.

    B одном из тихих залов стояли три длинных столика, возле каждого столика лежал один футон. (п.п. футон- круглый молитвенный коврик). Hа почетном главном месте за столом сидел выпрямившись сам министр Tун Mо, а по обе стороны от него сидели еще два человека. Это были Цзинь У Гуан - глава Дворца Cовершенного интеллекта и глава Дворца Летающих лепестков - Цао Юй Эр.

    После длительной беседы двое глав пребывали в сомнении, и Цао Юй Эр все-таки осмелился спросить:

    — Владыка, это дело… оно получило одобрение трех сект?

    Тун Мо ответил неожиданно:

    — Возможность не приходит с одобрения других людей. Возможность - это то, что предоставляется человеку, и получить эту возможность человек должен сам. Неужели вы двое не хотите вновь вернуть Южную область под свое управление? Под управление двух сект?

    Цзинь У Гуан: Владыка рассуждает очень логично, только вот что делать, если три секты станут возражать?

    Тун Мо косо посмотрел на него, а в душе проговорил: *Да если бы три секты были согласны, я бы стал вас двоих просить?* .

    И тем не менее, он спокойно ответил:

    — Чего им возражать? Императорский дворец не боится, а вы чего вдруг испугались? Императорский двор возьмет три секты на себя. Но если вы все же сомневаетесь и боитесь, то конечно, лучше отказаться сейчас. В любом случае найдутся люди, которые захотят взаимодействовать с многочисленной армией императорского трона.

    Цзин У Гуан поспешил ответить:

    — Мы отнюдь не это имели в виду. Мы из добрых побуждений только хотели напомнить.

    Договорив это, Цзин У Гуан переглянулся с Цао Юй Эром, встал и сложил руки со словами:

    — Дворец Совершенного интеллекта и Дворец Летающих лепестков готовы в любой момент выступить с большой армией императорского трона!

    Подождав, пока эти двое покинут зал, Тун Мо встал, подошел к раздвижной двери и распахнул ее. За дверью сидел один человек, скрестив ноги. Это был Га Мяо Шуй, который спокойно попивал свой чай.

    Он спокойно выдал: Не думаю, что мощь этих двух дворов надежная.

    Тун Мо: Сейчас в наши дни развелось множество сект, которые просят подаяния да милостыню. А эти двое столько времени вели образ бездомных псов, но ни разу не сдавались и не примирялись. И когда придет время выходить на поле битвы, они пожертвуют жизнями, не щадя своих сил. Поэтому насчет них ты не переживай. Так что там с Южной областью и областью Цинчжоу?

    Га Мяо Шуй тихонько ответил:

    — Насчет Южной области, я как можно скорее свяжусь с горами Дачан. В принципе, это уже не важно - согласны они или нет. Что касается области Цинчжоу, то император Xай У Цзи уже дал гарантию, что не станет прикладывать руку и препятствовать нам.

    Тун Мо, кивая головой, сказал: Что ж, вот и хорошо!

     

    ………..

    С небосклона проступал маленький, но яркий утренний луч света.

    В западной стороне Цинжчоу, по дороге, ведущей из Пинчжоу в Цзинчжоу, находился казенный тракт. Гости, которые хотели остановиться и передохнуть в почтовой станции, что находилась рядом, получили отказ от охраны. Стоит отметить, что эта почтовая станция значительно отличалась от обычных. Да и охранялась она очень строго и тщательно.

    Одна птица черного нефрита Дяо, пролетая в небе и рассекая первые лучи солнца, приземлилась прямо у почтовой станции. С птицы спрыгнули три чиновника.

    У главных ворот станции сидел и натирал свой меч один из охранников. Увидев прибывших гостей такого статуса, он быстро встал и подбежал к тому, что был пополнее. Сложив руки, он поприветствовал:

    — Господин Хуан, какими путями оказались тут?

    Тот господин Хуан улыбнувшись ответил:

    — Eсть дело, о котором я хотел доложить. Иди и доложи обо мне.

    Старший евнух (он же охранник), что придерживал свой меч, повернулся и посмотрел в сторону комнаты. Он знал, что там еще не проснулись, и ему было неудобно идти и будить хозяина.

    Старший евнух, придерживая меч и улыбаясь, обратился к господину Хуану:

    — Отправили бы царя птиц, раз надо было доложить о чем- то. Что же это за такое важное дело, что решили лично приехать сюда?

    Вдруг у гостя резко исчезла улыбка на лице. Он серьезно ответил:

    — Что за болтовня! Если бы это было пустяковое дело, стал бы я переться сюда из столицы и проделывать такой долгий путь? Быстро доложи о моем приходе!

    Старший евнух немного наклонился и сказал:

    — Подождите немного. – после чего евнух тотчас же побежал в сторону постоялого двора.

    Поднявшись на второй этаж и миновав охрану, евнух постучался в дверь.

    Тут из комнаты донесся резкий и пронзительный голос: Заходи!

    Старший евнух вошел и воспользовался светом бабочки маленькой луны. Освещая комнату, он застал сидящего, сложив ноги, и медитировавшего на кровати мужчину. Волосы его были распущены и спадали на плечи, а сам он был в белой ночной рубашке.

    Этот человек и есть старший дворцовый евнух императора царства Чжао, Чжао Сэнь.

    А евнух, что придерживал меч, приблизился к Чжао Сэню и тихо доложил:

    — Господин Чжао, прибыл начальник Хуан Се Хуан. Говорит, что есть дело, которое надо обсудить с вами.

    Чжао Сэнь, пол лица которого было прикрыто волосами, вдруг открыл глаза. Он повел глазами туда-сюда и лениво ответил: Ага.

    После чего евнух с мечом быстро покинул комнату.

    Не прошло много времени, как снова открылась дверь. Это Хуан Се вошел в комнату, а стоящий рядом евнух с мечом подошел к кровати и обратился:

    — Господин Чжао.         

    Чжао Сэнь, немного приподняв голову, посмотрел на гостя и холодно произнес:

    — Видимо что-то в столице произошло, раз начальник Хуан приехал сюда издалека, а?

    Хуан Се не ответил, а посмотрел на старшего евнуха и дал тому знак покинуть комнату и стал наказывать:

    — Вели всем, стоящим за дверью, чтобы ушли. Никому не разрешено оставаться рядом. И абсолютно никому нельзя приближаться близко к этой комнате.

    Старший евнух с мечом, выслушав его, посмотрел на Чжао Сэня. Увидев, что тот не против, он сразу ответил:

    — Так точно! – и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

    Сразу же за дверью послышались звуки удаляющихся шагов. Все ушли.

    Только после этого Хуан Се приблизился к Чжао Сэню, достал из рукава лист бумаги и раскрыл его перед начальником Чжао.

    Увидев ярко-красную пометку на пожелтевшей бумаге, Чжао Сэнь будто застыл. Взор его остановился на иероглифе «Убить».

    Тут господин Чжао выхватил из рук Хуан Се лист бумаги и стал рассматривать лист. Почерк этот был ему очень знаком.

    Чжао Сэнь медленно сложил этот лист бумаги и спросил: Kого?

    Хуан Се тихо ответил: Старшую принцессу и новорожденного ребенка.

    Чжао Сэнь в ужасе испугался. Только теперь он понял, зачем господин Хуан выпроводил всех. Его величество хочет умышленно убить свою родную сестренку! Как можно было допустить утечку такой информации.

    Чжао Сэнь, быстро вскочив с кровати, помчался к двери. Он открыл ее и посмотрел, нет ли там кого, кто подслушивает их. Потом он сразу же подбежал к окну, чтобы и там проверить шпионов. 

    Удостоверившись, что никого кроме них тут нет, Чжао Сэнь спросил:

    — А мать императора в курсе?

    Хуан Се, качая головой, ответил:

    — Pазве такое дело можно рассказывать матери императора? Если она узнает, как думаешь, будет она мешать или нет?

    Чжао Сэнь: Какое обвинение?

    Не выяснив это, Чжао Сэнь не мог приступить к делу. Что делать, если вдруг он убьет старшую принцессу, а мать императора потом станет мстить ему?

    Хуан Се: Пока обвинения нет. Но указ с имперского двора пришел ясный. Убийство - это второстепенное. Главное - порядок Цинчжоу. После успешного дела конечно будет обвинение. Не нужно много об этом говорить. Не будет убийства, не будет обвинения. Будет убийство, то и обвинения не запоздает!

    Выражение лица взъерошенного Чжао Сэня было очень серьезным. Он стал медленно расхаживать по комнате.

    Изначально целью его поездки был простой осмотр. Но стоило ему доехать до Пинчжоу, как то ли из-за того, что он находился неподалеку, то ли из-за его авторитета, он получил приказ от матери императора Шан Яо Лан направиться в Цинчжоу и от лица матери императора и самого императора поздравить старшую принцессу Хай Жу Юэ с рождением ребенка. Конечно, все это было с согласия самого императора. Изначально он получил приказ исполнить хорошее дело, но теперь вдруг под конец он должен был выполнить приказ с убийством. Кто же мог знать, что такое хорошее дело в одночасье сменится на жуткое.

    Было предельно ясно, что это дело - сплошная головная боль. Что ни говори, но речь шла об убийстве дочери матери императора. И убив старшую принцессу сейчас, как потом Чжао Сэнь мог смотреть матери императора в глаза?

    Хуан Се: Из-за чего же господин Чжао колеблется? Неужели отказывается выполнять приказ?

    Тут Чжао Сэнь отбросил свои растрепавшиеся волосы назад, повернулся и кинул холодный взор на своего собеседника. Тут вдруг его осенила мысль: *Неужто кто-то за его спиной строить козни и хочет специально подставить его сейчас?*

    Чжао Сэнь ужаснулся от этой мысли, и выражение лица его сразу же поменялось. Он выглядел кротким и послушным теперь.

    Чжао Сэнь лишь мрачно ответил:

    — Я не в сомнениях сейчас пребываю, а только обдумываю, как можно привести этот приказ в действие. Резиденция начальника округа хорошо охраняется, да и встретиться с принцессой будет сложно. Было бы так легко решить это дело, не думаю, что ждали бы до сегодняшнего дня.

    Хуан Се: Именно потому, что это необычный случай, нужно воспользоваться этим. Это нормально, что люди то и дело наносят визит, чтобы поздравить старшую принцессу с рождением ребенка. Добавим ко всему еще и положение начальника округа. Конечно же старшая принцесса встретится с господином Чжао. Сверху пришел приказ, чтобы господин Чжао выждал удобный случай и расправился с принцессой. Кстати, я в этот раз привез кое-что с собой, точно редкое сокровище.

    Чжао Сэнь стал внимательно осматриваться и спросил: Что это?

    Хуан Се прошептал:

    — Эта вещь называется «Красный ребенок».(второй вариант перевода «трава бегонии лекарственной»).  Это растение очень редко встречается в природе. Оно обычно растет на болоте, где миазмы. От одного только соприкосновения с ним можно получить желаемый эффект. У обычного человека при заражении этой вещью кровообращение замедляется. Что же касается девушки, то соприкасаясь с этой отравой, кровообращение ее останавливается, и человек теряет свою жизненную энергию. Более того, сложно понять отчего умер человек. Эта отрава толком не изучена. И конечно, для только родившей женщины эффект будет незамедлителен. Господину  всего-то надо будет размолоть эту отраву в порошок и найти способ, чтобы старшая принцесса дотронулась до порошка. А там глядишь, и надо будет всего лишь дождаться, пока все будет готово.

    Договорив это, Хуан Се взял и, заново обернув узелок, что находился у него в руках, положил его на кровать.

    Чжао Сэнь, наблюдая за всем этим, без каких-либо эмоций наконец спросил:

    — А что делать после того, как я использую эту вещь? Устраню взрослого, а что делать с ребенком?

    Хуан Се пробурчал: Естественно, если заразится взрослый, то и ребенок от вскармливания тоже долго не протянет. Что здесь непонятного?

    Чжао Сэнь молчал.

    А Хуан Се все смотрел на своего собеседника.

    Помолчав какое-то время, Чжао Сэнь наконец сказал:

    — Там сверху считают, что это подходящий момент, чтобы убивать старшую принцессу?

    — Так как господин сейчас пребывает в исполнении досмотра и отсутствует в столице, поэтому и не знает, что положение сейчас изменилось. И это самый подходящий момент, чтобы вернуть себе Цинчжоу.

    Чжао Сэнь: А какие произошли изменения?

    — Царство Янь прибирает Южную область к рукам!

    Тут Чжао Сэнь обернулся и посмотрел на Хуан Се, ожидая продолжения разговора.

    — Там, в царстве Янь Шан Чао Цзун стал бельмом в глазу Шан Цзянь Сюна, точно заноза в теле! Шан Цзянь Сюн уже потерял всякое терпение относительно этого Шан Чао Цзуна. И Шан Цзянь Сюн, тайно встретившись с его Величеством, надеялся, что во время того, когда Южную область станут прибирать к рукам, его Величество сможет также удержать Цинчжоу. Однако после того, как сын Шао Дэн Юна Шао Пин Бо переметнулся под покровительство царства Цзинь, это вызвало опасение двух царств Вэй и Ци. Поэтому  они отправили людей в сторону, граничащими с царством Цзинь, таким образом предостерегая и защищая свое царство. И если внутри царства Чжао произойдут изменения, то царства Ци и Вэй не смогут вмешаться, а наоборот будут начеку, чтобы царство Цзинь не воспользовалось случаем и не устроило мятеж. И царство Янь и Хань станут бороться за Бэйчжоу, а царство Янь снова приберет к себе Южную область. В такое время у царства Чжао не станет никаких внешних врагов вокруг, и тогда, если убить старшую принцессу, драконы останутся без главы.

    И когда внутри Цинчжоу все станут волноваться, выбирая нового главу, можно будет вторгнуться в Цинчжоу с многочисленной армией и наконец заполучить то, что так давно хотели. Это отличная возможность, которую нельзя упускать, больше она не представится.

    — Вот оно как. - кивнул медленно головой Чжао Сэнь. Чжао Сэнь уже растёр в порошок лист бумаги, что был у него в руках. Помолчав немного, он добавил:

    — Потянешь за волосок – скажется во всем теле.

    Хуан Се только согласился: Действительно так.

    Чуть позже Хуан Се уже покинул почтовую станцию. Снова взбираясь на свою птицу и взлетев вверх, он исчез в вышине. Теперь, когда он передал тайный приказ, Хуан Се должен был вернуться обратно в столицу и предупредить, чтобы там уже готовились.

    Чжао Сэнь же понимал, что раз уж дело дошло до этого, то у него не остается выбора, кроме как привести приказ в действие. Он быстро умылся и привел себя в порядок, после чего приступил к экипировке.

    Стоял ясный день, когда компания людей верхом на лошадях наконец выехала из почтовой станции в направлении Цинчжоу.

     

     

    …..

    Одна деревня, находящаяся в нескольких десятках ли от Цинчжоу. Один простой двор.

    Звуки кукареканья петухов иногда сопровождались лаем здешних собак. С каждого дома струился пар от готовки, вот-вот светало.

    Тут из двора показалась фигура Ню Ю Дао. Он вышел, а вместе с ним вышел и Фан Жэ, который нынче принял в личное командование Цинчжоу и был ответственен за связь между Цинчжоу и Южной областью.

    Ню Ю Дао и Фан Жэ всю ночь вели длительный разговор. Владыка Дао расспрашивал того, стараясь хорошенько разобраться с обстановкой дел в Цинчжоу.

    Не разобравшись в ситуации, Ню Ю Дао не мог опрометчиво въезжать в город.

    — Ладно, ты пока иди. - сказал Ню Ю Дао, обращаясь к Фан Жэ, и махнул рукой.

    Фан Жэ сложил руки и ушел.

    Подождав, когда Фан Жэ уйдет достаточно далеко, к Ню Ю Дао подошла Гуань Фан И и сказала:

    — Пришла весть. Схватили людей, их держат в тайном месте.

     

     

    “ 故经之以五事,校之以计,而索其情 ”

    Поэтому в основу войны кладут пять явлений [ее взвешивают семью расчетами и этим определяют положение

    孙子/Сунь-Цзы

    ***

    Конец главы. Ребята, как вам идея с цитатами в конце главы? Отпишитесь пожалуйста, вы за или против таких цитат? Пока собираемся выкладывать цитаты из книги Искусство войны.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 561☯ ⊱☪⊰ На старости лет все поменять ⊱☪⊰

    ☯Глaва 561☯

    ⊱☪⊰

    Hа стаpости лeт все поменять

    ⊱☪⊰

     

    Cекретным местом было прежнее место пребывания Mэн Шань Мина и остальных.

    Ню Ю Дао кивнул головой и задумался. Потом он спросил:

    — Ты спрашиваешь сильный Шао Пин Бо или нет? Oн, будучи отрезанным от всего, в Бэйчжоу смог определить, что Чао Шэн Xуай оказался под моим контролем.

    Это Ню Ю Дао тоже после узнал. И не гора Дачан сказала ему об этом, а он сам догадался. Гора Дачан не посмеет говорить подобное, когда дело касается высшего слоя секты Тысячи зверей. Об этом Ню Ю Дао догадался после того, как Шао Пин Бо сбежал из Бэйчжоу. Тогда он испугался и еще больше желал убить Шао Пин Бо.

    Гуань Фан И не знала, к чему он это говорит, и спросила:

    — Ты думаешь, что он может вмешаться?

    Ню Ю Дао: Нет доказательств, что он будет вмешиваться. Сейчас ему должно быть не до меня. И сейчас он - не главная задача. Чао Шэн Хуай может сгоряча поднять шум. Возможно он будет искать меня. Скажи нашим, если он появится, то пусть отправят его ко мне.

    Гуань Фан И кивнула:

    — Еще есть новости. Сун Шу еще не добрался до столицы, как его отпустил имперский дом. Лазутчики князя говорят, что не прошло много времени с тех пор, как он добрался до Динчжоу, и его сразу отпустили. Князь говорил, что дело об убийстве семьи Сун еще не раскрыто. Но в Динчжоу Сун Шу уже отпустили. Pазве они без разрешения имперского дома посмели бы его поспешно отпускать? Лазутчики князя также увидели, как Сюэ Сяо публично отправил своих людей, чтобы они сопровождали Сун Шу в столицу.

    Ню Ю Дао хохоча сказал:

    — Много и не надо думать. Похоже имперский двор вовсе не уважает Шан Чао Цзуна и так и хочет разорвать с ним отношения. Свяжись с людьми дворца Утренней луны. Пусть они преградят им путь и убьют людей Сюэ Сяо, также пусть их головы отправят Сюэ Сяо.

    Гуань Фан И нахмурила брови:

    — Зачем так все усложнять?

    Ню Ю Дао: Если они разорвут отношения, то Динчжоу будет первым наступать на Южную область. Поэтому предупредить Сюэ Сяо будет не лишним. Пусть знает, на что он собирается идти. Раз они хотят атаковать меня, то мы должны показать свою силу. Думают, они захотели отпустить его и отпустят?

    Гуань Фан И: Ты используешь людей дворца Утренней луны. Только будут ли они тебя слушаться? Дворец Утренней луны разве пойдет тебе на уступки?

    — Дело не в том - будут ли они слушаться меня, а в том - захотят ли они, чтобы меня на смерть связали. Успокойся. Дворец Утренней луны постарается. Они будут стараться, чтобы приложить ко мне меч.

    — Ты схватил их человека, думал ли ты о последствиях?

    — Сваха, мы на самом деле слабы. И раз мы попали в такое положение, то не можем рисковать своими людьми. Нужно жертвовать чем-то. Если человек не будет вовсе жертвовать чем-то, то может в итоге получить еще больший убыток. Не будем об этом. Люди дворца Утренней луны успеют.

    — Должны успеть. Когда прибудут, тогда и доложат нам. Зачем тебе люди дворца Утренней луны? Беспокоишься, что Хай Жу Юэ будет сводить с тобой счеты?

    — Хай Жу Юэ не будет со мной сводить счеты. Если только я не посмею показаться перед ней, возможно кто-то обратит на меня внимание. Не мешало бы испытать ее - будет ли она в будущем сводить счеты… Как говорил Фан Чжэ, все послы всех царств соберутся там поздравлять ее. Мы тоже не можем ждать, когда имперский двор начнет атаковать, а потом реагировать. Лучше самим первыми атаковать!

    — Первыми атаковать?

    Ню Ю Дао не ответил, а только улыбнулся. Он посмотрел на Гуань Фан И и улыбаясь проговорил:

    — Одета так прекрасно, что даже видно твою белую кожу. Не похоже на тебя.

    Куда бы Ню Ю Дао не шел, он везде надевал простую одежду. И два человека, когда стояли вместе, явно не были похожи на супругов. A в этой деревне они явно бросались в глаза.

    — Иди ты! – Гуань Фан И огрызнулась.

     

     

    Резиденция правителя Цинчжоу.

    Один человек в одежде евнуха стоял в центре зала. Это был Чжао Сэнь. На нем была накидка, а позади него стояло множество людей.

    Перед ним настороженно стояли ученики дворца Вандун.

    Ли У Хуа вышел из задней части двора. Он встал и пристально посмотрел на Чжао Сэня издалека и только потом медленно подошел и, сложив руки, сказал:

    — Евнух Чжао лично прибыл. Прошу прощения, что не получилось заранее встретить вас.

    Чжао Сэнь холодным тоном ответил:

    — Я прибыл по приказу вдовствующей императрицы, осмотреть старшую принцессу. А вы так обращаетесь с гостями? Вообще уже ни во что не ставите вдовствующую императрицу?

    — Слова евнуха Чжао серьезны. – Ли У Хуа улыбаясь махнул рукой и услужливо покачал головой.

    — Не то, что мы не позволяем евнуху Чжао осмотреть принцессу, просто сейчас здоровье старшей принцессы очень слабое. Любой ветерок может навредить ей. Ей нужен постельный режим, поэтому мы и не пускаем к ней посетителей. Я думаю, что императрица согласится подождать ради здоровья дочери. Что думает на этот счет евнух Чжао?

    Конечно это было простой отговоркой. Ли У Хуа не знал, что задумала противоположная сторона, поэтому не смел подпускать всех к Хай Жу Юэ. Ли У Хуа сейчас очень переживал за свою жену. А притязания Хай У Цзи к Цинчжоу не были секретом.

    Когда жена родила ему сына, разве Ли У Хуа мог рисковать ее безопасностью? Поэтому он прикладывал много усилий для ее защиты.

    Чжао Сэнь молчал. Его прислали сюда из-за его положения. Все думали, что его положения будет достаточно. Он и сам не думал, что его не пустят увидеться с Хай Жу Юэ. Однако он не стал настаивать. Ведь чем больше он будет настаивать, тем больше подозрений может вызвать. И потом тем более у него не будет возможности убить принцессу.

    Он спросил:

    — Как вообще сейчас принцесса? Она ведь уже не молода. Мне хоть что-то нужно ответить императрице.

    Ли У Хуа хохоча ответил:

    — Да, она уже не молода, однако у нее сильный организм. Поэтому она вполне себя чувствует нормально. Наш дворец Вандун хорошо заботится о ней. Мы подкармливаем ее пилюлями. Передайте императрице, чтобы она не беспокоилась. У старшей принцессы все хорошо.

    Чжао Сэнь поднял руку и подозвал к себе людей, после чего два человека поднесли ящики. Он сказал:

    — Это императрица передала старшей принцессе. Прошу, передайте их принцессе.

    — Хорошо. – Ли У Хуа кивнул и также махнул рукой, и сразу подошли два человека и приняли подарки.

    Будучи дочкой императрицы, Хай Жу Юэ должна принять эти подарки. А что она с ними сделает - это уже никого не касается.

    Получив подарки, Ли У Хуа уже не вытерпев спросил:

    — Слышал, евнух Чжао проводит осмотр от лица его величества. Должно быть евнух очень занят. Когда вы покинете Цинчжоу?

    Он как бы мягко намекал им проваливать.

    На что Чжао Сэнь спокойно ответил:

    — Императрица приказала мне поприсутствовать на пире. У нее родился внук, но императрица не может покинуть столицу. Поэтому она хотела бы, чтобы я от ее лица выпил за здоровье внука. После этого я уеду.

    Ли У Хуа было противно это слушать. Другая сторона явно говорила, что пока не увидят Хай Жу Юэ, не уйдут. Когда ребенку исполнится месяц, тогда Хай Жу Юэ обязательно должна показаться с внуком перед гостями. А в этом они не могут отказать императрице. Поэтому сейчас он не мог прогнать Чжао Сэня.

    Он только мог улыбаясь сказать:

    — Проводите евнуха Чжао в постоялый двор Люсу и позаботьтесь о его безопасности.

    Сразу же один человек вышел и, пригласив рукой Чжао Сэня, сказал:

    — Прошу вас!

    Чжао Сэнь, глядя на Ли У Хуа, медленно сказал:

    — Ты, как бы там ни было, зять императрицы. Взял старшую принцессу в жены и до сих пор не виделся с императрицей. Хоть из чувства долга или по логике ты должен отправиться к ней. Не думаешь об этом?

    От этих слов Ли У Хуа смутился и неловко улыбнулся. Он по возрасту еще старше Шан Яо Лан и взял в жены куда моложе девушку. А кого в этом винить? Разве что нужно винить штуку, которая колеблется между штанов, и себя за то, что поддался контролю этой штуки.

    Он с натянутой улыбкой ответил:

    — Сейчас я занят делами. Как появится свободное время, я обязательно приеду в столицу.

    Он конечно нес чушь. Стоит ему отправиться в столицу, то тогда оттуда он уже не вернется. И если его схватят там, то дворец Вандун ничего сделать не сможет.

    Чжао Сэнь не стал больше что-либо говорить, а только развернулся и пошел со своими людьми. А сопровождающий их ученик дворца Вандун стал показывать ему дорогу.

    Когда их проводили, Ли У Хуа облегченно вздохнул. Все же Чжао Сэнь оказывал на него немалое давление.

    Подозвав учеников, он велел им проверить положения пришедших с Чжао Сэнем людей. Нет ли среди них скрывшихся мастеров высокого уровня.

    После этого он велел проверить ящики, принесенные Чжао Сэнем.

     

    …..

    На заднем дворе, в одном доме с плотно закрытыми окнами и дверями сидела перед люлькой с распущенными волосами и без косметики Хай Жу Юэ.

    Теперь культиваторы дворца Вандун хорошо за ней приглядывали. Ли У Хуа не жалел для нее всех лекарств и пилюль, поэтому Хай Жу Юэ после родов быстро восстановилась.

    Глядя на заснувшего младенца, Хай Жу Юэ унеслась глубоко в раздумья. Она думала о сыне, которого увел дьявольский врач. Как он сейчас?

    Вокруг люльки стояли служанки, которые следили за ними.

    Вдруг открылась дверь и вошел Ли У Хуа. Он держал в руках ящик. И когда он посмотрел на уснувшего мальца, на его лице появилось редкостное для него теплое и мягкое выражение.

    Среди штормов и бурей мира культивирования чего он только не видел. Да только в молодости из-за высшего места в секте он не заботился о себе и не хотел связывать себя домашними делами. А когда он получил высшее место в секте, то уже состарился. В таком возрасте жениться уже не подобает, он и не думал жениться.

    Ранее из-за распущенной репутации Хай Жу Юэ он не мог взять ее в жены и просто забавлялся с ней, ну и заодно помогал дворцу Вандун контролировать ее. Он никогда не думал о том, чтобы сойтись с Хай Жу Юэ. Однако после того, как этот малец появился на свет, раскрылись тайники доброты и мягкости в глубине его души.

    Ради этой матери и сына он, можно сказать, пожертвовал своей репутацией. Он встал на колени перед главой и учениками и молил, чтобы ему позволили взять Хай Жу Юэ в жены, несмотря на ее репутацию. С тех пор, можно сказать, его репутация среди учеников рухнула.

    Но каждый раз, когда он смотрел на младенца, то невольно думал о реальности. Он ведь уже не молод. Если его не станет, кто будет защищать и беспокоиться о матери и сыне?

    Он изначально думал, может сказать дворцу Вандун, что он с матерью и сыном вовсе откажется от всего и будет жить простой жизнью? Но он хорошо понимал, что уже они втянуты в этот водоворот, и теперь у него нет пути к отступлению.

    Во-первых, дворец Вандун не согласится. Ведь дворец Вандун одобрил этот брак только из-за того, что они смогут еще лучше контролировать Цинчжоу. И если им скажут, что они хотят отречься от всего, для дворца это просто будет шуткой.

    Он уже не может отступить. Когда у него родился сын, он понял, что означает родить сына на старости лет. Когда был молод, он думал, что жизнь длина, и не дорожил моментами. А теперь его охватило беспокойство.

    Изначально он жил в мире и покое и мог контролировать будущее. Но теперь он втянут в этот водоворот страстей, отчего он утратил покой и вынужден постоянно думать о будущем.

     

    “ 兵者,诡道也 ”

    Война - это путь обмана.

    孙子/Сунь-Цзы

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

    ☯Глава 562☯ ⊱☪⊰ Вариации ⊱☪⊰

     

    ☯Глaва 562☯

    ⊱☪⊰

    Bаpиации

    ⊱☪⊰

     

    Броcив взгляд на Хай Жу Юэ и заметив, что она чем-то обеспокоена, Ли У Хуа подошел к ней и не понимая спросил: О чем думаешь?

    Tон и манера разговора Ли У Хуа относительно своей жены теперь изменились. Изначально его обращения были полны грубости и насмешек.

    Eсли раньше Ли У Хуа разговаривал грубо - это означало, что предстоит серьезный разговор, или же с насмешками и шутками - это означало, что он просто играет чувствами и женской красотой Хай Жу Юэ, то теперь все это бесследно исчезло, незаметно для него же самого. Конечно для Хай Жу Юэ этого было несложно добиться, ведь она была такой очаровательной и притягательной женщиной.

    Hынче в иx разговорах не было места былой похоти, жажде взглядов и заигрываниям. Теперь их общение стало посредственным, но родным. У них было то общение, что бывает только между близкими людьми.

    Хай Жу Юэ быстро опомнилась и пришла в себя. Она встала и спросила:

    — Господин Чжао уже ушел?

    — Ушел. - кивнул ей в ответ муж.

    Взгляд Хай Жу Юэ упал на коробку, что была у него в руках. Она спросила:

    — A это что?

    — Эти коробки принес Чжао Сэнь, вдовствующая императрица передала тебе подарки. Одна коробка заполнена медикаментами, а вот во второй что-то непонятное. Я не разобрал. – говоря это, Ли У Хуа стал открывать коробку, что была в руках.

    Обе эти коробки были хорошо проверены и после тщательного осмотра ничего опасного в них не было обнаружено. Что касается первой заполненной всякими лекарствами коробки, то ее пока отложили. Навряд ли в столице стали бы передавать что попало для Хай Жу Юэ.

    А вот в коробке, что открыл сейчас Ли У Хуа, лежали хрустальные шарики, затвердевший янтарь, внутри которого было какое-то насекомое, искусная деревянная куколка, ветряные колокольчики лучшего качества и безделушки с прекрасными самоцветами.

    Ли У Хуа действительно не понимая спросил:

    — Неужели это передали ребенку? Он ведь такой маленький и пока не понимает такие игрушки.

    Увидев все эти вещи, Хай Жу Юэ застыла, а глаза ее сразу же покраснели. Протянув руку, она пальчиками прошлась по каждой вещи, нежно поглаживая их. После чего она тихонько проговорила:

    — Это не для ребенка отправили. Это мои детские игрушки.

    «……» Ли У Хуа нечего было сказать.

    А Хай Жу Юэ вытащила из ящика шелковый платочек. Pаскрыв его, она увидела криво вышитые цветочки, над цветами же располагались две уродливые бабочки. Увидев это, старшая принцесса растрогалась и тут же расплакалась. С ее глаз полились горячие слезы. Но тут же сработали материнские инстинкты, и Хай Жу быстро прикрыла рот, дабы не разбудить так сладко спавшего ребенка.

    Ли У Хуа удивился: Что такое?

    Хай Жу Юэ всхлипывая ответила:

    — Эта вещь… этот платок я вышивала, когда в первый раз училась вышивке…

    Растроганный этой сценой муж, понимающе посмотрев на нее, стал охать:

    — Ох, эти вещи из детства растрогали тебя, да? Эта демагогия сподвигла тебя на мысли съездить в столицу?

    Хай Жу Юэ же вся в слезах стала качать головой, отрицая это. Она проговорила:

    — Я уже давно не та маленькая девочка, а император - не тот маленький мальчик. Императрица-мать не может контролировать уже ни его, ни меня. Так как же мне возвращаться в столицу? Не поеду!

    «Поняла это - уже хорошо!» - Ли У Хуа, поглаживая спину своей жены, стал утешать ее:

    — Раз эти вещи навеяли на тебя воспоминания прежних лет, то ты держи их у себя.- сказал он и передал коробку с вещами жене.

    Взяв коробку и обхватив ее одной рукой, Хай Жу Юэ другой рукой стала раскладывать вещи на столе. Каждую игрушку, одна за другой.

    Вдруг, помимо своего шедевра с первой вышивкой, Хай Жу наткнулась в коробке на свою первую роспись каллиграфии. Листы эти уже давно пожелтели и, раскрыв хорошо сложенный лист бумаги, Хай Жу увидела свои первые уродливые прописи. И слезы ее сменились на смех.

    Теперь, глядя на эти росписи, ей было сложно поверить, что прописаны они были ею.

    Однако чем больше Хай Чжу Юэ смотрела на них, тем больше эти вещи казались ей такими знакомыми.

    Ли У Хуа стоял у двери, потом обернулся и, посмотрев на жену еще раз, ушел.

     

    ……

    На следующий день состояние Хай Жу Юэ ухудшилось. Чувствовала она себя неважно. У нее поднялась температура и начался жар. Она то и дело покашливала.

    Не понимая, вызвали ли такой эффект игрушки детства Хай Жу, Ли У Хуа немедленно же вынес ту коробку с игрушками подальше.

    Сам Ли У Хуа был в замешательстве. Больше всего его волновало и то, что у новорожденного ребенка тоже начала подниматься температура. Ребенок плакал без остановки.

    Культиватор, что постоянно находился с Хай Чжу Юэ и ребенком, только и делал, что лечил их. В ход шли и лекарства, и культивирование.

    И это давало эффект. Только эффект этот был всего лишь временным. Несмотря на то, что после лечения мать с ребенком переставали кашлять, а жар их спадал, болезнь отступала ненадолго и снова повторялась.

    Сколько бы ни читали заклинаний, сколько бы ни пичкали их лекарствами, да только им двоим заново становилось плохо, а кровообращение и пульс будто замедлялись.

    И если со взрослым человеком все было не так плохо, потому как взрослый может о себе позаботиться и сказать, что где болит. То с новорожденным все было намного сложнее. Мальчик только и делал, что плакал.

    В итоге взрослым ничего не оставалось кроме, как аккупунктурным массажем ввести ребенка в коматозное состояние и остановить плач.

    Ли У Хуан был растерян, поэтому он в срочном порядке отправил весточку семье, прося о помощи.

    И послов и представителей со всех царств и дворцов, что приехали нанести визит старшей принцессе, поздравить и порадоваться вместе, Ли У Хуа не допускал к жене. Он ссылался на самые разные причины.

     

    ……..

     

    В это время два человека верхом на лошадях въезжали в Цинчжоу. Это были Ню Ю Дао и Гуань Фан И. Они без спешки и суеты, не скрываясь проехали внутрь города.

    Как и задумывалось, там их встретил ранее прибывший Фан Чжэ. Так втроем они направились в сторону резиденции начальника округа.

    Что же касается У Лао Эра, то он, опережая остальных, уже въехал в город и тайно прибыл в местное отделение связи, которое здесь установила Южная область. Когда Ню Ю Дао, сваха и Фан Чжэ добрались до резиденции, им пришлось подождать, пока стража не доложит об их прибытии. И не прошло много времени, как к ним вышел один из местных служащих и провел их внутрь.

    Тут появилась фигура встречающего гостей Чжу Шуна. Этот управляющий домом очень даже постарел за это время, а лицо его было поникшим.

    Не успел Ню Ю Дао увидеть его, как сходу выдал:

    — Управляющий Чжу, неужто не отдыхаете совсем?

    Чжу Шун только улыбнулся в ответ, он был немногословен. Вытянув руку, он пригласил гостей пройти.

    Когда гости шли по резиденции, Ню Ю Дао приметил для себя, что Чжу Шуна по всей видимости не особо уважали тут, потому как встречавшиеся на пути здешние служащие не отдавали чести управляющему домом Чжу.

    Владыка Дао теперь понял, что власти у управляющего в Цинчжоу точно не было.

    А что мог Чжу Шун поделать? Затаив горечь внутри, он не мог что-либо сказать здешним.

    А положение семьи Сяо в Цинчжоу уже давно ослабло.

    Ещё при жизни Сяо Бэ Шан был слаб, и потому Хай Жу Юэ являлась главой семьи. А стоило Сяо Бэ Шану покинуть этот мир, как остался юный Сяо Тян Чэн, положение которого было не лучше отца. И тут тоже Хай Жу Юэ взяла контроль и власть в свои руки и стала главой Цинчжоу.

    С тех пор Хай Жу Юэ вот как уже 20 лет управляет Цинчжоу

    Чжу Шун был полностью предан семье Сяо. И пока не случилось это несчастье, он не осознавал, что семья Сяо под влиянием мощи Хай Жу Юэ теперь поменялась. И теперь есть Хай Жу Юэ и есть семья Сяо. А семья Сяо - это Хай Жу Юэ. Не имело никакого значения, что семьи Сяо теперь и не было. Ведь правит всем тут старшая принцесса.

    Когда с семьей Сяо приключилось несчастье, то тогда в Цинчжоу не последовала волна каких-либо огорчений и волнений. И Хай Жу Юэ легко поменяла свое положение.

    У семьи Сяо в Цинчжоу была уже не самая надежная репутация, люди то уходили, то приходили. А раз уж случилось то, что случилось, то и Небесный дворец Вандун не надеялся, что семья Сяо имеет еще какое-либо влияние. К тому же никто тут не хотел каких-либо распрей и шума. Поэтому, в конце концов, семейство Сяо вместе с мальчиком оказались у того дьявольского врача Син Фана.

    Ли У Хуа вообще хотел вышвырнуть управляющего Чжу Шуна. Только старшая принцесса, вспомнив, как управляющий все эти годы трудился во благо их, не щадя своих сил, решила оставить его.

    И раз уж Чжу Шун остался, то конечно прежней власти у него тут не осталось. И опереться ему было не на кого. И несмотря на то, что его оставили, делами резиденции начальника округа теперь занимался ученик Ли У Хуа.

    Увидев во дворе Ли У Хуа, владыка Дао удивился не меньше. Он обнаружил, что Ли У Хуа - этот культиватор тоже выглядел плохо. Он заметно постарел.

    Тот увидел пришедшего гостя и, тараща глаза и не соблюдая мер приличия, злобно сказал:

    — Ты что тут делаешь?

    Ли У Хуа все не мог забыть тот случай, когда Ню Ю Дао, схватив Сяо Тян Чэна, шантажировал Небесный дворец Вандун. А как такое забыть?

    Ню Ю Дао смеясь ответил:

    — Старейшина Ли женился, а я не смог не приехать и не поздравить. Надеюсь, старейшина Ли не держит на это обид. К тому же получив новость о том, что у старейшины Ли родился сын, я специально выехал сюда и прибыл разделить ваше счастье вместе. Поздравить, так сказать.

    В свое время, когда Ли У Хуа с Хай Жу Юэ поженились, сражение в Южной области только закончилось. И владыка Дао в то время скрывался, опасаясь, что секта Небесного нефрита найдет его, потому он не стал приезжать.

    Ли У Хуа стал размахивать руками:

    — Не нужно мне твое поздравление, я тебе тут не рад!

    Ню Ю Дао посмотрел на культиватора Ли с таким выражением – мол, тебе уступают, а ты все наглеешь. И сдерживая себя и приподняв брови, владыка спокойно выдал на это:

    — Старейшина Ли, судя по вашим словам, неужели вы сейчас хотите от лица Небесного дворца Вандун прекратить союз Цинчжоу с Южной областью, а? Если это так, то я сейчас же уйду. Однако думаю, что как только я выйду из этой двери, то Небесный дворец Вандун может пожалеть об этом.

    Ли У Хуа итак был зол, а услышав подобную угрозу от гостя, хотел было вообще устроить ему взбучку, да ответить, как подобает!

    Однако он хорошо понимал, что нынешнее положение Южной области не то, что было раньше. И все, включая секту Небесного нефрита, были вытеснены именно Ню Ю Дао. Более того, влияние этого Ню Ю Дао очевидно было большим и значимым в Южной области.

    И у Ли У Хуа не было права от лица Небесного дворца Вандун прекращать союз Цинчжоу с Южной областью. Тогда как владыка Дао владел правом от лица Южной области разорвать этот союз окончательно.

    Ли У Хуа не пустил бы и за дверь этого Ню Ю Дао, только вот это была такая большая ответственность. Он не осмелился взять эту ответственность на себя.

    Ученик Ли У Хуа - Го Вань Цзинь, который теперь перенял на себя дела Чжу Шуна, быстро нашел выход из этой ситуации, приходя на помощь своему наставнику. Он обратился к Ню Ю Дао со словами:

    — Надеюсь, братец Ню не станет держать обиду на моего наставника. В последние дни наставник очень расстроен.

    Ню Ю Дао тоже не особо хотелось разрывать отношения с этим местом, поэтому он, также последовав примеру ученика Го, замял ситуацию и улыбнувшись спросил:

    — Заполучил такую красивую жену, родился сын. Так с чего это старейшина Ли расстроен?

    Го Вань Цзинь не знал, что на это ответить. Ведь ранее все скрывали резкое ухудшение здоровья старшей принцессы и опасались, как бы эта новость не распространится и не вызовет беспорядки в Цинчжоу.

    И именно в этот момент вдруг с комнаты стали доноситься звуки плача ребенка. «Га-га!»

    Ли У Хуа резко повернул голову в ту сторону, и выражение его лица казалось теперь обеспокоенным. Он понял, что скорее всего снова пришло время покормить ребенка.

    Нельзя ведь было держать мальчика постоянно в коматозном состоянии. Только вот стоило ему проснуться, как ребенок сразу же начинал свой громкий плач. Услышав плач своего дитя, у Ли У Хуа на душе появилось беспокойство, а в мыслях хаос.

    Проницательный Ню Ю Дао тут же понял, что происходит.

    — Я должен встретиться со старшей принцессой. - спокойно сказал он.

    Ли У Хуа повернулся и ответил:

    — Она только после родов. Ей сложно сейчас с кем-либо видеться. Есть дело, говори мне.

    Ню Ю Дао: Старейшина Ли, я надеялся, что между друзьями, поклявшимися в вечном союзе, не будет двойной игры. Это ведь очевидно, что что-то случилось! Я еще раз повторяю, мне надо встретиться со старшей принцессой!

    Чем больше владыке Дао не давали увидеться с Хай Жу Юэ, тем больше Ню Ю Дао убеждался в правильности своих доводов. Что-то случилось с Хай Жу Юэ.

    Что это за вздор, что после родов ей не следует видеться с людьми? После родов прошло столько дней, обычно женщине достаточно этого времени, чтобы прийти в себя. Да и владыка Дао не особо верил, что тут нет целой группы культиваторов, которые бы помогли Хай Жу Юэ восстановиться после родов, способствуя лечением. 

    Поэтому Ню Ю Дао решил, что надо будет - он будет и ругаться и бороться, не жалея сил, но все равно узнает правду.

    В конце концов Ли У Хуа ничего не оставалось, как позволить Ню Ю Дао увидеться с женой.

    Когда владыка Дао вошел в комнату, как раз один из культиваторов проводил лечение, зачитывая заклинание. Этим он на какое-то время восстановил жизненные силы старшей принцессы.

    И конечно тут не обошлись только одним культиватором. Весь день в этой комнате один культиватор сменялся вторым, дабы не прерывать лечение. Такая же ситуация происходила и в комнате новорожденного ребенка.

    Так как положение дел здесь было такое, что мужчинам не дозволено было прикасаться к женщинам, две служанки придерживали Хай Жу Юэ, помогая ей прилечь.

    В это время Ню Ю Дао увидел лицо старшей принцессы. Она была бледная-бледная, а глаза у нее были точно пустые.

    Хай Жу Юэ вдруг заметила смотрящего на нее Ню Ю Дао и ужаснулась, будто увидела демона.

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 563☯ ⊱☪⊰ Поиск дьявольского врача ⊱☪⊰

    ☯Глaва 563☯

    ⊱☪⊰

    Пoиcк дьявольского вpача

    ⊱☪⊰

    Только Хай Жу Юэ увидела Hю Ю Дао, как сразу испугалась и разгневалась. Oна сразу вспомнила своего сына, которого он в прошлый раз поxитил. А теперь она снова родила сына, и этот человек снова пришел. 

    Она, словно курица, охраняющая своих детей, крикнула: 

    — У Хуа, не подпускай его к сыну. Не подпускай…

    Ли У Хуа промелькнул, коснулся ее тела и ввел ее в летаргический сон. B ее состоянии лучше не беспокоиться. Тут же он потянул одеяло и накрыл ее. 

    Ню Ю Дао подошел к Хай Жу Юэ и пристально посмотрел на нее. Увидев, что она сильно больна, он спросил: 

    — Что с ней такое?

    — Выйдем. – Ли У Хуа вытянул руку, указывая на дверь. 

    Два человека вышли из комнаты и подошли к карнизу. 

    Ню Ю Дао: Вряд ли это такое послеродовое состояние. 

    Он ясно понимал, какие бывают послеродовые симптомы. И с Хай Жу Юэ не должно быть проблем, тем более когда ее окружает толпа культиваторов. 

    Ли У Хуа стянул щеки и сказал:

    — Похоже ее отравили. 

    — Отравили? – Ню Ю Дао прищурил глаза. Он посмотрел по сторонам:

    — Здесь строго охраняемый объект, тем более культиваторов тут куча. Kак могли ее отравить?

    Ли У Хуа сквозь зубы проговорил, а его глаза сверкали гневом: 

    — Должно быть это Чжао Сэнь. 

    — Чжао Сэнь? – Ню Ю Дао не понимал. Он спросил:

    — Старший дворцовый евнух царства Чжао, Чжао Сэнь?

    Некоторых людей Ню Ю Дао не видел, но важных людей каждого царства хорошо знал. 

    — Кроме Чжао Сэня и людей, которые прибыли с ними, мне некого подозревать. Я виноват. Он обманул меня и отравил мать и сына… - Ли У Хуа рассказал Ню Ю Дао что было. 

    Сначала Хай Жу Юэ заболела, а потом и ребенок. У матери и сына появились одинаковые подозрительные симптомы. И все это началось после визита Чжао Сэня. Тем более император замыслил недоброе против сестренки, поэтому сложно не подозревать Чжао Сэня. 

    Они подозревали, что Чжао Сэнь что-то передал через подарки. Они все пересмотрели и ничего подозрительного не нашли. 

    А что касается болезни мальчика, то вероятно яд передался ему через молоко матери. 

    Ню Ю Дао все не понимал: 

    — Как ты говоришь, Чжао Сэнь принес только вещи. Но неужели только мать и сын заболели? А остальные как?

    Ли У Хуа: Этого я и сам не пойму. Это и сбивает меня с толку. Но неужели это простое совпадение с приездом Чжао Сэня. Определенно здесь есть какой-то подвох. Чжао Сэнь в этом замешан. Он остановился в постоялом дворе Люсу и наверное дожидается печальных новостей. 

    Ню Ю Дао помолчал немного и потом медленно сказал:

    — В этом деле у тебя нет доказательств. Даже если бы они и были, он ни в чем не признается. Вещи уже не у него на руках. И если ты найдешь что-нибудь, то он просто может сказать, что вы все сами подстроили. Вещи теперь-то у тебя. Ничего не поделаешь. 

    Ли У Хуа ненавистно сказал:

    — Я схвачу его и потребую противоядие. 

    Ню Ю Дао: Не выйдет. Это дело нешуточное. Хоть убей его, а он не признается. Кто стоит за ним? Подумай. Хай У Цзи. Без намека Хай У Цзи, он бы не посмел травить старшую принцессу. Если он признается, то получается, что Хай У Цзю решил убить свою же сестренку. Нужна ли такая репутация Хай У Цзи? Посмеет ли Чжао Сэнь сказать это? Если он признается, то и Цинчжоу и Хай У Цзи уже не отпустят его. Поэтому он ни в коем случае не признается в содеянном. 

    Ли У Хуа разгневался. Он указал на комнату: 

    — А мне что делать? Смотреть, как мать и сын погибают? И еще отпустить его?

    Ню Ю Дао стал уговаривать его: 

    — Не поддавайся импульсу. Чжао Сэнь - непростой человек. Его нельзя убивать без повода. Он же посол Хай У Цзи. Ну убьешь ты его - разве это поможет матери и сыну? К тому же ты просто подаришь предлог Хай У Цзи, чтобы вторгнуться в Цинчжоу. Тогда и три секты ничего не скажут против, да и дворец Вандун не согласится с его убийством. Тебе нужно успокоиться. Эту ответственность не тебе нести на своих плечах. Чжао Сэнь не ушел похоже именно по этой причине. 

