• Небесный гений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 500 - Сваху побили?

    Глaва 500 - Сваxу пoбили?

     

    Tот учeник из cекты Тысячи звеpей посмотрел на Гуань Фан И и сказал:

    — Гостья пострадала, я сейчас же пойду и сообщу об этом учителям. Oни решат, как нам поступить.

    Он конечно не знал ее статуса, однако мог догадаться о нем. Тем не менее ученик был жутко раздосадован подобным поведением жены главы секты Явлений природы. С чего это они - гости позволяют себе безобразничать в секте Тысячи зверей. Да и ко всему прочему они пользуются своим положением, устраивая здесь скандал.

    Гуань Фан И вытащила носовой платок, вытерла лицо и тихо сказала:

    Hе надо, не стоит!

    Ученик: Гостья может не переживать. Здесь не место, где они могут бесчинствовать.  Никто тут не может вытворять подобное. Я хочу добиться справедливости для гостьи.

    Гуань Фан И сквозь горький смех подумала про себя: «Справедливость? Какая еще справедливость?»

    Секта Тысячи зверей не станет раздувать скандал с сектой Явлений природы из-за нее, это только вызовет шум. Тем более учитывая ее громкую репутацию, о которой все хорошо наслышаны, о какой справедливости может идти вообще речь.

    Разве Гуань Фан И смеет создавать проблемы секте Явлений природы? Скорее этим она только навлечет на себя смерть.

    — Правда, не надо. Я сама так хочу. - Гуань Фан И сказала, качая головой.

     «…….» - ученик не находил слов. Раз она сама не хочет расследовать это дело, то разве будет это делать секта Тысячи зверей!

    Bсе, что ему оставалось делать – это только думать, что она боится могущества и влияния секты Явлений природы. По сути, она может и права. Ведь чего будет стоить ей эта справедливость? Стоит ей покинуть секту Тысячи зверей, как эта же самая справедливость и уничтожит ее.

    — Ах! - сказал ученик и продолжил: Но вы в порядке?

    Гуань Фан И смеясь ответила: Спасибо братцу за такую заботу! Не стоит переживать обо мне. Вы наверное заняты, можете идти.

    Ученик оставил сваху и вернулся к себе во двор. Вернувшись, он встретил стоящего у входной двери другого ученика и все ему рассказал, изредка поглядывая по сторонам.

    Гуань Фан И все еще стояла в павильоне и молча протирала следы пощечин на лице. Она похлопала по лицу, и припухлость щек немного спала. Подождав, когда опухлость пройдет до конца, она спрятала носовой платок в рукав. Медленно приподнявшись, она поправила одежду и волосы. Сделав вид, что ничего особенного не произошло, она покинула павильон. Вернувшись к подножию горы, она немного постояла.

    Два ученика, что стояли на охране, то и дело поглядывали на отвернувшуюся Гуань Фан И. Они без слов ее понимали. Они тоже негодовали из-за поступка тех, кто, пользуясь положением, делает все, что захочет. Это они сейчас ей сопереживали, но узнав позже ее статус и репутацию, громко насмехались над ней. Они предполагали, раз Гуань Фан И крутит шашни со всеми, значит заслужила.

     

    Дело шло к вечеру, солнце уже вот-вот садилось. Ню Ю Дао только вышел со двора. Конечно он не стал дожидаться, чтобы глава Учения небесной девы проводила его. Поэтому он вышел в сопровождении одного из учеников.

    Как только Ню Ю Дао вышел, он заметил что-то неладное. Он увидел, как двое учеников, стоявших на охране, поглядывали на него. Непонятно, чего они уставились?

    Ню Ю Дао улыбаясь подошел к стоящей там Гуань Фан И и сказал:

    — Что такое? О чем так задумалась?

    Гуань Фан И повернувшись, кокетливо улыбнулась:

    — Все прошло удачно? Раз так, можем возвращаться?

     

    — Именно. Все прошло отлично. Раз так, пойдем. - сказал Ню Ю Дао, но взглянув на тех учеников, он вдруг спросил:

    — Чего это те двое все смотрят на нас так?

    Гуань Фан И смеясь проговорила:

    — Не нужно удивляться каждому пустяку. Привлекательность свахи все еще в силе, вот и смотрят.

    Ню Ю Дао: Ха- ха, правильно говоришь! Первая красавица в Поднебесной, стоять с тобой тоже большое удовольствие.

    — На вряд ли, но как же я не заметила этот твой интерес ко мне, а? Я ведь уже давала тебе шанс!

    — Все сказанное ранее было ложью. Но рано утром, когда я увидел тебя, принимающей душ, я только убедился в твоей непревзойденной красоте.

     Иди ты!

    — Ха- ха, хорошо. А до этого мы встретили супружескую пару Учения небесной девы Вэн Син Чжао и Ду Юн Сан, да?

    — А что? Ты их знаешь?

    — Я  спросил о них, когда шел на прием. Тот глава очень неприлично смотрел на тебя. Что, он тоже один из старых знакомых?

    — Знакомы или нет, какая разница.

    — Я бы не сказал, что все так просто. Ты ведь видела его реакцию, когда он увидел тебя. До этого твои старые знакомые при виде тебя не так бурно реагировали.

    — Это все тебе не показалось, а? На самом деле нет ничего особенного. Те старые знакомые, которых мы до этого встречали, не спали со мной. А этот спал, да и не раз. Его жена была рядом, потому я и хотела избежать каких-либо подозрений.

    — Аа… Вероятно прежде отношения у вас с ним были необычные. Неудивительно. А если честно, это ведь он дал тебе те самые печати?

    — Ой, я тогда отказывалась и не принимала их, однако он настоял. Не принять их было бы неприлично.

    — Ха-ха!

    Выйдя за пределами двора, они оба взлетели и полетели в сторону своего двора, где остановились. Дорогу показывать им уже не надо было, так как они уже ее сами запомнили.

    Когда они вернулись, Чжоу Тие Цзы как раз расставил тарелки на стол и готовился подавать ужин. Еды в этот раз было намного больше, чем прежде. Стол ломился от яств.

    Ин Эр, которая лишь бросила взгляд на вошедшего Ню Ю Дао, перевела все свое внимание на стол, переполненный едой. Она то и дело облизывалась при виде такого количества еды.

    Ню Ю Дао подошел к столу. Увидев такой стол, он сказал:

    — Ух ты! Братец Чжоу, сегодня еды намного больше обычного, да!

    Чжоу Тие Цзы улыбаясь сказал:

    — Я заметил, что каждый раз вы съедаете все до конца, потому и решил удвоить порции. Я поручил тому доставщику еды, чтобы он сегодня принес вдвое больше еды.

    Ню Ю Дао недоумевая, но все же улыбнувшись посмотрел на облизывающуюся Ин Эр. Съедает тут все до последней крошки никто другой, как эта особа. Скорее всего это из-за нее они получили репутацию обжор.

    Но главное - сколько бы Чжоу Тие Цзы ни удваивал порцию, Ин Эр все равно способна съесть все до конца. А еще странным было то, что сколько бы Ин Эр не съедала, живот ее не увеличивался, будто был безмерным.

    Но одно радовало Ню Ю Дао - Чжоу Тие Цзы принял во внимание то, что было сказано ранее. Это хороший знак. Значит, с ним можно иметь дело.

     

    Чжоу Тие Цзы сказал: Вы ешьте, а я потом приду и уберусь. - и ушел.

    Ню Ю Дао сел за стол и подал остальным знак присоединиться.

    Однако Гуань Фан И не села. Она вдруг сказала:

    — Сегодня, когда я принимала душ, один негодяй нагло ворвался ко мне в комнату и помешал мне. Поэтому я чувствую себя сейчас неважно. У меня нет желания есть. Пойду-ка я лучше продолжу принимать душ. Мою порцию можете отдать Ин Эр.

    Все посмотрели на Ню Ю Дао. Конечно всем было известно, что это за негодяй такой.

    Ню Ю Дао в свою очередь не придал этому абсолютно никакого значения. Даже наоборот, он демонстративно взял свои палочки, как бы показывая, что готов приступить к трапезе.

    Только Ин Эр посмотрела на Гуань Фан И своим обожательским взглядом, что рассмешило Гуань Фан И. Она встала и покинула всех.

    После того, как все плотно покушали, прошло немало времени, но Гуань Фан И так и не было видно. Окна ее были закрыты, а свет в комнате выключен. Было очевидно, что комнату она не покидала. Да и приводила она себя в порядок слишком уж долго. Обычно в такое время она расхаживала туда-сюда без дела. Сегодня же ее поведение было отнюдь необычным.

    Ню Ю Дао было уже хотел встать и пойти проверить, что же с ней случилось, как Юань Ган остановил его:

    — Владыка Дао, я тут кое-что узнал. Пришла весть, что несколько людей, облаченных в одежду людей горы Дачан, недавно заехали в город и остановились в гостевом дворе. Положение их еще стоит выяснить.

    — Хорошо, понял. Поручи Уляньшань, пусть наблюдают за ними. Остальное я сам сделаю.

    — Чао Шэн Хуай тоже снаружи «вывесил флаг».( так называемое выражение «вывесил флаг» - это жаргон. Смысл выражения означал «выехать по делу», «выехать на встречу».)

    Ню Ю Дао решил: Ты иди и поговори с Чжоу Тие Цзы.

    Юань Ган понял поручение и согласился. Владыка Дао видимо хотел лично встретиться с Чао Шэн Хуаем, а Чжоу Тие Цзы не должен был это видеть.

    Спустя некоторое время Ню Ю Дао, сделав вид, что хочет прогуляться вокруг, покинул комнату. Он направился прямо в межгорье, где бил родник. За растущим плющом конечно скрывался Чао Шэн Хуай. Ню Ю Дао услышал тихий голос:

    — Человек, которого ты искал, из горы Дачан уже прибыл. Он остановился неподалеку от вас, в гостевом дворе.

    Это уже было известно Ню Ю Дао, поэтому он сказал:

    — Помоги мне с одним делом.

    — Что еще? Когда закончатся твои дела, а?

    — Не беспокойся, это не повлияет на тебя никоим образом. И к этому делу не нужно прикладывать много сил. Ты просто подыщи мне одного надежного человека, чтобы он выполнял кое-какие небольшие поручения ….. - прошептал он еще тише.

    Дослушав то, что нашептал ему Ню Ю Дао, Чао Шэн Хуай понял, что данное поручение действительно не доставит ему проблем, и согласился. Он продолжил:

    — Чэн Тян Сю сейчас бездействует. Только вот недавно он попросился встретиться с людьми учения Небесного Огня, однако те ему отказали.

    «Учение Небесного Огня? Чэн Тян Сю вдруг понадобилось встретиться с людьми учения Небесного огня?» - Ню Ю Дао внезапно насторожился. Он стал медленно расхаживать вокруг, размышляя и щурясь. Вдруг он будто что-то понял.

    — Еще кое-что. Этот случай с учением Небесной девы. Как говорится, руке не одолеть ногу, а слабому не одолеть сильного. Если поручить тебе это дело, то ты не сможешь с ним справиться. И это может повлиять на наше нынешнее дело. Не стоит пока затевать это.

    Чао Шэн Хуай не говорил про инцидент с Гуань Фан И. Эта новость уже распространилась на всю секту Тысячи зверей, что вызвало много шума. Он не хотел, чтобы дело еще усложнилось.

    Это была самая обычная ссора из-за ревности между женщинами, борьба за одного мужчину. Однако Гуань Фан И рассмешила многих здешних людей и стала главной темой для обсуждений. Тем более в инциденте фигурировала сама жена главы секты Явлений природы. Более того, в секте Тысячи зверей это вызвало столько шума, что они запретили распространять слухи об этом инциденте.

    Что же касается самого Чао Шэн Хуайя, то для него это было еще одним поводом для беспокойства. С тех пор, как он связался с Ню Ю Дао, он не знает ни покоя, ни сна. Если Ню Ю Дао задумает что-то сделать с сектой Явлений природы, то возможно нарвется на проблемы. И тогда Чао Шэн Хуайю придется помогать ему решать эти проблемы. Да только Чао Шэн Хуай не в состоянии бороться с сектой Явлений природы.

    Ню Ю Дао не понял:

    — Секта Явления природы? А что с ней?

    Чао Шэн Хуай удивился:

    — Ты не знаешь, что вашу сваху сегодня побили?

    Сказав это, Чао Шэн Хуай горько пожалел об этом. Этот человек даже не был в курсе этого события, а он взял и сам все рассказал. «Что, не хватает итак проблем себе на голову?»

    Он действительно не ожидал, что Гуань Фан И, получившая пощечины сегодня, не расскажет об этом Ню Ю Дао.

    — Ты имеешь в виду сваху? - Ню Ю Дао не понимал.

    Почти весь день они провели с ней вместе. Какие еще пощечины? Но тут же он вспомнил, как Гуань Фан И не выходила весь вечер к ним. Тут до него конечно дошло, и он спросил у того, что стоял за плющом:

    — Как такое произошло?

    — Ладно, забудь. Скорее всего это я попутал.

    Ню  Ю Дао холодно спросил:

    — Веришь или нет, но я могу сейчас всему миру раскрыть правду о тебе, понял?

    Чао Шэн Хуай испуганно ответил:

    — Да я сам-то не в курсе. Я только слышал, что такое дело было сегодня.

    Ню Ю Дао: А ну говори!

    Чао Шэн Хуай начал:

    — Ох, ничего необычного ведь. Всего-то ваша сваха сегодня получила люлей от жены главы секты Явлений природы. Говорят, пощечины были такие звонкие, что рядом находящиеся ученики их услышали. Но предполагаю, что ничего страшного не произошло. Разве могло что-то произойти?

    Вспомнив весь ход событий сегодняшнего дня, Ню Ю Дао спросил:

    — Это случилось, когда я зашел встретиться с учением Небесной девы, да?

    Чао Шэн Хуай:

    — Я слышал, что именно так. Говорят, это произошло прям в павильоне, что стоит во дворе рядом.

    — Нет, не так. Если бы это было рядом, я бы услышал звуки драки.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 501 – Угрызения совести (1060 лайков)

    Глaва 501 – Угрызения coвести

    Чао Шэн Xуай: А кто бил? Bедь драки как таковой не было. Я слышал, что сваха вовсе не отвечала на удары. Oна спокойно принимала пощечины. Однако ее можно понять, ведь Вэн Cин Чжао нельзя просто так задевать.

    Eсли бы сейчас была не ночь, то можно было заметить, как Ню Ю Дао поменялся в лице. Он хотел узнать, почему Гуань Фан И вот так принимала удары:

    — Почему Вэн Син Чжао ударила ее?

    Чао Шэн Хуай: Я откуда знаю? Говорят, что ничего такого этому не предшествовало. Вэн Син Чжао стояла в павильоне и внезапно дала ей пощечины. Наши ученики удивились. Однако они знали репутацию свахи и слышали, что у нее были довольно бурные отношения с мужчинами. Все сомневаются - не соблазняла ли сваха Ду Ян Сана. Иначе почему Вэн Син Чжао так поступила?

    Ню Ю Дао как услышал это, так сразу разгневался:

    — Что за чушь! Tы где видел, чтобы она соблазняла его? Она не такая! Где доказательства? Чего вы чушь несете?

    Чао Шэн Хуай слышал, что Ню Ю Дао тоже связан со свахой, вот и забеспокоился:

    — Ах, брат Ню не горячись. Не принимай все близко к сердцу. Дело произошло в секте Тысячи зверей, и люди секты Явлений природы не будут распространяться об этом. Если дело распространится, то для секты Тысячи зверей это будет плохой репутацией. Не беспокойся, никто не будет распространяться.

    Ню Ю Дао гневно сказал:

    — Ваша секта вообще куда смотрит? Kто-то у вас здесь беспределом занимается, а вы так просто на это смотрите? Даже гостя не можете защитить? По какому праву тогда вы занимаете место во дворце Таинственности? Разве нужны там такие хозяева?

    Чао Шэн Хуай немного громче приговорил:

    — Брат Ню, наша секта тоже не хотела, чтобы так все произошло. Просто все случилось внезапно. Кто ж знал, что Вэн Син Чжао внезапно будет устраивать такое? Наш ученик хотел расследовать это дело, но сваха отказалась. Она сама сказала, что не нужно ничего предпринимать. Она сама так хотела. Нужно ли секте тогда раздувать эту историю? Мне кажется, что сваха сама понимает ситуацию. Брат Ню, не нужно поднимать шум.

    — Если нет других дел, то убирайся!

    — Ах, ты приревновал, зачем на меня вспылил?

    — Вон!

    — Хорошо. Ты только успокойся. Не вздумай поднимать шум. - за обрывом доносился голос Чао Шэн Хуайя, который удалялся.

    Ню Ю Дао медленно подошел к краю павильона и посмотрел на отражение воды.

    Он погрузился в думы. Через некоторое время он внезапно повернул голову и увидел, как один силуэт подлетел к нему. Это был Цзю Шань.

    Ню Ю Дао испугался. Неужели их раскрыли?

    — Уже поздно, что же ты один здесь делаешь? – Цзю Шань улыбаясь спросил.

    Ню Ю Дао холодным тоном сказал:

    — Моего человека побили, и теперь нельзя мне одному здесь выпустить злость? – тут же нашел он предлог.

    — Ах… - Цзю Шаньь вздохнул. Он ведь по этому делу и прибыл.

    Слухи о свахе дошли и до них. Секта забеспокоилась - не станет ли Ню Ю Дао поднимать шум. Поэтому они прислали Цзю Шаня, чтобы успокоить Ню Ю Дао и узнать, что он собирается делать.

    В этом инциденте, как бы там ни было, но есть ответственность и секты Тысячи зверей. Ведь все произошло у них на территории.

    Более того, Ню Ю Дао был человеком, с которым не так легко сладить. Этот тип убил посла царства Янь и прилюдно чуть ли не убил ученика учения Небесного огня.

    — Братец, как ты думаешь поступить? – Цзю Шаньь попробовал спросить.

    Ню Ю Дао: Все просто. Я много не прошу. Пусть эту мерзавку приведут ко мне, и я отвешу ей две пощечины. Тогда мы сделаем вид, что ничего не было.

    — Хорошо, не вопрос. Только не стоит хватать ее, ведь можно просто позвать. – Цзю Шань сразу же ответил улыбаясь, но тут же спросил:

    — Только придет она, и что? Хватит ли у тебя смелости дать ей пощечины?

    — Ха! – Ню Ю Дао улыбнулся и, указывая на ущелье, сказал:

    — Вот ты позови ее, и посмотришь - посмею я или нет!

    Цзю Шань схватил его руку и немного взволнованно сказал:

    — Братец, не стоит идти на поводу эмоций. Вэн Син Чжао - что за человек? Ее отец -бывший глава секты Явлений природы. Он до сих пор жив и в здравии. И хоть он сейчас не глава, но силы и власти у него по-прежнему достаточно. Нужно ли тебе его задевать? Дашь ты ей пощечины, а потом как ты будешь? Стоит тебе покинуть наши владения, как они тебя сразу найдут. Сколько в итоге ты проживешь?

    Ню Ю Дао: А оставаться в секте Тысячи зверей я разве не могу?

    Цзю Шань выкатил глаза и уже недовольно сказал:

    — Авторитет секты Явлений природы не мал. Во дворце Таинственности у них также есть место. И Дворец Блаженствия, пещера Черного золота и гора Духовных мечей примут это во внимание. Если секта Явлений природы обратится к ним, то как ты думаешь они поступят? Сейчас еще никто не смел бросать вызов этой секте в поднебесной. Думал ли ты о Южной области? Если у тебя не будет Южной области, сможешь ли ты чем-либо обладать? Останется ли у тебя поддержка?

    Он давил на него и в то же время извиняюще сказал:

    — Сваха все же понимает обстановку и уважила нашу секту. Поэтому мы тоже будем хорошо к ней относиться. – он достал из рукава стопку банкнот золотых:

    — Здесь один миллион. Передай ей это от нас в качестве извинения.

    Ню Ю Дао посмотрел на стопку и, протянув руку, вернул ему обратно деньги:

    — Секта Тысячи зверей - действительно богатая секта. Только я - скромный человек и не смогу принять это.

    Цзю Шань убрал деньги за спину:

    — Братец, тебе нужно хорошо подумать. Три первые секты царства Янь все здесь. Секте Явлений природы стоит только сказать за тебя, как ты сразу останешься без авторитета. – он поднял голову и показал в сторону двора.

    Он намекал, что три секты могут разом лишить Ню Ю Дао Южной области.

    «Без Южной области разве ты сможешь находиться здесь? В этом случае наша секта уже не сможет тебя защитить. Как ты тогда будешь противостоять секте Явлений природы?»

    Он пришел сюда и этим уже можно сказать уважил его. Да и если секта Тысячи зверей сможет по тихому решить этот вопрос - это будет хорошо для всех.

    Ню Ю Дао улыбнулся:

    — Старейшина Цзю немного распереживался. Деньги я не смогу взять и также не буду ставить секту Тысячи зверей в трудное положение. Зачем мне лишние проблемы, разве не так?

    — Хорошо! – Цзю Шань довольно кивнул: Раз ты так говоришь, то отлично. Ладно, отдыхай. Я передам твои слова главе и попрошу, чтобы глава постарался пораньше увидеться с тобой.

    — Большое спасибо! – Ню Ю Дао, сложив руки, поблагодарил его.

    А Цзю Шань похлопал его по плечу, развернулся и улетел.

    В главном зале секты Тысячи зверей горели лампы.

    Си Хай Тан стоял перед лампой и, используя нефритовую иглу, ворошил фитиль, отчего огонек фитиля танцевал из стороны в сторону. Тени от огня играли на лице Си Хай Тана.

    Цзю Шань вошел в зал, подошел к нему и доложил:

    — Глава, он не взял денег.

    Си Хай Тан перестал ворошить фитиль:

    — Не знающая смерти вещь. Действительно хочет яйцом разбить камень?

    Цзю Шань: Все не так. Он действительно не принял денег, однако обещал, что не будет мешать нашей секте. Если что и случится, то это не коснется нас. Я также послал людей, чтобы они следили за ним. Только Вэн Син Чжао, она о чем думала? Она вовсе забыла про свое положение? Ударив сваху, она же ударила больше по своему лицу и по репутации Ду Юн Сана. Если люди узнают, то просто будут смеяться. Каково будет Ду Ян Сану на месте главы секты Явлений природы?

    Си Хай Тан сделал шаг, отчего фитиль снова затанцевал от ветра.

    — Неужели эта сваха действительно имела связь с Ду Ян Саном? Почему я не слышал об этом?

    Цзю Шань: Не ясно. Скорее всего, только причастные к этому делу люди знают правду.

    Си Хай Тан хохоча сказал:

    — Тогда сваха была очень высокомерной и мало кто мог ее покорить. В те времена она довольно крепко стояла в царстве Ци. Тогда ей везло больше, чем сейчас. Такое бы с ней там точно не случилось.

    Цзю Шань улыбаясь сказал:

    — Какое везение. Я слышал, что тогда ради нее многие молодые люди готовы были на все. Она могла использовать многих молодых людей, и многие защищали ее. Иначе бы досталась она кому-нибудь, как домашняя дичь.

    — Хм, может и так.

    За бумажным окном можно было смутно разглядеть под лунными лучами нежный силуэт.

    Гуань Фан И в легкой одежде сидела с распущенными волосами перед зеркалом.

    «Дун! Дун! Дун!»

    Раздался хорошо знакомый ей звук стука меча по земле. Она повернула голову к двери.

    Под лучами луны Ню Ю Дао подошел к дому и остановился у крыльца. Он смотрел на окно.

    Теперь он понял, почему она не вышла на ужин, почему постоянно скрывалась внутри комнаты и тем более, почему не хотела говорить о прошлых связях. Он понял, почему она не хотела видеться со старыми знакомыми.

    Это он вынудил ее пойти, и в итоге она сегодня одна испытала такой позор. И никому не сказав, одна теперь прячется внутри дома.

    Он не знал, что она чувствует, но сам он сейчас чувствовал угрызения совести. Если бы он не вынудил ее пойти, сегодня ничего бы не случилось.

    — Снова купаешься?

    — Что, еще не насмотрелся?

    — Тогда я стоял далеко, а бочка была высокой. Тем более ты закрывала все рукой, что я мог увидеть там?

    — Ах, снимаешь с себя ответственность? Разве в столице царства Ци ты не взял меня в жены?

    — Хе-хе, я ничего не говорил. Это ты всем говорила это. Ладно, чего в комнате делаешь, выходи.

    — Встань на колени и моли меня.

    — Ахх, вроде уже взрослая, а ведешь себя как ребенок.

    — Проваливай!

    — Хехе! – Ню Ю Дао в итоге не стал открывать дверь.

    Он взял меч, улыбнулся и развернувшись ушел. Однако когда он повернулся, улыбки на его лице уже не было.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    Глава 502 - Злой рок

    Глaва 502 – Злoй рок

    Услышав удаляющийся стук мeча, Гуань Фан И облегченно вздоxнула. Oна боялась, что Ню Ю Дао зайдет и увидит ее в таком состоянии. Eе глаза постепенно увлажнились, она наклонилась и прилегла на комод. Закрыв лицо руками, она тихо заплакала…

    Снаружи Ню Ю Дао махнул рукой, после чего вышел дядя Чэн и вместе с ним ушел. 

    Когда два человека проходили через двор, на крыше дома стоял один силуэт, который наблюдал за ними. Это стоял Юань Ган, он уже все знал. 

    Pанее, когда Ню Ю Дао вернулся, он достал с полки меч и долго смотрел на клинок. 

    Юань Ган заметил странность и спросил его, что случилось, вот Ню Ю Дао и рассказал ему все. 

    Когда они вышли из двора, Ню Ю Дао, опираясь на меч, встал у края горы напротив ветра. 

    Следующий за ним дядя Чэн спросил: Что случилось?

    Ню Ю Дао: Когда ты последовал за свахой, Сю Лао Лю еще не было?

    — Верно. Сю Лао Лю потом пришел. – ответил дядя Чэн. 

    Он не знал почему Ню Ю Дао спрашивал об этом. Неужели он хочет узнать, кто стоит за дядей Чэном?

    — Значит, можно сказать, что среди людей свахи ты больше всех знаешь о ней. 

    — Вряд ли. Tы что-то хочешь узнать?

    Ню Ю Дао: Сегодня, когда сваха выходила со мной, ее побили. 

    Дядя Чэн внезапно посмотрел в сторону двора и в итоге понял, почему Гуань Фан И сегодня вела себя странно. Он серьезно спросил: 

    — Кто?

    Ню Ю Дао только ответил: Вэн Син Чжао!

    Дядя Чэн удивился, и свирепое выражение у него немного сошло с лица: 

    — Жена Ду Ян Сана?

    — Верно. Сегодня когда мы посещали главу учения Небесной девы, мы столкнулись с супругами…- Ню Ю Дао рассказал, что произошло. 

    Дядя Чэн вздыхал: Она же знала, что все произошло случайно. Эта женщина перешла черту. 

    — Похоже, ты знаешь что между ними было. Рассказывай. Если мы хотим свести счеты, то нужно знать источники этого конфликта. 

    — Думаю, что в этом нет необходимости. Сваха не захочет. Вэн Син Чжао уже предупреждала ее, чтобы сваха больше не виделась с Ду Ян Саном. 

    Ню Ю Дао удивленно посмотрел на него: Неужели сваха соблазнила женатого мужчину?

    — Нееет. Сваха не такая. Mожет сейчас она и может себе такое позволить, но в те времена нет. Ду Юн Сан приходил к ней более 20 лет назад. Тогда Ду Юн Сан еще не был женат. Стоит отметить, что в те времена он был видным, выдающимся, умным и образованным человеком. И внешне он был хорош собой. Цинь, шахматы и стихи давались ему легко. И это не преувеличение. 

         Когда они в первый раз увиделись, он привлек внимание свахи. Ду Юн Сан был молчалив и несколько раз приходил с друзьями. Тогда сваха сама ему намекнула и сказала, что вечером у нее не горят лампы и темно. Ду Юн Сан понял ее намек и тем же вечером пришел с лампой. Оказалось, что у обоих с первого взгляда разыгрались взаимные чувства. 

         После этого сваха стала вести себя тихо. Она думала, что секта не будет рада им. Тем более у нее была сомнительная репутация. Да только Ду Юн Сан не хотел отпускать ее. Он сказал, что готов рискнуть своим будущим, лишь бы остаться с ней. В итоге сваха остановила его и сказала, что он не сможет это доложить учителям. Но Ду Юн Сан сказал, что доложит учителям и объявит, что жениться на ней. И если они не согласятся, он даже не пожалеет бросить секту!

         Сваха была растрогана и уже готовилась выйти за него замуж. И когда Ду Юн Сан должен был прийти к ней, пришла Вэн Син Чжао. Она была дочкой прежнего главы и условилась со свахой поговорить за городом. Тогда сваха тайно отправила нас в то место, чтобы мы были рядом на всякий случай. В итоге в тот раз Вэн Син Чжао чуть ли не убила сваху. К счастью, один из поклонников свахи тогда проезжал мимо и спас ее. Сваха тогда была на последнем дыхании, и ее мигом вернули в парк Фуфан. 

         Когда сваха поправилась, Ду Юн Сан тоже пришел. Только в этот раз он был совсем другим. Он сказал, что теперь они - посторонние люди, и просил сваху молчать об их связях. А чуть позже от секты Явлений природы пришли новости, что Вэн Син Чжао с Ду Юн Саном поженились. А еще позже снова пришла Вэн Син Чжао. Она лично посетила парк Фуфан и предупредила сваху, что она - жена Ду Юн Сана, и теперь свахе лучше не видеться с Ду Юн Саном. Иначе она не простит ее. Тогда сваха в гневе тоже сказала, что не будет с ним встречаться и будет стараться избегать его!

        После того случая сваха вовсе сгоряча взобралась на башню и бросала пестрый мяч. (бросить мяч с пёстрой вышивкой, обр. выбрать себе мужа (обычай XII―XIV вв.: если 18-летняя девушка не была просватана, для неё на людной улице воздвигалась вышка, откуда она бросала вышитый мяч в проходивших мужчин. Тот, в кого попадал мяч, становился её мужем)) 

    Людей тогда собралось много, и даже был человек, который готов был принять этот мяч. Да только сваха не хотела так шутить над собой и не согласилась выходить за того человека. В итоге она заплатила тому человеку деньгами. 

         По прошествии нескольких лет с секты Явлений природы пришли новости, что глава секты Вэн Xуа добровольно покидает пост главы и передает его Ду Юн Сану. Раньше мы сомневались - может Ду Юн Сан поддался давлению, поэтому отказался от свахи? Но потом поняли. Если сравнить пост главы секты Явлений природы со свахой, кто в поднебесной сможет выстоять перед таким соблазном и выбрать сваху?

    Ню Ю Дао усмехнулся и с презрением сказал:

    — Понял. Выбрал дочку главы и место главы. Неплохо действительно. 

    Дядя Чэн вздыхая сказал: 

    — Все примерно так и было. Сваха не должна была снова увидеть Ду Юн Сана. Не думал, что в этот раз она натолкнется на него. 

    Хоть она и столкнулась с ним, но терпеливо приняла эти две пощечины. Она верна своему слову и приняла наказание, как должное. О каком мщении может идти речь?

    Ню Ю Дао спросил: Даже если у нее такой твердый дух и что? Теперь можно все терпеть? И так у нее наладится репутация?

    Дядя Чэн: А ты что думаешь? Не говоря уже о том, что мы просто не выстоим перед сектой Явлений природы. Если мы столкнемся с ними, то просто пойдем на верную смерть. Тем более сваха сама все понимает и не хочет, чтобы другие узнали о ее связи с Ду Юн Саном. И некоторые вещи она не будет говорить в лицо Вэн Син Чжао из-за своего твердого духа. 

    Сказав это, он вздыхая добавил:

    —  Владыка Дао, ты похоже еще не понял сваху. Есть вещи, на которые она не обращает внимания. Но есть вещи, на которые она будет обращать внимание. И слово свое она держит. 

    Ню Ю Дао медленно проговорил: Не нужно, чтобы сваха знала о том, что мы в курсе всего этого. 

    Дядя Чэн: Я и так знаю. 

    Ню Ю Дао: Ты иди отдыхай. О том, как разобраться, я  сам подумаю. 

    Дядя Чэн: Ты только не поднимай шуму. Секта Явлений природы не по

    зубам нам. 

    — Я сам знаю, как поступать. Я только удивляюсь, как с характером Вэн Син Чжао сваха до сих пор оставалась живой?

    ….

    Под лучами луны, опершись на перила павильона, стоял Ду Юн Сан. Его взгляд был туманным. Он погрузился в воспоминания. Все сейчас четко отображалось в его голове. Как он уходил от свахи к себе в секту. Как он предстал перед учителем. Тогда учитель пришел в ярость. Ведь как люди будут смотреть на секту Явлений природы, если узнают, что его ученик имеет отношение к свахе. Тем более самый важный его ученик. 

    Ду Юн Сан хорошо помнил, как учитель в ярости крикнул ему: Чушь! - а потом  жестко ударил его в грудь, отчего Ду Юн Сан отлетел и плевался кровью. 

    Тогда он жалобно молил учителя. Только учитель подошел, свысока посмотрел на него и сказал: 

    — Ты знаешь, что ты значишь для меня? Сколько крови, сил и терпения я потратил на тебя. Как долго я вскармливал тебя. Ты мне как родной сын. Неужели ты не понимаешь, что место главы я готовил для тебя. Разве можно отдавать место главы ученику, который имел связи с такой женщиной? Как я скажу об этом остальным? Как я доложу это всем ученикам в секте? Да если узнают другие о том, что ты был в связи с ней, то вся поднебесная будет смеяться над нами. Думаешь, место главы можно передавать человеку, который был с такой женщиной? Не смей больше говорить мне об этом!

    С разбитой головой он говорил учителю, что ему не нужно место главы, и что он готов покинуть секту. 

    Развернувшись Ду Юн Сан стал уползать. 

    Да только его учитель холодно усмехнувшись сказал холодным тоном: 

    — Дурак! Думаешь, что секта Явлений природы – место, куда ты можешь приходить и спокойно уходить? 

    Действительно тогда Ду Юн Сана не отпустили, а бросили в тюрьму под домашний арест. 

    Так он там и оставался. 

    В одно время за решеткой появилась бабочка малой луны, которая осветила лицо учителя. Ду Юн Сан все также моля смотрел на него, а учитель сказал:

    — Ты хочешь, чтобы она умерла или жила?

    Ду Юн Сан удивился и понял, что ничего не может сделать. 

    Потом его выпустили и он пришел в парк Фуфан. Тогда он навсегда запомнил то милое улыбающееся и заплаканное лицо. 

    Вэн Син Чжао в то время стояла за павильоном и следила за ним. Она знала, что этот ученик никогда не разочаровывал отца, и ее отец обращался к нему, как к сыну. Она давно уже смотрела на Ду Юн Сана, как на мужа, и решила выйти за него. Она была рада ему. Да вот появилась другая женщина, которая вызвала гнев отца. Из-за чего отец впервые так огорчился. И почему любимый стал таким в последнее время. Тогда ей стало интересно, кто мог так ввести в заблуждение такого выдающегося гения. И когда она увидела Гуань Фан И, то удивилась. Как в Поднебесной может жить настолько красивая девушка? Гуань Фан И была настолько красива, что она сразу же возненавидела ее. А после чуть ли не убила ее. 

    В итоге любимый послушался отца и взял ее в жены. Да только у них был уговор, что секта не будет трогать Гуань Фан И. Вот так они и жили хорошо, как муж и жена все эти годы. Только Вэн Син Чжао всегда терзали сомнения, что их семья и отношения были построены из-за договора Ду Юн Сана с отцом. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 503 - Я уж с ними поиграю.

    Глава 503 - Я уж c ними пoиграю.

     

    — O чeм думаешь? - спросила Bэн Син Чжао, подойдя к своему мужу Ду Юн Сану.

    Hикак не шелохнувшись, Ду Юн Сан ответил ей:

    — Врата в мир Иллюзорной бабочки никак не закроются. По словам предшественников царства У, Святая Ракшаса Ли Гэ все еще в мире Иллюзорной бабочки. И возможно она могла впасть в спячку в коконе в нестареющем состоянии. Eсли это правда, то мир Иллюзорной бабочки не закроется. Следовательно, если проснется Святая Ракшаса, то в мире появится еще один мастер уровня Юань Ин. Тогда Поднебесную ждут очень большие перемены.

    Вэн Син Чжао: Ты на самом деле озабочен этим? Не думаешь ли ты сейчас о той женщине, а?

    Ду Юн Сан: Тебе нравится постоянно копаться в прошлом, да?

    Вэн Син Чжао немного наклонилась и посмотрела на свои руки, которыми недавно отлепила пощечины свахе. Она хотела было рассказать ему об этом. Ей было интересно, как же он отреагирует. Однако промолчала.

    Супружеская пара так и стояла молча, глядя в одну сторону.

    Kогда они находились вместе, каждый был будто сам по себе, и подобное молчание у них - явление нередкое. Часто бывало такое, что обоим просто нечего было друг другу сказать. Так было раньше, и скорее всего так будет всегда…

     

    …..

    Луна освещала весь двор своим сиянием. Чэн Тян Сю бродил по двору туда-сюда. Поникший он вдруг тяжело вздохнул. Ему, в принципе, уже были ясны намерения Ню Ю Дао. Тот хотел с новыми силами и мощью появиться в Южной области и объявить им второй раунд. Мало того, что Лун Сю отказал во встрече Чэн Тян Сю и встретился с Ню Ю Дао, так еще и этот же глава дворца Блаженствия вел долгий разговор с Ню Ю Дао. О чем же они могли говорить так долго? Чем больше об этом думал Чэн Тян Сю, тем больше это его беспокоило. Он переживал, как бы этот Ню Ю Дао не перетянул на свою сторону Лун Сю и не подчинил бы себе секту Небесного нефрита.

    Планы секты Небесного нефрита состояли из двух шагов. Чэн Тян Сю прибыл сюда, чтобы выполнить как раз первую часть их плана. Этот шаг состоял в том, чтобы нанять убийцу, и он спешил сюда, чтобы сделать это как можно скорее. A еще он прибыл сюда так спешно для того, чтобы прощупать почву и подготовить все условия для второго шага. В конце концов ему было известно только то, что Ню Ю Дао здесь, а на остальное ему уже было все равно.

    Второй шаг этого плана должен осуществиться с помощью одного из двух высочайших мастеров секты Небесного нефрита. Если у них не получится расправиться с Ню Ю Дао с помощью чужих рук, то тут на помощь придут первоклассные мастера секты Небесного нефрита. Тогда они предпримут силовой прием, дабы совершить убийство. Им остается только тайно убить, но сделать это надо будет бесшумно. Им надо технично стереть Ню Ю Дао с лица земли и при этом действовать осторожно.

    А если уж действовать, то обязательно нужно довести это дело до конца. То есть нужно истребить всех, кто находится рядом с Ню Ю Дао, беспощадно всех до одного. Любого, кто мог бы доставить эту информацию до Южной области. Если эта новость дойдет до всех остальных, то для царства Янь из Южной области представится возможность начать восстание. Поэтому у секты Небесного нефрита нет права на ошибку в этом деле, и дело это не из самых легких.

    Однако очень непонятно кто же на самом деле на стороне Ню Ю Дао. Ведь может быть такое, что кто- то тайно ему прислуживает. Это было очень рисковое дело. Это убийство влекло за собой большую угрозу.

    Чэн Тян Сю прибыл сюда выполнить первый шаг своего плана. Однако прибыв сюда, он понял, что не только невозможно убить Ню Ю Дао в секте Тысячи зверей, а наоборот Ню Ю Дао преуспевал и опережал его на шаг. И как ему безучастно наблюдать за этим?

    Поэтому он хотел связаться с учением Небесного огня, чтобы настроить их против Ню Ю Дао. Однако учение Небесного огня очень лениво отреагировали на эту встречу. И Чэн Тян Сю сидел в ожидании их ответа. Он отправил одного из учеников узнать их решение.