    Ли У Хуа гневно сказал:

    — Неужели мне остается только смотреть, как они погибают?

    Он вспомнил ревущего малыша с открытыми глазами. Ему было сложно вынести его плач, у него самого сердце разрывалось от его рева. 

    Он сейчас наконец понял, что это возмездие пришло за его прежние грехи. 

    Ню Ю Дао: Тебе не стоит так просто ждать. Есть ли другой метод вылечить их?

    Ли У Хуа: Уже оповестили главу. Человек с секты должен прибыть сюда. 

    Ню Ю Дао: Каково состояние матери и сына? 

    Ли У Хуа поменялся в лице:

    — Ци и кровь нестабильны. Таким образом, им не прожить больше нескольких дней. Сейчас ученики секты стабилизируют ци и кровь матери и сына. Также их кормят всеми пилюлями, чтобы восстановить кровь и ци. Старшая принцесса может протянуть около месяца, а младенец протянет не более 10 дней. – сказав это, у него с глаз потекли слезы. 

    Он уже постарел. Столкнувшись с этим делом, особенно осознавая, что это была его вина, он не мог вытерпеть этой боли. Он постоянно порицал себя и сожалел о содеянном, о своей невнимательности. 

    Ню Ю Дао оперся на меч. Он наклонил голову и замолчал. Он не мог вывести яд из организма. Тем более когда культиваторы дворца Вандун ничего не могли сделать. Видно этот яд был особенный. 

    — Сваха, иди и хорошо узнай симптомы матери и сына. – Ню  Ю Дао поднял голову и сказал рядом стоявшей Гуань Фан И. Он указал в небо: 

    — Передай им симптомы и спроси может у них есть какой-либо метод. 

    Гуань Фан И кивнула. Она понимала, что он подразумевал дворец Утренней луны. 

    Ведь они - специалисты тайного убийства, а значит знают много ядов. Mало ли, вдруг они знают, как их вылечить. 

    Ли У Хуа словно ухватился за последнюю надежду. Он схватил Ню Ю Дао за руку: 

    — У тебя есть метод?

    — Не спеши. Мы не должны опускать руки до последнего. Если есть метод, то нужно проверить. – Ню Ю Дао утешая сказал. Он указал на сваху:

    — Ты помоги ей узнать симптомы матери и сына. Так легче будет. 

    — Хорошо! – Ли У Хуа кивнул и лично повел сваху к жене и сыну. Если есть надежда, он сделает все, чтобы спасти их. 

    Стоявший под карнизом Ню Ю Дао озадачился. Он чувствовал, что скоро наступит буря. 

    Он понимал, что Хай У Цзи так много лет хотел захватить Цинчжоу. И внезапно он наконец решил действовать. В этот момент он не может действовать опрометчиво. Он определенно должен все подготовить к решительному наступлению. 

    Так поразмыслив, он в итоге прошептал: 

    — Потянешь за волосок, отзовется на всем теле! 

    Он повернулся к Фан Чжэ и велел ему возвращаться. Он также велел ему, чтобы он вышел, не привлекая внимания. А то кто-нибудь подумает, что у Ню Ю Дао случилось что-то здесь. Также он велел, чтобы сюда направили царей птиц для связи с внешним миром. 

    Сам же Ню Ю Дао решил остаться здесь. Он хотел дождаться учеников из дворца Вандун. Какой метод они придумают? Сейчас здесь решается судьба многих. И он не может позволить, чтобы что-то скрыли от него в важный момент. 

    В тот же вечер прибыли люди дворца Вандун. Сам глава Сы Ту Яо лично прибыл с толпой людей. 

    Такое дело произошло, он не мог тихо и спокойно ожидать, когда все пройдет. Также он привел лучшего лекаря дворца Вандун.

    Здесь он впервые встретился с Ню Ю Дао, но времени у него на учтивые переговоры не было. Он лично пошел осматривать мать и сына. 

    Ню Ю Дао тоже мог понять его. Дворец Вандун понимает, что сейчас для них наступил самый опасный момент. Им нужно спешить, поэтому сейчас им не до разговоров с гостями. 

    Сы Ту Яо после того, как осмотрел больных, вышел из комнаты и потянул за собой Ли У Хуа. 

    Он сразу начал гневно ругаться на него:

    — Никчемная вещь! Даже их не смог защитить! Что делал здесь?

    Ли У Хуа молчал. Он не собирался все объяснять и оправдываться. В этом была целиком и полностью его вина. 

    — Ничего толком не делал. Здесь ошибся, там ошибся. Если все не уладится, то искупишь ошибку своей жизнью! – Сы Ту Яо гневно кричал на него. 

    Ли У Хуа только опустил голову. 

    Ню Ю Дао проговорил: 

    — Глава Сы Ту, сейчас не время искать виноватых. Вы видели симптомы, есть ли возможность вылечить их?

    Сы Ту Яо застыл. А Ню Ю Дао по его виду понял, что надежда небольшая. 

    Сы Ту Яо только в итоге сказал:

    — Шансы не оптимистичны. 

    Ню Ю Дао: Разве все не говорят, что дьявольский врач может вылечить все болезни. Нужно искать дьявольского врача!

    Сы Ту Яо махнул рукой:

    — Братец, если бы я знал, где его найти, стал бы я так беспокоиться? Ты сказал кстати. Этого оборотня где можно найти? Куда бы мы не направлялись, все равно не находили его. Ты сможешь найти его?

    Ню Ю Дао: Я действительно не знаю, где его искать. В любом случае можно попробовать найти его. 

    Ли У Хуа поднял голову: 

    — Братец, ты разве уже не связывался с людьми? Они ответили?

    Ню Ю Дао: Пока не ответили. Должно быть завтра ответят. Но сейчас нужно думать наперед. Не стоит надеяться на что-то одно. Дворец Вандун должен приложить все силы, чтобы вылечить их. Я тоже приложу все свои силы, чтобы найти дьявольского врача. 

    Сы Ту Яо спросил: Мы хотим найти его. Только как?

    Ню Ю Дао: Сейчас же нужно передать весть в торговый зал культиваторов, Бескрайнего дворца и других мест. Нужно публично распустить новость, что мы ищем дьявольского врача, чтобы исцелить старшую принцессу от отравления. Мы предоставим щедрое вознаграждение тем, кто поможет найти дьявольского врача! Дьявольский врач разве не забрал сына старшей принцессы? Мать болеет, как дьявольский врач услышит об этом, то скорее всего придет. Эту надежду нам нельзя сейчас оставлять. 

    — Публично заявить? – Сы Ту Яо испугался: 

    — Ты с ума сошел? Если объявим публично, то в Цинчжоу наступит хаос. Нельзя объявлять об этом! Ты не забывай, если Цинчжоу падет, то твоя Южная область окажется между наковальней и молотом!

    Ню Ю Дао в ответ возразил:

    — Ты думаешь эту новость можно удержать в тайне? Если это имперский двор сделал, то они ясно хотят установить хаос в Цинчжоу. Ты будешь хранить тайну, а кто-то скажет, что принцесса больна. И тогда все важные чиновники Цинчжоу захотят увидеть принцессу. Вы позволите им увидеть принцессу? Если имперский дом захочет атаковать Цинчжоу, то им понадобится собрать войска. А это не кратковременное действие. Не лучше ли нам воспользоваться этим временем и поискать дьявольского врача. 

          Имперский дом будет готовиться к тому, чтобы после появления хаоса в Цинчжоу, вторгнутся сюда. Они привыкли играть по своему плану. Не лучше ли взять инициативу в свои руки. Мы должны стабилизировать ситуацию и подготовиться к обороне. Возможно мы еще сможем вылечить старшую принцессу. Мы не можем быть ведомы имперским двором. Мы не должны плясать под их дудку. Мы должны показать, что у нас есть сила. Чтобы они хоть немного, но боялись нас. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 564☯ ⊱☪⊰ Объединенные усилия ⊱☪⊰

    ☯Глaва 564☯

    ⊱☪⊰

    Объeдиненные уcилия

    ⊱☪⊰

    Сы Tу Яo молчал и обдумывал пpедложение Ню Ю Дао.

    Ли У Хуа похоже был убежден словами Ню Ю Дао и увидев, что глава еще колеблется, не вытерпев сказал:

    — Он говорит верно. Eще есть надежда спасти мать и сына. Глава, я прошу, умоляю тебя, сделай так, как он сказал!

    Сы Ту Яо гневно посмотрел на него: Глупец!

    — Глава прошу, мы же братья…

    — Ты еще смеешь говорить это? Сюда! – Сы Ту Яо крикнул, и сразу несколько человек прибежали сюда. Он указал на Ли У Хуа:

    — Схватите его под стражу. Без моего разрешения запрещено выпускать его!

    — Брат! – Ли У Хуа испугался. Но не дождавшись, пока он еще что-то скажет, несколько людей уже схватили его, взяли под контроль и уволокли.

    Ню Ю Дао стоял рядом и нахмурил брови.

    Сы Ту Яо гневно смотрел на Ли У Хуа. Он разозлился не из-за предложения Ню Ю Дао, а из-за того, что Ли У Хуа позволил себе лишнее. Ли У Хуа уже не контролировал себя. Он поставил личные интересы выше общих и начал говорить чепуху. Разве можно такое говорить? Есть вещи, которые стоит говорить перед всеми, но также есть то, что говорить недопустимо.

    Если они публично и признают, что старшая принцесса заболела, даже при возможности хаоса в Цинчжоу, то только из-за выгоды для секты, а не из-за спасения матери и сына. И точно уж не из-за того, что он с Ли У Хуа братья!

    Если решение будет ошибочным, тогда другие разве не будут обвинять его в эгоизме?

    Из-за эгоизма потерять Цинжоу? Он хоть и глава, но разве посмеет он взять на себя такую ответственность? Тогда его могут просто смести с поста. Другого исхода не будет!

    Он сейчас не может думать только о себе одном, он должен думать за всю секту, не обращая внимания на чувства и эмоции!

    A Ли У Хуа сейчас нес чушь!

    По его состоянию уже было видно, что он потерял рассудок. Сы Ту Яо уже думал взять его под контроль, чтобы тот в таком состоянии не выкинул чего-нибудь еще.

    Kак в этот момент вышел один старейшина и доложил:

    — Глава, положение скверное. Mы не видели еще таких симптомов. Их нельзя вылечить. В таком случае, даже если мы приложим все свои усилия, то старшая принцесса сможет продержаться около месяца, а младенец не более 10 дней.

    Ню Ю Дао стоял рядом и держал руки на мече. Ли У Хуа говорил то же самое.

    Сы Ту Яо успокоился. Он стоял рядом и думал. Он решил, что Ню Ю Дао не стал бы вредить им. Если Цинчжоу падет, то это не будет выгодно и для Южной области.

    После этого он принял решение и сказал рядом стоящему старейшине:

    — Братец Ню говорит верно. Нельзя позволить имперскому дому тянуть нас за нос. Нужно отступить, чтобы потом перейти в наступление. Еще нужно стабилизировать внутреннюю ситуацию. Сейчас же свяжитесь со всеми торговыми залами. Делайте так, как сказал братец Ню. Нужно спешить, нельзя больше тянуть!

    Сейчас действительно времени у них было в обрез. Хай Жу Юэ долго не сможет протянуть. Как только они все объявят, еще неизвестно – придет дьявольский врач или  нет. Даже если он и придет, то неизвестно сколько он еще будет добираться до Цинчжоу.

    Ню Ю Дао как раз хотел взять инициативу в свои руки, чтобы время работало на них.

    — Слушаюсь! – один старейшина ответил и пошел исполнять приказ.

    Они уже все устроили. А получится найти дьявольского врача или нет – в этом уже нужно полагаться на удачу. Сы Ту Яо серьезно посмотрел на Ню Ю Дао и сказал:

    — Наши стороны заключили альянс. Если Цинчжоу будет испытывать трудности, то Южная область не будет спокойно на все это смотреть?

    Ню Ю Дао: Разве я уже не прибыл?

    Сы Ту Яо покачал головой:

    — Если многочисленная армия придет, то польются реки крови и настанут природные катаклизмы. А ты что будешь делать - пережидать землетрясения или срезать горы и переворачивать моря? Я хочу знать, Южная область выведет войска, чтобы поддержать нас?

    Ню Ю Дао только ответил:

    — Шан Цзянь Сюн собрался атаковать Южную область!

    Стоявшие рядом старейшины дворца Вандун испугались. Это означает, что сейчас Южная область не сможет оказать им помощь?

    Сы Ту Яо сразу же осознал что-то и спросил, прищурив глаза:

    — Ты хочешь сказать, что Хай У Цзи решил атаковать Цинчжоу, а Шан Цзянь Сюн атаковать Южную область в одно время. То есть, они сговорились?

    Ню Ю Дао: Я на 80-90% думаю, что так оно и есть. Сначала я думал, что только Шан Цзянь Сюн будет атаковать Южную область. Поэтому я прибыл переговорить насчет того, чтобы вы одолжили нам войска. Если произойдет столкновение, я надеялся, что вы поможете нам. Кто ж знал, что произойдет такое.

         Южная область и Цинчжоу не одиноки в своих проблемах. Это не случайность. Должно быть Шан Цзянь Сюн и Хай У Цзи сговорились между собой. Они хотят лишить нас возможности объединиться и легко решить свои проблемы. Глава Сы Ту, ты и я - люди мира культивирования. И мы, играя с этими власть имущими людьми, должны моментально реагировать. Нельзя медлить.

    Сы Ту Яо посерьезнел:

    — Два царства собираются атаковать. Похоже, у нас с тобой проблемы.

    —Глава Сы Ту, можно вас на пару слов? – Ню Ю Дао пригласил его.

    В такое время не было смысла перечить друг другу, поэтому Сы Ту Яо прошел с Ню Ю Дао к рядом стоящему павильону.

    Люди дворца Вандун стали переглядываться.

    Сы Ту Яо кивнул им головой, что все в порядке, и спросил:

    — О каком деле братец хочет поговорить не при моих соучениках?

    — Не то, что я не хочу при них говорить, а просто дело очень важное. Нельзя, чтобы произошла какая-либо утечка. Это ваши владения, и есть дела, в которых мне нужна ваша помощь. Как я знаю, послы царства Янь и Сун уже здесь. Я надеюсь, что между ними возникнет конфликт. – Ню Ю Дао стал тихо шептать на ухо Сы Ту Яо.

    Сы Ту Яо не понимая спросил: Ты что хочешь сделать?

    Ню Ю Дао: Глава Сы Ту, не стоит задавать много вопросов. Потом все увидите.

    Сы Ту Яо: Если ты не скажешь, что задумал, я разве посмею в неведении помогать тебе?

    Ню Ю Дао: Мне нужен только, чтобы произошел конфликт, и все. В этом деле дворцу Вандун не нужно прилагать каких-либо усилий, и проблем у дворца Вандун не будет.

    Сы Ту Яо: Но я хочу знать подробности. Я не могу, не зная ситуации, влезать в подобные дела.

    Ню Ю Дао: В этом деле есть кое-что очень важное для меня, поэтому я не могу все сказать главе Сы Ту. Однако я хочу напомнить главе. Когда я думал о Цинчжоу, я слышал, что царство Ци и царство Вэй сейчас отправили войска к границам царства Цзинь. Царство Хань снова выдвинуло войска против царства Янь. Еще царство Янь хочет направить войска на Южную область. Царство Чжао пока вокруг никем не сдерживается. Поэтому Хай У Цзи похоже решил атаковать Цинчжоу. Поэтому Цинчжоу сложно избежать удара.

          Стоит только Южной области избавиться от давления, как Южная область конечно может стянуть свои силы и вторгнуться на территорию царства Чжао и помочь Цинчжоу!

    Глаза Сы Ту Яо заблестели. Он словно о чем-то догадался:

    — Ты хочешь, чтобы царство Сун оказало давление на царство Янь?

    Ню Ю Дао махнул рукой, указывая на восток и запад:

    — Наверху - царство Хань, снизу - царство Янь, слева - царство Чжао а справа - царство Сун. Бэйчжоу сейчас противостоит царству Хань, а Шан Цзянь Сюн несмотря на это, скрепя сердцем, собрался направить часть войск на Южную область. Поэтому стоит только ситуации немного измениться и дать только предлог царству Сун, так они тоже выдвинут войска!

          Если царство Сун окажет давление на царство Янь, то Шан Цзянь Сюн будет вынужден оттянуть войска от Южной области. Ведь если царство Чжао действительно ударит по Цинчжоу, то царство Хань возможно также действительно ударит по Бэйчжоу.

    Не будем гадать – будет ли царство Хань атаковать с царством Сун или нет. Главное, чтобы царство Хань решительно стало действовать. Тогда разве сможет царство Сун удержаться от того, чтобы не ухватить жирный кусок?

          Царство Янь может в одиночку устоять перед царством Хань, но сможет ли оно устоять перед двумя царствами? Царство Янь тогда будет находиться на грани уничтожения. Такие последствия Шан Цзянь Сюн не посмеет навлечь на себя! Не то, что Шан Цзянь Сюн не посмеет атаковать Южную область, а три могущественные секты не позволят ему это сделать.

          Стоит только Шан Цзянь Сюну оставить свои порывы захватить Южную область, как наша конница сразу же направится к Цинчжоу. А за ними и пешие. Тогда боевой дух Цинчжоу поднимется. И тогда Хай У Цзи уже нужно будет подумать о последствиях этой битвы. Определенно, у него тогда будут большие потери. Если царство Янь будет сражаться против царства Сун, то царство Хань может быстро освободиться от битвы и направить свои войска атаковать царство Чжао. Тогда уже царство Чжао будет находиться на краю истребления!

    Сы Ту Яо взволновался и не выдержав стал хлопать в ладони:

    — Отлично!

    Он распахнул рукава и начал ходить туда-сюда. Он уже думал, что пусть даже у них не получится спасти мать и сына, но Цинчжоу они все еще смогут сохранить.

    Стоявшие недалеко старейшины с любопытством смотрели на взволнованного Сы Ту Яо.

    — Неудивительно, что братец смог выгнать секту Небесного нефрита из Южной области! – Сы Ту Яо похлопал Ню Ю Дао по плечу: Отличный расчет! Только…

    Внезапно его взволнованный вид исчез. И он сомневаясь проговорил:

    — Только хватит ли этой провокации, чтобы царство Сун выдвинуло свои войска?

    Ню Ю Дао нажал на его руку и проговорил:

    — Во дворце Вандун много людей. Если нужно выполнить это дело, то нельзя позволить кому-либо узнать о нашем плане. И доверить это дело нужно надежным людям.

    — Хорошо. В этом деле мы будем действовать объединенными усилиями… - Сы Ту Яо схватил его за запястье, и они продолжили еще шушукаться между собой. Так они разговаривали довольно долгое время.

    Постоялый двор Люсу.

    Стояла ночь, но все постояльцы здесь были чем-то обеспокоены. Множество послов, как только прибывали сюда, сразу наносили друг другу визиты.

    Посол царства Янь - Гао Шао Мин с несколькими людьми пришел к дому Чжао Сэня. Охранник пошел докладывать об их приходе, а Гао Шао Мин и другие ожидали его снаружи.

    Прошлый посол был убит, и после того, как царства Янь и Чжао перестали конфликтовать по этому поводу, Гао Шао Мин вступил в эту должность.

    Он хорошо знал царство Чжао, ведь он изначально был шпионом царства Янь. Он много лет вел бизнес в царстве Чжао. А когда шпионы царства Янь гнались за Ню Ю Дао, тогда у него не было возможности одолеть Ню Ю Дао. После неудачи царство Янь отозвало обратно Гао Шао Мина.

    Теперь его назначили послом царства Янь, и это определенно связано с тем, что он хорошо знает царство Чжао.

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 565☯  ⊱☪⊰  Красный ребенок  ⊱☪⊰

    ☯Глава 565☯

    ⊱☪⊰

    Кpасный рeбенoк

    ⊱☪⊰

    Конечно эту должность он в основном получил благодаря отцу. Eго отец Гао Цзянь Чэн - советник по делам воспитания и просвещения царства Янь, а это все равно, что министр по общественным делам Tун Мо. Oн также обладает такой властью, что смог вернувшегося сына с подбитым крылом из царства Чжао сделать послом царства Янь в царстве Чжао. A шпионские способности и знания царства Чжао послужили для Гао Шао Мина одним из предлогов становления на эту должность. 

    Гао Шао Мина также сопровождал управитель его дома в царстве Чжао - старик Чуан Цяо, которого теперь все звали Го Пин. Теперь он взял свое настоящее имя. Ему повезло благодаря Гао Шао Мину. 

    Bо двор вышел один евнух, который завел внутрь только Гао Шао Мина и Го Пина. 

    Два человека подождали немного, и чуть позже к ним вышел Чжао Сэнь. 

    Обе стороны поздоровались, и Чжао Сэнь спросил: 

    — Посол Гао нашел время, чтобы встретиться со мной. Какие у вас будут инструкции?

    Гао Шао Мин: Не смею давать вам инструкции. Я только хотел узнать, господин уже получил указы от императора царства Чжао?

    Чжао Сэнь вздрогнул про себя, однако спокойно спросил: 

    — Указ? Какой указ?

    Он так говорил потому, что даже если Гао Шао Мин обо всем знал, он не должен был задавать подобный вопрос. 

    На самом деле о том, что Шан Цзянь Сюн и Xай У Цзи вели тайные переговоры, Гао Шао Мин недавно узнал. Pанее ему вовсе не говорили о планах царства Янь. После того, как он отправил весть о том, что Ню Ю Дао в Цинчжоу, ему с царства Янь отец отправил ответ. А имперский дом намекнул насчет общего дела. 

    Гао Шао Мин сменил тему: 

    — Ню Ю Дао прибыл в Цинчжоу. 

    Чжао Сэнь: Слышал. 

    Гао Шао Мин: По секрету скажу. Я только что получил новости из столицы, в этот раз я не могу позволить Ню Ю Дао покинуть Цинчжоу живым. 

    Тогда множество его подчиненных из-за Ню Ю Дао погибли, и только он смог освободиться живым. Поэтому он все эти годы хотел отомстить за своих подчиненных Ню Ю Дао. И в этот раз судьба сама ему предоставила такой шанс. Разве он может упустить этот шанс? 

    Чжао Сэнь понимал, что хотела столица царства Янь. Для царства Янь Ню Ю Дао является большой помехой. Если они хотят атаковать Южную область, то сначала им нужно устранить затаенную опасность в виде Ню Ю Дао. 

    Однако он напомнил: 

    — Ты хочешь атаковать его в областном центре? Я советую тебе хорошо подумать. Здесь силы дворца Вандун немалые. Если будешь атаковать открыто, то тебя не отпустят отсюда живым. 

    Гао Шао Мин: Я конечно не собираюсь атаковать его здесь. Со столицы пришлют людей, чтобы помочь мне. Если мы будем атаковать, то определенно не поставим господина в сложное положение. Только в городе Цинчжоу неизвестно сколько лазутчиков. Здесь силы царства Янь слабые, моим людям тоже сложно следить за ними. Слышал, что у Ню Ю Дао есть верховые птицы, а у царства Чжао здесь сил тоже немного. У вашего аппарата Следящих звезд много лазутчиков, поэтому прошу господина помочь мне проследить за Ню Ю Дао, чтобы он не сбежал. 

    Аппарат Следящих звезд - это как отдел разведуправления царства Янь…

    В другом дворике постоялого двора Люсу один царь птиц спустился с неба в один дом. 

    Через некоторое время помощник посла царства Цзинь - Лю Дэ Чжэн вошел в спальню посла и застал посла Чу Сян Юйя, парящего ноги. 

    Как только он вошел, то сразу велел всем слугам выйти. После этого он вручил тайное письмо Чу Сян Юйю и тихо прошептал: 

    — Его величество велел, если представится возможность, устранить Ню Ю Дао. 

    Чу Сян Юй нахмурил брови. Он не думал, что как только он отправит доклад о том, что Ню Ю Дао здесь, обратно придет такой ответ. 

    Прочитав письмо, он вздыхая сказал:

    — Это из-за господина Шао. Похоже, его величество высоко оценивает господина Шао. Дэ Чжэн, что ты думаешь насчет этого дела?

    Лю Дэ Чжэн немного подумал и потом медленно сказал:

    — Его величество сказал, если представится возможность. Значит, если не будет возможности, то нам не стоит создавать себе лишних проблем, чтобы не мешать основному делу. Конечно, нужно поискать возможность убить Ню Ю Дао. 

    Чу Сян Юй кивнул: 

    — Брат Дэ Чжэн говорит верно. Тогда займись этим. 

     

    Южная область. 

    Среди пустынных гор одна птица черного нефрита Дяо парила туда-сюда. На ней стоял Чао Шэн Хуай. Он достал две банкноты в 100 золотых и передал двум ученикам: 

    — Спасибо братья, что сопроводили. Дальше я сам. 

    Два человека сначала отказывались, но потом все же приняли деньги. 

    Один из них сказал:

    — Один будешь бродить, поэтому будь осторожен. Если что-то случится, сразу свяжись с учителями. И пораньше возвращайся. 

    — Хорошо, запомнил. Братья, на этом прощаемся. – Чао Шэн Хуай сложил руки. 

    — Береги себя. – два ученика также сложили руки. 

    Чао Шэн Хуай развернулся и прыгнул в ночное небо. Он парил в воздухе и приземлился у горного леса. После чего он вышел из леса на дорогу и быстро добрался до почтовой. Там он взял лошадь и направился в сторону Циншаня. 

    В этот раз Чао Шэн Хуай не пожалел денег, чтобы под предлогом путешествия отправиться к Ню Ю Дао. Пока он не узнает, что случилось с его 4 соучениками, то не успокоится. Он даже за все это время спать не мог нормально. Поэтому в этот раз он отправился спросить обо всем Ню Ю Дао.

     

    ….

    Весенняя пора и ясная погода не могли развеять собравшиеся облака и тучи над резиденцией правителя Цинчжоу. 

    Но Ню Ю Дао впрочем вел себя свободно. Он спокойно медитировал у себя в комнате. 

    Гуань Фан И, постучав в дверь, вошла к нему в комнату. Увидев спокойно культивирующего Ню Ю Дао, она невольно поразилась его невозмутимости. Пока этому человеку не приставишь кинжал к горлу, для него неважно что происходит вокруг, он мог спокойно культивировать. Он всегда уделял этому занятию много времени. 

    — Что такое? – Ню Ю Дао с закрытыми глазами спросил. 

    Гуань Фан И: Пришли вести оттуда. Согласно нами перечисленными симптомами и вероятностью отравления, они полагают, что был использован яд красного ребенка.

    *Путешествие на запад?*(п.п. дух красного ребенка встречается в классическом произведении «Путешествие на запад»)

    Ню Ю Дао внезапно открыл глаза. Он застыл и, словно почувствовав хаос в сознании, спокойно сказал:

    — Раз знают что за яд, то наверняка они знают и противоядие. 

    Гуань Фан И покачала головой: 

    — Они говорят, что это не простой яд. Говорят, что это очень удивительный яд в Поднебесной. Это растение растет в среде с ядовитыми испарениями на болоте. Оно, как женьшень, все красное и очень ядовитое. Только вначале не поймешь, что оно ядовитое. Когда растение созревает полностью красным, как маленький ребенок, тогда оно и становится ядовитым. Поэтому его и назвали красным ребенком. Если человек, не заметив его, не предпримет мер предосторожности и поранится этим растением, то тогда на теле начнет действовать яд. 

         Говорят, кто-то с ним охотился и использовал в качестве яда. Когда-то наложницы императора использовали его против соперниц, а простые люди мало что знали о нем. Да им и сложно было найти его. Поэтому симптомы и побочные явления этого яда мало кто знал. Для мужчины, если он только не ранен, этот яд будет бесполезен. Но для женщин этот яд довольно опасен. Поэтому зачастую этот яд используют против женщин. Вещь это редкая, дворец Утренней луны только слышал о ней, но не видел. Поэтому в этом деле они беспомощны. 

    — Беспомощны? – Ню Ю Дао повернул голову и холодным тоном проговорил:

    — Действительно тайные убийцы. Они как услышали симптомы, то сразу поняли, что за вещь. В будущем нужно быть осторожным. Возможно такой же яд есть и у них. 

    Гуань Фан И: Как?

    Ню Ю Дао: Они говорят, что не видели, а только слышали. Даже не пробовали его на деле, но откуда они тогда знают, что перед этим ядом они беспомощны? Как мне кажется, либо они просто не хотят помогать, либо у них на руках такой же яд, поэтому они не хотят показывать противоядие. Сейчас они не будут вредить мне, но кто знает что будет потом. Останемся ли мы друзьями или станем врагами?

    Гуань Фан И переваривала его слова. 

    Ню Ю Дао встал, взял меч и направился к Сы Ту Яо. 

    — Красный ребенок?

    Сы Ту Яо, как услышал, сразу засомневался. 

    Ню Ю Дао кивнул: 

    — Возможно этот яд. Глава Сы Ту, подумайте. Кто может вылечить их от этого яда?

    Сы Ту Яо сразу велел привести доктора. Они расспросили его, и в итоге выяснилось, что никто не знает противоядия от него. Все впервые слышали про этот яд. 

    Ню Ю Дао перестал надеяться на дворец Утренней луны. 

    Увидев, что здесь все бессильны, Сы Ту Яо велел остальным людям выйти. Когда они остались с Ню Ю Дао с глазу на глаз, он сказал:

    — Возможно они могут раньше уйти. Мы уже все подготовили. Через два дня им устроят банкет. Мы уже выслали приглашения. 

    Ню Ю Дао как услышал, все сразу понял. После чего он одобрительно кивнул: 

    — Хорошо!

    Когда он ушел от Сы Ту Яо и вернулся к себе, к нему снова пришла Гуань Фан И. 

    — С дома пришли новости. Говорят, Чао Шэн Хуай ищет тебя. 

    Ню Ю Дао, который ходил и размышлял про себя, остановился: 

    — Тайно пришлите его. 

    Гуань Фан И напомнила: 

    — Чао Шэн Хуай сказал, что в секте Тысячи зверей он оставил предсмертную записку. Если что-то с ним случится, то вся правда о тебе раскроется. 

    *Угрожает еще?* - Ню Ю Дао холодно улыбнулся :

    — Скажи, что он вернется. Пусть его пришлют. 

    Гуань Фан И: Есть еще кое-что. Ты сам посмотри. – она передала ему тайное письмо. 

    Ню Ю Дао раскрыл письмо. Это было письмо от горы Дачан. Евнух столицы царства Янь Га Мяо Шуй приезжал к ним. Он угрозами и подкупом требовал, чтобы гора Дачан следовала указам императора. 

    Хуан Ли ясно говорил, что он пока не согласился и не отказался. В итоге Га Мяо Шуй улетел с пустыми руками. 

    А в этом письме Хуан Ли спрашивал, если имперский двор действительно ударит, как Ню Ю Дао будет отвечать? 

    Гуань Фан И напомнила: 

    — Гора Дачан сейчас наблюдает за всем. 

    Руки Ню Ю Дао задрожали, и он сжег письмо. Он наблюдал, как бумага сгорала: 

    — Люди - они везде люди. Искать везде выгоду - это нормальное явление. Гора Дачан не может пойти с нами на общую смерть, если мы не сможем ответить имперскому двору. Их поведение неудивительно. Раз он не дал согласия Га Мяо Шуйю – это уже хорошо. 

    Гуань Фан И: Как ему ответить? 

    — Не отвечай!

    — Не отвечать?

    — Сказал раз, достаточно. Что тебе, как трехлетнему ребенку все повторять? Пока я жив, Хуан Ли не посмеет опрометчиво поступать!

    Гуань Фан И посмотрела на него и про себя снова удивилась: «Каким дерзким он стал.» 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 566☯ ⊱☪⊰ Мнения великих умов почти всегда схожи ⊱☪⊰

    ☯Глaва 566☯

    ⊱☪⊰

    Mнeния великих умoв почти всегда схожи

    ⊱☪⊰

     

    Pезиденция пpавителя Динчжоу. Сюэ Сяо был очень недоволен, так как перед ним лежали 5 окровавленных голов.

    Среди них была голова Сун Шу, которого отправили под конвоем в столицу, головы четрых культиваторов, сопровождавших его. Головы лежали здесь, а тела неизвестно где были.

    Перед этим одна повозка привезла к воротам резиденции ящик. Извозчик сказал, что его попросили передать подарки правителю.

    A когда они открыли ящик, то увидели подарки.

    — Кто это сделал? – один наставник-защитник недовольно спросил.

    Сюэ Сяо вздохнул:

    — Кто еще мог сделать? Сосед наш демонстрирует нам силу. Имперский двор дал ему пощечину, вот тот и ответил. Он показывает нам свою силу. Обезумел! Xорошо. Посмотрим, как долго они так продержатся!

    Он уже получил тайное указание от имперского двора. Им было велено подготавливать войска к захвату Южной области.

     

    Bеликая снежная гора. Радужный постоялый двор. Несколько гостей, шепчась между собой, входили внутрь.

    Стоящий с заложенными руками перед входом хозяин лавки Чу Ан Лоу, глядя на гостей, прищурил глаза. Он снова услышал имя *Дьявольский врач*. Он уже много раз слышал это имя. Ранее прибывшие гости тоже обсуждали дьявольского врача.

    Когда гости заселились, он подозвал к себе одного сотрудника.

    — Почему многие упоминают дьявольского врача? Что случилось?

    Сотрудник удивленно ответил: Не знаю!

    А в это время один сотрудник, который спускался в ущелье, остановился у постоялого двора, поднялся по крыльцу и доложил:

    — Хозяин, дворец Вандун распустил слухи, что ищет дьявольского врача.

    Чу Ан Лоу любопытно спросил:

    — Зачем им дьявольский врач? Разве того мальчика не увел дьявольский врач?

    Сотрудник ответил:

    — Говорят, что старшую принцессу в Цинчжоу отравили странным ядом. Поэтому они ищут дьявольского врача. Кто поможет найти им дьявольского врача, того хорошо вознаградят.

    — Странный яд? – Чу Ан Лоу задумался.

     

    Столица царства Янь.

    Га Мяо Шуй вернулся с Южной области. Он в плаще быстро направлялся в резиденцию министра общественных работ. Eму не нужно было докладывать о себе, поэтому он сам стремительно вошел в зал к Тун Мо.

    Стоявший во дворе Тун Мо махнул рукой, проводя своих чиновников, чтобы лично пообщаться с ним.

    Два человека, оставшись наедине, не стали церемониться, и Тун Мо сразу перешел к делу:

    — Сын Сун Цзю Мина был убит по дороге. Головы вернули Сюэ Сяо.

    Га Мяо Шуй кивнул головой: Я это уже узнал.

    Тун Мо: Гора Дачан что говорит?

    Га Мяо Шуй: Не отказали, но и не согласились. Они ждут.

    — Они смотрят, куда подует ветер. То, что они не отказали - уже хорошо. Когда обстановка станет более менее понятной, тогда и поддадутся давлению! – Тун Мо холодно усмехнулся и добавил:

    — Господин Га, мы только что получили вести. Хай Жу Юэ из Цинчжоу отравлена. Похоже Хай У Цзи начал действовать.

    Га Мяо Шуй: Уже знаю. Хотел поговорить с вами об этом. Хай У Цзи начал действовать. Нам не нужно оттягивать время, можно воспользоваться моментом и уже в открытую начать перекидывать войска. Следовало бы подать официальный указ его величеству.

    Тун Мо махнул рукой, после чего ему принесли бумагу.

    — Как раз хотел передать указ его величеству. Господин Га, может вы попутно передадите это его величеству.

    Га Мяо Шуй отошел в сторону и пригласил его, вытянув руку. Два человека вместе вышли.

     

     

    …..

    Царство Цзинь.

    Мрачный императорский дворец. Тай Шу Сюн положил руки на поясницу и смотрел хитро на карту.

    У дверей старший дворцовый евнух приглашал рукой Шао Пин Бо. Шао Пин Бо вошел в зал и поклонился вежливо Тай Шу Сюну.

    — Ваше величество.

    Шао Пин Бо относился к нему почтительно и был не так независим, как в Бэйчжоу. Ничего не поделаешь, здесь у него нет поддержки. И пока он может полагаться только на впереди стоящего человека.

    Тай Шу Сюн по-прежнему смотрел на карту:

    — Как здоровье?

    Шао Пин Бо: Намного лучше.

    — Связался с отцом в Бэйчжоу?

    — Еще не было ответа.

    —Тебе нужно заботиться о себе. Не стоит сильно волноваться. Все же вы - отец и сын, со временем все наладится. – Тай Шу указал на Цинчжоу царства Чжао:

    — Хай Жу Юэ отравлена. Слышал?

    Шао Пин Бо: Только что отдел Черной воды донес.

    Тай Шу Сюн: Хай У Цзи должно быть уже хочет атаковать Цинчжоу. Царства Вэй и Ци перевели войска к границам. Они дали хороший шанс Хай У Цзи. Похоже два царства боятся, что ты перешел ко мне. От тебя у них холод по коже прошелся. – сказал он ухмыляясь.

    — Они не покорного слугу боятся, а вашего величества. – Шао Пин Бо поклонился. Он вышел вперед на два шага и указал на Южную область.

    — Шан Цзянь Сюн должно быть тоже будет атаковать Южную область. – говоря это, у него в глазах появился блеск.

    Тай Шу Сю прищурил глаза и не понимал:

    — Как это?

    Шао Пин Бо, указывая на карту, стал объяснять:

    — Цинчжоу и Южная область заключили альянс. Если Хай У Цзи будет нападать, то Южная область придет на подмогу. Две области смогут долго простоять перед Хай У Цзи, и тогда возможно царство Хань захочет напасть на царство Чжао. Просто так Хай У Цзи не стал бы рисковать.

         Я много лет провел в царстве Янь и хорошо понимаю тамошнюю ситуацию. Шан Цзянь Сюн унаследовал трон, но про него идет плохая молва. Говорят, что он даже убил Нин Вана Шан Цзянь Бо. Шан Цзянь Бо занимал хорошее военное положение. Многие ветераны смотрели на него с надеждой. А теперь его сын захватил Южную область. Еще так блистательно. Все ветераны собираются под его руководством. Как Шан Цзянь Сюн может спокойно на это смотреть?

         Шан Чао Цзун ясно стремится к престолу. Он также из имперского рода. Ходят разные слухи о них, которые подстрекают людей, любящих Шан Цзянь Бо. Подъем Шан Чао Цзуна как Шан Цзянь Сюн может стерпеть? Поэтому он должен напасть на Южную область. Хай У Цзи посмел так действовать, значит Шан Цзянь Сюн тоже собирается атаковать Южную область. Возможно Шан Цзянь Сюн сам связался с царством Чжао.

    Тай Шу Сюн кивнул:

    — Логично. Если два царства вместе будут атаковать, то двум областям будет сложно выстоять.

    — Вряд ли. – Шао Пин Бо покачал головой:

    — Говоря о Южной области и Цинчжоу, один человек не примет такой расклад. Тот, от которого ваш покорный слуга бежал - Ню Ю Дао. Этот человек не будет сидеть в ожидании смерти. Если покорный слуга смог разглядеть, что Шан Цзянь Сюн собирается атаковать Цинчжоу, то Ню Ю Дао тем более это понял. Он скорее всего отправился в Цинчжоу, чтобы попросить поддержку войск. Хай Жу Юэ родила - это лучший предлог, чтобы навестить ее. Если покорный слуга не ошибается, то он так и поступит.

        Дворец Вандун охраняет город и не стали бы рисковать. Они бы не посмели публично объявить, что Хай Жу Юэ отравлена. Они бы напротив скрывали эту весть. Но сейчас они объявили об этом повсюду. Это не похоже на них. Ню Ю Дао, этот подлец. Он должно быть уже там и вмешался в их дела. Он скорее всего уже в Цинчжоу.

    Тай Шу Сюн удивился. Он, получив сообщение, что Ню Ю Дао там, велел не говорить об этом отделу Черной воды и Шао Пин Бо. Он думал, если они убьют Ню Ю Дао, то потом на радостях скажут об этом Шао Пин Бо. А если не получится, то ладно.

    Но он вовсе не думал, что Шао Пин Бо только на основании своих выводов догадается, что Ню Ю Дао уже в Цинчжоу. Поэтому сейчас он был очень сильно удивлен.

    Мало кто знал, что Шао Пин Бо уже сомневался - не станет ли Тай Шу Сюн скрывать от него информацию о Ню Ю Дао. Шао Пин Бо думал, что Тай Шу Сюн полагает, если сказать о Ню Ю Дао Шао Пин Бо, то тот будет стараться действовать в своих интересах.

    — Раз он не будет просто так сидеть. То как, ты думаешь, он будет отвечать? – Тай Шу Сюн спросил.

    Увидев, что Тай Шу Сюн проигнорировал его вопрос - Ню Ю Дао в Цинчжоу или нет, Шао Пин Бо подтвердил про себя свои выводы. Значит, Ню Ю Дао в Цинчжоу.

    Он указал на царства:

    — Есть только несколько вероятностей. Он будет уговаривать царства Вэй, Ци, Хань и Сун оказать давление. Несколько послов сейчас как раз в Цинчжоу - это удачная возможность. Еще есть вероятность, что он убедит три могущественных секты царства Янь. Но это маловероятно. Только бы Южная область оставалась в царстве Янь, а кто ей будет заправлять - для трех сект не так важно. Шан Цзянь Сюн принял твердое решение забрать Южную область, а именно схватить Шан Чао Цзуна. Три секты не захотят по этому поводу спорить с Шан Цзянь Сюном и предпочтут смотреть за их столкновением со стороны.

    — Что касается царства Вэй и Ци. Они сейчас опасаются царства Цзинь и основные силы переместили к царству Цзинь. Вряд ли они будут перемещать своих воинов. Самое большее в итоге, что они смогут сделать - это только много болтать. Но они не станут передвигать войска к царству Чжао. А царство Хань хоть сейчас и подготовилось противостоять царству Янь за Бэйчжоу. Только очевидно Шан Цзянь Сюн уже был готов к борьбе на двух фронтах. Вероятнее всего Ню Ю Дао будет искать причину, чтобы царство Сун стало оказывать давление на царство Янь.

    Тай Шу Сюн: Если так, то нужно принять меры и помешать ему. Как раз отомстим за тебя в Южной области!

    — Нельзя! – Шао Пин Бо остановил его. Он сложил руки и сказал:

    — Ваше величество великодушен! Покорный слуга высоко ценит вашу любезность, но вынужден отказаться. Здесь потянешь за волосок, то скажется на всем теле. Его величество только начал осуществлять великий план. Когда вы выдвинете войска на царство Вэй и Ци, нельзя позволить 4 восточным царствам оказать давление, тем более когда они сильнее нас. Пусть они сейчас между собой поборются, покусают себя, ослабят друг друга. Это будет намного лучше для его величества.

    Тай Шу Сю кивая согласился с ним. Он был доволен:

    — Мнения великих умов почти всегда схожи!

    Только мало, кто знал, что Шао Пин Бо на самом деле думал о другом. Если бы он сейчас был в Бэйчжоу, то он определенно помешал бы Ню Ю Дао.

    Как он полагал, Ню Ю Дао куда более опаснее Южной области. Но сейчас он не может использовать царство Цзинь, чтобы отомстить Ню Ю Дао.

    Тем более когда его соперник - такой выдающийся человек, как Ню Ю Дао. Даже если они будут мешать ему - далеко не факт, что они смогут добиться желаемого. Ню Ю Дао скорее всего сможет выкрутиться из этой ситуации. И что тогда? Они навредят своим великим планам, а виновным окажется Шао Пин Бо? Сейчас он не может себе такого позволить. Тем более, когда уже немало людей недолюбливают его в царстве Цзинь.

    Была бы его воля, то он послал бы самых сильных мастеров царства Цзинь, чтобы убить Ню Ю Дао. Но это будет эгоистичный подход.

    А он еще не обосновался крепко в царстве Цзинь. Да и Тай Шу Сюн возможно как раз сейчас его проверяет. Шао Пин Бо прибыл для мести или служить царству Цзинь?

     

    ***

    “ 故上兵伐谋 ”

    самая лучшая война - разбить замыслы противника

    Сунь Цзы/孙子

     

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

    ☯Глава 567☯ ⊱☪⊰ Череда событий ⊱☪⊰

    ☯Глава 567☯

    ⊱☪⊰

    Чepеда cобытий

    ⊱☪⊰

     

    Огромный дворец царства Чжао.

    Правитель со своими поданными наxодились в кабинете.

    C волосами спадающими до плеч, в величественном халате, спиной к столу и лицом к поданным стоял озадаченный Xай У Цзи.

    Цинчжоу внезапно сами распространили весть о том, что Хай Жу Юэ отравлена. Отчего они действительно еще не успели что-либо предпринять. Tеперь им казалось, что это действовал не дворец Вандун, а кто-то другой. Поэтому сейчас все думали, что делать в сложившейся ситуации.

    — Вдовствующая императрица прибыла! – около дверей раздался писклявый голос евнуха.

    Правитель и поданные посмотрели в сторону дверей и увидели немного полноватую женщину. Хоть эта женщина была старой, но выглядела она величественно. По ее лику можно было определить, что когда-то эта женщина была очень красивой. Это и была вдовствующая императрица царства Чжао - Шан Яо Лан.

    — Приветствуем вдовствующую императрицу! – несколько министров поклонились ей.

    — Mать монарха! – Хай У Цзи быстро подошел к двери и поддержал руку матери.

    — Я не помешала вам? – Шан Яо Лан спросила.

    Хай У Цзи улыбаясь ответил: Hисколько.

    — Хорошо. – Шан Яо Лан кивнула и потом, оглянув всех, медленным тоном сказала:

    — У меня есть разговор к императору. Оставьте нас одних.

    В ее тоне можно было услышать незамаскированную величественность.

    Хай У Цзи махнул рукой министрам, чтобы те уходили.

    — Слушаемся! – поданные поклонились и стали уходить.

    Один седовласый старик - старший дворцовый евнух с мутными глазами нерешительно направился наружу. Этот человек был управителем имперского дворца, его звали Чжугэ Чи.

    Шан Яо Лан крикнула ему:

    — Старик Чжугэ, ты можешь остаться. Есть дело, по которому я хотела, чтобы ты рассудил все.

    Чжугэ Чи немного задержался и посмотрел на реакцию Хай У Цзи.

    Хай У Цзи улыбаясь спросил:

    — Мать монарха, какое дело нужно рассудить? Кто разозлил вас?

    Шан Яо Лан поменялась в лице и гневно сказала:

    — Ты до каких пор собирался меня обманывать?

    Хай У Цзи понял, что ситуация скверная, и удивленно спросил.

    — Мать монарха, к чему так говорить?

    Шан Яо Лан гневно спросила:

    — Я спрашиваю тебя, Жу Юэ ты отравил?

    Хай У Цзи тоже поменялся в лице. Он сам гневался про себя. Он все сделал тайком от матери и не знал, откуда она теперь обо всем этом узнала. Для себя он решил позже все расследовать и узнать откуда произошла утечка.

    Он стал оправдываться: Матушка, откуда такие слухи?

    Шан Яо Лан разочарованно покачала головой:

    — Pанее ты спрашивал игрушки, с которыми в детстве играла Жу Юэ. Я еще удивилась, зачем они тебе понадобились? И ты еще смеешь обманывать меня! Я еще не отупела от старости! Ты решил убить свою родную сестренку! Откуда у тебя настолько жестокое сердце?

    Хай У Цзи рассердился и медленно сказал:

    — Матушка, у меня есть свои заботы.

    — Заботы? Я знаю какие у тебя заботы. – Шан Яо Лан постучала себя по груди и эмоционально сказала:

    — Ты - правитель поднебесной, и я понимаю, что ты заботишься о всех в первую очередь. Когда ты разорял семью сестренки и рушил ее жизнь, я ничего не говорила. Хочешь захватить Цинчжоу силой, пожалуйста. Но зачем убивать ее? Разве нельзя оставить ее в живых?

         Неужели не убив ее, ты не успокоишься? Тогда, когда вы были заложниками в царстве Янь, ты ради своей свободы отдал ее для развлечения посторонним людям. Думаешь, я это не знаю? Я все знаю, просто не говорю. Сколько раз она страдала из-за тебя? Если бы не мой племянник Шан Цзянь Бо, который защитил ее… После того, как ты взошел на престол, ради того, чтобы успокоить Сяо Хуана, ты выдал ее за его больного сына. Ты не думал, насколько ей горько было тогда?

         Ты с самого начала довел ее до нынешнего дня. И сегодня ты вновь травишь ее? Как у тебя рука поднялась?! Как ты после этого заставишь поднебесную смотреть на меня, как на мать? Как поднебесная будет смотреть теперь на тебя! Даже жизни ей не оставил!?

    Хай У Цзи разгневался и недовольно ответил:

    — Мать, вы проходили через этот путь и сколько обид стерпели. Вы, как никто, знаете, как все устроено. И знаете, что такое беспомощность! Эта поднебесная жестока. Сколько людей строят козни друг другу! Для каждых царств ситуация одна. Стоит плывущей против течения лодки остановиться, как ее отнесет назад. Кто будет удерживать власть лишь над частью территории – тот будет уничтожен. Нужно постоянно становиться сильнее, потому что только будучи сильными можно избежать опасности. Мать монарха, у царство Чжао нет пути назад! У сына нет пути назад! (п.п стоит плывущей против течения лодке остановиться, как её отнесёт назад (обр. в знач.: прекращение движения вперёд означает начало движения вспять))

    Он взмахнул рукавом и указал на пол сзади, когда проговаривал четко свои слова.

     

    Зал мужества.

    Перед картой на стене сидел Мэн Шань Мин в коляске. Они с Шан Чао Цзуном сейчас обсуждали расположение войск на карте. Мэн Шань Мин из-за того, что находился снизу, пользуясь указкой, указывал точки на карте.

    Горе Дачан изначально было бы неудобно скрывать от них новости, поэтому они также сказали им, что Га Мяо Шуй приходил к ним. Да и Шан Чао Цзун с остальными не глупы. Они понимали, что царство Янь собирается напасть на Южную область. Особенно когда узнали, что Хай Жу Юэ отравлена. Как они могли не готовиться к предстоящей буре.

    То и дело в зал Мужества входили чиновники и воины и докладывали обстановку и расположение войск в разных местах.

    Лан Жо Тин быстро вошел в зал, поклонился им и доложил:

    — Князь, полководец Мэн, от владыки Дао сообщение. Он велел нам не суетиться насчет отравления Хай Жу Юэ. Он говорит, что это он попросил дворец Вандун опубликовать эту новость. В Южной области мы сами должны принимать решения. Если нужно готовить солдат и конницу, то готовить. А в Цинчжоу он сам будет решать дела. И если что-то изменится, то он предупредит нас.

    Мэн Шань Мин кивнул головой:

    — Владыка Дао знает, как поступать.

     

    Гора Дачан. Главный зал.

    — Хай Жу Юэ когда отравили?

    Хуан Ли стоял перед заново слепленной статуей основателя дворца. Он про себя говорил.

    Несколько старейшин стояли за ним. Каждый смотрел донесение и удивлялся.

    Кто-то сказал:

    — Похоже, царства Янь и Чжао заранее все обдумали и решили вместе атаковать. Южная область в опасности!

    Хуан Ли повернулся: От Ню Ю Дао есть вести?

    Один ученик доложил:

    — Уже три раза отправляли сообщение. До сих пор не было ответа. В Циншане говорят, что в шалаше на горах ничего необычного не замечали. Три секты тоже ведут себя спокойно.

    Хуан Ли нахмурил брови: Что этот парень задумал?

    Один старейшина предложил:

    — Глава, скоро наступит буря. Может стоить ответить Га Мяо Шуйю?

    Хуан Ли махнул рукой:

    — Вы сами видели на что способен этот парень. Не нужно торопиться. Я не верю, что он будет просто так сидеть и ожидать смерти. Сначала посмотрим, как он будет реагировать. Если большая армия наступит, тогда можем и отступить. Еще успеем. Нам сейчас тоже нужно отправить людей в областной центр, чтобы в случае чего вовремя среагировать.

     

    Цинчжоу. Один дом, где был установлен отдел связи с Южной областью.

    В одном доме сидел похищенный Чао Шэн Хуай. Он опустил голову и временами вздыхал.

    Кто-то постучал в дверь, и вошел Чжу Лао Ба. Он поднес ящик с едой и положил его на стол:

    — Брат Чао, поешь.

    Чао Шэн Хуай покачал головой: Не буду!

    Не желавший снимать с него кандалы Чжу Лао Ба усмехнулся:

    — Будешь воды?

    Чао Шэн Хуай: Нет! Где мы? Я хочу видеть Ню Ю Дао!

    Когда Чао Шэн Хуай прибыл в Циншань, то не смог увидеть Ню Ю Дао. Однако его не отпустили, а схватили и доставили сюда.

    Где он сейчас находился, он не знал. Он только почувствовал, что воздух здесь был совсем другой. Точно не горный воздух. Он понимал, что они были в городе. Но в каком городе?

    Чжу Лао Ба: Владыка Дао сейчас занят. У него нет времени связаться с тобой. Когда появится время, он конечно встретится с тобой. Чего спешишь? Поешь. Ты еще не достиг легендарных уровней и не стал святым, чтобы отказаться от всего мирского. Не будешь есть, то просто с голода помрешь.

    Чао Шэн Хуай разозлился:

    — Чего ты так увиливаешь от ответа? Пусть придет Ню Ю Дао ко мне! Иначе всем будет плохо!

    — Тссс! – Чжу Лао Ба поднес указательный палец к губам:

    — Братец, веди себя хорошо. Если будешь кричать, то мне придется тебе закрыть рот.

     

     

    …..

    — А ты старик попробуй!

    За банкетом посол царства Янь - Гао Шао Мин встал и, гневно указывая на посла царства Сун - Ту Хуай Ю, гневно сказал.

    Постоялый двор Люсу. Ночь. Послов каждого царства позвали на банкет, а к послу царства Янь подошел человек и сказал, что люди посла царства Сун хотят перехватить царей птиц посла царства Янь.

    Вот и на этом банкете послы стали фехтовать языками, как мечами. Ведь это их основное оружие. И собрались они как раз в том месте, где когда-то Ню Ю Дао убил посла царства Янь.

    Ту Хуай Ю язвительно велел Гао Шао Мину следить за своим языком, отчего Гао Шао Мин вышел из себя.

    Наставники-защитники каждого посла тут же забежали внутрь.

    «Бух!»

    Ли У Хуа стукнул по столу и недовольно сказал:

    — Господа, вы что делаете? Вообще забыли про дворец Вандун? Хотите драться - прочь с Цинжоу и деритесь. Иначе не удивляйтесь моей вежливости!

    Ли У Хуа выглядел мрачно. Видно было, что он сейчас переживал не лучшие времена.

    Дворец Вандун выпустил его на банкет только из-за его положения, ведь теперь он в Цинчжоу заменял Хай Жу Юэ. Поэтому пригласив послов на банкет, он должен был представлять супругу.

    — Посол Гао, не забывайте, что это наше царство Чжао. Вам лучше бы успокоиться. - сидящий сбоку Чжао Сэнь холодно ответил.

    На самом деле он напоминал Гао Шао Мину, что сейчас не лучшее время - провоцировать царство Сун.

    Гао Шао Мин посмотрел на него холодным взором и потом махнул своим людям, чтобы они вышли. А сам медленно сел.

    Остальные присутствующие сидели и каждый держал в голове свой план действий. Все понимали, что недолго в Цинчжоу сохранится спокойствие. Скоро наступит буря в виде неожиданной атаки.

    Посол царства Вэй - Су Пай и посол царства Ци - Цзо Ан Нянь предупреждали Чжао Сэня, чтобы царство Чжао не шутили.

    А обычно воинственный посол царства Цзинь - Чу Сян Юй сегодня вел себя довольно необычно. Он в этот раз не подбадривал всех на схватки, не провоцировал других, а напротив выходил миротворцем и всех успокаивал.

    Что касается посла царства Хань - Чжугэ Сюна, то он просто сидел в стороне, радуясь и попивая чай. Он смотрел то влево, то вправо, в общем наслаждался спектаклем.

    Конечно, все спрашивали Ли У Хуа о состоянии Хай Жу Юэ, но Ли У Хуа оставил этот вопрос без комментариев.

    Когда банкет закончился, Ли У Хуа сразу же направился в резиденцию в комнату Хай Жу Юэ. Увидев ее побледневшее лицо, он испугался. Хай Жу Юэ уже сама на себя не была похожа. С каждым днем ей становилось все хуже и хуже. Он развернулся и ушел.

    Как только он вышел, то сразу же направился в комнату младенца. Сначала он поблагодарил соучеников за труд, затем подошел к кроватке младенца. При виде побледневшего младенца, у Ли У Хуа невольно потекли слезы. Он стал бормотать про себя:

    — Что я натворил!

    Он знал, что его сын, скорее всего, не протянет и нескольких дней.

     

    На следующее утро вся резиденция правителя, словно поднялась на уши. Немало учеников дворца Вандун взобрались на крыши и смотрели, как одна птица парила и спускалась вниз.

    На птице стоял один мужчина в белой одежде. У него была белая одежда - это был явно выдающийся муж. За его спиной висела бамбуковая плетеная корзина. Он равнодушно смотрел на всех сверху-вниз.

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 568☯  ⊱☪⊰ Человек дьявольского врача ⊱☪⊰

                                                           ☯Глaва 568☯                               

    ⊱☪⊰

    Чeлoвек дьявольского вpача

    ⊱☪⊰

     

    Птица, кружась в небе, стала медленно парировать и в итоге спустилась в сад. Множество учеников дворца Bандун сразу же направились туда на всякий случай.

    Однако по внешнему виду гостя не было заметно, что он прибыл со злыми намерениями.

    Tолько разве может простой человек летать на птице? Поэтому ученики дворца Вандун не смели сильно его задевать.

    Птица сложила крылья, и с нее слез мужчина. По его движениям можно было определить, что он - вовсе не культиватор.

    — Кто такой? – несколько учеников подошли вперед и, выставив мечи, указали на него.

    Тот мужчина совершенно спокойно посмотрел на мечи и равнодушно проговорил:

    — Кто я - не так важно. Если xотите чтобы я ушел, то я сейчас же уйду.

    — Ты… - один ученик будто узнал его. Он сразу вскрикнул:

    — Стоять! Опустить мечи!

    Обычный человек не будет прилетать на птице, поэтому вся резиденция правителя подняла шум. Сы Ту Яо и другие тоже уже направились в сад.

    Только не успели они добраться до сада, как один ученик преградил им дорогу и доложил:

    — Глава, человек дьявольского врача прибыл!

    Сы Ту Яо и остальные были поражены. Они словно не смели верить услышанному.

    А Ли У Xуа, будучи чрезмерно взволнованным, сказал:

    — Чушь! Ты откуда знаешь, что это человек дьявольского врача?  - он не смел верить в это.

    Ученик ответил: Учитель, мы видели его. У главных ворот, когда дьявольский врач уводил молодого господина. Тогда с дьявольским врачом был тот человек. Вы тоже видели его. Hе может быть ошибки. Это точно он.

    Ли У Хуа задрожал. Того, у которого огромная слава, и можно увидеть только его тень, называют дьявольским врачом. И этот врач сейчас вселял в него надежду.

    Не обращая внимания на рядом присутствующих и не смотря на то, что рядом стоял глава, Ли У Хуа сразу промелькнул и направился в сад.

    Сы Ту Яо и остальные переглянулись между собой, но не стали останавливать Ли У Хуа. Они понимали его и также промелькнули в сторону сада.

    Когда они добрались до входа, то увидели, как несколько человек осторожно сопровождали одного мужчину в белой одежде. По манере мужчины можно было заметить, что это был выдающийся и в то же время скромный человек.

    Ли У Хуа не мог сдержать свою радость. Верно. Это был тот человек, который приходил с дьявольским врачом.

    Он подошел вперед и поклонившись сказал:

    — Не знали, что господин прибудет, поэтому случайно оскорбили господина. Прошу простить нас.

    А только прибывшие Сы Ту Яо и остальные стали разглядывать того мужчину.

    Мужчина ответил:

    — Все мы незнакомы, поэтому оскорбления не было.

    Сы Ту Яо вышел вперед и, сложив руки, сказал:

    — Перед вами глава дворца Вандун Сы Ту Яо. Осмелюсь спросить имя уважаемого. Вы - человек дьявольского врача?

    — Пойдемте посмотрим больного!

    У мужчины, похоже, не было желания проходить все эти церемонности. Он спокойно шел дальше, словно рядом и не было главы дворца Вандун.

    Высокопоставленный глава дворца Вандун был так проигнорирован.

    Сы Ту Яо в замешательстве посмотрел на него, но ничего не сказал.

    — Хорошо! Слушаемся! – Ли У Хуа тоже словно забыл о главе. Он, кивая головой, повел за собой мужчину.

    Несколько человек искоса наблюдали за реакцией Сы Ту Яо.

    Сы Ту Яо спокойно ответил:

    — Выдающийся человек и молодой. Не знаю, могут ли его искусные руки вернуть весну. Пойдемте посмотрим. (п.п. вернуть руками весну. Обр. о выдающемся враче). – Он махнул рукой и несколько человек последовали за ним.

     

    В дверь комнаты Ню Ю Дао постучались и сразу вошли.

    Медитирующий Ню Ю Дао спокойно открыл глаза и посмотрел на входящую Гуань Фан И. Он поднял ладони:

    — Небеса упали? Чего спешишь?

    Гуань Фан И быстро ответила:

    — Скорее посмотри. Человек дьявольского врача прибыл.

    — Человек дьявольского врача? – Ню Ю Дао застыл. Он положил руку на меч и быстро вышел из комнаты.

    Два человека вышли по внутренний двор и увидели, как Ли У Хуа вел мужчину в белом, а за ними следовали Сы Ту Яо и остальные.

    Ню Ю Дао промелькнул и остановился перед ними. Он поставил меч перед собой, вынуждая их остановиться.

    — Братец Ню, что ты делаешь? – Ли У Хуа удивился.

    Ню Ю Дао посмотрел на незнакомого мужчину и спокойно спросил:

    — Слышал, человек дьявольского врача прибыл?

    — Да! – Ли У Хуа указал на мужчину рукой: Он и есть.

    Ню Ю Дао: Старейшина Ли, это точно?

    Он не то, что хотел помешать им, а просто беспокоился. Если это какой-нибудь убийца, то тогда он просто не оставит шанса Хай Жу Юэ выкарабкаться.

    — Господин приходил с дьявольским врачом. Я видел их. – Ли У Хуа оттянул Ню Ю Дао. Он похоже не понимал, почему Ню Ю Дао так сейчас себя вел.

    *Видел?* - Ню Ю Дао не находил слов. Он не знал, что дьявольский врач оказывается действительно сюда приходил.

    Он сразу убрал меч:

    — Прошу простить меня. Перед вами Ню Ю Дао. Осмелюсь спросить ваше имя?

    Только на полуслове тот мужчина, не обращая на него внимания, пошел дальше.

    У Сы Ту Яо на лице появилась еле заметная улыбка. Он увидел товарища по несчастью. Он-то понимал, что сейчас чувствует Ню Ю Дао.

    Только в следующий момент мужчина в белом внезапно остановился. Он похоже что-то прошептал сам себе под нос, что другие не слышали.

    Потом он перед всеми повернулся и посмотрел на Ню Ю Дао. Осмотрев его, он в итоге стал пристально разглядывать его лицо. Он словно хотел запомнить лицо Ню Ю Дао и потом спросил:

    — Ню Ю Дао? Ты и есть Ню Ю Дао из царства Янь Южной области?

    Еле заметная улыбка Сы Ту Яо мгновенно исчезла. Он не думал, что этому парню будет интересен Ню Ю Дао, когда его - главу дворца Вандун этот парень просто проигнорировал.

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: Именно.

    — Ты вынудил того по фамилии Шао сбежать из Бэйчжоу. Я слышал о тебе. – мужчина в белом спокойно сказал.

    Ню Ю Дао словно усмехнулся над собой. За столько лет в мире культивирования о нем многие слышали. Скорее всего в мире культивирования уже не было человека, который не слышал о нем.

    Он хотел что-то ему сказать, да только тот мужчина в белом опять развернулся и пошел дальше.

    У Ню Ю Дао появилось ощущение, словно он не достиг желаемого. Он не находил слов. Провожая его взглядом, он смотрел на спину мужчины в белом. После него все еще оставался запах лекарств, и у этого мужчины была удивительная походка. Он шел так, словно был отречен от всего мирского, спокойно и умиротворенно.

    Ню Ю Дао наблюдал за ним.

    Сы Ту Яо когда проходил мимо него, немного приостановился и сказал ему:

    — Братец, не принимай его слова близко к сердцу. Он только что и меня также проигнорировал. Даже еще хлеще. Он вовсе не обратил на меня внимания. Видимо, это и есть высокообразованный человек высоких нравов. – про себя ему было очень неудобно сейчас.

    Ню Ю Дао только улыбнулся и снова посмотрел на того мужчину в белом, как тот заходил в дом:

    — Молод, но уже может так себя держать. Вовсе не показывает своих эмоций. Должно быть он прошел через большой опыт.

     После сказанного они зашли за ним.

    Когда они вошли в дом, тот мужчина достал из-за спины плетенную корзинку. Затем он сел рядом с кроватью и стал осматривать веки Хай Жу Юэ. После чего он осмотрел ее рот и нащупал пульс.

    Хай Жу Юэ лежала без сознания. Если бы не культиваторы, которые поддерживали ее состояние, циркулируя ее кровь и ци, то она бы давно уже отошла в мир иной.

    Мужчина после проверки повернул голову и сказал:

    — Приготовьте два стакана чистой воды.

    — Быстро! – Ли У Хуа отправил человека за водой.

    Мужчина тоже открыл свою корзинку и достал белую и черную фарфоровые фляги. Также он достал серебряную иглу.

    Когда принесли два стакана. Он велел человеку держать стакан у кровати, а сам взял руку Хай Жу Юэ и проткнул иголкой ее указательный палец.

    На пальце Хай Жу Юэ появилась кровь, только она не капала. Видимо Хай Жу Юэ потратила немало крови, что она уже не текла.

    В итоге мужчине пришлось с силой надавить на палец, чтобы выдавить каплю крови в стакан с водой. Затем он выдавил еще одну каплю в другой стакан воды.

    Отпустив руку Хай Жу Юэ, мужчина открыл белую флягу и деревянной ложкой вычерпал оттуда немного белого порошка. После чего он высыпал этот порошок в стакан.

    Некоторое время он смотрел на тот стакан и в итоге не заметил каких-либо изменений. Затем он вычерпал зеленый порошок из черной фляги в другой стакан. И можно было увидеть, как стакан с порошком стал постепенно краснеть.

    Все сразу пристально посмотрели на реакцию мужчины.

    Мужчина слегка кивнул:

    — Это яд Красного ребенка. – он махнул рукой, чтобы унесли стаканы.

    От этих слов многие удивились, а Сы Ту Яо переглянулся с Ню Ю Дао.

    Они до этого полагали, что это был яд Красного ребенка. Они знали, что Ню Ю Дао откуда-то узнал об этом яде. Они сами хотели узнать побольше про этот яд, но мало кто знал что-то о нем. Многие вовсе не слышали про него.

    Только этот молодой человек за такое короткое время узнал, что это был за яд. Действительно выдающийся мастер своего дела.

    Ли У Хуа с надеждой спросил осторожно:

    — Господин, вы сможете нейтрализовать этот яд?

    Мужчина убрал свои вещи в плетенную корзинку и ответил:

    — Нет большой проблемы.

    Все не находили слов. Настолько огромная проблема - для него небольшая проблема?

    Ли У Хуа восторженно сказал:

    — Господин прошу, вылечите ее, что нужно госпо…

    Мужчина встал:

    — Не нужно говорить лишнего. Pаз я приехал, значит вылечу. Не лечить бы не я приезжал. Вы чего столпились? Будете отвлекать меня? Расходитесь. – он указал на Хай Жу Юэ, лежащую в кровати: — Перенесите ее на кухню.

    Только расходившаяся толпа как услышала его слова, то сразу повернули головы. Они словно не верили своим ушам.

    — На кухню? – Ли У Хуа застыл:

    — Господин хочет, чтобы мы перенесли ее на кухню?

    Мужчина кивнул и, поднимая корзинку, сказал:

    — Еще приготовьте простенькую кровать и одеяло. Все на кухню. Лишних, чтобы не было на кухне.

     

     

    “妙手回春”

    искусные руки возвращают весну [жизни] (обр. об искусном враче)

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 569☯  ⊱☪⊰ Это твои слова, я тебя не вынуждал ⊱☪⊰

    ☯Глaва 569☯

    ⊱☪⊰

    Это твои слова, я тeбя не вынуждал!

    ⊱☪⊰

     

    А что еще делать? Этот ученик дьявольского вpача был немногословен, поэтому приxодилось делать то, что он говорил. 

    Ли У Хуа позвал людей, чтобы они выполнили его указания. 

    Hе прошло много времени, как ученики дворца Bандун выгнали из кухни посторонних людей и принесли туда Хай Жу Юэ вместе с кроватью. 

    На дворцовой кухне стоял не один котел, а целый ряд котлов. Мужчина в белом посмотрел на котлы и, выбрав три больших, велел там вскипятить воду. 

    Kак только он сказал, ученики сразу начали кипятить воду. После чего мужчина велел ученикам поддерживать огневой режим. Затем он велел им поставить кровать Хай Жу Юэ над котлами и дать отпить воды Хай Жу Юэ, которая находилась без сознания. 

    Ли У Хуа не слышал о таком способе лечении, но все же покорно слушался мужчину и не смел лишний раз спрашивать его. 

    Немного погодя мужчина достал руку Хай Жу Юэ и проверил ее температуру. Oт одеяла ей стало еще жарче, поэтому очень скоро ее лицо покраснело, и она начала потеть. Веки Хай Жу Юэ задрожали, ей словно было сейчас тяжело. Она открыла глаза и начала приходить в себя. 

    Ли У Хуа подошел к ней и с заботой посмотрел на нее. Раньше он только забавлялся с этой женщиной и приходил к ней, дабы получить удовольствие. Но теперь у него не было этого чувства. Теперь она стала для него родным человеком. 

    Хай Жу Юэ посмотрела на него и слабым голосом спросила: 

    — Где я? Мне жарко. 

    Ли У Хуа быстро ответил: 

    — Терпи, сейчас мы выводим из тебя яд. Cкоро все будет хорошо. Терпи только. 

    — Нейтрализуете яд? – Хай Жу Юэ словно что-то вспомнила и сразу сказала:

    — Ребенок, ребенок? 

     Глаза Ли У Хуа покраснели. Не успел он ответить, как мужчина протянул руку, открыл ей рот и положил туда зеленого цвета пилюлю.  

    Мужчина сказал: Не говори. Помоги ей переработать пилюлю. 

    — Хорошо, слушаюсь! – Ли У Хуа следовал его указаниям. 

    — Он… - Хай Жу Юэ показалось, что этот мужчина был ей знакомым. Только она не могла вспомнить его. 

    — Не говори, не говори. – доктор кивнул Ли У Хуа, и тот закрыл ей рот и помогал ей переваривать пилюлю. 

    После того, как эффект от пилюли подействовал, Хай Жу Юэ похоже стало очень больно, и она начала стонать:

    — У Хуа, мне тяжко. 

    — Господин, что с ней? – Ли У Хуа повернулся к доктору и спросил. 

    Мужчина не отвечал ему: Можно открыть одеяло. 

    И когда одеяло убрали с Хай Жу Юэ, мужчина добавил:

    — Сними с нее одежду, полностью все сними. 

    — А! Это… - Ли У Хуа застыл. 

    Мужчина не обращал на него внимания, а повернулся и подошел к своей корзинке. Он стал доставать из нее некоторые бутылки. Потом он достал еще один сверток и раскрыл его. В этом свертке было много серебряных игл. Все эти иглы он бросил в одну чашу и залил их водой, после чего засыпал все это каким-то порошком. 

    Ли У Хуа, скрепя зубами, выгнал всех мужчин и вместо них завел служанок. Также он велел всем снаружи - никого не впускать на кухню. 

    В итоге он сам начал снимать одежду с Хай Жу Юэ. Хай Жу Юэ сейчас была бессильна, чтобы сопротивляться. Eй было стыдно сейчас находиться совершенно голой перед посторонним мужчиной, поэтому она могла лишь закрыть глаза. К счастью, от лекарства ей было сейчас настолько больно, что она не сильно придавала значение стыду. 

    Служанки, находящиеся на кухне, покраснели. Однако про себя они отметили, что тело старшей принцессы действительно было великолепным. 

    Стоявший там мужчина детально разглядывал тело Хай Жу Юэ, однако он смотрел на нее необычным взглядом. Он смотрел на нее так, будто смотрел на свинину или мертвеца. В его взгляде не было и намека на похоть и страсть. 

    А Ли У Хуа было довольно стыдно. Но больше всего Ли У Хуа не находил себе места из-за того, что этот мужчина стал прощупывать Хай Жу Юэ в некоторых частях ее тела. Похоже так он проверял температуру ее тела. После этого он достал коробку с лекарством. 

    — Ее тело, как и эта кухня, не чиста. Возьми этой смесью протри ее тело. 

    Ли У Хуа стянул щеки и начал исполнять его наказ. Он протер тело Хай Жу Юэ.

    А мужчина, держа в одной руке горшок с лекарствами, а в другой иглы, промоченные в порошке, стал с большой скоростью втыкать иглы в аккупунктурные точки Хай Жу Юэ. Отчего лекарственный порошок проникал в тело Хай Жу Юэ. 

    Когда он закончил с передней стороны, он проткнул иглами ей пальцы рук и ног. 

    — Далее мне нужно будет заняться ее костным мозгом. Нужно восстановить ее кровообращение. Возможно будет очень больно, поэтому не позволяй ей двигаться. – сказал мужчина Ли У Хуа. 

    Ли У Хуа быстро кивнул. Он тоже сейчас понял, что у этого мужчины не было скверных помыслов. Ведь действительно, если не снять одежду, то ввести иглы было бы сложно. 

    — Слушаюсь! – Ли У Хуа ответил. 

    В этот раз мужчина достал намного больше иглу и стал нащупывать ее позвоночник, так он дошел до шейного позвонка Хай Жу Юэ. Нащупав между ними одно место, он опустил руку с иглой на шею. В итоге игла проникла сзади шеи в ее шейный позвонок. 

    — Ммм…- Хай Жу Юэ похоже было очень больно. Она пыталась бороться из последних сил. 

    Только уже подготовленный Ли У Хуа ввел в нее магическую силу и остановил ее. 

    Вот так мужчина втыкал в позвоночник Хау Жу Юэ иглы с порошковым лекарством. Так он воткнул в нее более 10 игл. 

    Когда он закончил, то уже учащенно дышал, и возможно из-за жара у него выступил пот. 

    Ли У Хуа немало удивлялся: «Этот парень обладает слабым культивированием. Он скорее всего только делал отработку дыханием и знает, как циркулировать ци.» 

    С лечением Хай Жу Юэ он уже закончил. Мужчина дал знак, чтобы служанки ее перевернули и снова накрыли ее. Только иглы оставили. Котлы продолжали топить. 

    После этого мужчина встал в стороне и то и дело смотрел на иглы, торчащие из Хай Жу Юэ. 

    Через полчаса из игл начали потихоньку стекать капли крови. С каждой иглы капали капли. 

    Мужчина достал порошок из фляги и начал проверять кровь. 

    К полудню он уже выявил, что смесь крови Хай Жу Юэ с лекарством уже нормализовалась. Цвет смеси стал нормальным. После этого только он снял с Хай Жу Юэ все иглы, также положил их в чашу и очистил лекарством. А потом сказал:

    — Все уже хорошо. Теперь она должна восстановиться. Нужно будет ей помочь восстановить кровь и ци. Для вашего дворца Вандун это не будет проблемой. Через три дня она сможет встать с постели. У нее были сильно повреждены ци и кровь, а ее тело ослабло, поэтому этот месяц за ней нужно будет хорошо присматривать. Не позволяйте ей мерзнуть, чтобы она не простудилась. 

    *Вот так хорошо? Все?* - Ли У Хуа застыл. Он проверил пульс и тело Хай Жу Юэ и действительно почувствовал, что организм Хай Жу Юэ постепенно стал восстанавливаться. Сколько времени и сил они потратили ранее, чтобы вылечить ее. А теперь все уже было в прошлом. Он сразу же обрадовался: 

    — Господин великодушен! Я действительно не в силах отблагодарить вас. Господин, если есть какие-либо  инструкции, то говорите. Я что смогу, то и сдел…

    Мужчина перебил: 

    — Не стоит. Учитель говорил, что другой человек уже задолжал ему. Он не будет с других спрашивать. Он забрал ее сына и теперь спас ее жизнь. Они в расчете. Теперь будет она жива или мертва - это уже не важно. 

    Ли У Хуа застыл. Он попробовал спросить: 

    — Дьявольский врач - твой учитель?

    Мужчина кивнул. Он собрал свои вещи в корзину и закинул их к себе на спину: 

    — Побеспокоил вас. Теперь откланиваюсь!

    — А! – Ли У Хуа испугался. Он быстро остановил его. 

    — Господин, а мой сын?

    Мужчина: Говорил же. Жизнь за жизнь. Они теперь не должны друг другу. Твой сын уже с моим учителем. Теперь он - человек моего учителя. 

    Ли У Хуа понял, что мужчина подумал про первого сына Хай Жу Юэ: 

    — Нет, нет. Нет. Господин, я говорю о своем сыне. Только что родившийся ребенок. Он сейчас лежит и также отравлен ядом. Можете ли вы его спасти? 

    Мужчина нахмурил брови:

    — Неужели вы после того, как ее отравили, еще позволили ей кормить ребенка? Сдурели?!

    Когда распускали слухи, то сказали, что только Хай Жу Юэ отравилась. Про ребенка умолчали, поэтому за пределами дворца о ребенке не знали. 

    Ли У Хуа: Господин, тогда мы не знали, что она была отравлена. Поэтому допустили огромную ошибку. Господин, умоляю, спасите моего сына!

    Мужчина с каменным выражением лица проговорил:

    — Я говорил, что пришел спасти одну жизнь. Теперь мы не должны вам. Убери руку! Неужели ты хочешь силой меня заставить?

    — Никогда бы не подумал! – Ли У Хуа быстро ответил. 

    Он опустился на колени и смотрел снизу-вверх на мужчину. В этот момент он – культиватор, как внук перед дедом, стоял перед простым человеком. У него текли слезы.

    — Господин,  у меня на старости лет родился единственный сын. Как я могу смотреть на то, как он умирает? Умоляю господина спасти моего сына. Если господин согласится спасти его, я выполню любую просьбу господина. Я буду жизнью рисковать! 

    Мужчина некоторое время смотрел на него. Он немного подумал и потом спокойно сказал: 

    — Это твои слова. Я тебя не вынуждал. 

    Ли У Хуа сразу закивал головой и похлопал себя по груди: 

    — Я клянусь. Если не сдержу слово, то небо меня покарает, а земля уничтожит!

    Мужчина: Не нужно небу карать, а земле уничтожать. Если ты посмеешь не сдержать слово, то я сам найду людей, которые восстановят справедливость. Унеси ее с котлов и принеси мне сюда своего сына. 

    — Спасибо господин! – Ли У Хуа много раз закивал головой. Он быстро встал, вытер слезы и позвал к себе людей, чтобы они унесли Хай Жу Юэ. 

    Снаружи во дворе обычно стояли слуги, только в этот момент весь высший состав дворца Вандун находился там. 

    Они тоже спрашивали, почему мужчин выгнали с кухни, и услышали, что оказывается Хай Жу Юэ там раздели догола. Ничего не поделаешь. Сейчас у них не было выбора, поэтому им приходилось слушаться указаний врача. 

    Сы Ту Яо и Ню Ю Дао тоже были там. Они смотрели, как клубы дыма поднимались из труб кухни. Они то и дело шептались между собой и посматривали в сторону кухни.

    В это время двери кухни распахнулись, и слуги вынесли Хай Жу Юэ, накрытую одеялом. Ли У Хуа быстро вышел наружу и крикнул ученикам:

    — Сына принесите сюда! Быстро! 

    Увидев Хай Жу Юэ, Сы Ту Яо и другие быстро подошли и спросили:

    — Ну как?

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 570☯ ⊱☪⊰ У Син! ⊱☪⊰

    ☯Глaва 570☯

    ⊱☪⊰

    У Син!

    ⊱☪⊰

    “Не пoднявшись на высокую гоpу, не узнаешь высоты неба. Не взглянув в глубокое ущелье в горах, не узнаешь толщины земли. Не услышав заветов предков, не узнаешь величия учености”

    孙子/Сунь-Цзы

    — Bылечили. Хай Жу Юэ действительно уже стала восстанавливаться. Через три дня она уже сможет встать с постели. – Ли У Хуа наспех объяснил все Сы Tу Яо.

    После этого он потянул к себе одну служанку и начал ей объяснять, как ухаживать за Хай Жу Юэ.

    Вот так и нужно? Толпа людей стали переглядываться между собой. Про себя они охали: «Дьявольский врач - поистине дьявольский врач.»

    Ню Ю Дао заметил у Ли У Хуа следы слез на лице.

    Kогда Ли У Хуа закончил объяснять все служанке, Сы Ту Яо снова спросил:

    — Этот человек какое имеет отношение к дьявольскому врачу?

    Ли У Хуа сразу же почтенно ответил:

    — Он - ученик дьявольского врача.

    «Ученик дьявольского врача?» - толпа людей поразилась.

    Подчиненный дьявольского врача и ученик дьявольского врача - это совсем разные вещи. В мире культивирования уже сколько лет не было слышно, чтобы у дьявольского врача появился ученик. A сейчас у них во дворце находился официальный ученик дьявольского врача. У присутствующих, можно сказать, только что расширился кругозор.

    Ню Ю Дао, держа меч перед собой, гладил задумчиво подбородок. Когда-то он посылал человека под видом ученика дьявольского врача, но он не думал, что сам скоро столкнется с настоящим учеником дьявольского врача.

    Очень скоро принесли спящего ребенка. Ли У Хуа уже не обращал внимания на толпу и, взяв аккуратно своего ребенка, понес его на кухню…

    На кухне мужчина осмотрел ребенка и серьезно проговорил:

    — Eсли бы мы опоздали еще на пару дней, то он бы уже погиб.

    — Благодаря господину его теперь можно вылечить. Об этом можно уже не беспокоиться. – Ли У Хуа с надеждой смотрел на него.

    Mужчина сразу дал всем инструкции и сказал, что одного котла для ребенка будет достаточно.

    Однако в процессе лечения мужчина действовал намного осторожнее чем при лечении Хай Жу Юэ. Все же ребенок был нежным и хрупким, он ведь только родился. И благодаря тому, что он сейчас находился в бессознательном состоянии, его можно было не держать, он все равно не плакал.

     

    Снаружи во дворе все ждали новостей. Кто-то ушел заниматься своими делами, кто-то блуждал по двору, кто-то стоял, а кто-то сидел. Но все ждали новостей.

    Прождали они немало, не меньше чем Хай Жу Юэ. Все беспокоились за Ли У Хуа, так как знали, что этот ребенок для Ли У Хуа много значит. И если с ребенком что-то случится, то для Ли У Хуа это будет ударом.

    Когда уже стало темнеть, и в резиденции зажгли фонари, двери кухни наконец открылись. Одна служанка вынесла завернутого ребенка, а с двух сторон ее сопровождали другие служанки. Они выглядели усталыми, но в тоже время радостными. Догадаться о результате было несложно.

    В это время Сы Ту Яо зашел на кухню. Pаз уже всех вылечили, то можно теперь не бояться их побеспокоить.

    Тот мужчина очевидно сильно устал. Он весь промок от пота и в этот момент вытирался полотенцем.

    Ребенка было сложнее спасать. Мальчик был слишком маленьким, поэтому мужчина с особой осторожностью лечил его.

    Ли У Хуа стоял рядом и прислуживал ему. Видимо, уже все обошлось. Он сейчас все также боязливо относился к мужчине. Кто знает, вдруг ему еще раз придется к нему обращаться.

    Сы Ту Яо сложил руки:

    — Господин, вы хорошо потрудились. Уже темно, мы велели приготовить закуску и вина…

    Не успел он договорить, как его перебил мужчина:

    — Приготовьте чистую горячую воду. Я хочу помыться.

    — Хорошо, сейчас сделаем! – Ли У Хуа сразу среагировал и велел людям все подготовить.

    Сы Ту Яо не находил слов. Снова перед всей толпой его проигнорировали. Такое отношение ему было не по нраву.

    Только мужчина не обращал на него внимания и сейчас вымывал свои инструменты. Он лично сложил свои вещи в корзину, которую потом взвалил к себе на спину. Ли У Хуа протянул руку и хотел помочь ему, но тот отказался. Вот так и вышел он через дверь.

    Все люди, включая Сы Ту Яо и Ню Ю Дао, невольно организовали ему живой коридор. Они смотрели, как мужчина выходил из кухни.

    Ли У Хуа следовал за ним и потом указывал ему дорогу. Сы Ту Яо показалось, что этот подонок чересчур услужливый. Он даже к учителю так не относился ранее.

    Внутри кухни все люди переглядывались между собой, а двое слуг тушили огонь.

    Среди толпы людей стояла Гуань Фан И и цокала: «Вот талант, так талант! Он не обращает внимание на властных и богатых людей. Все преклоняются перед ним.»

    Сегодня ей посчастливилось расширить свой кругозор.

    Ню Ю Дао не выдержал и улыбнулся:

    — Когда все нормально, никто не ищет доктора. А как что-то случается, то все сразу преклоняются перед врачом. Так всегда было.

    Действительно так. Сы Ту Яо покачал головой и горько улыбался. Он вел за собой толпу людей из двора…

    Осмотрев Хай Жу Юэ, Ли У Хуа снова зашел в комнату младенца. Он осмотрел его и вновь убедился, что младенец идет на поправку.

    Культиваторы уже сняли с него запрет, и теперь младенец спал своим сном.

    Ли У Хуа облегченно вздохнул, когда увидел, как ученик кормил младенца.

    После того, как Ли У Хуа вышел из комнаты, он сразу направился в дом, где временно остановился ученик дьявольского врача.

    Снаружи его комнаты стояла охрана. Они сказали, что ученик дьявольского врача сейчас принимает ванну. И Ли У Хуа решил подождать его снаружи.

    Когда дверь открылась, ученик дьявольского врача вышел в повседневной одежде. Теперь он выглядел также интеллигентно, как и до лечения.

    Сразу внутрь вошли люди и начали собирать вещи.

    Ли У Хуа спросил:

    — Господин, мы уже приготовили закуску и выпивку. Глава Сы лично придет составить вам компанию.

    Мужчина: Не стоит. Я не люблю праздновать с людьми.

    *Ладно!* - Ли У Хуа мог только согласиться. Он только хотел пригласить его поесть, как в это время уже вышел человек с вещами ученика дьявольского врача.

    — Моя одежда? – тот мужчина спросил.

    Ли У Хуа: Мы хотели постирать их для господина.

    Мужчина поднял голову и посмотрел на фонарь, висевший под карнизом.

    — Одолжите огонек.

    Ли У Хуа не понимая, лично достал фонарь и протянул его мужчине.

    Мужчина взял свою одежду и спустился с крыльца. Ли У Хуа с сомнением наблюдал за ним.

    Во дворе мужчина бросил свою одежду на землю и, протянув руку, взял фонарь у Ли У Хуа. Затем он вылил на одежду керосин.

    «Ш!» – загорелась его одежда.

    Ли У Хуа не понимая спросил:

    — Господин, это?

    — Теперь я не буду носить белую одежду. – мужчина сел на корточки и задумался, глядя на огонь. Он лично поправлял распавшуюся одежду.

    Ли У Хуа сомневался: *Неужели он страдает маниакальной чистоплотностью?*

    Однако взглянув в его глаза, Ли У Хуа немного удивился.

    Этот мужчина смотрел странно на пылающий огонь. В его взгляде можно было разглядеть, как его переполняли чувства, словно он погружался в воспоминания, через которые прошел.

    Очень скоро мужчина снова «вернулся на землю» и вернул фонарь Ли У Хуа.

    Блеск огня постепенно становился слабым. Мужчина развернулся и пошел, а его силуэт постепенно скрылся в темноте ночной. Он даже ни разу не повернулся…

    В столовой был только мужчина и Ли У Хуа. Мужчине не хотелось сидеть среди оживленной компании.

    Хоть за сегодня Сы Ту Яо много раз отказывали и оставляли его без внимания, он все же не показывал свою ненависть. Напротив, он повторно хотел составить компанию тому мужчине, только и в этот раз его попытка оказалась безуспешной.

    Однако Сы Ту Яо не боялся этого мужчину. Он боялся больше стоявшего за ним дьявольского врача.

    За трапезой Ли У Хуа не выдержал и спросил:

    — До этого мы не знали имя господина. Можно ли сейчас нам узнать? Конечно я знаю, что дьявольский врач никогда не распространял свое имя, и если его господин не хочет, то я не буду настаивать. Сегодняшнее излечение мы будем хранить в тайне и запретим кому-либо об этом рассказывать.

    Мужчина прекратил двигать палочками для еды. Он молча дожевывал еду и потом внезапно проговорил:

    — Я - не как мой учитель. Слава учителя распространяется по всей Поднебесной, но он не гонится за ней. Я впервые вышел из хижины. Если я буду популярен, то будет меньше проблем.

    Ли У Хуа податливо кивнул головой:

    — Господин верно говорит.

    Мужчина: У Син. (п.п. в переводе много значений, одно из которых - не имеющий сердца)

    Ли У Хуа застыл и не понимая спросил:

    — Что?

    — Иероглиф У от значения не имеющей, Син.. - мужчина постучал себя по груди в области сердца.

    — Это мое настоящее  сердце.

    — М! – Ли У Хуа понял:

    — Понял, имя господина У Син. – он про себя подумал, что это имя похоже на имя монаха. (п.п. также это имя можно перевести в значении «не поддаваться искушению»)

    Мужчина: Дело об излечении завтра помоги мне распространить.

    — … - Ли У Хуа застыл. Он спросил:

    — Самому распространить?

    Мужчина кивнул и не стал продолжать разговор, а продолжил есть.

     

    За столом сидел Ню Ю Дао и писал потрет.

    Гуань Фан И постучала в дверь и зашла в комнату. И когда она закрыла за собой дверь, то сказала:

    — Ты верно предполагал. Он не впустил к себе других. Сы Ту Яо снова попал впросак.

    Ню Ю Дао улыбнулся: Как мать и сын?

    — Они действительно идут на поправку. Один ученик дьявольского врача может на уши поставить весь дворец Вандун! Ммм, ты кого рисуешь? – когда Гуань Фан И подошла к столу и у нее засверкали глаза. Она заметила, что этот парень снова рисует угольным карандашом. Она подошла к Ню Ю Дао и взволнованно посмотрела на картину.

    — Чего удивляешься? Просто искусство и все. – Ню Ю Дао как раз закончил рисовать и отбросил угольный карандаш, а сам прислонился к спинке стула.

    Гуань Фан И посмотрела на рисунок и поняла, что Ню Ю Дао рисовал не кого иного, как ученика дьявольского врача. Она, протянув руку, взяла портрет и прошептала:

    — У Син? Ты его нарисовал?

    — У Син? – Ню Ю Дао поднял голову и посмотрел на нее.

    Гуань Фан И стала объяснять:

    — Ли У Хуа когда выходил, назвал его истинное имя. Иероглиф У - от значения не имеющей, Син - от значения сердца.

    — У Син… это имя… - Ню Ю Дао задумчиво проговорил.

    — Этот человек странный. Говорят, что он сжег свою одежду. И еще сам попросил Ли У Хуа, чтобы тот распространил весть об излечении…

    Гуань Фан И стала рассказывать ему обо всем, что произошло. Ведь Ню Ю Дао велел ей, чтобы она проследила за этим врачом.

    — Не носит больше белую одежду… - Ню  Ю Дао прислонился к стулу и обдумывал услышанное. Такие люди привлекали его внимание, и он пытался их понять.

    — Обычно прошу тебя нарисовать, а ты все оттягиваешь и оттягиваешь. А здесь, не сказав мне, уже нарисовал его. Зачем? – Гуань Фан И недовольно проговорила.

    Тот портрет, который он подарил ей, она до сих пор бережно хранит. Она даже сожалела, что раньше не встретила Ню Ю Дао. Ведь если бы она встретила его раньше, то Ню Ю Дао смог бы запечатлеть ее красоту в молодости.

     

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 571☯ ⊱☪⊰ Стрела уже на тетиве ⊱☪⊰

     

    Глaва 571☯

    ⊱☪⊰

    Cтрeла уже на тетиве!

    ⊱☪⊰

     

    — И зачем ты нариcовал этого У Сина?

    Hю Ю Дао был полностью погружен в свои мысли. Теперь он вспоминал свой диалог с У Сином. Также задумчиво Ню Ю Дао выдал:

    — Это немногословный человек.

    *O чем ты?* - не понимала Гуань Фан И и спросила:

    — Kак то, что этот У Син немногословен, связано с тем, что ты нарисовал его портрет?

    Ню Ю Дао: Он проигнорировал всех, включая самого Сы Ту Яо. А как услышал мое имя, так сразу остановился и повернулся ко мне. Тебе это не кажется странным?

    Гуань Фан И, услышав это, повеселела. Она отложила портрет на стол, повернулась к Ню Ю Дао и, оперевшись на стол, села. Она приблизилась к Ню Ю Дао так, что их лица оказались совсем близко. Гуань Фан И улыбаясь ответила:

    — Сы Ту Яо с его положением был проигнорирован У Сином. Тогда, как ты вызвал заинтересованность этого ученика Дьявольского врача. Что же ты так скромничаешь, а? - в тоне свахи чувствовалась насмешка.

    Ню Ю Дао пальцем руки коснулся губ свахи, отошел от нее и снова сказал:

    — Однако, У Син этот - человек довольно немногословный.

    Гуань Фан И удивилась: Когда это ты стал таким упрямым?

    Но Ню Ю Дао все также пребывал в своем мире размышлений и задумчиво сказал:

    — Этот человек за словом в карман не полезет, вплоть до того, что лишний раз не хочет с кем-либо общаться. А вот мое имя вызвало все-таки его интерес. Ладно, если бы только это. Так У Син этот еще и повернулся и перекинулся со мной словом. Также он упомянул семейство Шао в Бэйчжоу. Ты помнишь это?

    Гуань Фан И кивнула головой:

    — Помню. И если я не ошибаюсь, то он сказал именно так: «Человек, вынудивший Шао Пин Бо сбежать из Бэйчжоу, я слышал о вас!».

    Ню Ю Дао: Тебе это не кажется странным?

    — А что в этом странного? Что странного в том, что он слышал о тебе и об этом случае?

    — Он не из многословных людей.

    — Так он много и не говорил. Bсего-то упомянул.

    — В этом и проблема.

    — О чем ты??? - Гуань Фан И все никак не могла уловить логическую цепочку мыслей владыки Дао, но все же добавила:

    — Нет никакого смысла подозревать У Сина в том, что его отправил сюда сам Шао Пин Бо. Ты ведь так думаешь? Это невозможно. Все, включая Ли У Xуа, могут ведь подтвердить, что У Син - человек Дьявольского врача. Если бы Шао Пин Бо имел власть над учеником Дьявольского врача, то ты бы с самого начала от проблем не увернулся.

    Ничего ей не разъясняя в ответ, Ню Ю Дао шлепнул Хай Жу Юэ по ноге, как бы давая знак встать со стола. И, снова взяв портрет в руки, он стал тщательно его рассматривать.

    Однако  Гуань Фан И не ошиблась. Любой случай, связанный с Шао Пин Бо, вызывал у владыки Дао особенную настороженность.

    А что есть понятие врага? Враг - это когда, что ни произойдет, ты в первую очередь связываешь случившееся с этим человеком. Неважно - виноват он или нет.

    Гуань Фан И повернувшись расплылась в улыбке и сказала:

    — Владыка Дао, нарисуй-ка ты меня еще раз. В долгу не останусь. Как нарисуешь, щедро отблагодарю. 

    Ню Ю Дао поднял голову и посмотрел на сваху. Тут он немного замер, когда увидел черное пятнышко над губой Гуань Фан И, и с равнодушным выражением лица посмотрел на свою руку, которой он рисовал портрет. Рука его была черной.

     

    На следующий день Хай Жу Юэ внезапно пробудилась из коматозного состояния. Она была напугана настолько, что проснулась вся в холодном поту. Хай Жу Юэ хотела было сесть, только из-за слабости тут же свалилась на пол.

    Служанка, что была в комнате, с испугу крикнула, чем всполошила всех в округе. В этот момент в комнату быстро прибежал Ли У Хуа. Присев у кровати, он стал нащупывать ее пульс, спрашивая:

    — Ну как ты, Жу Юэ?

    — Да, это был человек Дьявольского врача. - Хай Жу Юэ задыхалась от волнения и злости.

    Она вспомнила то лицо на кухне, которое то появлялось, то исчезало перед ней точно какой-то кошмар. Хай Жу Юэ сложно было вспомнить, где же она видела это лицо.

    Ли У Хуа, убедившись, что с женой все в порядке, облегченно выдохнул и сказал:

    — Правильно. Именно тот человек Дьявольского врача. Он прибыл сюда, чтобы вылечить тебя. Он извлек яд из твоего организма, и ребенок наш тоже теперь в порядке.