    На сей раз он распустил почти всех сопровождавших его учеников и поручил  одному нижестоящему ученику придумать способ связаться с людьми секты Тысячи зверей. Это был ученик низшего слоя, ему было поручено разузнать подробно о действиях Ню Ю Дао в секте Тысячи зверей.

    Цзю Шань итак проявил к нему гуманность и был справедлив в своем решении не помогать ему снова. Тем более он - ученик секты Тысячи зверей, и Чэн Тян Сю не в состоянии повлиять на него. Ему оставалось только просить о помощи одного из местных учеников.

    ………..

    Ню Ю Дао в это время прогуливался под освещавшей весь двор своим серебряным светом луной. Он задумчиво бродил в полном одиночестве.

    Юань Фан, дядя Чэн и Сю Лао Лю были не из тех, с кем бы он мог поговорить по-дружески. А Гуань Фан И все еще не выходила из своей комнаты.

    В конце концов к нему вышел Юань Ган. Он подошел и встал рядом с ним, сказав:

    — Сегодня владыка Дао чем-то обеспокоен.

    Ню Ю Дао, глядя на луну, ответил: Чэн Тян Сю прибыл.

    Юань Ган: Он посмеет что-то провернуть в секте Тысячи зверей?

    Ню Ю Дао: Боюсь, что секта Небесного нефрита попытается убить меня.

    Из-за секты Высшей чистоты он был раскрыт в городе Вансян. Поэтому Ню Ю Дао беспокоился, не подтвердить ли местонахождение Ню Ю Дао приехал Чэн Тян Сю?

    Юань Ган: Думаешь, они не боятся вызвать этим восстание людей Южной области?

    Ню Ю Дао: Открыто действовать они не осмелятся, а проворачивать свои дела скорее всего будут только скрытно. Легко увернуться от ожидаемого удара, а вот от внезапного удара увернуться очень сложно. Главное тут то, что это будет в самом крайнем случае. Ведь я сам не хочу восстания в Южной области. Если в конце концов они сорвут маски с лица, то жизнь Шан Чао Цзуна перейдет в руки секты Небесного нефрита.

    Юань Ган: А если сюда вмешается еще и Шао Пин Бо, станет ли он предпринимать что- то? Им должно быть достаточно общего врага, чтобы воссоединиться.

    — Кроме этого, они еще и все хотят убить меня. Шао Пин Бо не станет беспокоиться - произойдет ли восстание или нет. Если секта Небесного нефрита убьет меня - он прекратит свое вмешательство. А если не смогут убить, то станут провоцировать Южную область и настраивать против меня. Они сделают так, что мое управление Южной областью станет невозможным. Только стоит секте Небесного нефрита протянуть им руку, как они разорвут все отношения со мной и со всех сторон начнут способствовать его цели.

    Он продолжил:

    — Посредством возможности избавиться от общего врага. Таким образом он еще завоюет доверие секты Небесного нефрита. Надо только лишь, чтобы я потерпел неудачу в Южной области, а секта Небесного нефрита не сдастся. Тогда эта тварь Шао Пин Бо точно приберет к рукам Южную область. С помощью секты Небесного нефрита ему не придется нести никаких затрат и энергии. Всего лишь надо заниматься подстрекательством, а там уже и дождаться, когда я не буду в состоянии со всем справиться.

    Юань Ган: Тогда не стоит ли нам попробовать все объяснить секте Небесного нефрита? В конфликте двух сторон выгода достанется третьему. Как так-то?

    Ню Ю Дао: Разве от этого будет польза? Разве секта Небесного нефрита поверит мне? Это только принесет пользу Шао Пин Бо, который смог разглядеть неопытность. Он считает, что он выше всех, что он выше культиваторов. Только боюсь, секта Небесного нефрита не будет придавать ему значения и не будут видеть с его стороны опасность. Ведь Шао Пин Бо далеко в Северной области.

     Юань Ган: Если ты в этот раз воспользуешься горой Дачан, а он воспользуется сектой Небесного нефрита, то вы снова столкнётесь друг с другом.

    Ню Ю Дао: Все зависит от того, кто возьмет вверх. Если я в этот раз не опережу его и не уничтожу, то и он не даст мне оправиться.

    Юань Ган: Владыка Дао, твое слабое место - это Южная область. Для тебя лучше, чтобы они не поднимали восстание. А вот его слабая сторона в том, что он - не человек мира культивирования. И в этом он уступает тебе. В конце концов, в Поднебесной есть свои ограничения на культиваторов.

    Ню Ю Дао: Да- да, ты прав. Это, если честно, его самая большая слабость. - посмеялся он, повернулся и сделал два шага. Глядя на падающий лунный свет в комнату Гуань Фан И, он спросил:

    — Она все еще в комнате?

    Юань Ган кивнул и снова спросил:

    — Те печати, что были у нее. Они от Ду Юн Сана, как думаешь?

    Ню Ю Дао немного замешкался:

    — Я тоже также подумал сначала, да и она сама отшучиваясь, как будто признала это. Но после случившегося, мне кажется, что это не так. Ты посмотри, как она приняла те пощечины. Как она твердо держится своего слова. Я с трудом поверю, что она еще будет использовать вещи Ду Юн Сана.

    Подумав немного, Юань Гану вдруг показалось это странным:

    — Сейчас все наши проблемы будто разом перемешались. Ты же не собираешься идти к Вэн Син Чжао, да?

    Ню Ю Дао: Это дело вызывает у меня столько подозрений. Вэн Син Чжао, не смотря на свой статус, поступила таким образом. Ее гнев на сваху очевиден и неприкрыт. Так почему сваха тогда все еще жива?

    Ню Ю Дао, заложив руки назад, важно сказал Юань Гану:

    — Разве эта Вэн Син Чжао похожа на человека, кто отпускает тех, что стоит на ее пути? Судя по ранее произошедшему, сваха – единственная выжившая из тех, кто мешал Вэн Син Чжао.

     Юань Ган: Тогда Ду Юн Сан охраняет сваху?

    Ню Ю Дао: Мы так мало знаем. Ко всему прочему, он еще и глава секты Явлений природы, так сразу не поймешь. - сказал он. Вдруг он нащупал свой меч и обеими ладонями потрогал рукоятку меча. Вдруг посмотрев на луну, как бы разговаривая сам с собой, сказал:

    — С одной стороны этот Чао Цзин, с другой стороны Шао Пин Бо пытается устроить шумиху, секта Небесного нефрита еще думает убить меня. И ко всему этому еще и сваха с ее пощечинами. Я смотрю, нам скучать не приходится. А беда не приходит одна. Все смешалось. Но ничего. Мы тоже не будем сидеть на месте. Как говорится: пришла вода - засыпай песком. Свободному коню и ветер хорош, и дождь по душе! Раз уж удалось нам перевести ногу в секте Тысячи зверей, в этот раз я уж с ними поиграю. Я возьму командование лично на себя! С самого начала все решу!

    Юань Ган на мгновение смутился, он как будто уже видел ранее гнев и достоинство владыки Дао. Но все же еще сомневался:

    — С самого начала все решишь?

    Ню Ю Дао посмотрел на него и холодно сказал:

    — Да, именно. Я не смею, конечно, задевать секту Явлений природы. Однако этот инцидент со свахой не дает мне покоя. Это я заставил ее пойти со мной и нанести визит в тот самый раз. Если бы я ее не заставил, то она не была бы опозорена вот так. Тем не менее, она не проронила ни слова. Я обязательно сделаю так, чтобы эти пощечины сваха собственноручно вернула Вэн Син Чжао. А пока, я тоже не в состоянии что-либо сделать.  Но я не могу смотреть на то, как сваха прикидывается, что все хорошо. А ведь она опозорена на всю секту Тысячи зверей! Я обязан нащупать и узнать, что там было у Ду Юн Сана со свахой. И этот Чэн Тян Сю, по всей видимости, ищет для меня проблем. Что ж, так и быть. Сначала завтра закончим дело с горой Дачан, а потом по возвращению займемся этими.

    …………

    Постоялый двор "Судьба". Два ученика горы Дачан шли сзади … и спустились. У лестницы их встретил один ученик горы Дачан и показал им дорогу. Все трое зашли в одну комнату.

    В комнате стоял накрытый стол, переполненный различными мясными блюдами. Все, кто посещал это место, обязательно должны были попробовать местную кухню.

    После того, как Xуан Тун сел за стол, он подал знак остальным, и они тоже присели.

    Он сказал: Как закончите, не бездельничайте. Все до одного идите по делам.

    Все ответили: Так точно!

    После этого все приступили к еде, как вдруг снаружи донеслись звуки шагов нескольких людей. Те люди прошли в соседнюю комнату и, взял стулья, присели. Тут послышался и их разговор.

    — Та женщина, что рядом, это сваха из столицы царства Ци?

    — Именно! Я слышал, это женщина необычайной красоты, первая красавица в Поднебесной.

    — Ох, а зачем жена главы Ду хорошенько влепила ей пощечины? Не уж то между главой Ду с этой свахой есть что- то…

    — Тише, не говори чепуху.

    — Братец, я слышал, что этот Ню Ю Дао нанес визит дворцу Блаженствия, Пещере Черного золота, Горе Духовных мечей, Долине Рек, Непревзойденному дворцу и Учению небесной девы – он посетил все шесть сект. Судя по этому, статус у него хороший, да!»

    — Какой еще статус! Говорят, его вынудил Шао Пин Бо из Северной области!

     

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 504 - Хочешь -делай, не хочешь - все равно делай.

    Глaва 504 – Хочешь - делай, не хочешь - все pавно делай.

    Услышав про *Бэйчжоу и Шао Пин Бо* Хуан Тун сразу же перестал жевать и навострил уши. Oн внимательно слушал разговор вновь прибывших гостей. 

    Остальные несколько человек тоже стали переглядываться между собой и перестали двигаться. Bсе внимательно слушали разговор рядом. 

    — Вынудил? Тот Ню Ю Дао разве не с Южной области. Южная область далеко находится от Бэйчжоу?

    — Всего я точно не знаю. Знаю только, что учителя отправили человека, чтобы они помогли ему посетить 6 могущественных сект. И когда мои дяди разговаривали, я услышал, что здесь появилась секта Высшей чистоты. Они упоминали их. Затем упомянули, что Шао Пин Бо уже отправлял людей убить Ню Ю Дао, да только Ню Ю Дао уже ликвидировал опасность. A Шао Пин Бо не только отправил людей убить Ню Ю Дао, но и еще связался с сектой Небесного нефрита из Южной области. Он хочет смерти Ню Ю Дао и сподвигнул секту Небесного нефрита, чтобы они отправили старейшину в секту Тысячи зверей. Тот Шао Пин Бо похоже разгневал Ню Ю Дао, и теперь Ню Ю Дао собирается ответить. 

    — Kак ответить?

    — Не знаю. Так или иначе, это не связано с нами…

    Через стенку их разговор слышали люди горы Дачан. Ученики посмотрели на Хуан Туна. 

    Хуан Тун помолчал и подал знак, чтобы ученики проследили за теми людьми. 

    Они - люди Бэйчжоу, и как только они появились в постоялом дворе, сразу же услышали про Бэйчжоу. Не слишком ли много совпадений?

    Когда их соседи вышли со двора, ученики горы Дачан начали действовать…

    Cнаружи напротив постоялого двора за окном стоял Чао Шэн Хуай и скрытно наблюдал за всем происходящим. Он следил за выходом постоялого двора. 

    Увидев, как несколько человек секты Тысячи зверей вышли из постоялого двора, Чао Шэн Хуай сразу же привстал и еще больше приоткрыл занавески окна. 

    Очень скоро вышел из постоялого двора ученик горы Дачан. Очевидно для того, чтобы проследить за несколькими учениками. 

    Это означало, что гора Дачан клюнула на наживку, отчего Чао Шэн Хуай облегченно вздохнул. Он протянул руку, закрыл занавеску и развернувшись ушел. Спустившись вниз, он через заднюю дверь незаметно ушел. Eму нельзя было оставаться здесь. Его задача уже выполнена. Все было просто. Он ничем не рисковал, иначе бы он не согласился на это так легко для Ню Ю Дао…

    В комнате, где обедали ученики горы Дачан, сидели три человека. Только продолжать трапезу у них уже не было аппетита. Хуан Тун сидел, опершись на стул, и молчал.

    Очень скоро один ученик подошел и прошептал: 

    — Дядя наставник, судя по одежде, это были ученики секты Тысячи зверей. Mы спрашивали у хозяина, и он тоже признал, что это были ученики секты Тысячи зверей. Он опознал их. 

    Хуан Тун медленно сказал: Вряд ли кто-то их послал. Установили слежку за ними?

    Ученик ответил: Брат-соученик следит за ними. 

    Хуан Тун: Ты тоже проследи. Если что случится, мы должны среагировать. 

    — Слушаюсь! – ученик кивнул и ушел.   

    Хуан Тун встал и не поев вышел из комнаты. Он вернулся в свою комнату и стал ходить туда-сюда, пребывая в раздумьях. 

    Недавно в город Вансян прибыло много людей, намного больше чем на выставку зверей. Кого здесь только не было! Теперь здесь было очень шумно, и все прибыли сюда из-за того, что Иллюзорный мир не закрылся. Он - Хуан Тун тоже получил приказ учителей прибыть сюда. 

    Только кто ж знал, что не успеет он еще узнать что-либо, как уже услышит вести о Шао Пин Бо и Ню Ю Дао. 

    Правда или нет - он должен узнать это. Не западня ли это? Почему все так совпало?

    Поэтому он должен хорошо все проверить. Если это действительно ученики секты Тысячи зверей, то вероятность западни отпадает. Вряд ли секта Тысячи зверей будет вмешиваться в эти дела. Тем более Ню Ю Дао не обладает такой силой, чтобы управлять сектой Тысячи зверей. 

    Дворец Блаженствия, пещера Черного золота, гора Духовных мечей царства Янь, Долина рек, Непревзойденный дворец, учение Небесной девы царства Хань. Бэйчжоу как раз находится между двумя царствами, и Ню Ю Дао связался с обоими силами. Что он задумал?

    Он конечно знал, что было между Шао Пин Бо и Ню Ю Дао. Гора Дачан уже велела Шао Пин Бо оставить Ню Ю Дао в покое. Но Шао Пин Бо, оказывается, решил тайно атаковать Ню Ю Дао? Послал человека, да еще связался с сектой Небесного нефрита?

    Если это так, то он поставил Ню Ю Дао в сложное положение. И если Ню Ю Дао не будет отвечать, то это действительно будет странным…

    Через полчаса два ученика вернулись. 

    Не дожидаясь, пока ученики доложат, Хуан Тун быстро спросил: 

    — Опознали? Это ученики секты Тысячи зверей?

    Два ученика сначала сложили руки, и только потом один из них ответил: 

    — Дядя, опознали. Это ученики секты Тысячи зверей. Мы лично видели, как они входили в секту, а охрана здоровалась с ними. 

    Хуан Тун сомневаясь сказал: Может кто-нибудь выдал себя за них?

    Другой ученик ответил: 

    — Дядя, вы подумайте. Вход в горы секты Тысячи зверей охраняют ученики секты. Посторонние разве могут принять себя за учеников секты и войти туда?

    Хуан Тун тоже об этом подумал. Секта - есть секта. Даже если ты нарядишься, как ученик секты, то все равно не сможешь пройти, не вызывая сомнений. 

    — Похоже, это действительно ученики секты Тысячи зверей… - Хуан Тун тихо проговорил и серьезно сказал: Быстро отправьте письмо учителям. Доложите им все!

     

    В горных лесах 4 ученика секты Тысячи зверей ожидали кого-то. 

    — Брат пришел. – один стоящий на карауле ученик сказал, и сидящие люди сразу же встали. 

    Один силуэт приземлился около них. Это был Чао Шэн Хуай. 

    Чао Шэн Хуай сразу же спросил: Все прошло успешно?

    — Все успешно. – несколько учеников ответили. 

    Чао Шэн Хуай: Вы там ничего не добавляли от себя? 

    Один ответил: Брат, не беспокойся. Вы несколько раз объяснили нам как поступать, вот мы и строго следовали вашим указаниям. 

    Чао Шэн Хуай кивнул: Тогда хорошо. 

    Один человек спросил: Брат, разве можно нам совершать такие вещи? 

    — Не стоит спрашивать того, чего не стоит. – Чао Шэн Хуай холодным взором посмотрел на них:

    — Ты боишься? Даже если что-то произойдет, виновным буду только я. Pазве я буду подставлять вас?

    — Верно, ты что говоришь? – другие сразу же стали ругать того ученика. 

    Чао Шэн Хуай махнул рукой, намекая, чтобы они перестали ругаться. 

    — Я говорю понятно. На самом деле все должны понимать некоторые вещи инстинктивно. Неважно где. Если будет много людей, то у каждой группы из-за разных вглядов и мнений будут малые группировки. Это касается и нашей секты Тысячи зверей. Если господа хотят следовать за мной, то сегодня нужно решить. Кто не хочет плыть со мной в одной лодке, могут уйти. Насильно я никого не заставляю. 

    — Верно. 

    — Брат говорит разумно. 

    Все стали поддакивать ему. Все они хотели плыть с Чао Шэн Хуайем вместе. 

    Чао Шэн Хуай имел место в секте, и он их нашел не без причины. Ведь у этих учеников были ограниченные ресурсы для культивирования, и обычно им не подворачивался шанс проявить себя. А тут, под давлением Ню Ю Дао, Чао Шэн Хуай нашел их. Он тоже долго отбирал этих людей. Ведь внук Чао Цзина будет обладать весом в секте, но и использовать людей Чао Цзина будет опасно для дела. 

    Услышав их, Чао Шэн Хуай достал 4 банкноты по 10 тысяч золотых и раздал каждому. 

    У четырех учеников при виде банкнот заблестели глаза. Только они пока не решались принимать деньги и возвращали их обратно. 

    — Не говорите чушь. Все берите. Я не могу обижать своих людей. – Чао Шэн Хуай насильно вернул им обратно деньги. 

    После чего четыре человека радостно приняли деньги и про себя отметили, что внук Чао Цзина оказывается настолько богатый. 

    Обычно еду и ресурсы для культивирования они получали от секты. А месячное жалование секта им выдает только по несколько золотых, ведь они были простыми учениками. А такие ученики получают немного денег. 

    Конечно они не знали, что эти деньги Ню Ю Дао дал Чао Шэн Хуайю. 

    — Скажу сразу. Не нужно думать, что мы стали людьми одного пути. Если вступите на мою лодку, то обратного пути не будет. Хорошо подумайте. Если сомневаетесь, то лучше возьмите деньги и можете уходить. – Чао Шэн Хуай внимательно посмотрел на всех. 

    — Я буду слушаться брата. 

    — Я тоже последую за братом. 

    — Если что нужно сделать, брат, только скажи. 

    Несколько человек радостно ответили Чао Шэн Хуаю. 

    Все знали, чей он внук, и такой шанс заработать деньги давался редко. Они не хотели упустить этот шанс…

    Решив все дела с учениками, Чао Шэн Хуай сразу же направился к тайному месту для встречи с Ню Ю Дао. Он собирался доложить ему обо всем. 

    Все в том же горном ущелье, у горного ручья за спадающими лозами Чао Шэн Хуай ждал Ню Ю Дао. И когда Ню Ю Дао пришел, Чао Шэн Хуай сказал:

    — Дело с горой Дачан уже решено. 

    Расхаживающий с заложенными руками за спиной Ню Ю Дао уже знал об этом. Он не мог в таком важном деле полагаться только на Чао Шэн Хуайя. Ученики секты Уляньшань уже следили за ними и доложили об исходе дела. 

    — Благодарю брата Чао.  – Ню Ю Дао поблагодарил его и добавил:

    — Скажи мне. Чэн Тян Сю знает о том, что Вэн Син Чжао ударила сваху?

    Чао Шэн Хуай сомневаясь ответил: 

    — Это вряд ли. Учителя строго велели молчать об этом и не распускать слухи. Иначе молву потом будет сложно прекратить. 

    Ню Ю Дао: Хорошо! Если он не знает. Подумай, как сделать так, чтобы он узнал. И чем быстрее, тем лучше. 

    Чао Шэн Хуай испугался и гневно ответил: 

    — Ты с ума сошел? Учителя строго приказали, а ты хочешь, чтобы я нарушил их приказ?

    Ню Ю Дао холодным тоном ответил:

    — Меньше ерунды болтай! Ты хочешь делать - делай, не хочешь - все равно делай. Как сделаешь - меня не касается, это твои заботы. Чэн Тян Сю пришел, чтобы убить меня. Что будет, если я не смогу спокойно покинуть секту Тысячи зверей? У меня не будет выбора. Для тебя же лучше все организовать. 

    Чао Шэн Хуай гневно сказал:

    — У тебя не будет выбора? Это у меня похоже нет выбора. Ты постоянно доставляешь мне хлопот. Секту Тысячи зверей принимаешь за папье-маше? Таким образом, я рано или поздно просто погибну. 

    Ню Ю Дао сразу же гневно ответил:

    — Ты тупица? Кто для этого дела подходит лучше тебя? Для тебя это будет самым безопасным делом. Даже если ты просто пойдешь и скажешь об этом Чэн Тян Сю, он все равно не посмеет сказать другим. И не из-за того, что он боится тебя, а потому, что будет бояться твоего деда. Помешает тебе - помешает твоему деду. Как ты думаешь, хватит ли у него смелости мешать твоему деду? Даже если он покинет секту Тысячи зверей, он все равно не посмеет вредить твоему деду. Чего тебе бояться? Бояться нечего. 

    От этой ругани Чао Шэн Хуай немного успокоился. Он немного подумав, действительно пришел к выводу, что в этом деле нет никакой опасности. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 505 - Играть на черной стороне.

    Глава 505 - Игpать на чeрной cтороне.

     

    Cуть была в том, что Чао Шэн Xуай уже выполнил все самые рискованные дела. И теперь он не просил у Ню Ю Дао скидок. Не справится он с этим делом, тогда сразу во что бы то ни стало разорвет отношения с ним. Oн xотел было раскрыть рот и начать огрызаться с ним, да только Ню Ю Дао держал его крепко за горло. Все, что Чао Шэн Хуай хотел сейчас - это поскорее завершить и довести их дело до конца. После чего держать под контролем то, что Ню Ю Дао использует против него. А ему он хотел сказать, что впредь не нужно взваливать свои проблемы на него и приказывать ему, словно собаке.

    Позже, когда Чао Шэн Хуай вернулся во двор, он неожиданно встретил Чэн Tян Сю.

    Тот сидел снаружи постоялого двора и попивал свой чай, сидя за каменным столом. Он поглядывал то на местные горы, то на людей.

    На самом деле сейчас Чэн Тян Сю сидел и ждал вестей от ученика секты Тысячи зверей. Также он ждал ответа Си Хай Тана, ведь он хотел нанести визит тому от имени секты Небесного нефрита. Чэн Тян Сю наконец стал понимать, что в глазах секты Тысячи зверей секта Небесного нефрита слаба. Иначе бы Си Хай Тан не заставил его так долго ожидать ответа, сколько бы он ни был занят. Как минимум, Си Хай Тан вел себя отнюдь неподобающее с человеком, что стоял после главы секты.

    По той самой извилистой тропе, что проходила меж гор, и пришел сюда Чао Шэн Хуай, пройдя снаружи маленького двора.

    Чэн Тян Сю повернулся и увидел его. Он заметил еще то, что тот очень высокомерно посмотрел на него в ответ. Чао Шэн Хуай совсем не придал значения ему и проигнорировал его.

    Ученик секты Тысячи зверей, который был ответственен за обслуживание гостя, увидев Чао Шэн Хуая, уважительно поклонился в знак приветствия.

    Он спросил:

    — Брат- соученик Чао, как вы тут оказались? Или у вас будут какие- либо указания?

    Чао Шэн Хуай: Нет, просто решил прогуляться. - сказал он и, посмотрев в сторону Чэн Тян Сю, спросил:

    — Тут гость сидит, я смотрю?

    Ученик: Это гость из Царства Янь, что в Южной области. Из секты Небесного нефрита.

    Чао Шэн Хуай понял, но опять же не придал ему значения. Он также продолжил расхаживать по двору.

    Тут Чэн Тян Сю сам, взяв на себя инициативу, встал. Он посмеялся и поприветствовал того:

    — Не пойму, какой это из высших учеников?

    Он сразу понял по поведению того ученика, что статус Чао Шэн Хуайя тут не из простых.

    На что Чао Шэн Хуай приостановился, посмотрев на него, и сказал:

    — Ты кто будешь?

    Сопровождающий гостя ученик вспотел: «Не слишком ли дерзко брат-соученик разговаривает с гостем?»

    Однако Чэн Тян Сю совсем не злился. Он мог презирать поведение и мощь Ню Ю Дао, но поведение этого человека он презирать не мог. Подобное поведение говорило ему о том, что это высокомерный, но значит, имеющий влияние здесь человек. Он сложил руки и представился:

    — Старейшина Чэн Тян Сю из секты Небесного нефрита Царства Янь, что в Южной области.

    Чао Шэн Хуай неохотно сложил руки в ответ и сказал:

    — А! Pад встрече.

    Раз уж довелось им двоим начать разговор, Чао Шэн Хуай подсел к тому. Они, сидя вместе под деревом, стали пить чай.

    Узнав, что дед Чао Шэн Хуая Чао Цзин - старейшина секты Тысячи зверей, Чэн Тин Сю сразу же стал вести себя еще любезнее. Да и сам Чао Шэн Хуай с радостью принимал слова лести так, что перестал себя контролировать и рассказал гостю то, что не следовало рассказывать.

    ………………..

    В павильоне за каменным столом сидел Ню Ю Дао и белым полотенцем протирал свой меч. Он делал это так старательно, что казалось на мече не осталось и пылинки.

    Юань Ган, сидящий рядом, понаблюдал немного за ним, а потом добавил:

    — Однако это противоречит правилам. Но ты считаешь, Чжоу Тие Цзы сможет это сделать?

    Он спрашивал про то, что Ню Ю Дао попросил Чжоу Тие Цзы проследить за гостевым двором секты Явлений природы. Конечно Ню Ю Дао намекнул тому, что это будет маленькая услуга Чжоу Тие Цзы.

    Все внимание Ню Ю Дао было поглощено тем мечом, чисткой которого он занимался до сих пор.

    — Сможет или нет - это неважно. Чао Шэн Хуай предоставит нам эту информацию. Мне только нужно знать, стоит ли он моей помощи или нет. От секты Тысячи зверей тоже не стоит ждать доброго. Там, где есть люди, там и сообщества существуют. Eсли ты не человек этого общества, зачем вливаться в него? А мы своей помощью можем только навредить ему. Уж лучше тогда пусть продолжает тихонько выполнять свою грязную работу. Пусть сам выбирает!

    Юань Ган, подняв глаза, увидел, как дядя Чэн вышел с задней части двора и шел к ним. Зайдя в павильон, он спросил:

    — Чего искали меня? Есть какое- то дело?

    Ню Ю Дао, взяв уже отполированный меч, убрал его в ножны. Он посмотрел в сторону задней части двора и спросил:

    — Все еще не выходит из комнаты?

    Дядя Чэн: Я стучался, она говорит, что медитирует там.

    — Это исключительный случай, обычно ее сложно заставить медитировать.- засмеялся Ню Ю Дао. Посмотрев на дядю Чэна, он сказал: Присаживайтесь!

    Потом он, обращаясь к Юань Гану, взмахом руки подал знак: Неси чай!

    Юань Ган развернулся и ушел за чаем.

    Дядя Чэн, увидев на столе шахматную доску, спросил:

    — Ты же не для игры в шахматы позвал меня, да?

    Ню Ю Дао раскинул китайскую шахматную доску, посмотрел на черно-белые поля доски и специально развернул ее стороны. Он отдал дяде Чэну белые фигуры, а сам взял черные. Тут он сделал первый шаг и движением руки показал своему сопернику начать игру.

    Дядя Чэн не понимал, с чего это он. Но ему было понятно, что Ню Ю Дао не просто поиграть в шахматы его позвал. Была какая-то причина, какое- то дело. Раз уж расспросить не получается, то узнает ответ играя. Он принял ход и ответил на него.

    После нескольких ходов пришел Юань Ган с уже заваренным чаем. Он поставил чашки и разлил чай.

    Тут Ню Ю Дао, взяв в руку свою черную фигуру, сказал:

    — Здесь две чашки с чаем. В одной из чашек яд. Я и сам не знаю в какой именно чашке. От этого яда нет противоядия.

    Юань Ган непонимающе посмотрел на него, ведь чай заваривал и разливал он сам. И что он сам не в курсе насчет яда? Нет никакого яда!

    Дядя Чэн скривился: «О чем это он вообще?»

    Ню Ю Дао: У нас на каждого по одной чашке чая. Сначала ты выбери себе любую чашку, а что останется – выпью я. Так ведь справедливо?

    У дяди Чэна увеличились зрачки: Ты что такое говоришь?

    Ню Ю Дао: Выпей чай, потом конечно я все скажу.

    Дядя Чэн: Ладно, но почему я обязан рисковать жизнью?

    Ню Ю Дао: А ради свахи?

    Дядя Чэн: А сваха какое отношение к этому имеет?

    Ню Ю Дао: Ты выпей чай сначала. Говорю же, потом объясню. 

    Дядя Чэн: А если не стану пить?

    Ню Ю Дао: Тогда ты немедленно покинешь это место и с сегодняшнего дня ни на шаг не приблизишься к свахе.

    Дядя Чэн: Я и не знал, что ты распоряжаешься - кому можно подходить к свахе, а кому нет.

    Ню Ю Дао: Мы так давно вместе, и ты должен знать, что я могу сделать так, чтобы ты не подходил к ней. Иначе я ведь могу просто раскрыть того, кто за тобой стоит. Не говоря уже о другом - в парке Фуфан узнают какой ты коварный, а ты все еще упрямишься? Выбирай, я ведь тут. Я не вожу тебя вокруг пальца.

    Дядя Чэн замолчал и очень долго смотрел на две чашки чая. А потом тихо спросил:

    — Ты точно объяснишь мне все после того, как я выпью чай?

    Ню Ю Дао: Если бы я хотел просто убить тебя, я не стал бы так долго ждать.

    Тут дядя Чэн поверил ему. Действительно, если бы Ню Ю Дао думал убить его, то не стал бы столько возиться.

    Он положил на стол свои белые фигуры, потянулся за чашкой и нерешительно выбрал себе одну из чашек. Он поднял голову и выпил чай. Горячий чай будто сжег ему горло, а листья чая оказались уже у него в животе. Он, посмотрев на Ню Ю Дао, проговорил:

    — Давай-давай, ты тоже пей!

    Ню Ю Дао играючи взял в руки фигурки от шахмат и уставился на шахматную доску. Тут он ответил:

    — Я ведь сказал, что не знаю какая чашка отравленная. Незачем мне себя убивать.

    Дядя Чэн сначала будто потерял дар речи, а лицо его исказилось от злости:

    — Это и есть твое обещанное объяснение?

    Ню Ю Дао: Ладно, ладно. Я просто пошутил. Нет в чае никакого яда. Раз не хочешь говорить, кто тебя сюда отправил, то и я не стану расспрашивать. Главное - я узнал, что у тебя нет плохих намерений, кроме как присматривать за свахой. А остальное не совсем важно. - одной рукой он придерживал свой меч, а второй рукой держал свои фигурки. Вдруг он потянулся все-таки за своим чаем, подул немного на него, после чего стал пить. 

    Дядя Чэн, уставившись на чашку, просто молчал.

    — Твой ход. - сказал Ню Ю Дао, ставя чашку на стол.

    Пока дядя Чэн весь рассеянный делал провальные ходы, подошел Чжоу Тие Цзы. 

    Увидев, что Ню Ю Дао с кем-то играет в шахматы, он замешкался. Он не знал, стоит ли говорить о деле, когда тут кто-то рядом.

    Юань Ган вышел с павильона, и они перекинулись парочкой слов с Чжоу Тие Цзы.

    Когда тот ушел, Юань Ган зашел обратно. Он прошептал очень тихо на ушко Ню Ю Дао:

    — Чжоу Тие Цзы видел, как Чэн Тян Сю заходил в гостевой двор, где остановилась секта Явлений природы.

    Ню Ю Дао:

    — Судя по всему, как я и полагал, он действительно прибыл сюда, чтобы убить меня. Что ж, раз уж он навис над моей головой, посмотрим, какова судьба у старейшины Чэн. Сможет ли он вернуться живым.

    Слова Ню Ю Дао не были услышаны сидящим напротив дядей Чэном. Тут Ню Ю Дао обратился к нему:

    — Дядя Чэн, нужна твоя помощь. Тут одно дело есть.

    Дядя Чэн: Что такое?

    Ню Ю Дао: Тебе нужно встретиться с Ду Юн Саном. Помоги мне задать ему дрозда! 

    Дядя Чэн: Ты шутишь что ли? Почему ты сам не пойдешь?

    Ню Ю Дао: От меня зависит жизнь всей группы, а от тебя только жизнь тебя одного. Моя жизнь в разы ценнее твоей и не стоит того, чтобы рисковать ей. А вот ты у нас бесстрашный.

    Только хотел рассерженный дядя Чэн сказать что-то в ответ, как Ню Ю Дао остановил его движением руки и продолжил:

    — Это никоим образом не касается меня. Я поручаю тебе это дело только потому, что ты хорошо знаком с парком Фуфан. Да к тому же мне запрещено разбираться с этим делом и вызывать шумиху. Как встретишься с Ду Юн Саном, ты…. - продолжил он тише.

    Дослушав его, дядя Чэн с сомнением спросил:

    — В конце концов, что ты задумал?

    Ню Ю Дао без объяснений медленно снес рукой фигурки с шахматной доски и начал собирать их, давая понять, что игра закончена. После чего он встал. Уходя, он обратился к дяде Чэну:

    — Очень важно улучить удобный случай, но не затягивай с этим делом. Иди, снаружи тебя ждет человек. Он и проведет тебя.

    ……………

    Проводить дядю Чэна должен был Чжоу Тие Цзы. После того, как они двое ушли, Ню Ю Дао с Юань Ганом тоже покинули павильон.

    Они подошли к подножью горы и провожали взглядом тех уходящих двоих. Тут Юань Ган проговорил:

    — Он так хлопочет за сваху, но разве Вэн Син Чжао позволит ему безобразничать там? Как бы она не лишила его жизни!

    Ню Ю Дао:

    — Чэн Тян Сю получил информацию, что Вэн Син Чжао разозлили, потому она и влепила пощечины свахе. Очевидно, что между свахой и Ду Юн Саном есть какая-то связь. Чэн Тян Сю разве может пойти к Ду Юн Сану, чтобы настроить против меня? Это дело свахи не из тех, что можно напоминать при Ду Юн Сане. Иначе это только раздражит Ду Юн Сана. Конечно он пойдет к Вэн Син Чжао, а Вэн Син Чжао из-за внимания ее мужа к свахи конечно станет старательно препятствовать их встрече. А теперь, это понятно, что Ду Юн Сан сейчас не вместе с Вэн Син Чжао. Поэтому это хорошая возможность для того, чтобы с ним встретиться.

    Юань Ган: Вы отправили дядю Чэна к Ду Юн Сану, однако разве это не опасно для него? Если Ду Юн Сан вдруг разгневается…. Если я правильно понял тебя, ты хочешь потом обвинить его в убийстве?

    Ню Ю Дао: Если не его, тогда надо было тебя отправить?

    Юань Ган: Владыка Дао, я считаю, надо было отправить туда меня.

    Ню Ю Дао: Обезьяна, опять ты за свое. Они ведь с Ду Юн Саном старые знакомые. Очевидно, что дядя Чэн много что видел, ведь он рядом со свахой уже столько лет. А пошел бы ты и что бы ему сказал? Не говоря уже о твоем положении, все бы сразу поняли, что ты - мой человек.

    Юань Ган: А если Ду Юн Сан взбесится, и дядя Чэн умрет от его рук, что тогда?

    Ню Ю Дао:

    — Если Ду Юн Сан помнит старых друзей, на него нахлынут прежние воспоминания, и тогда онне станет убивать дядю Чэна. А мне сложно самому идти и роптать за нее. А если он не помнит старых друзей и убьет его, то сваха не будет просто так на это смотреть. Этого мне тоже не надо. Дядя Чэн столько лет находился около свахи. Он уже стал ее доверенным лицом. Если он все-таки тронет дядю Чэна, то обзаведется еще одним сильным врагом. А если обзаведется врагом, то разве это не хорошая возможность устроить справедливость для свахи?

    Юань Ган: Владыка Дао, ты временами действительно очень хладнокровный и жестокий.

    Ню Ю Дао: В смутные времена невозможно думать о каждом. Я ведь не святой. В любом случае порой приходится идти на жертвы. Обезьяна, бывает ли у тебя возможность выбирать между черным и белым? На шахматной доске я обычно не выбираю, мне в основном достаются черные.

    Закончив на этом, Ню Ю Дао медленно повернулся и ушел с каменным лицом.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 506 - Взаимоуважение

    Глaва 506 – Bзаимоуважeние

    — Закончил?

    В одном павильоне Вэн Cин Чжао cидела с прямой спиной и пристально смотрела на Чэн Тян Сю. Она холодным тоном спросила его. 

    Внезапно пришел какой-то человек и рассказывает ей все о свахе. Kо всему прочему, он еще оказался врагом этой свахи и пришел на взаимную помощь. 

    Услышав вопрос, Чэн Тян Сю немного удивился такому холодном отношению и спросил: 

    — Госпожа, что думаете?

    Вэн Син Чжао только ответила: Проваливай!

    — … - Чэн Тян Сю застыл: «Это что такое?» Он снова спросил: 

    — Та сваха много чего позволяет, а Ню Ю Дао - ее опора. Eсли не станет Ню Ю Дао, то в Южной области наша секта Небесного нефрита может ей устроить такую жизнь, что она лучше предпочтет смерть…

    — ПPОВАЛИВАЙ! – Вэн Син Чжао крикнув перебила его. 

    Если бы она не знала, что он враг свахи и также хочет ее смерти, то она бы от своего гнева убила сейчас на месте Чэн Тян Сю. 

    — Прошу!  - стоявший рядом с ними старик подошел вперед и не церемонясь протянул руку, показывая Чэн Тян Сю уйти. 

    Поняв, что Вэн Син Чжао вышла из себя, Чэн Тян Сю только оставалось уйти. 

    Перед тем, как прийти сюда, он уже велел своим ученикам проверить информацию у учеников секты Тысячи зверей. Чао Шэн Xуай оказался прав, и Вэн Син Чжао действительно испытывала ревность к свахе. Все же это дело нешуточное, поэтому он обязательно должен был проверить эту информацию. Он не мог просто так подвергать себя риску. 

    Ранее, когда его ученики спросили учеников секты Тысячи зверей, те ученики не на шутку удивились. Они спрашивали: Откуда гости знают? Кто им сказал? 

    Только Чэн Тян Сю велел не говорить об источнике информации. Ведь он не хотел разгневать нисколько Чао Шэн Хуайя, а Чао Цзина. Это довольно опасное дело. 

    Ревнивая женщина - опасная женщина. Поэтому он пришел сюда будучи уверенным в успехе сотрудничества с ней. Но кто ж знал, что Вэн Син Чжао так отреагирует. 

    Сидящая в павильоне Вэн Син Чжао подавляла свой гнев. Слова Чэн Тян Сю не были ей приятны. Конечно она хотела, чтобы сваха жалко влачила свое существование. 

    Да если бы она могла действовать, нуждалась бы она в помощи этого муравья? Просто шутка!

     

    — Это ты?

    В гостевой комнате Ду Юн Сан увидел дядю Чэна и немного удивился. 

    Ему доложили, что человек Чжао Сюн Гэ пришел встретиться с ним. В секте Тысячи зверей обычно никто не смел прикрываться чужим именем, поэтому он и согласился на встречу с ним. 

    Он немного удивлялся, зачем Чжао Сюн Гэ прислал к нему людей. Но кто бы мог подумать, что пришедшим окажется дядя Чэн. 

    Они были знакомы, ведь когда-то они хорошо общались. Mожно сказать, что они были старыми знакомыми. 

    — Это я! – дядя Чэн серьезно сказал. 