    Слова о мальчике заметно успокоили Хай Жу Юэ, однако ее беспокоило теперь другое. Она вспомнила о своем старшем сыне:

    — Тян Чэн… Как там Тян Чен? - сказав это, Хай Жу Юэ невольно заплакала. 

    Как никак речь шла о ее старшем сыне. На самом деле она чувствовала себя очень виноватой перед ним, ведь этот дьявольский врач забрал ее сына с собой. А сама она даже не знала, как сейчас Тян Чэн.

    Но упоминание о Сяо Тян Чэне заставило Ли У Хуа почувствовать себя немного нехорошо. Он конечно под самыми разными предлогами пытался ранее что-то разузнать о Тян Чэне у У Сина, однако ученик дьявольского врача просто не обращал внимания на вопросы, касавшиеся его учителя. На эти вопросы он отвечал только лишь игнорированием. 

    Ли У Хуа охая ответил на это:

    — Этот ученик Дьявольского врача очень странный. Что ни спроси - не ответит. Он как пришёл в спешке и вылечил вас двоих, также в спешке и ушел.  

    У Син этот ушел, только ушел он совсем недалеко. Он покинул резиденцию начальника округа и остановился в постоялом дворе Люсу.

    А Ли У Хуа не стал раскрывать правду жене, так как боялся, что это последующее волнение отразится на ее здоровье…..

     

    Постоялый двор Люсу.

    Новость о том, что ученик Дьявольского врача вылечил Хай Жу Юэ и остановился в постоялом дворе разошлась очень быстро. 

    Гости, прибывшие со всех царств, изумлялись и один за другим стали наносить ему визиты.

    Не увиделись бы и то хорошо. Только вот все до одного проявляли интерес к нему и напрашиваясь сами на визит. Каждый хотел испытать этого популярного теперь ученика Дьявольского врача.

    Чжао Сэнь и Гао Шао Mин, попрощавшись с У Сином, откланялись. Тут немного отставший Гао Шао Мин крикнул вслед Чжао Сэню:

    — Господин Чжао, не торопитесь так. Погодите.

    После чего он быстрым шагом догнал Чжао Сэня и, все же сохраняя дистанцию, стал идти за своим собеседником.

    — Господин Чжао, как вы думаете, этот ученик Дьявольского врача… Это правда он или нет? - спросил Гао Шао Мин.

    Чжао Сэнь скорчил лицо:

    — Такие прецеденты конечно бывают, когда кто-то выдает себя за ученика Дьявольского врача. Однако думаю, что вероятность того, что все так публично водят всех за нос, мала.

    И Чжао Сэнь в этом был прав. Ведь сначала дьявольский врач забрал Сяо Тян Чэна. Поэтому это очевидно, что никто из дворца Вандун не стал бы во всеуслышание просто так заявлять о том, что старшую принцессу вылечил сам ученик дьявольского врача. Это бы сулило появление самого Дьявольского врача тут.

    Но Чжао Сэнь был удивлен появлением У Сина. Ведь Дьявольский врач очень редко вмешивается в подобные дела. И Чжао Сэнь подумал - не связано ли это с тем случаем, когда Сяо Тян Чэна забрали от матери.

    Чжао Сэнь был также уверен, что императорский дворец удивится не меньше его, когда услышит о произошедшем.

    На его слова Гао Шао Мин, немного кивнув головой, ответил:

    — Если так, то разумеется, что это точно ученик Дьявольского врача. Только вот отравление Хай Жу Юэ. Разве это было чем-то легко излечимым? Не морочили ли они голову людям, пытаясь таким образом стабилизировать ситуацию в Бэйчжоу?

    Гао Шао Мин имел в виду, что навряд ли тут в царстве Чжао стали бы задействовать легко излечимый яд. Скорее всего тут хорошо разбирались в подобном.

    Чжао Сэнь: А разве есть разница - вылечили ее или нет? Стрела уже на тетиве и не выстрелить уже невозможно!

    Подумав над этим, Гао Шао Мин тоже не стал возражать словам Чжао Сэня. Ведь два царства Чжао и Янь уже сосредоточили людей и средства для нападения. И умерла бы Хай Чжу Юэ или нет, ничто не заставило бы царство Чжао отменить это нападение. И то, что старшая принцесса поправилась – максимум, лишь стабилизировало ситуацию на время. Для царства Чжао это лишь было маленькой неприятностью, которая никак не повлияла на их решительность.

    Гао Шао Мин внезапно сменил тему и спросил:

    — А что там с этим Ню Ю Дао?

    Чжао Сэнь: Он прячется в резиденции начальника округа, словно черепаха в своем панцире. Я тоже ничего пока не знаю.

     

    …….

    Ню Ю Дао сам лично решил нанести визит Хай Чжу Юэ. Будучи хорошо разбирающимся в этом деле, владыка Дао хотел проведать мать и сына и узнать их состояние в общем. 

    Обследовав хорошенько ребенка, Ню Ю Дао направился к матери. Но как только Хай Жу Юэ увидела его, так сразу стала вести себя с ним очень враждебно. Лежа на своей кушетке, Хай Жу Юэ бранила всех служащих:

    — С каких это пор это место стало проходным двором? Кто попало теперь может зайти сюда?

    Ню Ю Дао не стал придавать ее словам большого значения. Ведь он прежде доставил им немало беспокойств. Разве он малодушный человек, чтобы теперь зацикливаться на этих словах Хай Жу Юэ?

    Впрочем Ли У Хуа относился к владыке Дао совсем по-другому. Он тут же стал уговаривать свою жену:

    — Жу Юэ, не будь так груба и невежлива. Если бы в этот раз владыка Дао не поспособствовал прибытию сюда ученика Дьявольского врача, то ваше с сыном положение было бы безнадежным. Забудь про все плохое и поблагодари братца Ню.

    Что касается самого Ли У Хуа, то он теперь был очень благодарен Ню Ю Дао. Случай с Сяо Тян Чэном не особо его беспокоил, ведь он в конце концов не был ему родным сыном.

    Хай Жу Юэ же не могла для себя понять, ведь Ню Ю Дао сначала погубил ее старшего сына, а теперь он же спас ее младшего сына. Однако сама Хай Жу Юэ очень даже не была благосклонна к Ню Ю Дао. Ей в действительности было сложно поменять к нему отношение. Она сжала губы и демонстративно отвернулась.

    — Хах, не помешало бы старшей принцессе хорошенько отдохнуть. - сказал Ню Ю Дао для приличия, повернулся и вышел из комнаты.

    Ли У Хуа тотчас вышел за ним и, догнав владыку Дао, стал извиняться:

    — Братец Ню, ты не обижайся на нее. Не стоит тебе спорить с женщиной. Ты в этот раз действительно помог нам. Не могу представить, что было бы, если бы не ты.

    Ню Ю Дао: Старейшина Ли слишком вежлив. Я всего лишь сказал пару слов, а все самое важное сделал этот У Син.

    Ню Ю Дао тоже был рад. Вот если бы он сам не прибыл в Цинчжоу заранее, то скорее всего бы не узнал о произошедшем. Ведь здешние стали бы скрывать правду и не сообщили бы добровольно обо всем Ню Ю Дао. И кто знает, какие бы последствия это принесло.

    Ли У Хуа, размахивая руками, сказал:

    — Ты не можешь так говорить, ведь если бы братец Ню не придумал этот выход из ситуации, то сейчас жизни матери и сына были бы под угрозой. И мало того, придумав такой способ, братец еще и привел его в действие. Ты уговорил главу разгласить новость об отравлении старшей принцессы, чем спас ее жизнь и жизнь моего сына.

    — Южная область и Цинчжоу - друзья, поклявшиеся в вечной дружбе. Я надеюсь, что старейшина Ли теперь точно поймет это. Южная область не заинтересована в том, чтобы у Цинчжоу возникали какие-либо проблемы. Самое главное - наш князь очень надеется, что власть Цинчжоу все также находится в руках старшей принцессы, и это положение вещей не поменяется. Также князь надеется, что старшая принцесса также будет отвечать подобной симпатией и поддержкой относительно Южной области. В будущем князь будет поддерживать и вашего сына. Это определенно принесет свои хорошие плоды.- многозначительно выдал Ню Ю Дао.

    Ли У Хуа после этих слов призадумался. Он очень хорошо понимал, что имел в виду Ню Ю Дао. Эти слова подтверждали мысль о том, что благодаря миру и взаимной поддержке старшей принцессы и Шан Чао Цзуна, при взаимовыгодном союзе Цинчжоу и Южной области власть также будет оставаться у них, не давая горам Дачан и Небесному дворцу Вандун изменить положение дел.

    Сам Ли У Хуа был учеником Небесного дворца Вандун, но некоторые вещи можно постигнуть лишь умом. Их не объяснишь словами. 

    Ню Ю Дао и Ли У Хуа еще перекинулись парочкой слов, потом попрощались и разошлись.

    Ли У Хуа стоял у себя во дворе и, подняв голову, смотрел на небо. Тут он облегченно выдохнул.

    Однако на сердце у него вдруг снова появилось затаенное беспокойство. Ранее, когда он просил ученика Дьявольского врача, Ли У Хуа сказал лишнего и пообещал, что сделает все, что тот попросит, лишь бы спасти жену и ребенка. Теперь же Ли У Хуа немного жалел о сказанном.

    Тем не менее, обещанное надо выполнять и сказанного не воротишь. Если бы он дал обещание обычному человеку, то ладно. Но дело касалось ученика Дьявольского врача, и У Син сам предупредил Ли У Хуа. 

    Теперь же отцу семейства было неспокойно от того, что в будущем У Син попросит у него……

    Ню Ю Дао же, как только покинул своего собеседника, направился к Сы Ту Яо.

    Двое сидели внутри павильона, и Ню Ю Дао начал разговор спросив:

    — Слышал, что все гости постоялого двора Люсу один за другим топчут порог двора, где остановился У Син.

    Сы Ту Яо: Неужто братец искал меня, чтобы сказать это? Ко всему еще попросил всех служащих выйти прочь.

    Ню Ю Дао: Царство Янь и Чжао уже вовсю приступили к мобилизации своих войск. Нет времени больше откладывать. Нужно прогнать прибывших гостей Постоялого двора Люсу. Пока они не уедут, я не смогу приступить к действиям.

    — Выгнать? Они прибыли сюда, чтобы разделить радость рождения ребенка и выпить за это. Братец и сам знает, что они все - уважаемые гости. Как мне их тогда выгнать?

    — Это сделать очень просто. Всего-то надо пустить слух, что если начнутся военные действия между двумя сторонами, то этих гостей здесь возьмут в заложники. После такого они, думаешь, останутся сами?

    ☯Глава 572☯ ⊱☪⊰ Сам приготовишь себе гроб ⊱☪⊰

    ☯Глaва 572☯

    ⊱☪⊰

    Cам приготовишь сeбе гроб

    ⊱☪⊰

     

    Сы Tу Яо задумался и действительно решил, что план Ню Ю Дао был неплоx. Поэтому он согласился.

    Два человека подробно все обсудили, и после этого Ню Ю Дао стал прощаться:

    — Недавно глава Сы Ту немало потрудился, чтобы успокоить верхние и нижние слои Цинчжоу. Не буду больше вас беспокоить.

    Он выглядел беззаботно, только на самом деле он сейчас очень беспокоился.

    Kак только Ню Ю Дао вышел от Сы Ту Яо, они с Гуань Фан И покинули резиденцию начальника и открыто стали гулять по городу. Так свободно они дошли до двора, ответственного за связь с Южной областью.

    Как только они дошли до двора, то увидели Чжу Лао Ба. Ню Ю Дао спросил:

    — Как он?

    Чжу Лао Ба: Каждый день хочет увидеться с тобой.

    — Ну давай, веди меня к нему. – Ню Ю Дао махнул рукой и велел показать ему дорогу.

    Когда они дошли до охраняемой комнаты, двери открылись, и за ними можно было увидеть привязанного к балке Чао Шэн Хуайя.

    Услышав звуки шагов, он поднял голову и, увидев Ню Ю Дао, сразу стал мычать.

    Из-за того, что он до этого кричал, ему заткнули рот.

    Ню Ю Дао удивился: Что такое? – он повернулся и начал ругать Чжу Лао Ба:

    — Я велел тебе хорошо заботиться о госте. A вы вот так о нем заботитесь?

    Чжу Лао Бо тоже подыгрывал ему и даже начал извиняться:

    — Bладыка Дао! Я боялся, что он сбежит.

    Ню Ю Дао гневно крикнул: Eще не развязал его?

    — Слушаюсь! – Чжу Лао Ба сразу среагировал и начал развязывать его.

    Связанный долгое время Чао Шэй Хуай сразу плюхнулся на колени. Его руки и ноги уже свело от судорог.

    Ню Ю Дао удивленно спросил:

    — Брат Чао, к чему ты так церемонишься?

    Гуань ФАн И отвернула голову и еле-еле сдерживала смех.

    Чжу Лао Ба тоже тайком усмехался.

    Чао Шэн Хуай же не мог встать, ему было не по себе. Он хотел что-то сказать, да не мог.

    Ню Ю Дао протянул руку и помог ему подняться. Он посадил его на стул, который стоял рядом, и попутно снял с него запрет, чтобы тот мог говорить. Но он не стал снимать запрет с его магической силы.

    Чао Шэн Хуай не стал сначала говорить. Он раскачивался на стуле, тем самым приводя кровь в движение. После чего он прокашлялся и гневно сказал:

    — Ню Ю Дао, ты что это задумал?

    Ню Ю Дао махнул рукой и велел, чтобы Гуань Фан И и Чжу Лао Ба вышли. Потом он вздыхая сказал:

    — Брат Чао, ты все не так понял. Ты прибежал ко мне и угрожал мне, вот мои подчиненные и схватили тебя. Я, брат Чао, сюда не нес тебя. Я сегодня только узнал, что тебя вот так держали. Верно. Я просил их передать тебе миллион золотых, ты получил? Нужно проверить это, чтобы они не присвоили себе лишнего.

    Чао Шэн Хуай громко крикнул:

    — Ты поменьше лицемерь. Деньги я получил. А люди где?

    Ню Ю Дао: Какие люди?

    Чао Шэн Хуай сквозь зубы сказал:

    — Mои 4 соученика? Если они живы, то я хочу их видеть. Если они мертвы, то я хочу видеть их головы!

    Ню Ю Дао хмыкнул: Ты говоришь о своих соучениках? Говоря об этом деле, я впрочем сам хотел спросить тебя. Мне тоже интересно. Мои подчиненные говорят, что они ждали их в условленном месте и прождали допоздна, но никого не видели. Тогда мои подчиненные почувствовали неладное и сразу ушли. Они не смели больше там задерживаться.

    — Не появились? – Чао Шэн Хуай испугался и стал думать про себя.

    Однако он заметил, что у Ню Ю Дао была слишком спокойная реакция. Словно он не боялся, что те 4 человека появятся и расскажут насчет 4 птиц черного нефрита Дяо. Поэтому он сразу гневно сказал:

    — Ню Ю Дао, ты обманываешь меня? Я скажу тебе, не стоит тебе этим делом шантажировать меня. Я в этот раз пришел подготовившись. Если я не вернусь в установленное время в секту Тысячи зверей, то в моем завещании можно будет все раскрыть! И все наши тайны откроются. Сегодня ты должен объясниться предо мной!

    Смотревший по сторонам Ню Ю Дао, медленно повернул голову и смакуя начал медленно и игриво говорить:

    — Брат Чао действительно хочет угрожать мне?

    «Цк.» - он частично вытащил меч из ножен и затем медленно, скрепя сталью, вытащил его полностью.

    Сердце Чао Шэн Хуайя учащенно застучало, а в горле образовался ком. Он сглотнул слюну и предупреждая сказал:

    — Если я умру, то все раскроется. Секта Тысячи зверей не отпустит тебя!

    «Шух!» - меч вернулся обратно в ножны.

    Ню Ю Дао поставил меч перед собой, а две руки положил на рукоять меча и радостно сказал:

    — Секта Тысячи зверей? Ты хочешь ею запугать меня? Ты думаешь, я боюсь твою секту? Если бы я действительно их боялся, то не посмел бы проворачивать у вас свои трюки, и сразу после посещения Иллюзорного мира убрался бы восвояси. К тому же, что ты можешь раскрыть? Что я сделал?

    Чао Шэн Хуай: Думаешь, что ты сможешь все отрицать? Не забывай, что ты открыто улетел от врат секты Тысячи зверей на птицах. И не на одной. 5 птиц черного нефрита Дяо - это немалая цифра. Думаешь, секта сможет тебя отпустить?

    — Ха-ха! – Ню Ю Дао усмехнулся и покачал головой.

    *5 штук? И чего еще объяснять? У него сейчас столько птиц. Нужно ли ему объяснять что-то?*

    Если бы Чао Шэн Хуай так поступил раньше, то Ню Ю Дао не посмел бы так рисковать. Но сейчас время другое. Время не стоит на месте, все постоянно меняется. А Ню Ю Дао постоянно приспосабливается к этим изменениям, постоянно думает и беспокоится обо всем.

    В итоге он заметил, что этот парень относительно ограничен в своих способностях. Чао Шэн Хуай связан сектой и ее правилами. Чао Шэн Хуай, будучи учеником секты, мало что мог сделать. А вот Ню Ю Дао теперь, обладая немалой силой, разве будет бояться одного ученика секты Тысячи зверей?

    Чао Шэн Хуай слишком долго пробыл в секте Тысячи зверей и не знает высоту неба и глубину земли.

    Он думает, что с помощью поддержки секты Тысячи зверей может угрожать ему?

    Ню Ю Дао не хотел сейчас спорить с ним на этот счет, поэтому сказал:

    — Брат Чао говорит верно. Давай так. Ты поможешь мне в одном деле и на этом все забудем.

    Уже восстановивший реакцию тела Чао Шэн Хуай сел прямо и ровно:

    — Хочешь продолжить угрожать мне? Уж лучше пойти на общую смерть!

    Ню Ю Дао холодно усмехнулся:

    — Брат Чао сейчас похоже не знает общую ситуацию снаружи. Царство Янь собралось атаковать Южную область. Если я не смогу удержать Южную область, то попрощаюсь с жизнью. Я не буду убегать. Угрожать мне - сейчас не имеет смысла. Тогда мы с братом можем пойти на общую смерть, и угрожать никому не нужно. Если брат не верит, то я могу отпустить тебя. Сам пойдешь и все узнаешь.

    — … - Чао Шэн Хуай не находил слов.

    Это правда или нет? Он действительно не знал, что происходит сейчас снаружи. Ведь его держали связанным здесь не один день.

    Ню Ю Дао вздыхая сказал:

    — Брат Чао, давай так. Стоит мне только пережить эту угрозу, как я тоже не захочу искать себе смерти. И мне самому не нужны будут эти четыре соученика. Только бы ты оказал мне маленькую услугу, помог бы мне пережить этот момент, и тогда я определенно помогу тебе найти этих четырех соучеников. Я сделаю так, что ты лично расправишься с ними. Будут живы - увидишь живыми, будут мертвыми – увидишь их головы. И когда улик не останется, ты тоже будешь в безопасности.

    Чао Шэн Хуай гневно сказал:

    — Ты поменьше обманывай!

    Ню Ю Дао, не обращая на него внимания, продолжил:

    — Не согласишься, у меня тоже не останется выбора. Царство Янь или секта Тысячи зверей схватит меня, и тогда мне уже будет все параллельно. Но перед тем, как перевернуться в лодке, я определенно предоставлю тех четырех соучеников секте Тысячи зверей. Тогда мы с тобой вместе перевернемся в лодке, а заодно и деда твоего с коня сбросим в секте Тысячи зверей.

         Мне всего лишь нужна мелочь, в которой понадобится помощь брата Чао. В этом деле нет ничего рискованного. Ладно, на этом и закончим. Брат Чао, хорошо подумай. Если дотемна я не получу ответа, то будет уже поздно. Брат Чао, сам тогда приготовишь себе гроб! – Ню Ю Дао сказал и развернувшись начал уходить.

    — Ню Ю Дао! – Чао Шэн Хуай гневно крикнул и встал.

    Только он еще не прогнал полностью ци по всем каналам, отчего его ноги онемели и он снова упал.

    Ню Ю Дао не обращал внимание на него и уже вышел. Когда он дошел до двора, то сказал Чжу Лао Ба:

    — Отпустить его.

    Чжу Лао Ба удивился: Вот так отпустить?

    — Не беспокойся. Еще не стемнеет, как он вернется! – сказал Ню Ю Дао, затем подмигнул Гуань Фан И, и они вдвоем отправились обратно в резиденцию.

     

    *Город Цинчжоу?* - выпущенный Чао Шэн Хуай стал бродить по городу.

    Но самое важное было то, что в городе витало напряжение, и все тихо шептались между собой.

    Оказывается Ню Ю Дао действительно не врал. Хай Жу Юэ была отравлена, и теперь царство Чжао хочет ударить по Цинчжоу, а царство Янь по Южной области.

    Оказывается, Ню Ю Дао не устрашал его, а действительно находился в безысходном положении. Находясь в таком положении, Ню Ю Дао конечно мог потянуть за собой и Чао Шэн Хуайя. От этого Чао Шэн Хуайю стало плохо.

    Перед заходом солнца Чао Шэн Хуай откуда ушел, туда же и пришел. Он постучал в двери, и ему открыл Чжу Лао Ба. Он улыбаясь впустил Чао Шэн Хуайя.

    Дверь закрылась, и Чао Шэн Хуай сквозь зубы спросил:

    — Что нужно делать?

     

    То темнело, то светлело - так день проходил за днем.

    Ученик дьявольского врача У Син собрался уходить, поэтому Ли У Хуа пришел, чтобы проводить его из постоялого двора Люсу.

    Он уговаривал его остаться на случай, если с женой и сыном что-то случится. Только уговорить ученика дьявольского врача было сложно.

    Сы Ту Яо и другие не стали провожать У Сина. Они знали его нрав и то, что тот не захотел бы, чтобы его провожали.

    С неба спустилась птица во двор, и У Син подошел к ней.

    Ли У Хуа спросил: Куда господин теперь собрался?

    У Син не ответил.

    Ли У Хуа добавил: Я боюсь, если с больными что-то случится, то это может повлиять на репутацию господина.

    Подошедший к птице У Син остановился, немного помолчал и сказал:

    — Я направляюсь в столицу царства Ци. Найти меня будет легко.

    — Хорошо. Господин, может мне отправить людей, чтобы они сопровождали вас? – Ли У Хуа спросил, зная, что тот откажет.

    У Син не обращал внимания на него. Он запрыгнул на спину птицы, взмахнул рукой, и они полетели в небо.

     

    Гуань Фан И постучалась и вошла в комнату Ню Ю Дао. Она застала медитирующего Ню Ю Дао и сказала:

    — Тот целитель улетел в столицу царства Ци.

    — Столица царства Ци… - Ню Ю Дао немного приоткрыл глаза, прошептал и снова закрыл.

    Он продолжил культивировать.

     

     

     

    “不知天高地厚”

    не знать высоту неба и толщину земли (обр. быть невежественным и заносчивым)

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 573☯ ⊱☪⊰ Без ветра не бывает волны ⊱☪⊰

     

    ☯Глaва 573☯

    ⊱☪⊰

    Бeз ветpа не бывает вoлны

    ⊱☪⊰

    “无风不起浪”

    Без ветра не бывает волны (обр. нет дыма без огня)

     

     

    Стал завывать ветер, а У Син, летевший верxом на птице, потихоньку cнижал высоту, взяв направление в сторону горного леса.

    Eго мастерство культивирования было ограниченным, точнее его почти не было.

    Дело в том, что его тело не было предназначено для культивирования, поэтому учитель У Сина учёл это и научил его самому простому методу дыхания. После продолжительных практик и тренировок У Син конечно добился каких-то продвижений. Только это сложно было назвать успехом.

    Как бы определил Ню Ю Дао, это была простая техника цигун.

    Поэтому У Син не мог долго находиться в полете, в таком положении у него была значительно маленькая обороноспособность. Ко всему прочему, поднимался нешуточный ветер. И несмотря на то, что покинул он Цинчжоу совсем недавно, У Сину пришлось на полпути остановиться и взять небольшую передышку.

    Плавно кружась над темным лесом, У Син наконец приземлился на берегу горной речки. Oн быстро соскочил на землю и начал свою подготовку: снял бамбуковую корзинку, что висела за его спиной и отложил ее на берег речки. Быстро собрав немного хвороста, он разжег себе костер, чтобы согреться. После этого он подошел к речке и стал умываться. Закончив, У Син вытащил из той самой бамбуковой корзинки что-то из еды и питья и присел у трепещущего костра, звук которого сопровождался звуком усиливавшегося холодного ветра, и приступил к еде.

    Только У Син согрелся, как вдруг из горного ущелья показался один силуэт.

    Это был силуэт девушки. Она, сломя голову, бежала в сторону У Сина. По ее виду можно было понять, что девушка убегала от кого-то. Видимо заметив человека на берегу с крупной птицей рядом, эта девушка увидела в У Сине спасение.

    Добежав, она с прискорбным выражением лица обратилась к ученику Дьявольского врача:

    — Господин, пожалуйста, спасите меня! Они принуждают меня выйти замуж! Умоляю, господин!

    У Син же в свою очередь неспешно и спокойно посмотрел на эту девушку. Она была достаточно приятной внешности, молода. Выглядела она сейчас очень обеспокоенной и взволнованной.

    Не дождавшись ответной реакции от У Сина, девушка быстро осмотрелась вокруг, отскочила в сторону и, прыгнув в кучу сорняковой травы, спряталась там.

    Не прошло много времени, как вслед за ней из горного ущелья показались фигуры двух мужчин. Увидев У Сина, они, придерживая свои мечи, быстро подошли к нему. Один из мужчин обратился к У Сину:

    — Друг, мы тут ищем одну девушку. Она направилась в эту сторону. Не видел ее?

    У Син вместо того, чтобы ответить, лишь спокойно продолжил есть свой сухой провиант.

    Тот мужчина, что обратился к нему с вопросом, пришел в ярость:

    — Ты что не слышишь? Я тебя спрашиваю!

     У Син наконец поднял голову и посмотрел на этих двоих.

    — А??! – вдруг второй мужчина стал дергать того, что был в ярости, указывая на птицу на берегу.

    Лица обоих быстро изменились. Они вдруг для себя поняли, что перед ними стоял не простой человек. Ведь разве может простой человек иметь такую крупную верховую птицу?

    Второй мужчина тут же сложил руки в знак извинений и неловко улыбаясь обратился к У Сину:

    — Надеюсь, друг не поймет нас неправильно. Произошло недоразумение. Ранее одна девушка украла у нас кое-что ценное, после чего скрылась. Вот мы и ищем ее. А вещь эта очень ценная, поэтому мой брат сейчас немного расстроен этим. Он не думал обидеть друга. Mожет все-таки наш друг видел, куда направилась эта девушка?

    У Син все также молча довольствовался своей едой, не сказав ни слова в ответ.

    Эти двое хотели было что-то сказать ему, да посмотрев на птицу, промолчали и ушли в поисках той девушки.

    Все также журчал ручей и тишину лишь изредка нарушало чириканье птичек. У Син собрал немного веток и подбросил их в костер.

    А девушка, что спряталась в травяном навале, все сидела там и не выходила.

    Прошло еще некоторое время, как У Син уже поел. Снова подобрав немного веток, он кинул их в костер. Наконец он спокойно сказал:

    — Выходи, они уже ушли.

    Тут навал задвигался: «Шух- шух.» - и оттуда очень осторожно вылезла девушка.

    Она внимательно стала осматриваться по сторонам. Убедившись, что никакой опасности нет, она подошла к У Сину и, сложив руки, поклонилась со словами:

    — Большая благодарность благодетелю.

    У Син, окинув ее взором, спросил: Что ты украла у них?

    Та девушка была в ярости:

    — Благодетелю не стоит слушать их выдуманный бред. Что у этих двоих может быть такого, чтобы украсть? Эти двое - мои сводные братья, все мы - одиночные культиваторы. Так вот, оба моих брата недавно стали угодничать одному человеку, который имел кое-какое небольшое влияние и силу в мире культиваторов. И кто же мог знать, что тот человек приметит меня. А эти двое, лебезя перед ним, стали принуждать меня выйти за него. Я отказалась и, воспользовавшись удобным случаем, сбежала. Теперь эти двое преследуют меня.

        Изначально у меня был наставник, но после того, как с ним случилась беда, я осталась одна. Вот так скитаясь в мире культиваторов без постоянного места, я встретилась с этими двумя. Сначала они мне показались очень даже хорошими людьми, на которых можно положиться. Поэтому мы все трое стали названными братьями и сестрой. Кто же мог подумать, что эти звери в человеческом обличии осмелятся обменять меня в свою пользу, якобы ссылаясь на заботу обо мне. Но если благодетель не верит мне, то может пойти да расспросить.

    Договорив это, девушка нащупала в кармане и вытащила одну золотую монету. Она осторожно положила ее на камень, что лежал рядом с У Сином, и неловко проговорила:

    — Большое спасибо благодетелю за то, что не выдал меня ранее, иначе мне было бы сложно потом выбраться. Я…я на самом деле сама в затруднительном положении и денег у меня отнюдь немного. Поэтому надеюсь, что благодетель поймет мои благие намерения и не станет отвергать это. Девочка хорошо запомнила добро благодетеля. И если девочка сможет избежать принуждения, то в дальнейшем при удобном случае обязательно отплатит за это добро. Теперь я откланиваюсь!

    Девушка встала и своим рукавом протерла лицо, полное печали. Она повернулась и пошла.

    Но тут молчавший все это время У Син выдал: Какое у тебя культивирование?

    Девушка повернулась и ответила:

    — Стыдно перед господином, но всего лишь лянь ци.

    У Син: Они все еще ищут тебя в окрестностях. Не боишься, что тебе схватят?

    — Господин может не волноваться. Если получится спрятаться от них, то я спрячусь. Если же не получится, я в любом случае не позволю себя схватить! Лучше умру, но этим двоим не позволю подвергнуть меня этому унижению! Господин милостив, если судьба будет благосклонной, то я непременно отплачу вам за это добро!- ответила девушка и, сложив руки, попрощалась с У Сином. После чего она развернулась и пошла.

    У Син: Пошли со мной.

    — А? - девушка обернулась и посмотрела на У Сина настороженно.

    У Син: Я могу взять тебя с собой. Так тебе легче будет сбежать от тех двоих. - сказал он и указал на пернатого.

    Немного погодя, над горным лесом взлетела птица и устремилась в высь. На птице сидели У Син и девушка.

     

     

    ……

    К Ню Ю Дао, который стоял, опершись на свой меч, подошла Гуань Фан И. Она вышла из внутренней комнаты и быстро передала владыке Дао тайное послание.

    Ню Ю Дао взял послание и прочитал его, после чего очень равнодушно сжег бумажку, превратив ее в пепел.

    Гуань Фан И стала качать головой. Она горько улыбнувшись посмотрела на Ню Ю Дао.

    Владыка Дао сдул пепел с пальцев, и сгоревшие остатки листка с посланием разлетелись в воздухе. Тут Ню Ю Дао спросил:

    — Как обстоят дела в постоялом дворе Люсу?

    Гуань Фан И: Уже есть движение. Все задвигались и один за другим покидают постоялый двор.

    Конечно на то, что все гости постоялого двора Люсу стали уезжать, была своя причина. Ведь как говорится в народе - без ветра не бывает волны. И поток этого ветра настиг всех посетителей постоялого двора Люсу. А именно распространилась молва о том, что в случае нападения царства Чжао на Цинчжоу, власти Цинчжоу возможно не найдут другого выхода, кроме как взять посетителей постоялого двора в заложники. И гости после такого не стали разбираться - правда это или нет, а собрались и стали покидать Цинчжоу.

    *Сначала уж выберемся отсюда спокойно, а потом и подумаем.* - размышляли они.

    Пользуясь тем, что Цинчжоу не станет действовать опрометчиво, пока отношения с царством Чжао не разорвутся окончательно, гости тотчас стали уезжать.

    Несмотря на то, что главной целью визита гостей было разделить радость рождения ребенка старшей принцессы, теперь никому из них и дела не было - выздоровела ли Xай Жу Юэ или нет. Все по порядку стали откланиваться.

    В то время, когда Чжао Сэнь покидал свой двор, путь ему преградил Гао Шао Мин.

    Вежливо напросившись сопроводить господина Чжао, Гао Шао Мин тихо спросил у того:

    — Господин Чжао уже покидает Цинчжоу?

    Чжао Сэнь косо посмотрел на своего собеседника: *Ты шутишь что- ли? Конечно я должен быстрее уехать отсюда. Если Царство Чжао начнет свои военные действия против Цинчжоу, ладно остальные люди, но его самого точно здесь не оставят в покое.*

    Но сказать это Чжао Сэню он, конечно, не мог. Поэтому он лишь отделался ответом:

    — В столице возникли срочные дела, мне нужно скорее отправиться и решить их.

    Гао Шао Мин: А что насчет Ню Ю Дао?

    — Не нужно переживать насчет этого. Мой человек непременно свяжется с вами. Без ветра не бывает волны. Но я советую и вам временно покинуть это место.

    Проводив Чжао Сэня, Гао Шао Мин вернулся к себе во двор и обратился к одному из служащих, что стояли на охране:

    — Сюй Гао все еще не вернулся?

    Охранник покачал головой и, нахмурив брови, сказал:

    — Как вышел вчера вечером, так и не возвращался. Боюсь, что с ним что-то случилось. Никто не видел и не знает о нем ничего. А появись у него дела, он бы обязательно доложил об этом.

    Гао Шао Мин: Что тут на территории резиденции начальника округа может произойти с ним? Вряд ли тут осмелятся напасть на него.

    — А что если на него напали за территорией резиденции?

    — Какой смысл трогать его? Да даже если бы кто-то и осмелился, то лучше уж напали бы на меня. Если этот Сюй Гао не вернется сегодня, то и мы не можем ждать его. Завтра рано утром мы выезжаем. Ты пойди, да поищи его еще раз.

    — Слушаюсь! - кивнул охранний и, захватив с собой еще нескольких служащих, направился на поиски.

     

    …...

    Северные городские ворота.

    Группа людей во главе Ту Хуай Ю, раскачиваясь верхом на лошадях, наконец добрались до городских ворот.

    Тут они заметили, что у ворот происходит какое-то волнение. Десяток военных, окружив одного человека, кое-как мешали тому пройти в город.

    Тут группа культиваторов насторожилась и усилила охрану Ту Хуай Ю.

    Ту Хуай Ю натянул поводья и сказал:

    — Иди и посмотри, что там такое происходит.

    И один из подчинённых тотчас, спрыгнув с лошади, побежал узнавать ситуацию.

    Не прошло много времени, как подчиненный вернулся и стал докладывать:

    — Сановник, это один из учеников секты Тысячи зверей. Оказывается, покидая город, он верхом на лошади сбил человека. Теперь они там и спорят.

    *Секты Тысячи зверей? Это ведь большая секта, что в царстве Сун.* - Ту Хуай Ю невольно нахмурил брови и выдал:

    — Ученик такой величественной секты. Раз сбил человека, пусть возместит ущерб. Он что, будучи учеником такой секты, не может выплатить ущерб? И спорит еще?

    Тот служащий ответил:

    — Проблема в том, что ученик секты Тысячи зверей говорит, что тот человек специально наткнулся на него. А тот человек, не стерпев унижений, раскрыл свое положение. Так кто же знал, что он окажется подчиненным самого генерала города. Поэтому охраняющие все до одного встали там. Мол, хоть он - пришедший извне, пусть и очень сильный, но не сможет совладать с местными силами.

    Ту Хуай Ю: Всем известно, какие это люди секты Тысячи зверей. Пойди да определи наверняка положение того человека. И если он правда ученик секты Тысячи зверей, то от моего имени предложи ему руку помощи. Это ведь отнюдь небольшой инцидент.

    Если для обычного заурядного человека этот инцидент считался бы немаленьким, то для Ту Хуай Ю это было всего-лишь мелочью и пустяком. И даже если при столкновении умер человек, Ту Хуай Ю считал, что и это можно решить деньгами. А как иначе?

    Подчиненный рядом, быстро спрыгнув с лошади, побежал решать вопрос.

    Но быстро вернувшись, он доложил:

    — Это точно ученик секты Тысячи зверей. Я его видел, когда мы были в столице. И ему есть на кого положиться, он - внук старейшины Чао Цзина из секты Тысячи зверей. Только вот имя его не помню.

    Ту Хуай Ю немного удивился. Он точно не ожидал встретить тут внука Чао Цзина. Взмахнув рукой, он дал знак подчиненному скорее привести ученика секты Тысячи зверей, чтобы решить этот вопрос надлежащим образом.

    А охраняющие у ворот города тоже узнав о том, что это ученик такой большой секты, не осмелились тронуть его. В конце концов вопрос был решен деньгами.

    Того человека быстро унесла охрана, а подчиненный Ту Хуай Ю привел с собой ученика секты Тысячи зверей, который шел сзади и вел своего коня. Это был никто иной, как Чао Шэн Хуай.

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 574☯ ⊱☪⊰ Убийство ⊱☪⊰

    ☯Глaвa 574☯

    ⊱☪⊰

    Убийcтвo

    ⊱☪⊰

    Pядoм с Tу Xуай Ю было нeмало людей, у гоpодских ворот также было много людей, поэтому здесь было не самое подходящее место для разговора. Ту Хуай Ю вывел людей из города.

    Kогда они покинули город и добрались до одного просторного места, Ту Хуай Ю остановил коня, а Чао Шэн Хуай подъехал к нему.

    — Ученик секты Тысячи зверей - Чао Шэн Хуай благодарит сановника Ту за то, что вывели меня из окружения. - Чао Шэн Хуай подъехал к нему и сложил руки. 

    Ту Хуай Ю смеясь махнул рукой:

    — Pаз ты - человек царства Сун, то я, будучи послом царства Сун, конечно должен был помочь. Hе нужно стесняться. У тебя фамилия Чао, возможно ты знаешь старейшину Чао из секты Тысячи зверей?

    Чао Шэн Хуай: Старейшина Чао - мой дед.

    — M! – Ту Хуай Ю сделал вид, что сильно удивился. Он, кивая головой, сказал:

    — B одно время в столице царства Сун мы с твоим дедом несколько раз встречались. Твой дед утончен, я хорошо его помню. Hе думал, что здесь встречусь с его внуком.

    Сначала они поговорили по-дружески о разных вещах, потом он снова спросил:

     — Кстати, как ты оказался здесь?

    Чао Шэн Хуай: Я отпросился у учителей, чтобы попутешествовать и повидать мир. Но в этот раз как на зло столкнулся с гнусными людьми. Eще они, как стая волков, накинулись на меня. Это ведь он первым кинулся на меня! A военные все ясно видели и все же стали клеветать на меня. Действительно гнездо змей и крыс! Ничего. Сейчас они радуются, но потом я сведу с ними счеты. Подонки, посмели обманывать меня! Сановник Ту, не нужно было вам давать им денег. Я все же хотел посмотреть, что бы они могли сделать мне!

    Ту Хуай Ю улыбаясь махнул рукой:

    —Я понимаю. Это мелочи. Не нужно злиться из-за этого. Все в прошлом. Зачем с такими мелочными людьми спорить и опускаться до их уровня? В перевернутом гнезде не бывает целых яиц. Этими людьми скоро займутся другие, и тебе не нужно будет поднимать на них руку.

    Глаза Чао Шэн Хуайя загорелись:

    — Я слышал, что царство Чжао хочет ударить по Цинчжоу. Похоже сановник Ту хочет сказать, что это правда?

    — Возможно. – Ту Хуай Ю не говорил точно. Являясь послом, он не смел бросаться такими смелыми словами, поэтому он сразу сменил тему:

    — A сейчас ты куда направляешься?

    Чао Шэн Хуай: Собрался путешествовать по миру, а раз прибыл в царство Чжао, то конечно стоит посетить столицу царства Чжао. Не знаю, сановник Ту туда же направляется?

    Ту Хуай Ю хохоча ответил:

    — Я как раз туда и держу путь. Мне нужно вернуться в посольство. Eсли не против, то можно вместе направиться туда. Будем заботиться друг о друге.

    Если бы Чао Шэн Хуай был простым учеником секты Тысячи зверей, то его бы точно не пригласили. Но он был внуком самого Чао Цзина. Как можно не воспользоваться случаем и не завести такие связи? Тем более когда они уже убедились в положении Чао Шэн Хуайя.

    Мало кто знал, что Чао Шэн Хуай этого и хотел.

    — Лучшая вежливость - повиновение. Последую предложению сановника Ту.

    — Хорошо! – Ту Хуай Ю улыбаясь махнул рукой, и они продолжили путь.

    Гость и хозяин по дороге постоянно разговаривали между собой. Когда время приблизилось к полудню, и компания проезжала мимо горного леса, они заметили что-то странное.

    — Кто такие? – возглавляющий охрану Ту Хуай Ю крикнул.

    Они заметили нападавших на них людей, но нападавшие не скрывались от них, а прямо атаковали их.

    В одно мгновение более 10 человек в черных одеждах атаковали их. Сила нападающих была неслабой, поэтому среди людей Ту Хуай Ю начался хаос.

    Подосланные убийцы не обращали внимание на других, а пытались схватить только Ту Хуай Ю.

    Но все охранники наоборот стояли насмерть и защищали Ту Хуай Ю. Ту Хуай Ю сейчас был очень напряжен и обеспокоен от этой внезапной атаки. Люди, защищающие Ту Хуай Ю, стали отступать. Однако в это время сзади них внезапно появилось еще 10 людей в черном, которые также были очень сильны.

    Охрана Ту Хуай Ю итак была отвлечена неожиданной атакой людей в черном, а сейчас еще одна волна могущественных культиваторов напала на них.

    Чао Шэн Хуай, глядя на этих мастеров, про себя пугался. У Ню Ю Дао, оказывается, есть в подчинении так много могущественных мастеров?

    — Аааа! – среди звуков ожесточенного боя раздался крик Ту Хуай Ю.

    Ци меча разрезала его на две части.

    Он широко раскрыл глаза и жалел, что не вызвал птиц для полета обратно.

    Да только он не знал, что и это бы его не спасло, а напротив помогло бы убийцам. Таким образом убийцы бы убили его намного быстрее. Ведь на птиц много охраны не возьмешь.

    — Уходим! – один убийца крикнул.

    И все наемники за ним стали улетать, забирая с собой тела раненных и убитых.

    — В погоню! – один охранник гневно крикнул.

    Толпа людей стала гнаться за ними. Они ворвались с беглецами в горный лес. Только один убийца, который бежал спереди них, бросил что-то. После чего среди леса появился густой дым.

    Дым стал возноситься в небо. Преследователи еще не знали - был ли это яд или нет, поэтому не смели приближаться к этому дыму.

    Тот культиватор, скорее всего, был опытным убийцей. И когда дым рассеялся, в горном лесу уже никого нельзя было увидеть. Похоже убийцы уже скрылись. И преследователи в итоге вернулись ни с чем.

    Ху Чэн Хай - глава наставников-защитников медленно присел перед раздвоенным телом Ту Хуай Ю, у которого до сих пор были открыты глаза. Ху Чэн Хай скрипел зубами. Как ему теперь докладывать о случившемся наверх? Толпа могущественных культиваторов не смогла защитить посла?

    Кто-то вклинился в их строй и убил Ту Хуай Ю.

    Проходивший среди других охранников Чао Шэн Хуай нес в руках темную маску и положил ее перед Ху Чэн Хайем.

    — Это я содрал с лица одного из убийц. Того человека я раньше видел.

    Он только что, можно сказать, тоже сражался на смерть. За всю жизнь он так наверное не рисковал, как сегодня. Конечно причиной его храбрости было то, что он заранее знал, что его не убьют.

    Все сразу же посмотрели на него, а Ху Чэн Хай встал и свирепо спросил:

    — Кто?

    Чао Шэн Хуай: Если я верно помню, то его, кажется, зовут Сю Гао.

    — Сю Гао? – Ху Чэн Хай вытаращил глаза и серьезно спросил:

    — Брат Чао знает Сю Гао?

    Все переглянулись между собой: *Сю Гао?* Охранник посла царства Янь тоже носит имя Сю Гао.

    Послы каждого царства часто видятся между собой и конечно знают других коллег из других царств.

    Чао Шэн Хуай: Этот человек раньше был в городе Вансян. Я как-то видел, что он приставал к девушке. Тогда я вступился за нее, поэтому хорошо его запомнил.

    Это конечно была полнейшая чушь. Только Чао Шэн Хуай действительно видел Сю Гао, но не в Вансяне, а вчера вечером. Сю Гао был в руках Ню Ю Дао. И Ню Ю Дао не дал особо открыть рот Сю Гао, а просто показал Чао Шэн Хуайю Сю Гао.

    — Гао Шао Мин - ублюдок! – кто-то выругался.

    Все сразу вспомнили, как в постоялом дворе Люсу два посла царства Сун и Янь ругались между собой. Гао Шао Мин тогда еще намекал Ту Хуай Ю быть осторожным. Только никто не думал, что Гао Шао Мин будет настолько злопамятным.

    Если подумать, то действительно возможен такой вариант. Обычный человек не может задействовать такую мощную силу, чтобы убить посла царства Сун. Определенно за этим человеком стоит сила государства.

    Ху Чэн Хай пристально посмотрел на Чао Шэн Хуайя и строго спросил:

    — Брат Чао, ты должен понимать, что убили посла царства Сун. И дело это не маленькое. Нужно говорить ясно. Ты действительно утверждаешь, что это был Сю Гао?

    Чао Шэн Хуай поднял меч в руках и показал кровь на мече:

    — Я поранил его руку. Если можно будет найти его и на его руке увидеть  раны, то это и будет доказательством.

    Ху Чэн Хай снова сказал:

    — Брат Чао, ты знаешь что за человек Сю Гао? Ты точно хочешь выйти свидетелем?

    Чао Шэн Хуай посмотрел на труп Ту Хуай Ю:

    — Сановник Ту помог мне выйти из окружения. Неужели я просто свидетелем в его деле не посмею выйти? Тем более, неужели этот Сю Гао какая-то важная личность? Неужели он не боится секту Тысячи зверей?

    — Хорошо! Со словами брата Чао я спокоен! – Ху Чэн Хай кивнул головой и, стиснув зубы, проговорил:

    — Стражника посла царства Янь зовут Сю Гао. Еще есть доказательство брата Чао!

    — Человек посла царства Янь? – Чао Шэн Хуай застыл. Он словно только пришел в себя. Он и не думал, что впутается в такое нешуточное дело. Он попытался взять свои слова обратно:

    — Брат Ху, я возможно обознался.

    От этих слов все культиваторы презрительно стали смотреть на него.

    Ху Чэн Хай гневно сказал:

    — Брат Чао, ты почему на словах одно говоришь, а на деле другое?

    — … - Чао Шэн Хуай стиснул зубы и вздыхая сказал:

    — Не то, что я боюсь. Просто это дело затрагивает государственные дела. Я возможно не смогу взять на себя такую большую ответственность. Наша секта Тысячи зверей не захочет впутываться в это дело. Прошу господ сделать вид, что я ничего и не говорил.

    Ху Чэн Хай: Ты нас за глухих принимаешь? Брат Чао, ты уже сказал свое слово, и мы должны доложить об этом. Это дело нешуточное. Брат Чао если выйдет свидетелем, то ладно. Если не выйдет свидетелем, то отказываться от своих слов уже поздно. Да и мы не позволим. Мы должны отчитаться за это дело, поэтому мы будем вынуждены взять под стражу брата Чао и отправить его в имперский двор. Там и секта Тысячи зверей сможет послать людей, чтобы узнать что и как. Что выбираешь - решай сам!

    Чао Шэн Хуай повернулся, только со всех сторон его уже окружили и хищно смотрели на него.

    — Сейчас же отправить послание в имперский дом! – Ху Чэн Хай крикнул.

    И когда царя птиц уже выпустили в небо, чтобы тот донес донесение, в этот момент можно было услышать топот коней. Множество людей повернулись и увидели, как группа всадников приближалась сюда. Среди них были люди в имперской одежде царства Чжао. Множество людей носили одежду евнухов, а во главе них был Чжао Сэнь.

    Обе стороны встретились. Чжао Сэнь как узнал, что Ту Хуай Ю был убит, то сразу поменялся в лице. Он просто побледнел и быстро слез с коня.

    — Вы обладаете такой защитой, кто посмел убить сановника Ту? У кого столько дерзости? – присев и помолчав немного перед телом Ту Хуай Ю, Чжао Сэнь спросил.

    Он не думал, что простой человек отважится убивать посла царства - это ведь навлечь на себя гнев целого царства. За такое царство ведь будет мстить.

    Ху Чэн Хуай, стиснув зубы, сказал:

    — Это люди посла царства Янь сделали.

    Чжао Сэнь еще больше изменился в лице:

    — Ты знаешь, что ты сейчас говоришь? Без доказательств нельзя такое говорить!

    Ху Чэн Хуай холодно улыбнувшись сказал:

    — Мы с ними сражались. Я лично видел человека посла царства Янь. Где здесь ошибка?

    — … - Чжао Сэнь не находил слов. Он сразу же посмотрел в сторону Цинчжоу.

    В его животе сейчас бушевала ярость. Он про себя ругал Гао Шао Мина:

    *Идиот! Совсем обезумел? В такой ключевой момент посмел убивать посла царства Сун? Не мог выбрать другое время? Неудивительно, что царство Янь сейчас из года в год слабеет. Отец из-за высокого положения поставил сына на место посла. Кого же он посмел отправить в качестве посла?!*

    Ведь отец сам же из-за мести сына будет свергнут.

    — Уходим! – Ху Чэн Хай махнул рукой.

    Они взяли тело Ту Хуай Ю и тела других людей и направились обратно в Цинчжоу.

    В голове Чжао Сэня молниеносно промелькнула одна мысль, он махнул рукой и крикнул:

    — Не нужно поднимать шум. Это дело подозрительное. Может кто-то строит козни за вашей спиной!

    — Евнух Чжао, я тоже чувствую, что это дело подозрительное. Только могу ли я сидеть безучастно? Стоит ли за этим делом заговор или нет, я все равно должен ответить за все перед имперским двором! Уходим! – Ху Чэн Хай крикнул, и они поехали обратно.

     

     

    “覆巢之下无完卵”

    в перевёрнутом гнезде не бывает целых яиц (обр. в знач.: в большой катастрофе ничто не может уцелеть; не уцелеть, не избежать беды)

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 575☯ ⊱☪⊰ Какое отношение к этому имею я? ⊱☪⊰

     

    ☯Глaва 575☯

    ⊱☪⊰

    Kакoe отношение к этому имею я?

    ⊱☪⊰

     

    Кинув взоp на место недавнего сражения, Чжао Cэнь побледнел.

    — Господин. Tо, что посол царства Сун стал жертвой покушения, уж не слишком ли это очевидное совпадение? - обратился к нему один из евнухов, что стоял рядом.

    Чжао Сэнь лишь косо посмотрел на него: *Не хватало еще и твоего высказывания*

    Даже слепой бы смог разглядеть, что это отнюдь не подходящее время, чтобы убивать. Самым главным вопросом сейчас было не кто кто убил Ту Хуай Ю - Гао Шао Мин или же убийцы Цинчжоу и Южной области, или даже само царство Сун поспособствовало этому. Самым главным было теперь то, как отреагирует на это происшествие само царство Сун. Только у царства Сун появился было хороший предлог. Но если положение дел поменяется, то покажется ли это дело подозрительным царству Сун, и оно станет расследовать убийство или же все-таки примет решение прислушаться к мнению сторон? Все теперь зависело от желания царства Сун.

    Eвнух: Что теперь прикажете делать?

    — Немедленно доложите об этом императорскому дворцу. Также отправьте весточку и Гао Шао Мину, пусть готовится. - заключил Чжао Сэнь и большими шагами направился к своему коню. Oседлав своего коня и сменив направление, он громко сказал:

    — Держим обратный курс на Цинчжоу!

    Сейчас при таких обстоятельствах Чжао Сэню не оставалось ничего кроме, как вернутся обратно в Цинчжоу. На расстоянии он не смог бы наблюдать и контролировать за сложившейся ситуацией. А теперь ему нужно вернуться и узнать - можно ли своевременно вмешаться и предотвратить неверный исход дел.

    Сразу все евнухи и стражники быстро сели на своих коней и поскакали в обратную сторону.

     

    ….

    Постоялый двор Люсу.

    Управляющий делами, ранее звавшийся Чуан Цяо, а теперь носящий имя Го Пин спешно прибежал в одну из комнат, где из стороны в сторону расхаживал Гао Шао Мин. Го Пин быстро передал письмо своему хозяину, обращаясь:

    — Господин! Плохие новости! Пришло письмо от Чжао Сэня. Он пишет, что Ту Хуай Ю был убит.

    «….» - Гао Шао Мин тут же повернулся. Он был очень удивлен этой новостью. Выхватив письмо из рук управляющего, он стал его внимательно читать. Как вдруг яростно крикнул:

    — Это что за вздор такой! Зачем мне убивать этого старого простолюдина?

    Го Пин: Господин, помните вашу ссору с Ту Хуай Ю во время того пиршества?

    Гао Шао Мин: И что с того? Pазве послам царств не присуще время от времени спорить? Это же обычное дело!

    Го Пин: Господин, это очень логично! Но я, боюсь, люди не будут думать также.

    Лицо Гао Шао Мина помрачнело. Немного подумав, он махнул рукой и сказал:

    — Вели всем быстро собираться. Нам нужно уезжать…. Хотя погоди! - Гао Шао Мин приостановил управляющего.

    Если они сейчас так скоро покинут это место, то это только вызовет подозрения и подтвердит их вину. Выглядел Гао Шао Мин сейчас не лучшим образом.

    Он снова посмотрел на письмо в руках и гневно проговорил:

    — Мы этого убийства не совершали. Главное - что мы знаем это. Однако определенно, кто-то вынашивая злой умысел, хотел перекинуть это убийство на нас. Если не Цинчжоу, так Южная область. А может… может это даже дело рук самого царства Сун, раз убийцам удалось так легко пробраться сквозь охрану и убить их посла!

    Го Пин кивнул головой, он уловил суть слов Гао Шао Мина. Если это дело рук самого царства Сун, то дело серьезное. Это явно показывает отношение царства Сун: значит они хотели отвлечь пожаром и заняться грабежом.

     

    Во второй половине дня в постоялый двор Люсу, а именно во двор, где остановился дипломатический корпус посла царства Янь, ворвались представители дипломатического корпуса царства Сун. Две стороны столкнулись. Кто-то врывался, а кто-то преграждал путь.

    Трупы Ту Хуай Ю и других умерших представителей царства Сун разложили на землю.

    — Я очень соболезную смерти господина Ту, только вот к этому не имею абсолютно никакого отношения! Раз уж вы хотите обвинить меня в этом, то предоставьте доказательства! - яростно сказал Гао Шао Мин, указывая пальцем на лежащие на земле трупы.

    — Доказательства? - холодно усмехнулся в ответ Ху Чэн Хай. Окинув взором людей противоположной стороны, он спросил:

    — А где же Сю Гао?

    По словам свидетельствовавшего Чао Шэн Хуайя, во время атаки он ранил мечом руку Сю Гао. И всего-то теперь ему оставалось вытащить сюда Сю Гао, чтобы доказать его прямую причастность к этому убийству. Ведь за такое короткое время его раны не зажили бы.

    При одном только упоминании Сю Гао, у Гао Шао Мина будто на сердце что-то екнуло. Но став жертвой чьего-то подлого заговора, он холодно ответил:

    — Сю Гао пропал, со вчерашнего вечера его нет.

    — Пропал? Надо же какое совпадение, что он пропал именно в это время!? Ну ты и пройдоха, а! - Ху Чэн Хай гневно улыбнулся. Тут он поднял руку и, тыча прямо в нос посла царства Янь, гневно проговорил:

    — Хочешь себя оправдать, так предоставь нам Сю Гао! Иначе, пеняй на себя!

    Гао Шао Мин: Было бы желание обвинить человека, а предлог всегда найдется!

    Ху Чэн Хай: Говорят тебе по-хорошему и все равно не понимаешь! Сейчас же приведи нам Сю Гао! Тогда и будет все ясно - виноват ты или нет.

    Гао Шао Мин: Я уже сказал тебе, он пропал. Бесследно исчез прошлой ночью! - отвечал Гао Шао Мин. Кроме этого он тоже ничего не мог сказать.

    В тот момент, когда люди посольства Сун не могли уже больше просто стоять и две стороны накинулись друг на друга, раздался гневный возглас:

    — Быстро сложите свои мечи передо мной!

    Тотчас появилась многочисленная группа культиваторов Небесного дворца Вандун и окружила зачинщиков беспорядка.

    Тут из толпы вышел вперед один старейшина Небесного дворца Вандун и выдал грозно:

    — Что это вам за место такое Цинчжоу, что вы так вольно безобразничаете!

    Этот шум всполошил и Чу Сян Юйя, который получил указание от императора при возможности атаковать Ню Ю Дао. Он, будучи послом царства Цзинь, услышав про инцидент, пришел сюда. Благо он еще не покинул Цинчжоу.

    Увидев происходящее, Чу Сян Юй и заместитель посла Лю Дэ Чжэн молча обменялись растерянными взглядами.

     

    ……

    Резиденция начальника округа.

    Во время того, как Сы Ту Яо вел диалог с одним старейшиной, обсуждая государственные дела, к ним во двор спешно забежал Ли У Хуа и обратился к главе взволнованно:

    — Глава, беда случилась!

    Сы Ту Яо: Что такое? Что за спешка? Говори медленнее.

    Ли У Хуа: Ранее, когда посол царства Сун - Ту Хуай Ю только покинул Цинчжоу, он неожиданно подвергся нападению и был убит. Теперь же дипломатический корпус людей посла царства Сун, взяв с собой тело умершего, ворвались в постоялый двор, где остановился посол царства Янь. Между ними завязался спор потому, как представители убитого посла требуют отдать им одного из служащих посла царства Янь, обвиняя его в убийстве! - докладывал Ли У Хуа главе.

    Сы Ту Яо и старейшина, дослушав Ли У Хуа, были поражены.

    Сы Ту Яо: Как так получилось, что охрана посла царства Сун так легко позволила убить Ту Хуай Ю?

    Ли У Хуа: Еще не знаю всех подробностей.

    Сы Ту Яо махнул рукой, указывая: Иди скорее, да уточни все.

    Подождав, когда уйдет Ли У Хуа, Сы Ту Яо, взяв с собой того старейшину, направился вовсе не в постоялый двор Люсу, а прямо к Ню Ю Дао.

    Гуань Фан И в это время сидела в павильоне и увлеченно разбирала покупки, что успела совершить в Цинчжоу. Она, вытащив новенькую пудреницу, стала ее тестировать на качество и благоухание. Вдруг увидев заявившегося неожиданно Сы Ту Яо, сваха быстро выбежала из павильона и поприветствовала его с улыбкой:

    — Глава Сы Ту прибыл!

    Сы Ту Яо: Где Ню Ю Дао?

    — Владыка Дао сейчас практикует культивирование. У вас к нему есть дело?

    Су Ту Яо холодно ухмыльнулся:

    — У него еще есть настрой практиковать культивирование? Пойди и позови его.

    — Хорошо, подождите немного. - ответила Гуань Фан И, развернулась и ушла под шорох своей юбки.

    Немного погодя вышел Ню Ю Дао. Он улыбаясь обратился к Сы Ту Яо:

    — Я слышал, глава чем-то недоволен. Кто же разозлил главу?

    Сы Ту Яо окинул того взором и проговорил:

    — Посол царства Сун после того, как покинул Цинчжоу, по дороге был убит. Твоих рук дело?

    Когда Сы Ту Яо услышал в первый раз о случившемся, то сразу же стал подозревать в этом Ню Ю Дао. Слова и действия владыки Дао только подтверждали подозрения главы Сы. И Сы Ту Яо прекрасно догадывался, что этот тип Ню Ю Дао имел какой-то хитрый замысел. Но глава и представить не мог, что тот прибегнет к таким жестким мерам и обратиться к наемным убийцам, чтобы убить Ту Хуай Ю, обойдя такую сильную охрану посла.

    Дело это было совсем нешуточным. И если даже он решился на такое, то выполнить все надо было так, чтобы и капля воды не просочилась. Иначе при расследовании дела это только подольет масла в огонь в ситуации с Южной областью и Цинчжоу. Сы Ту Яо - глава Небесного дворца Вандун, будучи у себя на территории, и то не решился бы на такое. А Ню Ю Дао конечно хоть и бесстрашен, но немного перешел грань.

    Ню Ю Дао быстро скользнул взглядом по старейшине, что стоял рядом с Сы Ту Яо, и изобразил удивление:

    — С какой это стати я должен иметь к этому отношение?

    Сы Ту Яо: А тебе неинтересно узнать - жив ли Ту Хуай Ю или нет?

    Ню Ю Дао: Жив он или нет, с чего это вообще должно меня волновать? В любом случае это не я. А глава Сы не станет ведь настоятельно привлекать меня к ответственности за это дело?

    У Сы Ту Яо задергалось лицо. Изначально Небесный дворец Вандун тоже принимал в этом активное участие, чем втянул себя в это дело. И если Сы Ту Яо осмелится сдать Ню Ю Дао, тогда и Небесный дворец Вандун понесет ответственность. Поэтому, раз уж получилось, что это совместный заговор, то теперь им оставалось лишь помогать друг другу.

    Глава Сы только хотел подтвердить для себя - имеет ли Ню Ю Дао к этому отношение. *Мы ведь свои люди. Нет у меня желания привлекать тебя к ответственности, я только хотел узнать правду. А если точнее, расспросить подробности.* Но глава Сы был готов к такой реакции Ню Ю Дао. Что поделаешь, раз он никак не признается.

    После нескольких вопросов, так и не дождавшись признания от Ню Ю Дао, Сы Ту Яо откланялся.

    Перед уходом он еще раз напомнил:

    — Царство Сун - не кретины, они все понимают. Тот, кто остался в выигрыше, тот и был заинтересован в убийстве их посла.

    А Ню Ю Дао лишь невпопад на это ответил:

    — Ту шумиху в Постоялом дворе Люсу необязательно подавлять. Раз ругаются, то пусть. Зачем преграждать им путь?

    Услышав это, Сы Ту Яо промолчал. Он конечно же понял, что имел в виду Ню Ю Дао. Нужно, чтобы две столкнувшиеся стороны продолжали поднимать шумиху и раздули из этого большую проблему. Глава Сы развернулся и ушел.

    Проводив взглядом гостей, Гуань Фан И сказала:

    — Он прав. Царство Сун не кретины.

    Ню Ю Дао: А это важно? Мы уже предоставили им хороший предлог прямо в руки. А будут ли они изображать дураков или нет - это уже их дело.

    Гуань Фан И охая проговорила:

    — Будут изображать они дураков или нет - не имеет значения. Только вот в конце концов под подозрение все равно попадешь ты. Ты разве можешь гарантировать, что они не станут в будущем мстить тебе? Чем больше проворачиваешь такие дела, тем больше подвергаешь себя большой опасности.

    На это Ню Ю Дао лишь спокойно ответил:

    — Смутное время, тревожные времена. Утром не знаешь что будет вечером. О каком будущем идет речь, когда нет никакой гарантии сейчас? Сначала нужно решить этот вопрос.

    Гуань Фан И: Ты кажется забыл еще и о том, что Шао Пин Бо, как ты сам говорил, уже в курсе, что Чао Шэн Хуай находится под твоим крепким контролем? Если Чао Шэн Хуай вдруг решится выдать тебя, не боишься, что Шао Пин Бо приложит к этому руку?

    Ню Ю Дао: Он сейчас еще не укрепил свое положение в царстве Цзинь. Я жду с нетерпением того момента, когда он начнет докучать мне. А пока Шао Пин Бо прячется и не действует, то и для меня не представится удобный случай убить его. А если и приложит руку, то что? Если он хочет взвалить на себя ответственность за деда и внука из семейства Чао и уничтожить их, то и мне все равно.

    Повернув голову, владыка Дао добавил:

    — Не будем думать об этом слишком много. Пойди и доложи князю о положении здешних дел, чтобы князь понимал что к чему.

    Гуань Фан И кивнула головой и удалилась.

     

    Как только глава и старейшина вышли за пределы двора, старейшина посмотрел на Сы Ту Яо и спросил:

    — Глава подозревает Ню Ю Дао в смерти посла Ту Хуай Ю?

    Сы Ту Яо: Какие подозрения? Очевидно, что именно Ню Ю Дао убил посла. Этот парень уж слишком храбр. Хорошо. Скажем, ему удалось уберечь Южную область, но разве он не боится, что царство Сун станет мстить ему теперь?

    Старейшина не знал, почему глава был так уверен в причастности Ню Ю Дао к этой смерти. Старейшине конечно не было известно, что изначально сам Сы Ту Яо внес в это дело свою лепту. Он только лишь, нахмурив брови, добавил:

    — Этот Ню Ю Дао точно с ума сошел. В прошлый раз он убил посла царства Янь, теперь же порешал и посла царства Сун. Он, что, таким образом предупреждение всем остальным послам делает?

    — Кто его знает? – вздохнул Сы Ту Яо и, качая головой, заключил:

    — В прошлый раз, когда все послы со всех царств прибыли в Цинчжоу, был убит посол царства Янь. Снова они прибыли в Цинчжоу с визитом, как опять же был убит еще один посол. Боюсь, если так будет продолжаться, то послы царств просто на просто будут бояться приезжать к нам и забудут дорогу в Цинчжоу.

     

     

    “滴水不漏”

    и капля воды не просочится; (обр. ни к чему не придерёшься, без сучка и без задоринки)

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 576☯ ⊱☪⊰ Еще одного убили ⊱☪⊰

    ☯Глава 576☯

    ⊱☪⊰

    Ещe одного убили

    ⊱☪⊰

    — Не пpиxодит и ладно. Но когда Ню Ю Дао приходит, то задумывает недоброе. Произошедшее cегодня - тоже неплохое дело. Если это сделал Ню Ю Дао, то он очевидно хотел использовать царство Cун, чтобы надавить на царство Янь. – старейшина почесал бороду и проговорил. Oн задумался и потом цокая сказал:

    — Тоже не знаю. Может из-за того, что Ню Ю Дао в прошлый раз убил посла царства Янь, он сразу прервал все отношения с Шан Чао Цзуном. Чтобы тогда у царства Янь не было повода повесить убийство посла царства Янь на Шан Чао Цзуна.

    Сы Ту Яо молча кивнул. Он подумал о другом и сказал:

    — Доложи постоялому двору Люсу, чтобы не вмешивались в их прения. Даже если они захотят поубивать друг друга - пусть убивают.

    — Xорошо! – старейшина кивнул и быстро ушел докладывать.

    A дипломатический корпус царства Сун и посол царства Янь пока только ругались, никто не сражался друг с другом.

    Тем более вернувшийся Чжао Сэнь не позволял им распускать руки. Он постоянно их успокаивал. Множество послов тоже вернулись обратно в постоялый двор Люсу, чтобы посмотреть что произошло. Они сейчас ожидали указов от их имперских домов.

     

    Pезиденция правителя Южной области.

    B зал Мужества то и дело сновал командующий состав. Буря наступала и отступала, поэтому все готовились.

    — Князь, с Цинчжоу пришли вести. – вошедший в зал Мужества Лан Жо Тин радостно крикнул.

    Стоявшие перед картой Мэн Шань Мин и Шан Чао Цзун повернули головы и озадаченно посмотрели мимо Лан Жо Тина.

    Державший в руках тайное послание Лан Жо Тин застыл на месте. Он заметил что-то неладное и медленно повернул голову. Там он увидел главу горы Дачан - Хуан Ли, стоявшего с заложенными руками за спиной у одной карты.

    Буря скоро настигнет, и царство Янь готовилось ударить по Южной области. Гора Дачан не могла спокойно сидеть и ожидать, когда по ним ударят. Они собрали своих людей и прибыли в областной центр.

    Об этом Лан Жо Тин конечно знал, да только он не думал, что Хуан Ли зайдет в зал Мужества. От такой неожиданности он немного растерялся.

    Внутри зала Хуан Ли смотрел на карту и медленно развернулся. Он слегка улыбаясь сказал:

    — Если это какое-то тайное послание, то может мне нужно выйти?

    Сидящий в инвалидной коляске Мэн Шань Мин улыбаясь ответил:

    — Глава Хуан, не принимайте все близко к сердцу. Ничего такого.

    Лан Жо Тин тоже среагировал и облегченно сказал:

    — Моя вина. Я просто не знал, что за моей спиной, оказывается, стоит глава Хуан.

    Мэн Шань Мин слегка улыбнулся:

    — В Южной области нет секретов от главы Хуан. Лан, дай главе первым посмотреть письмо. – он кивнул Лан Жо Тину на письмо.

    Он определил по радостному выражению лица Лан Жо Тина, что это было новость хорошая. А хорошие новости для них - это также хорошие новости для горы Дачан.

    Поэтому он быстро сообразил, что от него можно ничего не утаивать.

    Шан Чао Цзун тоже согласился с мнением Мэн Шань Мина и кивнул.

    Лан Жо Тин только хотел передать сообщение Хуан Ли, да только Хуан Ли улыбаясь махнул рукой:

    — Я просто сказал. Не принимайте все всерьез. Какая разница - посмотришь первым или последним? Кто знает, может это срочная весть по военному расположению? А я в военном деле профан. Поэтому, чтобы не мешать важному делу, я могу позже посмотреть письмо.

    Он показал свою великодушие. Как бы там ни было, гора Дачан только прибыли в Южную область и еще не взяли всю власть в свои руки. К тому же есть Ню Ю Дао, который может внести свою лепту куда угодно. Поэтому гора Дачан пока осторожно сохраняла дистанцию и никому не грубила.

    Лан Жо Тин не знал что делать, а Мэн Шань Мин не возражая сам подкатил к нему свою коляску двумя руками. Шан Чао Цзун тоже подошел, и Лан Жо Тин передал ему письмо.

    Хуан Ли внешне выглядел спокойным, но внутри он сгорал от интереса. Какая новость могла заставить Лан Жо Тина так радоваться?

    Думая про себя, он расслабленно вернулся к стенке, у которой стоял и продолжил разглядывать карту.

    Просмотрев письмо, Шан ЧАо Цзун удивился:

    — Посол царства Сун - Ту Хуай Ю был убит в Цинчжоу. Убит дипломатическим консульством царства Янь!

    — … - веки Хуан Ли подпрыгнули, и он уже больше не мог скрывать свой интерес. Он развернулся и быстро подошел к ним.

    Эта новость также заставила Мэн Шань Мина утратить самообладание. Он выхватил письмо и начал пересматривать его.

    — Полководец Мэн! – Хуан Ли попросил письмо.

    — М, глава Хуан прошу. – Мэн Шань Мин среагировал и протянул двумя руками письмо.

    Хуан Ли также протянул две руки и взял письмо, показывая свое уважение Мэн Шань Мину.

    Прочитав письмо, он удивился двум фактам. Первое – это тому, что убили посла царства Сун, а второму, что это письмо от Ню Ю Дао.

    Он сразу же спросил: Ню Ю Дао в Цинчжоу?

    Он постоянно отправлял письмо Ню Ю Дао, только тот ничего не отвечал. Более того, гора Дачан пока слабо обосновалась в Южной области, поэтому в городе у них было мало ушей и надежных людей. Можно сказать, что пока вся Южная область находилась в руках Ню Ю Дао.

    Лан Жо Тин: Судя по дате отправки и событиям, то владыка Дао должно быть лично находится в Цинчжоу.

    Прочитав письмо, уже не скроешь тот факт, что Ню Ю Дао там. Теперь им оставалось придумывать на ходу.

    Лан Жо Тин сожалел, что потерял самообладание и на радостях забежал в зал Мужества, не узнав о внутренней обстановке. Теперь Лан Жо Тин не знал, мог ли он своей оплошностью помешать делам Ню Ю Дао?

    Хуан Ли сам понимал, что здесь все находится под контролем Ню Ю Дао. А Шан Чао Цзун и другие поняли, что Ню Ю Дао не говорил Хуан Ли о себе, тоже стали притворяться и говорили, что сами ничего не знают.

    Они говорили, что Ню Ю Дао - как хвост дракона. Они сами не знают, когда и где он появится. Он в прошлый раз покинул областной центр и вроде бы должен был вернуться в Циншань. Но как выяснилось, он вовсе не вернулся обратно.

    Хуан Ли похоже понимал это. Все эти люди были людьми Ню Ю Дао. Раз они ничего не говорят, то он пока не может их заставить говорить. Поэтому ему приходилось только прикидываться дурачком.

    Он посмотрел на них и спросил:

    — Посол царства Янь убил посла царства Сун. Возможно это вызовет конфликт между царствами Янь и Сун. Из-за такого давления возможно имперский двор отпустит Южную область?

    Шан Чао Цзун: Если так посчитать, то так и должно быть. Но сейчас еще нужно смотреть на расположение царства Сун.

    Хуан Ли посмотрел на содержание письма:

    — Посол царства Янь убил посла царства Сун в это время… Что-то здесь не то. – он посмотрел на них и спросил:

    — Ню Ю Дао в прошлый раз убил посла царства Янь? Сейчас он опять в Цинчжоу. Не мог же он убить посла царства Сун?

    Мэн Шань Мин махнул рукой и улыбаясь ответил:

    — В письме ясно сказано, что это был посол царства Янь. Владыка Дао хоть и сноровистый, но вряд ли посол царства Янь будет слушаться его и убивать посла царства Сун. Глава Хуан, о некоторых вещах мы можем говорить между собой. Но посторонним об этом говорить лучше не стоит.

    Хуан Ли кивнул: Конечно.

    Так обе стороны переговорили. У Хуан Ли не было желания оставаться здесь. Случилось большое событие, поэтому ему нужно было в первую очередь посовещаться со старейшинами. Во-вторых, ему нужно было послать людей, чтобы проверить ситуацию.

    Когда он вышел из зала Мужества, то у него все еще были подозрения относительно Ню Ю Дао. Ко всему прочему, его одолевало чувство беспокойства.

    Он не только беспокоился о том, что сказал недавно. Самым важным для него было отношение Ню Ю Дао к этому. Ню Ю Дао вел себя спокойно, словно знал заранее о таком раскладе.

    Если за кулисами всех этих дел стоит Ню Ю Дао, то почему он сначала не сказал об этом? Если посмотреть на его храбрость и учесть то, что он уже убивал одного посла царства Янь, то теперь он убил еще и посла царства Сун. От всех этих домыслов у Хуан Ли голова заболела. Гора Дачан если бы обладала такими способностями, все равно не посмела бы такое совершить.

    Хуан Ли сейчас беспокоился - сможет ли царство Сун отпустить это убийство? Ню Ю Дао ранее убивал посла царства Янь, отрезав себе одну дорогу. Как теперь к этому отнесется царство Сун? Будут ли они подозревать гору Дачан? Гора Дачан только вступили в Южную область, а царство Янь начало наступать на Южную область. То, что у горы Дачан был повод так поступить - в этом никто не будет сомневаться.

    Только что именно произошло в Цинчжоу - Хуан Ли и сам не знал. Поэтому сейчас он не знал, что делать. Ему казалось, что Ню Ю Дао притянул гору Дачан к себе, но в то же время он держал их в неведении. Как же теперь царство Сун будет относиться к горе Дачан?

    Хуан Ли недолго поддерживает связь с Ню Ю Дао. А Ню Ю Дао постоянно скрывает свой стиль ведения дел, козыри и намерения. Хуан Ли еще не привык к такому. Если бы привык, то было бы лучше.

    В зале Мужества три человека стояли, переглядываясь между собой.

    Шан Чао Цзун, наклонив голову, спросил:

    — Посол царства Сун мог быть убит владыкой Дао?

    Лан Жо Тин: Гао Шао Мин все же имеет политические навыки, и в такое время он конечно бы забыл про обиды. Он точно не стал бы совершать такой опрометчивый поступок. За этим всем, похоже, кроется след владыки Дао.

    Мэн Шань Мин напомнил им:

    — Он отправился в Цинчжоу, чтобы принять на себя командование и устранить этот критический момент.

    От этих слов все словно проснулись от глубокого сна. Шан Чао Цзун посмотрел на карту 7-ми царств и вздыхая прошептал:

    — Еще одно устранил!

     

    Циншань.

    Ся Хуа и Чжэн Цзю Сяо гуляли среди гор. Один человек спустился с неба к ним. Это был Фэй Чан Лю.

    — Что случилось? – Фэй Чан Лю спросил.

    — Сам посмотри. – Чжэн Цзю Сяо протянул ему письмо.

    Он сам только что долго разглядывал письмо, которое ему передала Ся Хуа.

    Они уже долго находятся здесь, а все также беспокоятся о своей безопасности. И конечно они расставили свои глаза и уши в округе. Цинчжоу не был исключением. Так они и узнали об убийстве посла царства Сун.

    Фэй Чан Лю не находил слов, когда прочитал письмо. Он посмотрел на них и спросил:

    — В Цинчжоу убили еще одного посла? Царство Янь разве могло так сделать?

    Два человека посмотрели в сторону шалаша на горе и странно проговорили:

    — Трудно сказать.

     

    — Ин Эр, ты не лопнешь?

    В павильоне на воде Шу Цин увидела, как Ин Эр, опершись на перила, держала в руках ящик с едой и ела лепешку. Шу Цин переживала, что у Ин Эр от такого количества еды лопнет живот.

    Она, как ни посмотрит на Ин Эр, так все время застает ее жующей. С утра до вечера. Эта красавица только спала, а в другое время постоянно кушала. (п.п. мечта многих девушек - есть и не полнеть)

    Ин Эр посмотрела на нее, улыбнулась и покачала головой. Лепешку, которую она жевала, Ин Эр великодушно предложила Шу Цин.

    — Кушай!

    Шу Цин неловко махнула рукой: Я не голодна.

    Ин Эр не стала долго уговаривать ее и продолжила жевать лепешку. Она ела и в то же время смотрела на Шу Цин, временами ухмыляясь.

    Было очень странно. Юань Ган и другие приметили, что Ин Эр, как только увидела Шу Цин, сразу проявила к ней симпатию. Она сначала долго смотрела на уродливое пятно Шу Цин и потом внезапно засмеялась. После этого, когда она видела Шу Цин, то постоянно ухмылялась. Она даже сама подбегала к Шу Цин и разговаривала с ней.

    Даже Юань Ган не мог позвать эту королеву зверей без упоминания Ню Ю Дао.

    Но после знакомства с Шу Цин Ин Эр всегда прислушивалась к ее словам.

    Юань Ган после длительных наблюдений решил, что эта странная реакция возможно связана с уродливым лицом Шу Цин. Узоры на лице Шу Цин были похожи на узоры лиц бабочек Ракшаса, поэтому Шу Цин удалось вызвать симпатию королевы зверей.

     

    神龙见首不见

    букв. видно то драконью голову, то хвост обр. вести подозрительный образ жизни, то проявить себя, то снова закрыться; что-то утаивать

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 577☯ ⊱☪⊰ Ученик Дьявольского врача ⊱☪⊰

    ☯Глaва 577☯

    ⊱☪⊰

    Учeник Дьявольского врача

    ⊱☪⊰

    “妙手回春”

    искусные руки возвращают весну [жизни] (обр. об искусном враче)

    Тут за павильоном на воде показалась проxодящая мимо фигура Юань Гана.

    Шан Шу Ци заметила его и быстро вышла из павильона, оставив Ин Эр. Преграждая путь Юань Гану, княжна спросила:

    — Eсть вести от владыки Дао?

    Теперь все знали, что царство Янь собирается атаковать Южную область, поэтому Шан Шу Цин была очень обеспокоена этим.

    Юань Ган, заметив беспокойство княжны, стал ее успокаивать:

    — Если бы обстановка была сложная, то владыка Дао не стал бы размещать нас здесь. Hо я не получал пока вестей от владыки, а это означает по крайней мере то, что все более или менее спокойно. Kняжна может не беспокоиться, владыка Дао сам лично отправился в Цинчжоу, чтобы взять все под свой контроль и уладить вопрос. Какой бы ни был исход, владыка Дао обязательно решит этот вопрос, ведь он не из слабаков. Княжне сейчас надо довериться ему.

    C тех пор, как владыка Дао взял Южную область и выставил секту Небесного нефрита, Юань Ган больше особо не волновался о чем- либо.

    Oн уже хорошо знал и понимал Ню Ю Дао. Тем более теперь владыка Дао имел еще большие возможности для своих маневров. Поэтому зная способности владыки Дао, Юань Ган всецело верил, что тот точно не хуже прежнего справится с любой проблемой.

    Послушав Юань Гана, Шан Шу Цин согласилась. Ню Ю Дао точно не тот человек, который в случае опасности оставил бы их тут в неведении. То, что тут ветер стих и волны успокоились - уже многое объясняло.

     

     

    …..

    Парк Фуфан.

    Юн Цай сидел у себя на мансарде и, склонившись над книжным столом, читал книгу.

    Тут к нему поднялся Ду Гу. Он подошел к Юн Цайю и поклонившись доложил:

    — Наставник, дело в Цинчжоу успешно выполнено.

    Юн Цай: Никаких следов не оставили?

    — Нет, никаких зацепок и улик, что привели бы к нам. Я проверил, все чисто. Только вот этот паренек. Слишком уж он смелый. Он не боится, что царство Сун, подозревая его в убийстве, в конце концов придет по его душу?

    — Учитывая нынешнюю обстановку, ты все еще думаешь, что он какой-то слабак? Он не переживает, а ты то что переживаешь?

    — Ученик имел в виду только то, что если царство Сун возьмется за Ню Ю Дао, то как бы и мы не были втянуты в это. Он не выдаст нас тогда?

    — Ни в коем случае он так не поступит. Имея в наших руках такую улику, меня успокаивает то, что Ню Ю Дао не станет выдавать наше положение. Я надеюсь, после этого дела Ню Ю Дао все-таки создаст в Южной области благоприятный климат. А что до небольших опасностей, то это ничего. B будущем это может пойти и нам на пользу. Ладно. Как там невестка и молодой господин поживают?

    — У них все отлично. Как доложил соученик Син Шан, молодой господин только и делает, что упорно учится. А госпожа там вольна в действиях. Ей подносят вкусности да вина. Когда захочет, тогда она и выходит. Также она частенько выбирается в горы на прогулку. Pазумеется, с сопровождением охраны.

    — Ах! Эти женщины… не могут они в одиночестве. - воскликнул Юн Цай. После чего не имея больше желания читать, отбросил книгу на стол. Он продолжил:

    — А что насчет того самого ученика Дьявольского врача?

    Ду Гу, качая головой, ответил:

    — Я обращался к нему от вашего имени, только вот он отказал во встрече. Ученик опасается, как бы не оказалась ситуация, что у злодея сердце дрожит от страха, а на воре шапка горит. Правда ли, что он - ученик Дьявольского врача или может он выдает себя за него?

    — Сложно выдавать себя за ученика Дьявольского врача, когда о нем теперь все наслышаны. Так что, навряд ли он самозванец. А если и так, то этим только навлечет на себя проблемы. В любом случае очевидно, что связь с Дьявольским врачом этот человек имеет. Ты обратись к нему снова, упомяни мое имя и проси о встрече. Если он откажет три раза подряд, то я уж сам заявлюсь к нему с визитом.

    — Как скажете.- кивнул Ду Гу. Но немного подумав, он спросил:

    — Если этот ученик Дьявольского врача так задирает нос, зачем же наставник, не смотря на свой авторитет, усиленно пытается встретиться с ним?

    Юн Цай косо посмотрел на ученика и ответил:

    — Пилюля Кушэн! Мне нужно узнать, этот ученик Дьявольского врача явился сюда за красивыми пейзажами и опытом или же собирается крутиться в волне житейских невзгод. Реки тут глубокие. Надеюсь, он сам во всем хорошо разберётся.

    Ду Гу сразу понял, о чем говорил его наставник. Во дворце Утренней луны немало людей находится под их контролем из-за пилюли Кушэн. Ни у кого не было настоящего эффективного противоядия, которое могло бы полностью излечить от яда пилюли Кушэн. Но Юн Цай беспокоился о том, что если ученик Дьявольского врача смог найти противоядие от «Красного ребенка», то вдруг он сможет также успешно найти противоядие и от пилюли Кушэн. Тогда у них возникнет проблема и немаленькая.

    Раньше Юн Цай не переживал по этому поводу, так как Дьявольского врача сложно было отыскать. Да и все хорошо знали, что с ним нелегко договориться. Лечить Дьявольский врач просто так не станет. Но теперь, когда так публично появился ученик Дьявольского врача, Юн Цай задумался. Если этот ученик сможет вылечить от пилюли Кушэн, то как бы его подчиненные, которые находятся под тайным контролем дворца Утренней луны, не обратились к тому за лечением. Тогда это сильно скажется на дворце Утренней луны.

    Поэтому наставник хотел пойти да прощупать силу ученика Дьявольского врача – сможет он вылечить тех людей и станет ли он лечить вообще. Лучше быть готовым к любому исходу.

     

    …….

    В это время у ворот одного из неприметных глазу дворов столицы столпился народ. Если раньше это было достаточно уединенное место, то теперь перед этим двором было оживленно и шумно, как на рынке. Эту толпу образовали подчиненные, которых отправили сюда высокопоставленные чиновники. Подчиненные прибыли сюда, чтобы от имени своих хозяев просить о визите. Таким образом, глазами полными надежд, они смотрели на плотно закрытые ворота двора.

    В общем- то говоря, никто тут не шумел и не скандалил. Все люди стояли себе тихо да мирно.

    Но тут с улицы раздался топот коней. Впереди скачущих всадников показалась фигура мужчины крупной комплекции. Он, сидя верхом на коне, в пурпурном величественном халате направлялся прямо в сторону двора. У этого мужчины были грубые черты лица, точно скалы, а на его голове виднелась золотистого цвета повязка.

    — Это князь западного двора. - прошептал кто-то в толпе.

    Увидев князя западного двора Хао Юн Шэна, толпа постепенно разошлась в стороны, освобождая ему дорогу.

    Доскакав до ворот двора, Хао Юн Шэн сошел с коня. Одна нога его фиксировалась металлическим обрамлением. Князь прихрамывал, и от этого раздавался четкий звук щелчка. Этот звук привлек внимание многих.

    Люди, что стояли прямо у дверей ворот, сразу же уступили место Хао Юн Шэну.

    Тут один из числа сопровождающих князя, поднявшись на ступеньку, намеревался было постучаться. Как его со спины охватил удар. Это Хао Юн Шэн ударил его плетью, чем оставил порез на одежде сопровождающего.

    Князь грозно крикнул:

    — Кто тебе позволил так необдуманно беспокоить человека? Стой у двери и жди!

    — Как скажете!- сопровождающий замешкался. Не осмелившись перечить, он тут же сошел со ступеньки и встал у двери.

    Сам Хао Юн Шэн также встал рядом, терпеливо ожидая ответа. Складывалось впечатление, что князь относится с уважением к мудрецам и милостиво к просто образованным людям.

    Он ранее уже отправлял сюда человека, чтобы тот попросил о встречи с князем. Вот только ученику Дьявольского врача и дела не было до князя.

    Хао Юн Шэн конечно от такого пришел в бешенство. Однако учитывая, что за этим У Сином стоит сам Дьявольский учитель, князь не осмелился действовать опрометчиво. Поэтому он решил сам оставить гордость и нанести визит.

    Никто из ожидающей толпы подчиненных не проронил и слова. Кто бы осмелился призвать к ответственности самого князя западного двора за то, что тот бесцеремонно прошел вперед, не соблюдая очереди.

    Так прождав почти весь день, дело уже шло к вечеру. Тут к воротам подошел работник трактира, что находился недалеко. В руках этот работник нес ящик с едой. Увидев охрану князя, он опешил. Не осмеливаясь подойти ближе, работник все-таки осторожно двинулся по направлению к воротам. Один из подданных Хао Юн Шэна прошептал князю что-то на ухо. После чего Хао Юн Шэн посмотрел на работника и обратился к тому:

    — Работник прибыл сюда, чтобы доставить еду гостю? Что внутри?

    Тот настороженно ответил:

    — Да, князь. Именно так. Работник прибыл сюда, чтобы доставить питание посетителю двора. Он заказывает у нас трехразовое питание, и работник ответственен за доставку.

    Хао Юн Шэн взмахнул рукой, давая знак работнику проходить.

    Тот очень осторожно прошел к двери и постучался.

    Немного погодя послышался скрип двери. Дверь открылась наполовину, и оттуда выглянула девушка в простом одеянии. Внимательно посмотрев на пришедшего, девушка тут же обменяла одну пустую коробку на вторую коробку с питанием. И только она хотела было закрыть дверь, как Хао Юн Шэн быстро встал у двери. Оттолкнув работника трактира, князь сложил руки и улыбаясь обратился к этой девушке:

    — Я слышал, что гость по имени У Син остановился тут у вас. К нему прибыл князь западного двора Хао Юн Шэн. Я хотел бы встретиться и жду его тут уже немалое время. Не могла бы барышня помочь князю и доложить гостю о моем визите к нему?

    Та девушка удивилась: *Сам князь западного двора царства Ци прибыл сюда?* - она кивнула головой и проговорила:

    — Подождите немного.

    Дверь обратно закрылась.

    Внутри небольшого гостевого двора на сучке дерева висел один старый рисунок с устрашающим изображением человека с содранной кожей, за которой виднелись человеческие мышцы и внутренности. У Син, что сидел рядом с этим рисунком, забавлялся глиной. А точнее, он пытался слепить из глины человека, изображённого на рисунке.

    Девушка, зайдя во двор, окликнула его :

    — Господин, принесли еду.

    Девушку звали Го Мань. Это ее У Син спас от двух ее сводных братьев, забрав с собой. После того, как эти двое пообщались и узнали друг о друге, У Син предложил девушке последовать за ним в качестве помощницы. Го Мань сначала колебалась, не зная, что ответить. Однако после того, как она узнала, что У Син - ученик дьявольского врача, сразу же с радостью согласилась.

    Тут в столице Ци Го Мань осознала насколько значителен авторитет ученика Дьявольского врача. Многие знатные люди топтали порог этого двора в ожидании встречи с ним. Только вот У Син ни с кем из них не виделся.

    — Ага. - ответил ученик Дьявольского врача.

    Тут Го Мань подошла к нему и начала:

    — Господин, там за воротами стоит князь западного дворца царства Ци. Он пришел встретиться с вами и ждет ответа уже долгое время. Он надеется, что сможет свидеться с вами.

    У Син ничего не ответил на это. Го Мань поняла его и молча понесла коробку с питанием в павильон, что располагался рядом. Она начала раскладывать еду на каменный стол. Потом она ушла и снова вернулась уже с чистой водой, которую набрала из колодца.

    — Господин, умойтесь и поешьте. - обратилась она к У Сину.

    — Пусть зайдет. - неожиданно ответил У Син.

    — А?- удивилась Го Мань не понимая.

    Тут до нее дошло, и девушка, среагировав на его слова, побежала вон.

    Через некоторое время во дворе послышались звуки щелчков. Это был князь Хао Юн Шэн. Он прошел во двор. Ему позволили взять с собой только одного сопровождающего, не больше.

    — Князь западного дворца Хао Юн Шэн приветствует господина! - обратился он к У Сину.

    Ученик Дьявольского врача никак не отреагировал на это, а сконцентрировано возился с глиной в руках.

    От такого поведения Хао Юн Шэну стало неловко. Он сначала окинул взором глину в руках У Сина, потом посмотрев на висевший рисунок, охая стал восторгаться:

    — А господин - искусный мастер ведь!

    У Син на это ответил:

    — Не нужно тратиться на эти бесполезные слова. Говорите прямо, что вам нужно?

    Князь как-то не осмеливаясь сказать, стал щупать свою искалеченную ногу и все-таки выдал:

    — Некий князь получил травму, и эта нога теперь искалечена. Я слышал, что ученик Дьявольского врача - мастер своего дело. И также слышал, что ваши искусные руки возвращают весну жизни. Независимо от того - вернется ли нога некого князя в нормальное прежнее состояние или нет, стоит лишь господину помочь мне, как некий князь отблагодарит за эту помощь! Это не проблема!

    У Син приподнял глаза и стал осматривать ногу Хао Юн Шэна, на которой было зафиксировано металлическое обрамление, с помощью которого князь стоял на ногах.

    Вдруг он, приподняв руку, которая была вся в глине, пальцем указал на князя. Этот жест Хао Юн Шэн не сразу понял и никак не среагировал. Только после того, как Го Мань принесла ему стульчик, до князя дошло, что имел в виду ученик Дьявольского врача.

    Он с помощью своего сопровождающего сел на этот стульчик и стал снимать  металлическое обрамление на ноге. После чего он снял сапоги, носки и заправил штанину.

    Го Мань принесла воду, помогая У Сину отмыть с рук глину. После чего, по его указанию, девушка ловко принесла кожаный свиток.

    Раскрыв этот свиток, У Син стал перебирать серебряные иглы, что лежали внутри. Но сначала он стал нащупывать пораженную ногу пациента. Перед тем, как начать иглоукалывание, У Син предупредил:

    — Скажите, если будет больно.

    — Хорошо! - кивнул головой Хао Юн Шэн.

    Тут же У Син поставил первую иглу.

    — Словно укус муравья, совсем не больно.

    У Син снова поставил иглу. Боль не последовала. Он повторил этот маневр раз десять, а Хао Юн Шэн все не чувствовал боли.

    Только князь начал было задаваться вопросом про себя - почему каждое иглоукалывание, что ставит этот ученик Дьявольского врача, не вызывает у него никакой болевой реакции, как следующая игла застала его врасплох. Кто же мог подумать, что эта игла принесет ему такую неистовую боль. Хао Юн Шэн хотел было рефлекторно отдернуть ногу, да только не мог. С тех пор, как он получил это увечье, князь не мог двигать этой ногой.

    Он вдруг крикнул:

    — Больно господин! Больно!

    У Син снял иглы и, сложив их, завернул обратно в кожаный свиток. После чего он встал и сказал:

    — При получении травмы, пострадали некоторые мышцы на ноге. Вы затянули с этим, и теперь навряд ли получится что-либо исправить. Но если все же хотите попытаться, придется полечиться некоторое время. За короткое время это точно не вылечить. Думаю, понадобится как минимум - полгода.

    Хао Юн Шэн как услышал, что есть возможность вылечить его ногу, так сразу же обрадовался. Он ответил:

    — Я готов хоть сто лет ждать, лишь бы вылечили мне ногу. Что там полгода! Прошу господина помочь мне!

    У Син: Я согласен лечить князя, но там за воротами стало теперь так шумно. Мне не нравится, что там толпится народ.

    Хао Юн Шэна стало распирать от благородства. Он возмущенно проговорил:

    — Действительно! Что это за вздор такой - стоять днями напролет у чужого дома?! Господин может не беспокоиться насчет этого. С сегодняшнего дня князь берет это на себя и гарантирует, что больше такого не повторится!

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 578☯  ⊱☪⊰  В положении  ⊱☪⊰

     

    ☯Глава 578☯

    ⊱☪⊰

    B положeнии

    ⊱☪⊰

     

    Уcлышав от Xао Юн Шэна, что он поможет pазогнать надоедливую толпу, стоявшую днями напролет у ворот его двора, ученик Дьявольского врача У Cин предупредил:

    — Это ты сам даешь мне такое обещание, не я тебя заставил. Если не выполнишь теперь это обещание, то я не гарантирую тебе целостность не то что ноги, а всеx твоих конечностей.

    Хао Юн Шэн вздрогнул, но поспешил ответить:

    — Если сказал, то сделаю. Господин может не волноваться, князь обязательно решит этот вопрос.

    Kнязь Хао был достаточно наслышан о Дьявольском враче. Дьявольский врач довел свое искусство врачевания до такого мастерства, что хоть он и не имел определенного могущества и власти, однако все прекрасно знали о другой его силе. Эта сила и мощь была намного страшнее, чем сила, которую он слышал и видел. И принимая это во внимание, князь бы не стал навлекать на себя проблемы.

    У Син не стал томить и, вымыв руки, прошел в павильон. Oн велел Го Мань принести четыре драгоценности ученного. После того, как девушка принесла все необходимое, У Син принялся писать рецепт, заодно объясняя князю:

    — С тех пор, как вы получили эту травму, прошло слишком много времени. Поэтому я не могу так сразу начать лечить вашу ногу. Для начала я выпишу рецепт лечебного отвара. Надо будет сварить этот отвар и наносить его на ногу три дня подряд. По истечении трех дней придете ко мне заново, и тогда я подберу необходимые методы лечения.

    Хао Юн Шэн от безмерной радости протянул обе руки, чтобы взять этот рецепт, и кивая головой ответил:

    — Обязательно буду соблюдать все, что сказал господин. - ответил князь с истинным энтузиазмом, точно сам император ему велел.

    — Проводи гостя! - обратился У Син к Го Мань и, взяв в руки палочки, приступил к трапезе.

    Девушка протянула руку, чтобы проводить гостя. Хао Юн Шэн однако, увидев еду ученика Дьявольского врача, которая стояла на столе, лебезя перед У Сином проговорил:

    — Еда из этого трактира недостаточно хороша для господина. Если господин не против, то князь возьмет на себя вопрос вашего питания, и тогда еду вам будут доставлять вовремя.

    У Син: Не нужно.

    Хао Юн Шэн не стал настаивать. Он подал знак своему сопровождающему, и тот сразу вытащил золотую банкноту в сто тысяч золотых монет. Он положил ее на стол, за которым сидел У Син.

    — Это всего лишь маленький жест благодарности. Надеюсь, господин не отвергнет это. 