    Ду Юн Сан прищурил глаза: У тебя есть другое положение? Ты - человек Чжао Сюн Гэ?

    Дядя Чэн ответил:

    — Просто позаимствовал репутацию и все. Иначе бы вы - высокопоставленный не встретились с таким маленьким человеком, как я!

    Сказав это, все ученики стоящие здесь, насторожились и готовы были уже действовать. 

    — Что было, уже прошло. Здесь не то место, куда ты можешь просто приходить. Уходи. Проводите гостя! – Ду Юн Сан отошел назад и, махнув рукой, дал указания.

    Он и Вэн Син Чжао условились, что больше не будут вспоминать о прошлых делах, поэтому он не должен видеть этого человека. 

    — Просим! – внутри зала сразу же защитник подошел и протянул руку, намекая дяде Чэну уходить. 

    Дядя Чэн только гневно крикнул:

    — Мы тоже надеялись, что все в прошлом. Только тогда почему вы не отпустили мою хозяйку? Вчера твоя супруга дала две пощечины свахе, а сегодня вы еще обговариваете с сектой Небесного нефрита как бы убить ее…

    Услышав, что дядя Чэн начал кричать, тот наставник-защитник выпустил руку и оказал давление на дядю Чэна, отчего тот просто больше не мог что-либо сказать. Он начал тянуть и выталкивать его наружу. 

    Дядя Чэн не стал сопротивляться потому, что на нем был запрет. Да и Ню Ю Дао велел ему только говорить, но не сражаться. 

    Стоящий уже спиной к нему Ду Юн Сан поменялся в лице и развернувшись крикнул: 

    — Стоять!

    Два наставника уже проталкивали дядя Чэна через дверь, и один из них сказал:

    — Глава, не стоит обращать внимание на этого человека!

    Некоторые вещи знают только лица, имеющие непосредственное отношение к делу, и некоторые вещи подчиненные также не смели говорить Ду Юн Сану. 

    Они не знали дядя Чэна, иначе бы тоже не привели его на встречу к Ду Юн Сану. На самом деле в секте Явлений природы не было людей, кто мог знать дядю Чэна в лицо. 

    В те года из-за Ду Юн Сана мало кто знал о том, что произошло, но тогда ученикам дали некоторые указания. Ведь если кто-то из учеников снова будет иметь связи со свахой, то такое секта просто не потерпит. Поэтому во всей секте Явлений природы мало кто из учеников видел сваху, а дядю Чэна тем более. 

    На самом деле два наставника-защитника не знали, какие были связи у дяди Чэна и свахи. Они только примерно поняли, что он был ее человеком. 

    Ду Юн Сан строго сказал: Отпустите его!

    Два наставника-защитника переглянулись между собой растеряно. Им было сложно сделать выбор. Ведь предыдущий глава Вэн Хуа имел сильное влияние в секте. 

    Только Ду Юн Сан снова недовольно сказал:

    — Я велел вам отпустить его. Не слышали?

    Ничего не поделаешь, два наставника отпустили дядю Чэна. 

    Дядя Чэн освободился и вернулся обратно. Он шел уверенно, словно не боялся смерти, и спокойно встал перед Ду Юн Саном. 

    Ду Юн Сан выпустил руку и провел ей по телу дяди Чэна, ликвидировав запрет на нем:

    — Что ты только что сказал?

    Дядя Чэн язвительно ответил: 

    — Не нужно спрашивать того, что сам хорошо знаешь! – он повернул голову и, глядя на учеников, проговорил: 

    — Похоже, они все знают. Поэтому не говори, что ты - глава и не знаешь тоже.

    Ду Юн Сан посмотрел на двух наставников-защитников, на что те сразу же боязливо отвели свои взгляды. 

    Увидев это, Ду Юн Сан сразу помрачнел. Он понял, что дядя Чэн похоже не врет. 

    Ду Юн Сан не стал говорить, что он не знал этого, а продолжил спрашивать: 

    — Вчера моя супруга побила сваху? Когда именно?

    Дядя Чэн: Во дворе учения Небесной девы. Разве ты можешь не знать? Мы разве звали или задевали тебя? Мы вообще не знали, что вы там. Мы только случайно столкнулись. А твоя супруга просто позвала сваху и раздала ей пощечины. Сваха спокойно приняла их и не сопротивлялась! Сваха не смеет задевать вашу секту и спокойно терпела, как ей давали пощечины. А то, что она встретила тебя - сердцееда, за это она просто корила несчастную судьбу. Она вернулась обратно и теперь не выходит из комнаты. А вы что?

    Ду Юн Сан слегка сжимал кулаки под рукавами и стянул лицо. Воспоминания прошлого, которые довольно сложно забыть, снова нахлынули на него!

    Он вспомнил, как после встречи со свахой Вэн Син Чжао под каким-то предлогом отошла. Он не думал, что она пошла сводить счеты со свахой. 

    Дядя Чэн не останавливался и продолжил говорить: 

    — Перед всеми дали пощечины и опозорили ее. Одну побили. Так почему вы все еще не отпускаете ее? Еще хотите убить. Зачем тогда идти извилистой дорогой? Что ж вы сразу не убьете ее? Хотите убить человека, но не хотите марать руки? Зачем для этого использовать секту Небесного нефрита? Действительно могущественная секта, которая не хочет пачкаться!

    — Не неси чушь! – один из наставников-защитников крикнул. 

    — А ты каким глазом смотрел, как ваши связываются с сектой Небесного нефрита? - дядя Чэн указал наружу и гневно ответил: 

    — Я своими глазами видел, как Чэн Тян Сю - старейшина секты Небесного нефрита пришел к вам. И сейчас он с вашей супругой замышляет что-то. 

    Ду Юн Сан нахмурил брови. 

    Дядя Чэн повернул голову и, указывая на него, гневно сказал:

    — Тогда сваха ничего плохого тебе не делала и не вынуждала тебя к чему-либо. Это ты захотел быть с ней, говорил, что будешь заботиться о ней. Только внезапно исчез. А твои люди чуть ли не убили ее. Что ж она тебе такого сделала? Она буквально с того света вернулась и уже ничего тебе не была должна. А ты что еще думаешь? Вы явно переходите границы. Я сегодня сюда пришел, зная, что не вернусь живым. Хоть убей, но я должен выговорить все тебе!

    Грудь Ду Юн Сана постоянно вздымалась от переполнявших его эмоций. 

    — Наглец! – два наставника уже с трудом сдерживались. 

    Ду Юн Сан внезапно спокойно махнул им, чтобы они ничего не делали, и только сказал:

    — Проводите гостя!

    Два наставника сразу же подлетели, поставили запрет на дяде Чэне и увели его. 

    В зале наступила тишина. Ду Юн Сан тоже вышел и, подозвав к себе ученика, сказал:

    — Спроси, супруга сейчас кого-нибудь принимала у себя?

    — Слушаюсь! – тот ученик ушел. 

    Не прошло много времени, как тот ученик вернулся и доложил: 

    — Глава, стража говорит, что старейшина секты Небесного нефрита приходил к госпоже. Только он уже ушел. 

    Глаза Ду Юн Сана засверкали. Он махнул рукой, велев ученику уйти. Затем после того, как два наставника-защитника вернулись, он медленно ушел. 

    Вэн Син Чжао все еще сидела в павильоне в тишине. Было видно, что она размышляла над чем-то. 

    Ду Юн Сан вошел и нарушил тишину: Приходил гость?

    Вэн Син Чжао натянуто улыбнулась: Уже ушел. 

    Ду Юн Сан подошел к ней и, также оперевшись на перила, смотрел на красивые пейзажи. Он поравнялся с ней плечом к плечу и спокойно спросил:

    — Почему побила ее?

    Вэн Син Чжао опустила голову и поняла, о ком он говорил. Она мягко ответила: 

    — Тебе плохо?

    Ду Юн Сан: Мы уже прервали с ней отношения. Разве я тебе не говорил?

    Вэн Син Чжао: Я тоже с ней условилась. Она обещала мне, что больше не увидит тебя. Иначе я накажу ее. Я не хотела этого, только когда увидела, что ты с ней переглядываешься, не стерпела. Я не смогла себя сдержать и дала ей пощечины. Брат-наставник злится на меня? Если действительно злится, то я признаю ошибку. 

    Ду Юн Сан: Не стоит признавать ошибку. Тот старейшина секты Небесного нефрита зачем искал тебя?

    — Похоже, он услышал о моем с ней конфликте, вот и пришел… - она, ничего не утаивая, рассказала ему обо всем, что было. В итоге она добавила: 

    — Я отказала ему и прогнала его. 

    Ду Юн Сан: Только что старик Чэн приходил. Он искал меня и поругал…- он тоже, ничего не скрывая, все рассказал ей. Затем спросил: 

    — Что думаешь?

    Вэн Син Чжао молчала. 

    Ду Юн Сан: Сестренка-соученица, я задолжал ей. 

    Вэн Син Чжао: Неужели не задолжал мне?

    Ду Юн Сан: Я обещал тебе и я держу свое обещание. Я еще раз скажу: у меня не может быть с ней каких-либо связей. Надеюсь, ты не будешь больше это вспоминать. Хорошо?

    Вэн Син Чжао слегка кивнула головой: Угу.

    Ду Юн Сан: Тот приходивший, который хотел спекулировать нами. Ты разберешься с ним или мне разобраться?

    Вэн Син Чжао легким голосом ответила: В этом деле не нужно тебе мелькать. Я все сделаю. 

    Они спокойно все обговорили, и Ду Юн Сану больше нечего было сказать. Он развернулся и ушел. 

    Они всегда так решали свои дела и уважали друг друга. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 507 - Мы оба не спасемся

    Глaва 507 – Mы oба нe спасемся.

     

    Дядя Чэн с сопpовождавшим его Чжоу Тие Цзы вернулись обратно. Чжоу Тие Цзы видел, как люди секты Явлений природы силой вывели дядю Чэна, наxодящегося под запретом.

    Чжоу Тие Цзы не было известно, чем дядя Чэн так разозлил секту Явлений природы, но сам он был напуган очень сильно.

    Он встретил стоящего снаружи Юань Гана и, перекинувшись с ним парочкой слов, завел дядю Чэна внутрь двора.

    Hю Ю Дао ожидал их внутри гостевого двора. Он и дядя Чэн прошли в павильон, где также лежали отполированный меч и шахматная доска, что была в беспорядке.

    Ню Ю Дао повернувшись засмеялся:

    — Bернулся все- таки.

    Дядя Чэн с каменным лицом ответил: 

    — Я сделал все, как ты приказал.

    Ню Ю Дао: Не видел Вэн Син Чжао?

    Дядя Чэн: Нет, не видел ее.

    Ню Ю Дао: А Ду Юн Сан как отреагировал?

    Дядя Чэн: Да ничего такого…- он рассказал подробно, как все прошло.

    После чего Ню Ю Дао очень вежливо сказал:

    — Вы наверное утомились. Идите отдохните.

     

    Дядя Чэн бесцеремонно повернулся и пошел. Он все еще был ошеломлен ранее случившимся, и это чувство все еще не покидало его.

    Он сейчас примерно понимал, чего хотел Ню Ю Дао. Но ему было непонятно только одно - каким образом Ню Ю Дао завладел информацией о действиях Чэн Тян Сю в секте Тысячи зверей?

    А еще он не понимал, откуда Ню Ю Дао знал, что он не встретился с Вэн Син Чжао? Также для него было уже ожидаемо, что Ду Юн Сан не станет гневаться на дядю Чэна.

    Во сколько Чэн Тян Сю пойдет на встречу; с кем он идет встречаться; то, что дядя Чэн не встретит того по дороге - все это владыка Дао знал наперед. Казалось, что у него все было под контролем, что он знает действия всех людей, как свои пять пальцев. Как будто он сам все и организовал.

    Также этот Чжоу Тие Цзы из секты Тысячи зверей. Eсли судить по тому, как он ранее общался с Юань Ганом, то складывается ощущение, что он уже подкуплен Ню Ю Дао и перешел к нему.

    Этот владыка Дао вроде тут и не совершал каких- либо очевидных действий, но почему- то все он тут контролирует.

    Тут дядя Чэн вспомнил, как ранее выпив этот так называемый «отравленный чай», он каким-то образом согласился пойти на встречу к Ду Юн Сану. Да и еще высказать ему все.

    Чем больше дядя Чэн размышлял о случившемся, тем больше он не знал, как объяснить то, что чувствует сейчас. И эти мысли и ощущение натолкнули его на мысль, что этот владыка Дао полон загадок.

     В это время сидящий в павильоне Ню Ю Дао возился с шахматной доской. Он только отделил черные фигурки, как шахматная доска с звонким звуком упала на пол. Этот гул сопровождался голосом Ню Ю Дао:

    — Две противоположности. Если дядя Чэн вернулся живым, то значит жизнь Чэн Тян Сю подошла к своему концу.

    Юань Ган молча смотрел на лежащие на полу доску и черные фигурки.

    Ню Ю Дао, который стал собирать те же фигурки с пола, продолжил:

    — По моим предположениям, в ближайшее время Шао Пин Бо должен удивить нас своим необычным действием. Сообщи Бэйчжоу, пусть будут на связи. Если заметят что-то необычное и странное, пусть немедленно же докладывают. В этот раз мы не должны допустить, чтобы этой дряни все сошло с рук!

     

    ……..

    Высокие горы, дальняя дорога. У дороги темнела глубокая лесная роща. Примерно с десятка человек присели отдохнуть здесь. Это были те самые ученики, которые направлялись в секту Небесного нефрита, дабы выполнить второй шаг того самого плана.

    Тут будто сошел с небес Царь птиц и томно приземлился в лесу.

    Вдруг один из учеников торопливо подбежал, а в руках у него было тайное письмо. Он двумя руками поднес письмо сидящему на корточках старейшине:

    — Господа, секта отправила весть!

    Старейшине, которого звали Чэн Юань Ду, уже было чуть больше 100 лет. Но выглядел он всего лишь на 50, его усы и волосы были черны, как тушь, а кожа бела, точно нефрит.

    В секте Небесного нефрита осталось всего два таких ценных старца при жизни, и оба были сотоварищами Пэн Ю Цайя. Этакие дядюшки-наставники того времени. Прожив такую долгую жизнь, они оба наточили мастерство до глубокого соответствующего уровня. Они, находящиеся под полным покровительством всей секты Небесного нефрита, были самым большим страхом для остальных снаружи.

    Эти два старца уже давно отслужили свое. Они служили секте столько лет и теперь уже могли себе позволить не заниматься какими-либо делами. Они полностью пользовались всеми благами, что предоставляла им секта. Все затраты и ресурсы тоже исходили от секты. Все, что нужно было делать этим двоим, так это продолжать совершенствоваться и посвятить себя этому. Ни один из учеников не смел беспокоить их из-за всяких не особо важных дел.

    Чэн Юань Ду, прочитав тайное послание, встал и сказал:

    — Пришла весть, ситуация изменилась. Немедленно собираемся! Нам нужно доехать до назначенного места как можно быстрее.

    Под так называемым изменением ситуации он имел в виду то, что Чэн Тян Сю уже отправил сообщение обратно в секту Небесного нефрита. Он передавал, что Ню Ю Дао уже встретился с главами трех сект царства Янь, и теперь неясно, что это может повлечь за собой. Ко всему прочему, у Чэн Тян Сю не было шанса справиться с ним, поэтому секта Небесного нефрита должна перейти к исполнению второго пункта плана. Нужно выждать удобный случай и убить Ню Ю Дао. Всем быть наготове!

    «Так точно!» - ответили все ученики до одного и стали собираться.

     

    ……….

    Pезиденция начальника Бэйчжоу.

    Шао Сань Шэн вошел в кабинет, а в это время Шао Пин Бо, повалившись на стол, подписывал что-то. Шао Сань Шэн принес тайное послание и обратился к нему:

    —Старший молодой господин, пришло послание от секты Небесного нефрита. 

    Шао Пин Бо не отвлекаясь, все также что-то писал. Он всего лишь спросил:

    — Те, что отправились в секту Высшей чистоты, нашлись?

    Шао Сань Шэн покачал головой и ответил:

    — Нет, от них нет никаких вестей. Пока неизвестно их направление. Похоже они разорвали связь с внешним миром.

    Шао Пин Бо, закончив свои дела, отложил кисть и взял не торопясь послание. Он, как бы разговаривая сам с собой, сказал:

    — Что будет делать Ню Ю Дао, если станет управлять сектой Высшей чистоты?

    Шао Сань Шэн: Ню Ю Дао может управлять сектой Высшей чистоты?

    Шао Пин Бо:

    — Он не хочет браться за них, но появился Чжао Сюн Гэ. Раз уж он велел секте Высшей чистоты отправляться в город Вансян и найти его, это значит, что он хочет передать управление сектой ему. Иначе это всего лишь детские игры. Конечно Чжао Сюн Гэ определенно скажет это секте Высшей чистоты. Ню Ю Дао не осмелится спорить с таким мастером мира культиваторов. Пожалуй, Ню Ю Дао будет сложно отказать ему. Этот Чжао Сюн Гэ с сектой Высшей чистоты всегда тянутся друг к другу. Жалко, что это мне не на пользу.

    Шао Сань Шэн напомнил:

    — Старое гнездо Ню Ю Дао в Южной области. Думаете, он сможет тайно действовать относительно Южной области?

    Шао Пин Бо:

    — Я очень надеюсь, что Ню Ю Дао направит секту Высшей чистоты в Южную область. Себе он смертельный путь выбирать не станет, не говоря о других людях. Однако секта Небесного нефрита может раздуть шумиху. Этот человек никак не отреагировал, когда я допросил его жену. Очевидно, что даже если я захочу убить Тан И, он не будет действовать опрометчиво. Такие люди очень хладнокровные и всегда все продумывают. Если бы не так, то Чжао Сюн Гэ не стал бы на него давить. От этого не было бы пользы. Скорее всего секту Высшей чистоты отправят в другое место. Только вот куда их могут отправить?В Цинчжоу или в царство Ци? Чжао Сюн Гэ не осмелится явно вмешиваться в это. Скорее всего их отправят туда, где Ню Ю Дао с кем-либо знаком и имеет какие-то связи. А какие еще это могут быть места? Ты скажи своим людям - пусть обратят внимание на эти два места.

    — Так точно! Старший молодой господин, вы бы сначала посмотрели на послание секты Небесного нефрита. - сказал Шао Сань Шэн.

    Шао Пин Бо понял, что от всех навалившихся забот забыл про послание. Он тщательно прочитал содержание письма, от которого у него волосы дыбом встали. Он резко встал и вдруг начал сильно кашлять. На лице его появились изменения.

    Шао Сань Шэн тут же оказался рядом и стал его успокаивать. Было понятно, что ситуация сложная.

    В письме было сказано, что Ню Ю Дао в секте Тысячи зверей добился многого. Он встретился с главами 6 величественных сект. Более того, он с каждым вел очень продолжительный разговор, как минимум полчаса.

    Для секты Небесного нефрита это показалось явлением необычным. Если бы это было что-то незначительное, то разве стали бы все главы 6 сект уделять Ню Ю Дао столько времени? Какого бы высокого положения не был их гость, они обычно не разговаривали с ним так долго.

    Секта Небесного нефрита отправила это сообщение Шао Пин Бо с целью напомнить о былом и также напомнить, что Ню Ю Дао для Бэйчжоу тоже, как бельмо на глазу .

    Теперь по словам секты Небесного нефрита, можно было понять, что они в курсе их взаимоотношений с Ню Ю Дао и чтодля секты Небесного нефрита тоже невыгодно видеть, как Ню Ю Дао поднимает и укрепляет свой авторитет. Они, по меньшей мере, не хотят, чтобы Ню Ю Дао поднес прибыль Бэйчжоу 6 главным сектам двух царств. Они в общем не хотели, чтобы Ню Ю Дао радовал три главные секты царства Янь. Ведь тогда это принесет проблем секте Небесного нефрита. Потому они спешно напоминали о том, что им необходимо приготовиться.

    Если даже секта Небесного нефрита смогла понять сложность ситуации, разве Шао Сань Шэн не мог этого не понять? Бэйчжоу находится между этими 6 могущественными сектами. А Ню Ю Дао среди такого обилия сект посетил не абы кого, а именно эти 6 сект. Как тут будешь оставаться спокойным?

    На самом деле у Шао Сань Шэна после прочтения письма кровь в жилах застыла от страха. Он переживал за Шао Пин Бо. Он хотел было не говорить ему об этой новости, но разве можно было такое большое дело скрыть от него. А сейчас Шао Пин Бо так разнервничался, как бы не случился рецидив прошлой болезни!

    Шао Пин Бо, у которого началась отдышка, поменялся в лице. Лицо у него стало бледным. Он заправил рукава, оперся на стол, как увидел кровь. 

    — В этот раз этот хитрый Ню достиг моего конца!

    Шао Сань Шэн, увидев кровь на уголках рта Шао Пин Бо, заварил тому чай. Подавая его, он тихо проговорил:

    — Старший молодой господин, прошу вас, не волнуйтесь так сильно. Он всего лишь встретился с ними. Возможно все не так плохо.

    Шао Пин Бо отбросил чашку с чаем рукой, в которой держал послание. Он, качая головой, сказал:

    — Не следовало позволять Лу Шэн Чжуну действовать опрометчиво. Он скосил траву и спугнул змею! Боюсь, он уже догадался, что я хотел заманить его, чтобы убить. Он понял, с какими намерениями я вошел в Южную область. Он ясно понимает, что в этот раз между нами борьба не на жизнь, а на смерть. Не упади я, упадет он. Он разве не понимает этого? Он мог нанести визит главам шести сект только с определенной сектой, не просто так.

    Шао Сань Шэн:

    — Может быть он посещал их для того, чтобы прийти по душу секты Небесного нефрита?

    Шао Пин Бо яростно ответил:

    — А зачем он тогда навестил глав трех сект царства Хань? Зачем ты обманываешь и себя и меня! В Южной области секта Небесного нефрита приняла мое сообщение, а Ню Ю Дао, допустим, должен собрать мощь и силу, чтобы снова сразиться с сектой Небесного нефрита. Но это невозможно сделать за короткий срок. Не имея достаточной власти и силы, не владея Южной областью, он не станет выходить против секты Небесного нефрита! Это как минимум неразумно. В этот раз он пришел по мою душу.

    Шао Сань Шэн, у которого душа тоже ушла в пятки, спросил:

    — Господин, шесть великих сект превосходят царства Янь и Хань. Они обладают местами во дворце Таинственности. Как они будут слушать его одного?

    Информация, которую они получили, была ограниченной. Находившийся в секте Тысячи зверей Чэн Тян Сю не мог все подробно разъяснить. Но было понятно одно:

    — Ню Ю Дао не станет действовать без нужды. Он встретился с шестью сектами, значит на то была причина. Он теперь играет не на жизнь, а на смерть. Пока он ничего не предпринимает, но если он начнет действовать - то уже против меня!

    Сказав это, он оперся руками на стол, опустил голову и сказал:

    — Шао Сань Шэн, подготовь-ка несколько дел. Во-первых, скажи уже обученным ученикам, которые проявили себя хорошо, пусть готовятся покинуть это место. В такое смутное время держать их тут - это большая ответственность. Они вернутся снова, когда все наладится. Во-вторых, проверь еще раз пути отхода для нас. Это наша последняя надежда. Займись этим лично сам, не поручай это дело другим. В третьих, в царстве Ци, когда еще была жива сестра Су, судя по некоторым следам, мне кажется дворец Утренней Луны относится с царству Ци необычно. Свяжись с дворцом Утренней луны и вели им отправить группу хорошо обученных учеников сюда. Скажи, что это необходимо для того, чтобы доставить важных людей из царства Ци. Дворец Утренней Луны обязательно должен согласиться.

    Размахивая рукой, Шао Пин Бо сказал:

    — Иди быстрее выполнять!

    Это были меры, которые нужно было предпринять, если вдруг Бэйчжоу рухнет в одночасье. Шао Сань Шэн дрожащим голосом спросил:

    — Господин, ситуация еще не ясна, к чему так торопиться?

    Шао Пин Бо свирепо ответил:

    — Я столько лет в Бэйчжоу, и как ты думаешь, могу ли я все так легко бросить? Раз уж все так получается, то нужно готовиться к самому плохому.

    Шао Сань Шэн: Нам нужно оповестить господина?

    Шао Пин Бо: Нет, не нужно. Не дайте отцу узнать об этом. Если произойдут изменения и нужно будет освободиться, тогда используем отца.

     Шао Сань Шэн, раскрыв широко глаза и не веря услышанному, спросил:

    — Нужно… нужно пожертвовать жизнью господина?

    Шао Пин Бо:

    — Ты что за чушь несешь? Неужели я такой человек в твоих глазах? Отец всегда держал военную власть Бэйчжоу в своих руках. Никто бы не посмел соваться сюда. Но независимо от того, от чьих рук падет отец, мы все еще можем полагаться на него. За некоторое время не думаю, что отцу грозит опасность. Однако, если я не спасусь, то мы оба - отец и сын не спасемся. Понятно тебе?

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 508 - Контролируя гонимые ветром облака.

    Глава 508 - Контролируя гонимыe ветром облака.

     

    Шао Cань Шэн понял, cложил руки и поклонился:

    — Старый слуга тогда пойдет выполнять ваши поручения.

    Шао Пин Бо: Иди, иди! - сказал он, опираясь обеими руками на стол.

    Bдруг он увидел на рукаве пятно ярко-красного цвета и погрузился в печаль.

    За эти последние годы из-за болезни рядом с ним всегда был культиватор, который присматривал и поддерживал его здоровье. 

    Oн сам прекрасно понимал, что полностью исцелиться от этой болезни не сможет. Если бы рядом не было культиватора и этиx условий для поддержания здоровья, то он бы уже давно покинул этот мир.

    Hемного погодя он неожиданно поднял голову. Вдруг его глаза засверкали, и он обошел книжный стол. Дойдя до стены, где висела карта семи государств, он пристально посмотрел в точку, где находился Бэйчжоу. Повернувшись, он быстро вернулся за стол. Взяв листок бумаги и кисть, Шао Пин Бо стал лихорадочно писать шесть писем.

    Когда он закончил писать и поставил в конце письма печать, в кабинет зашел Шао Сань Шэн. В руках у него была чаша с горячей водой и полотенца. Он стал вытирать кровь со рта Шао Пин Бо.

    Шао Пин Бо оттолкнул его и, вручив ему те 6 писем, сказал:

    — Поручи Сун Шу и Чэн Гуй Шуо взять по три письма и доставить их в царства Янь и Xань. Сун Шу не осмелится вернуться в царство Янь, поэтому вели ему везти письма в царство Хань. Пусть  свяжется с учением Ста рек, Непревзойденным дворцом и учением Небесной девы. А Чэн Гуй Шуо скажи, пусть едет в Царство Янь и свяжется с Дворцом Блаженствия, Пещерой Черного золота и Горой духовных мечей. Пусть едут немедленно, как можно скорее! Без права на ошибку! -  после чего он позволил ему протереть кровь у рта.

    Увидев шесть писем в руках, Шао Сань Шэн понял - это письма, в которых говорилось, что они добровольно сдаются. Он удивленно спросил:

    — Старший молодой господин, что это такое?

    Он не понимал, как можно сдаться обеим сторонам.

    Шао Пин Бо, прикрывая рот мокрым полотенцем, многозначительно сказал: 

    — Ню Ю Дао встретился с главами шести сект и подстрекает их против меня. Если я притворюсь, что иду на переговоры и добровольно сдамся царству Янь, то разве они станут трогать меня?

    Pазве можно взять половину Бэйчжоу? Как бы там ни было, царство Хань тоже так думает! Неважно какая сторона, получив мое письмо, они определенно будут опасаться, что другая сторона будет оказывать влияние на Бэйчжоу, и определенно будут хранить все в секрете.

    Tогда Шао Сань Шэн наконец-то понял:

    — Старший молодой господин имеет в виду, что сначала надо таким образом утихомирить шесть сект?

    Шао Пин Бо:

    — Сначала путем переговоров нужно успокоить их, тогда все шесть сект прекратят свои действия, успокоятся царства Янь и Хань, и Гора Дачан также успокоится. Тогда это позволит нам выиграть время и порешать с Ню Ю Дао. Главное, чтобы этот негодяй, который постоянно ставит нам палки в колеса, не мешался. Бэйчжоу будет продолжать играть на две стороны и этим сбалансирует свое положение. Этот хитрый Ню Ю Дао играет с огнем, а я сделаю Бэйчжоу временной приманкой. Кто убьет Ню Ю Дао - тому я и подчинюсь, но Ню Ю Дао хорошо жить я не позволю.

    Шао Сань Шэн, выслушав его, покачал головой в знак согласия:

    — Я тогда пойду выполнять поручения.

    ………

    Шао Сань Шэн быстро вошел в тайную комнату, где его ожидал хилый Чэн Гуй Шуо. Тот увидев его, быстро встал и сложил руки:

    — Господин Шао.

    Шао Сань Шэн ответил ему, махнув рукой. После чего он из рукава достал три письма и передал их Чэн Гуй Шуо:

    — Немедленно доставь эти письма в указанное местоположение.

    Чэн Гуй Шуо посмотрел на письма и увидел, что отдельно нужно их доставить в Дворец Блаженствия, Пещеру  Черного золота и Гору духовных мечей. Немного не понимая, он сказал:

    — Господин, это такие важные секты. Разве они позволят мне встретиться с ними?

    Шао Сань Шэн: Позволят - не позволят, главное - ты должен доставить их туда, куда нужно. И сделать так, чтобы они получили эти письма. Больше от тебя ничего не требуется. Понял?

    Чэн Гуй Шуо: Хорошо! Тогда я попрощаюсь с Сун Шу и тотчас выеду.

    Шао Сань Шэн:

    — Я же тебе говорю, что это надо сделать секретно. Никто не должен видеть и знать об этом. Сейчас же выезжай. Сун Шу я сам все объясню. Я все устроил, тебя проведут через город. По пути не общайся с кем попало и не разговаривай ни с кем. Если что, имей в виду, что это грозит твоей жизни!

    Чэн Гуй Шуо: Так точно!

    Шао Сань Шэн достал деньги и отсчитал ему миллион золотых. Эти деньги он дал ему на дорожные расходы, однако на дорогу столько денег не требовалось. Конечно было понятно, что это лично ему адресованные деньги - аванс за услугу.

    — Когда вернешься, еще дам! - сказал он, отдавая деньги Чэн Гуй Шуо…..

    Примерно через полчаса Чэн Гуй Шуо уже находился за городом. Он летел на всех парах.

    Подождав, когда он отдалиться от города, Чэн Гуй Шуо вдруг потянул за поводья и резко поменял направление. Он приземлился в горном лесу.

    Приземлившись в лесу, он подлетел к горному обрыву, быстро слез с коня и достал три секретных письма. Он просто раскрыл и начал разглядывать их. Временами он смотрел по сторонам настороженно.

     

    ……

    В лесу, у подножья одной горы повсюду стояли следы древних лет – буддийские памятники-реликвии. Время и сильные ветра неплохо их потрепали, что на изображениях памятников не осталось четких очертаний, виднелись одни лишь силуэты буддийских памятников. А памятников, на которых можно было разглядеть лица, было совсем немного.

    Это прекрасное место, где рождались одни таланты, было местоположением секты Горы Дачан. У подножья горы десяток человек, оседлавших птиц, поделились на двое и двинулись вперед.

    Одна половина двинулась прямо в сторону Бэйчжоу, когда как другая половина осталась под руководством главы Хуан Ли.

    Хуан Ли, который мчался словно ветер, был предельно серьезен. Он без передышки и остановок вел своих людей в секту Тысячи зверей.

     

    Получив весть от старейшины Хуан Туна, он узнал, что Шао Пин Бо опять навлек на себя месть Ню Ю Дао. Более того, в этот раз случай был не из обычных. Неожиданно он вовлек сюда еще и шесть сект Царств Хань и Янь. Было очевидно, что это было сделано с целью обратить внимание на Бэйчжоу. Ню Ю Дао в этот раз серьезно взялся за это дело.

    Старейшины горы Дачан, услышав это, были очень удивлены и злы. Действия Шао Пин Бо действительно привели их в ярость. Ранее они уже три раза предупреждали его не трогать Ню Ю Дао и не навлекать на себя беду. Однако этот тип не слушает их. Видимо, в этот раз необходимо будет преподать ему урок.

     Раз все так далеко зашло, и это была проблема не из самых простых, как может Хуан Ли бездействовать? Потому он и направился так спешно в секту Тысячи зверей. Он должен был как можно скорее добраться туда, без остановки и отдыха.

    Одновременно он отправил начальнику резиденции Бэйчжоу - Чжун Ян Сю весть и велел, чтобы тот допросил Шао Пин Бо и узнал, как все это могло произойти. Также дополнительно он отправил нескольких хорошо обученных учеников к нему на всякий случай.

     

    ……

    На заднем дворе резиденции Южной области загоревший молодой парень мучительно стоял под прожигающим солнцем, раздетый по пояс. В двух своих руках он держал копье. Он еле стоял на своих дрожащих ногах и весь обливался потом. Казалось, вот-вот он падет.

    Этот малец был сыном Ло Ана. Он, следуя за старым Мэн Шань Мином, всюду толкал его инвалидную коляску.

    — Продолжай! - напомнил Мэн Шань Мин, который заметил, что тот собрался мухлевать. Он сидел в своей коляске под тенью деревьев.

     «Дун!»

    Ноги мальца не выдержали, после чего он тяжело грохнулся на землю. Стараясь изо всех сил, он все- таки поднялся. Подняв голову, он виновато посмотрел на строгого Мэн Шань Мина. Он стал было подходил к нему, как Мэн Шань Мин яростно крикнул:

    — Подними копье!

    Малец быстро вернулся и поднял копье. Опустив голову, он поплелся к Мэн Шань Мину.

    Мэн Шань Мин:

    — Ты что забыл все, о чем я тебе говорил?

    Малец: Нет, нет! За пять лет я не выпускаю из рук копье. Пью, кушаю, справляю, это копье точно стало еще одной частью моего тела. А на кого покажешь, того и побью. Я им владею, как рука владеет пальцами.

     

    — Ха- ха-ха! – послышался тут смех Шан Чао Цзуна, который стоял неподалеку.

     

    Шан Шу Цин, Лан Жо Тин и постоянно за ними следующий второй сын Ло Ана только было зашли во двор, как застали недавнюю сцену.

    Увидев вошедшую Шан Шу Цин, старейшина семейства Ло обратившись к мальцу Ло Да Ану, который был в одеянии Адама (п.п. раздетый по пояс), что не было подходящим. И сказал тому:

    — Ты иди, передохни немного.

    — Хорошо! - сказал Ло Да Ан, приподняв копье и оглядываясь на братика.

     

    Второй сын Ло Ана тихонько высунул язык, поняв, как сложно его брату тут.

     

    Шан Шу Цин вошла и смеясь спросила:

     

    — Дядя Мэн, не перебор ли это для мальца?

     

    Два сына Ло Ана получили себе отнюдь незамысловатые имена, старшего звали Ло Да Ан, младшего звали Ло Сяо Ан  (п.п. что переводится, как старший и младший сыновья). Сейчас Да Ан учился больше военному мастерству, тогда как Сяо Ан предпочитал литературу.

    Мэн Шань Мин: Я и сам раньше так занимался.

    — У строгих учителей выдающиеся ученики! - сказал шутливо Лан Жо Тин, потом обратившись к своему ученику Сяо Ану, сказал:

    — Видишь, как трудится твой брат? После этого будешь говорить, что сложно читать и писать?

    Сяо Ан засмеялся деланным смехом «хе-хе!» и сказал:

    — Учитель прав. Все, что говорит учитель- правильно!

     Лан Жо Тин:

    — Маленький хитрец, мелкое умишко!- холодно фыркнул он. После чего продолжил:

    — Как вернешься, еще сто раз перепиши то, что вчера мы проходили.

    — Ладно!- сказал Сяо Ан, у которого уже прошел весь энтузиазм. 

    Наблюдая за всеми этими людьми, Мэн Шань Мин понимал, что им есть что сказать. Иначе эти все не стали бы приходить вот так вместе за раз. Да и дел у них было тут полно.

     

    Заметив это, Шан Шу Цин начала:

    — Владыка Дао сейчас не в Южной области, а гостит все еще в секте Тысячи зверей, что в государстве Сун. Этот Чэн Тян Сю из секты Небесного нефрита тоже прибыл туда. Человек, который был отправлен в государство Сун, чтобы переговорить с тамошним человеком сообщает, что это не совсем понятная ситуация. Также неизвестно, что там делает Владыка Дао.

    — Ушел тихо, никому ничего не сказав. - проговорил как бы себе шепотом Мэн Шань Мин. Он продолжил:

    — Кажется, после того сражения он не часто бывает в Южной области. Видимо у него закончились средства, чтобы продолжать вести борьбу против секты Небесного нефрита.

     Лан Жо Тин многозначительно добавил:

    — Рано или поздно, он все равно вновь вернется сюда.

    Шан Шу Цин колеблясь, ответила:

    — Тогда я подожду, раз все спокойно пока. Надеюсь, секта Небесного нефрита поехала не вслед за ним, чтобы преследовать его.

     Все хорошо понимали смысл этих слов, ведь эта борьба Ню Ю Дао с сектой Небесного нефрита уже затянулась. Более того, если раньше это происходило внутри Южной области, то сейчас это могло выйти за пределы. И если эта борьба начнется во всей Поднебесной, то это может заметно ударить по власти Ню Ю Дао. Потому-то все и были обеспокоены этим.

    Мэн Шан Мин, заметив беспокойство в ее глазах, тихонько охнул: «Эта девочка чем дальше, тем старше. Все еще хочет после этой борьбы поговорить с Ню Ю Дао, а сейчас даже не знает - увидит ли снова Ню Ю Дао.» Он, утешая ее, сказал:

    — Этот Владыка Дао - баловень какой-то! С такой силой и властью в его руках, контролируя гонимые ветром облака и укрощая драконов, да  тигров, конечно он не отступит. Не думаю, что может произойти что-то серьезное. Вот подожди, он еще вернется с победой!

    …………..

     

    — Зачем нам нужно встретиться снаружи? - возмущался Чэн Тян Сю, который стоял посреди двора с тем немногословным старцем, что был в подчинении у Вэн Син Чжао.

    На что молчаливый старец ответил:

    — Госпожа не стала бы трогать тебя, если бы это не было необходимо. Обдумав все, она решила, что не стоит тебе неожиданно врываться к ней. Иначе как ей объясняться перед главой? Тут в секте Тысячи зверей везде уши. Это не то место, где стоит разговаривать.

    Глава 509 - Увядшая слава.

    Глава 509 – Увядшая слава

    Чэн Тян Cю изумился, подумал немного и действительно осознал. Pазве своими силами Bэн Син Чжао не могла сама убить сваxу? Только осмелится ли она так действовать пеpед Ду Юн Саном. 

    Oн понимая ответил: Тогда я был грубым, но у меня не было выбора. Мне нужно было встретиться с госпожой. 

    Hа что молчаливый старик сказал: Не говори чепухи. Идешь или нет?

    Чэн Тян Сю улыбаясь ответил: 

    — Раз госпожа приглашает, то разве я могу не пойти. Я пойду. 

    — Тебе не стоит идти со мной. Иди сам. – молчаливый старик сказал, развернулся и ушел. Только Чэн Тян Сю хотел проводить его, как старик сразу проговорил: 

    — Не стоит. A то привлечем внимание. 

    Снова повернув голову, Чэн Тян Сю не знал, что сказать. Однако настроение у него было приподнятое, радость переполняла его сердце. 

    Если Вэн Син Чжао возьмется за Ню Ю Дао, то тогда у Ню Ю Дао разве останется шанс? У него будет только один вариант – смерть. А секта Небесного нефрита сможет потом позаботиться о свахе. Это для них проще простого, и тогда они сочтутся с Вэн Син Чжао. 