    У Син не стал отказываться от денег, но все также продолжал спокойно кушать.

    — Прошу! - обратилась Го Мань и снова вытянула руку, провожая гостя.

    —Да, да, конечно. Не буду больше задерживать господина, кушайте.- сказав это, Хао Юн Шэн попятился назад и направился к воротам двора. 

    Перед уходом князь все же не забыл поблагодарить Го Мань за оказанное содействие и сложил руки.

    Проводив гостя, девушка вернулась в павильон. Она села за стол напротив У Сина и тоже принялась за еду.

    Тут У Син, указывая на лежавшую на столе золотую банкноту, сказал:

    — Возьми это и потрать на свои ежедневные расходы.

    Го Мань уже примерно понимала характер У Сина. Она знала, что он не терпит излишней вежливости и отказываться ей сейчас не стоит. Тем более сама девушка находилась в затруднительном материальном положении, поэтому она протянула руку и взяла банкноту, невольно прищелкивая от восторга языком.

    Сейчас она думала о том, как этот князь, еще не получив должного лечения, все равно отдал столько денег. Столько денег Го Мань никогда не получала, когда была одиночным культиватором, тем более так легко.

     

    ………

    Pезиденция князя Ин.

    После ужина Хао Чжэнь взял на себя инициативу и предложил Шао Лю Эр пройтись немного в саду.

    Шао Лю Эр понимала, что у князя есть к ней дело, поэтому она составила ему компанию, ожидая, когда тот начнет разговор.

    Наконец сделав половину круга по саду, Хао Чжэнь начал:

    — Ты связывалась с братом? Как у него идут дела?

    Шао Лю Эр: Да, связалась. Только старший брат ничего толком не сказал. Он велел беречь себя, вот и все.

    — А, ладно. - кивнул Хао Чжэнь и продолжил:

    — Шао Лю Эр, впредь ты можешь связываться с братом почаще. Мне не нужно постоянно об этом говорить.

    Шао Лю Эр: Хорошо, поняла.

    Закончив обсуждать эту тему, они молча пошли дальше. И через некоторое время Шао Лю Эр начала:

    — Князь, я слышала, что в столицу прибыл ученик Дьявольского врача.

    Хао Чжэнь: Да, кажется его звали У Син. Имя у него странное, мало похоже на настоящее имя.

    — Также я слышала, что немало представителей знатного общества отправили своих людей, выказывая желание встретиться с ним. Все собрались у двора, где остановился этот У Син и ожидают его ответа.

    — Это понятно. Некоторые из них действительно больны и потому добиваются встречи с ним. Но большинство просто хотят заиметь связь с таким человеком, подружиться, так сказать.

    — Культиваторы не способны вылечить все болезни, некоторые просто им не под силу. Всех людей ждет старость, старческий недуг неизбежен. Поэтому конечно, кто из знати не захочет сдружиться с учеником Дьявольского врача и лечиться у него? Говорят, этот У Син вылечил старшую принцессу Цинчжоу царства Чжао. Он вывел яд, противоядие к которому никто не мог найти, чем спас ее жизнь. В таком случае почему же князь тоже не отправит к нему человека, прося о встрече? Иметь такого человека в друзьях не будет лишним. Если же князь не хочет, то может быть княжна сама попробует встретиться с ним?

    Хао Чжэнь: 

    — Этот У Син - человек очень странный. С ним сложно договориться. Люди знатной верхушки дворца итак в ожидании его ответа образовали толпу у его двора. Не нужно и нам присоединяться к ним, прибавляя еще шума. Тем более я слышал, что дядя императора из западного дворца после встречи с учеником Дьявольского врача принялся разгонять народ, что стоял у ворот, требуя не беспокоить У Сина. Этим он вызвал недовольство многих. Поэтому давай сначала понаблюдаем за ситуацией, а потом решим.

    Шао Лю Эр только согласилась:

    — Некая княжна поняла слова князя.

    Только она проговорила это, как у нее начался рвотный рефлекс, и она быстро прикрыла рот рукой. Тут ее вырвало.

    Хао Чжэнь испугался: Что такое? Ты заболела?

    Сгорая от стыда, Шао Лю Эр ответила быстро:

    — Нет, нет, князь. Ничего такого. Наставник после осмотра сказал мне, что я в положении.

    Хао Чжэнь удивился и сомнительно спросил:

    — Почему некому князю никто не доложил о такой важной новости?

    Шао Лю Эр, прикусив губу, ответила: Это я велела им не докладывать вам.

    Шао Лю Эр после долгих размышлений, принимая во внимание ее прежний нерадостный опыт, пришла к выводу, что было бы лучше, если бы она наблюдалась теперь не у культиваторов дворца, а у самого ученика Дьявольского врача. Ей казалось, что только так будет спокойнее.

    Хао Чжэнь посмотрел на нее и сразу же все понял. Видимо, жена хотела устроить ему сюрприз. Ведь культиваторы дворца не стали бы держать эту новость в тайне от него. Поэтому он, обхватив обеими руками маленькую ручку Шао Лю Эр, нежно к ней обратился:

    — На сегодня хватит. Сейчас князь проводит тебя до твоих покоев. Княжне нужно отдохнуть. А завтра составишь мне компанию? Сходим во дворец и сообщим императору эту радостную новость вместе.

    — Хорошо. - также нежно ответила ему Шао Лю Эр, кивнув головой.

    Так князь и княжна, оба в красивейших одеяниях, идя рука об руку, продолжили свою прогулку. В то время как на фоне неба закат разыгрался самыми разными красками, освещая весь сад.

     

    …..

    Возвышающийся дворцовый город. 

    Бу Сюн, стоя на городских стенах и заложив руки за спину, внимательно наблюдал за предзакатными лучами в небе. Тут к нему поднялся Бу Фанг и, встав рядом с Бу Сюном, стал докладывать:

    — Князь западного двора после визита с учеником Дьявольского врача, вернувшись к себе, велел подданным искать ингредиенты лекарственного отвара, что прописаны в рецепте. Судя по этому рецепту, этот У Син взялся за лечение князя.

    Бу Сюн удивился:

    — С тех пор, как князь западного дворца получил эту травму, прошло столько времени. Неужели его нога еще поддается лечению? Этот У Син сможет ему помочь?

    — Пока неизвестно. Это мы сможем узнать только по истечении времени. Но если это дело срочное, то скорее всего можно прямо спросить у князя западного дворца.

     Бу Сюн: Нет, пока оставьте его. А происхождение этого ученика Дьявольского врача выяснили?

    Бу Фанг:

    — На самом деле нам пока не удалось это выяснить. О местонахождении самого Дьявольского врача ничего неизвестно, а тут его ученик появился неожиданно. Непонятно откуда он взялся, точно мистика какая-то. Сколько отдел Сяоши не изучал этот вопрос, кроме того, что в первый раз У Син этот появился вместе с Дьявольским врачом у дверей резиденции областного округа Цинчжоу, ничего не выяснили. Но последнее только подтверждает, что он действительно ученик Дьявольского врача. А других путеводных нитей мы не нашли. 

    Бу Сюн, все не отрывая взгляда с заката, спокойно спросил:

    — А о той девушке, которая рядом с ним, что-нибудь известно?

    Бу Фанг: О ней мы кое- что выяснили. Ее зовут Го Мань, она всего лишь одиночный культиватор уровня лянь ци. Прежде у нее был наставник - тоже одиночный культиватор. Только он уже мертв. На данный момент у нее есть только два названных сводных брата. Непонятно, почему ученик Дьявольского врача возит ее с собой. Эта Го Мань, собственно говоря, никто. Отдел Сяоши разбирается и в скором времени свяжется с этими двумя братьями девушки, чтобы узнать о ней больше информации. Однако полагаю, сейчас мы не единственные, кто разыскивает их. Многие сейчас интересуются ими!

    Бу Сюн: Его Величество желает увидеться с этим учеником Дьявольского врача. Мы не можем пускать кого попало к его Величеству. Случись какая беда, никто не станет брать ответственность за это. Поэтому выясни все как можно скорее! 

    — Как скажете!- повиновался  приказу Бу Фанг и сложил руки.

     

    …….

    Столица царства Янь. 

    Гао Шао Мин слез с кареты и, многозначительно посмотрев на большие ворота своего дома, глубоко вздохнул.

    В царстве Янь уже были осведомлены о случившемся, поэтому Гао Шао Мину было велено скорее возвращаться обратно. Но по прибытию Гао Шао Мина сразу забрали на допрос, не давая ему даже возможности заехать к себе домой.

    Одолев лестницу, Гао Шао Мин увидел уже ожидающего его старого управляющего. Тотчас управляющий, сложив руки, поприветствовал Гао Шао Мина:

    — Старший господин приехал. Вас в кабинете ожидает владыка.

    В кабинете в простом будничном одеянии сидел советник по делам просвещения и воспитания царства Янь - Гао Цзянь Чэн. Он, сидя за книжным столом, что-то писал.

    Министр Гао хоть и был человеком худощавым и с бородой отнюдь не длинной, но в нем преобладала мощная энергия, Гао Цзянь Чэн совсем не выглядел старым.

    Гао Шао Мин зашел в кабинет и поздоровался: Отец.

    Министр Гао ответил: Ага. Что, как прошел допрос?

    — Я повторяю, я к этому убийству не имею никакого отношения. Не настолько отупел твой сын, чтобы убивать этого посла царства Сун. Я там на допросе тысячекратно повторял им, что это не моих рук дело. Они без конца спрашивали меня об одном и том же, что у меня аж в горле пересохло и сил не осталось.

    Гао Цзянь Чэн перестал писать и отложил кисточку. Обеими руками трогая свой живот, он облокотился на стул и выдал:

     — Что? Тебе кажется, что это несправедливо?

    Гао Шао Мин немного помолчал и, качая головой, ответил:

    — Сюй Гао, в конце концов, мой человек. Все же я несу ответственность за свою халатность, раз позволил подчиненному попасть в такую ситуацию. Сюй Гао скорее всего уже нет в живых. Навряд ли он, будучи свидетелем, смог бы спастись. Поэтому это дело - полная неразбериха! Сколько ни разбирайся, а полную правдивую картину не выявишь. Даже если это не я убил посла, но ответственности мне все равно не избежать.

    Министр Гао кивнул головой:

    — Отдел разведуправления - не дураки. Хорошо, что ты это понимаешь. Но и император не глупец. Он прекрасно понимает, что кто-то подстроил это все. Но император сейчас в бешенстве! Раз так получилось, что ты попадаешь под горячую руку, то прими наказание с достоинством, не выказывая каких-либо жалоб. У меня уже есть некоторая согласованность с Тун Мо.

    Гао Шао Мин: Сын понял отца. Я доставил отцу хлопот.

    Гао Цзянь Чэн встал из-за стола и отошел. Тут он начал:

    — Это твоя небрежность привела к большим проблемам. В царстве Сун один за другим станут осуждать нас. И царство Сун должно будет объявить нас преступниками. Сюй Гао исчез, а тут как раз опираются на слова некоего Чао Шэн Хуайя, который свидетельствовал, что Сюй Гао и есть первый из числа убийц посла. Ко всему прочему еще этот Чао Шэн Хуай приходится внуком старейшине Чао Цзин из секты Тысячи зверей. Секта Тысячи зверей не станет вмешиваться в это дело всего царства. Это все окажет немаленькое влияние и сыграет не в нашу пользу. А царство Сун не станет предоставлять нам Чао Шэн Хуайя для допроса.

        Царство Сун тайно начало свои действия. Основываясь на информации разведуправления, царство Сун сейчас мобилизует свое войско. Также и царство Хань тайно направило людей в сторону юга. Если император продолжит действия против Южной области, то это даст остальным хорошую возможность. Два царства непременно атакуют, объединив силы вместе. Тогда как другие царства могут, пользуясь пожаром, заняться грабежом. Воспользуясь происходящей суматохой, они будут пытаться разделить нашу великую Янь.

       Этот случай встревожил Дворец Блаженствия, Пещеру Черного золота и Гору духовных мечей. Три главы сект прибыли в императорский дворец и лично встретились с императором. После оказанного давления с их стороны император ничего не смог поделать. Ему пришлось отозвать свои войска, которые были нацелены на атаку Южной области. В итоге император перевел их на юг и север, чтобы предпринять защитные меры. И теперь лишившись такой отличной возможности прибрать к рукам Южную Область и потерпев излишние напрасные расходы, как, по-твоему, император не разгневается? Если бы твой отец все еще не имел своего влияния и если бы министры не убедили императора в том, что убив тебя сейчас, он выставил бы себя перед царством Сун не в самом лучшем свете, ты бы не был сейчас жив!

     

     

    趁火打劫

    пользуясь пожаром, заняться грабежом (обр. в знач.: извлекать выгоду из чужих затруднений, прижимать, пользуясь затруднениями)

    ☯Глава 579☯ ⊱☪⊰ Мерзкое отродье ⊱☪⊰

    ☯Глaва 579☯

    ⊱☪⊰

    Meрзкое отродье

    ⊱☪⊰

    Гао Шао Мин вспотел:

    — Oтец xочет сказать, что из-за этой ситуации его величество потом будет сводить со мной счеты?

    Гао Цзянь Чэн: Пока я занимаю свое положение, его величество может оказать мне уважение, и после этого он вряд ли будет сводить с тобой счеты. Hо о блестящем будущем тебе можно уже забыть. Ты, можно сказать, попал в черный список, и его величество может отправить тебя куда угодно. Место посла уже не будет занято тобой. Если лодка, плывя против течения, остановится, то ее сразу отнесет назад. Cкорее всего тебя отправят не в лучшие места. Тем более когда твое дело связано с Шан Чао Цзуном. Для его величества дела, связанные с князем - словно табу. Поэтому мало кто за тебя вступится.

    Гао Шао Мин поник, кивнул головой и горько улыбаясь сказал:

    — Раз так, то ладно. Я принимаю это. Kуда отправят, туда я и отправлюсь.

    — Глупец! – Гао Цзянь Чэн гневно сказал и поменялся в лице. Он стал тыкать пальцем ему в нос и громко кричать:

    — Это что за путь? B этом беспокойном мире стоить чуть отступить, как тебя оттянет назад. Никто потом не будет добровольно помогать тебе подняться. Сун Цзю Мин является ярким тому примером. Стоило ему только принять отставку, как его сразу вычеркнули. Ты захочешь потом вернуть свой пост, а новый правитель придет и притянет за собой своих людей. Сможет ли царство Янь выжить до этого времени?

        Положение Тун Мо стабильно и крепко, его величество доверяет ему. А мое не так крепко, и множество людей жадно смотрят на мое положение. Если я даже своего сына не могу уберечь, то наши потомки тем более не выдержат! Понимаешь, какие последствия могут быть? Сколько людей накинутся на них? Какой хаос наступит в нашей семье!

        Шао Мин, хорошо запомни. Стоит только занять крепкое положение и заручиться поддержкой людей, тогда неважно кому достанется царство Янь и кто захватит его. Каждый будет считаться с властными людьми. Если ты будешь представлять выгоду, то ты будешь хорошо жить и тогда тебе будет куда податься. Мы сможем сохранить нашу семью. А если не сможем, то останемся без еды. Тогда мы будем даже хуже, чем попрошайки на улице.

    Гао Шао Мин: Отец разве не велел мне следовать приказу?

    — Я велел тебе, когда надо идти, а когда надо отступать. Но разве я велел тебе падать духом? – Гао Цзянь Чэн читал нотации сыну и продолжая сказал:

    — Сегодня за тобой приходил главный управитель дворца Тян Ю. Он хотел посадить тебя в тюрьму. Только я ему сегодня под разными предлогами отказал в этом. Я сказал, что ты завтра направишься туда. Знаешь ли ты, зачем он тебя искал?

    Гао Шао Мин подумал и потом сказал:

    — Скорее всего из-за дел в Цинчжоу.

    Гао Цзянь Чэн: Ты не видишь другого?

    Гао Шао Мин сложил руки: Сын не знает. Прошу отца указать мне.

    Гао Цзянь Чэн: Цинчжоу пока не возьмешь. Но вот Ню Ю Дао имперский дом не может отпустить. Тогда Ню Ю Дао убил Сун Луна, и имперский дом хотел поймать его, да только тот паразит скрылся во дворце Льда и снега. Он смог нас одурачить, и только мы потом поняли, что с дворцом Льда и снега его ничего не связывает. После этого он с Шан Чао Цзуном захватил Южную область. Га Мяо Шуй и принцесса Чжоу приезжали к нему, так он еще умудрился обмануть и их. В итоге его величество сам помог Шан Чао Цзуну захватить Южную область. Он сам назначил князя правителем Южной области. Как его величеству после этого оставаться спокойным?

          А после захвата Южной области из-за разных причин его величество не трогал его. И только потом имперский дом понял, что самая сильная поддержка Шан Чао Цзуна - это Ню Ю Дао. Тогда мало кто думал, что из-за этого неизвестного парня появится столько проблем. И дело с послом царства Сун на 80-90% связано с Ню Ю Дао. И неважно - Ню Ю Дао приложил руку к послу царства Сун или нет, все равно его попытаются убить. Пока его величество не сможет атаковать Южную область. Разве ты теперь не понимаешь зачем приходил Тян Ю?

    Гао Шао Мин спросил:

    — Он хочет лично взяться за него?

    Гао Цзянь Чэн кивнул.

    Гао Шао Мин сомневаясь спросил:

    — Раз они решились, то почему бы его величеству не обратиться к трем могущественным сектам?

    Гао Цзянь Чэн холодно усмехнулся:

    — К ним? Они считают себя выше всех в царстве Янь. Они на всех здесь смотрят сверху-вниз. Высокопоставленные 9 почтенных спокойно смотрят, как культиваторы перебивают друг друга. Им в принципе параллельно на них. Только три могущественные секты не такие. Они делают все, чтобы культиваторы царства Янь боролись между собой и не угрожали власти трех сект. Поэтому три секты, если дело не будет угрожать их власти, вряд ли будут вмешиваться.

        Его величество впрочем из-за того, что три секты уговорили его отозвать войска от Южной области, в качестве компромисса потребовал, чтобы три секты исключили Ню Ю Дао. Но три секты отказались это делать. Лун Сю отказался. Раз так, то его величеству придется лично устранить его. И если получится, то Лун Сю придется только сдерживать свой гнев!

    Гао Шао Мин подумал немного и спросил:

    — Отец сегодня задержал меня. Скорее всего у тебя есть какие-либо наказы?

    Гао Цзянь Чэн: С тех пор, как ты вернулся из царства Чжао, у тебя определенно было желание поквитаться с Ню Ю Дао?

    Гао Шао Мин застал. Он не думал, что его тайные желания отец давно прочтет. Он наклонил голову:

    — Многие братья, которые следовали за мной, в тот год не смогли вернуться и были убиты. А я вернулся целым и невредимым обратно. Поэтому я искал шанса поквитаться с ним.

    — Твой шанс настал! – Гао Цзянь Чэн сказал, тыкая ему в грудь.

    Гао Шао Мин наклонил голову и не понимая спросил:

    — Убить Ню Ю Дао?

    — Нет, нет, нет. Не важно - будет ли жив Ню Ю Дао или нет. – Гао Цзянь Чэн махнул рукой и немного подумав сказал:

    — После того, как увидишься с Тян Ю, запомни две вещи. Первое - ты должен использовать все свои наблюдения за Ню Ю Дао и произвести глубокое впечатление на Тян Ю. Покажи, что ты хорошо знаешь Ню Ю Дао, что ты очень сильно ненавидишь и хочешь убить его. Покажи, что лучше тебя никто не знает Ню Ю Дао. Второе - касается положения посла царства Янь. Покажи, что это твое выгодное положение. Я думаю, что царство Чжао побоится нападать на Цинчжоу, поэтому они откажутся атаковать их. Тебе нужно сказать Тян Ю, что ты можешь отправиться к Xай У Цзину и уговорить царство Чжао отправить силы, чтобы уничтожить Ню Ю Дао.

         Выполняя эти дела, покажи, что ты сильно ненавидишь Ню Ю Дао. Покажи, что ты яростно хочешь смерти Ню Ю Дао. Пусть Тян Ю возложит задачу убить Ню Ю Дао на тебя.

    Гао Шао Мин сомневаясь спросил: Чтобы искупить вину?

    — Ты? Столько лет путешествовал, а опыта не набрался? – Гао Цзянь Чэн указал на него и напомнил:

    — Тян Ю что за человек? Он - самый доверенный человек его величества. Он - глаза и уши его величества. Ню Ю Дао сколько вещей натворил? А Тян Ю теперь будет заниматься им и конечно должен основательно подойти к этом уделу.

         Запомни: Ню Ю Дао жив или мертв - не так важно. Главное - отставка или нет. Важное - это ваши отношения с Тян Ю. Тян Ю должен о тебе постоянно шептать на уши его величеству. И тогда со временем его величество забудет о своей злости к тебе. Потом, если возникнет какое-либо дело, Тян Ю может упомянуть твое имя. А это будет куда полезнее чем Тун Мо.

         Самое важное - это как ты выполнишь дело для Тян Ю. Если кто-то захочет помешать тебе и растоптать тебя, то Тян Ю не позволит им это сделать. И Тун Мо будет опасаться его. А в этом деле, напротив, ты будешь в плюсе. Ты сможешь тесно общаться с Тян Ю. Это и будет нашим влиянием. Если мы сможем сейчас стабилизировать положения семьи Гао, то и наши последователи не будут голодать. Поэтому смерть или жизнь Ню Ю Дао сейчас не так важна. Главное, чтобы Тян Ю увидел, как ты стараешься уничтожить Ню Ю Дао. Тогда мы невыгодное положение сможем обратить в выгодное! - он похлопал сына по руке.

    Гао Шао Мин только обрадовался, а потом все же беспокоясь спросил.

    — А если Тян Ю откажется?

    Гао Цзянь Чэн: Ты хорошо все выполни, а я устрою, чтобы люди поддержали тебя. Самое главное для тебя - не ошибиться, и тогда все будет отлично.

    Гао Шао Мин вздохнул и, сложив руки, сказал:

    — Наставления отца сын понял. Все будет хорошо! Я знаю, как все сделать.

    Гао Цзянь Чэн утешая сказал:

    —Хорошо. Ты с дальней дороги. Тебе нужно отдохнуть. Умойся, отдохни и подумай, что и как сделать. Нельзя ошибиться. Нынешнего положения семьи Гао сложно было добиться.

     

    Столица царства Сун.

    В одном дворе под несколькими замками сидел Чао Шэн Хуай. Он вздыхая глядел в небо.

    Его из Цинчжоу привезли на больших птицах сюда, в столицу царства Сун. У него вовсе не было возможности встретиться с Ню Ю Дао.

    Однако здесь его, кроме лишения свободы, ничем не ограничивали. Еду и напитки ему доставляли регулярно, причем хорошую еду. Однако ему не было дела до напитков и еды. Ему и не спалось. Даже культивировать у него не было настроения. Он постоянно беспокоился о своей участи.

    Чао Шэн Хуай знал, что теперь он попал в большую передрягу, в какую еще не попадал в своей жизни. Это была ужасная ситуация, но у него сейчас не было выбора.

    Он давно понял, что попал в мощный водоворот событий, и его все больше и сильнее затягивало. Ню Ю Дао для него был подобен демону, который втягивал его в этот водоворот. А Чао Шэн Хуай чем больше сопротивлялся, тем сильнее его затягивало туда.

    Сейчас он пообещал себе, что если выкарабкается из этой ситуации, то больше никогда не будет видеться с Ню Ю Дао. Ему уже и деньги не были нужны. Он лучше бы вернулся в секту Тысячи зверей и был простым учеником.

     

    Главный зал секты Тысячи зверей.

    Вернувшийся из столицы царства Сун, Цзя Шань разговаривал с главой Си Хай Таном.

    Чао Цзин ворвался в главный зал и спросил сразу:

    — Брат Цзю уже вернулся. Ты видел это мерзкое отродье?

    Он хотел лично направиться в столицу царства Сун, да только ему не позволили, опасаясь, что он будет выгораживать внука.

    Цзю Шань вздыхая ответил:

    — Видел. Да только он находится под охраной культиваторов дворца Вознесения, храма Крови и небесного дворца Ле. Они не отпускают его. Мы и не можем забрать его!

    Чао Цзин гневно заявил:

    — Что они хотят?

    Си Хай Тан холодным тоном ответил:

    — Что они хотят сделать? Разве нужно об этом говорить? Разве они могут спокойно смотреть на жирный кусок царства Янь? Теперь не так важно, что скажет Чао Шэн Хуай. Даже если он не захочет сделать публичное заявление по делу посла царства Сун, они все равно не будут пока отпускать его. Им нужен предлог, чтобы взять *должок* с царства Янь. Некоторое время скорее всего Чао Шэн Хуай не сможет вернуться в секту.

    — Мерзкое отродье! Мерзкое отродье! – Чао Цзин почернел в лице. Он гневно сжал кулаки.

    *Жаль, что нельзя сейчас прихлопнуть это мерзкое отродье!*

     

    “如逆水行舟”

    стоит плывущей против течения лодке остановиться, как её отнесёт назад (обр. в знач.: прекращение движения вперёд означает начало движения вспять)

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья, что думаете на счет дальнейшей судьбы Чао Шэн Хуайя?

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 580☯  ⊱☪⊰  Есть глаза, да не заметил выдающуюся личность!  ⊱☪⊰

    ☯Глава 580☯

    ⊱☪⊰

    Eсть глаза, да не заметил выдающуюся личнoсть!

    ⊱☪⊰

    伴君如伴虎

    близ цаpя, близ смерти; дружба с повелителем подобна дружбе с тигром (в смысле поведение сильныx и властных непредсказуемо, милость правителя в любой момент может смениться гневом)

    Чао Шэн Xуай не только был его внуком, он ведь еще и ученик секты Тысячи зверей. A секта Тысячи зверей не встревает в борьбу между царствами. Для торговцев это невыгодно. 

    И это табу нарушил его внук. Kак теперь Чао Цзин, будучи старейшиной секты, будет смотреть в глаза ученикам?

    Цзю Шань стал успокаивать его:

    —  Брат Чао, сейчас нет смысла гневаться. Я уже спрашивал Чао Шэн Хуайя. Oн говорил, что Ту Хуай Ю помог ему избежать неприятностей в Цинчжоу и предложил вместе направиться в столицу царства Чжао. Ту Хуай Ю говорил, что знает тебя. Разве Чао Шэн Хуай мог отказаться? А когда на них внезапно напали, Чао Шэн Хуай тоже находился на волоске от смерти и тогда увидел одного из нападающих. Когда находишься на волоске от смерти, то любой разгневается. Тогда конечно скажешь, кто пытался тебя убить. Вот он мгновенно и сказал. Да только когда он понял, что дело серьезное, то сразу сказал, что возможно ошибся. Да только люди посла царства Сун уже не позволяли ему отказаться от своих слов и взяли его в заложники. 

    Си Хай Тан серьезно сказал:

    — Mы знаем, что он невиновен, но это бесполезно. Убийство посла царства Сун - это явно подставное дело, кто-то подстрекает царство Сун атаковать царство Янь. А если Чао Шэн Хуай выступил свидетелем, то сложно не подозревать нашу секту Тысячи зверей в этом заговоре. 

    Чао Цзин серьезно сказал:

    — Если он не врет, то можно сказать, что Ту Хуай Ю действительно убил посол царства Янь - Гао Шао Мин. 

    Си Хай Тан: Сейчас разве есть смысл об этом говорить? Имперский двор и три секты жадно смотрят теперь на царство Янь. Они разве позволят теперь Чао Шэн Хуайю поменять свои слова. И сможем ли мы противостоять им? Секта Тысячи зверей все же находится на границе царства Сун!

    Чао Цзин холодно усмехнулся:

    — Ха-ха. Очевидно, что Гао Шао Мин не выдержал личной злобы и помешал делу царства Янь. А сейчас они будут опасаться, что Шэн Хуай помешает им. Поэтому они будут стараться избавиться от него и еще на нас может попрут. Они что, вообще ни во что не ставят нашу секту Тысячи зверей?

    Си Хай Тан предостерег его:

    — Ты успокойся. Чао Шэн Хуай уже привлек внимание дворца Блаженствия и других. Если высший состав нашей секты начнет действовать, то тем самым еще больше привлечем к себе внимание. А дворец Вознесения, храм Крови и небесный дворец Ле просто могут выгнать нас из царства Сун. 

    Цзю Шань: Верно. Даже если царство Янь знают правду, они все равно не будут отпускать Гао Шао Мина и определенно будут тщательно следить за Чао Шэн Хуаем. Глава говорит верно. Чао Шэн Хуайю лучше пока не возвращаться. Брат Чао, можешь не беспокоиться. Они ничего плохого не сделают с Чао Шэн Хуаем, а просто подержат его под стражей. Позже он вернется. 

    Чао Цзин ненавистно сказал: Зачем ему возвращаться? Я бы сам сейчас убил это мерзкое отродье!

     

    Имперский дворец царства Цзинь. 

    В имперском парке Тай Шу Сюн оперся на перила. 

    Шао Пин Бо поднялся по лестнице и уважительно приветствовал его:

    — Ваше величество! 

    — Как тебе вид? – Тай Шу Сюн спросил его. 

    Шао Пин Бо: Как поднебесная!

    — Ха-ха! – Тай Шу Сюн засмеялся. Он пребывал в радостном настроении. Он похлопал руками по перилам и сказал:

    — Я осмотрел приведенных тобой людей из Бэйчжоу. Все они эрудированны и талантливы. Каждого можно хорошо использовать!

    — Ваше величество незаслуженно хвалит слугу. – Шао Пин Бо скромно ответил. Только про себя он считал, что так оно и было. 

    Всех этих людей он лично отбирал и лично обучал. Партией за партией он их обучал. И когда Шао Пин Бо покидал Бэйчжоу, он не пощадил сил, чтобы спрятать их. 

    Однако когда он покинул Бэйчжоу, их раскидало по разным местам, из-за чего им пришлось испытать некоторые невзгоды. 

    Тай Шу Сюн вздыхая проговорил:

    — В этом беспокойном мире простые люди даже писать не могут. Только богатые этому обучены… А вырастить стольких одаренных людей довольно сложно. Кстати, я слышал, что эти люди - твои ученики. Ты их лично обучил?

    От этих слов Шао Пин Бо немного насторожился. Он теперь понял, что означает выражение *близ царя - близ смерти*. Он ответил:

    — Когда Бэйчжоу пребывало в бедственном положении, тогда у меня было мало в распоряжении способных людей. Вот я и не пожалел сил, чтобы обучить их. 

    — Hеплохой метод! Я бы тоже хотел набрать таких учеников в царстве Цзинь. У тебя есть опыт. Как ты на это смотришь? – Тай Шу Сюн спросил его. 

    Шао Пин Бо подумал немного и медленно ответил: 

    — Ваше величество, Бэйчжоу было сломлено и нужно было строить новое государство. Там не было какого-либо сопротивления. А царство Цзинь - это совсем другой случай. Здесь возможно появятся препятствия. Мне кажется, что с этим делом можно повременить. Когда подвернется удобный случай, тогда и можно подумать как все сделать. 

    Тай Шу Сюн подумал немного и понял Шао Пин Бо. Сейчас действительно не самое подходящее время. Не то, что выбрать одаренных людей, а даже просто способных у них не получится выбрать. Эти зажиточные семьи не дадут пути другим, а Шао Пин Бо сейчас разве сможет противостоять ним? Если он не сможет противостоять им, то о какой школе может идти речь? Ведь у Шао Пин Бо пока здесь нет реальной силы. 

    Он кивнул: Хорошо. Пока не время. Подождем, когда настанет подходящее время. Я поспешил. Подождем! – Он махнул рукой и потом добавил:

    — Кстати, ты слышал новости о четырех восточных царствах?

    Шао Пин Бо: Да. Все сейчас готовятся. Возможно пока они не будут друг друга атаковать. 

    Тай Шу Сюн: Я бы хотел посмотреть, как они будут кусать друг друга. Это бы соответствовало нашему плану. 

    Шао Пин Бо улыбаясь ответил:

    — По меньшей мере, ваше величество сможет увидеть это. 4 восточных царства уже находятся среди хвороста и масла. Стоит только поджечь хворост, как вспыхнет огонь. 

    Тай Шу Сюн хохоча ответил:

    — Верно сказано. Только я не понимаю, с чего это секта Тысячи зверей вмешалась в это дело?

    Шао Пин Бо спокойно ответил:

    — Это не секта Тысячи зверей, а человек, который сподвигнул их. Тот Чао Шэн Хуай - человек Ню Ю Дао. Я уже имел дело с ним и понял, что он уже под контролем Ню Ю Дао. Это все Ню Ю Дао спланировал!

    — Человек Ню Ю Дао? – Тай Шу Сюн удивился. Он повернулся и подумал немного. Он засомневался - не видит ли Шао Пин Бо во всем призрак Ню Ю Дао?

    — Перед выставкой зверей я отправил человека, чтобы он убил Ню Ю Дао. И тогда первым, кто собирался убить Ню Ю Дао, и был Чао Шэн Хуай… - Шао Пин Бо понимал сомнения императора, поэтому рассказал обо всем, что тогда произошло. 

    — С тех пор не только Чао Шэн Хуай оказался под контролем Ню Ю Дао. У меня под управлением находились еще два культиватора. Сун Шу был убит, а что касается его подчиненного Чэн Гуй Шуо… Я никак не думал, что лазутчики Ню Ю Дао окружают меня. Я не думал, что человек, который враждовал с Ню Ю Дао, окажется его шпионом. Это был жесткий удар по мне. Если бы Ню Ю Дао не был уверен, что убьет меня, то я бы и не узнал про этих лазутчиков. После этого я понял, как он смог украсть у меня 30 тысяч боевых коней. 

    Рассказав об этом, ему вновь стало плохо на душе. 

    — 30 тысяч боевых коней? Что за дело? – Тай Шу Сюн не знал об этом. 

    — Тогда Бэйчжоу нужны были боевые кони, вот я и давно подготовил коней в царстве Ци…- Шао Пин Бо рассказал, как у него украли боевых коней. Единственное, он умолчал про дворец Утренней луны. 

    — Оказывается вот оно что! – Тай Шу Сюн кивнул головой. 

    Он раньше слышал, что Шан Чао Цзун заполучил 30 тысяч боевых коней. Но он не думал, что это Ню Ю Дао украл готовых коней у Шао Пин Бо. 

    Шао Пин Бо, возвращаясь к теме, продолжил:

    — Поэтому я понял, что дело с Чао Шэн Хуайем связано с Ню Ю Дао. Ведь только из-за деда Чао Шэн Хуайя ему удалось сблизиться с Ту Хуай Ю. Простого человека вовсе не допустили бы до него. Особенно в такое время. Это явно был хорошо спланированный замысел. Если не Ню Ю Дао, то кто тогда смог бы спланировать такое?

    Узнав о способностях Ню Ю Дао, у Тай Шу Сюна мурашки побежали по коже. Ню Ю Дао смог украсть 30 тысяч боевых коней у Шао Пин Бо! Находясь в секте Тысячи зверей, Ню Ю Дао смог выгнать Шао Пин Бо из Бэйчжоу. А теперь он легко поссорил два царства Янь и Сун! Каждое из этих дел далеко не простое. Об остальных делах, например: об изгнании секты Небесного нефрита из Южной области или принятия племянника Юй Цана в ученики, можно даже не говорить. 

    Если взять любого из его подручных, то если кто-то из них выполнит хоть одно из этих дел – это уже будет великой заслугой, за которую Тай Шу Сюн щедро вознаградит. А это все выполнил только один человек. 

    Он прищурил глаза:

    — То, что у Шан Чао Цзуна есть такой человек - это все равно, что тигру подарить крылья. Неудивительно, что он за такой короткий срок добился таких результатов. Этот Ню Ю Дао очень опасен. Если бы он работал на меня, то еще ладно. Но он работает против. И теперь, когда мы пойдем на восточные царства, то возможно столкнемся с бедой!

    Шао Пин Бо успокоился. Он специально проговорил про эти дела, в которых Ню Ю Дао был зачинщиком. Он хотел показать Тай Шу Сюну, насколько опасен Ню Ю Дао. 

    Он еще не прочно встал в царстве Цзинь и не может использовать силы царства Цзинь против Ню Ю Дао. А вот человек, который стоит перед ним, еще как может. 

    Однако, чтобы добиться уверенности, он стал отказываться:

    — Не стоит ваше величество. Все равно Шан Цзянь Сюн первым не отпустит его!

    Тай Шу Сюн махнул рукой. Он показывал, что не об этом подумал, и, глядя в даль, досадно сказал:

    — Действительно держит за удила луну! В поднебесной появился такой талант! Получив этого человека, разве сложно будет все сгладить в поднебесной? Я только поздно узнал об этом. Есть глаза, да только не увидел выдающуюся личность. Поздно! Шан Чао Цзун – этот молокосос и получил такого человека? За какие заслуги? У него все есть. Чем я хуже его?

    Он внезапно повернулся и сказал Шао Пин Бо: 

    — Я хочу призвать его. Не знаю, Пин Бо сможет ужиться с ним? Сможет ли он отбросить прошлые обиды? Если не хочет, то я оставлю эти мысли. 

    Шао Пин Бо почтенно ответил:

    — Осмелюсь спросить ваше величество, что больше - выгода поднебесной или лично моя выгода? Если сравнить с огромной поднебесной, то крошечный Бэйчжоу разве будет чем-либо считаться? Неужели в глазах вашего величества покорный слуга настолько мелочен? Если Ню Ю Дао пожелает трудиться под началом вашего величества, то я охотно забуду прошлые обиды и буду вместе с ним трудиться рука об руку!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 581☯ ⊱☪⊰ Осторожней в высказываниях ⊱☪⊰

    ☯Глaва 581☯

    ⊱☪⊰

    Oстоpожнeй в высказыванияx

    ⊱☪⊰

    Шао Пин Бо хоть и говорил искренне, но он прекрасно знал, что Hю Ю Дао не отпустит его. Если Ню Ю Дао не отпустит его, то с чего бы ему отпускать Ню Ю Дао? Каждый из них не будет жить спокойно, пока не погибнет другой!

    Шао Пин Бо был искренен потому, что знал чего хочет Tай Шу Сюн. A Ню Ю Дао определенно не сможет пойти к Тай Шу Сюну. Он столько раз сражался с Ню Ю Дао, а Тай Шу Сюн как раз рассчитывает на то, что они будут перед ним постоянно бороться друг против друга, сохраняя баланс.

    В некоторой степени Ню Ю Дао такой же человек, как и Шао Пин Бо. Они оба не хотят поддаваться контролю. Если бы у него был выбор, разве он оставил бы Бэйчжоу?

    Также и Ню Ю Дао сейчас, хорошо устроившись в Южной области, разве будет покидать ее. Сейчас его слово имеет большой вес. Он конечно не променяет Южную область, чтобы прийти сюда и постоянно поклоняться Тай Шу Сюну.

    Шао Пин Бо точно знал, что желание Тай Шу Сюна не сбудется, поэтому он смело согласился с его желанием.

    Однако Тай Шу Сюн искренне верил в его слова и удовлетворенно сказал:

    — Если бы все починенные были такими, как ты, тогда бы царство Цзинь разве оказалось сейчас на этом месте? Мы, словно тигры, давно бы вырвались с ревом и потрясли всю поднебесную! Возможность получить господина - счастье для меня и счастье для царства Цзинь. Я верно выбрал человека. Xорошо, очень хорошо!

    — Ваше величество незаслуженно хвалит меня. С уровнем воды поднимается и корабль. У покорного слуги тоже есть эгоистические мысли. – Шао Пин Бо поклонился.

    — Это всем ясно, и это нормально. Все понимают, что ты - словно перо феникса или рог единорога. Ты сильнее многих подчинённых в тысячу раз. – Тай Шу Сюн стал расхваливать его. Шао Пин Бо был не против Ню Ю Дао, вот тот так обрадовался, что начал осыпать его комплиментами.

    Шао Пин Бо мог только кланяться и благодарить.

    Тай Шу Сюн протянул руку и поднял его, затем сказал:

    — Как обстоят дела с царством Ци и Вэй? Я получил новости, что ты все еще не уверен. Может стоит увеличить скорость? Может сил отдела Черной воды еще недостаточно? Кто будет оттягивать важное дело, так ты сразу скажи!

    Он подразумевал дело между сестрой и братом царства Вэй и императора и наследниками царства Ци. Ведь Шао Пин Бо отвечал за них.

    Пока у Шао Пин Бо не было других дел, и он сейчас являлся его советником. Только Шао Пин Бо не за что было награждать. Шао Пин Бо в этот раз пришел, и Тай Шу Сюн выказал ему особое отношение. Из-за чего в высших кругах уже пошли обсуждения.

    Теперь план по завоеванию поднебесной нужно было держать в тайне. Нельзя, чтобы кто-то узнал о нем. Поэтому император доверил это задание Шао Пин Бо.

    Если Шао Пин Бо преуспеет в этом деле, то он поможет выпустить мощную армию. Тогда за это его можно будет вознаградить. И кто посмеет тогда что-либо ему сделать?

    Это Шао Пин Бо конечно понимал.

    Шао Пин Бо стал объясняться перед императором:

    — Не то, что управитель Тао не помогает, это я просто не хочу провалить важное дело. Император царства Вэй хоть и абсурден, но Сюань Вэй не уступает мужчине. Да и в царстве Ци Хао Юн Ту - не простак. Если скосим траву, то спугнем змею, а потом уже будет сложно добиться успеха. Сначала нужно хорошо подготовиться. Если будем действовать, то нужно действовать наверняка. Отдел Черной воды предоставляет людей, да только я пока ими недоволен. Нужно выбрать лучших людей, чтобы к ним нельзя было придраться!

    — М, в этом есть смысл. Это я поспешил. – Тай Шу Сюн закивал головой, одобряя его действия:

    — Ты хорошо храни тайну. С твоими способностями, думаю, ты сможешь справиться с этим заданием! Я спокоен!

    — Спасибо ваше величество за доверие! Покорный слуга выполнит все, что в его силах!

    Южная область, резиденция правителя. Зал Мужества.

    Мэн Шань Мин сидел в коляске перед картой, а Шан Чао Цзун стоял позади него.

    Хоть царство Янь уже отвели войска, но Цинчжоу по-прежнему находилось под давлением. Царство Чжао все еще сосредотачивали войска у Цинчжоу, поэтому они сейчас думали, как действовать в случае нападения. Ведь если Цинчжоу падет, то Южная область окажется между наковальней и молотом.

    Лан Жо Тин вошел в зал и после того, как поздоровался со всеми, передал письмо Шан Чао Цзуну:

    — Владыка Дао передал письмо. Он просит князя отправить десятитысячную конницу гвардии Ули и Иньян в Цинчжоу, а также огромное войско отправить к границам Цинчжоу. Он говорит - не жалеть средств, чтобы всеми силами дать отпор царству Чжао.

    Мэн Шань Мин, глядя на карту, кивнул:

    — Что и ожидалось.

    Лан Жо Тин кивнул: Цинчжоу и Южная область должны поддерживать друг друга. Сейчас если кто-то падет, то другой останется один на один с другим царством!

    — Я, похоже, стал подпевалой владыки Дао. – Шан Чао Цзун внезапно сказал.

    Мэн Шань Мин и Лан Жо Тин испугались. Они быстро повернули головы и не знали, что сказать. Они сразу посмотрели по сторонам, боясь, что кто-либо мог это услышать.

    От этих слов у них сердце упало в пятки.

    Шан Чао Цзун, глядя на их реакцию, махнул рукой и горько улыбаясь сказал:

    — Не нужно ошибочно понимать меня. Я знаю, что нужно помогать Цинчжоу. Только владыка Дао не рассказывает нам своих планов. Он только отправляет листок бумаги, где говорит, чтобы мы посылали в Цинчжоу армию. Ведь это не шутки. Сколько нужно времени, чтобы подготовить все. Как мне в неведении все успевать делать? Как мне отправлять и дислоцировать тысячи воинов? Неужели всей толпой отправить в Цинчжоу?

    Мэн Шань Мин медленно проговорил:

    — Владыка Дао не понимает же в военном деле, поэтому так и говорит. Будет возможность, я переговорю с ним об этом. Он поймет. Только князь…князь, нужно быть осторожным в словах!

    — Поскромнее! – Лао Жо Тин тоже стал убеждать его и тихо напомнил:

    — Учитель при жизни сказал как-то о правителе. Он постоянно говорил ему, что не стоит показывать свои недостатки. Нужно быть скромнее, и тогда будешь казаться гением. А если в каждом деле эмоционально о чем-то говорить, то как на тебя тогда будут смотреть. Как тогда за тобой кто-либо пойдет?

    — Владыка Дао одарен - и князь это знает. И все недостатки князя владыка Дао заполняет. Князю только нужно один глаз держать открытым, а другой закрытым. Это и владыка Дао ясно понимает. Мы не собирались пока переводить войска, вот и владыка Дао ничего не спросил. Князь, нужно быть скромнее, скромнее!

    Шао Чао Цзун горько улыбнулся:

    — Я помню, что как только выбрался из столицы и по дороге убил генерала, тогда господин Лан постоянно говорил мне быть скромнее. Мысли господина Лана я знаю. Я просто экспромтом сказал, ничего такого я не думал. Полководец Мэн, господин Лан, не беспокойтесь.

    Неважно - сказал он специально или нет, но Мэн Шань Мин еще раз медленно добавил:

    — Осторожнее в словах!

     

    Такое же письмо получили и в резиденции горы Дачан.

    В одном зале Хуан Ли посмотрел письмо от Ню Ю Дао и передал его остальным старейшинам.

    Содержание письма было такое же. Только в этом письме Ню Ю Дао просил гору Дачан вместе с войсками Шан Чао Цзуна ворваться в царство Чжао для оказания давления.

    Гора Дачан тоже не глупы и понимали, что в этом случае они должны оказать поддержку Южной области в виде Цинчжоу.

    Множество людей прочитали письмо, а Хуан Ли вышел из зала. Он встал под навесом крыши и посмотрел на небо.

    — Ах! – вздохнул он.

    В этой ситуации не следовать указаниям Ню Ю Дао будет плохо, и сохранение Цинчжоу - это также в интересах горы Дачан. Только ему не нравилось это ощущение, когда тебя будто водят за нос.

    Однако у них не было выбора. Имперский дом увел свои войска, поэтому теперь у него даже права не было что-либо говорить.

    Неважно гора Дачан или Шан Чао Цзун - все последовали указанию Ню Ю Дао. Все направили свои войска в Цинчжоу и не жалели каких-либо сил.

     

    Имперский двор царства Чжао.

    Хай У Цзи долго стоял молча перед картой.

    Один дворцовый евнух зашел в зал и принес бульон на подносе. Он подошел ближе и тихо прошептал:

    — Ваше величество, вы с утра ничего не ели…

    «Цзн!»

    Хай У Цзи повернулся, взмахнул рукой и перевернул поднос. Нефритовая чаша с бульоном разбилась об пол.

    Увидев мрачное выражение лица Хай У Цзи, тот дворцовый евнух сразу встал на колени и не смел поднять головы.

    А Хай У Цзи стал расхаживать по комнате. Он был вне себя от ярости.

    Царство Янь малодушно бросило альянс. Он уже собирался вступать в Цинчжоу, чтобы обоими царствами прижать свои области. Да только Хай У Цзи был не в силах все это провернуть в одного. Он был зол.

    И проблема была не в подтвержденных доказательствах, а в том, что все знают, что это он отравил свою собственную сестренку. И в итоге Хай Жу Юэ выжила, а Цинчжоу не тронут. И у него запятнанная репутация. Как ему теперь не злиться!

    — Ваше величество! – еще один евнух зашел внутрь и, увидев обстановку, поменялся в лице. Он сразу же осторожно сказал:

    — Ваше величество! Посол царства Янь - Гао Шао Мин просит аудиенции!

    — Он еще имеет смелость приходить сюда? – Хай У Цзи гневно ответил:

    — Бестолковая вещь! Не впускать, прогнать! Ответьте царству Янь, что мы не рады этому человеку. Пусть меняют своего посла!

    Pезиденция правителя Цинчжоу.

    Сы Ту Яо навеселе привел нескольких людей во двор Ню Ю Дао.

    Гуань Фан И доложила Ню Ю Дао, и тот вышел встречать их. После приветствия Сы Ту Яо радостно сказал:

    — Братец, имперские войска ушли обратно. Буря стихла!

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил:

    — Глава Сы Ту, я не обманул тебя. Моя Южная область быстро среагировала. Мы не тратили и минуты на важное дело.

    Сы Ту Яо про себя был рад, поэтому довольно схватил руку Ню Ю Дао и стал хлопать по ней:

    — Ничего ничего. Друг познается в беде. Братец – человек, заслуживающий доверия. Если братец принимает командование в Южной области, то мой дворец Вандун будет спокоен. Гора Дачан не представляет Южную область, впредь дела обеих областей мой дворец Вандун будет обсуждать с тобой!

    Ню Ю Дао спросил: Будет ли это удобно?

    Сы Ту Яо: Мы, как супруги, будем вечно вместе!

    *Супруги?* - от этого у Ню Ю Дао мурашки по коже прошлись. Он вернул свою руку от Сы Ту Яо и улыбаясь сказал:

    — Если как супруги, то Цинчжоу будет супругой.

    Сы Ту Яо не согласившись ответил:

    — Почему это? Я думаю, что Южная область более подходит на роль супруги.

    Ню Ю Дао махнул рукой:

    — Не так. Хай Жу Юэ - женщина и не станет мужчиной, а князь - мужчина и не станет женщиной. (п.п. Он в Тайланде не был)

    Против этого люди дворца Вандун ничего не могли возразить. А Ли У Хуа передернуло. Все же речь шла о его теперешней жене.

    Гуань Фан И улыбалась. Она заметила, что владыка Дао и повода не даст опровергнуть его слова. Что не скажет, то все со здравым смыслом.

    — Ты парень, даже здесь не пойдешь на уступки. – Сы Ту Яо выразительно посмотрел на него и, снова похлопав по плечу Ню Ю Дао, сказал:

    — Братец, здесь разница в возрасте.

    Он подразумевал, что Хай Жу Юэ и Шан Чао Цзун родились в разных поколениях.

    Все расхохотались, и Ню Ю Дао тоже рассмеялся.

    — Братец, можно тебя на пару слов. – Сы Ту Яо снова похлопал по плечу Ню Ю Дао и пригласил его в сторону.

     

    Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости.

    Сунь Цзы

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

    ☯Глава 582☯ ⊱☪⊰ Голова Шао Пин Бо ⊱☪⊰

    ☯Глaва 582☯

    ⊱☪⊰

    Гoлова Шао Пин Бо

    ⊱☪⊰

    Kогда два чeловека отошли в беcедку, Ню Ю Дао спpосил:

    — У главы Су Tы есть какие-то указания? 

    Сы Ту Яо довольно искренне ответил:

    — Братец, Цинчжоу и Южная область хоть и решили свои проблемы, но еще есть люди, которые замышляют недоброе. Дворец Вандун в этом месте, можно сказать, местный тиран. Но с тобой дело иное. - он указал на Ню Ю Дао и, похлопав его по плечу, продолжил:

    — Ты один, и гора Дачан не сможет пойти за тебя на все. В Южной области пока нет проблем, да только у тебя скорее всего проблем прибавилось. Шан Цзянь Сюн теперь не отпустит тебя. Я узнал на что ты способен, и если ты будешь в Южной области, то я буду спокоен. Oстальные люди вряд ли смогут выстоять перед царством Янь и методами имперского дома. Xай У Цзи в этот раз съел достаточно горечи. А дворцу Вандун нужен надежный тыл, поэтому я не хочу, чтобы с тобой что-либо случилось.

    Неважно - говорил он искренне или нет, но в этот раз Ню Ю Дао действительно много сделал для того, чтобы вывести их из окружения. И этого было достаточно, чтобы заполучить доверие дворца Вандун. 

    Ню Ю Дао оперся двумя руками на меч и спокойно ответил:

    —  Блуждая по свету на коне, по нраву и ветер и дождь. Можно привыкнуть ко всему!

    Сы Ту Яо, услышав это, покачал одобряюще головой:

    — Eсли бы я был моложе на несколько десятков лет, то я бы с удовольствием стал твоим закадычным другом. 

    — Сейчас тоже не поздно. – Ню Ю Дао поменялся в лице и с надеждой сказал:

    — Если глава Сы Ту не против, то я бы хотел стать с главой названными братьями!

    — Нет! – застывший Сы Ту Яо сразу отказался:

    — Я думаю, что не подхожу для этого. Раньше у тебя Лин Ху Цзю был названным братом, да только потом его посадили в тюрьму царства Ци. Фэн Энь Тай тоже стал твоим названным братом, а в итоге всю его секту ты выгнал из Южной области. Сейчас ты хочешь, чтобы очередь дошла до меня? Я не смогу принять это!

    Ню Ю Дао: Сейчас другое время. Глава Сы Ту не будет таким. Мы ведь друзья…

    — Нет! – Сы Ту Яо поднял руку и остановил его: 

    — Я действительно не как они. Я ведь все же глава и представляю дворец Вандун. Мои действия обозначают дворец Вандун, поэтому я не могу стать твоим названным братом. Я не имею права один принимать решение. 

    Ню Ю Дао: Так посоветуйтесь со старейшинами. Если они будут согласны, то можно будет? 

    Сы Ту Яо резко переменил тему:

    — Здесь вроде все дела уже решены. Я не могу долго задерживаться здесь. В течение этих двух дней я уеду. Братец, береги себя. – он сложил руки и повернувшись ушел. 

    Когда все люди дворца Вандун удалились, Гуань Фан И подошла и спросила: 

    — И о чем вы с ним говорили?

    Ню Ю Дао хохоча ответил: 

    — Ничего такого. Он говорил, что Шан Цзянь Сю не отпустит меня. Просил, чтобы я был осторожнее. 

    — Ах - Гуань Фан И вздохнула. 

    Ню Ю Дао повернулся и посмотрел на нее:

    — Не вздыхай. Мои пилюли Линьюань готовы? 

    — Успокойся, хватит тебе их. – Гуань Фан И посмотрела на него и недоверчиво сказала:

    — Почему мне кажется, что ты тратишь пилюль больше, чем обычно. Такое чувство, что ты тратишь пилюлю не как культиватор уровня Чжу цзи, а культиватор уровня Цзинь дань. Ты ведь не пробился на уровень Цзинь дань?

    Ню Ю Дао спокойно ответил:

    — Я плохо знаю о культивировании других людей. Возможно у меня методы культивирования не такие, как у других. 

    — Правда? – Гуань Фан И подозрительно спросила. Она протянула руку и хотела пощупать живот Ню Ю Дао: 

    — Позволишь мне проверить тебя? 

    Ню Ю Дао спокойно отвел руку:

    — Чего мне беспокоиться насчет тебя. Хочешь, проверяй. 

    Даньтянь и море ци - это основа культиватора. Если это место испортить, то можно испортить культивирование культиватора. Тогда он станет инвалидом, который будет жить жизнью простого человека. Даньтянь и море ци можно легко повредить, если внутрь ввести магическую силу. Если кто-то в это место введет магическую силу и захочет повредить культивирование, то тогда человек даже среагировать толком не сможет и не успеет что-либо предпринять. Поэтому рука другого культиватора на животе - это все равно, что нож у горла. 

    Увидев, что Ню Ю Дао так доверяет ей, Гуань Фан И внешне была спокойной, но про себя сияла от радости. Она медленно протянула руку и стала щупать его живот, проверяя его Даньтянь и море ци. 

    В итоге она обнаружила чистую ци, неимоверно чистую ци. Однако золотого ядра там не было. Значит он действительно пока не достиг уровня Цзинь дань. 

    После того, как она отозвала магическую силу, Ню Ю Дао улыбаясь сказал:

    — Я не обманывал тебя. Теперь поверила?

    Гуань Фан И сомневаясь спросила:

    — Странно. Неужели это действительно связано с методом культивирования?

    Ню Ю Дао действительно не обманывал ее. Он еще не добрался до уровня Цзинь Дань, но почему тогда он потребляет такое же количество пилюль Линьюань, как культиватор уровня Цзинь Дань? Ведь он явно еще не на уровне Цзинь Дань. Неужели это из-за метода культивирования?

    Это настолько мощный метод культивирования секты Высшей чистоты? Она бы хотела спросить Ню Ю Дао об этом методе. Да только это табу мира культивирования. 

    Люди из сект не могут раскрывать свои методы другим сектам, иначе тогда они станут предателями. 

    А одиночные культиваторы тем более не будут раскрывать свои методы другим людям. Для них это вопрос жизни и смерти. 

    Как и Ню Ю Дао не собирался узнавать метод Гуань Фан И и ее наставников. 

    А в это время пришел стражник дворца и доложил:

    — Господин, посол царства Цзинь - Чу Сян Юй хочет увидеть вас. 

    Гуань Фан И удивилась, а Ню Ю Дао удивленно спросил:

    — Посол царства Цзинь хочет увидеть меня? Зачем?

    Стражник ответил: 

    — Не знаю. Он ожидает снаружи. Господин увидится с ним или нет?

    Ню Ю Дао немного подумал и в итоге захотел узнать, что тот хотел от него: 

    — Зови. 

    Стражник ушел, а Гуань ФАн И прошептала: 

    — Ты уже двух послов убил, а кто-то еще смеет приходить к тебе?

    Ню Ю Дао выкатил глаза и посмотрел на нее:

    — Я не маньяк-убийца и не убиваю без причины. 

    Гуань Фан И усмехнулась. 

    Вскоре пришел Чу Сян Юй. Он еще не успел подойти ближе, как сложил руки:

    — Владыка Дао, мы снова увиделись. 

    Ню Ю Дао махнул рукой и улыбаясь сказал:

    — Сановник Чу, зачем вы называете меня владыкой Дао?

    Чу Сян Юй  хохоча ответил:

    — Слышал, что близкие люди называют вас владыкой Дао, поэтому решил также вас называть. 

    Обе стороны обменялись любезностями. Чу Сян Юй настаивал, что будет называть Ню Ю Дао владыкой. В итоге Ню Ю Дао ничего не оставалось, как оставить все это. 

    Обе стороны сели в библиотеке и после того, как Гуань Фан И подала чай, Чу Сян Юй намекнул, чтобы она ушла. 

    — Сановник Чу, сейчас удобно говорить? – Ню Ю Дао не стал ходить вокруг да около и перешел сразу к делу. 

    Чу Сян Юй тихо спросил:

    — Владыка Дао сейчас знает нынешнюю обстановку? В этот раз может Южная область миновала опасность, да только имперский двор царства Янь в лице Шан Цзянь Сюна скорее всего ненавидит тебя так, что ненависть у него въелась в кость. 

    Ню Ю Дао улыбнулся: 

    — Сановник Чу беспокоится обо мне. Почему мне кажется это немного странным?

    Чу Сян Юй таинственно проговорил:

    — Узнав о положении владыки Дао, появился человек, который хочет оказать поддержку владыке Дао. 

    Ню Ю Дао не выдержал и пристально посмотрел на него. Он с сомнением спросил:

    — Неужели император царства Цзинь - Тай Шу Сюн хочет защитить меня?

    Чу Сян Юй серьезно ответил: 

    — Его величество - выдающийся человек, и он всегда желал получить поддержку мудрецов. Вот он и давно восхищается владыкой Дао…

    Ню Ю Дао медленно попивал чай и терпеливо слушал его. 

    Когда Чу Сян Юй договорил все, Ню Ю Дао понял его миссию. 

    На самом деле Чу Сян  Юй всхлипывал про себя. Все послы уже уехали отсюда, и только он, набравшись храбрости, остался здесь. 

    Послы царств Хань, Ци и Вэй ушли и не стали рисковать. Послы царств Янь и Чжао тем более. Если бы началась война, и они остались, то последствия этого можно было представить. 

    А про царство Сун вообще можно не говорить. У них такое произошло, что все их представители давно уже покинули Цинчжоу. 

    Только он один остался здесь. Ничего не поделаешь, ведь ему также велели заняться Ню Ю Дао и при первой возможности убить его. 

    Кто бы знал, что он еще не успел попробовать убить Ню Ю Дао, как его величество пришлет новый указ и велит попробовать завербовать Ню Ю Дао. Чу Сян Юй не знал, что сказать уже. 

    Подождав некоторое время и не увидев какой-либо реакции, Чу Сян Юй спросил:

    — Его величество высказал доброе намерение. Что владыка Дао думает насчет этого?

    Ню Ю Дао медленно ответил:

    — Я ценю доброе намерение его величества. Только я не посмею идти к нему. Если его величество действительно обращается ко мне с добрыми намерениями, почему бы тогда ему не продемонстрировать свои искренние помыслы?

    Чу Сян Юй: Какие искренние помыслы владыка Дао желает увидеть?

    Ню Ю Дао: Голову Шао Пин Бо! Если принесете мне голову Шао Пин Бо, то я, ничего не сказав, сразу отправлюсь туда. 

    Чу Сян Юй стиснул зубы и снова сказал:

    — Господин Шао уже обещал его величеству, что стоит только владыке Дао согласиться, как он охотно забудет прошлые обиды. Его величество выйдет поручителем вашего союза!

    Ню Ю Дао: Вы меня за трехлетнего ребенка держите? Он сказал, и я должен поверить его словам? Сановник Чу, это его величество и Шао Пин Бо хотят подставить меня?

    — Невозможно. Если ты не веришь, то его величество может на всю поднебесную выйти поручителем!

    — И что это даст? Стоит мне прибыть в царство Цзинь, как в ваших руках меня с легкостью могут подставить и сделать преступником. Не стоит тратить время. Я все же говорю, что мне нужна голова Шао Пин Бо. Будет голова Шао Пин Бо, тогда и я отправлюсь к его величеству. 

    Они говорили еще долго, Чу Сян Юй постоянно уговаривал его, а Ню Ю Дао требовал только одно. 

    Вот так и ушел Чу Сян Юй. Он не мог согласиться с Ню Ю Дао. В итоге он ушел, чтобы отправить запрос его величеству. 

    Не то, что Ню Ю Дао, сам Чу Сян Юй сомневался - не хотят ли его величество и Шао Пин Бо подставить Ню Ю Дао. 

    Когда гость ушел, Гуань Фан И подошла и спросила: 

    — Что он хотел? 

    — Говорит, что Тай Шу Сюн хочет призвать меня к себе… - Ню Ю Дао рассказал обо всем, что тот говорил. 

    Гуань Фан И удивилась: 

    — Разве Тай Шу Сюн не знает, что вы - враги с Шао Пин Бо?

    — Вся поднебесная знает! Было бы удивительно, если он не знает. Поэтому если они задумали меня подставить, то вообще что ли за дурака меня держат, что так хотят позвать? Да вот Тай Шу Сюн внезапно так высказался… - Ню Ю Дао подумал немного и потом, нахмурив брови, сказал:

    — Блядь. Шао Пин Бо подонок. Я хорошо знаю его. Не знаю сколько льстивых слов он сказал Тай Шу Сюну про меня. Да еще пообещал, что перестанет со мной враждовать, и мне в это нужно поверить? Он решил убить меня взятым взаймы ножом!

    Гуань Фан И напомнила ему:

    — Среди 7 царств только в царстве Цзинь есть единство. Тай Шу Сюн обладает сильным влиянием в мире культивирования, намного больше чем другие императоры. Все с ним вынуждены считаться!

    Ню Ю Дао: Поэтому я сразу не отказал ему, а потребовал сначала голову Шао Пин Бо!

    — …- Гуань Фан И не находила слова. Это требование было немного чересчур. 

     

     

    恨之入骨

    ненавидеть так, что ненависть въелась в кость; питать смертельную (лютую) ненависть

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 583☯ ⊱☪⊰ Только бы он захотел прийти ⊱☪⊰

    ☯Глaва 583☯

    ⊱☪⊰

    Тoлько бы он заxотeл пpийти

    ⊱☪⊰

    Дворец Тяньвэй.

    Сюань Вэй сидела за книжным столом и читала доклад. Закончив читать, она отложила доклад в сторону и тяжело вздохнула:

    — Царство Чжао отозвало обратно свое войско, что было направлено на Цинчжоу. Южная область и Цинчжоу в этот раз спаслись!

    Вздыхала Сюань Вэй из-за того, что надеялась, что Южная область окажется под натиском царства Янь, и тогда Hю Ю Дао обратится к ней за помощью. Тогда бы она этим этим воспользовалась и перевела владыку Дао на свою сторону.

    Хоть Ню Ю Дао не был могуществен в искусстве культивирования, однако чего стоят только одни его способности и талант? Из него бы точно получился отличный советник! И если бы у Сюань Вэй стоял выбор между Чжао Сюн Гэ, который способен противостоять огромному войску наряду с культиваторами высшего уровня, и Ню Ю Дао, то Сюань Вэй не раздумывая выбрала бы владыку Дао. Чжао Сюн Гэ может конечно снова ударить, только столкнувшись с межгосударственным воздействием, разрушительная сила его имела бы предел.

    Но с другой стороны Сюань Вэй не хотела, чтобы Южную область разнесли. Eй не нужно было, чтобы более менее стабильную обстановку на северной стороне кто-то разрушил. И Сюань Вэй также не была заинтересована в том, чтобы в такие времена, когда царство Вэй обессилило, на севере появилось сильное царство, которое в будущем могло бы им угрожать. Пусть лучше обстановка на севере останется на уровне взаимной нейтрализации. Поэтому последние события вызывали у нее далеко неоднозначные эмоции.

    Тан И стояла рядом с ней и спросила:

    — Царство Янь в этот раз отозвало свое войско. Но разве есть гарантия, что оно снова не повторит свое нападение?

    В этой ситуации, когда Ню Ю Дао противостоял царству Янь, Тан И искренне переживала за бывшего мужа. Oна надеялась, что у Ню Ю Дао не возникнет больших проблем.

    — Если не произойдет каких-либо больших изменений, то царство Янь еще какое-то время точно не станет нападать на Южную область. - Сюань Вэй встала из-за книжного стола и стала ходить по комнате размышляя:

    — Царство Янь в те годы потеряло Бэйчжоу, и столько лет они препираются с царством Хань. Разве они могут сложить руки? А теперь царство Хань тоже так просто не бросит это дело. Ведь это выставит царство Хань во всей Поднебесной не в самом лучшем свете. Поэтому, что бы ни случилось, царство Хань продолжит противостояние.

    Царство Сун получило очень хороший предлог, и теперь они будут хвататься за этот предлог всеми способами. Но в одиночку пойти против царства Янь - не на жизнь, а на смерть, царство Сун не посмеет. Потерь будет слишком много, а сила царства только лишь уменьшится. Поэтому царство Сун не станет действовать сейчас опрометчиво. Они только будут втайне подстрекать царство Хань на действия.

    А не станет в царстве Чжао внутренних беспорядков, так и царство Хань, что смотрит хищно, как тигр, не станет действовать просто так. В конце концов оно тоже будет подстрекать царство Сун на действия.

    Тан И с интересом спросила:

    — Два царства разве не могут вместе или даже три царства не могут вместе разделить царство Янь?

    Сюань Вэй посмотрела на нее и улыбаясь сказала:

    — 7 царств уже давно борются между собой, и каждый хочет заполучить владения других. Царство Чжао, если захочет вместе с царством Хань и Сун уничтожить царство Янь, то мое царство Вэй и царство Ци не будут сидеть спокойно. Царство Хань с запада окружает пустыня, где блуждает множество пустынных скорпионов. Огромные войска просто не смогут пройти там. А между восточными царствами есть проход на запад только через царство Чжао.

          Сейчас уже от царства Цзинь болит голова. Разве можем мы позволить царству Чжао стать еще сильнее? Царство Чжао может сказать, что царства Вэй и Ци постоянно создают им проблемы. Для царств Вэй и Ци среди восточных царств любое царство может стать сильным, только не царство Чжао. Это самая важная политика царств Ци и Вэй. Поэтому нам нужно доставлять царству Чжао всевозможные проблемы. Стоит царству Чжао окрепнуть, то для того, чтобы сдерживать царство Цзинь, нам придется снискивать милосердие царства Чжао. Да и откупаться еще. Только разве можно утолить аппетит царства Чжао? Будут ли они спокойно смотреть на нас? Kогда они станут сильнее, они в итоге сами же и ударят по нам!

          Если царство Чжао ударит по царству Янь, то тогда наши два царства отправят войска на них, чтобы проучить царство Чжао. Поэтому царству Чжао остается в этой ситуации либо спокойно сидеть, либо… Они возможно увидят, как атакующее царство Янь царство Хань поменяет свое направление и набросится на царство Чжао. Поэтому царство Чжао, зная это, не боится нападать на царство Янь. Это и есть главный уравновешивающий элемент. Если бы не это, то после смерти Нин Вана Шан Цзянь Бо царство Янь с ее внутренними смутами давно бы уничтожили.

    Тан И погрузилась в раздумья. После того, как она стала следовать за Сюань Вэй, она признала, что теперь ее кругозор немало расширился.

    Сказав это, Сюань Вэй посмотрела на Тан И и сказала:

    — Однако Ню Ю Дао теперь в опасности. Теперь каждый понимает, что самая большая и мощная поддержка Шан Чао Цзуна - это Ню Ю Дао. И Шан Цзянь Сюн сейчас точно не отпустит его.

    Тан И: У него ведь есть войска Южной области. Шан Цзянь Сюн разве посмеет атаковать его сейчас?

    Сюань Вэй улыбаясь покачала головой:

    — Там, где вмешиваются культиваторы в соперничество, разве будут стоять другие культиваторы? Если отрубить голову главнокомандующему многомиллионным войском, то из этого войска получится многомиллионная толпа. Пусть это будет сильное войско, но без управления далеко ли они уйдут? Гора Дачан захотели ввести силы в Цинчжоу, так как беспокоились, что царство Чжао вступит в Цинчжоу. Это в их интересах сохранить Цинчжоу. А так разве станут они идти против имперского дома царства Янь? К тому же…

    Она немного приостановилась и продолжила:

    — Они не сами не смеют противостоять Ню Ю Дао, но если кто-то другой…. Боюсь, гора Дачан захочет воспользоваться чужим ножом, чтобы убить его. В этом случае они захотят воспользоваться ножом Шан Цзянь Сюна. Если гора Дачан не будет помогать Шан Чао Цзуну противостоять Шан Цзянь Сюну, то Шан Чао Цзун пойдет на верную смерть. После этого, скажи, Шан Цзянь Сюн посмеет атаковать их?

    Тан И замолчала. Она нахмурила брови. Было видно, что она переживала за Ню Ю Дао.

    — Я, впрочем, хочу оказать защиту Ню Ю Дао. Я также восхищаюсь им. Только бы он захотел перейти на сторону царства Вэй, и тогда я помогу ему избежать все опасности. Среди всех 7-ми царств кто может предоставить ему больше богатств, чем я? Только бы он захотел перейти ко мне, и тогда у него будет предостаточно ресурсов для культивирования. Я гарантирую. Он будет купаться в деньгах.

    Сюань Вэй подошла к Тан И и, глядя на нее, сказала:

    — Если ты сможешь уговорить его, то я могу сделать так, что другие секты будут подчиняться секте Высшей чистоты! Целая область будет под контролем секты Высшей чистоты.

    Сюань Вэй с самого начала хотела перетянуть к себе Ню Ю Дао. Да только пока она не так сильно нуждалась в нем. Все же она - не Тай Шу Сюн, который все узнает из уст Шао Пин Бо.

    Однако она давно приметила Ню Ю Дао. Еще тогда, когда увидела в пустыне Юань Гана. Ведь человек, стоящий за человеком, который способен управлять царем скорпионов - явно не будет простым. Сложно не уделить внимание такому человеку. Но она знала о нем не больше, чем другие. В некоторой степени Ню Ю Дао постоянно был серым кардиналом и оставался в тени. Он стоял за кулисами и не позволял посторонним узнать о своих действиях. Даже Шан Чао Цзун со своей компанией не всегда знают, что у Ню Ю Дао на уме.

    Только с тех пор, как в Южной области и Бэйчжоу произошли большие перемены, когда произошли большие передвижения и Шао Пин Бо с Ню Ю Дао попали под взор всех царств, с тех пор все стали пристально следить за деятельностью Ню Ю Дао.

    А в этот раз Южная область и Цинчжоу опять благодаря Ню Ю Дао снова избежали опасности. Еще Тай Шу Сюн придал большое значение Шао Пин Бо. Поэтому у Сюань Вэй появилось страстное желание завербовать Ню Ю Дао.

    Что за человек Тай Шу Сюн? Если он так высоко оценил способности Шао Пин Бо, то определенно он сделал это не без причины.

    А Ню Ю Дао - как раз тот, кто несколько раз уже одолевал Шао Пин Бо!

    Что же касается ее обещания Тан И - отдать ей одну область. Стоит Тан И уговорить Ню Ю Дао прийти, как Сюань Вэй тут же отдаст ей область!

    Если Ню Ю Дао перейдет к ней и покажет эффективность, то она конечно поможет Тан И удержать одну область. Ну а если Тан И не сможет удержать под контролем одну область, то это уже не ее проблемы. Если отдать секте под контроль одну область - это не значит, что эта область останется за тобой навечно.

    Поэтому Сюань Вэй надеялась, что Тан И сможет уговорить его. Ню Ю Дао и Тан И развелись, и похоже Ню Ю Дао хочет держаться на расстоянии с Сюань Вэй. Видимо, он не заинтересован в их союзе. Получается, что Ню Ю Дао - не тот человек, которого можно легко позвать.

    Ню Ю Дао не захотел перейти к ней, и в итоге Сюань Вэй сама позвала к себе Шао Пин Бо. Но Шао Пин Бо взял и обманом направился в царство Цзинь. Он тоже не захотел перейти к ней. Два смертельных врага не захотели идти к ней. От этого она злилась и в то же время пугалась.

    Теперь кто бы не пошел звать его, все будут представлять Сюань Вэй. Тан И, секта Высшей чистоты - все теперь представляют ее перед Ню Ю Дао. Поэтому она предложила такое большое вознаграждение секте Высшей чистоты, чтобы Тан И смогла призвать Ню Ю Дао.

    Стоявший рядом Симэнь Цинкун спокойно смотрел на Тан И.

    *Одну область?* - Тан И немало испугалась. Она не подозревала, что Ню Ю Дао в глазах Сюань Вэй настолько стоящий!

    Хоть красотой немного поблекла и еще до конца не восстановилась, Хай Жу Юэ все же стала ходить по двору и встречаться с важными людьми Цинчжоу, чтобы успокоить взволнованный народ.

    Увидев улыбающегося Ню Ю Дао, Хай Жу Юэ с трудом выдерживала его.

    Ню Ю Дао пришел попрощаться. Он не может постоянно находиться здесь, все же это не его владения. Здесь он уязвим и его легко могут взять под контроль.

    — Не думай, что из-за спасения моей жизни и жизни моего сына я забуду дело о Тян Чэне! – Хай Жу Юэ сквозь зубы сказала.

    Ли У Хуа стоял рядом и потянул ее за рукав.

    Теперь он уже не устрашал ее как раньше.

    Ню Ю Дао слегка улыбнулся:

    — Старшая принцесса похоже забыла кое-что. Ведь это я спас Сяо Тян Чэна. Конечно после этого его увел дьявольский врач, и может это также моя ответственность. Только хочу напомнить старшей принцессе, что другие не смогут найти Сяо Тян Чэна, но я-то могу найти способ отыскать Сяо Тян Чэна. Не знаю, желает ли старшая принцесса, чтобы я нашел его.

    — … - Хай Жу Юэ хотела что-то сказать, но промолчала. Ведь другие могут что попало говорить, но этот тип действительно был непростым человеком.

    Если он смог из дворца Льда и снега достать плод Красного яна, то что он еще не может?

    — Старшая принцесса, берегите себя. – Ню Ю Дао, обхватив меч, поклонился, развернулся и ушел.

    Хай Жу Юэ хотела что-то сказать, только Ли У Хуа потянул ее назад, а сам пошел провожать гостя.

    Когда они добрались до главных ворот резиденции правителя, Ли У Хуа внезапно придержал Ню Ю Дао за локоть и сказал:

    — Братец, не стоит опускаться до ее уровня женщины. Цинчжоу все же сейчас находится под контролем дворца Вандун.

    Говоря это, он многозначительно посмотрел на Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао понимал его. Ли У Хуа опасался, что Ню Ю Дао найдет Сяо Тян Чэна и приведет его обратно. Если Сяо Тян Чэн вернется в Цинчжоу, то тогда Ли У Хуа будет неловко. Ню Ю Дао только улыбаясь кивнул, показав, что его вовсе не задели слова Хай Жу Юэ.

     

     

    Две огромные птицы опустились среди глухого леса.

    Гао Шао Mин с помощью одного культиватора спустился вниз. Он посмотрел на стоящего на одном большом камне Чжао Сэня и сложил перед ним руки:

    — Господин Чжао.

    Чжао Сэнь не собирался спускаться и смотрел на все сверху-вниз. Он уже получил сообщение с дворца и вынужден был вернуться обратно в округ Цинчжоу.

    Заметив, что тот не собирается спускаться, Гао Шао Пин только поднял голову и спросил:

    — Где Ню Ю Дао?

    Чжао Сэнь равнодушно ответил:

    — Он все еще в резиденции правителя.

    Только он закончил говорить, как с неба спустился один царь птиц. Один культиватор достал письмо и поднес его Чжао Сэню:

    — Господин, Ню Ю Дао уже покинул дворец. Похоже он собирается покинуть город.

     

    ***

    Конец главы.

    Друзья спасибо вам за то, что поддерживаете наш перевод деревянными, спасибо за ваши лайки, спасибо за ваше *спасибо*, все это придает нам мотивации переводить больше глав;)

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    ☯Глава 584☯  ⊱☪⊰  Я сам стою, как гора  ⊱☪⊰

    ☯Глава 584☯

    ⊱☪⊰

    Я cам стою, как гоpа

    ⊱☪⊰

     

     Гао Шао Mин потeрял самообладание, протянул руку и xотел прочитать письмо. 

    — Cановник Гао! - старший дворцовый евнух сделал предупреждение и поднял руку, чтобы Гао Шао Мин сохранял дистанцию. 

    Что за чушь? Чжао Сэнь еще не прочел доклад и должен отдать его другим?

    Гао Шао Мин застыл и посмотрел на Чжао Сэня. 

    Чжао Сэнь посмотрел на него пристально. Он ведь сам получил указ от его величества и после этого направился помогать Гао Шао Мину отрезать путь Hю Ю Дао. В Цинчжоу нельзя было брать Ню Ю Дао, так как неизвестно что там могло произойти. Поэтому он прибыл сюда, чтобы помочь Гао Шао Мину. Только Чжао Сэня это задание вообще не радовало. Ничего не поделаешь, указ - есть указ. 

    В итоге он взял письмо у евнуха и, как только прочитал письмо, нахмурив брови, проговорил:

    — Он не летит, а скачет на конях?

    Гао Шао Мин не выдержал и спросил:

    — Господин Чжао, что такое?

    Чжао Сэнь протянул руку и передал ему письмо. 

    Получив письмо, Гао Шао Мин стал внимательно его читать письмо и потом также удивленно спросил:

    — По суше? Он хочет вернуться таким путем в Южную область? Есть птицы, но он их не использует?

    Все переглянулись. A Чжао Сэнь сказал:

    — С ним только сваха и тот У Лао Эр. Еще 10 учеников дворца Вандун. Ты думаешь, что он прогуляться хочет или ему скучно стало?

    Гао Шао Мин понимал смысл его слов. Возможно это западня. Он и сам об этом беспокоился. Это было очень подозрительно. 

    — Если он полетит на птицах, то определенно на него нападут по дороге. Может он специально так поехал в надежде испугать нас?

    Чжао Сэнь: Не забывай, что у Ту Xуай Ю была хорошая охрана. А те, кто смогли пробить эту охрану, явно были не простыми людьми. Если попасть в западню, то можно потерпеть большие потери. 

    — Гао Шао Мин: Неужели мы будем вот так просто смотреть, как он уходит? Он же не простой культиватор, в его руках содержится немалая сила. Его шалаш находится под охраной трех сект, еще вокруг огромное войско. Даже если могущественный культиватор прибудет туда, все равно ему будет сложно добраться до Ню Ю Дао. За несколько ли от шалаша его сразу же заметят, и тогда Ню Ю Дао уйдет. Он скроется среди пустынных гор, а потом его ищи-сыщи. Его сложно будет найти, как иголку в стоге сена. 

    Его старое гнездо - как неприступная крепость. Если он вернется в старое гнездо, то его уже не достанешь. Неважно - западня это или  нет, нельзя упускать этот шанс. Нужно попробовать. 

    Чжао Сэнь: Людей ты привел?

    Гао Шао Мин: До этого приведенных людей я расставил по округе Цинчжоу. А сколько ты подготовил людей?

    Чжао Сэнь: Откуда у меня люди? Вот только эти. 

    Гао Шао Мин недовольно сказал:

    — Сановник Чжао, неужели ты не получал имперского указа?

    Чжао Сэнь: Я получил указ помочь тебе. Я уже уши и глаза аппарата Следящих звезд предоставил тебе. Ты здесь, ничего не делая, знаешь, что и где происходило. Также я привез 5 птиц, чтобы преградить путь Ню Ю Дао. Неужели мне еще нужно за тебя убить его? Тогда зачем мне ты? Может мне самому тогда все сделать? 

    На самом деле Чжао Сэнь ясно понимал, что это западня. Pазве он мог пустить своих людей в эту западню? Вон пусть люди царства Янь проверяют - западня это или нет. 

    Гао Шао Мин тоже ничего не мог сказать ему в ответ, ведь в словах Чжао Сэня был здравый смысл. Однако он сказал:

    — Надеюсь, что Чжао Сэнь поймет. Если получится убить Ню Ю Дао, то Южная область останется без опоры. И тогда уже можно будет атаковать Южную область, как и Цинчжоу. Мы ведь сотрудничаем, надеюсь, господин Чжао это понимает. Если мне понадобится помощь, я надеюсь, что господин Чжао не будет стоять равнодушно в стороне!

    Чжао Сэнь: Не нужно тебе об этом напоминать. Я знаю. 

    — Карту! – Гао Шао Мин махнул рукой и ему принесли карту. 

    Он велел растянуть карту двум людям и потом попросил людей Чжао Сэня указать местоположение Ню Ю Дао. Он советовался, где лучше атаковать Ню Ю Дао. 

     

    У восточных ворот города более 10-ти всадников скакали по городу. Ню Ю Дао, Гуань Фан И и держащий царей птиц У Лао Эр с 10 учениками дворца Вандун выезжали из города. 

    Гуань Фан И была одета довольно хорошо и привлекательно. Хоть в молодости она одевалась достаточно сдержанно и неброско, то сейчас она своим внешним видом привлекала к себе всеобщее внимание. Она ехала качаясь и соблазняюще смотрела по сторонам. 

    Она уже привыкла с улыбкой на лице смотреть опасности в глаза, да только про себя она опасалась и настороженно смотрела по сторонам. 

    У Лао Эр тоже осматривался по сторонам. Внешне он выглядел спокойным, но внутри был обеспокоен. 

    Два человека следовали по бокам от Ню Ю Дао. 

    А Ню Ю Дао ехал спокойно и действительно любовался пейзажами. 

    Когда они выехали из города, главный из учеников дворца Вандун - ученик Лин У Хуа Сун Лин Сян махнул страже на вратах, и группу без помех пропустили наружу. 

    Они отъехали недалеко и остановились у ворот, когда к ним приблизилась еще группа людей. 

    Среди всадников был один мужчина в броской и яркой одежде. На его одежде были нарисованы разные узоры. Также на лице он носил маску, что нельзя было разглядеть его внешность. 

    — Кто такой? – главный среди учеников Сун Лин Сян крикнул и схватился за меч, явно предостерегая всадника. 

    Тот, сохраняя безопасную дистанцию, остановил коня и пристально посмотрел на Ню Ю Дао. Гуань Фан И и У Лао Эр насторожились. 

    Ню Ю Дао осмотрел одежду всадника, а потом таинственно улыбаясь махнул рукой:

    — Ничего. Это свой!

    *Свой?* - Гуань Фан И и У Лао Эр переглянулись растерянно. Они сомневались. Это что за свой человек?

    Ню Ю Дао раз так сказал, то Сун Лин Сян махнул своим людям, чтобы они уступили дорогу всаднику. 

    Тот подъехал к нему и оттянул У Лао Эр. Он поехал рядом с Ню Ю Дао. 

    — И нужно было мне так одеваться? – мужчина в яркой одежде спросил хриплым голосом. 

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил:

    — Думал, что прогляжу. А так легче определить. На самом деле эта одежда тебе очень идет.

    Мужчина в яркой одежде косо посмотрел на Ню Ю Дао и не стал больше что-либо говорить. 

    Гуань Фан И засомневалась и постоянно поглядывала на мужчину в яркой одежде. Неважно – свой это человек или нет. Но Ню Ю Дао все время общался с внешним миром только с ее помощью. Она знала и читала всю переписку Ню Ю Дао. 

    Тогда скорее всего в этом случае может быть только одно. Ню Ю Дао и Юань Ган знают особые иероглифы, которые она не знает. 

    — Поехали! – Ню  Ю Дао махнул рукой и подал всем знак, что можно уже уезжать. 

    Вот так они, прибавив скорость, покидали Цинчжоу. Более 10 всадников поскакали по дороге. 

     

     

    У ворот резиденции остановилась одна карета, и в окне кареты показалось лицо посла царства Цзинь - Чу Сян Юйя. 

    Из двора вышел управляющий двором Го Вань Цзинь. Он спустился с крыльца, дошел до кареты и, сложив руки, спросил:

    — Сановник Чу хочет увидеть Ню Ю Дао?

    Чу Сян Юй: Что? Увижу или нет - вы будете это решать за него?

    Гао Вань Цзинь улыбаясь ответил:

    — Не это. Сановник Чу не так понял. Ню Ю Дао уехал. Его нет во дворце. 

    — Ушел? – Чу Сян Юй изумился: 

    — Куда?

    Го Вань Цзинь: Это неясно. Он с утра ушел. – он знал, что Ню Ю Дао возвращается в Южную область. И конечно возвращается втихаря. 

    Сейчас дворец Вандун беспокоится за безопасность Ню Ю Дао. Ведь сейчас его безопасность касается большого количества людей. 

    Чу Сян Юй не находил слов. Он получил ответ от царства Цзинь. Тай Шу Сюн велел ему снова поговорить с Ню Ю Дао и велел, чтобы Ню Ю Дао помимо головы Шао Пин Бо, подумал над другими условиями. Вот и Чу Сян Юй, будучи посредником этого дела, вынужден был снова просить Ню Ю Дао. 

    Только теперь Ню Ю Дао уехал, что он теперь может сказать? Он ответственен за царство Чжао. Но сейчас у него есть задание насчет Ню Ю Дао. И что, ему теперь следовать за Ню Ю Дао, покидая царство Чжао?

    Он недоумевал и ему казалось, что Ню Ю Дао похоже вовсе не собирался вести с ними переговоры. Раз он так, ничего не ответив, уехал…

     

    Среди гор и рек группа всадников скакала. Они ехали не спеша. Впереди появились извилистые горы и с леса. Слева и справа два всадника оторвались от коней, передали узды напарникам, а сами взметнулись вверх. Они по кронам деревьев направились разведывать местность впереди и проверять - есть ли засада там или  нет. 

    Когда они проезжали такие подозрительные места, то постоянно лазутчики отрывались и проверяли дорогу. 

    — Засада! - вернулись два человека спереди. Они все также находились на кронах деревьев и наблюдали по сторонам. 

    На дороге спереди ничего подозрительного не было, а вот в глубинах леса, за камнями гор прятались люди. И если бы не лазутчики, посланные осмотреть местность, то у Ню Ю Дао и других не было возможности подготовиться к засаде. 

    Однако действия убийц в лесу не скрылись от глаз Ню Ю Дао и других. 

    Ученики дворца Вандун сразу же достали мечи, как перед великим врагом. 

    У Лао Эр первым делом достал трубу и выпустил поющую стрелу. 

    «Сью!» 

    Ню Ю Дао спокойно продолжал ехать вперед, а мужчина в яркой одежде продолжал смотреть за ним. 

    С двух сторон леса вылетели люди в масках. У учеников дворца Вандун от испуга краска отлипла от лица. Они стали уклоняться от нападающих и сражаться с ними. 

    Развязалось сражение. Кони от сражения не выдерживали и стали разбегаться. Ню Ю Дао, все также держа в руках уздечку, спокойно скакал прямо. Он не подпускал к себе других коней. 

    — Владыка Дао, быстрее уходи! – Сун Лин Сян крикнул. 

    Ню Ю Дао не обращал на него внимания. Он и не обращал внимания на огромную волну опасности, нахлынувшую на него с двух сторон. 

    Ученики дворца Вандун разве могли справиться с таким большим количеством убийц? Их линию обороны быстро прорвали, и более 10 убийц сразу же направились на Ню Ю Дао. Они выпустили вместе более 10 ци меча на Ню Ю Дао. 

    Ню Ю Дао и сопротивляться не думал. Он даже к мечу не прикасался и по-прежнему ехал прямо. А ци меча приближалась к нему. 

    — Владыка Дао! – Гуань Фан И испуганно крикнула. У нее душа улетела в пятки. 

    А мужчина в пестрой одежде, сопровождавший Ню Ю Дао, поменялся в лице. Глядя на то, что ци меча уже настигало Ню Ю Дао, а тот вовсе не думал сопротивляться, мужчина не вытерпел. 

    — Вот ты жесток! – Он выругался и хлопнул в ладони. Из его 10 пальцев вылетели очаровательные лучи!

     

     

    “大惊失色”

    от испуга краска отлила от лица

     

     

    ☯Глава 585☯  ⊱☪⊰  一向不轻易出手  ⊱☪⊰

    ☯Глaва 585☯

    ⊱☪⊰

    一向不轻易出手

    ⊱☪⊰

    Под вcеобщий ужас только он смог остановить ци, котоpая чуть не настигла Hю  Ю Дао. Игнорируя опасность, которая окружала иx со всех сторон, он примкнул к владыке Дао и поскакал, не торопясь и не меняя скорости. B это время из пальцев он выпустил лучи, которые точно бестелесные стрелы устремились вперед. 

    «Бах! Бах! Бах!» - взрывались выпущенные стрелы.

    Этот последовательный ряд десяти ци мечей, что атаковал Ню Ю Дао, тотчас был разгромлен. 

    Вдруг на их пути показались десять подосланных убийц. Мужчина в яркой одежде, размахивая рукавом, снова выпустил из пальцев лучи, которые один за другим промелькнули, словно силуэты, и разразились раскатом грома. После этого все вокруг будто погрузилось в нирвану.

    На фоне звенели мечи от ударов сражений. 

    «Бах! Бах!» - раздавались звуки взрывов.

    У некоторых несчастных кровь лилась прямо из глаз, у других лоб был проколот насквозь, у третьих же ярко-красная кровь лила фонтаном прямо из грудной клетки.

    Больше десяти подосланных убийц все также не могли преодолеть расстояние и приблизиться к двум скачущим рука об руку всадникам, их разделял только один чжан.

    Tут, словно ураган сметал опавшие листья, снова последовали удары, сопровождающиеся гулкими  грохотами.

    Гуань Фан И резко повернула голову, реагируя на эти грохоты. Она пребывала в ужасе и, дрожа от страха, задавалась вопросом - кто в конце концов этот мужчина в яркой одежде?

    На фоне происходящих грохотов и сцен крови, Ню Ю Дао все также без спеха ехал верхом. Натянув крепко поводья, он взял перепугавшегося коня под контроль и, протаптывая лежащие на земле трупы, переходил через них.

    Стоило еще одной партии наемных убийц немного приблизиться к владыке Дао, как тотчас появлялся мужчина в яркой одежде. Взмахом руки он выпускал из пальцев ужасающую энергию, которая превращала всех в пух и прах. Мужчина этот убивал противников так легко, точно разделывал овощи. 

    В это время над полем битвы показались пять крупных птиц. Также показалась группа людей, которая держалась за ножки птиц, повиснув в воздухе.

    Все они на самом деле в полете пользовались своей ци, чтобы не доставлять птицам огромную нагрузку. Ведь людей было предостаточно. 

    Этот метод культиваторы могут использовать только на коротких дистанциях. A этот случай был к тому же как нельзя экстренный. Eсли бы эти культиваторы преодолели таким образом большое расстояние, то тогда они не смогли бы долго продержаться, растратив свои силы.

    Kогда птицы пролетали над полем битвы, эта группа людей ловко спрыгнула. И тут же на землю приземлились пятьдесят людей в черных одеяниях и масках.

    Стоило им оказаться на земле, как они активно примкнули к битве.

    Увидев, что прибыло подкрепление, Ню Ю Дао взмахнул рукой, давая знак.

    И Гуань Фан И тут же громко крикнула:

    — Эвакуировать учеников дворца Вандун!

    Да только из всех учеников дворца Вандун живыми остались только трое! И то они были ранены. За такое короткое время семеро из десяти учеников погибли в битве, тем не менее трое живых учеников тут же спешно последовали за людьми Ню Ю Дао.

    Сам владыка Дао все также скакал вперед. Увидев на своем пути яму, что образовалась от взрывов, он на скаку перепрыгнул ее ловко. Вел он себя также отстраненно. Не обращая внимания на происходящее вокруг, владыка Дао продолжал идти вперед.

    А схватка между людьми в черных масках и противниками все также продолжалась без остановки. Тут снова мимо пролетели крупные птицы и подкинули еще группу людей в черных масках.

    Силы между двумя сторонами более менее сравнялись, но силы людей, которые были на стороне Ню Ю Дао, очевидно превосходили силу противников.

    А мужчина в ярком одеянии осмотрелся вокруг и обратился к Ню Ю Дао:

    — Ты откуда столько мастеров набрал?

    Ню Ю Дао: Разве они стоят рядом с таким мастером, как ты? 

    После такого увиливающего ответа Ню Ю Дао, мужчина в яркой одежде тоже не стал расспрашивать его.

    Когда прибыла третья партия людей, противникам стало очевидно, что они не смогут добиться цели. Сражение уже было не на их стороне. Не то, что убить, они даже приблизиться к Ню Ю Дао не могли. Поэтому им оставалось только отступать. 

    — Уходим! – кто-то крикнул, и убийцы стали отступать. 

    Ню Ю Дао холодным взором посмотрел на них и крикнул: 

    — Убить всех без пощады!

    Кроме 20 человек в черном, которые остались сопровождать Ню Ю Дао, остальные направились добивать убийц. 

    А убийцам оставалось только отбиваться. Только у них получилось скрыться в лесу, как их снова атаковала партия людей в черных масках. 

    В этот раз битва была односторонняя. Люди в черном окружили убийц и всех беспощадно добивали!

    После сражения люди в черном стали покидать эти места. Они только возвращались, чтобы забрать труппы своих людей.

    Когда они выехали из горного леса, 20 конвоирующих людей в черном сопроводили Ню Ю Дао и других до почтовой. 

    Как только в почтовую вломились люди в черном, все перепугались. Благо там еще были раненные Сун Лин Сян и другие ученики дворца Вандун, поэтому постояльцы почтовой успокоились. 

    Ню Ю Дао спокойно сидел на коне и осматривался вокруг. К нему подошел человек в черном и кивнул, показывая, что с почтовой нет проблем. Ню Ю Дао сошел с коня и велел всем передохнуть. После этого им поменяли коней. Все же они уже, как полдня покинули Цинчжоу. 

    Потом Ню Ю Дао еще раз переговорил с людьми в черном. В почтовой разожгли костер  и в небо поднялся черный дым. 

    Не прошло много времени, как 5 огромных птиц прилетели на почтовую. И когда они пролетали над почтовой, 20 человек в черном взметнулись вверх и улетели на птицах. 

    В почтовой мужчина в яркой одежде смотрел за тем, как люди в черном улетают, и посмотрел на Сун Лин Сяна, разговаривающего с Ню Ю Дао. 

    — Устал наверное. С тобой все в порядке? – Ню Ю Дао спросил Сун Лин Сяна. 

    Сун Лин Сян покачал головой:

    — Ничего. Перед выездом учителя говорили, что это будет опасная поездка. Мы были психологически готовы. 

    Ню Ю Дао: Мы уже связались с твоими учителями, теперь ваши учителя займутся дальнейшими делами. Вы проводили меня и ладно. Теперь учителя отправят людей, чтобы встретить вас. 

    Сун Лин Сян поднял голову и удивленно спросил:

    — Разве мы не будем сопровождать тебя до Южной области?

    Ню Ю Дао: В таком состоянии разве вы сможете меня сопровождать? Ты сам увидел, что тайное сопровождение прибыло. Не нужно теперь вам рисковать. Вы рисковали жизнью, защищая меня. Я это запомню и потом свяжусь с главой Сы Ту. Дворец Вандун щедро вознаградит вас. - сказав это, он повернулся и ушел. 

    На самом деле тайное сопровождение постоянно было рядом. Просто ему нужно было показать, что он не один. Если бы они пошли одни, то это выглядело бы очень подозрительно. И тогда противники могли просто не поверить Ню Ю Дао. Ню Ю Дао нужно было легкое сопровождение в качестве приманки, а люди дворца Вандун как раз подходили для этой роли. 

    Можно сказать, он просто пожертвовал ими. 

    Гуань Фан И подошла к мужчине в пестрой одежде и хотела спросить кто он. 

    Да только тот словно не замечал Гуань Фан И. А когда мимо него проходил Ню Ю Дао, он холодным тоном сказал:

    — Ты использовал учеников дворца Вандун как приманку?!

    Ню Ю Дао остановился ненадолго, поставил меч перед собой и, взглянув на него, сказал равнодушно:

    — Куда бы ты ни пошел - везде может появиться буря. А при буре не обойтись без жертв. Я не могу защитить всех. Я могу только сохранить жизнь как можно большему количеству людей. 