    От того, что они избавятся от Ню Ю Дао, Чэн Тян Сю, восхищаясь своей же хитростью, сказал, качая головой: 

    — Ню Ю Дао, Ню Ю Дао… Ты и во сне не мог подумать, что будешь убит из-за ревности двух женщин к одному мужчине? Взял ее - думал к добру, а в итоге из-за нее же и погибнешь. С потаскухами нужно быть осторожнее. А у этой свахи репутация - действительно заслуженная!

    Увидев его радостное лицо, к нему подошли несколько учеников. Он сказал им: 

    — Двое со мной, а остальные оставайтесь здесь. 

    В итоге три человека вышли из двора. Чэн Тян Сю застыл. Недалеко на дереве он сразу же увидел парящий силуэт Вэн Син Чжао. Она похоже ожидала его. 

    «Не боится, что ее увидят? Почему она ждет здесь?»

    Xоть он немного сомневался, но все же не смел мешкать. Поэтому Чэн Тян Сю подлетел и остановился под деревом. Он с заискивающей улыбкой, сложив руки, приветствовал:

    — Госпожа Ду!

    Вэн Син Чжао презрено посмотрела на него. 

    В этот момент из-за дерева вышел молчаливый старик и подошел к Чэн Тян Сю. 

    Чэн Тин Сю сложил руки снова: 

    — Я до сих пор не знаю имени почтен… - его слова оборвались. 

    Молчаливый старик выпустил из рукава холодный блеск и пронзил им сердце Чэн Тян Сюн, отчего на спине Чэн Тян Сю показалась свежая кровь. 

    — Ты… - Чэн Тян Сю, вытаращив глаза, опустил голову и посмотрел на грудь. 

    Kороткий клинок торчал в его груди. И когда клинок вытащили, Чэн Тян Сю повалился на землю. Он содрогался и с выпученными глазами смотрел на старика, а потом посмотрел на Вэн Син Чжао, которая стояла на верхушке дерева. 

    Он не понимал. Он вовсе не понимал: «ПОЧЕМУ?»

    Его посмели убить перед вратами секты Тысячи зверей!

    Холодный блеск мелькнул, и старик убрал клинок обратно в рукав. Он убил так легко Чэн Тян Сю, что тот даже среагировать не успел. 

    — Дядя!

    — Наставник!  - два ученика застыли. Они крикнули и смотрели на лежащего на земле Чэн Тян Сю. Однако под взглядом молчаливого старика они не смели приближаться. 

    Стоящая на дереве Вэн Син Чжао косо посмотрела на них. Если бы не слова брата-наставника, то она вовсе не появилась бы из-за этой мелочи. И что, что она свела счеты у ворот секты Тысячи зверей? 

    То, что она не убила его в секте Тысячи зверей, уже было уважением по отношению к ним. А что насчет секты Небесного нефрита? Эта секта вовсе ее не заботила. Крошечный старейшина секты Небесного нефрита вовсе не касался ее. Захочет убить - убьет. Что секта Небесного нефрита сможет сделать секте Явлений природы?

    Она промелькнула, спустилась около дверей и со спокойным каменным лицом вошла на территорию секты. 

    Стража секты Тысячи зверей тоже удивляясь смотрела на нее. Два ученика, которые стояли у ворот, медленно повернув голову, пораженно смотрели, как она прошла внутрь. 

    Молчаливый старик убедившись, что Чэн Тян Сю погиб, тоже промелькнул и последовал за Вэн Син Чжао. 

    — Дядя, наставник! – два ученика секты Небесного нефрита сразу же подлетели к Чэн Тян Сю и начали оплакивать его. 

    Это дело не назовешь маленьким или большим, но шуму и забот от него не оберешься. 

    Вэн Син Чжао знала это. И когда она вернулась в гостевой двор, то увидела медитирующего Ду Юн Сана. 

    Ду Юн Сан понял, кто пришел, и не открывал глаза. 

    Вэн Син Чжао посмотрела на него немного и потом спокойным тоном сказала: 

    — Того человека из секты Небесного нефрита я убила перед воротами секты. Только были свидетели. Возможно у нас будут проблемы. 

    Ду Юн Сан по-прежнему, не открывая глаз, медленно ответил: 

    — Твои проблемы - мои проблемы. Я решу это. Иди отдыхай. 

    Вэн Син Чжао слегка наклонилась. Ей нравилось с детства, когда Ду Юн Сан так отвечал ей. 

    Она кивнула: Угу. – и так довольная, легкой походкой ушла…

     

    — Что ты сказал?

    В главном зале Си Хай Тан внезапно встал. Он не смел в это верить. 

    Важные гости, стоящие по бокам от него, тоже удивились и растерянно переглядывались между собой. 

    А докладывающий новость Чао Цзин горько улыбаясь ответил: 

    — Глава, все верно. Снаружи наши ученики лично все это видели. Теперь ученики секты Небесного нефрита стоят снаружи и требуют справедливости. 

    Си Хай Тан почернел от злости: Что эта сумасшедшая творит?!

    До этого она побила сваху, а они и так ей помогли загладить инцидент. А теперь она убивает гостя секты Тысячи зверей. Как теперь секте Тысячи зверей отвечать гостям?

    «Хоть не уважаешь секту Небесного нефрита, но хотя бы у нас не наводи хаос!» - Он чуть ли не проговорил вслух: «Если ты хочешь убить, так отведи подальше и убей!? Перед нашими вратами зачем так делать?»

    Чао Цзин вздыхал. Он тоже не знал, что эта сумасшедшая творила. 

    — Господа, прошу простить меня. У меня появились дела. – Си Хай Тан сложил руки перед гостями. 

    Несколько человек в ответ сложили руки. Они понимали его заботы. 

    Си Хай Тан быстрым шагом ушел, ведя с собой группу людей, а другой ученик провожал гостей. 

    Когда Си Хай Тан поспешно выходил из главного зала, он перед выходом остановился. Потому что на середине крыльца стояли два ученика секты Небесного нефрита, а на их головах была перевязана белая лента. Рядом с ними лежали носилки, покрытые белой тканью. Очевидно это был тот убитый старейшина. 

    У Си Хай Тана разболелась голова. Он не мог из-за крошечной секты Небесного нефрита ссориться с сектой Явлений природы. Но ведь убили его гостей. Он должен был как-нибудь ответить секте Небесного нефрита. Иначе что все в поднебесной будут говорить?

    Молва людей - опасная штука. А для могущественной секты тем более. 

    Среди мира простых людей или простых культиваторов - это еще ладно, но среди высокопоставленных сект репутация - вещь непростая. 

    Конечно не обходится и без бесстыдников, только секта Тысячи зверей не то место. 

    Этот старейшина Чэн, можно сказать, сам постоянно не сидел на месте. В итоге из живого превратился в мертвого. 

    Но Си Хай Тан не знал, что ответить на нынешнюю ситуацию. Если бы он знал, что так все произойдет, то он просто бы не выпускал Чэн Тян Сю. 

    «Ладно!» - Си Хай Тан пока не стал разговаривать с учениками секты Небесного нефрита, а повернулся и направился к людям секты Явлений природы. 

    Он быстро дошел до гостевого дома, где среди павильонов спокойно гулял Ду Юн Сан. 

    — Ду Юн Сан, твоя жена хорошо дела делает. – Си Хай Тан еще не дошел, как издалека можно было услышать его недовольный голос. Потом появился он и его люди. 

    Ду Юн Сан повернулся и серьезно посмотрел на Си Хай Тана. 

    Он медленно спросил: 

    — Что произошло, что брат Си Хай так гневается?

    Си Хай Тан: Ты притворяешься, что ничего не знаешь? Ученики мои лично видели, как твоя жена перед воротами секты убила нашего гостя. Неужели ты не собираешься оправдываться передо мной?

    Ду Юн Сан не признаваясь ответил:

    — Один не знающий высоты неба и глубины земли подонок. Убили и убили. Что с него взять? Что тут удивительного?

    — Он - гость нашей секты. Или здесь секта Явлений природы может делать все, что захочет? Может нам в вашей секте тоже поубивать нескольких гостей?

    — Ты сначала узнай, что произошло!

    — Что произошло? Хорошо. Тогда ты мне расскажи, что было? А то мне принесли труп и требуют справедливости!

    — Мерзавец заслуживал смерти. Он, оказывается, посмел говорить, что у меня были связи со свахой из царства Ци. Ты скажи, нужно было его убивать или нет? Если бы я не уважал вашу секту, то сразу бы и убил здесь. Брат Си Хай, ты как-то резко начал реагировать. Не подстроил ли ты все это сам, чтобы навлечь на меня проблемы?

    — Нельзя врать в таких делах… Он действительно так говорил тебе?

    — У меня нет времени перед тобой оправдываться. Хочешь - иди и спроси у людей секты Небесного нефрита. 

    Только он отправил Си Хай Тана, как снова к Ду Юн Сану пришли люди. 

    Это были главы дворца Блаженствия, пещеры Черного золота и горы Духовных мечей. Все трое представителей пришли требовать справедливости от Ду Юн Сана. 

    Чэн Тян Сю - тоже культиватор царства Янь. И хоть он не был культиватором трех сект, но в некоторой степени можно сказать, что Чэн Тян Сю - человек трех сект. Если бы он погиб в другом месте, то ладно. Но его убили здесь. Когда главы трех сект были здесь. Они разве могут спокойно смотреть, как их человека при них убивают? Что они потом скажут культиваторам своего царства? Это убийство было пощечиной для них. 

    Чэн Тян Сю можно сказать славно погиб. Мало кто из культиваторов при смерти в царстве Янь удостаивается внимания трех сект. Но здесь они вступились за него. Такого обращения даже глава секты Небесного нефрита не получал. 

    Однако Ду Юн Сан все также объяснил и трем главам и также проводил их к секте Небесного нефрита. Он также сказал, что у Чэн Тян Сю просто не было права так говорить. Они на его месте тоже возможно бы так поступили. Чэн Тян Сю пришел к Вэн Син Чжао и говорил об отношениях Ду Юн Сана со свахой. Действительно смерти захотел?

    А секта Небесного нефрита действительно не могла признать, что подговаривала секту Явлений природы убить Ню Ю Дао. 

    Это Вэн Син Чжао понимала и поэтому так сделала. Она знала, что Ду Юн Сан справится с этой проблемой. Она знала, что такая не маленькая, но в то же время не важная проблема будет легко решена. 

    Под давлением секты Тысячи зверей ученики секты Небесного нефрита разве могли что-то сделать. Тем более три могущественные секты отправляли к ним людей и так узнали о том, что произошло. Ученики секты Небесного нефрита действительно не посмели говорить, что пришли по душу Ню Ю Дао. Иначе тогда у них начнутся проблемы посерьезнее, когда они вернутся обратно. 

    Три секты царства Янь здесь и уже помогли своим культиваторам царства Янь, поэтому секта Небесного нефрита не стала больше поднимать шум. Под давлением трех сект секта Небесного нефрита не стала стоять на своем и действительно признала, что Чэн Тян Сю рассердил своими словами Вэн Син Чжао. 

    В итоге секте Явлений природы ничего не было. С сектой Небесного нефрита тоже разобрались и всю вину свалили на мертвого. Вот и мертвый уже получил по заслугам. 

    Единственное, секте Тысячи зверей не повезло. Ведь гость погиб у них на территории, и они должны были хоть как-то оправдаться перед сектой Небесного нефрита. Поэтому они дали им миллион золотых. 

    А секте Небесного нефрита ничего не оставалось, как принять деньги. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 510 - Потому, что ты здесь!

    Глaва 510 – Потому, что ты здеcь!

    — Может ли как-то с этим быть связан Ню Ю Дао?

    После того, как все уладилось, Си Хай Tан веpнулся в главный зал и спросил Цзю Шаня. 

    Чэн Тян Сю говорил о сваxе, а это сразу же их навело на мысль о Ню Ю Дао. Тем более они оба знали цель прихода Чэн Тян Сю. Oн-то прибыл сюда по душу Ню Ю Дао. Поэтому они не могли исключить причастность Ню Ю Дао к этому делу. Может быть Чэн Тян Сю хотел руками секты Явлений природы убить Ню Ю Дао. 

    И хоть дело уже замяли, но как бы там ни было, секта Тысячи зверей должна была разобраться во всем этом. 

    Kак Чэн Тян Сю узнал, что Bэн Син Чжао ударила сваху? Ведь эту информацию держали под строгим запретом. Кто мог поделиться этой информацией?

    Так они узнали, что Чэн Тян Сю и дядя Чэн почти одновременно посещали секту Явлений природы. 

    Цзю Шань: Я только что спрашивал Ню Ю Дао. Он сказал, что тогда вовсе не знал о приходе Чэн Тян Сю. А дядя Чэн, узнав, что сваху побили, пошел разбираться с Ду Юн Саном, так как ранее был с ним знаком. И только после этой встречи Ню Ю Дао узнал о прибытии Чэн Тян Сю. Неизвестно – правда это или нет, но сейчас доказать причастность Ню Ю Дао к этому делу сложно. 

    Си Хай Тан, подумав немного, спросил: Кто проболтался Чэн Тян Сю?

    Цзю Шань задумался:

    — Eсть два варианта. Первый - это ученики секты Небесного нефрита узнали от наших учеников каким-то образом. Второй - это проболтался внук Чао Цзина - Чао Шэн Хуай. Когда он проходил мимо их двора, Чэн Тян Сю уговорил остаться его ненадолго. Другие ученики видели, как они потом о чем-то разговаривали. 

    Дело коснулось Чао Цзина, и Си Тай Хай нахмурил брови. Он спросил: 

    — Тех учеников допрашивали?

    Цзю Шань: Допрашивали. Никто не признается. Однако они сказали, что после этого ученики секты Небесного нефрита спрашивали насчет дела свахи? Тогда ученики удивились, откуда те узнали? Но точно ясно, что ученики секты Небесного нефрита начали спрашивать о ней после разговора с Чао Шэн Хуаем. 

    Си Хай Тан: Ты думаешь, что это Чао Шэн Хуай проболтался?

    Дело касалось Чао Цзина, и Цзю Шань, наливая вино, сказал:

    — Действительно есть такая вероятность. Если это на самом деле так, то думаю, он не специально это сделал. Ученики говорят, что Чао Шэн Хуай вел себя с Чэн Тян Сю грубо и явно не искал с ним встречи. Это Чэн Тян Сю привык всех уговаривать. Он как меня упрашивал, так и Чао Шэн Хуайя скорее всего уговорил. Молодежь, может и проболтаться. Они не опытны. Поэтому вероятность этого велика. 

    Си Хай Тан помолчал немного: Допрашивали Чао Шэн Хуайя?

    Цзю Шань: Еще нет. Все же это внук старейшины Чао, мы не хотели привлекать внимание. Я как раз хотел спросить мнения главы. 

    Си Хай Тан: Этот мальчик не одарен, у него нет великолепного будущего. Если бы не брат Чао, то малец бы влачил жалкое существование. Дело не получило громкой огласки, да и все уже решено. Поэтому не нужно сейчас распространяться. На этом и закончим. Братец, секта наша большая. Людей много, за каждым не уследишь. 

    Цзю Шань понимал его. Из-за такого небольшого дела задевать старейшину Чао не стоит. Да и тронешь его, какой прок от этого? Они просто ударят по репутации Чао Цзина. Соученикам не стоит так относиться друг к другу. Цзю Шань ответил: 

    — Ясно!

    Однако после того, как он ушел, позже Цзю Шань все же рассказал Чао Цзину о случившемся. Чтобы тот знал, о чем они с главой говорили. 

    Чао Цзин кивнул и ушел допрашивать Чао Шэн Хуайя. 

    Чао Шэн Хуай плакал, становился на колени, но не признавал своей вины. Он говорил, что это ученики секты Небесного нефрита так на него наговаривают. Он предлагал провести ему очную ставку с учениками секты Небесного нефрита. Он, можно сказать, был готов к такому допросу. 

    Чао Цзин разве мог его отпустить устраивать очную ставку с учениками секты Небесного нефрита? Поэтому ему оставалось только поругать внука и наказать его лишением денежных средств на несколько месяцев. 

    Ню Ю Дао сидел в павильоне за шахматами. Он играл сам собой и размышлял над ходом.

    Это дело тоже превзошло его воображение. Дядя Чэн вернулся живым. После этого он сразу же определил, что в те года Ду Юн Сан непросто отпустил сваху, а возвращение дяди Чэна говорило о предстоящей смерти Чэн Тян Сю. 

    Только он не думал, что секта Явлений природы вот так убьет Чэн Тян Сю и накликает себе проблем. Более того, он не думал, что Вэн Син Чжао лично появится при убийстве. Это что означает? Это, можно сказать, сбило его с толку. 

    Изначально он думал, что секта Явлений природы не будет создавать себе проблем и тайно устранят Чэн Тян Сю. Он тоже не хотел себе проблем. Ведь секта Тысячи зверей может начать проводить расследование, и тогда они могли бы выйти на него. А тут как раз приходил Цзю Шань расспрашивать его. 

    Постепенно он пришел в себя и вздыхая сказал:

    — Похоже отношения Ду Юн Сана и Вэн Син Чжао очень непростые. 

    Стоящий рядом Юань Ган сказал:

    — Как бы они не вышли на Чао Шэн Хуайя, а потом и на тебя. 

    Ню Ю Дао взял пешку и сказал: 

    — Не переживай. Чао Шэн Хуай хоть человек так себе, но он впрочем умен. Он ясно понимает, что если они найдут его связь со мной, то у него тогда будет много проблем. И тогда его наказание будет не из легких. Он знал, где будет тяжелее, а где можно немного потерпеть. Однако… - Он снова покачал головой. 

    Хоть проблема с Чэн Тян Сю была устранена, но у Ню Ю Дао не получилось настроить Ду Юн Сана против Вэн Син Чжао. Вэн Син Чжао лично пошла атаковать Чэн Тян Сю - это означало, что она приносила извинения свахе. 

    Одна проблема устранена, но вторая еще осталась. Убить человека чужим ножом получилось, а вот с Вэн Син Чжао счеты еще не сведены. 

    И в этот момент показалась Гуань Фан И. Она подошла и, поправив сзади юбку, села напротив Ню Ю Дао. Выглядела она довольной. Она пристально посмотрела на Ню Ю Дао и спросила: 

    — Ты разбойник, а еще можешь и в шахматы играть?

    Ню Ю Дао тоже улыбнувшись спросил: Вышла из заточения?

    Гуань Фан И достала из чашки белую шашку и положила на доску: 

    — С тобой страшно играть в шахматы. Ты ведь невидимо и убить можешь! Старейшина Чэн похоже был тобой убит. Если бы я не вышла, то неясно, что бы еще произошло.

    Она похоже уже все узнала. Дядя Чэн подумал, что не стоит больше скрывать от нее все произошедшее, вот и рассказал ей. 

    Ню Ю Дао понимал это и, поставив шашку, сказал:

    — Ничего такого. Если кого-то другого обижают, то ладно. Но если обижают моих людей, то значат обижают меня. 

    Гуань Фан И удивленно спросила: А тебя-то чем обидели?

    Ню Ю Дао вздыхая сказал: 

    — Первая красавица поднебесной закрылась в комнате. Вроде рядом, но не видно. Я не вижу ее, и мне грустно становится, а на сердце тяжело. И каждый день тогда идет, как год. Словно вместо одного дня идут три осени. 

    — Хахах! – Гуань Фан И засмеялась: Тебе разве сложно было увидеть меня? Ты уже видел, как я купалась. Тебя тогда и дверь не удержала, чего тебе еще ждать? 

    Два человека так флиртовали между собой, а Юань Гану было противно все это слушать. Поэтому он ушел. 

    Когда Юань Ган удалился, Гуань Фан И перестала смеяться и серьезно сказала: 

    — Спасибо. Я поняла твое доброе намерение. Только в этом нет необходимости. В это дело тебе не нужно встревать. 

    Ню Ю Дао: Похоже, я сую свой нос не в свои дела. 

    Гуань Фан И покачала головой:

    — Нет. Просто я не нуждаюсь в мести. Это не обрадует меня. Я хочу в один момент стать выше ее и смотреть на нее свысока, как она смотрит на меня. Так, чтобы она не смела мне что-либо сказать, не смела мне возражать, смотрела на меня со страхом. Чтобы она вовсе не смела думать задеть меня. Pаньше я не думала об этом, но теперь у меня появилась вера. 

    Ню Ю Дао удивленно спросил: Откуда вера?

    — От тебя! – Гуань Фан И положила шашку: 

    — Потому, что ты здесь. Поэтому у меня появилась вера. Поэтому с тобой ничего не должно случиться. По меньше мере, здесь с тобой не должно случиться беды. Я полагаюсь на тебя!

    Ню Ю Дао горько посмеялся над собой: 

    — Это же секта Явлений природы, а у тебя желание немаленькое. Это желание на меня неплохо давить будет. 

    Два человека немного посмеялись, и Ню Ю Дао потом серьезно сказал:

    — Как я понял, Ду Юн Сан в те годы не просто так тебя бросил. Вероятно, на него надавили. И скорее всего он бросил тебя для того, чтобы защитить. И в сердце похоже у него до сих пор ты. 

    Гуань Фан И помолчала некоторое время и сказала:

    — Я давно догадывалась об этом и ждала его много лет. Думала, что в один день он придет и все объяснит мне. Но факты ясно говорят о другом. Он все эти годы не приходил. Он уже сделал свой выбор, поэтому мне нужно оставить все в прошлом. 

    Ню Ю Дао слегка кивнул: Понял. Ты оставила, и хорошо. 

    Гуань Фан И: Я постоянно общалась с мужчинами и продавала улыбки, разве могу я думать о прошлом? А ты… ты похоже вовсе не испытываешь чувств к женщинам. Ты опасен. В принципе, ты уже в том возрасте, когда должен испытывать влечение к женщинам. С твоими способностями от девушек у тебя не будет отбоя. Поэтому я немного не понимаю тебя. 

    — Ах, чувства ранят людей. Ты разве не хороший пример? Поэтому я не хочу таких проблем. 

    — Поменьше мне говори это. Ты не больной?

    — Ты больная. 

    Пока они разговаривали, Юань Ган снова вернулся и, наклонившись к Ню Ю Дао, сказал: 

    — Владыка Дао, флажок вывесили. 

    Ню Ю Дао признал, что он проиграл Гуань Фан И: Я не буду играть. – встал и собирался уходить. 

    Только Гуань Фан И добавила: Весь день что-то замышляет. Снова что-то надумал? Гаденыш!

    ….

    В одном горном ущелье бродил Ню Ю Дао. Чао Шэн Хуай встретился с ним и начал ругаться из-за того, что Ню Ю Дао его снова подвел. Ведь из-за Ню Ю Дао его чуть не раскрыли. 

    Ню Ю Дао как всегда заткнул его и говорил по делу: 

    — Я уже почти все приготовил. Можно начинать. Ты все приготовил?

    Это и было главной целью прихода Чао Шэн Хуайя. Ведь он хотел пораньше закончить все это. Он надеялся, что Ню Ю Дао пораньше уйдет отсюда. Он все это время покоя себе не находил. Пока Ню Ю Дао здесь, Чао Шэн Хуай не мог спокойно спать. Каждый раз он видел кошмары. Каждый день в страхе для него проходил, как год. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 511 - Показать клыки.

    Глaва 511 – Пoказать клыки.

    — Kогда примерно?

    — Скорее вcего в эти два дня. Точно не могу сказать. Будем смотреть по обстоятельствам. Когда придет время, начнем действовать. 

    — Хорошо. Я подготовлюсь. Перед началом оповести меня, я тогда подготовлю людей, которые примут товар. 

    — Hа этом и решили! Я предупреждаю тебя: времени будет мало, поэтому не стоит поднимать шум. Иначе не нужно потом винить меня. - из глубины свисающих лоз раздался голос Чао Шэн Хуая, который потом исчез. 

    Ню Ю Дао еще погулял немного и потом спокойно вернулся к себе. Юань Ган ожидал его в павильоне. Ню Ю Дао сразу же велел ему передать секте Уляньшань, чтобы они подготовили учеников принимать товар. Только насчет какого именно товара он ничего не говорил. Нельзя было, чтобы новость распространилась. 

    Юань Ган беспокоился и сказал:

    — Bладыка Дао, это дело не мелкое. Eсли обнаружимся, то проблемы будут большие. Ты действительно все ставишь на этого парня?

    Ню Ю Дао: В этом деле только ученик секты Тысячи зверей может помочь нам. Не беспокойся, дело не настолько опасное, как кажется. На самом деле, здесь нет риска. Просто нужно осторожнее заняться делом и все. 

       Когда он начнет действовать, то с лекарством проблем не будет. Товар можно перевезти, как трупы. С этим тоже не должно быть проблем. Никто не будет подозревать Чао Шэн Хуайя. Единственное, где будет опасно, это при передачи товара. В остальном все должно быть в порядке. Даже если его обнаружат, он не станет выдавать меня. Иначе со мной у него появятся еще большие проблемы. 

       Если в других местах появятся проблемы, то из-за Чао Цзина никто не посмеет подозревать Чао Шэн Хуайя. Я уже объяснил ему все. Oн сам знает, как нужно реагировать. Даже если что-то случится, нам нужно будет просто не признавать это и все. 

    Юань Ган немного беспокоясь спросил:

    — Если что-то случится, то простое отрицание нам не поможет. 

    Ню Ю Дао: Принадлежность Бэйчжоу! Если на нас что-то свалится, то у меня есть способы заставить три могущественные секты помочь нам. Да и старейшина Чао захочет помочь нам в своих же интересах. Он будет для нас же стараться. Конечно, это только в крайнем случае. Я тоже не хочу прибегать к крайним мерам. Ведь это доставит нам много проблем и займет много ресурсов!

    Юань Ган кивнул головой. Pаз владыка Дао все просчитал, значит проблем не будет. 

    Двое человек повернули голову и увидели, как царь птиц спускался с неба. Царь птиц спустился во двор. 

    Юань Ган сразу же направился к нему, а Ню Ю Дао спокойно вернулся в павильон. Он сел за шахматную доску и начал собирать шахматы, временами поглядывая по сторонам. 

    Что-то Ин Эр не было видно, раз стало намного чище. Эта королева зверей весь день ела и спала. 

    Не прошло много времени, как Юань Ган пришел и подал письмо: 

    — С Бэйчжоу. 

    Сидящий Ню Ю Дао одной рукой держал меч, а другой рукой взял письмо и начал читать. 

    Это Чэн Гуй Шуо прислал письмо. Он докладывал о ситуации в Бэйчжоу и о том, что ему было велено отправить письма в три могущественные секты царства Янь. Содержание писем было совершенно одинаковым, только получатели были разные. 

    Ню Ю Дао холодно усмехнулся. Его рука задрожала, и письмо загорелось, превращаясь в пепел: 

    — Похоже гора Дачан крепко держит Шао Пин Бо, что он такое важное письмо поручил Чэн Гуй Шуо и Сун Шу. 

    Юань Ган посмотрел на письмо. Ведь в письме не было написано о Сун Шу, поэтому он спросил: 

    — Сун Шу?

    Ню Ю Дао: За эти годы я хорошо следил за ним. Шао Пин Бо ставит себя выше других. Он не допустит и не позволит другим людям управлять собой. У него будут свои приемы, чтобы противостоять царству Хань и Янь. Он все эти годы вкладывал столько сил в развитие Бэйчжоу. Очевидно для дальнейшего развития. Он не пойдет на мировую с царством Янь потому, что хорошо знает, как в царстве Янь будут обращаться с предателями. И знает, что со временем в царстве Янь его влияние сойдет на нет, а соответственно ему будет угрожать опасность. Переговоры о возращении? Он определенно не хочет этого. Просто он хочет дестабилизировать два царства, чтобы посеять раздор между ними, и чтобы успокоить гору Дачан. Шао Сань Шэн велел Чэн Гуй Шуо не видеться с Сун Шу… Если я верно понял, то Сун Шу должно быть направляется в царство Хань. 

    Он закрыл глаза и начал перебирать в пальцах шашку. 

    Юань Ган не тревожил его, потому что знал - Владыка Дао сейчас обдумывает следующие действия. 

    Через некоторое время Ню Ю Дао медленно открыл глаза:

    — Должны успеть. 

    Юань Ган не понимал его и ждал, когда тот объяснит. 

    Ню Ю Дао усмехнувшись сказал: 

    — Я знаю, что он легко не сдастся и определенно будет сопротивляться. Если он стабилизирует положение, то я уже не смогу его схватить. Нужно действовать. Я итак этого ждал много времени!

    Юань Ган: Нужно ли вернуть письмо? Чэн Гуй Шуо ожидает дальнейших распоряжений. 

    — Отправь! – Ню Ю Дао положил две белые шашки вокруг черной. 

    — Пусть передает трем сектам письма и следует указаниям Бэйчжоу. А в Царстве Хань нужно велеть людям схватить Сун Шу!

    Юань Ган: Успеем? Людей там мало.

    Ню Ю Дао поставил еще 3 черных шашки и спокойно сказал: 

    — Ситуация спешная. Нельзя ходить вокруг да около. Войско готовят тысячу дней для однодневной битвы. Пусть секта Люсян, гора Утонченности и секта Плывучих облаков свяжутся с людьми в великой снежной горе. Пусть их люди схватят посла, схватят живьем и с письмом. Нужно держать это дело в полном секрете. Нельзя, чтобы кто-то узнал об этом…

    Когда они договорились обо всем, они подняли голову и снова увидели, как царь птиц спускался с неба. 

    Юань Ган сразу вышел из павильона. Он принял письмо и снова вернулся. Кивая головой, он сказал:

    — Отправил сообщение. С города Вансян также пришли новости. Люди горы Дачан начали шевелиться. Они направились в секту Тысячи зверей. 

    —Хе-хе. Похоже они получили вести от горы Дачан в Бэйчжоу и теперь хотят встретиться с 6 сектами. В Бэйчжоу у Шао Пин Бо теперь появились проблемы. -  Ню Ю Дао встал и улыбаясь сказал: 

    — Гости идут, нам нужно встретить их. Сначала надо пообщаться. Возможно потом мы будем поддерживать связь с ними. 

    Два человека вышли из павильона и собирались уйти, как вдруг послышался голос Гуань Фан И: 

    — Снова куда-то собрались?

    Два человека повернули головы и увидели Гуань Фан И, выходившую из двора. 

    Ню Ю Дао: Гулять. Если не боишься, то можешь пойти с нами.

    Гуань Фан И улыбаясь ответила:

    — Mне-то чего бояться? Ты целый день прибегаешь ко всяким уловкам и что-то творишь, и не боишься опозориться. Поэтому чего мне бояться? – ответила весело она и, промелькнув около них, вышла из дверей. 

    Ню Ю Дао улыбнулся. Он опасался, что она из-за двух пощечин теперь будет бояться выходить. Он повернулся и переглянулся с Юань Ганом. 

    Юань Ган понял его. Он остановился и решил следить за новостями здесь. Ведь в такой решающий момент владыке Дао нужен надежный человек, который будет следить здесь за всеми…

     

    ….

    Перед выходом из горы стоял Цзю Шань. Пока Иллюзорный мир был открыт, он встречал здесь всех гостей. Ничего не поделаешь, он был новым старейшиной секты. Опыта у него было мало, квалификации тоже, поэтому и приходилось ему нести эту службу. 

    Он встретил вновь прибывших гостей и провожал их через красивые пейзажи в глубь секты. Как вдруг по дороге они встретились с одной красивой парочкой. 

    И этой парочкой были не кто иные, как Ню Ю Дао с Гуань Фан И. 

    Гуань Фан И сопровождала Ню Ю Дао и недоумевала: «Какова цель этого выхода? Неужели он просто погулять вышел?»

    Ну а Цзю Шань конечно же сопровождал людей горы Дачан. Изначально они просто хотели узнать, что случилось с Иллюзорным миром. Но сейчас обстоятельства поменялись и вынуждали их прийти в секту Тысячи зверей. 

    — Братец Ню, сваха, вы почему здесь гуляете? - Цзю Шань улыбаясь приветствовал их. 

    Особенно он пригляделся к Гуань Фан И. Ведь эта девушка с губящей красотой уже лишила их 2 миллионов золотых. Благо Ню Ю Дао отказался брать деньги, и им удалось сэкономить миллион. 

    Услышав про Ню Ю Дао и сваху, старейшина горы Дачан Хуан Тун удивился и посмотрел на Ню Ю Дао. 

    Ню Ю Дао хохоча ответил:

    — Заранее хотим изучить дороги в случае бегства. Кто знает, вдруг здесь нас захотят убить или побить, а так и пути будем знать. 

    Цзю Шань горько улыбаясь сказал: Братец Ню шутит. Конечно не будет такого. 

    Ню Ю Дао: Хотелось дереву спокойствия, да ветер покоя не дает!

    Стоящий рядом Хуан Тун вставил свое слово: 

    — Господа - неужели Ню Ю Дао из Южной области царства Янь и сваха из столицы царства Ци?

    — Именно. – Ню Ю Дао ответил и притворяясь удивился:

    — А вы?

    Хуан Тун медленно ответил, глядя на него: 

    — Хуан Тун - старейшина из горы Дачан. 

    — Гора Дачан… а! Старейшина Хуан, давно наслышан. – Ню Ю Дао сложил руки. А Гуань Фан И просто вежливо улыбнулась. 

    Хуан Тун: Я также наслышан о братце. – хоть он говорил вежливо, только его тон явно был неприветливым. 

    Ню Ю Дао, опираясь на меч, хохоча сказал: 

    — Не думаю, не думаю. Я все же думал, что люди в Бэйчжоу далеки от логики. А теперь вижу, что все же люди горы Дачан дружат с логикой. Не то, что тот убийца мачехи и братьев Шао Пин Бо. Вам бы держаться подальше от него. Ведь когда городские ворота охватывает пожар, тяжело и рыбе в пруду. (п.пкогда городские ворота охватывает пожар, рыбе в пруду приходится плохо; обр. при большом несчастье даже малому трудно уберечься; посторонние тоже пострадали; быть впутанным в несчастье; ни за что пострадать)

    — Братец угрожает мне? 

    Ню Ю Дао: Похоже старейшина не доверяет мне. Однако я говорю это, желая добра горе Дачан. Я сегодня ночью видел предзнаменование. В Бэйчжоу ожидаются большие изменения. Их сложно будет избежать. Все же советую горе Дачан подумать об отступлении. 

    Улыбающаяся Гуань Фан И внимательно смотрела на него и Ню Ю Дао. Почему ей казалось, что Ню Ю Дао вышел гулять как раз из-за них?

    Хуан Тун холодно усмехнувшись сказал: 

    — Ты бы лучше подумал, как противостоять секте Небесного нефрита в Южной области. Не буду сопровождать. – сказав это, он пошел дальше, словно показывая, что больше не хочет разговаривать с Ню Ю Дао. 

    Цзю Шань последовал за ними. 

    И когда они проходили мимо Ню Ю Дао, тот внезапно сказал: 

    — Кстати, насчет секты Небесного нефрита. Раз старейшина Хуан упомянул их, то я скажу. Рано или поздно секту Небесного нефрита я прогоню из Южной области. А если гора Дачан не задержится в Бэйчжоу, то может подумать о том, чтобы перейти в Южную область. Лучше избежать тисков, которые находятся между двух царств Хань и Янь. 

    Ню Ю Дао прямо объявил о своем противостоянии секте Небесного нефрита. 

    От его слов Цзю Шань просто был шокирован. Он обнаружил, что этот парень действительно в секте Тысячи зверей осмеливается вести переговоры и показывать клыки!!!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 512 - Попался на удочку.

    Глaва 512 - Пoпалcя на удочку.

     

    Гуань Фан И в этот момeнт испугалась безумных высказываний Hю Ю Дао.

    Хуан Тун неожиданно остановился.

    А Ню Ю Дао все продолжал:

    — Cтарейшина Хуан прибыл сюда, чтобы нанести визит шести сектам царств Янь и Хань, да? Но скажу откровенно, толку от этого никакого не будет. Ну скажем, вы встретитесь. И что? Не важно - царство Янь или царство Хань, рано или поздно они начнут действовать против Бэйчжоу. Хоть это дело все время откладывалось, но приберут все к рукам они быстро. Отец и сын рода Шао для Царств Янь и Хань - мятежники. А мой князь – совсем другое дело. Он происходит из имперского рода, из прямой линии четы Шан. Имперский дом царства Янь публично объявил поднебесной и назначил его правителем Южной области. Он - официальный правитель Южной области! Eсли гора Дачан будет сотрудничать со мной и поддержит князя, тогда Южная область будет процветать. А Бэйчжоу - все же опасное место. Это мои искренние слова. Прошу гору Дачан хорошенько подумать над этим. 

    На сей раз такое высказывание испугало Цзю Шаня, он то и дело поглядывал на Хуан Туна.

    У Гуань Фан И же в глазах появился блеск.

    Хуан Тун было хотел повернуться к Ню Ю Дао, однако в конце концов ускорил шаг и ушел.

    Проводив взглядом далеко ушедшую компанию тех людей, Гуань Фан И холодно бросила:

    — Негодяй!

    Ню Ю Дао: Ты чего это так?

    Гуань Фан И:

    — Еще не признается! Ты роешь могилу для Шао Пин Бо. Если он узнает об этом, то будет непременно плеваться кровью.

    Ню Ю Дао: Ну и хорошо! Гора Дачан в отношении рода Шао сейчас заняли выжидательную позицию, пока они ни против них, ни за. Рано или поздно они вызовут недовольство трех сект царства Янь, и тогда три секты не станут соглашаться с ними. Они станут думать, что Южная область также не придет к ним на помощь.

    Гуань Фан И удивленно:

     — Так ты хочешь с помощью Горы Дачан выдворить секту Небесного нефрита?

    — Kакая разница - будет ли гора Дачан в Южной области или секта Небесного нефрита? Если гора Дачан займет место секты Небесного нефрита в Южной области, то я для них также буду бельмом в глазу. А из-за полученного опыта секты Небесного нефрита они будут атаковать еще свирепее. 

    Гуань Фан И: Тогда ты о  чем?

    Ню Ю Дао: Что попусту болтать, так или иначе бездельничаем.

    «…….» - Гуань Фан И промолчала. Ты это называешь бездельничать?

     

     

    …………

    — Ню Ю Дао так сказал?

    Си Хай Тан, что находился в своем дворце и слушал доклад Цзю Шаня от удивления повернулся к нему.

    Цзю Шань кивнул головой:

    — Да, я слышал это собственными ушами. Хуан Тун просил встречи с главами 6 сект, однако все они отказали. Никто не захотел встречаться с ним.

    Си Хай Тан: Бэйчжоу сейчас действует на два фронта, пользуется двумя сторонами, чтобы сбалансировать свое положение. Чем и вызвали недовольство шести сект. Ко всему прочему они еще отправили только одного старейшину Горы Дачан. Разве так легко встретиться с главами шести сект? B их отказе тоже есть доля логики. Только вот зачем этот Ню Ю Дао, что с Южной Области, опять хватается ногтями за Бэйчжоу? Южная область, Бэйчжоу, секта Небесного нефрита, гора Дачан, Ню Ю Дао, Чэн Тян Сю, а сегодня еще и прибыл Хуан Тун. 

    Ню Ю Дао встретился с главами шести сект, Чэн Тян Сю был убит, гора Дачан прибыли, чтобы снова же встретиться с главами шести сект. Mежду ними всеми может быть какая-то связь? В конце концов эта борьба завязалась еще в Южной области или же в Бэйчжоу? Почему мне ничего непонятно, а?

    Цзю Шань: Ню Ю Дао как-то связан с родом Шао, по всей видимости. Я тоже не в курсе. Мы - секта Тысячи зверей занимаемся ведь торговыми делами всей Поднебесной и обычно такими делами не ведаем. 

    Си Хай Тан вздыхая проговорил: 

    — Именно. Столько владений в Поднебесной, но они только и делают, что убивают друг друга. Занимаются массовыми убийствами, вечно соревнуются друг с другом. Сколько сект поднимались и угасали из-за этого? Мы - секта Тысячи зверей наблюдаем только со стороны, едва ли это плохое дело. Только вот почему все прибежали к нам в секту и устроили у меня тут поле сражений?

     

    ……

    Хуан Тун ходил из стороны в сторону по гостевому двору. Он был озабочен и расстроен отказом глав шести сект во встрече с ним и не мог разобраться в этом.