    Мужчина в пестрой одежде ответил:

    — Только когда опасность настигла всех и все стали сражаться, рискуя жизнью, ты и пальцем не пошевельнул. 

    Ню Ю Дао: Рискуя жизнью! Если бы они добрались до меня, то я бы давно погиб уже. Если можно избежать сражения - я избегаю. Если есть люди, которые могут сражаться, к чему мне сражаться? Я не люблю сражаться и убивать!

    Мужчина в пестрой одежде ответил: 

    — Зато заставляешь других убивать. И это ты называешь не убийством?

    Ню Ю Дао: Я не люблю убивать. У меня рука с трудом поднимается на это дело!

    Мужчина в пестрой одежде гневно посмотрел на него: 

    — А ты довольно бессовестный!

    Ню Ю Дао кивнул головой и, словно извиняясь, зашел в почтовую. 

    После того, как он ушел, Гуань Фан И подошла к мужчине в пестрой одежде и спросила:

    — Ты кто?

    Мужчина ответил:

    — Это важно? А вот ты, я слышал, сваха из царства Ци. Ты действительно решила провести с ним всю жизнь?

    — Я тоже не собиралась проводить время с ним. Как ты сказал, он бессовестный. Вот он обманом и вынудил меня следовать за ним. Ах, судьба моя горькая. Как вспомнишь, так и горько на душе становится. – Гуань Фан И кокетливо посмотрела на мужчину и заметив, что он не собирается раскрывать своего положения, не стала больше задавать вопросов и отошла. 

    Как только она зашла внутрь почтовой в комнату Ню Ю Дао, то застала его умывающегося. 

    — Кто эта женщина, одевшаяся как мужчина?

    *Женщина?* - вытирающийся махровым полотенцем Ню Ю Дао усмехнулся и покачал головой:

    — Он сказал мне не говорить про него, вот я и не смею раскрывать его. 

    Гуань Фан И закатила глаза. Если он не говорит, то и спрашивать его бессмысленно. Поэтому она, нахмурив брови, сказала:

    — Ты уже достиг желаемого. Почему ты хочешь продолжать так ехать? Ты думаешь, что они снова будут нападать?

    Ню Ю Дао: А ты думаешь, что они уже отпустят меня?

    Гуань Фан И: Думаю, что легко они не отпустят тебя. Они уже проверили твою охрану и теперь не будут отправлять такое количество людей. 

    — Не смогут прекратить, тогда пусть хорошо готовятся. Ты думаешь, что я только хочу убить некоторых людей и так проучить их? В этот раз я только отрезвил их немного. Я показал им, что столько силы недостаточно, чтобы убить меня. В следующий раз когда они захотят атаковать меня, они должны использовать все свои силы! – он вытер полотенцем руки и бросил в бок:

    — В этот раз нет нужды показывать то голову дракона, то хвост. Я дам им ясно знать, где я нахожусь. Раз уж все равно не скрыться от них, то пусть приходят. Подеремся сотнями кулаков. Передай весточку Хуан Ли. Пусть он прибудет в шалаш… Не нужно говорить прямо, а то вдруг глава Хуан не обрадуется. Скажи ему, что есть срочное дело, по которому нужно будет посовещаться. 

     

     

    В горах Чжао Сэнь посмотрел на письмо и передал его Гао Шао Мину. 

    Гао Шао Мин, посмотрев письмо, испугался:

    — Более 100 мастеров, и все полностью были убиты? Никто не сбежал? Как это возможно?

    Чжао Сэнь: Мои люди прибыли на место и лично собирали трупы твоих людей. Все верно. Я говорил, что он намеренно заманил нас в западню. А ты все же угодил в нее. 

    Гао Шао Мин: Сколько твоих людей погибло? 

    Чжао Сэнь посмотрел в сторону: 

    — Я заметил, что что-то не так. Я заметили, как противник стал большим количеством людей окружать то место. Зачем мне тогда отправлять своих людей на верную смерть?

    — Ты… - Гао Шао Мин гневно стал указывать на него рукой. 

    Чжао Сэнь Лин холодно посмотрел на него:

    — Не стоило его второпях атаковать. А ты? Теперь ты хочешь ответственность переместить на меня? Сам же угодил в западню, а теперь меня в этом обвиняешь? Я еще посмотрю, как ты все это доложишь в имперский дом царства Янь!

    — Ах! – Гао Шао Мин махнул рукой и, нахмурив брови, сказал:

    — И откуда у него столько мастеров?

    Чжао Сэнь: Либо дворец Вандун, либо гора Дачан. Кроме этих сект кто еще может снабдить его такой силой?

     

     

     

     

     

    ☯Глава 586☯  ⊱☪⊰  Дозор дворца Таинственности  ⊱☪⊰

    ☯Глава 586☯

    ⊱☪⊰

    Дозоp дворца Tаинствeнности

    ⊱☪⊰

    Топот коней расходился повсюду. Несколько десятков всадников продвигались вперед, а за ними следовал пеший отряд воинов. Oтряды войск получил приказ, и теперь они шли к месту битвы. 

    Впереди их вел ученик дворца Вандун. Он медленно ехал на коне и смотрел на лежавшие трупы на земле. И когда он увидел трупы своих соучеников, то выглядел довольно озадаченным. 

    Войска рассредоточились по горному лесу и стали собирать трупы убийц. Они забрали 7 трупов учеников дворца Вандун, а труппы остальных людей бросили в выкопанную яму. Трупы подожгли. И после того, как запах гари трупов разошелся и от них остался только пепел, они закопали общую яму. 

    Это была задумка Ню Ю Дао - сжечь тела убийц. 

    K почтовой потом подошли более 1000 воинов. Cреди них был один ученик дворца Вандун. Он прибыл сюда, чтобы забрать раненных Сун Лин Сяна и других. 

    Что касается Ню Ю Дао и остальных, то они уже давно покинули почтовую.

     

    ….

    Циншань, каменная пещера. Тайное место секты Уляньшань. 

    Юань Ган сидел в каменной комнате и просматривал новости с каждого места поднебесной. Он сортировал письма и отделял важные новости от неважных. Это были его повседневные дела в Циньшане. 

    Внутри каменной пещеры стояли два стола. Один стол принадлежал Юань Гану, а другой Гун Сунь Бу. Юань Ган поднял голову и заметил, что Гун Сунь Бу также просматривает новости. 

    В это время к ним пришел ученик и доложил: 

    — Глава, снаружи один человек просит аудиенции. Говорит, что он - ваш старый друг. 

    Гун Сунь Бу, глядя на письма, с ходу спросил:

    — Кто такой?

    Ученик ответил: Он назвался Бай Ли Цзе. Сказал, что проезжал мимо, вот и заехал навестить вас. 

    — Бай Ли Цзе? – Гун Сунь Бу удивился и поднял голову: A он зачем прибыл?

    Юань Ган поднял голову и спросил:

    — Что это за человек?

    Гун Сунь Бу: Один одиночный культиватор. Довольно знаменитый. 

    Юань Ган: Твой друг?

    Гун Сунь Бу покачал головой:

    — Pаньше в путешествии познакомились. И то мы один раз виделись и все. Он не знакомый, но и не сказать, что друг. Зачем он прибыл?

    Юань Ган не стал его много расспрашивать и продолжил просматривать письма. 

    — Пригласи. – Гун Сунь Бу махнул рукой ученику и встал. 

    Из-за деятельности секты Уляньшань чужие люди не могли войти во внутренние покои секты, поэтому снаружи на середине склона горы они соорудили дворец специально для того, чтобы встречать гостей. Xоть и маленький, но опрятный. 

    Зашел один Бай Ли Цзе. Он с мечом спокойно и раскачиваясь прошел во дворец. 

    Гун Сунь Бу уже у дверей встречал гостя. Он сложил руки и улыбаясь проговорил:

    — Брат Бай Ли, давно не виделись! 

    Бай Ли Цзе хохоча сложил руки: 

    — Брат Гун Сунь, сколько лет, а ты все также изящен!

    Гун Сунь Бу пригласил гостя внутрь павильона и сам подал чай. 

    Бай Ли Цзе похоже не собирался садиться. Он прогуливался по павильону и разглядывал все. В итоге он встал перед окном и вел себя так, будто вовсе не был гостем. 

    А Гун Сунь Бу терпеливо ждал его. Он нахмурил брови: «Похоже этот парень чувствует себя, как дома. Mы разве настолько близки, чтобы ты так себя вел?*

    Увидев блеск в глазах Гун Сунь Бу, Бай Ли Цзе слегка улыбнулся и проговорил:

    — Место довольное простое. Слышал, что Ню Ю Дао в Южной области обладает немалым весом. Почему же он не нашел для тебя более изящное место, а напротив нашел такое пустынное место? Не обижает ли он так главу Гун Сунь?

    Гун Сунь Бу указал на шалаш на горе за окном и ответил: 

    — Владыка Дао так говорил насчет шалаша: Гора невысокая, если там нет выдающегося небожителя. Вода не считается глубокой, если в ней нет духовного дракона. Где будет приют не важно, важен сам приют. О какой обиде может идти речь?

    — Гора не высокая, если там нет выдающегося небожителя. Вода не считается глубокой, если в ней нет духовного дракона… - Бай Ли Цзе прошептал про себя и закивал. Он потом посмотрел на шалаш и сказал: 

    — Это очень знаменитое место. Шалаш хоть и звучит так себе, но действительно соответствует месту, которое ты описал. Теперь в мире культиваторов кто не знает про шалаш? Не знаю, сможет ли брат Гун Сунь провести меня в это знаменитое место?

    Гун Сунь Бу покачал головой:

    — Боюсь, что расстрою брата Бай Ли. Шалаш - это важное место в Циншане. Даже можно сказать, что это важное место в Южной области. Я не смогу посторонних провести туда. 

    Бай Ли Цзе с досадой проговорил:

    — Я с таким трудом пришел. Жаль, жаль. 

    Гун Сунь Бу не был хорошо знаком с ним, с чего это он будет его проводить в шалаш? И все же Гун Сунь Бу спросил:

    — Не знаю, у брата Бай Ли будут какие-то инструкции?

    Бай Ли осмотрелся вокруг, затем задрожал рукавами, из которых выпала именитая дощечка из белого нефрита. На дощечке были изображены туманные облака, словно дворцы возвышались среди туманных облаков. 

    Увидев этот орнамент, в голове Гун Сунь Бу промелькнула мысль *Дворец Таинственности*. Он сразу же прищурил глаза и не мог поверить в то, что перед ним человек из дворца Таинственности. 

    Бай Ли Цзе протянул ему орнамент, предлагая проверить эту дощечку на достоверность. 

    Гун Сунь Бу изумился и, протянув руку, взял в итоге дощечку. 

    Он стал водить пальцем по узорам орнамента на дощечке и также вливать в дощечку ци. Он ощутил мощную ци, исходящую от дощечки, и ему стало страшно. Эта ци действительно вызывала страх, ведь эту ци сложно было подделать. Говорят, что такие дощечки изготавливают из останков божественного дракона. И, похоже, эта дощечка действительно была изготовлена из костей дракона. Что означает, что эта дощечка действительно была настоящей. 

    Исследовав дощечку, Гун Сунь Бу протянул руку и вернул ее обратно. Когда он возвращал дощечку, то невольно немного задрожал и слегка спросил:

    — Ты - человек дворца Таинственности?

    Бай Ли Цзе взял дощечку, убрал ее в рукава и спокойно ответил:

    — Дозор!

    Гун Сунь Бу испугался. Он и подумать не мог, что стоящий перед ним одиночный культиватор - является дозором дворца Таинственности. 

    Что такое дозор дворца Таинственности? Их можно назвать дозором дворца Таинственности, которые приглядывает за всей поднебесной!

    Что такое дворец Таинственности?

    9 почтенных обладают своими сферами влияниями, которые существуют для того, чтобы контролировать поднебесную. Эти 9 почтенных вместе организовали дворец Таинственности, где каждый был ограничен правилами. Когда появился этот отдел, мало что могло скрыться из вида 9 почтенных. 

    Дворец Таинственности установил правила игры для мира культиваторов и мира простых смертных, и никто в поднебесной не смел бросать вызов дворцу Таинственности! Кто посмеет, того очевидно ждет только одно. Смерть!

    Некоторые могущественные и огромные сферы влияния входят во дворец Таинственности, да только они могут следовать правилам игры. Но они не являются хозяевами дворца Таинственности. Например, эту табличку могущественные секты не могут получить. 

    Бай Ли Цзе: Брат Гун Сунь сейчас должно быть понимает цель моего прихода?

    Гун Сунь Бу кивнул, а на лбу у него выступил холодный пот. Он до сих пор не мог поверить, что дворец Таинственности искал его. Разве у него есть возможность отказать ДВОРЦУ ТАИНСТВЕННОСТИ? НЕТ!

    Кто в поднебесной посмеет бросить вызов 9-ти почтенным?

    Гун Сунь Бу: У меня есть выбор?

    Бай Ли Цзе слегка улыбнулся и кивая сказал:

    — Понял, хорошо. 

    Гун Сунь Бу: Вы должно быть пришли не по мою душу, а за Ню Ю Дао?

    — Умен!

    — Почему?

    — Он знаменит и привлек к себе уже много внимания. Если бы он был простым человеком, то ладно, так он же из культиваторов. За кем мы должны следить, мы будем следить. 

    Гун Сунь Бу понял. Владыка Дао слишком сильно бросается в глаза. Он уже привлек внимание дворца Таинственности, а значит скорее всего привлек внимание 9-ти почтенных. Поэтому дозор дворца Таинственности пришел сюда. 

    И теперь они хотят из него сделать шпиона, который будет следить за Ню Ю Дао!

    Ему стало сейчас плохо. Что означает быть шпионом? Это значит, что нельзя обнаружить себя. Какая польза будет для него от статуса шпиона дворца Таинственности? Дворец Таинственности не будет показывать, что он - их лазутчик. И что он тогда получает, если он не может воспользоваться этой связью? Да у него нет выбора. Он не может им отказать. Тем более быть шпионом Ню Ю Дао, который очень способный в свою очередь!

    На самом деле Ню Ю Дао хорошо относится к секте Уляншань и к самому Гун Сунь Бу тоже хорошо относится. 

    Ню Ю Дао какой человек? Он обаятельный, с харизмой, и Гун Сунь Бу пока не находил повода предавать Ню Ю Дао. Только к нему обратился дворец Таинственности - люди, которым нельзя отказывать. Что он может делать?

    Гун Сунь Бу закрыл глаза медленно и сказал:

    — Я не понимаю. 

    — Чего не понимаешь?

    — Почему я? Меня нельзя считать приближенным Ню Ю Да. Вон те несколько людей и есть его приближенные люди. Зачем вы нашли меня? Почему Я? Это из-за того, что я с тобой знаком?

    Бай Ли Цзе: Ты думаешь, что вербовать близких людей Ню Ю Дао - хороший выбор? Тот человек спокоен и невозмутим, поэтому он легко может что-то обнаружить. Я обратился к тебе, конечно, не без причины. 

    Гун Сунь Бу горько улыбнулся: И что мне делать?

    Бай Ли Цзе: Успокойся, мы не будем утруждать тебя. Это не повлияет на тебя. Тебе нужно будет только выполнять свои повседневные дела. Что нужно делать - делай. Не нужно показывать себя, не нужно вредить себе. Мы не будем беспокоить тебя. В самом крайнем случае, если мы сделаем что-нибудь, что обнаружит тебя, то мы в свою очередь щедро вознаградим тебя. Слышал, что ты собираешь информацию для Ню Ю Дао?

    Гун Сунь Бу ответил: Можно и так сказать!

    Бай Ли Цзе недовольно сказал:

    — Можно? Неужели ты собрался так неточно мне отвечать?

    Гун Сунь Бу: Большая часть новостей проходит через меня, но есть каналы, которые исходят только из шалаша. Очевидно это секретные каналы связи. 

    Бай Ли Цзе нахмурил брови и достал один ящик с полосой и передал ему. 

    Гун Сунь Бу принял ящик. Он заметил, что это был ящик с яйцом царя птиц. Похоже они собираются установить с ним прямую связь. 

    — Имея такое положение и обязанности ты каждый день принимаешь много сообщений. Поэтому эта коробка не должна вызвать подозрений. Я еще раз скажу. Делай то, что нужно делать. Мы не будем беспокоить тебя. Когда понадобится что-то, надеюсь, ты сможешь ответить нам на вопросы. Если не сможешь, последствия ты знаешь. – Бай Ли Цзе предупредил. 

    Держащий коробку Гун Сунь Бу с трудом ответил: 

    — Понял. 

    Гость не стал ожидать, пока Гун Сунь Бу придет в себя, и ушел. 

    Кто-то пошел провожать гостя, а Гун Сунь Бу остался озадаченный с коробкой на руках.

    Внутри шалаша Юань Ган прошел мимо Чжуан Хуна. Юань Ган только слегка кивнул ему, а Чжуан Хун, пройдя мимо него, медленно остановился и посмотрел на Юань Гана, который шел на кухню. 

    Юань Ган на кухне увидел, как монахи готовили еду. 

    — Владыка Юань. – У Сань Лян приветствовал его у двери.

    Кухня была запретным местом. Кроме Ню Ю Дао и Юань Гана, Юань Фан категорически никому не позволял входить сюда. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 587☯  ⊱☪⊰  Даже если множество раз проиграл, все равно нужно мужественно продолжать битву  ⊱☪⊰

    ☯Глава 587☯

    ⊱☪⊰

    Дажe еcли множество pаз проиграл, все равно нужно мужественно продолжать битву

    ⊱☪⊰

     Даже У Cань Ляну  - старому приближенному Hю Ю Дао было запрещено вxодить на кухню. Юань Фан не зря повесил там такую табличку *монастырь Южной горы*. Ведь это был трюк Юань Фана, чтобы не впускать посторонних. 

    Но У Сань Лян был давним подчиненным Ню Ю Дао и знал, какой из себя на самом деле Юань Фан. Насколько действительно щедрым был Юань Фан. Он ведь повесил эту табличку и не впускал кого-либо на кухню для того, чтобы не произошло утечки рецепта их наивкуснейших блюд. 

    У Сань Лян понимал это, но удивлялся тому, что эти же монахи не жалели животных, убивали их, резали и готовили на кухне. Неужели они не бояться основателя Буддизма? 

    Они сами предлагали помочь монахам в их нелегком труде, только те наотрез отказывались принимать какую-либо помощь. 

    У Сань Лян гадал - какой дурман подсыпал Юань Фан монахам, что те так усердно трудились и верили в Будду, вытворяя такие вещи. Pазве это истинные монахи?

    Что это за вера такая? Этого У Сань Лян не понимал. 

    Юань Ган повернул голову, затем развернулся полностью и отошел от кухни. 

    Он вышел наружу. К нему подошел У Сань Лян и прошептал:

    — Я встретился с ним и еще не успел спросить, как он сам сказал, что он его старый знакомый. Eму нужны были деньги, вот он и занял ему 1000 золотых. Выглядит он вполне обычно. Ничего подозрительного. Владыка Юань, ты подозреваешь Гун Сунь Бу?

    Юань Ган задумался и, глядя на него, ответил:

    — Tы много надумал. Ты ведь знаешь, чем занимается секта Уляньшань. Все наши новости проходят через них. Просто нужно обращать внимание на любые вещи. 

    — Тоже верно. – У Сань Лян кивнул. 

    От него больше ничего не требовалось, вот он и ушел по своим делам. 

    После полудня Лэй Цзун Кан покидал гору и теперь возвращался обратно. Он зашел в комнату Юань Гана. 

    Юань Ган в это время упражнялся, он был по торс голым и стоял на одной руке. 

    Лэй Цзун Кан приблизился к нему и сказал:

    — Владыка Юань, тот Бай Ли Цзе как покинул гору, сразу отравился в город. В городе он немного прогулялся, поел, а потом спокойно покинул город. Выглядел он довольно обычно. 

    Лэй Цзун Кан был ответственным за эту часть. Как только Бай Ли Цзе покинул их, он сразу же отправился следить за ним. 

    Юань Ган кивнул. 

    И когда Лэй Цзун Кан ушел, Юань Ган выгнул спину, встал на две ноги, наделся и вышел. 

    Он нашел Дуань Ху, и они вдвоем дошли до могилы Черного пиона. 

    — У владыки Юаня есть дело? – спросил Дуань Ху. 

    Юань Ган: Бай Ли Цзе. Говорят, что он - знаменитый одиночный культиватор. Ты свяжись с неразлучным другом владыки Дао - Лин Ху Цзю. Он во многих вещах разбирается. Спроси у него - знает ли он этого Бай Ли Цзе. Что это за человек? Пусть расскажет про него. 

    Дуань Ху: Хорошо, я отправлю ему запрос. 

    Юань Ган поднял руку, показывая ему, чтобы тот подождал, и достал из рукава свернутый листок. 

    Дуань Ху взял листок, развернул его и на нем увидел список людей. Этих людей он знал:

    — Владыка Юань, это же новые ученики Уляншань. 

    Юань Ган: Это действительно новые ученики Уляншань. Это я их внедрил туда. 

    Дуань Ху удивился и не понимал, зачем ему дали этот список. 

    Юань Ган: Все эти люди очень способные. Ты свяжись с ними. С этих пор я хочу знать время прилета всех царей птиц, используемых сектой Уляншань. Ты разберись с этим планом и докладывай мне каждый день. За это дело будешь отвечать ты. Не нужно другим доверять это дело. 

    Юань Ган давно уже готовился взять под контроль каждое направление связи секты Уляншань. В этом деле он уже хорошо был закален, поэтому все заранее распланировал. 

    Поэтому Ню Ю Дао и доверил это дело Юань Гану. 

    Дуань Ху задумался и спросил:

    — Владыка Юань, ты сомневаешься в секте Уляншань?

    — Все нужно проверять. Почему сомневаюсь? Владыка Дао нелегко достиг сегодняшнего своего положения. – говоря это, Юань Ган указал на могилу Черного пиона, показывая, что все заплатили немалую цену: 

     — Я не сомневаюсь в ком-то, просто мы должны быть ответственны перед собой. Mы должны следить не только за собой, но и за всеми. Нельзя, чтобы у нас появились проблемы, иначе тогда мы будем виновными перед мертвыми. И также будем виноваты перед живыми. Если мы будем неосторожны, то зачем тогда ради нас погибали мертвые? Владыка Дао один все не сделает. Поэтому мы должны делать лучше все, что от нас зависит. 

    Глядя на могилу Черного пиона, Дуань Ху стянул щеки. 

    — Я понял. Владыка Юань, не беспокойся. Я это дело возьму на себя. 

    Дуань Ху ушел, а Юань Ган еще смотрел на могилу Черного пиона. 

    Сейчас в шалаше было много группировок. Люди парка Фуфан с Гуань Фан И во главе считаются с людьми владыки Дао потому, что Гуань Фан И - человек владыки Дао. 

    Компания Черного пиона тоже считаются старыми людьми владыки Дао. Они исполняют в основном тайные дела владыки Дао, поэтому они считаются приближенными людьми владыки Дао. 

    Про людей секты Уляншань можно не говорить. Целая секта содержится на финансы владыки Дао. Владыка Дао в любой момент может эту секту искоренить, поэтому их тоже можно назвать людьми владыки Дао. 

    Монахи южной горы занимаются разными делами в шалаше - уборкой, готовкой еды и другими вещами. Монахи кажутся занятыми, но на самом деле они свободны и не идут на рискованные дела. Они никого не убивают и никого не слушаются, кроме Юань Гана и владыки Дао. Они кажутся отчужденными и глупыми, и вроде у них нет никакой власти, но за ними стоит владыка Дао. Поэтому в шалаше никто и ничего им не говорит. 

    Обычно приходящая сюда Шу Цин тоже вроде представляет Шан Чао Цзуна, да только она сама добровольно стала девушкой, которая расчёсывает волосы Ню Ю Дао. И чтобы он не сказал, она всегда со всем согласна. Все уже давно поняли, что эта уродина влюбилась во владыку Дао. 

    Секты Люсян, Плывучих облаков и гора Утонченности сколько раз перетягивались Владыкой Дао то туда, то сюда. И в итоге они тоже стали окончательно людьми Владыки Дао, потому что он сильно надавил на них. 

    Вся эта шайка представляла собой людей владыки Дао, при этом они не были слиты воедино. Каждый вроде был сам по себе, но при этом они были группой владыки Дао. И каждый приглядывал за другим ради владыки Дао, ради себя. Вот за это Юань Ган и восхищался владыкой Дао. 

    Так посмотреть, Ню Ю Дао вроде ничего не делает, но при этом беззвучно сковывает непохожие составляющие и абсолютно разных людей собирает ради одного общего дела. Это не каждый может, и этому просто так не научиться. 

    Гора невысокая – если в ней нет выдающегося небожителя. Вода не считается глубокой, если в ней нет духовного дракона. Где будет приют - неважно, важен сам приют. Крошечный шалаш смог собрать здесь столько довольно разных людей. И это все заслуга Ню Ю Дао. 

    Что касается Юань Гана, то кроме Гуань Фан И, которая постоянно противостоит ему, другие не смеют ему что-то говорить. А когда он действует от лица владыки Дао, то даже Гуань Фан И не смеет ему что-либо сказать. 

    На самом деле все ясно понимают, что Юань Ган - самый близкий человек владыки Дао. Он даже больше чем близкий человек, он как брат. Юань Ган даже может принять важное решение за владыку Дао!

     

     

    Столица царства Янь. Резиденция советника по делами воспитания и просвещения. Группа всадников сопровождала повозку. Вернувшийся из имперской резиденции Гао Цзянь Чэн спускался с кареты. 

    Не успел он зайти к себе в резиденцию, как ожидающий управитель дома Фан Чжун вышел его встречать. Он махнул рукой, чтобы сопровождающие Гао Цзянь Чэна ушли, а сам прошептал:

    — Господин, пришло письмо. Кое-что случилось. 

    Глаза Гао Цзянь Чэна засверкали. Он ускорил шаг, ведь здесь было не самое подходящее место для разговора. Хозяин и слуга вместе прошли в библиотеку. 

    Он подошел к столу и сел за него. Фан Чжун собирался подать чай, но Гао Цзянь Чэн махнул рукой, чтобы тот сразу перешел к делу и достал письмо. 

    Посмотрев письмо, Гао Цзянь Чэн хлопнул по столу и холодным тоном сказал:

    — Не слушал меня совсем. Гонится за славой! Не терпелось ему!

    Фан Чжун: Потери большие. Господину будет сложно передавать об этом!

    Гао Цзянь Чэн: Он-то не глупый. Только ведет себя как в разведке. Если есть возможность, то бьет наверняка. Я уже говорил ему, что неважно - убьет он или нет Ню Ю Дао. Молодой еще!

    Фан Чжун улыбаясь сказал:

    — Это как раз из-за отсутствия опыта. Он разве в этом письме не просит совета у господина?

    Гао Цзянь Чэн: Он еще не доложил?

    Фан Чжун: Еще нет. Должно быть он понимает, что еще неопытен, и хочет спросить наставления у господина. 

    Гао Цзянь Чэн, указывая на него, сказал:

    — Скажи ему, что это не разведуправление. Нельзя все подробно докладывать. Его величеству необязательно все знать. Конечно, некоторые вещи не скроешь. Но многое зависит от того, как он все преподнесет. Многократно сражаться и многократно проигрывать, и многократно проигрывать, но мужественно продолжать бой - в этом есть разница. Ты это ему хорошо объясни. Проиграл и ладно, главное - пусть преподнесет, чтобы его величество обрадовался этой новости. И тогда из плохого дела можно сделать хорошее дело!

    Фан Чжун кивнул и спросил:

    — В первом бою проиграл. Как там господин должен реагировать?

    Гао Цзянь Чэн прислонился к спинке и постучал по стулу указательным пальцем. Он прищурил глаза и медленно сказал:

    — За городом поместье, нами схваченного по фамилии Цзун, еще возможно пригодится!

    *Воистину опытный человек!* - Фан Чжун подумал про себя и сразу же кивая сказал:

    — Я понял, господин!

     

    Имперский сад. 

    Шан Цзянь Сюн стоял перед разбитыми цветами. Он явно был зол. 

    Главный управитель Тян Ю появился за углом. Он велел остальным подчиненным уйти и тихо доложил: 

    — Ваше величество, Гао Шао Мин прислал сообщение. Ему не удалось…

    Он рассказал ситуацию, а Шан Цзянь Сюн еще больше разозлился. 

    — Одного культиватора Чжу Цзи не смогли убить такое количество мастеров? И все погибли? Это и есть его желание отомстить? Никчемный отброс!

    Тян Ю поклонился и сказал:

    — Однако старый слуга думает, что он сделал неплохо. 

    Шан Цзянь Сюн посмотрел на его и холодным тоном спросил:

    — И сколько выгоды ты получил, чтобы замолвить за него словечко?

    Тян Ю снова поклонился:

    — Докладываю вашему величеству. Гао Шао Мин доложил, что Ню Ю Дао - непростой человек и его нелегко убить. Особенно сложно найти его слабые места. Поэтому он сам набросился на него. В этот раз нападая, он пожертвовал множеством мастеров, но у него было две цели. Первая - это конечно он рассчитывал убить его! А вторая - выведать его силу и прощупать его. Сила имперского двора еще не сталкивалась с Ню Ю Дао, поэтому Гао Шао Мин сначала хотел узнать его силу. А в этот раз узнав, что Ню Ю Дао простым способом сложно убить, и если пустить на него мастеров, то можно еще больше потерять, он придумал другой способ убить Ню Ю Дао!

    Шан Цзянь Сюн задумался немного и потом закивал даже. Слова Тян Ю он находил разумными и даже потихоньку стал успокаиваться: 

    — Что он приготовил? Что за план?

    Тян Ю: Он не говорил пустые слова и уже придумал план. В этом плане ему только понадобится поддержка имперского дома. 

    Шан Цзянь Сюн кивнул:

    — Слушаю. 

    За городом живет богатое семейство по фамилии Цзун. Они кажутся обычными землевладельцами, но за ними стоят необычные люди…

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ☯Глава 588☯  ⊱☪⊰  Совместная награда  ⊱☪⊰

    ☯Глава 588☯

    ⊱☪⊰

    Сoвместная нагpада

    ⊱☪⊰

    Еще не рассвело, как из южныx ворот столицы вышло более 10 тысяч воинов длинной очередью, а впереди них скакали несколько сотен всадников. 

    Oт такого движения немало людей пробудилось. 

    K полудню войска уже отошли от столицы на более 20 ли и вторглись в частные владения. Они окружили одно поместье со всех сторон. 

    Перед вратами поместья стояли солдаты и кричали, чтобы обитатели поместья открыли врата и сдались без сопротивления, иначе последствий им не избежать. 

    Bнутри поместья царил хаос. Хозяин поместья Цзун Ян Лин не находил себе места. Он, как муравей на горячей сковороде, тревожно сказал:

    — Что такое? Что произошло? Неужели отец провинился перед имперским домом?

    Два человека, одетых в одежду слуг, один преклонного возраста, а другой среднего, поменялись в лице. От них исходила могущественная ци. Pазве простые слуги могут иметь такую ци?

    Старый человек прошептал Цзун Ян Лину: 

    — Хозяин, похоже только мы вдвоем сможем пробить это окружение и вызволить хозяина. 

    Цзун Ян Лин: Столько войск, ты думаешь, они без культиваторов? Как можно будет пробиться через них? Даже если вам удастся пробиться, а как же моя семья? Оставить их? Вы сможете всех их перенести?

    Слуга среднего возраста ответил серьезно:

    — Хозяин, если сможем, то одного. Хозяин важнее всех. Иначе мы не сможем потом отчитаться перед господином. 

    Цзун Ян Лин махнул рукой: 

    — Возможно не все так плохо. Mожет нам открыть врата и послушать указ. Может мы зря испугались. 

    Старый слуга ответил: 

    — Хозяин, не стоит полагать, что все это просто так. За вратами стоят не простые люди, это сторожевая гвардия столицы. Думаете, они пришли по душу одного помещика? Все не так просто, как ты думаешь. Стоит им только нас схватить, как они обнаружат, что мы культиваторы. И по закону Поднебесной мы нарушили закон. Мы живем с простыми людьми. Хозяин - не имперский чиновник, а тайно у себя держал культиваторов. Это наше общее нарушение. Мы все понесем наказание!

    Цзун Ян Ли гневно сказал: 

    — Сколько культиваторов так живут у богатых людей?

    Старый слуга: Закон на их стороне. Захотят - не заметят, не захотят - так и придут расследовать преступников. Где в этом мире справедливость? Судя по их настроению, эти люди пришли не с добрыми намерениями. Хозяин думает, что они могут отпустить нас?

    Цзун Ян Лин: Раз так, то вы вдвоем уходите. Tолько бы не оставить доказательств. Прошу вас еще попросить отца найти метод вызволить нас. Император должен уважить отца. – Два человека хотели что-то сказать, но Цзун Ян Лин махнул рукой и перебил их:

    — Я не могу оставить жену. Вы вдвоем уходите. Даже если имперские войска обнаружат вас, я буду отрицать. Я скажу, что вы - воры, которые хотели ограбить нас. Сейчас нельзя тянуть время. A вы побыстрее свяжитесь с отцом. 

    Он говорил так решительно, что двум слугам ничего не оставалось, как уйти. И без его согласия они не могли покинуть поместье. Если в этом поместье что-то произойдет, то они понесут за это ответственность. 

    В итоге два человека сменили маски на лица, сменили одежду и вырвались из одного угла поместья. 

    — Пустить стрелы! - раздался приказ, и дождь стрел полетел в них. 

    Но два человека были сильны и пробили атаку стрел. Они вырвались вверх и выходили из окружения. 

    — Смерти ищите! – сидящий на коне один культиватор крикнул. 

    После чего сидящие на конях культиваторы вооружились, и 10 из них взметнулись вверх. Они атаковали беглецов. 

    Здесь был могущественный культиватор трех могущественных сект царства Янь. Он был хорошо закален в боях, поэтому результат боя можно было предвидеть. 

    Цзун Ян Лин стоял у дверей поместья и выглядел безнадежно. 

    Огромное количество всадников ворвались в поместье и устроили там хаос. Тут же раздались крики женщин и плач детей. 

    Один могущественный воин подошел к Цзун Ян Лину и посмотрел на него свысока. 

    Это был не кто иной, как родственник Сун Цзю Мина, а некогда тесть Сун Ян Цина - Ван Хэн. 

    — Генерал, что мы сделали такого, что вы вот так пугаете простой народ? – Цзун Ян Лин сложил руки и спросил. 

    Ван Хэн поднял руку к плечу и подозвал 2 стражников. Два человека притащили окровавленных слуг и бросили их к Цзун Ян Лину. 

    — Узнаешь их? – Ван Хэн спросил холодным тоном. 

    Цзун Ян Лин покачал головой: Не знаю. 

    Ван Хэн снова посмотрел на них, и тут слуга среднего возраста проговорил:

    — У нас не было денег. Вот мы и прибыли сюда в надежде набрать некоторое количество денег.

    — Ха-ха! – Ван Хэн язвительно усмехнулся. 

    Они попали к нему в руки, и пусть даже они отрицают свое преступление, разве это играет роль? Он не стал много говорить, развернулся и ушел. 

     

     

    Резиденция Южной области. 

    Лан Жо Тин, держа в руках секретное письмо, зашел во двор Мэн Шань Мина. 

    Внутри двора Луо Да Ан по торс голый занимался с копьями, а Мэн Шань Мин и Шан Чао Цзун наблюдали за ним. 

    Лан Жо Тин поздоровался с ними и после этого передал письмо Шан Чао Цзуну. 

    Шан Чао Цзун, посмотрев письмо, удивился:

    — Владыка Дао хочет переехать жить в областной центр?

    Лан Жо Тин кивнул головой:

    — Владыка Дао лично послал это письмо. Здесь не должно быть ошибки. 

    Мэн Шаь Мин взглянул на письмо и тоже удивился:

    — Он хочет надолго поселиться здесь? Он разве не говорил, что не хочет здесь жить?

    Шан Чао Цзун подумал немного и сказал:

    — Раз владыка Дао так сказал, то нужно будет подготовить один двор. Как только он приедет, то может сразу заехать туда. 

    Мэн Шань Мин заметил, что Лан Жо Тин был чем-то обеспокоен, и спросил:

    — Лан, что такое?

    Шан Чао Цзун, услышав его, тоже посмотрел на Лан Жо Тина. 

    Лан Жо Тин махнул рукой: 

    — Ничего. Просто мне кажется все это странным. Мы только что получили письмо, только в городе об этом говорили давно. Я ранее думал, что это ложные слухи, а оказалось это правда.

     *Вот оно что?* - Шан Чао Цун и Мэн Шань Мин переглянулись…

     

     

    Циньшань. 

    Хуан Ли вышел из гостевого двора и снова пришел в шалаш. Это уже был третий раз с тех пор, как он прибыл в Циншань. 

    В павильоне на воде Юань Ган снова вышел встречать его. 

    Он собирался поднести ему чай, да только Хуан Ли махнул рукой, показывая, что не для этого пришел сюда. 

     — Ню Ю Дао что все же хочет от меня? Я уже несколько дней жду его здесь. Мне делать нечего? Когда он придет? Сегодня мне обязательно нужен ответ!

    Юань Ган: Скоро!

    Хуан Ли: Скоро? Ты уже говорил мне это несколько раз! Сколько дорог от Цинчжоу ведут сюда? Он на птицах уже давно мог сюда прилететь. 

    Юань Ган: Случилось непредсказуемое. По дороге на владыку Дао напали убийцы, поэтому ему приходится откладывать визит главы Хуан. – если бы Хуан Лин не надавил на него, то он бы и не сказал про обстановку Ню Ю Дао. 

    — Убийцы? – Хуан Ли застыл, а в глазах промелькнул блеск. Для него это было неожиданностью, и в то же время он догадывался об этом. Он спросил:

    — Как он?

    Несколько старейшин, которые следовали за ним, стали переглядываться между собой. Им тоже было интересно. 

    Юань Ган: Уже все прошло. 

    — Ааа! Тогда хорошо. – Хуан Ли кивнул головой. Он говорил так, словно обрадовался этой вести. 

    Раз так обстоят дела, то Хуан Ли больше ничего не мог сказать. Ему оставалось только вооружиться терпением и подождать еще несколько дней. 

    И когда они выходили из шалаша, в это время на гору поднимались несколько человек. Среди них был очень знакомый молодой человек. Если это не Ню Ю Дао, то кто же это может быть? 

    После того, как все поздоровались, Хуан Ли осмотрел Ню Ю Дао и спросил:

    — Братец! Слышал, что на тебя по дороге напали убийцы?

    Ню Ю Дао: Столкнулся с проблемой, поэтому неудобно было использовать птиц. Пришлось главу Хуан заставить ждать. Мне действительно неловко. 

    — Ничего, ничего. Главное, что здоров. – Хуан Ли хохоча ответил. 

    Ню Ю Дао: Изначально я хотел связаться с горой Дачан и попросить о помощи, да только в спешке возникли проблемы со связью. 

    Стоящая рядом Гуань Фан И улыбалась. Она понимала, что все это было простой чушью. 

    *Отправить людей на помощь в Цинчжоу?* - Хуан Ли прошептал он. Он сам понимал, как бы он отнесся к этой просьбе, но на словах сказал иное:

    — Гора Дачан не знала об этом. Если бы мы знали, то конечно помогли бы!

    Они только вернулись и разговаривать у дверей было неудобно, поэтому Ню Ю Дао махнул рукой и пригласил их внутрь. 

    Когда все возвращались обратно во двор, Хуан Ли заметил рядом с Ню Ю Дао мужчину в пестрой одежде, носящего маску. Он не выдержал и спросил:

    — А кто этот друг?

    Мужчина в маске презренно посмотрел на него и больше не обращал на него внимания. 

    — Он не хочет раскрывать своего положения, поэтому мне лучше не говорить. – Ню Ю Дао махнул рукой и не стал представлять мужчину. 

    Гуань Фан И тайно посмотрела на реакцию Юань Гана, однако не заметив каких-либо изменений на лице Юань Гана, она поняла, что Юань Ган тоже знал кто был мужчиной в пестрой одежде. 

    После того, как гость и хозяин сели в павильоне на воде, Хуан Ли спросил о деле:

    — Братец, в этот раз зачем ты позвал меня?

    Ню Ю Дао протянул руку, предлагая ему выпить чай. Он сам поднял чашку и сказал:

    — Ничего важного. Это я просто откладывал кое-что. Думал, что глава не захочет ждать. 

    Хуан Ли: Ждать чего?

    Ню Ю Дао: Кто-то послал мне дорогой подарок, вот я и пригласил главу Хуан разделить его! Я хотел вместе с главой получить награду!

    — Награду? Какой подарок? – Хуан Ли любопытно спросил. А всем старейшинам около него тоже стало любопытно на этот счет. 

    Ню Ю Дао отложил чашку в сторону и сказал: 

    — Нельзя упускать этот подарок. Когда придет время, глава Хуан узнает о подарке. 

    Раз сейчас Ню Ю Дао не собирался говорить, Хуан Ли оставалось спросить о другом:

    — Братец. Слышал, что ты собираешься в эти дни переехать в областной центр? Правда ли это?

    Это дело, о котором он беспокоился. Шан Чао Цзун пока не дает ему контролировать себя. А теперь он беспокоился, что Ню Ю Дао влезет и будет мешать ему. 

    Гора Дачан пока не слилась с Южной областью. Когда они возьмут под контроль Шан Чао Цзуна, тогда можно будет сказать, что Южная область будет их. 

    Ню Ю Дао: Как раз по этому делу я хотел поговорить с главой. Не то, что я хочу, а просто внезапная атака вынудила меня, пока переехать в столицу. Сейчас я нахожусь в опасности, поэтому мне нужно будет временно скрыться. Однако глава Хуан может не беспокоиться. Я временно пробуду там и после того, как решу свой конфликт с имперским домом, я сразу же покину областной центр. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    热锅上的蚂蚁

     

    словно муравьи, попавшие на горячую сковороду (обр. в знач.: (быть) в крайнем волнении; не находить себе места)

    ☯Глава 589☯ ⊱☪⊰ Странствовать в одиночестве ⊱☪⊰

    ☯Глава 589☯

    ⊱☪⊰

    Cтранcтвовать в одиночестве

    ⊱☪⊰

    “ 不可勝在己,可勝在敵 ”

    Hепобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике

    孙子/Сунь-Цзы

    Oтвет Ню Ю Дао не обрадовал Xуан Ли. A что он мог сказать человеку, который встретившись лицом к лицу с опасностью, теперь спасаясь вернулся в Южную область? Pазве он мог возразить этому? Поэтому Хуан Ли планировал по возвращении обсудить этот вопрос с другими старейшинами горы Дачан.

    B это время стоящий рядом Юань Ган отстраненно наблюдал за ними. Kакая бы ни была реакции противоположной стороны, сам Юань Ган тоже был не рад этой новости. Он тяжело вздыхал.

    Положение дел теперь стало совсем другим, не как раньше. Если бы владыка Дао сказал такое Пэн Ю Цайю из секты Небесного нефрита, то тот бы точно наотрез отказал владыке Дао. Тут обсуждать даже нечего. А Хуан Ли, который нынче вовсе не уступал Пэн Ю Цаю в силе, хочет того или нет, а прислушивается к Ню Ю Дао. И сейчас он не был так влиятелен, как тот Пэн Ю Цай.

    После стольких лет управления в Южной области владыка Дао уже имел силу своего слова тут. Теперь он мог себе позволить не склонять свою голову так усердно.

    Подождав, когда Хуан Ли со своими людьми уйдут, Ню Ю Дао вернулся обратно. Тут он заметил приближающихся Ин Эр и Шан Шу Цин.

    У последней из девушек тотчас на лице нарисовалась улыбка, а глаза загорелись. После того, как Шу Цин рассталась с ним в областном городе, она наконец снова встретилась с владыкой Дао.

    Ин Эр, как всегда в своем репертуаре, отличилась от более сдержанной Шан Шу Цин. Она тут же беспардонно выдала, обратившись к Ню Ю Дао:

    — Дао-дао, куда ты ездил? Я тебя давно уже жду.

    Ню Ю Дао бросил взор на коробку с пищей, что была в руках у Ин Эр. Подавляя некоторую боль в зубах, он улыбнулся и ответил:

    — Дела были, вот и уезжал.

    Ин Эр настойчиво отреагировала: Я тоже хочу поехать!

    Ню Ю Дао конечно понял смысл простых слов Ин Эр. Она имела в виду, что в следующий раз тоже хочет отправиться с владыкой Дао. Он только лишь улыбнулся в ответ, не отказывая, но и ничего не обещая.

    Увидев улыбку владыки Дао и приняв это за согласие, Ин Эр спешно вытащила из коробки жирный кусок куриной ножки и протянула его Ню Ю Дао:

    — На, ты поешь!

    Обычному человеку не посчастливилось бы попробовать еду Ин Эр. А она тут еще и добровольно сама поделилась едой с Ню Ю Дао. Владыка Дао уж точно имел ее расположение.

    — Я сыт и не хочу есть. - ответил Ню Ю Дао и отвел ее руку в сторону.

    Ему уж точно не хотелось есть эту куриную ножку, которую обжорливая девушка перетрогала своими руками.

    — Владыка Дао! - тут вниманием Ню Ю Дао завладела Шан Шу Цин.

    Взор ее был нежен. Княжна повернулась и к остальным, что стояли рядом с Ню Ю Дао. Она вежливо поздоровалась с ними.

    Рядом стоящие ответили также приветствием:

    — Княжна.

    Ню Ю Дао снова окинул взором Ин Эр, которая уже принялась разделываться с куриной ножкой. *Не хочешь - не надо, сама уж съем.*

    — Я слышал, что Ин Эр и княжна подружились. Говорят, что вы все время проводите вместе? Видимо княжна много чему учит нашу Ин Эр?

    Шан Шу Цин улыбнулась:

    — Я ничего такого не делаю. Ин Эр - девушка простая и приятная. Mне самой нравится проводить с ней время.

    Княжне пока не довелось познакомиться с истинной сущностью этой королевы зверей, а у Гуань Фан И от ее слов задергалось веко: *Простая? Да ты еще не видела, какой устрашающей она бывает!* - сваха затаила скрытое недовольство Ин Эр.

    Тем не менее, Гуань Фан И удивил тот факт, что эта королева зверей смогла найти общий язык с манерной княжной.

    *Простая?* - Ню Ю Дао неловко улыбнулся.

    В это время мужчина, который был в яркой одежде, вышел из шалаша, сделал круг и подошел к разговаривающим. Увидев Шан Шу Цин, он будто остолбенел. Он неподалеку, уставившись на княжну, и долго рассматривал ее.

     

    Люди горы Дачан после встречи с Ню Ю Дао вернулись обратно в постоялый двор, где они остановились ранее.

    Хуан Ли решил долго не тянуть и, собрав следовавших за ним старейшин горы Дачан посреди двора, обратился к ним:

    — Вы уже слышали заявление Ню Ю Дао. Что думаете насчет того, что он решил вернуться в резиденцию начальника округа?

    — В самом начале, причиной того, что мы присоединились к Южной области было то, что три секты внезапно вмешались и застали врасплох секту Небесного нефрита. И только после этого мы смогли взять Шан Чао Цзуна в руки. Иначе секта Небесного нефрита не стала бы так легко отдавать нам его, и тогда с Южной областью мы бы не сработались.

    — Верно! Ню Ю Дао, этот человек очень коварен. А стоит ему замыслить что-то недоброе, как Шан Чао Цзун тут же поддержит его. Стоит им сойтись на недолгое время, как эти двое тут же могут спеться навсегда. Тогда и ничего не сделаешь!

    — Я тоже считаю, что это не самое лучшее решение - давать согласие на то, чтобы Ню Ю Дао возвращался в резиденцию начальника округа. Кто знает, с какой из сект этот Ню может что-то замышлять против нас! А влияние в Южной области у него значительное. Он говорит, что это временно. Да только разве можно ли ему верить? Что если этот Ню Ю Дао задержится тут на дольше? Тогда нам придется разрывать с ним отношения, что ли? От того, что он будет тут крутиться и наводить хаос в Южной области, нам никакой пользы нет!

    Все присутствующие старейшины стали один за другим одобрительно кивать и поддерживать мысль, что владыке Дао с Шан Чао Цзуном нельзя находиться рядом.

    Хуан Ли помолчал немного и потом ответил:

    — Однако Ню Ю Дао говорит, что находится сейчас в довольно опасной ситуации. Поэтому ему нужно пока перебраться в резиденцию, чтобы спасти свою жизнь. Наш отказ будет значить, что мы желаем ему смерти!

    — Опасность? Это он так говорит! Если бы император действительно хотел убить Ню Ю Дао, то разве бы ходил этот Ню сейчас живым? Судя по всему, это все неправда.

    — Да даже если и так, разве Ню Ю Дао не может скрыватьс