    Однако это было вполне ожидаемо, потому-то он ответил на письмо секты и сказал, что глава Хуан Ли лично должен приехать.

    Сейчас же он был занят мыслями о том, что ранее сказал ему Ню Ю Дао. Поразмыслив, ему стало казаться, что в словах этого нахала была доля правды и логики. С чего это Ню Ю Дао завел этот разговор с ним?

     

    ……….

     

    Резиденция начальника округа Бэйчжоу. Снаружи зала управления стояла толпа культиваторов.

    Один из служащих, работающих здесь, тихонько вышел, оглядываюсь по сторонам. Он поднял голову и увидел собравшихся культиваторов, в руках которых были мечи.

    Этот служащий стал разгонять толпу и в итоге всех прогнал.

    Увидев вошедшего Чжун Ян Сю, Шао Пин Бо быстро встал, обошел свой книжный стол и, сложив руки, поприветствовал его:

    — Дядюшка, по какой причине прибыли?

    Шао Сань Шэн, что стоял рядом с ним, молчал, как цикада зимой.

    Чжун Ян Сю очень холодно посмотрел на него и сказал:

    — А ты, сколько тебя не учи, все не меняешься, да?

    Шао Пин Бо все также не понимая спросил:

    — Дядюшка, почему вы так говорите? Племянник не понял вас, прошу объяснить.

    Чжун Ян Сю: Ты что валяешь дурака! Делаешь вид, что ничего не понимаешь?

    Новости передаются очень быстро. Снаружи уже начались беспорядки. Узнав новости,  Шао Дэн Юн быстро пришел сюда, и Чжун Ян Сю посмотрел на него.

    Шао Дэн Юн зашел и сложил руки, приветствуя его:

     — Братец Чжун, отчего все навалились скопом?

    Чжун Ян Сю, указывая на Шао Пин Бо, сказал:

    — Ты лучше об этом спроси своего сына. Он много чего натворил.

    Седой Шао Дэн Юн посмотрел на сына и спросил:

    — Что происходит?

     

    Шао Пин Бо: Отец, ваш сын тоже не в курсе. Вот я и прошу дядюшку объяснить, что происходит.

    Шао Дэн Юн нахмурил брови, он не понимал ничего.

    Чжун Ян Сю грозно начал:

    — Я разве не предупреждал тебя - не трогать Ню Ю Дао, а?

    Шао Пин Бо: Племянник крепко держит это в голове и в сердце!

    Чжун Ян Сю: Крепко держит это в голове и в сердце? Ты отправил людей в город Вансян, чтобы те убили Ню Ю Дао. К тому же проделал это все, объединившись с сектой Небесного нефрита. Это так ты все крепко держишь в голове и в сердце? Ты постоянно не слушаешь и не придаешь большое значение горе Дачан. Что, полагаешься на Бэйчжоу? Думаешь, они не осмелятся тебя тронуть?

    Шао Дэн Юн тотчас посмотрел на своего сына, а Шао Пин Бо изумляясь спросил:

    — Дядюшка, это кто вам наплел такую клевету обо мне?

    Чжун Ян Сю: Неважно кто мне это сказал. Я только спрашиваю тебя, это твои проделки?

    Шао Пин Бо скорчил мину. Он понимал, что в этот раз ему признать вину никак нельзя. Он категорически все отрицал, говоря максимально честно:

    — Я не имею никакого отношения к этому!

    Шао Дэн Юн сомневаясь спросил:

    — Братец Чжун, может быть произошло недоразумение?

    — Недоразумение? - Чжун Ян Сю все продолжал:

    — Братец Шао, да обрушится на нас град небесный! Ню Ю Дао разозлился не на шутку. Он тайно встречался с главами шести сект царств Янь и Хань и теперь готовится к наступлению. Мне еще нужно что-то объяснять?

    Шао Дэн Юн понял ситуацию - гора Дачан подверглась большому давлению. С очень серьезным выражением лица он посмотрел на сына:

    — Что в конце концов происходит?!

    — Отец, я правда не имею никакого отношения к этому и сам не знаю, что произошло. Дядюшка все равно уверен, что это мои проделки. Явно кто-то навлекает на меня беду. Я не устану повторять, что это не я. Но верю, что честному человеку незачем оправдываться. А тот, кто глух – он всегда глух. Правда все равно выйдет наружу и все станет известно. - Шао Пин Бо все не унимался и с негодованием обратился к Чжун Ян Сю:

    — Племянник хочет сам лично отправиться под арест. За один день не оправдаешь себя, за один день ничего не станет яснее. Я готов сидеть до тех пор, пока гора Дачан не разберется и не выяснят, кто виноват. Как вам такое, дядюшка?

    Чжун Ян Сю было ухватился за свой меч, так как гора Дачан велела взять племянника на допрос, а Шао Пин Бо обычно всегда противился приказу. После тщательной проверки, в конечном счете он поддался. Вот бы отрубить ему руку и ногу, дабы проучить наконец-то его!

    Если все-таки гора Дачан окажется в безвыходном положении, то этого зачинщика смуты приговорят к смертной казни!

    Однако в этот раз Шао Пин Бо все не признает свою вину, да еще клянется и уверяет в своей невиновности. Вплоть до того, что лично сам готов временно отправиться в тюрьму, пока гора Дачан не выявит истинного виновника. Неужели это действительно ошибка? Это застало Чжун Ян Сю врасплох.

    — Отец! - Шао Пин Бо сложил руки в знак уважения и продолжил:

    — Ваш сын отправится в тюрьму временно и не сможет разделить с вами тяготы этих событий. Доверяю вам военное управление дел Бэйчжоу и надеюсь на вас!

    Шао Дэн Юн, который с подозрением смотрел на сына, вдруг наконец увидел многозначительность в глазах своего сына.

     

    Закончив на этом, Шао Пин Бо поднялся. Быстрыми шагами он направился наружу, а за ним последовал Шао Сань Шэн.

    Эти двое хотели было выйти, как им дорогу преградили культиваторы, что стояли снаружи. Шао Пин Бо повернулся и посмотрел на Чжун Ян Сю.

    Чжун Ян Сю махнул рукой, давая знак культиваторам расступиться. Те наконец дали Шао Пин Бо с Шао Сань Шэном пройти дальше.

    Эти двое покинули зал только уже в сопровождении культиваторов.

     Вокруг резиденции находилась подземная тюрьма. Шао Пин Бо подошел к ней, дал знак открыть дверь, после чего сам прошел внутрь. Пройдя внутрь и немного успокоившись после всего ранее произошедшего, он стал страшно кашлять. Звук кашля был жутко душераздирающим.

    — Старший молодой господин! - крикнул стоящий за клеткой Шао Сань Шэн, ничком упав на ограждение и беспокоясь за своего господина.

    После длительного кашля Шао Пин Бо наконец перестал. Он, протерев рот рукавом, снова увидел яркие пятна крови.

    С трудом дойдя до ограждения клетки, он еле слышным голосом сказал:

    — Гора Дачан в безвыходном положении. Эта тварь Ню Ю Дао одурачил меня, а я снова попался на его удочку!

    Шао Сань Шэн: Попался на удочку?

    Шао Пин Бо:

    — Гора Дачан уже в курсе, что Ню Ю Дао встречался с главами шести сект. Также им известно, что я нанял людей с целью убить Ню Ю Дао, и им известно, что это было в сотрудничестве с сектой Небесного нефрита. Ты думаешь, как им стало все это известно?  Конечно Ню Ю Дао специально сделал так, чтобы они узнали об этом. Более того, он сделал так, чтобы все узнали, что это именно дело моих рук. Допустим, целью его действий было мое заключение руками горы Дачан. Он захотел лишить меня моей власти, чтобы я тут сидел и ждал своей смерти! В этот раз он взялся за меня основательно и не даст мне сбежать. Он хочет держать меня в кулаке и будет удерживать в этом месте!

    Шао Сань Шэн тихо вскрикнул:

    —Почему тогда старший молодой господин не объяснил это старейшине Чжун? Почему вы не рассказали про уловки Ню Ю Дао?

    Шао Пин Бо: И как бы я это объяснил? Заодно признал бы свою вину? Сейчас решается вопрос жизни и смерти гор Дачан. Ты не видел, как Чжун Ян Сю чуть не схватился за свой меч? Признайся я в этот раз, то он, даже если бы не стал убивать меня, уж точно бы проучил меня. Я ведь уже не первый раз ослушиваюсь его приказа. А сейчас гора Дачан в таком положении, он бы сейчас точно искалечил меня со зла!

    Шао Сань Шэн: Как тогда лучше поступить нам сейчас?

    Шао Пин Бо: 

    —Негодяй Ню слишком жесток и беспощаден. Он держит гору Дачан в страхе, а меня изолировал от внешнего мира, разорвал все мои связи. Все, что мне остается сейчас - это ждать, что будет дальше. Обязательно кто-то, да отправится из гор Дачан в секту Тысячи зверей, а там непременно разворачиваются свои действия. Гора Дачан - не соперник Ню Ю Дао, ведь у них есть сила, а вот ума не достает. Досадно, что я не культиватор. Потому-то и познания мои ограничены и известно мне не все. Он сейчас устраивает махинации какие-то, а я не в состоянии что-либо сделать. Все, что я могу делать - это ждать действий со стороны царств Янь и  Хань. Мне только и нужно, чтобы шесть сект связались со мной, и тогда гора Дачан не станет трогать меня. Тогда они наоборот меня вытащат и поручат вести это дело, пока все не уладится.

     

    …………….

     

    Зал резиденции был совершенно пустым, только один Шао Дэн Юн сосредоточенно сидел здесь и, закрыв глаза, о чем-то думал.

    Тут зашел Ян Шуан, что занимался домашним хозяйством. Он подошел к нему и тихонько спросил:

    — Старейшина желает пообедать?

    Шао Дэн Юн приоткрыл глаза, и в его глазах искрился устрашающий ужас. Он очень спокойно и тихо сказал:

    — Передай мой военный приказ всем, кто в подчинении у Бэйчжоу. Пусть не смеют действовать опрометчиво. Каждое действие должно соглашаться со мной. Тот, кто будет самовольничать, сразу же будет считаться мятежником. Если потребуется что-то, пусть сначала пишут лично мне. Все братья должны действовать согласно приказу!

    Ян Шуан понял и тихонько кивнул головой:

    — Так точно!

    Глава 513 - Эпидемия.

    Глава 513 - Эпидeмия.

    Южная oбласть. Cекта Небесного нефрита.

    Внутри главного зала дворца собралась компания старейшин. Oни все наблюдали за сидящим на троне обеспокоенным Пэн Ю Цаем.

    У главы секты было такое лицо, что все поняли - случилось что-то плоxое. Фэн Энь Tай взял инициативу на себя и спросил:

    — Глава, раз вы нас собрали всех, значит что-то случилось?

    Пэн Ю Цай кивнул головой, и рядом с ним стоящий ученик преподнес старейшинам письмо. Он передал его им, чтобы те ознакомились с содержимым письма.

    Один из старейшин Дин Kуай первым прочитал письмо, ахнул и изменился в лице.

    Толпа старейшин вдруг окружили его, не понимая, что случилось. Все стали заглядывать в письмо, чтобы быстрее все узнать. После чего все до одного сразу поменялись в лице.

    Пэн Ю Цай медленно начал:

    — Чэн Тян Сю… Старейшина Чэн умер. Он был убит женой главы секты Явлений природы Вэн Син Чжао.

     

    Несмотря на то, что ученики секты Небесного нефрита были осведомлены о том, что Чэн Тян Сю был убит потому, что подстрекал Вэн Син Чжао, используя сваху, чем и вызвал гнев Вэн Син Чжао. И был он убит прямо перед воротами секты Тысячи зверей. Но под давлением трех сект Царства Янь ученики должны были утаить эту самую правду, за что и получили миллион золотых.

    Фэн Энь Тай после прочтения письма, вдруг не выдержал и спросил:

    — Как такое могло произойти?

    Пэн Ю Цай: Старейшина Чэн сначала был прогнан Вэн Син Чжао из своего дворца, после чего Вэн Син Чжао, заманив старейшину Чэн, убила его прямо перед воротами секты Тысячи зверей. По какой причине она ждала его, чтобы убить? Это немного подозрительно, не считаете? Eсли случились какие-то проблемы, то к этому точно имеет отношение Ню Ю Дао!

    Держа в руках то тайное письмо, Фэн Энь Тай молчал. С одной стороны его соученики, с другой стороны его названный брат. Поэтому когда начали упоминать имя Ню Ю Дао, он вдруг все понял и ему оставалось только молчать.

    — Вот ведь негодяй отвратительный! - начала единственная женщина среди всех старейшин - старейшина Линь Фэй Сюэ.

    — Секта Явлений природы перешли все границы!

    Дин Куай вздыхая сказал:

    — Мощь секты Явлений природы велика. Мы разве можем как-нибудь на них воздействовать?

    Пэн Ю Цай, скрепя зубами, выдавил:

    — Мы можем только запомнить нашего врага и передать нашим последователям-ученикам, чтобы они всегда помнили его имя. Мы должны ждать, пока секта Небесного нефрита не окрепнет и не соберет силу. A пока не настанет этот день, мы будем ненавидеть нашего врага!

    Линь Фэй Сюэ: Ню Ю Дао там уже строит планы с тремя сектами. Нам необходимо отправить дядюшку Чэн в секту Тысячи зверей и остановить его.

    Пэ Ю Цай: Этот негодяй хитер и коварен. От открытого удара легко уклониться, а от удара из-за угла уклониться сложно. Не нужно дяде Чэну ехать туда и показываться Ню Ю Дао. Иначе боюсь, может случиться непредвиденное. Если строит планы - пусть строит. Мы от первоначального плана не отказываемся. Подождем, пока не появится удобный случай, тогда и дадим дядюшке Чэну убить его. Я уже передал нашим ученикам оставаться в секте Тысячи зверей и наблюдать за действиями Ню Ю Дао. Они будут действовать согласно приказу дядюшки Чэна.

    …………..

     

    Густые зеленые леса. Тростниковая хижина в горах все еще стояла на своем месте, а на одинокой могиле за деревней все также дули ветра.

    Трое золотых птиц, прилетев издалека, пикировали и приземлились в трех строениях, что находились внутри темного леса.

    Фэй Чан Лю только что покинул зал дворца, а Чжэн Цзю Сяо и Ся Xуа непрерывной цепочкой летели за ним. Они втроем собрались под крышей дворцовых построек. 

    Фэй Чан Лю: Вы тоже получили весть от Ню Ю Дао?

    Чжэн Цзю Сяо и Ся Хуа вытащили с рукавов хорошо продублированные тайные послания, Фэй Чан Лю вытащил свое. Они втроем быстренько сравнили три письма, в которых было одно и то же содержание.

    В послании было сказано, что этим троим нужно было экстренно собраться в своих лавках во дворце Льда и снега и схватить посыльного. Им во что бы то ни стало нужно было перехватить письмо, которое вез этот посыльный.

    Чжэн Цзю Сяо: А где это вообще и что нам делать? Этот Сун Шу - сын верховного судьи Суна, он разве не перешел сейчас к Шао Пин Бо из Бэйчжоу? Этот тип разве не бросил Южную область, променяв ее на Бэйчжоу? Тогда же он был учеником секты Высшей чистоты. Ню Ю Дао хочет полностью истребить семью Сун?

    Ся Хуа вздыхая ответила:

    — Этот парень всегда действует по своему усмотрению. То он появляется, то пропадает. Черт знает, что в его голове сейчас творится. Несмотря на все это, давайте исполнять приказ! Нужно действовать скрытно, и более того - у нас нет права на ошибку, только на успех. Если не сможем выполнить это задание, то всем нам троим придется убираться с Южной области насовсем. От этого мне еще больше не по себе.

    Фэй Чан Лю:

    — Да даже если и не по себе, то что? Несмотря ни на что, после долгого затишья он все-таки связался с нами. Хотя бы объяснил, с чего это он разорвал с нами связь? После той борьбы в Южной области, когда мы шатались из стороны в сторону, он уже тогда на нас не так смотрел. А если и в этот раз случится недоразумение, то думаю, все мы трое окажемся в одну минуту бездомными.

    Чжэн Цзю Сяо и Ся Хуа были согласны с ним. Ню Ю Дао в любой момент мог доставить им беспокойств, ему надо было лишь сказать об этом Шан Чао Цзуну, и тогда бы люди Шан Чао Цзуна просто прибежали сюда и разобрались с ними. Разве тогда три секты могли навредить хоть как-то людям Шан Чао Цзуна?

    — Господи, ты посмотри на наше положение, а! Сколько бы людей у нас ни было, а мы все ютимся под чужим плетнем. Не говоря уже о том, что зависим от ситуации. Если так посмотреть, то он ведь убежал из секты Высшей чистоты, но при этом нормально с нами не общается, тем более он не мощнее нас. Почему тогда мы все еще у него на побегушках и так зависим от него? Как это называется вообще? - сквозь горький смех сказал Чжэн Цзю Сяо.

    Ся Хуа: Ты не вини себя, мы трое всегда стояли горой. Но сколько хозяев мы уже поменяли? Если он снова будет нуждаться в помощи, нам уже будет все равно. Только нужно не отставать от Шан Чао Цзуна. Если мы будем постоянно его выручать, то разве Шан Чао Цзун не будет нам признателен?

    Чжэн Цзю Сяо: Это лишено всякого смысла.

    Ся Хуа: А тогда как лучше поступить? Мы убили чиновника царства Янь, куда нам теперь деваться? Скоро начнется борьба между Южной областью и сектой Небесного нефрита, а нам что прикажешь делать?

    Фэй Чан Лю: Ладно, ладно. Хватит вам спорить. Делать - не делать, давайте уже определяться точно!

     

    У них не оставалось выбора, поэтому поспорив какое- то время, они разошлись. Тут же три птицы взлетели и устремились далеко в высь. 

     

    ……

    Новость дошла до Дворца Льда и снега.

    Управляющий секты Люсян  - Сяо Те, помещик секты Плывущих облаков - Цао Хэн и помещик Горы утонченности – Ли Хо Юн собрались во дворце Льда и снега.

    Они летели навстречу снежному ветру, все трое, один за другим, пролетели через ущелье и стали парить прямо над горным снежным хребтом.

    Когда трое вылетели из великой снежной горы, они направились к почтовой, что находилась рядом с казенным трактиром. Там они пересели на коней и наконец встретились.

    В этой почтовой было много лошадей, потому что все культиваторы перед посещением дворца Льда и снега оставляли здесь своих лошадей. 

    — Запрягай!

    Группа всадников, количеством не более 20 человек, выехала из почтовой. Они мчались по дороге навстречу завывающему ветра. 

    Покинув ледяное поля, они увидели зеленые луга. Так группа всадников доехала до перекрестка. Всадники не останавливались, а лишь переглянулись между собой и, разделившись на три группы, поскакали в трех направлениях.

     

    …..

    Секта Тысячи зверей, долина Линхуа.

    Вечерний закат окрасил все небо своими яркими лучами. Си Хай Тан, чье бледное лицо освещала та же самая заря, повернулся и посмотрел назад.

    Все, кто занимал высшие должности в секте Тысячи зверей, прибыли сюда и собрались в одном из учебных заведений, прямо перед большими клетками. В этих самых клетках лежало больше двадцати тушек разноцветных крупных пернатых. Все они лежали неподвижно внутри клетки.

    Среди всех этих пернатых Си Хай Тан заметил одну больную огромную птицу белокурого окраса.

    Цена этих птиц была чрезмерно большой. Не каждый мог себе позволить такую птицу. Более того, у них были свои сроки использования, они жили всего-то не больше 20-ти лет. На самом деле за весь год их сложно было распродать, ведь секта Тысячи зверей продавала их по такой дорогой цене. Да и птицы эти были не так просты. Каждая птица должна быть наученной перевозить людей и слушаться своего хозяина. Если кто-то и хотел купить себе подобного пернатого, то обязан был сначала ее приучить. Это удавалось только, если птица была маленькая. Когда пернатый взрослел, он не поддавался обучению. На подобного рода обучение требовалось как минимум три года.

    Такая торговля приносила доход только когда пернатые распродавались, иначе это был всего лишь неактуальный товар. У секты Тысячи зверей таких было несколько сотен.

    Но сейчас дело было не в цене. За один раз умерло больше двадцати пернатых, и среди них пятеро-шестеро пернатых были маленького возраста, даже малыши.

    — Братец Мао, что в конце концов произошло? - спросил грозно Си Хай Тан.

    Старейшина, что стоял рядом с ним, выглядел очень неряшливо. Его седая голова была взъерошена, глаза у него были красные, а сам он выглядел очень обеспокоенным.

    Этот человек, собственно, и был ответственным в секте Тысячи зверей за Долину Линхуа и звали его Мао У Шуан. 

    Свесив голову, он сделал такое выражение лица - мол, у него тоже сердце болит за это!

    Тут начал Цзю Шань:

    — Братец Мао, случилось такое, а ты все молчишь. Дал бы нам хоть какое-то объяснение, а?

     

    Мао У Шуан, злобно посмотрев на того, ответил:

    — Я сам не знаю, что случилось. Один пернатый за другим вдруг стали носиться и кричать. Что бы мы ни делали, а успокоить их не могли. И вот когда мы стояли и думали что можно предпринять, тут-то они, один за другим, стали падать и отрубаться.

    Цзю Шань:

    — По сути, такое вообще не могло произойти. Эти пернатые все до одного уже были хорошо приучены, причем приучены до совершенства. За исключением того, что они могли быть слабыми или могли заразиться какой-либо болезнью, их просто так не убьешь. Говори правду. Небось, съели что-то не то?

    Мао У Шуан всхлипывая ответил:

    — Они ели только ту живность, что здешние ученики приносили, охотясь в лесу. То, что они едят каждый день!

    Цзю Шань нагнулся, пододвинул к себе водопойную колоду и стал принюхиваться:

    — А что насчет воды? Были какие-то проблемы с водой?

    Мао У Шуан, топнув ногой, сказал:

    — Проверяли, и воду проверяли. Нет никакого яда там.

    Тут Чао Шэн Хуай, что стоял сзади, вдруг сказал:

    — Глава, не могли ли они подцепить какую-нибудь заразу?

    Эти слова сразу навели Си Хай Тана на мысль, отчего он повернувшись спросил:

    — Те пернатые, что собираются за горами Лишань, может это из-за них?

    Все вдруг стали опасаться. Если это так, то как бы они не распространили заразу. Ответственный за те участки гор Лишань медленно подошел и доложил:

    — Там не было обнаружено ничего такого.

    Тут Си Хай Тан, указывая на клетку с мертвыми пернатыми, сказал:

    — Оставьте несколько трупов птиц и тщательно проверьте. Выясните, в чем проблема. Остальные туши закопайте глубоко-глубоко и уничтожьте их вообще. Это эпидемия не должна распространиться на остальных пернатых и зверей. Эту площадь тоже тщательно проверьте еще раз!

    После чего он повернулся к Мао У Шуану и сказал:

    — Сначала все тщательно проверьте и выясните причину, а потом и накажем виновных!

    Мао У Шуан - этот старец, казалось, вот- вот заплачет. Для него собственное наказание было малозначительным. Ему действительно было жалко погибших пернатых, его сердце от этого болело!

    Толпа, что собралась здесь, постепенно стала расходиться. Остались только те, кто должен был выполнить приказы главы немедленно.

    Чао Шэн Хуай не спешил уходить, наоборот, он остался рядом с учеником, которому было поручено избавиться от трупов птиц. И он обратился к тому:

    — Братец, в секте столько пернатых. Если это и вправду какая-то эпидемия, то лучше всего избавиться от них подальше отсюда. Иначе, мало ли, заразятся все пернатые. Вот тогда бед не оберешься! Я просто хочу тебе помочь, потому и предупреждаю - лучше вынеси их за пределы секты, в лес!

    Тот ученик очень внимательно послушал его и согласился. Ему показалось это правильным.

    Чао Шэн Хуай не говорил ничего язвительного и даже не гнушался мертвых туш. Наоборот, он пришел на помощь и привел с собой еще двух учеников. Они взяли по туше и вывезли громадных птиц далеко за гору. Конечно, Чао Шэн Хуай взял на себя тушу птицу помоложе.

    Когда стемнело, они остановились, стали рыть яму и рубить дрова. А Чао Шэн Хуай ушел пройтись.

    Глава 514 - Мы не оправдаемся.

    Глава 514 – Mы нe оправдаемcя.

    Kогда ученики секты Тысячи зверей порубили дрова и вырыли яму, один человек Чао Шэн Xуайя пришел сюда и сказал улыбаясь ученикам:

    — Господа-соученики, мы вдвоем все сами закончим, а вам брат Чао разрешил уходить. – Oн указывал на заднюю часть горы. 

    Ученики непонимающе переглянулись между собой, однако все же ушли. 

    Только по дороге один из них начал возмущаться:

    — Полагаясь на авторитет своего деда указывает, что нам делать, а что нет. Он кто такой?!

    Hесколько человек были недовольны поступком Чао Шэн Хуайя. 

    Однако главный из них сказал:

    — Что вы жалуетесь? Он все же пришел помочь нам, и дров они много нарубали. 

    Когда те ученики скрылись за горой, два ученика, оставшиеся у ямы, переглянулись и принялись за работу. Они взяли на руки одну птицу Черный нефрит Дяо и понесли. 

    Черный нефрит Дяо была крупной птицей, она довольно часто встречается у культиваторов. И в секте Тысячи зверей таких птиц было больше всего. Хоть цена на них была самой маленькой, но на рынке они стоили по меньшей мере около 10 миллионов. 

    Два ученика не стали нести ее далеко и бросили в одном ущелье, после чего они вернулись обратно за другой птицей. Таким образом они перенесли 5 птиц. 

    Когда они вернулись обратно, то стали быстро кидать дрова в яму, а после и мертвых птиц. 

    Как только они все закончили, то разожгли костер и стали подкидывать еще больше дров, пока костер не стал огромным. 

    Увидев дым, Чао Шэн Хуай тоже перестал докучать другим ученикам и отпустил их. Группа людей вернулась и посмотрела в яму. Они увидели, как труппы птиц уже догорали. А в воздухе можно было учуять запах обгорелых трупов. Почувствовав смердящую вонь, все отошли подальше. 

    Уже смеркалось, и огонь также постепенно стихал, пока совсем не потух. После чего группа людей начала закапывать вырытую яму. Как только они закончили со всем, все вернулись обратно. А Чао Шэн Хуай взял с собой двух своих учеников и под предлогом прогулки в город Bансян ушел в другом направлении. 

    Когда три человека отошли подальше, они скрылись в одном месте. 

    Чао Шэн Хуай сказал им: 

    — 5 трупов вынесите подальше и бросьте. Бросьте их в разных направлениях. 

    Один ученик удивился: Брат, зачем мы все это делаем?

    Другой тоже удивлялся: «Какая польза разбрасывать мертвых птиц?

    Чао Шэн Хуай конечно не мог сказать им правды. Ведь если он все расскажет им, то ему придется их убить. Чем меньше знают правды, тем для них же лучше. Поэтому он поругал их и сказал, чтобы те держали рот на замке. 

    Вот и двум ученикам ничего не оставалось делать. 

    Два ученика пошли выполнять приказание, а Чао Шэн Хуай убежал. Он вернулся в секту Тысячи зверей и прямо направился к одному ученику Духовной горы, которого звали Чэн Пин. Этот ученик ждал его. 

    Увидевшись с ним, Чао Шэн Хуай спросил: Cегодня ночью ты будешь на заставе?

    — Верно. Братец, ты же уже спрашивал меня? – Чэн Пин ответил удивленно. 

    Чао Шэн Хуай осмотрелся по сторонам и потом достал из рукава 5 колокольчиков. Глядя на свой перстень, он достал маленькие язычки от колокольчиков. Эти язычки он изначально вытащил, чтобы колокольчики не издавали звука. Сейчас Чао Шэн Хуай всунул язычки обратно в колокольчик, после чего они зазвенели. Они звенели не так громко, но звук колокольчика можно было услышать довольно далеко. 

    Эти колокольчики культиваторы носили с собой, как кольца, и использовали их как раз для управления птицами. В какой стороне прозвенит колокольчик, туда птицы и полетят. 

    Эти колокольчики были изготовлены из очень твердого материала, не уступающего по крепости высокосортному мечу. 

    Звон от каждого колокольчика исходил всегда разный. Никогда нельзя было услышать совершенно одинаковый звон. После изготовления колокольчика его сразу же приписывали к одной из птиц. И во время приручения каждая птица слушала звон именно этого колокольчика. Во время дрессировки птица привыкает именно к этому звону и потом только реагирует на этот звон. Вот так культиваторы и управляют птицами. 

    Когда секта Тысячи зверей продавала птиц, то в качестве подарка они также предоставляла и колокольчик. Ну и чтобы покупателям было легче управлять птицей. 

    Получив 5 колокольчиков, Чэн Пин удивленно спросил: 

    — Брат, что ты хочешь сказать этим?

    Чао Шэн Хуай схватил его за плечи и на ухо стал шептать:

    — Сегодня во время вечернего дежурства в орлином гнезде смени эти колокольчики…

    Дослушав все, Чэн Пин испугался:

    — Бр…брат, так нельзя. Каждый день рано утром из гнезда выводят птиц. Потом если они обнаружат, что колокольчики черных нефритовых Дяо поменяли, то определенно начнут проверку. Не пойдет, так не пойдет. Брат, это действительно нельзя делать. 

    Чао Шэн Хуай недовольно сказал: 

    — Я разве могу тебя подставить? Eсли я наврежу тебе, то ты и меня выдашь. Разве я буду сам искать себе проблем? Успокойся. Не успеет наступить завтрашнее утро, как ты поймешь, что ничего не обнаружится. С тобой ничего не будет…

    Уговорами, ну и угрозами два человека о чем-то договорились и в итоге разошлись. 

    Позже Чао Шэн Хуай в другом лесу столкнулся с одним учеником по имени Гао Лан. 

    Увидев его, он всунул ему в руки фарфоровую флягу и, также схватив его за плечи, начал шептать что-то на уши. 

    Гао Лан испугался: Брат, это что такое? Неужели сегодня в долине Линхуа все произошло из-за тебя?

    — Чушь! Ты что надумал! Разве я мог это сделать? - Чао Шэн Хуай разгневался и затем успокаиваясь сказал: 

    — Не беспокойся. Это не яд. Если будешь делать как я, то вреда никакого не будет.

    Гао Лан продолжал отказываться:

    — Нет, нет, Нет. Брат. Так нельзя. Я не буду делать этого!

     Ты смеешься надо мной!... – Чао Шэн Хуай разгневался. 

    В итоге два человека, также договорившись о чем-то, разошлись. Гао Лан постоянно поддерживал за поясом флягу и тревожился про себя…

    В постоялом дворе Ню Ю Дао стоял, оперившись на меч, а его глаза были закрыты. Он спокойно постукивал пальцем по рукоятке меча. 

    Один царь птиц спустился с неба, и через некоторое время Юань Ган вышел из двора. Он подошел к Ню Ю Дао и доложил: 

    — Владыка Дао, пришел ответ. Ученики Уляньшань уже готовы и находятся в обозначенном месте. 

    Ню Ю Дао: Хорошо. Тогда будем ждать. Успех или нет - все решится сегодня ночью. 

    Юань Ган: Тот парень надежен? У нас есть только одна попытка. Если он провалит дело, то больше у нас не будет возможности. Мы напротив вызовем на себя одни только проблемы. Это действительно очень опасно. 

    — Опасно? – Ню Ю Дао холодно проговорил, затем не открывая глаза спокойно сказал:

    — Блуждая по свету на коне, по нраву и ветер, и дождь. Когда нужно действовать –действуй. Иначе не выходя из Циншань, ничего не увидишь. И тогда придется ждать, пока кто-нибудь тебя закопает. 

    Юань Ган поднял голову и посмотрел на луну. 

     

    Яркая луна освещала множество пещер среди голых безлюдных гор. Это место и называлось духовные горы Чулин. Здесь были расположены орлиные гнезда или гнезда огромных птиц. В каждой пещере находилась какая-нибудь огромная птица. 

    Это не были такие же птицы, как в долине Линхуа. Здесь уже обитали хорошо прирученные птицы. Они соблюдали правила и слушали команды, и тем более не сидели в клетке. 

    В каждой пещере, в задней ее части был проход для человека, который следил за птицами,  снабжал их провиантом и убирал за ними. 

    В одной из пещер одна бабочка малая луна пролетела три круга. Внизу у горы, в лесу также одна бабочка пролетела три круга. Похоже, так они подавали здесь сигнал. 

    Не прошло много времени, как Чао Шэн Хуай появился в духовных горах Чулин. Когда он проходил здесь, то поздоровался с учеником-охранником. Они немного душевно переговорили, и потом Чао Шэн Хуай ушел. 

    Как только он отошел подальше, то из рукава достал сверток бумаги. Раскрыв сверток, он увидел 5 колокольчиков. Затем он крепко сжал их в руке и ушел. 

    После этого Чао Шэн Хуай поднялся в одну беседку, которая находилась на вершине горы. Глядя на горы Чулин, которые освещала луна, Чао Шэн Хуай сел, достал кувшин вина и начал пить. Бабочка малая луна снова пролетела вокруг беседки, подавая знак. 

    А в беседке Чао Шэн Хуай заливал горе вином. 

    Более 20 огромных птиц он погубил, а каждая из них стоила не мало. Если так посчитать, то в итоге он нанес ущерб секте в 300 миллионов золотых. И все эти птицы погибли от рук Чао Шэн Хуайя. 

    Он ясно понимал, что будет, если его раскроют. За эту вину даже его дед не сохранит его. Его дед сам и прикончит внука, наверное. 

    Он все это время, словно был на поводу у дьявола. Он даже не подозревал за кем следовал. Он не подозревал, какими методами его вынуждают так поступать. От этого он попал в водоворот, из которого теперь не выкарабкаешься. 

    А сейчас что он мог сделать? Сейчас ему оставалось только ждать, когда Ню Ю Дао уйдет. Как и говорил Ню Ю Дао, как только дело состоится и Ню Ю Дао уйдет, тогда Чао Шэн Хуай сможет обеспечить себе безопасность. 

    А для него что важнее – жизнь 20 крупных птиц или его собственная? Ответ очевиден.

     

    В подземной тюрьме Шао Сань Шэн сидел на корточках перед камерой. Он принес ящик с едой и подавал через решетку разные отделения еды внутрь камеры. Он просил стоящего к нему спиной Шао Пин Бо: 

    — Старший молодой господин, поешьте немного. 

    Шао Пин Бо развернулся и подошел к стенке. Повернув голову, он посмотрел на охраняющего его культиватора, который сидел в тюрьме, подложив под себя ноги. Шао Пин Бо прислонился к решетке и тихо прошептал: 

    — Ты можешь связаться с внешним миром?

    Шао Сань Шэн тихо ответил:

    — Мне позволено только выходить на улицу, чтобы купить еду и одежду для старшего молодого господина. За мной постоянно следуют два культиватора, поэтому нельзя связаться с внешним миром. Однако когда господин Чжун расспрашивал все, стало ясно откуда он узнал, что старший молодой господин собирался убить Ню Ю Дао. Когда люди горы Дачан направились узнать о ситуации в Иллюзорном мире, то подслушали случайно разговор людей секты Тысячи зверей. Вот так они обо всем и узнали. 

    — Случайно натолкнулись? Ха-ха. Эти люди секты Тысячи зверей определенно были подосланы Ню Ю Дао… - Шао Пин Бо внезапно остановился, а его глазах промелькнул блеск: 

    — С манерами секты Тысячи зверей, как они могли вмешаться и знать о наших делах? Лу Шэн Чжун что говорил? Кого он использовал в секте Тысячи зверей?

    Шао Сань Шэн немного подумал и ответил: 

    — Внука старейшины секты Тысячи зверей Чао Цзина - Чао Шэн Хуайя!

    — Внук старейшины…плохо! – Шао Пин Бо поменялся в лице. 

    — Этот человек либо не атаковал Ню Ю Дао, либо атаковал, но провалился. Иначе бы люди секты Небесного нефрита не видели бы Ню Ю Дао в секте Тысячи зверей. А то, что люди горы Дачан узнали все от учеников секты Тысячи зверей, говорит о том, что Чао Шэн Хуай уже в руках Ню Ю Дао. С положением этого человека в секте Тысячи зверей я нахожусь в невыгодном положении. 

    Он внезапно громко крикнул: 

    — Иди! Сейчас же позови старейшину Чжун! Мне нужно кое-что ему сказать. 

    Внутри тюрьмы культиватор-охранник внезапно вскочил. Он был удивлен поведением Шао Пин Бо. 

    Шао Сань Шэн повернул голову и тихо сказал: 

    — Старший молодой господин, все будет сложно объяснить горе Дачан. Мы не оправдаемся!

    Шао Пин Бо гневно крикнул: БЫСТРЕЕ ИДИ!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 515 - Началось!

    Глaва 515 – Hачалоcь!

    Увидeв, что Шао Пин Бо так спешит, Шао Сань Шэн тоже больше не смел откладывать его поручение и сразу убежал. Kак только он выбежал из тюрьмы, то сразу же пал на колени перед культиватором, который стоял напротив выxода из тюрьмы, и стал умолять его. 

    А охраняющий Шао Пин Бо культиватор подошел к Шао Пин Бо и сказал: 

    — Старший молодой господин, лучше бы вам не поднимать шум.

    «Поднимать шум?» - Шао Пин Бо кивнул головой. Разве он не знает, что ему сейчас лучше не создавать вообще никаких проблем. 

    Шао Пин Бо понимал, что нет смысла спорить с человеком горы Дачан, который не владеет ситуацией и точно не является хозяином горы Дачан. 

    Tот культиватор посмотрел через изгородь камеры на коробки с нетронутой едой и снова посмотрел на Шао Пин Бо. Про себя он презирал Шао Пин Бо. Когда Шао Пин Бо пользовался всеми благами, он был только одной собакой горы Дачан. Когда хотели, они могли предоставить ему роскошь и все блага, но также в один миг они могли лишить его всего. 

    Шао Пин Бо бродил по камере и вовсе не обращал на него внимания. Eго мысли сейчас были далеко отсюда. Он изначально не придавал большого значения горе Дачан. Когда он только получил новости от секты Небесного нефрита, то еще тогда начал психологически готовиться держать ответ перед горой Дачан. Он уже много лет имел дела с горой Дачан и знал, как их можно убедить. Он мог поставить под сомнение утечку информации от Ню Ю Дао. 

    Он заранее готовил пути отступления, так как знал, что Ню Ю Дао очень опасный человек. Когда борешься с Ню Ю Дао нужно быть готовым ко всему. 

    Да вот только он не думал, что Ню Ю Дао отлично все так просчитает, и вовсе не мог представить, что появятся люди секты Тысячи зверей. Bедь только из-за них люди горы Дачан поверили, что именно Шао Пин Бо принес им проблемы. Это Шао Пин Бо поставил в такую критическую ситуацию гору Дачан. Если бы Шао Пин Бо во время не отступил, то уже наверное оплатил бы этот проступок кровью. 

    Он сейчас понял, что если бы изначально убил Ню Ю Дао, то сейчас у него было бы много свободного времени. Но больше всего он сейчас осознал то, что он очень мало знает о мире культивирования. Шао Пин Бо не знал и не думал, что люди горы Дачан тоже направятся в город Вансян. Чем воспользовался Ню Ю Дао и взял в оборот гору Дачан. 

    Когда гора Дачан взяла под контроль Шао Пин Бо, тогда он уже ясно понял, что гора Дачан попала под расчет Ню Ю Дао. И только что от Чжун Ян Сю он узнал, как именно Ню Ю Дао взял под обработку гору Дачан. 

    Шао Пин Бо не обладает и не имеет веса в мире культивирования, и это его главный недостаток перед Ню Ю Дао. 

    Сейчас Шао Пин Бо глубоко сожалел, что позволил Ню Ю Дао подняться в Южной области. Теперь Ню Ю Дао занимал высокое положение. Если бы он взял Ню Ю Дао до взятия Южной области, то у него бы просто и права не было входить в секту Тысячи зверей. 

    А появление Чао Шэн Хуайя сейчас доставляло беспокойство Шао Пин Бо. 

    Он следил за Ню Ю Дао и пытался атаковать его, только не подумал, что Ню Ю Дао ответит ему так хлестко и сильно. 

    Но Шао Пин Бо тоже не из ряда слабаков. Он сразу наметил для себя три пути - атака, защита и отступление. Ответ должен быть незамедлительным!

    Атака - лучшая стратегия. Он хотел, чтобы секта Небесного нефрита убила Ню Ю Дао. Он не верил, что такая громадина - как секта Небесного нефрита не сможет атаковать Ню Ю Дао. Если они его не убьют, то хотя бы неплохо помешают. А Шао Пин Бо знает, как навести хаос в Южной области. И даже если Ню Ю Дао останется жив, то его многолетние труды просто пропадут. 

    Защита будет средней политикой. Он подождет, когда ситуация с 6 сектами нормализуется, и тогда можно будет нанести ответный удар. 

    3 путь, отступление - наихудшая стратегия. За нее придется выплатить большую цену. И для ответного удара ему еще нужно будет набраться сил. 

    Шао Пин Бо уже понял, что секта Тысячи зверей здесь будет играть главную роль. Особенно появление Чао Шэн Хуайя и тем более его поддержка. Если бы он сам был Ню Ю Дао, то он также бы обзавелся множеством сил в секте Тысячи зверей. Поэтому он сейчас беспокоился о секте Небесного нефрита и секте горы Дачан, как бы они полностью не попали в руки Ню Ю Дао. Ведь Шао Пин Бо понимал какой противник Ню Ю Дао. 

    Он даже засомневался - Ню Ю Дао не просто ли так посещал 6 могущественных сект? Только информация у Шао Пин Бо была ограниченной. Он не мог все сам узнать, поэтому ему оставалось только ожидать, когда гора Дачан навестит 6 сект и узнает правду. 

    Чао Шэн Хуай появился, а это значит, что Ню Ю Дао стал действовать в секте Тысяч зверей. И время теперь играет против него. 

    Сейчас ему только оставалось сидеть, как на иголках, ожидая новостей. 

    «Цццззззк.» - железная дверь камеры открылась.

    Шао Пин Бо перестал расхаживать по камере и повернувшись посмотрел в коридор. 

    Чжун Ян Сю пришел, а за ним несколько человек. Культиватор-охранник приветствовал его. 

    Два человека встали друг напротив друга, их отделяли только решетки камеры.

    Чжун Ян Сю, глядя на коробки с едой, спросил: 

    — Что, нет аппетита?

    — Нет аппетита, ведь заставляю дядю трудиться. – Шао Пин Бо вежливо ответил и сразу перешел к делу:

    — В секте Тысячи зверей скрывается опасность. Люди горы Дачан должны там своевременно реагировать на обстоятельства, чтобы не попасть на удочку Ню Ю Дао. 

    Чжун Ян Сю нахмурил брови: 

    — Ты откуда знаешь, что в секте Тысячи зверей опасно? Уже признаешь, что все знал?

    Глаза Шао Пин Бо сверкнули, он приметил, как Чжун Ян Сю положил руку на рукоять меча, и поспешно начал объяснять: 

    — Дядя не так понял. Я только что вспомнил одну вещь. Два года назад внук старейшины Чао Цзина из секты Тысячи зверей - Чао Шэн Хуай, кажется, имел договоренность с Ню Ю Дао. Если у Ню Ю Дао будут дела, то он может положиться на того человека. 

    Чжун Ян Сю: И что?

    Шао Пин Бо торопливо продолжил объяснять:

    — Нужно сейчас же доложить главе секте Тысячи зверей доложить об их сговоре с Ню Ю Дао. Чтобы гора Дачан не попала в беду!

    Чжун Ян Сю недовольно сказал: Ты знаешь, кто стоит за Чао Цзином?

    Шао Пин Бо: Разве он - не старейшина секты Тысячи зверей?

    Чжун Ян Сю: Не просто старейшина, у него с главой секты один учитель. Он сейчас – правая рука Си Хай Тана. Говоришь о них так, а ты их хоть сам видел? Знаешь ты о них что-нибудь?

    Шао Пин Бо застыл. Он действительно не знал об этом. 

    Чжун Ян Сю продолжил: 

    — Напомнить секте Тысячи зверей, чтобы они проследили за Чао Цзином, и что? Кто посмеет следить за Чао Цзином? Тем более нужно ли нам сейчас наживать врага в лице Чао Цзина? Ну докажем мы, что между Ню Ю Дао и Чао Шэн Хуаем есть связь. Ну убьют Чао Шэн Хуайя, и что? Как мы тогда будем противостоять Чао Цзину? Нужен ли нам сейчас такой противник?

    Шао Пин Бо стянул щеки: 

    — Дядя, это не маленькое дело. Mы не можем быть использованы в коварных планах других людей! Этот гад Ню! Под его манипуляциями гора Дачан пострадает в секте Тысячи зверей. Дядя, отпустите племянника. Отправьте меня в секту Тысячи зверей, чтобы я лично противостоял Ню Ю Дао. Я смогу найти методы, чтобы справиться с ним!

    Шао Пин Бо понимал, что здесь он в невыгодном положении. Ню Ю Дао сыпет на него проблемы за проблемой, что он просто уже не успевает отбиваться. Да здесь мало что можно изменить. Основные действия сейчас проходят в секте Тысячи зверей, и пока новости сюда дойдут, можно просто опоздать среагировать. 

    Чжун Ян Сю: Не стоит тебе об этом беспокоиться. Глава уже лично направился туда. 

    Шао Пин Бо поспешил: 

    — Дядя, глава не устоит перед этим скотиной Ню! Только племянник может противостоять ему. Я смогу разобраться с ним. 

    Чжун Ян Сю хохоча сказал: 

    — Я понял. Похоже для тебя в Бэйчжоу есть только ты один. Остальные - просто отбросы! Ты оставайся здесь. Ешь спокойно еду. – сказав это, он развернулся и ушел, не обращая внимания на Шао Пин Бо. 

    — ДЯДЯ! ДЯДЯ….. – Шао Пин Бо вцепился руками в решетки и кричал. 

    Шао Сань Шэн опустил голову, а Чжун Ян Сю перед тем, как выйти, сказал: 

    — Увеличьте в подземной тюрьме стражу на одного человека. 

    Дело еще не прояснилось, а этот парень хочет сбежать. Нужно принять меры. 

    Они уже один раз не доглядели за ним. Когда в прошлый раз Шао Пин Бо пошел помыться, он смог убить родных и тем самым исправить положение. 

    «Цзк!»

    Дверь в подземную тюрьму закрылась и толку от криков Шао Пин Бо не было. 

    Шао Пин Бо, который сейчас крепко держался за решетки, чуть не проговорился. У него глаза от гнева чуть не выскочили из орбит. Он хотел было сказать: 

    «А разве вы не отбросы?! Если бы не я, то вы бы сейчас не заняли Бэйчжоу, а были бы как секта Небесного нефрита ранее. Без меня, где бы была гора Дачан? Владели бы вы такой большой территорией?»

    «Бух»!

    Шао Пин Бо гневно пнул коробку с едой и снова начал кашлять. 

    А в подземной тюрьме появилось на одного культиватора больше…

     

    …..

    Орлиные гнезда в одной пещере. Бабочка маленькой луны кружила вверху, а Чэн Пин сидел и думал о чем-то. 

    С тех пор, как он передал кольца птиц черного нефрита Дяо Чао Шэн Хуайю, он постоянно испытывал страх и беспокоился. 

    — И…И… - до него донесся крик птиц, отчего он пришел в себя. 

    — Братец Чэн, перестань созерцать. Беда! – раздался громкий голос в каменной пещере. 

    Чэн Пин быстро встал, промелькнул и, выйдя из пещеры, услышал, как огромная птица почувствовала беспокойство. Птица стала кружиться на месте и царапать пол, отчего напугала людей. 

    В итоге она вылетела из пещеры. 

    Чэн Пин метнулся за ней и встал на краю скалы. Он смотрел, как птица уже поднималась в воздух и кружила под лучами луны. 

    Увидев кружащую птицу в воздухе, множество птиц начали галдеть и кричать, поднимая шум в секте Тысячи зверей. 

     

    В гостевом дворе Ню Ю Дао стоял, как статуя. Он будто стоя спал с закрытыми глазами, опершись на меч. 

    Раздались звуки легких шагов, и Ню Ю Дао ощутил знакомый и приятный нежный аромат. 

    Гуань Фан И встала напротив него и пристально посмотрела на него: 

    — Что владыка Дао. Так поздно, а ты стоишь и не двигаешься. Снова что-то задумал?

    В это время пришел Юань Ган и серьезно сказал: 

    — Владыка Дао, быстрее смотри!

    Ню Ю Дао сразу открыл глаза, а Гуань Фан И повернула голову и увидела, как вдали засверкало множество бабочек маленьких лун. Пронзительный острый крик доносился до них. 

    Ню Ю Дао положил руку на плечи Гуань Фан И. Гуань Фан И не понимала, что он задумал. 

    А Ню Ю Дао просто отодвинул ее, чтобы она не загораживала собой вид. Он сделал шаг вперед и снова поставил меч перед собой. Глядя на бабочек, он спокойно сказал:

    — Началось!

    Гуань Фан И смотрела то на горы, то на него и не понимала: «Что началось???»

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 516 - Что это за подарок такой?

    Глaва 516 - Чтo это за подаpок такой?

     

    Гуань Фан И задавалась вопросом - не связаны ли эти двое с последними событиями? Она спросила:

    — Что это такое? Что сейчас вообще происxодит?

    Hо никто ей ничего не ответил.

    Звуки галдежа стали постепенно расходиться по всей территории. Дядя Чэн, Cю Лао и остальные тоже, услышав эти звуки, присоединились к остальным. Подняв голову, они наблюдали за беспокойными птицами, которые то и дело летали туда-сюда и издавали свойственные им звуки.

    Ду Юн Сан из секты Явлений природы присел отдохнуть в гостевом дворе. Однако те же самые звуки сподвигли его и остальных взобраться на крышу, чтобы посмотреть, что происходит.

    A Лун Сю в это время, который чуть ранее бродил по Дворцу Блаженствия, выйдя во двор, также стал задаваться вопросом: Что случилось?

    Гости секты Тысячи зверей все до одного были озадачены и даже немного напуганы этими звуками.

    Тогда как Чао Шэн Xуай - инициатор всей этой шумихи, немного понаблюдав за этим беспокойством птиц, отошел и сел в павильоне. Стоило ему только махнуть рукой, как тут же к нему подлетела лунная бабочка. Чао Шэн Хуайю стало снова не по себе от этого.

    Посмотрев по сторонам, Чао Шэн Хуай вылетел из павильона. Тут он поднял руку, в которой находились те самые пять колокольчиков, и стал ими звенеть.

    «Цзынь- цзынь».

    Хоть и звук у колокольчиков был не громкий, но услышать его можно было даже издалека. Звеня в колокольчики и в то же время глядя по сторонам, Чао Шэн Хуай очень волновался.

    Не прошло много времени, как вскоре появились черные силуэты птиц. Они парили в небе, после чего подлетели к макушке горы. Чао Шэн Хуай очень ловко подпрыгнул и приземлился на спине одной из громадных птиц. Он пытался скрыться в потемках сумерек, чтобы его никто не увидел.

    Птица, что пикировала с ним, сделала круг и, разогнавшись с пика горы, быстро взлетела и исчезла.

    Чао Шэн Хуай, который все также сидел на спине этой птицы, не переставая звенел колокольчиками. Так за ним последовали остальные четыре громадные птицы. Они все вместе в полете скрылись в темноте ночи и стремительно направились в сторону гор и рек.

    Прибыв на место, Чао Шэн Хуай наконец-то облегчённо выдохнул.  Даже если его увидели люди, главное сейчас - вовремя избавиться от этих колокольчиков. Тогда можно сказать, что птицы сами по себе сошли с ума, а он лишь покорился обстоятельствам.

    Поэтому он быстро осмотрелся вокруг, нет ли рядом людей. Единственное, что ему все никак не давало покоя - это то, что птицы были чрезмерно возбуждены и очень громко кричали. Что, собственно, и могло раскрыть их местонахождение.

    И тогда Чао Шэн Хуай старательно повел их за собой, взлетев высоко…

    …….

     

    Чэн Пин Му, который стоял у входа в пещеру на утесе Гнездо Орла, был ошеломлён. Он не понимал, как такое могло произойти? Управляемые колокольчиком пернатые и все равно могут вызвать такой шум?

    А выше него на несколько пещер стоял Гао Лан и тоже со страхом наблюдал за странным поведением птиц. Неужели это из-за лекарства в фарфоровой фляге?

    — И что ты все еще не звонишь в колокольчики?

     

    Силуэт одного человека вылетел из подножья горы и направлялся прямо в высь. Мчался тот на всех парах, будто задыхаясь от злости.

    Это был появившийся как нельзя вовремя ответственный за Духовные горы Чулин старейшина Ань Шоу Гуй. Он летел изо всех сил, а за ним следовала группа учеников.

    Чэн Пин и Гао Лан встревоженно и испуганно подошли к ним. Также в этот момент вышли все ученики, которые были застигнуты врасплох. Один за другим они встали у входа в пещеру. Именно там, у входа в пещеру, где находились гнезда пернатых,  находились выемки, где висели колокольчики.

    У каждого такого гнезда висел колокольчик одной соответствующей птицы. И никогда раньше здесь случался беспорядок. Все колокольчики висели над своими положенными гнездами.

    Собрав колокольчики, те ученики подбежали быстро ко входу в пещеру, что стояла на крутом обрыве, и стали спешно звенеть ими. Так они подзывали к себе все никак не успокаивающихся галдящих пернатых.

    Вдруг очень  быстро, но последовательно стали возвращаться все птицы. Огромным потоком они летели в свои гнезда. Несмотря на то, что выглядели они все также беспокойными, но можно было заметить, что ситуация потихоньку стабилизировалась.

    Снова показались силуэты подлетающей группы людей с горы. Это была группа высокопоставленных людей из секты Тысячи зверей под руководством Си Хай Тана. Они прилетели прямо в Духовные горы Чулин, после чего сразу стали осматриваться вокруг.

    — Что это такое происходит? И почему? - спросил Си Хай Тан строго.

    Ань Шоу Гуй: Пока нам это неизвестно.

    Число птиц, которые лихорадочно летали повсюду, стало уменьшаться, и большинство из них вернулись в свои гнезда. Возможно потому, что все птицы между собой отличались размерами и характером поведения, некоторые все также беспорядочно парили в небе, все никак не успокаивались и не возвращались.

     

    ………

     

    Ню Ю Дао и остальные рядом с ним стояли за гостевым двором у края горы и наблюдали за происходящим.

    Услышав, что шум стал постепенно стихать, Юань Ган сказал:

    — Владыка Дао, они остановили это.

    Ню Ю Дао кивнул в знак согласия и многозначительно посмотрел на него.

    Юань Гань в свою очередь сразу все понял - ему нужно было вернуться и следить за новостями. А когда он что-то узнает от секты Уляньшань, то сразу сообщит об этом Ню Ю Дао. Сейчас Ню Ю Дао важно было владеть обстановкой, поэтому Юань Ган развернулся и быстро ушел.

    Наблюдая за поведением этих двоих, Гуань Фан И стала подозрительно смотреть на Ню Ю  Дао. Интуиция ей говорила, что эта шумиха в секте Тысячи зверей имеет прямое отношение к ним.

    Дождавшись, когда дядя Чэн и остальные вернутся к своим делам, Гуань Фан И приблизилась к Ню Ю Дао и сказала:

    — Владыка Дао, я смотрю ты сегодня какой-то странный. Неужто это вы натворили дел?

    Ню Ю Дао изумился:

    — Что же я такого натворил?

    Гуань Фан И: Не признаетесь да?

    Ню Ю Дао не понимал: И в чем мне надо, по-твоему, признаться?

    Гуань Фан И стала гримасничать, указывая в сторону места, где недавно метались птицы:

    — Это вас черт дернул натворить такое?

    Ню Ю Дао: Что же я натворил такого, что меня аж черт дернул?

     

    Эти двое ходили вокруг да около, после чего Гуань Фан И не стала больше его расспрашивать. Kонечно она не знала, что случилось, но подозревала во всем Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао вдруг начал объясняться:

    — Я только скажу тебе одно. Сегодня вечером не расслабляйся и держи ухо востро. При необходимости будь готова вовремя среагировать.

     

    ………

    Значительно отдалившись от секты Тысячи зверей, пять силуэтов стремительно летящих птиц, освещенных лунным светом, добрались уже до самого последнего горного леса на территории секты Тысячи зверей. Они будто с неба сошли, непрерывно размахивая крыльями, и стали спускаться к вершине одной горы.

    Тут со спины одной из громадных птиц спрыгнула фигура человека. Этот человек был в черном одеянии и прикрыт маской. Конечно это был Чао Шэн Хуай, он уже успел переодеться.

    Приземлившись, Чао Шэн Хуай стал повсюду осматриваться. Он действовал предельно осторожно.

    Немного погодя, из лесной темноты вышла еще одна фигура человека, одетого точно в такое же черное одеяние. Этот человек сказал:

    — Сегодня вечером погода неплохая.

    На что Чао Шэн Хуай, схватив себя за горло, хриплым голосом ответил:

    — Ожидается буря с ливнем.

    Эти двое таким образом перекинулись условной фразой - паролем. Подойдя ближе, Чао Шэн Хуай передал те колокольчики тому человеку. Они не стали много говорить, и Чао Шэн Хуай взметнулся и исчез в безбрежно раскинувшемся лесу.

    Получив колокольчики, тот человек в маске и черном одеянии посмотрел на птиц немного озадаченно. По сути, прежде он и сам не знал, какой товар именно ему нужно было получить. Он прибыл сюда, чтобы выполнить приказ. И теперь перед ним, вопреки его ожиданиям, стояли пять птиц черного нефрита Дяо. Сказать, что он был потрясен - ничего не сказать.

    Вдруг из леса вышли еще два человека в черных масках. Они все переглянулись.

     

    …..

    Царь птиц приземлился в гостевом дворе, что заставило сидящего в павильоне и перелистывающего книгу Ню Ю Дао вытянуть голову и посмотреть.

    Гуань Фан И, которая сидела рядом с ним, не обратила внимание на это. Она все пребывала в думах о том, что же замышляет этот негодяй.

    Тут появился Юань Ган. Он подошел к сидящему Ню Ю Дао и наклонившись тихо прошептал ему на ушко:

    — Все прошло гладко, пять штук. Уже принял.

    «……..» - Ню Ю Дао удивленно посмотрел на него. Он сомневался в том, что только что услышал.

    Прикрываясь от взора Гуань Фан И книгой, Ню Ю Дао вытянул пять пальцев, как бы спрашивая «Все пять?». Он все еще не верил, поэтому хотел удостовериться наверняка.

    Юань Ган кивнул головой в знак согласия. Да, именно. Все пять.

    В этот раз Ню Ю Дао удостоверился, но все же был удивлен. Он говорил Чао Шэн Хуайю о, максимум, трех птицах, но тот в свою очередь предоставил все пять. Ню Ю Дао и представить такое не мог. Ведь чем меньше бы Чао Шэн Хуай достал ему пернатых, тем незаметнее и безопаснее это можно было провернуть. Не думал он, что Чао Шэн Хуай так сможет.

     

    На самом деле, даже если это и было неожиданно, но для Ню Ю Дао это был неожиданный приятный сюрприз. Он не выдержал и хихикая стал перешептываться с Юань Ганом:

    — Этот тип и вправду очень храбрый, да и достаточно жестокий!

    Он еще не был в курсе того, что Чао Шэн Хуай, чтобы упростить себе работу, отравил сразу больше двадцати пернатых. И только после этого смог получить этих пятерых. Если бы Ню Ю Дао это знал, то у него было бы совсем другое впечатление о нем.

    Однако Ню Ю Дао понимал его действия. Pаз уж произошел такой случай, то разве есть разница - быть ответственным за трех птиц или же сразу за пятерых. Так или иначе, раз появилась такая возможность, то лучше уж взять побольше птиц и насытить голод Ню Ю Дао. А потом уже ждать – выполнять он свои обещания или нет.

    И в действительности, если бы не боязнь быть раскрытым, то Чао Шэн Хуай достал бы еще больше пернатых.

    — Поручи им держать все под контролем. Пусть будут осторожными и ждут новостей от меня. - прошептал Ню Ю Дао.

    Юань Ган кивнул головой. Когда он собирался выходить, то встретился взглядом с Гуань Фан И, которая очевидно мучилась в догадках. Он понял это сразу.

    Подождав, когда Юань Ган покинет павильон, Гуань Фан И подошла к Ню Ю Дао. Обхватив двумя руками его плечи, она умеренно стала нажимать на них:

    – Владыка Дао, я боюсь. Не нужно, находясь во владениях секты Тысячи зверей, пугать меня своими действиями. Не оставляй меня в неведении, хорошо? Я ведь свой человек, а ты все равно не доверяешь мне?

    Ню Ю Дао рассмеялся:

    — У меня не было мысли держать что-то в тайне от тебя, я всего лишь хотел сделать тебе сюрприз.

    Гуань Фан И сразу же, опираясь на его плечо, проговорила ему прямо в ухо:

    — Какой сюрприз? Главное, чтобы это не испугало меня.

     Ню Ю Дао: Я ведь уже говорил тебе ранее, что должен сделать тебе подарок, дабы компенсировать то, через что тебе пришлось пройти из-за меня. Я сказал - я сделал.

    Гуань Фан И загорелась и также в ушко ему проговорила: Какой такой подарок?

    Ню Ю Дао, отталкивая ее, сказал:

    — Не нужно задавать так много вопросов. Раз сказал, то обязательно вручу его тебе. Но если ты сейчас узнаешь, то какой это будет сюрприз? Ты спокойно пока подожди.

    Сказать, что он еле отделался от нее - ничего не сказать. Но сейчас необходимо было немного переждать и убедиться, что все улажено. Чтобы потом она приняла такой подарок с искренней радостью. А если бы он сказал ей сейчас, то только бы напугал ее до смерти.

    — Пфф, можно подумать, что собрался делать какой-то ценный подарок! - фыркнула Гуань Фан И и ушла. Но в душе она, конечно, все надеялась на сюрприз.

    Она была уверена, что этот ее так называемый подарок прямо связан с произошедшим сегодня беспорядком в секте Тысячи зверей. Что же это за подарок такой, что он все никак не оставит в покое секту Тысячи зверей?

    Надо же, этот паршивец так и не раскололся, что это за подарок, а только заинтриговал человека.

     

    ………………….

    Сегодняшний инцидент обрек секту Тысячи зверей на бессонницу. Не говоря уже о других. Си Хай Тан должен был немедленно вызвать к себе и допросить старейшин, ответственных за это. Надо было узнать, как такое могло произойти.

    Как говорится: не выноси ссор из избы, так и Си Хай Тан не хотел придавать случившееся огласке, а решить все самостоятельно и тихо.

     

    Утром второго дня Чао Цзин в сопровождении Ань Шоу Гуй прибыли в главный зал дворца.

    Не дожидаясь их приветствия, Си Хай Тан резко спросил: Нашли виновных?

    Из изменений со вчерашней ночи было выявлено то, что две громадных птицы упали с обрыва и разбились на смерть. Туши их лежат все еще там у подножья горы. Также пропали пятеро пернатых, которых все еще не могут отыскать. Секта Тысячи зверей отправила многочисленную группу людей, чтобы те перешерстили Духовные горы Чулин и нашли их. Поиски эти проводились под руководством Чао Цзина.

    Ань Шоу Гуй же молчал, свесив голову. Вчерашняя ночь заметно потрепала его.

    Чао Цзин посмотрел на всех этих высокопоставленных культиваторов и тяжело проговорил:

    — Нашли. Те пять птиц Черного нефрита Дяо нашлись мертвыми в горном лесу. В межгорье много диких зверей, и мы нашли только их останки, еле разобрали - их ли это туши. А приносить их обратно смысла не было совсем, также мы беспокоились - нет ли в них какой заразы. В настоящее время там остался один из учеников. Он следит за тушами и ждет распоряжений от главы секты.

    Си Хай Тан взбесился:

    — Еще погибло семь пернатых. Зачастили эти инциденты с птицами с Долины Линхуа и Духовных гор Чулин. Вы - двое старейшин, ответственные за них, о чем вообще думаете? Если снова такое произойдет, может тогда вообще всех птиц перебьете, а?  Даю вам два месяца времени, чтобы вы выяснили причину всего произошедшего и дали мне достойное объяснение. Иначе же, если вы и это сделать не способны, то можете отречься от своих должностей!

    Ань Шоу Гуй и Мао У Шуан, ответственные за птиц, стояли покорно. Что еще они могли сделать. Они - двое замученных старейшины сложили руки и сказали в один голос:

    — Как скажете!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    Глава 517 - Деньги в долг.

    Глава 517 - Дeньги в дoлг.

     

    Новоcти очень быстpо дошли до Чао Шэн Хуайя. Oн очень внимательно следил за всем, что касалось этого дела. B этот раз он был предельно осторожен и внимателен.

    В тот вечер, когда он получил весть о том, что у подножья горы умерло еще двое пернатыx, Чао Шэн Хуай был очень удивлен. Можно сказать, этот случай был очень неожиданным для него. Однако он воспользовался этим и приписал смерть еще двух пернатых к тем пятерым для большего приукрашивания дела.

    Но также Чао Шэн Хуай принимал во внимание и тот факт, что все пернатые были разных размеров, кто-то побольше, а кто-то наоборот. И потому нельзя было предугадать, как лекарство подействует на какую птицу.

    На самом деле он столько сил потратил на то, чтобы найти те самые пять туш птиц, что когда узнал о том, что его же дед и повел поисковую группу, Чао Шэн Хуай лично принял участие в этом. Ночью, когда группа искала птиц, Чао Шэн Хуай просто не мог не воспользоваться случаем и специально привел группу к тем самым останкам, пока не стало слишком поздно.

    Он облегченно вздохнул, а вот некоторые были напротив встревожены. Чэн Пин при первой возможности нашел его. Он нашел его в маленьком домике, где тот жил.

    Хоть Чао Шэн Хуай и был внуком Чао Цзина, однако его статус и навыки были ограничены. Потому-то Чао Шэн Хуай до сих пор не переехал в главный двор. Но сам факт, что он жил один в своем домике, уже считался большой такой поблажкой.

    Cтоило только зайти Чэн Пину в дом, как Чао Шэн Хуай тут же вышел из своего домика. Постояв немного на улице, он снова вернулся обратно домой. С недовольной гримасой Чао Шэн Хуай ругаясь обратился к Чэн Пину:

    — С чего это ты прибежал сюда в то время, когда произошел такой инцидент в Духовных горах Чулин, а?

    Чэн Пин же ответил тому, приподнимая плечи:

    — Братец, ты мне лучше скажи правду. Это твои проделки были вчера вечером?

    Чао Шэн Хуай: Какие еще проделки? Tы о чем вообще? - он покраснел и выдал:

    — Что, разве можно приходить к кому попало и обвинять в таком деле?

    Чэн Пин: Тогда что там с колокольчиками? Те пять птиц Черного нефрита Дяо просто исчезли. Если так разобраться, то я и несу за это ответственность.

    Чао Шэн Хуай подошёл и, обеими руками похлопывая того за плечи, сказал:

    — Да расслабься ты! Это дело уже закрыто. Останки тех пернатых уже найдены, сами птицы ясень пень мертвы. И так как секта уже нашла их останки, то не станет дальше копать. Все, чем они теперь займутся - это выявлением причины смерти и всего- то.

    Чэн Пин, не хуже осведомленный в этом деле, с чего-то изумился: Это точно?

    Чао Шэн Хуай, все не отрывая от него взгляда, проговорил:

    — Зачем мне врать тебе? Это такой большой инцидент, тогда тем более с чего мне врать? Если уж не веришь совсем, то возвращайся и жди. Не пройдет много времени, как вы там в Духовных горах Чулин тоже услышите эти новости. Братец, ты все же расслабься. Зачем мне обманывать тебя? Какая мне от этого польза? Это разве не общая неприятность, а?

    Послушав его, озадаченный Чэн Пин вроде бы немного успокоился. Но спросил:

    — Братец, так это все-таки твои проделки, да? Я про вчерашнее..

    Чао Шэн Хуай все отрицал:

    — Что за вздор! Я может изначально и хотел было взять на время птиц Черного нефрита Дяо, чтобы похвастаться перед другими, но кто же вообще знал, что произойдет такое? Мой этот маленький план тоже не осуществился. И если честно сказать, инцидент произошел так неожиданно, что я тоже был очень удивлен. А что касается тебя, то ты по возвращении будь осторожен. Вчера в долине Линхуа произошел один инцидент, потом то же самое повторилось и вечером в Духовных горах Чулин. Как бы это не эпидемия какая среди пернатых началась. И будь начеку, будь внимательнее. Пернатых, что нужно изолировать от остальных, надо немедленно изолировать. Да смотри, чтобы опять в твою смену не повторилось подобное.

    Чао Шэн Хуай не смог втереть этот бред за правду. А Чэн Пин все никак не мог определиться - верить тому или нет. И весь растерянный и запутанный ушел.

    Не прошло много времени, как тут же появился Гао Лан.

    Увидев его, Чао Шэн Хуай горько проговорил:

    — Ты смерти видимо ищешь, а? Зачем ты приперся сюда сейчас?

    Гао Лан был до жути напуган. Конечно он прекрасно догадывался о том, что между вчерашним инцидентом и тем лекарством, которое он дал птицам, есть связь.

    Он вступил на порог дома Чао Шэн Хуайя, как сразу же закрыл наглухо за собой дверь и начал:

    — Братец, разве ты сам мне не говорил, что это лекарство легкое и точно не убьет птиц? Pазве ты не говорил, что у меня не будет проблем, а? Как тогда произошло такое?

    Относительно лекарства Чао Шэн Хуай сам хотел спросить Ню Ю Дао, что это было вообще. Ню Ю Дао говорил, что это легкие препараты и не смогут убить пернатого. Однако разве от них не погибли две птицы?

    Но если все-таки вернуться к этой теме, то Чао Шэн Хуай и сам бы не стал действовать опрометчиво. Перед тем, как взяться за дело, он испытал это лекарство на животных поменьше. И раздумывая сейчас об этом, он заключил, что проблема была не в лекарстве. Скорее всего те две птицы под действием лекарства не вовремя оказались у обрыва и сами же упали и разбились насмерть.

    — Ты спрашиваешь меня, а мне к кому идти с вопросами? Ты что думаешь, я сам хотел, чтобы так получилось? Братец, это дело рисковое, не нужно больше заводить об этом речь с кем попало.

    — Братец, так разве есть польза от того, что я молчу? Если нас обнаружат, то тогда нас ведь просто порешают!

    — Братец, дело приняло сейчас уже другой оборот. Все, что нам нужно делать сейчас - это делать вид, что ничего не было. Ты расслабься и думай, что никакого отношения к этому не имеешь, и веди себя соответственно. Тогда никто ничего не узнает. И помни, что мы с тобой в одной лодке: если что-то случится с тобой, то же ждет и меня. Так что ты не парься. Я не останусь в стороне и обязательно придумаю способ найти человека, который разрулит это все. Если раскроешь нас, то смотри, я не стану признавать ничего. Ко всему прочему, у меня есть человек сверху, на которого я могу положиться. Но не говори, что я не предупреждал тебя, держи язык за зубами. Если дело примет плохой оборот, то я даже не знаю, кому больше не повезет. Только если ты будешь держать себя в руках, мы прорвемся, и никто ничего не вычислит. Сейчас хоть мы и в одной лодке с тобой, но если не успокоишься, можем и врагами стать…

    Перекинувшись еще парочкой слов с Чао Шэн Хуайем, Гао Лан все-таки поверил его словам и покинул его дом.

    Чао Шэн Хуай сам тоже не стал лежать спокойно. Выждав момент, он потихоньку вышел и направился прямо на встречу с Ню Ю Дао…..

     

    …..

    — Владыка Дао, флаг вывесили.

    Ню Ю Дао сидел в комнате и медитировал, когда в это время постучался тихонько Юань Ган и зашел, чтобы доложить об этом.

    Ню Ю Дао приоткрыл глаза, немного посмеялся и сказал:

    — Пришел требовать возврат долга. Я все же восхищаюсь тем, как этот малец ведет дела. Жалко конечно. Зови сюда сваху.

    Юань Ган развернулся и вышел.

     

    Подождав, когда Ню Ю  Дао выйдет из двора и покажется, Гуань Фан И подошла к нему. Она тихонько спросила у него:

    — Владыка Дао, что прикажете?

    Ню Ю Дао, опираясь на свой меч, ждал, когда она подойдет ближе. Улыбаясь, он сказал:

    — Займи мне немного денег ненадолго.

    «Занять денег?» - Гуань Фан И услышав это, сразу поменялась в лице. Она пренебрежительно посмотрела на него, скрестила свои руки на груди и холодно выдала:

    — У меня нет денег! И как не стыдно тебе?! Какая наглость все же у тебя просить денег взаймы, будучи мужчиной? Да еще и вот так. Тебе хоть немного стыдно?

    Ню Ю Дао ахнул: Я разве раньше не давал тебе тоже, а?

    — Раньше? - Гуань Фан И разозлилась:

    — Решил вспомнить, что там было раньше? Хорошо, давай вспомним. Да, ты конечно мне занимал немного. Но ты также одновременно повесил на мою шею целую группу людей, которых я кормила, к слову на свои деньги. А это ведь бьет по моему карману. А ты сам? Ты помнишь, что я потратилась на пилюли. И из-за кого это было?  Именно, из- за тебя! Так что скажешь, это все не считается за трату денег? Разве я не свои деньги потратила на все эти расходы?

    Ню Ю Дао: На это не могло уйти много денег, нет?

    Гуань Фан И не придала значения его словам и продолжала:

    — Все никак не забудешь про деньги, что дал мне, да? Раз уж дал, есть ли в этом здравый смысл просить обратно? Все, что попало в руки свахи, остается свахе. Нет денег у меня!

    — Нет, ты только посмотри на себя. Действительно, как будто скряга какая- то. Я свое сказал. Да, я занимал у тебя денег, но в конце концов я все верну тебе

    — Не займу.

    — Вдвойне все верну.

    — А говоришь ты конечно лучше, чем поешь. Не знаю, когда сможешь ты вернуть мне обратно свой долг. Да и еще говоришь про двойной возврат. Лапшу мне на уши вешаешь?

    — Действительно не займешь?

    — Сказала нет, значит нет.

    — Раз уж ты не хочешь давать, то я вынужден пойти в секту Тысячи зверей.

    — Ой, ой. – Гуань Фан И стала нарочито размахивать двумя руками:

    — Иди, иди. Раз уж мог сразу пойти в секту Тысячи зверей, чего ко мне приперся? Иди, да побыстрее. И все же попроси побольше и потом уже возвращайся.

    Ню Ю Дао вдруг плавно начал переходить:

    — Ой, совсем забыл тебе сказать. Когда эта Вэн Син Чжао надавала тебе пощечин, Цзю Шань искал меня. Он приходил и просил не раздувать из этого дела скандала. Ко всему, он еще предлагал мне денег - целых один миллион золотых. Я конечно не взял их, так как посчитал это постыдным. Взял, да и отверг эти деньги. А теперь вот думаю, пойду-ка к ним, да попрошу эти самые деньги.

    Гуань Фан И, услышав это, тотчас перестала улыбаться.  Она поменялась в лице:

    — Стой на месте!

    Ню Ю Дао еще не ушел, как легонько схватившись за рукоятку своего меча, проговорил:

    — Будут какие-либо наставления?

    Гуань Фан И прикусила губу, потом тихонько спросила:

    — Цзю Шань и вправду предлагал один миллион золотых, чтобы замять это дело с Вэн Син Чжао?

    Ню Ю Дао: Я не стану тебя обманывать в таком деле. Давай так, ты пойдешь со мной. Так ты сможешь лично удостовериться в этом. Пойдем?

    Гуань Фан И будто немного обозлилась. С тех пор, как она последовала за ним, он будто всегда к чему- либо принуждал ее. Эта сволочь всегда находила способ, чтобы заставить ее пойти на компромисс с ним. Сколько бы она не терпела оскорблений, не смирилась с унижением, а с этим Ню Ю Дао ничего и не поделаешь. Она, скрепя зубами, проговорила:

    — Говори, сколько ты хочешь!

    Ню Ю Дао: Немного, миллион золотых.

    Гуань Фан И: Миллион золотых, и это по-твоему немного? И что же, по-твоему, называется много? Носишь фамилию Ню, я смотрю это потому, что голова у тебя больно большая? За раз просишь миллион золотых. Легко брать деньги, да?

    Ню Ю Дао: Разболталась ты. Давай быстрее деньги.

    Гуань Фан И нервно отвернулась от него. Впрочем она сама не знала, что хотела скрыть от Ню Ю Дао. Она отвернувшись все-таки достала маленький чек денежного прилавка Поднебесной и протянула ему в лицо:

    — На, возьми! Возьми и сгинь!

    Ню Ю Дао схватил эту бумажку и стал рассматривать ее. Действительно, это был чек на миллион золотых денежного прилавка Поднебесной. Этот чек не имел каких-то особенностей, потому-то его можно было в любое время без проблем обналичить.

    Ню Ю Дао очень весело взял чек и засунул его к себе в рукав. Он добавил:

    — Нельзя было сразу мне отдать это, а? Столько стояли и попусту трепались.

    Гуань Фан И разозлилась:

    — Что? Ты следи за языком! Я дала их тебе в долг, вернешь вдвойне больше!

    Ню Ю Дао весело повиновался:

    — Ладно, ладно. Именно так. Это долг, и верну я тебе вдвойне большую сумму.

    Гуань Фан И все никак не унималась. Она стояла и бранила его:

    — Всю свою жизнь в парке Фуфан мужчины мне обычно давали денег и помогали, чем могли. А встретившись с этим негодяем, все стало наоборот. Сидит у женщины на шее, а я даю ему теперь деньги.

    Ню Ю Дао отмахнулся и не обращал внимания на ее слова.

     

    ….

    Горный ручей бил ключом. Двое незнакомцев снова встретились и стояли в полной темноте.

    Они вели разговор, стоя напротив друг друга. Чао Шэн Хуай начал первым:

    — Я те пять пернатых черных нефритов Дяо передал уже твоему человеку. Ты только не говори сейчас, что не получил их.

    Ню Ю Дао: Расслабься, я не стану отказываться от своего слова. Ты справился очень даже хорошо, товар я получил.

    Чао Шэн Хуай: И где деньги?

    Ню Ю Дао молча посмотрел, нет ли кого рядом. Он вдруг вытащил тот чек, скомкал его и как бы невзначай бросил его в сторону щели в той самой расстилающейся лозе.

    Немного погодя Чао Шэн Хуай возмущенным тоном сказал:

    — Всего лишь один миллион золотых? Мы разве с тобой не договаривались, что за каждого пернатого ты дашь один миллион золотых? А я предоставил тебе сразу все пять!

    Ню Ю Дао:

    — К чему такая спешка! Тебе не стыдно? Я что дурак, чтобы с собой брать столько денег без причины на то? Это все, что я взял с собой. Пока только так. Не переживай, я позже отправлю обязательно человека и передам через него остальные деньги. Деньги – медная монета, без них ты не останешься.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 518 - Сторожить пень в ожидании зайца.

    Глава 518 – Cторожить пeнь в ожидании зайца.

     (ждать у моря погоды, уповать на cудьбу)

    Чао Шэн Xуай разозлился. Pазве можно верить словам? Как он мог поверить ему? Oднако перед ним был Hю Ю Дао. Eсли бы Ню Ю Дао не заxотел отдавать ему денег, то Чао Шэн Хуай ничего не смог бы ему сделать. Поэтому он все же взял миллион, все-таки это лучше чем ничего. 

    Хоть его дед был старейшиной секты Тысячи зверей, но он впервые в жизни заработал собственный миллион. Только 5 миллионов превратившиеся в миллион не могли не рассердить его. Он так рисковал ради 5 птиц. Стоило ли это того?

    Однако сейчас его заботило еще другое дело. Bсе уже было сделано, Ню Ю Дао получил выгоду и по сути мог уходить. 

    Однако Ню Ю Дао задумчиво проговорил: 

    — Пока я не могу уйти. Оставшиеся 4 миллиона через несколько дней я отдам. В денежных вопросах не должно быть недоразумений. Лучше верну тебе денег, чтобы потом не было чего. А когда я покину секту Тысячи зверей, тогда все наши связи останутся в прошлом. Что ни скажи - я все буду отрицать. Мы будем посторонними людьми. Потом не стоит связываться со мной. Перед всеми мы будем делать вид, что впервые видим друг друга. Что скажешь?

    — … - Чао Шэн Хуай сначала не знал, что сказать. Он уже чуть было не взбесился, ведь получается, Ню Ю Дао не сдержал свое слово. Только когда Ню Ю Дао продолжил насчет возврата долга, то горячего Чао Шэн Хуайя словно облили холодной водой, полностью остудив его гнев. Поэтому он просто молчал. 

    В его подсознании шла борьба 4 миллионов и его беспокойства. Подождать несколько дней и получить 4 миллиона. Разве не из-за денег он отправился в Иллюзорный мир, чтобы убить Ню Ю Дао?

    А теперь он может получить 4 миллиона. От такого сложно отказаться. 

    Для Ню Ю Дао Чао Шэн Хуай был совсем незрелым и вовсе не являлся его противником. Он мог легко управлять Чао Шэн Хуайем! И пока его дела здесь не закончены, разве он может легко уйти отсюда?

    Чао Шэн Хуай думал, а Ню Ю Дао, не дожидаясь его ответа, продолжил: 

    — Как вчера все прошло? Все обошлось без проблем? Расскажи мне весь процесс. 

    Чао Шэн Хуай вернулся из своих дум и подсознательно начал рассказывать все Ню Ю Дао, а после добавил:

    — Верно. В одном деле мне нужна твоя помощь. Это нужно и для тебя, и для меня. 

    Ню Ю Дао обдумывал, как Чао Шэн Хуай все провернул, и чуть позже сказал: Говори. 

    — Те 4 ученика, которые помогали мне, их нельзя оставлять. Рано или поздно они могут проговориться. Мне самому неудобно убивать их. Сила у них примерно такая же, как и у меня. Мне и невыгодно просить кого-то другого убить их. Ты найди способ избавиться от них. 

    Ню Ю Дао понял его. Нужно убить свидетелей. Этот парень, оказывается, действительно жесток, что не колеблясь решил убить своих же соучеников. 

    Он кивая ответил: Понял. Не беспокойся. Я займусь этим. После того, как уйду, в городе Вансян я оставлю людей для связи с тобой. Когда посчитаешь, что время подходящее, тогда организуй все для них и сообщи им. 

    Чао Шэн Хуай: Тебе нужно быстрее уходить, пока поднялся какой-нибудь шум. 

    Он уже не прогонял Ню Ю Дао. Ведь 4 миллиона держали его и полностью овладели его разумом!

    Ню Ю Дао: Я не собираюсь поднимать шума. Просто есть люди, которые хотят причинить мне вред. Поэтому мне нужно ответить им. Ты последи за ними для меня, чтобы я смог спокойно покинуть секту. 

    Чао Шэн Хуай: Еще об одном деле ты не хочешь мне сказать?

    Ню Ю Дао: Какое дело? Говори?

    Чао Шэн Хуай: Какое дело! Разве ты не должен был выполнить обещание? 

    Ню Ю Дао: А, он уже давно умер. 

    Чао Шэн Хуай гневно проговорил: 

    — Ты поменьше обманывай меня. Даже сейчас играешь со мной? Если со мной что-то случится, то секта Тысячи зверей не пожалеет сил, чтобы найти тебя!

    Ню Ю Дао: Если ты сам это понимаешь, разве я буду так обманывать тебя? Ты сам не думал об учениках секты Тысячи зверей, которые стояли на страже у ворот в Иллюзорный мир? Я бы стал рисковать, выводя из Иллюзорного мира ученика секты Тысячи зверей? Тогда я просто пошутил над тобой. Плохая шутка получилась. 

    — … - Чао Шэн Хуай не знал, что сказать. Он подумал и понял, что если обижаться, то нужно обижаться только на себя. Ведь он из-за мертвеца пошел на такой риск и натворил столько проблем. 

    До этого он считал себя достаточно умным человеком, но сегодня он внезапно почувствовал себя таким идиотом. 

    — Братец, оставь эту мысль. В этой жизни разве ты мог заработать столько денег? Главное - богатство и слава, а правильно или нет – разве это важно? Самое важное достигнешь ли ты сейчас своей цели или нет. – Ню Ю Дао знал, о чем тот думал, и утешая добавил: 

    — Если не веришь, то можешь отравиться в то место. Два брата прямо под тем деревом и были похоронены. Проверь. Ладно, я пошел. Если долго задерживаться здесь, то можно привлечь внимание. Связываться будем по старому методу.

     

    …..

    Как только Ню Ю Дао вернулся к себе во двор, к нему быстро подошел Юань Ган. 

    Ню Ю Дао остановился, и Юань Ган прошептал ему на ухо: 

    — Чэн Гуй Шуо прислал сообщение. Он уже отправил письмо дворцу Блаженствия и теперь отправился в другие секты. 

    Ню Ю Дао кивнул и слегка улыбнулся: 

    — Наша весть дошла. Скоро глава Лун получит вести, и гора Дачан обрадуется наверное. 

     

    Один царь птиц спустился с неба в гостевой двор дворца Блаженствия. 

    Очень быстро И Шу пришла в павильон на воде и поднесла обеими руками письмо: 

    — Учитель, старейшины из дворца прислали сообщение. 

    Медитирующий Лун Сю медленно открыл глаза и, протянув руки, взял секретное письмо. Он, нахмурив брови, сказал: 

    — Письмо от Бэйчжоу?

    И Шу хоть молчала, но знала содержание письма, ведь она сама расшифровывала письмо. 

    — Недавно приходили люди горы Дачан? – Лун Сю, глядя на письмо, спросил. 

    И Шу: Верно. Старейшина горы Дачан Хуан Тун просил аудиенции. Учитель только отказал. 

    Лун Сю: Узнай, где он. Пусть придет ко мне. 

    — Слушаюсь! – И Шу ответила и быстро ушла. 

    Один всадник быстро скакал на лошади. Его лошадь так бешено дышала, очевидно ее загнали. Этот всадник всю дорогу не останавливался и ехал по дороге горного леса. 

    Всадник на лошади и был Сун Шу. Наконец-то перед ним появились высокие величественные горы. Будучи курьером, Сун Шу старался как можно быстрее доставить письмо. И хоть его лошадь вот-вот упадет замертво, но до Непревзойденного дворца было уже недалеко. Однако не проехал он много времени, как должен был все же остановиться. 

    Впереди на дороге стояла повозка. Похоже колесо у повозки сломалось, и извозчик остановился, чтобы отремонтировать его. С одной стороны от дороги находилась горная скала, а с другой располагался крутой обрыв. Поэтому Сун Шу должен был остановиться. 

    Сун Шу медленно подъехал к ним и крикнул: 

    — Пожалуйста, можете отодвинуть повозку. Я проеду. 

    Занавеска в повозке отдернулась, и оттуда высунулся управляющий лавки секты Люсян во дворце Льда и снега, Сяо Те. Он пристально смотрел на маску Сун Шу. 

    Увидев Сяо Те, Сун Шу поменялся в лице. Хорошо, что у него на лице сейчас была маска, и его лицо нельзя было сейчас разглядеть. Поэтому Сун Шу отвел свой взгляд от Сяо Те. 

    Почему он поменялся в лице? Потому, что они были знакомы. 

    Секта Люсян, секта Плывучих облаков и Гора утонченности – все они когда-то опирались на власть семьи Сун. Семья Сун их вскармливала, ну и те соответственно прислуживали им. Когда семья Сун была при власти, то конечно тоже должна была опираться на силы культиваторов. Все же этот мир принадлежал культиваторам, поэтому многие дела можно было сделать с помощью культиваторов. 

    Сун Шу тоже был из мира культиваторов. И за столько лет разве он, будучи культиватором, не хотел отправиться во дворец Льда и снега?

    Он в одно время отправлялся во дворец Льда и снега и тогда встречался там с местным хозяином лавки Сяо Те. 

    Два человека конечно были знакомы. 

    Сяо Те улыбнулся: 

    — Такой знакомый голос. Вот только зрение у меня хуже, чем в былые года. Третий господин Сун, сколько лет, сколько зим! А старых друзей не признаете? Третий господин, некий Сяо столько времени ожидал вас здесь. К счастью, третий господин меня не подвел, иначе бы я не знал что докладывать учителям. 

    Как только он проговорил это, у Сун Шу екнуло сердце. Ничего не сказав, он сразу взметнулся вверх и направился в горный лес. Он хотел сбежать. 

    Однако когда он был в воздухе, из леса уже показались два силуэта. Они преградили ему дорогу. Обе стороны начали сражение. Обнажив мечи, каждый хотел одолеть другого. Так в бой еще вступали люди и окружали его. 

    «Бух!»

    Повозка разбилась в щепки, и Сяо Те взлетел вверх. Он тоже присоединился к сражению. 

    Раздался шум и гул. Лошади испугались и разбежались в разные стороны. 

    Однако сражение было непродолжительным.  Сун Шу уже упал на землю. Он лежал окровавленный, а Сяо Те поставил ему на грудь свою ногу. Отчего тот сейчас вовсе не мог двинуться. Сяо Те приставил лезвие меча к его шее. 

    Сяо Те был культиватором цзинь дань, и если уж он представляет секту Люсян во дворце Льда и снега, то конечно по силе не был слабаком. 

    А Сун Шун был так себе культиватор. Он не был одаренным и также не обладал огромным опытом. В те года он величественно посещал секту Высшей чистоты благодаря поддержки семьи. Выходцы из таких семей обычно редко рискуют жизнями.

    На самом деле Сяо Те мог и один схватить Сун Шу, не говоря уже о толпе культиваторов. 

    — Изменник! Собака! Тебя ждет кара небесная! – Сун Шу гневно крикнул. 

    Сяо Те холодно улыбнулся. Если бы сверху ему не приказали взять его живьем, то он сразу бы убил его. Сяо Те приставил меч к его лицу:

    — Третий господин, увядший феникс хуже петуха. Сейчас клыки показывать нет смысла! 

    Два человека подошли, взяли Сун Шу и увели в глубь леса. 

    Сяо Те оглянулся по сторонам, убрал меч и дал знак ученикам. Те сразу начали собирать щепки и другой хлам и сбрасывать в пропасть. 

    Почему они преградили дорогу сломанной телегой? Да потому, что другого способа они не придумали. Они же не могут каждого всадника осматривать перед входом в Непревзойденный дворец. Тем более если они наткнутся на учеников из Непревзойдённого дворца или же важных гостей, тогда проблем у них будет немало.

    К счастью, Ню Ю Дао уже указал им путь. Он определил, что Сун Шу не будет ходить окольными путями через запад или восток, а направится прямыми путями. Тем более они знали Сун Шу, поэтому определить им его было не сложно. 

    Если проезжал кто-то другой, то они сразу оттягивали тележку, чтобы не нарваться на проблемы. 

    Единственное, что они не знали, так это куда направится Сун Шу первым делом. В долину Рек, учение Небесной девы или в Непревзойдённый дворец. Поэтому три секты - Люсян, Плывучих облаков и горы Утонченности поделили между собой три дороги и сторожили у пня зайца. (сторожить пень в ожидании зайца; обр. а) ждать у моря погоды,)

    В итоге Сун Шу попался секте Люсян. 

    Обыскав в лесу Сун Шу, один ученик вышел и поднес Сяо Те три запечатанных письма.

    — Дядя, нашли! 

    Сяо Те взял письма, посмотрел их и улыбнулся. Как же ему не радоваться? Ведь учителя с секты сказали, что если он успешно выполнит задание, то в качестве награды его может быть повысят до старейшины!

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 519 - Одурачен Ню Ю Дао.

    Глава 519 – Одуpачeн Hю Ю Даo

    B cекте было только несколько мест для старейшин, и очень редко эти места были свободны. Поэтому получить место старейшины было очень сложно. Tем более, когда желающиx много. Если бы в секте просто выбирали бы старейшину, то до него очередь не дошла. Но сегодня ему выпала такая возможность. 

    Cложно поймать момент, когда могут сделать исключение. А Ню Ю Дао секте пригрозил, что вычеркнет их из Южной области, если что-то пойдет не так. Поэтому сейчас секта так усиленно старалась выполнить его задание. А Сяо Те разве мог упустить этот шанс? Он приложил 120% усилий на выполнение задания. 

    Убрав письмо, Сяо Те махнул рукой и, схватив объект, скрылся в глубине леса…

    Среди гор, где стремительно текла река, несколько учеников секты Тысячи зверей стирали одежду. Кроме своей одежды они также стирали вещи других соучеников. Таких учеников обычно называли Безуспешные, потому что в секте ничего выдающегося их не ожидало. Поэтому их и назвали безуспешные. 

    — А у Ню Ю Дао много названных братьев? 

    Чжоу Тье Цзы был среди них. Он мало что знал о внешнем мире, поэтому в последнее время старался побольше узнать о Ню Ю Дао. А только что он услышал, как один из соучеников упомянул о том, что Ню Ю Дао любил находить названных братьев. 

    Сидящий напротив соученик сказал хохоча: 

    — Много или нет - не знаю. Но я слышал, что он любит заводить названных братьев. Только этот парень заводит названных братьев не с искренними намерениями. Он всегда это делал с обоюдной пользой. Говорят, среди мира культиваторов есть один популярный культиватор по имени Лин Ху Цзю. Он тоже когда-то был названным братом Ню Ю Дао. Так его и Ню Ю Дао пытались схватить в царстве Ци. Лин Ху Цзю схватили и бросили в тюрьму, а Ню Ю Дао бросил названного брата и сбежал. Еще я слышал, что он - названный брат одного старейшины из секты Небесного нефрита. Того старейшину зовут как-то Фэн что-то там. И что, что они названные братья? Говорят, он теперь - заклятый враг секты Небесного нефрита. И теперь он разве может обратиться к тому старейшине, как названный брат? Тем более после того, как соученик того старейшины здесь погиб. А у Ню Ю Дао и мысли даже не было проявить сострадание. 

    Услышав это, Чжо Тие Цзы стало не по себе. Он и стирать вещи стал небрежно.

     

    ….

    Погода стояла хорошая, и Ню Ю Дао с Гуань Фан И решили взобраться на гору, которая находилась за их гостевым двором. 

    Оглядывая красивые пейзажи и словно о чем-то сожалея, Гуань Фан И вздыхая сказала: 

    — Тогда я покинула одинокие горы и погрузилась в городскую суету. Теперь подумав, я даже не знаю - правильно я сделала свой выбор или нет. Возможно состариться и умереть среди гор - тоже неплохой выбор. 

    Ню Ю Дао не спрашивал ранее откуда она вышла и, услышав ее, спросил: 

    — Так ты из деревни?

    Гуань Фан И медленно подняла голову к небу, а в ее глазах была задумчивость. Она не собиралась отвечать ему. 

    Ню Ю Дао снова хохоча сказал:

    — В пустынных горах смертельная опасность окружает тебя повсюду. 

    Один царь птиц пролетал над их головами и спустился во двор. 

    Не прошло много времени, как Юань Ган поднялся на гору, но не стал приближаться к ним. 

    Ню Ю Дао отошел и сам подошел к Юань Гану. 

    Гуань Фан И вытаращила глаза и недовольно вздохнула: 

    — Снова неладное задумали. 

    — Владыка Дао, снаружи говорят, что глава горы Дачан - Хуан Ли прибыл. – Юань Ган доложил Ню Ю Дао. 

    Ню Ю Дао нахмурил брови:

    — Скорость у него быстрая. Похоже он, как получил новости, сразу же поспешил сюда. Действительно старался, даже пришел быстрее, чем я думал!

     

    — Глава Хуан. – Цзю Шань снова появился у ворот секты. 

    Ведущий несколько десятков учеников, покрытый пылью с дороги Хуан Ли улыбаясь сказал:

    — Брата Цзю повысили в старейшины секты Тысячи зверей. Pазве подобает тебе лично выходить и встречать нас? 

    — Вы слишком вежливы. – Цзю Шань махнул рукой. 

    Его повысили, но он не собирался об этом трезвонить. Если он будет так хвастаться, то как на него будут смотреть ученики внутри секты? Он тем более знал, что Хуан Ли просто из вежливости так говорил. Он уступил ему дорогу и, протянув руку, сказал:

    — Прошу главу Хуан внутрь. 

    Хуан Ли увидел впереди встречающих его также Хуан Туна и остальных. (п.п. иероглифы хуан разные). 

    Положение Хуан Ли было иное, поэтому Цзю Шань сразу же повел его к Си Хай Тану. Гость и хозяин вежливо поздоровались и разошлись. 

    Прибыло много людей со стороны горы Дачан, тем более явился сам глава горы Дачан, поэтому горе Дачан предоставили гостевой двор побольше. 

    Когда Цзю Шань ушел с учениками секты Тысячи зверей, Хуан Ли, проводив их, остановился в павильоне и спросил Хуан Туна: 

    — Как дела? Что узнали?

    Он еще не прибыл, как по дороге узнал от Хуан Туна, что Лун Сю хочет увидеться с ними. 

    Из письма Лун Сю мало что понял, поэтому скорее всего он хотел сам все расспросить.

    Хуан Тун: Как говорилось в письме, 6 сект не хотели видеться со мной. А недавно Лун Сю внезапно позвал меня. Он сказал, что получил письмо от Шао Пин Бо, и дал мне его. Потом спросил, по этому ли делу мы прибыли вести переговоры. Я, не зная обстоятельств, только мог попросить его подождать, когда прибудет глава. 

    Хуан Ли: Это письмо настоящее или нет?

    Хуан Тун: Я сразу не смог определить - настоящее оно или нет. Да и не мог проверить его перед Лун Сю. В этом деле нужно связаться с Шао Пин Бо. 

    — Получив твое письмо, я сразу связался с Бэйчжоу. – Хуан Ли ответил. Он прошелся по павильону и потом сказал: 

    — Старейшина Чжун говорил, что Шао Пин Бо упоминал о связи внука старейшины Чао Цзина - Чао Шэн Хуайя с Ню Ю Дао. 

    — А? – Хуан Тун удивился: Как такое возможно?

    Хуан Ли: Можно ли проверить это? Найти доказательства? 

    Хуан Тун подумал немного и потом неловко ответил:

    — Если бы это было другое место, то можно было попробовать. Но на территории секты Тысячи зверей наши люди не могут бродить, где попало. А если у них есть договоренность, то определенно они тайно общаются между собой. Это сложно доказать. 

    Подземная тюрьму Бэйчжоу. Железные двери открылись, и можно было увидеть быстро входящего Чжун Ян Сю. 

    Сидящий в коридоре Шао Сань Шэн резко вскочил и вежливо сказал: 

    — Старший молодой господин. 

    Стоявший одиноко в камере Шао Пин Бо медленно повернул голову и увидел только одного Чжун Ян Сю. Он спокойно спросил: 

    — Что случилось?

    Чжун Ян Сю стоял за камерой и, пристально глядя на Шао Пин Бо, сразу же сказал: 

    — Письмо во дворец Блаженствия ты отправил?

    Шао Пин Бо, как услышал его, сразу же понял - похоже, дворец Блаженствия первыми получили письмо. Он спокойно продолжил: 

    — Не только дворец Блаженствия, но и еще пещера Черного золота, гора Духовных мечей, долина Рек, Непревзойденный дворец и учение Небесной девы. Я всем им отправил сообщение. 

    Чжун Ян Сю недовольно сказал: Ты что задумал? Жить надоело?

    Шао Пин Бо: Ню Ю Дао хочет лишить меня Бэйчжоу, разве я могу спокойно сидеть и смотреть, как он это делает? Я обеим сторонам тайно отправил письма. Если начнутся переговоры о возвращении, то царство Янь будет помогать Бэйчжоу вернуться и тайно мешать царству Хань. Царство Хань также будет мешать тайно царству Янь. Оба царства снова будут противостоять друг другу. Два царства были направлены на Бэйчжоу из-за Ню Ю Дао. После таких тайных переговоров с двумя сторонами Бэйчжоу останется нетронутым. Однако нужно кое-что исправить. После этого дела горе Дачан нужно будет устранить Ню Ю Дао. Чтобы он нам в будущем не мешал. 

    Чжун Ян Сю нахмурил брови и, глядя ему в глаза, сказал: 

    — Ты давно понял замысел Ню Ю Дао. Только разве не ты его спровоцировал на это?

    — Дядя! – Шао Пин Бо громко проговорил: Неужели дядя до сих пор не увидел? Это Ню Ю Дао давно вцепился в меня. Я вовсе не думал его провоцировать. Просто ранее мне доложили о его действиях, вот я и начал действовать. 

    Чжун Ян Сю: Кто доложил тебе? Почему раньше нам не сказал?

    Шао Пин Бо: Секта Небесного нефрита. Секта Небесного нефрита сама связалась со мной. Они хотели использовать мою вражду с Ню Ю Дао. Я давно знал, что Ню Ю Дао будет мешать делам горы Дачан!

    Чжун Ян Сю холодным тоном сказал: Правда или нет, сами узнаем!

    После короткого разговора Чжун Ян Сю повернул голову и ушел. 

    — Дядя, гад Ню коварен. Не стоит его недооценивать. Главе Хуан нужно быть очень осторожным. – Шао Пин Бо, держась за решетки, крикнул. 

    Жаль, что он сам не мог поехать в секту Тысячи зверей. Он не мог быть уверен в возможностях горы Дачан. Особенно перед Ню Ю Дао. 

    Чжун Ян Сю не ответил ему. Два человека наблюдали, как Чжун Ян Сю уходит. Железные двери закрылись, и Шао Пин Бо кашлянул один раз, затем проговорил: 

    — Письмо дошло и хорошо. 

    В его тоне было беспокойство. Хоть он преуспел в этом деле, только Ню Ю Дао лично действует в секте Тысячи зверей. Это ему не давало покоя. 

    Повернув голову, он посмотрел на ученика горы Дачан. Все же он сейчас был в неволе, с ограниченными возможностями. 

    — Брат Чжоу, что такое?

    Чжоу Тие Цзы принес еду и, когда выходил из столовой, наткнулся на Ню Ю Дао. Однако Ню Ю Дао заметил, что настроение Чжоу Тие Цзы было неважное. Поэтому он спросил.

    — Ничего, ничего. Приятного аппетита! – Чжоу Тие Цзы ответил с натянутой улыбкой и ушел. 

    Ню Ю Дао повернулся и посмотрел на удаляющийся силуэт. Он задумался. 

    Юань Ган подошел и тихо прошептал: Что-то не то. Как бы беда не случилась. 

    — Нужно быть осторожнее. – Ню Ю Дао ответил, развернулся и вошел. Да как только вошел, невольно улыбнулся. 

    Ин Эр уже сидела за столом и наяривала, а Юань Фан осторожно следил за ней в сторонке. Это Ню Ю Дао ему поручил следить за Ин Эр и не позволять ей поднимать шума. 

    Ничего не поделаешь, нельзя позволить этой королеве зверей обнаружить свое положение. Поэтому если он не приставит к ней кого-либо, то не успокоится. 

    Немного позднее, после ужина Ню Ю Дао держал в руках меч. Он стоял в павильоне и увидел, как выходил Чжоу Тие Цзы. 

    После этого пришел Юань Ган с письмами в руках. Он тихо проговорил: 

    — Объект добрался. Только его схватили люди секты Люсян у Непревзойденного дворца. 

    Ню Ю Дао посмотрел на письмо, развернул его и увидел печать Шао Пин Бо. Он тщательно посмотрел содержание письма и улыбнулся: 

    — В этот раз секта Люсян хорошо себя проявила. 

     

    — Я думаю, это все на 80% затея Шао Пин Бо. - Хуан Ли, глядя на сообщение от Бэйчжоу, холодным тоном сказал. Однако немного подумав, он добавил: 

    — А метод неплохой. Возвращение…нужно подготовиться. Нужно навестить 6 сект. 

    Очень быстро ученики горы Дачан во главе с Хуан Ли направились во дворец Блаженствия. Хуан Ту уже знал дорогу, поэтому они не нуждались в людях секты Тысячи зверей. 

    Кроме дворца Блаженствия, другие о принадлежности Бэйчжоу похоже ничего не знали. 

    Хуан Ли однако не удивлялся. Ведь 6 сект находились в двух царств. И пока курьер доберется до всех, будет затрачено определенное время. А раз он лично сюда прибыл, то рано или поздно дойдет сообщение до 6 сект. А это уже не так важно. Он сможет контролировать ситуацию. 

    Навестив последнее учение Небесной девы, уже стемнело. Однако выйдя от них, Хуан Ли выглядел озадаченным. Он думал и думал, и кое-что осознал. Их одурачил Ню Ю Дао. Ню Ю Дао похоже вовсе не говорил 6 сектам о разделе Бэйчжоу. Такого дела вовсе не было!

     

     

     

     

     

    Глава 520 - Дай им поиграть.

    Глава 520 - Дай им пoигpать.

     

    Почeму ему казалоcь, что он был обманут Ню Ю Дао, а не наоборот сам допустил недопонимание?

    Причина этого была очень простой. Ню Ю Дао ранее пустил пыль в глаза Xуан Tуна, напугав его своими словами. Напугал он его, конечно, специально.

    Oн, получается, попусту создал эту панику и запутал всех, а главное запутал себя. Хуан Тун проделал такой путь, ехал без остановки и отдыха и сам себе на пустом месте создал проблемы. Kонечно надули его очень жёстко.

    Несмотря на то, что его надули, и он это осознал, у него не было иного выхода, кроме как продолжать переговоры с сектами. Разве не он сам лично сообщил эту новость, и разве не с него секта будет спрашивать по возвращении?

    По счастливому стечению обстоятельств, как и говорил Шао Пин Бо, ему всего лишь нужно вести себя так, как будто ничего и не менялось. То есть продолжать давать двум сторонам уравновешивать ситуацию.

    Но больше всего беспокоило старейшину Хуана то, что он знал и не мог рассказать о проделках Ню Ю Дао шести сектам. Ведь секты могли бы подумать, что он изначально действовал под давлением Ню Ю Дао.

    Хуан Тун действительно навлек на себя переживания. Он страдал, но не мог рассказать об этом никому.

    А если так подумать, то с какой стати стал бы Ню Ю Дао убеждать шесть сект разделить Бэйчжоу?

    — Похоже, Шао Пин Бо здорово напуган Ню Ю Дао. Что ни сделает этот негодяй, куда ни пойдет, что ни скажет, как Шао Пин Бо сразу же настораживается и принимает все за правду. Но Шао Пин Бо был прав, этого негодяя необходимо убрать. Так сказать, помочь секте Небесного нефрита. Он сам напросился и нечего жаловаться ему. - сказал Хуан Ли, скрепя зубами.

    Лунный свет освещал расстроенные лица Хуан Туна и остальных рядом находящихся. Хуан Тун еле кивнул головой в знак согласия со словами главы Хуан Ли. Но в этот раз глава разозлился сильно и ему необходимо было выпустить пар.

    — Cледует ли тогда освободить Шао Пин Бо? - спросил Хуан Тун.

    — Ню Ю Дао ничего не делая надурил нас. Хорошенько обвел нас вокруг пальца, при это не приложив усилий? Я все же считаю, что это все из-за этого негодяя. Так что пусть сидит себе в тюрьме. Коли уж и не признается, то стоит его хорошенько проучить, чтобы научился наконец уважать и слушаться старших! - холодно проговорил Хуан Ли.

    После этих слов он только пришел из себя. Гнев наполнил его живот изнутри, ведь прежде, когда Хуан Ли встречался с главами шести сект, ему еще и пришлось улыбаться всем через силу .

    Конечно он был расстроен тем, что теперь он должен продолжать переговоры втихую. А это ведь был его первый визит.

    Также не мог Хуан Ли открыто и свободно ходить, потому что Шао Пин Бо уже предупреждал, что у Ню Ю Дао в секте Небесного нефрита есть свой человек. А Хуан Ли не хотелось потерпеть неудачу в этот раз.

    Два царства Янь и Хань будут стараться не дать друг другу узнать что-либо потому, что каждый из них будет опасаться перетягивания Бэйчжоу в свои руки.

    И обе стороны хоть пока и не действовали в открытую, но тайно уже отправляли своих людей, дабы встретиться за пределами секты Тысячи зверей.

    В ходе обсуждения они, собирая по частям все сведения, поняли, что гора Дачан хоть и не собираются сдаваться и отказываться от Бэйчжоу, но мощь и силы двух царств не позволит им единолично управлять Бэйчжоу. И это очевидно, что был смысл горе Дачан добровольно отступить. Если реальная власть управления и была в руках, то это не значило, что можно было бунтовать по прихоти.

     

    Но на деле все три стороны обходили эту тему.

    Конечно, это все было продумано горой Дачан, которые очень хотели довести беседу до тупика, после чего стали бы придерживаться своего прежнего положения.

    А узнав, что Ню Ю Дао намеренно морочил людям голову, они будто только усерднее стали действовать.

     

    …………

     

    Mежгорье, горный ручей бил вовсю, и прямо перед раскинувшейся лозой бродил туда- сюда Ню Ю Дао. Он начал:

    — Что, действительно больше не связывались?

    Голос Чао Шэн Хуайя из-за лозы:

    — Действительно не связывались. По крайней мере я не обнаружил, чтобы они связывались. Я спрашивал у знакомых учеников из всех шести сект, Хуан Ли один раз нанес визит им и после этого не приходил и не просился. Также, как и шесть сект не связывались с горой  Дачан.

    Ню Ю Дао: Хуан Ли точно еще не покинул секту Тысячи зверей?

    — Я же тебе говорю, Ню Ю Дао. Какой мне смысл тебя обманывать, а? Сейчас все стали приезжать в секту только по причине того, что врата Иллюзорного мира не закрылись. Еще раз говорю, Хуан Ли сейчас один за другим посещает оставшиеся секты.

    Чао Шэн Хуай так нетерпеливо вел себя потому, что не имел понятия, что Ню Ю Дао хотел от него еще.

    — Ладно! Если узнаешь, что Хуан Ли покинул секту, сообщи мне первым как можно быстрее.

    —Ты что в конце концов собрался делать? Я тебя предупреждаю, ты давай, не поднимай тут шумиху.

    — Представляешь, этот Хуан Ли как раз задолжал мне четыре миллиона золотых.  Поэтому я и ищу способ взыскать с него свои деньги. Мне что теперь просто отпустить его, зная, что он тут? Нет, я найду его, и пусть он возвращает долг.

    «……» - Чао Шэн Хуай вдруг замолчал. Ему сейчас стало казаться, что он все-таки может ему помочь.

    После того, как Чао Шэн Хуай ушел, Ню Ю Дао отошел и присел на берегу горной речки. Посидев немного, он направился обратно. И когда он подошел к краю горы, внезапно появился Юань Ган. Он посмотрев в сторону раскинувшейся лозы, тихонько спросил Ню Ю Дао:

    — Так что?

    Ню Ю Дао рассказал ему свой диалог с Чао Шэн Хуайем и объяснил примерную ситуацию.

    Юань Ган сомнительно спросил:

    — Если мы будем ждать, пока Хуан Ли покинет секту, а Чао Шэн Хуай сообщит об этом нам, не будет ли слишком поздно? Разве потом это не вызовет проблем?

    Ню Ю Дао смеясь ответил:

    — Попавшись уже на крючок, думаешь он сможет убежать? Да даже если и убежит, вернем обратно.

    — Ты не считаешь, что они могли бы тайно переговариваться?

    — А ты думаешь, почему Хуан Ли тут задерживается? Хах, еще секта Небесного нефрита не хочет уезжать. А что уж до других, то я так понимаю, каждый из них что-то недоброе затаил в душе.

    — А если предположим, они действительно не переговаривались? В случае, если они заранее раскрыли нас и теперь ждут?

    — Независимо от того, переговаривался он или нет, все письма уже были высланы. А если распознают, то и в этом случае для них нет никакой пользы. Кроме того, что они узнают о том, что письмо в царство Хань не было доставлено… - Ню Ю Дао сказав это, стал еле заметно кивать головой. Он продолжил:

    — Три секты по-любому не могут гарантировать, что среди них нет предателя… Когда дело дошло до такого шага, у нас нет права на ошибку. Ладно, для надежности по всей видимости надо позвать его в гости.

    — Позвать в гости кого?

    Ню Ю Дао смеясь ответил:

    — Конечно же главу Хуан! Нам нужно прозондировать не замышляют ли они там чего тайком за нашей спиной.

    Юань Ган: Думаешь, они придут?

    Ню Ю Дао: Вероятность маленькая, но мы должны в этот раз попробовать.

     

    ……………

    Приглашение в гости принес  Сю Лао.

    Среди павильонов и террас, увидев данное приглашение, Хуан Ли, заложив руки за спину, вернулся обратно к себе.

    Держа приглашение в руках и бросив на него еще раз взгляд, Хуан Ту холодно улыбнулся:

    — Кто он такой, чтобы приглашать главу? Не нужно обращать на него внимание, если уж надо встретиться, пусть сам приходит.

    Хуан Ли стал слабо размахивать руками:

    — Эта тварь не уступала в Южной области секте Тысячи зверей. Действительно необычная личность! Поэтому нам надо сейчас сделать так, чтобы он потерял бдительность. Иначе, бед не оберешься. Сначала стабилизируем ситуацию с ним, не будем усложнять все. А потом, когда он покинет секту Тысячи зверей, вот тогда и разберемся с ним!

     

    ………………..

    Как только прибыл уважаемый гость, Ню Ю  Дао решил лично встретить их прямо у ворот. Он был в сопровождении людей.

    Хуан Ли же пришел всего лишь с двумя людьми, дабы продемонстрировать бесстрашие.

    Зачем ему брать с собой множество учеников, для чего? Он же не боится прийти к нему без толпы учеников.

    — Столько лет прошло со времен дворца Льда и снега, а глава Хуан только похорошел! Младшее поколение восхищается вами!

    — Ты тоже частично относишься к молодежи, однако я могу отметить, что ты заметно созрел. А важный какой стал!

    — Разве я посмею? Как я могу важничать перед главой. Проходите, пожалуйста.

    Сваха, сопровождавшая Ню Ю Дао, улыбнулась, приветствуя гостей. Она выполняла обязанности телохранителя и была его личным защитником.

    Хуан Ли как зашел, так сразу узнал ее. Когда-то давно они знакомились в столице царства Ци. Только вот сейчас гора Дачан уже не те, что были раньше. Да и Хуан Ли теперь стал главой секты. Он ее узнал, а она вот конечно не узнала его.

    В те годы он так и не завел с ней любовную связь, о чем конечно жалел. Однако сегодня, увидев ее, Хуан Ли пренебрежительно посмотрел на нее и не стал обращать внимания. Только удивился немного, когда увидел.

    В павильоне на каменном столе стояли кушанья да напитки. Согласно всем известным правилам мира культиваторов, хозяин и гость сначала перекинулись парочкой слов снаружи, пока люди горы Дачан проверят вина и кушанья, после чего только Ню Ю Дао и Хуан Ли прошли внутрь.

    Ню Ю Дао и Хуан Ли сели напротив, а двое старейшин, которые сопровождали Хуан Ли, не могли сесть рядом с ним. Поэтому они встали неподалеку от него.

    После того, как они подняли бокалы, Хуан Ли как бы показывая, что не собирается рассиживать тут и объедаться, сказал:

    — Думаю, можно уже переходить к делу, из-за которого ты на самом деле пригласил меня. Давай не будем ходить вокруг да около и перейдем к делу. Говори.

    Ню Ю Дао засмеялся:

    — Глава Хуан действительно умен.

    После чего он посмотрел на стоящего позади Хуан Туна и сказал:

    — Не знаю, передавал ли мои слова старейшина Хуан?

    Хуан Ли надменно ответил:

    — Ты не знаешь высоту неба и толщину земли. Не боишься, что я возьму сейчас да устраню тебя?

    Ню Ю Дао улыбнулся:

    — Это ведь секта Тысячи зверей, а глава Хуан - не Вэн Син Чжао, которая не может контролировать свой гнев и эмоции. Не имея навыка самосохранения, я тоже не могу зря рисковать. Тем более, я действительно искренне забочусь о горе Дачан и хочу дать разок совет. Но у меня есть одно условие, на которое гора Дачан должна откликнуться. Гарантирую, гора Дачан может не беспокоиться.

    Хуан Ли, услышав его слова, расплылся в улыбке, словно услышал забавный анекдот. Он сказал:

    — Тогда мне следует послушать, что это за условие такое.

    Ню Ю Дао: Я требую голову Шао Пин Бо! Обменяем голову Шао Пин Бо на мир и покой гор Дачан. По-моему это стоящий обмен, а?

    Хуан Ли: Я уже виделся с главами шести сект. А этот твой спектакль, что только тронь - так сразу рушится, стоил всех твоих усилий? Стоило ли пускать пыль в глаза остальных? Я сегодня пришел к тебе не пировать, а предупредить тебя: Знай меру и не копай сам себе могилу.

    У Гуань Фан И, услышавшей это, сверкнули глаза, но она не знала о чем именно эти двое говорили.

    Ню Ю Дао очень многозначительно начал:

    — Глава Хуан, добравшись до села, не найдете лавку. Секта тысячи зверей - место очень опасное, можно сказать здесь пучина дракона. Сюда прийти легко, а вот уйти живым немного сложно.

    Хуан Ли также многозначительно ответил:

    —Действительно. Но это только в твоем случае так.

    Двое смотрели друг на друга в упор и на их лицах появилась улыбка. Они посмотрели в небо и захохотали, однако каждый думал о своем.

    — Большое спасибо за наставление главе Хуан. Однако, глава Хуан не совсем хорошо осведомлен в некоторых вопросах. У Шао Пин Бо грандиозные планы и цели. По крайней мере, совсем не те, которые под силу горе Дачан. Вам кажется, что вы контролируете Шао Пин Бо, да? Он ведь на самом деле человек дворца Утренней луны и проворачивал за вашей спиной много дел, больших и маленьких. А в то время когда я  был в Южной области, откуда, по-вашему, я достал тридцать тысяч голов боевых коней? Честное слово, я не вру!

    И тут Ню Ю Дао поведал Хуан Ли историю о том, как силой он отобрал у того тридцать тысяч голов боевых коней. Разумеется, опустив подробности, он рассказал эту историю немного на свой лад. Однако этого было достаточно, чтобы сменить улыбку Хуан Ли на каменное выражение лица.

    Конечно Ню Ю Дао поведал и о том, как Шао Пин Бо нанимал людей, чтобы убить того. И делал это он, объединившись с сеткой Небесного нефрита.

     

    Гости ушли и Ню Ю Дао, проводив их, сказал:

    — Ох, некоторые вещи лучше обсуждать с глазу на глаз.

    Юань Ган: Есть какой-то смысл в том, что вы ему все рассказали?

    Ню Ю Дао: Конечно в этом есть смысл! Я переживал, что они выпустят Шао Пин Бо из-под стражи. А сегодняшний разговор, как минимум, даст мне выиграть время и взять его под контроль. Это поможет мне покончить с ним и не даст ему выйти на свободу.

    Ню Ю Дао не особо волновало правда ли то, что Шао Пин Бо принадлежит Дворцу Утренней луны. Он просто решил использовать это против него.

    И сейчас в такое время ему было неважно - приврать или сеять раздор между теми. Ню Ю  Дао хотел наконец убить Шао Пин Бо и использовал все методы для того, чтобы приблизить смерть Шао Пин Бо.

    Юань Ган: Тогда разве нам не лучше раскрыть все карты.

    Это было так в его стиле, взять да завершить дело сразу.

    А Ню Ю Дао, провожая взглядом силуэты вдалеке и приподнимая свой подбородок, лишь сказал:

    — Пусть поиграют! Дай им поиграться. Если они жестко не поиграют между собой, то как они познают страх? Когда между ними вспыхнет достаточный огонь, тогда и успокоим их!

    PS: Сегодня только одна, так как редактор еще не успел отредактировать. завтра постараемся 2 или три скинуть. Всем приятных выходных!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 521 – Одно запечатанное письмо

    Глава 521 – Oднo запeчатанное пиcьмо

    Когда Xуан Ли веpнулся в свой двор, он остановился внезапно. Повернул голову по сторонам:

    — Шао Пин Бо человек дворца Утренней луны, как вы думаете, это правда?

    Следующие за ним старейшины растеряно переглянулись. Хуан Tун сомневаясь сказал:

    — Этот человек постоянно мутит воду. Mы сами знаем какой он xитрый. Черт его знает правду он говорил или нет. Eсли и говорил правду, то Шао Пин Бо перед смертью не признается в этом. Если нет, то мы просто поможем этому субъекту в его цели. Он же прямо сказал, что хочет головы Шао Пин Бо.

    Хуан Ли медленно начал расхаживать и серьезно сказал:

    — Неважно правда или нет, это дело не мелочное. Нельзя относиться легкомысленно. Нужно быть осторожным. А в нынешней ситуации нужно быть тем более осторожным. Нельзя чтобы нас загнали в тупиковое положение. Пока не стоит пугать змею в траве. За Шао Пин Бо продолжайте следить. Оборвите ему связь с внешним миром. Когда стабилизируем положение внешне, тогда и начнем разбираться что у нас происходит внутри!

    Старейшины были согласны с ним, и одобряюще сказали:

    — Глава говорит верно!

    Хуан Ли махнул рукой, и не желая больше об этом говорить серьезно сказал о другом:

    – Однако одно дело нельзя упускать из виду. Ню Ю Дао слова очень остры. Он очень непрост. Нужно быть очень осмотрительным с ним. Если что странное заметите, сразу докладывайте!

    Несколько дней спустя, Хуан Ли навестил каждую из 6 сект.

    С одной стороны, это было приличие, с другой стороны он просто скрывал свои истинные мотивы. Да бы три великих сект каждой из царств Ян или Хань, не сомневались в горе Дачан.

    Переговоры продолжались. Хуан Ли нужно было уезжать. Он не мог оставаться здесь и ожидать итога переговоров.

    На этом этапе, 6 сект ослабят хватку и возможно будут идти на компромисс друг друга, а вот гора Дачан не может пойти на компромисс. Если такое наступит, то 6 сект сразу же призовут его к ответу.

    Поэтому он должен будет покинуть секты Тысячи зверей. Когда он вернется. Тогда будет вести себя как хочет. А когда здесь 6 сект захотят что-либо спросить его, то они сразу не смогут обратиться к нему. Оставшиеся люди горы Дачан конечно не могут быть хозяевами Бэйчжоу. Они будут только тянуть время.

    Уведомив своих людей, Хуан Ли собрался в главный зал секты Тысячи зверей...

    — Владыка Дао, вывесили флаг.

    Ню Ю Дао в этот момент играл уже с Гуань Фан И. Юань Ган быстро пришел. Когда Юань Ган вошел в беседку, он прошептал это на ухо Ню Ю Дао.

    Гуань Фан И подняла взгляд. Она не привыкла что эти парни обращались к ней как к посторонней.

    Ню Ю Дао поднялся, всунул шашку в руку Юань Гана и прошептал:

    — Моя очередь. Пойди за меня. – Сказав это, он, опираясь на меч стал уходить.

    В павильоне остались Юань Ган и Гуань Фан И. Один стоял другая сидела, оба смотрели друг на друга растерянным взглядом.

    Бах!

    Юань Ган бросил на доску шашку, развернулся и ушел. Ясно показал, что не хотел играть с Гуань ФАн И.

    — Тварь! – Гуань Фан И гневно ругалась на уходящего Юань Гана.

    У горной речки, Ню Ю Дао бродил, любуясь красивым пейзажем.

    Ню Ю Дао часто спускался к этой горной речке и бродил. Он наклонил голову и любовался всем.

    Только стоящий у края обрыва Юань Ган знал, что именно делал Ню Ю Дао.

    За свисающей лозой, Чао Шэн Хуай увидел, что Ню Ю Дао почесывал свой нос. Это был сигнал, что все в порядке. И можно было говорить:

    — Люди горы Дачан хотят уйти.

    Ню Ю Дао остановился: Когда?

    Чао Шэн Хуай: Скоро. Только что они были в главном зале секты, прощались с главой. Как только я услышал, сразу же отправился к тебе. Что бы ты все успел сделать.

    Он точно не ради Ню Ю Дао старался. А просто старался ради своих 4 миллионов.

    Ню Ю Дао: Хорошо. Есть еще что?

    Чао Шэн Хуай: Нет. Это…тот Хуан Ли действительно должен тебе денег? – Он все же сомневался, не использовал ли его Ню Ю Дао?

    Ню Ю Дао: Конечно.

    Чао Шэн Хуай: Гора Дачан сильнее тебя. Они разве будут возвращать тебе денег?

    — Ты хочешь сказать, что те, кто сильнее могут не возвращать долги? Я не смогу взять свое?

    — Я не это имел в виду. Просто будет немного сложно.

    — Сложно, но все равно нужно будет взять. Подожди, и увидишь, как я его остановлю.

    Как только он вернулся во двор то столкнулся с Юань Ганом. Ню Ю Дао улыбаясь сказал:

    — Хуан Ли хочет уйти. Хехе, вздумал убежать? Сейчас это не в его власти. Принеси запечатанное письмо.

    Юань Ган кивнул и развернувшись пошел во внутренний двор.

    Ню Ю Дао опираясь на меч, увидев Гуань Фан И, держащую веер в руке и что-то разглядывающую, не подходя к ней он громко крикнул:

    — Сю Лао Лю!

    Гуань Фан И повернула голову, и не знала к чему он так громко кричал.

    Сю Лао Лю вышел из внутреннего двора и подойдя вперед сложив руки сказал:

    —Владыка Дао!

    Ню Ю Дао ничего не ответил. А просто махнул рукой чтобы тот немного подождал. А сам опирался на меч, ожидал чего-то.

    Сю Лао Лю вопросительно посмотрел на Гуань Фан И, словно спрашивал, что происходит. Да только Гуань ФАн И и сама не знала что происходит.

    Юань Ган быстро вернулся. И в руках поднес запечатанное письмо Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао кивнул на Сю Лао Лю, Юань Ган конечно повинуясь отдал Сю Лао Лю письмо.

    Сю Лао Лю не понимая спросил: Владыка Дао, это…

    Ню Ю Дао:

    —Глава Хуан Ли горы Дачан хочет уйти. Ты сейчас же отправляйся к главным воротам секты Тысячи зверей и останови его. Вручи ему это письмо.

    Гуань ФАн И посмотрела на него. Этот парень, вроде днями слоняется без дела здесь. Да только относительно того, что происходит снаружи знает все прекрасно.

    — Хорошо! – Сю Лао Лю кивнул и потом спросил: Как мне уговорить его?

    — Не нужно ничего не нужно говорить. Если захочет прийти, то просто приведи. Быстрее! – Ню Ю Дао махнул рукой и опираясь на меч направился в павильон.

    Сю Лао Лю убрал письмо в рукав, и ушел.

    Юань Ган проводил его взглядом. Он понимал про себя что владыка Дао публично начал использовать людей парка Фуфан. Значит он начал хвастаться козырями. И также показывал свое влияние. А Владыка Дао уже давно задумывал это!

    Это и была одой из причин почему он следовал за владыкой Дао. Это было то, за что Юань Ган восхищался владыкой Дао!

    Каждый раз, Юань Ган про себя невольно ощущал, что владыка Дао был как метод цянь кунь, свободный, он легко перемещался. Словно был как ветром. Он мог криком вызвать тучи и ветра. Так владыка Дао очаровывал людей!

    Он конечно хотел подражать ему, и быть таким же. Только реальность говорила другое. Пройдя один и тот же опыт, люди могут быть похожи, но не одинаковы. Сложно быть идентичными.

    Это и была причина, почему тогда он рекомендовал Шу Цин владыку Дао. Он знал, что его возможности ограничены, и знал, что брату и сестре нужен был именно Владыка Дао.

    Гуань Фан И зашла в павильон, и села напротив Ню Ю Дао. Она попыталась спросить: Что в письме?

    Ню Ю Дао глядя на шахматную доску, и спокойно ответил:

    — Скоро узнаешь. Важный гость придет. Приготовь чай.

    Гуань ФАн И выкатила глаза, но все же встала и пошла все готовить…

    У ворот в горы, внутри огромной лавки Сю Лао Лю удачно подоспел. Потому что сразу после него, Хуан Ли вел людей горы Дачан.

    После прощания с Си Хай Таном, Цзю Шань лично стал провожать его.

    Сю Лао Лю пересек им дорогу и сложив руки сказал:

    — Приветствую глава Хуан.

    Хуан Ли не знал его, и не знал его имени. Однако он видел его, когда приходил к Ню Ю Дао. Поэтому понял, что перед ним стоял человек Ню Ю Дао, и недовольно сказал:

    — Что такое?

    Сю Лао Лю достал письмо, и поднес двумя руками:

    — Владыка Дао велел передать это письмо главе Хуану.

    Хуан Ли холодно усмехнулся и посмотрел на стоящего рядом Цзю Шаня. И словно намекая сказал:

    — Брат Цзю, похоже этот Ню Ю Дао хорошо осведомлен в обстановке секты Тысячи зверей. Я внезапно распрощался, как он уже узнал об этом. – Намекал он.

    Цзю Шань слегка улыбнулся, знал к чему все это вел Хуан Ли. Намекал что в секте Тысячи зверей есть проблемы.

    Однако на это ему было не хорошо отвечать. Секта Тысячи зверей огромна. И в огромном лесу каких только птиц не водится. Тем более, когда столько учеников могут переговариваться с другими людьми. Волей не волей, да что-то и будут доносить. Тем более секте Тысячи зверей нужно хорошо общаться со всеми, ради бизнеса.

    Законы не живые, а люди живые. Каждый может ошибиться. Взять даже его. Когда он встретился с Чэн Тин Сю, он также пошел навстречу Чэн Тин Сю.

    Если случится что, то и не знаешь, что какие последствия могут быть. Если ничего серьезного не будет, то ладно. Мало кто будет поднимать шумиху из-за мелочи.

    Поэтому. Он только улыбнулся. И максимум оставил себе это на заметку.

    Хуан Ли хотел посмотреть, что же ему там написал Ню Ю Дао. Взяв письмо, он открыл конверт, и стал потихоньку себе раскрывать содержимое письма.

    В итоге, пока он не смотрел, еще был хорошо. Как только увидел, то сразу поменялся в лице. Он как посмотрел немного содержимого письма, сразу же обратно закрыл лист письма. Словно боялся, что кто-то сможет увидеть содержимого.

    Цзю Шаню было любопытно что же такого написал Ню Ю Дао что Хуан Ли так поменялся.

    Не то что он, люди горы Дачан все с любопытством смотрели на Хуан Ли.

    Хуан Ли убрал письмо в конверт, и пристально глядя на Сю Лао Лю хмуро спросил:

    — Где Ню Ю Дао?

    Сю Лао Лю сам был удивлен, и спокойно сказал:

    — Он здесь. В гостевом дворе.

    Хуан Ли повернул голову и натянув улыбку на лицо, вежливо сложив руки и сказал:

    — Брат Цзю, действительно прошу прощение. Ню Ю Дао приглашает к себе. Есть дела, которые нужно обсудить. Мне нужно сходить к нему. Напрасно погоняли брата Цзю. Действительно неудобно.

    — Ничего, ничего. Прошу! – Цзю Шань вежливо ответил.

    Люди горы Дачан растерянно переглядывались. Они понимали, что это письмо явно непростое.

    Хуан Ли махнул рукой и собрался уходить.

    Сю Лао Лю вышел вперед и начал показывать дорогу. А про себя удивлялся и восхищался Ню Ю Дао. Действительно ничего не нужно было сказать, как Хуан Ли сам захотел прийти!

    Цзю Шань сложив руки за спину сомневаясь смотрел на уходящего Хуан Ли. Он думал про себя: «Что за черт? Ню Ю Дао обладает таким авторитетом? Попросил тебя прийти, и ты пошел? Ты же высокопоставленный глава горы Дачан? Как можешь так слушаться? Чего случилось? Ню Ю Дао мог и сам лично прийти? Чего тебе к нему идти? С поддержкой Ню Ю Дао и его статусом, он пока не может так тебе указывать. Такое поведение разве не перебор?»

    Он кое-что понял. Что в этом определенно есть грязный трюк. Но что он еще мог сказать. Ведь он вовсе не знал, что произошло.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    Глава 522 - Я —  человек добрый.

    Глaва 522 - Я человек добрый.

    Один из cтарейшин по дороге тиxонько стал расспрашивать Xуан Ли про письмо:

    — Глава Хуан, что случилось? Что в этом письме написано?

    Однако Хуан Ли в ответ не проронил ни слова. Это было письмо чрезвычайно важности и очевидно, что Хуан Ли не будет рассказывать о содержимом письма кому попало.

    И хотя он сейчас шел с хладнокровным и спокойным выражением лица, внутри у него творилось что-то страшное. Хуан Ли очень сильно переживал. Он наконец будто осознал, в каком сложном положении сейчас находятся горы Дачан. Cитуация действительно была отнюдь не хорошая, и любой неправильный шаг мог целиком и полностью добить горы Дачан. И волну, что полностью могла накрыть их, долго ожидать не надо было…

     

    B это время пара глаз очень зорко наблюдала за этим всем.

    Чао Шэн Хуай скрытно последовал за горами Дачан и сопровождающим их Сю Лао Лю. A начал он свою слежку еще когда Хуан Ли должен был покинуть секту Tысячи зверей.

    Но ранее упомянутый долг в четыре миллиона золотых не давал ему покоя, потому-то и Чао Шэн Хуай хотел сейчас лично убедиться - обманывает ли его Ню Ю Дао или все же это правда. Kо всему прочему, Ню Ю Дао сам говорил, что ему необходимо задержать покидающего секту Хуан Ли. Поэтому для себя он четко решил: если этот негодник Ню Ю Дао просто водит его вокруг пальца, то Чао Шэн Хуай будет готовиться к ответу.

    И когда он стал свидетелем того, как человек Ню Ю Дао преградил дорогу людям горы Дачан, а уже было уходящий Хуан Ли с чего-то вдруг поменял свои планы и пошел к Ню Ю Дао, Чао Шэн Хуай очень оживился и решил последовать за ними.

    Он все еще не мог забыть те самые 4 миллиона золотых и тихонько сделал вывод для себя, шепотом проговорив:

    — Раз Ню Ю Дао преградил путь горам Дачан, значит он все-таки сможет вернуть свой долг?

     

    ……...

    В это время Цзю Шань, который уже успел добежать до главного зала дворца секты Тысячи зверей, доложил Си Хай Тану о ранее произошедшем необычном случае.

    Си Хай Тан дослушав его, стал медленно расхаживать по залу и очень серьезно задумался. Тут он, нахмурив брови, вдруг выдал:

    — И что это значит вообще?

    Цзю Шань: Я тоже не знаю, пока у меня нет никаких зацепок. Но это очевидно, что там в письме было что-то очень важное, раз Хуан Ли так отреагировал и решил уделить этому внимание. Не знаю, что за дела они проворачивают.

    — Ох уж эти люди, а! - начал охать и возмущаться Си Хай Тан:

    — Сначала суются на чужую территорию, а прибыв начинают мутить всякое! Не брезгают они каждый раз, не разобравшись в ситуации, поднимать шумиху и заканчивать все убийствами друг друга. Все они поголовно будто не могут жить, если не будут враждовать.

    Цзю Шань:

    — На это есть очень простое объяснение, глава. Ведь всем сектам нужно развиваться. Наряду с этим каждому необходимы денежные средства, чтобы самосовершенствоваться и учиться. А так как у них нет постоянного источника заработка, разумеется, что каждый будет соваться на чужие территории. Что им еще делать? Завладев чужой территорией и установив там свою власть, завоеватели облагают налогом местную верхушку. Не говоря уже о налогах, в подчинение к ним также попадают местные богатые семьи, которых обычно совсем немало. Заручившись поддержкой и непредвзятым отношением 7-8 таких семей, они обеспечивают себя постоянным источником дохода.

     

    — Суть тут только в том, что они, собравшись тут в нашей секте, докучают и создают нам проблем. Нет сил терпеть это уже! А один сюда прибыл якобы по делам Иллюзорного мира! – Си Хай Тан все возмущался, качая головой.

    Однако злился Си Хай Тан в большей степени не на Ню Ю Дао. Глава секты не заострял своего внимания на нем, полагая, что Ню Ю Дао нисколько не опасен и мелок.  Беспокойство у него вызывали те самые крупные секты. Именно эти секты под видом абсолютного бездействия обычно проворачивали все под шумок. А честных здесь и по пальцам не пересчитаешь.

    Они сведущи тут во всем, потому как именно здесь проходит торговля и многие секты ведут переговоры. Если б это было другое место, то тогда здесь было бы много погибших культиваторов.

    Но это все не значит, что секта Тысячи зверей не хотела бы принимать гостей у себя. Да и покрывать все затраты гостей во время пребывания в секте - для них не стоило ровным счетом ничего. Секта Тысячи зверей сейчас опасалась только одного - по неосторожности быть втянутым в неприятности.

    Цзю Шань в итоге заключил:

    — Эти люди не торопятся покидать секту, поэтому нам только остается быть максимально осторожными. Тем более ситуация с миром Иллюзорной бабочки привлекла очень много внимания. Думаю, эти люди не станут здесь безобразничать. Да и дел своих у наших гостей много. Не думаю, что они задержаться тут надолго.

     

    ………..

    — Глава Хуан…

    Хуан Ли и все остальные наконец добрались до двора Ню Ю Дао. Все они как навалились сразу и встали прямо у входа во двор. Хуан Ли сказал что-то охраняющему вход Юань Гану и оттолкнул его, после чего все они ввалились внутрь.

    В это время Ню Ю Дао сидел в павильоне в компании Гуань Фан И, словно ничего не произошло вообще. Он сидел и играл с ней в партию шахмат, да говорил ей слащавые речи.

    Услышав какие- то посторонние звуки, Гуань Фан И тут же посмотрела в сторону, откуда исходил шум.

    Ню Ю Дао тоже в свою очередь оглянулся, и увиденное вызвало у него улыбку. Он приподнялся, когда как Хуан Ли уже успел дойти до павильона.

    — Какой ветер снова занес вас сюда, глава Хуан? Тем не менее, добро пожаловать уважаемый гость! - очень вежливо произнес Ню Ю Дао, сложив руки.

    Хуан Ли окинул холодным взглядом все еще сидящую Гуань Фан, взгляд у него был точно вестник смерти. Гуань Фан И от этого взгляда спешно встала и собралась уходить.

    Ню Ю Дао тут махнул рукой, давая знак Гуань Фан И уступить место гостю:

    — Похоже, глава Хуан хочет сыграть со мной в партию. Ну-ка неси нам чаю!

    Тут Гуань Фан И встала и уступила место почтенному гостю Хуан Ли. Она сразу, взяв с топки чайник с кипяченной водой, стала разливать чай по чашкам.

    Хуан Ли сел прямо и, взмахнув рукой, снес шахматную доску с фигурками. Те с грохотом оказались на полу.

    Ню Ю Дао, который только было сел, вдруг разразился в хохоте. Его действительно развеселило то, что глава Хуан, оставив все эти меры приличия, показал, что у него нет настроения в игры играть. Это означало, что Ню Ю Дао угадал его ахиллесову пяту. Это был очень хороший знак.

    Глава Хуан все также серьезно настроенный строго сказал:

    — Все, кроме старейшин, выйдите и ждите меня снаружи.- и взглянув на Ню Ю Дао, он сказал:

    — Вели всем, кого это дело не касается, покинуть это место!

     

    Ню Ю Дао неспешно посмотрел по сторонам. Его забавляла сцена, как куча людей горы Дачан покидала павильон. Он посмотрел на стоящего рядом Сю Лао Лю и сказал ему:

    — Сю Лао Лю, без обид, но ты иди и присмотри пока за гостями снаружи. 

    На что Сю Лао Лю, который очень даже был не против остаться и узнать, что происходит, легонько кивнул головой и вышел.

    Таким образом Ню Ю Дао отправил только Сю Лао Лю, при этом оставив Гуань Фан И и Юань Гана.

    Тут Гуань Фан подала чашку чая и поставила ее прямо перед Хуан Ли, после чего попятилась назад. Она очень надеялась, что Ню Ю Дао сможет справиться с этими людьми и уладит проблему.

    Как Гуань Фан И ранее говорила Ню Ю Дао, она очень верит в его возможности и в него самого. С ней она сама становится намного увереннее в себе.

    — Чертов чай! - Хуан Ли нервно вытащил письмо и кинул его на стол:

    — Это что такое?

    Ню Ю Дао все также был весел. Он взял в руки письмо, рассмотрел его и снова не сдержал смеха.

    Конечно он знал, что это за письмо такое. Сейчас Ню Ю Дао осознал, что только к своему счастью он вовремя сделал этот ход нападения. Отложи он этот ход, тогда случились бы нежелательные неприятности.

    Тут Ню Ю Дао взялся за дело серьезно:

    — Я думал, вы глава Хуан лучше знаете что это? - сказал он и подбросил письмо обратно Хуан Ли:

    — Хотя… если так подумать, то ничего важного, наверное? Дело вот как обстоит, глава Хуан. У меня тоже есть парочка хорошо знакомых людей. Собственно они-то мне и отправили это письмо. Оказывается, эти самые мои знакомые встретили на своем пути пьянчугу, у которого было это письмо, и забрали его, увидев содержимое. Они подумали, что мне оно пригодится. Я вот считаю, что это письмо пригодится не только мне, но и вам тоже. Потому-то я и решил отдать его вам, пока вы не покинули секту. Надо же как успел, а?! Но признаюсь, мне следовало самому лично прийти и передать это письмо, а не через одного из моих людей. Mоя ошибка, глава Хуан!

    Старейшины горы Дачан до сих пор не понимали, что же такого в этом письме. Первым решился прочитать письмо Хуан Тун. Он не выдержал, подошел к столу, взял в руки письмо и стал читать. Лицо его сразу же изменилось. Он окинул своим ненавистным взором Ню Ю Дао.

    Рядом стоящий второй старейшина также, выхватив из рук Хуан Туна письмо, стал читать. Схожие изменения в лице были замечены и у него.

    Подобная реакция старейшин только подогревала интерес Гуань Фан И, она также очень хотела узнать содержимое письма.

    Хуан Ли примерно понимал, какую чушь собирался нести его соперник. Однако его очень удивляло, что именно Ню Ю Дао нашел это письмо. Надо же как все происходит! Это письмо попало в руки именно главнейшему врагу Шао Пин Бо – Ню Ю Дао. Необычайная точность. Тут Хуан Ли, сдерживая всю свою злость, вздохнул и спросил:

    — Что ты хочешь?

    Ню Ю Дао, медленно подавая чашку чая, сказал:

    — Я, глава Хуан, на самом деле всего-то хочу играть в шахматы, попивать свой чаек и жить преспокойно, ничего не делая. Однако у вас там в горах Дачан много чего творится, да? Дел по горло. Как прошла, кстати, ваша встреча с шестью сектами? Надеюсь, хорошо?

    Услышанное только разозлило Хуан Ли. Он, как увидел письмо, сразу же прояснил для себя переговоры с шестью сектами. Он про себя уже обматерил хорошенько болвана Шао Пин Бо. Ведь письмо такой важности неожиданно попало в руки врага и надо было признать, к большому счастью это было сделано тайно.

     

    Чем больше размышлял об этом Хуан Ли, тем больше он понимал, что дело это отнюдь не простое. Но Хуан Ли все никак не мог понять, ведь принимая во внимание интеллект Шао Пин Бо, как такая оплошность вообще имела место быть?

    Хуан Ли с каменным выражением лица проговорил:

    — Ты сейчас угрожаешь мне?

    Ню Ю Дао отложил чашку на стол и ответил:

    — Глава Хуан, я ведь еще раньше предупреждал вас. Это место - секта Тысячи зверей - место опасное, точно логово дракона. Легко сюда приехать, а уехать сложно. Но разве вы глава Хуан придали моим словам какое-либо значение? Вовсе нет, наоборот продолжили играть с шестью сектами в свои игры. А наигравшись, это дело стало уже не такое простое. И нрав у шести сект не добрый. И только поэтому я решил, что надо вторично предупредить главу Хуана. На случай, если он не понял.

    — Ты что, так уверен, что я здесь не осмелюсь убить тебя?- Хуан Тун, сказав это, стал демонстративно хвататься за свой меч. 

    Но на самом деле нужды в этом не было. Ведь Ню Ю Дао еще изначально раскрыл все карты и говорил все открыто и понятно.

    — Вы наверное слышали, что я не из тех, кого можно легко убить. Но если все-таки главе Хуан это удастся, то, я надеюсь, он проявит ко мне снисходительность.

    Только я еще вот что вспомнил. Писем ведь всего было три! И не дай Бог случится со мной что, и письма сразу же попадут в руки трем сектам царства Янь. И совсем не страшно, что до них дойдут всего лишь два письма. Этот пьянчуга как раз предоставит им еще одно.

    Противоположная сторона теперь осознала угрозу Ню Ю Дао. Предоставляя ко всему еще и вещественные доказательства, он как бы говорил: вы, проворачивая дела с шестью сектами вот так, надеялись вернуться домой живыми?

    Горы Дачан теперь целиком и полностью были загнаны в угол. Рассчитывая только на самый положительный исход события, они даже и не подумали, что кто-то станет собирать вещественные прямые доказательства их проделок.

    И всем сейчас было понятно одно, если шесть сект вдруг узнают о том, как горы Дачан обвели их вокруг пальца, страшно представить, что они предпримут! Да еще узнав, что обмануты они были мелкой сектой горы Дачан, то терпеть такое уж точно не станут. А что горы Дачан сделают тогда? Скажут сектам, что они всего лишь пытались уравновесить ситуацию, выставляя глав сект кретинами? Не говоря уже о том, что узнав о таком, все шесть сект раз и навсегда порвут все отношения с горами Дачан!

    Хуан Ли только молчал, прикусив губы. Наконец он тяжело вздохнул и сказал:

    — Раз уж ты нам позволил прийти сюда и не вызвал сразу же шумиху, раскрыв нас, значит тебе есть, что попросить взамен!

    Ню Ю Дао медленно провел рукой по рукоятке своего меча. Он ответил:

    — Сколько всего было сказано! Наконец мы пришли и к этой части разговора. Только я уже вот свой интерес потерял. Свое условие я еще в самом начале озвучил. Я - человек добрый и не стал бы извлекать выгоду для себя, пользуясь чужими затруднительными ситуациями. Все, что мне нужно от вас - это голова Шао Пин Бо. Умрет Шао Пин Бо, вы предоставите мне его голову, и я сразу же вручу вам в руки те письма. И делайте потом, что хотите. Это меня уже касаться не будет. Жизнь Шао Пин Бо взамен на то, что мы никогда не будем иметь дело друг с другом!

    В былые времена если они бы не зашли так далеко и не встретились с по-настоящему сложной ситуацией, им не приходилось бы тогда убивать Шао Пин Бо. Хуан Ли пал духом, не зная, что придумать.

    Судьба гор Дачан была схожа с судьбой секты Небесного нефрита. На востоке у гор Дачан во владениях был лишь маленький кусочек земли, также было и на западе. Они не имели сейчас большой власти и права голоса. И можно сказать, что это Шао Пин Бо поставил на ноги горы Дачан.

     

    Заслуги Шао Пин Бо перед горами были очевидны и значительны. Ведь именно Шао Пин Бо как-то решил, что горы Дачан смогут подчинить себе Бэйчжоу, выступив против царства Янь. И именно он советовал, сидя в палатке и расчерчивая план, что владея Бэйчжоу, горы Дачан могут давать отпор и царству Хань. Долгое время они вели борьбу против двух царств, оказавшись центром двух сил.

    Способности Шао Пин Бо, его интеллект и мастерство очень помогли ему поставить на ноги горы Дачан. Завладев Бэйчжоу, положение их становилось с каждым годом только лучше. И горы Дачан имели большую пользу и выгоду с Бэйчжоу, которая с каждым годом только увеличивалась.

     

     

    Глава 523 - У горы Дачан разве есть выбор?

    Глава 523 – У гоpы Дачан развe есть выбор?

    Шао Пин Бо приложил много усилий для развития Бэйчжоу. Oн не старался ради личной выгоды, не гнался за роскошной жизнью и не гнался за женщинами. Он все свои усилия направлял в развитие Бэйчжоу. Tакого старательного и умного человека сейчас довольно сложно найти. Шао Пин Бо даже до сиx пор не женился из-за того, чтобы не сковывать себя узами брака. Шао Пин Бо так старался, что гора Дачан была бы слепой, если бы они не заметили его старания. 

    Люди горы Дачан даже беспокоились, как бы он из-за своего усердия себя в могилу не загнал. Поэтому постоянно культиваторы горы Дачан следили за его состоянием здоровья и кормили его полезными травами. 

    Шао Пин Бо был очень полезен горе Дачан. Hо если с ним что-либо случится внутри секты, то будет ли в Бэйчжоу такая же спокойная обстановка. 

    — Вся военная власть в Бэйчжоу теперь находится в руках семьи Шао. Если Шао Пин Бо умрет, то в Бэйчжоу поднимется смута. Cитуация дестабилизируется. – Xуан Ли сомневаясь проговорил. 

    Ню Ю Дао спокойно ответил: Это уже не мои проблемы. 

    Хуан Ли гневно сказал: 

    — Если в Бэйчжоу поднимется хаос, два царства определенно ворвутся к нам. Kак горе Дачан тогда поступать? О чем еще говорить?

    Ню Ю Дао: У горы Дачан есть отличный выход. Чего вам беспокоиться?

    «Выход?» - Хуан Ли сомневаясь спросил: Какой выход?

    Ню Ю Дао указал на сзади стоящего Хуан Туна: 

    — Говорил же про выход, неужели забыл? Похоже доброе лекарство действительно горько во рту, раз не хотите применять. 

    Все посмотрели на Хуан Туна. Хуан Ли тоже повернул голову и еще раз посмотрел на Ню Ю Дао, и сомневаясь сказал: 

    —  Ты хочешь сказать, чтобы мы отступили в Южную область? Секта Небесного нефрита разве впустит нас?

    Ню Ю Дао отпил чай, положил чашку и, опираясь на меч, медленно встал. 

    Все люди, стоящие рядом, отошли, уступая ему дорогу. Хуан Ли не выдержал и встал тоже с ним. Он пошел плечом к плечу с ним. 

    Ню Ю Дао поставил меч перед собой и двумя руками схватил рукоять: 

    — Участок Бэйчжоу находится в тисках между двумя царствами. Как долго этот участок сможет продержаться? При малейших изменениях начнется борьба. И тогда достаточно одной искорки, чтобы вспыхнул пожар. Не мне об этом вам говорить. 

         Шао Пин Бо желает многого, поэтому он все усилия бросает на развитие. Бэйчжоу для него - только временное убежище. Он просто там накапливает силы. Он постоянно так делал. Когда появится возможность, когда появится перед ним объект, то он сразу выведет войска дальше. Если у него не будет этой возможности, то он сам создаст эту возможность. А гора Дачан сейчас может пойти дальше Бэйчжоу? Хватит ли у вас сил контролировать большую территорию? Нет!

         Бэйчжоу для Шао Пин Бо - только временное место. Гора Дачан для Шао Пин Бо - тоже временная опора. Как секта Небесного нефрита, гора Дачан скованна возможностями. Поэтому секта Небесного нефрита пытается полностью контролировать Шан Чао Цзуна, а вам нужно контролировать Шао Пин Бо. 

         Гора Дачан все еще обосновывает свои силы, и если вы захотите увеличить территорию, то вам понадобится несколько десятков лет, чтобы накопить силы. Только будет ли Шао Пин Бо вас дожидаться? Он не будет вас ждать. Как только он созреет, то гора Дачан точно не сможет его удержать. Бред!

          Вы думаете, что Шао Пин Бо будет покорно слушаться гору Дачан? Он просто пока вас использует. Бэйчжоу в такой ситуации не обладает огромной силой. Вы боитесь давления снаружи. В некоторой степени вы как раз и подходите ему. Вы можете предоставить ему шанс накопить сил. Если бы он выбрал секту посильнее, то он был бы под давлением. Тогда бы он был ограничен в своих решениях и действиях. А гора Дачан - самый лучший выбор для него, поэтому он и выбрал вас. 

          Глава Хуан, гора Дачан хоть и сильна, но неужели вы не чувствуете себя одинокими? Вы давно попали в расчеты Шао Пин Бо. Вы стали изолированы благодаря Шао Пин Бо. Сейчас вы даже попросить о помощи не можете. А Шао Пин Бо если захочет помощи извне, ему разве будет сложно прогнать гору Дачан? И что гора Дачан тогда будет делать? Проще говоря, с самого начала Шао Пин Бо ни во что не ставил гору Дачан. Гора Дачан для него была просто звеном в его подъеме. 

    Договорив до этого момента, Ню Ю Дао повернулся и посмотрел на всех людей горы Дачан: 

    — Господин, я не верю, что вы тоже не догадывались о желании Шао Пин Бо расширить Бэйчжоу. Вы действительно думаете, что сможете тогда контролировать Шао Пин Бо?

    Когда он это проговорил, все люди горы Дачан молчали и были озадачены. 

    Стоящая сбоку Гуань Фан И со сверкающими глазами искоса смотрела на Ню Ю Дао. Про себя она говорила: «Этот негодник все же красноречив. Я ничего толком не знаю об их делах, но легко поверила во все интриги горы Дачан. Если ты так хорошо убеждаешь, что ж ты сразу не стал говорить. А тратил просто столько сил?»

    Ню Ю Дао: Поэтому я говорил старейшине Хуану, что Бэйчжоу для горы Дачан теперь опасное место. 

    Хуан Ли медленно проговорил: Я повторю. Pазве секта Небесного нефрита впустит нас? Твоих слов недостаточно, думаю. 

    Ню Ю Дао одной рукой держал рукоять меча, а другой махнул: 

    — А зачем вам бояться секту Небесного нефрита? Вы разве сейчас с тремя могущественными сектами царства Янь не ведете переговоры? Как я понимаю, три секты не очень и хотят, чтобы гора Дачан продолжала держать Бэйчжоу. В этом плане двум сторонам сложно будет пойти на уступки. 

        Раз так, то почему бы горе Дачан не пойти все же на компромисс? Отпустите Бэйчжоу и смените его на Южную область. А секта Небесного нефрита пусть отправляется в Бэйчжоу. Хоть секта Небесного нефрита сейчас держит Южную область, но фактически они стоят против Шан Чао Цзуна. Стоит только Шан Чао Цзуну показать, что военная власть находится в его руках, то секта Небесного нефрита не сможет что-либо противопоставить трем великим сектам. Три могущественные секты отдадут свой приказ, и секта Небесного нефрита будет вынуждена следовать приказу!

    Ню Ю Дао медленно повернул голову и улыбаясь спросил: 

    — Если гора Дачан предложит такой вариант трем сектам, то я думаю, три секты не откажут в этом деле горе Дачан. И великое дело в миг свершится!

    Хуан Ли ничего не говорил, но в его глазах появился блеск. Он был взволнован. Он внезапно повернул голову и спросил: 

    — Ты давно это говорил старейшине Хуану. Значит ты давно все это спланировал, вплоть до сегодняшнего дня… Это все ты???

    Ню Ю Дао спросил в ответ: Сейчас разве это важно?

    От этих слов не только Хуан Ли, но и всем людям горы Дачан стало страшно. У них мурашки по коже побежали. Теперь они поняли, почему Шао Пин Бо так яростно пытался убить этого человека. Потому что этот человек чудовищно опасен!!!

    Хуан Ли повернулся, подозвал к себе нескольких старейшин и вышел из павильона. Они дошли до одного уголка и стали обсуждать недавно услышанное. 

    Ню Ю Дао косо посмотрел на них, но не стал тревожить. Ведь он знал, что в таком важном деле нужно все хорошо обдумать. И глава Хуан не мог принять решение один, ему нужно было посоветоваться. 

    Гуань Фан И подошла к Ню Ю Дао и прошептала: 

    — Тыыы, что ж раньше просто так ему не рассказал? И не нужно было его запугивать логовом дракона. Он теперь попал в твой расчет, и они сейчас сильно напуганы тобой. 

    Ню Ю Дао, опираясь на меч, вздыхая сказал: 

    — Боится и правильно. Пусть бояться, тогда они не посмеют что-либо сделать мне. С сектой Небесного нефрита мы не будем долго общаться. И сейчас мы на будущее отобьем у горы Дачан желание быть использованными другими. Сейчас исходит опасность от секты Небесного нефрита, и это влияет на внутреннюю обстановку Южной области. Только бы в Южной области было спокойно, тогда у меня будет надежный тыл! Ненависть между нами и сектой Небесного нефрита погрузилась глубоко, и теперь эту ненависть не потушишь. Нам нужно выгнать секту Небесного нефрита из Южной области. 

    Гуань Фан И почувствовала неимоверную силу в его словах. Она хотела что-то сказать, но промолчала. Лишь слегка вздохнула про себя: «Молодой, а уже вот с таким характером. Он шаг за шагом достиг нынешнего положения. Если сменить другого молодого человека, то разве тот смог бы нести на себе такую ношу? Да, любой другой молодой человек давно бы был разбит и не знал бы, как и кто его убил.» 

    После того, как люди горы Дачан все обсудили, они вернулись. 

    Хуан Ли вошел в павильон и прямо сказал:

    — Секта Небесного нефрита уйдет, и наша гора Дачан придет в Южную область. В чем тогда будет разница между нами? Не боишься, что мы станем второй сектой Небесного нефрита? 

    Ню Ю Дао: Глава Хуан сказал главную вещь. Зачем мне выгонять секту Небесного нефрита и призывать вторую секту Небесного нефрита? В чем смысл? Я действительно не хочу этого. Но если за моей спиной не будет могущественной секты, то как управлять миром культиваторов Южной области? Какая польза мне от того, что секта Небесного нефрита уйдет? Да в принципе, если говорить начистоту, то я и не мог и не собирался противостоять секте Небесного нефрита. Только у секты Небесного нефрита крыша поехала, раз они повелись на подстрекательства Шао Пин Бо. Я покинул Южную область, но они так и не отпустили меня. Отчего даже могут вызвать сумятицу в Южной области. Это шутка? Раз они не понимают ситуацию, то мне остается только говорить с ними жестко. 

    Хуан Ли: У тебя большое влияние на Шан Чао Цзуна, а это лишает секту Небесного нефрита полного контроля над Южной областью. Любая другая секта тоже так будет думать и не будет сидеть в стороне. Они определенно захотят убить тебя. – он явно говорил, о чем думал сам. Он хотел услышать, что задумал Ню Ю Дао, и действительно не хотел становиться второй сектой Небесного нефрита. 

    Ню Ю Дао: Чушь! У секты Небесного нефрита узкий кругозор, раз они заострили внимание на мне. Неважно Циншань или Южная область, я нигде не брал выгоду от этих территорий. Всю выгоду забирала секта Небесного нефрита. А я просто постоянно работал на них. Мне нужно было только спокойное место и все. Им это мешало?

        Скажу честно, как и для Шао Пин Бо, для князя Южная область мала. Хе-хе, князь не будет зацикливаться на Южной области, не буду и я. Если вашей горе Дачан понравится, то вы можете оставаться там. Никто не будет у вас отбирать Южную область. Секта Небесного нефрита со своим узким кругозором не смотрела далеко и хотела за счет давления получить абсолютный контроль. В итоге они получили обратное. 

    Хуан Ли: Ты говоришь, что Шан Чао Цзун и Шао Пин Бо одинаковые. Зачем тогда горе Дачан отправляться в Южную область?

    Ню Ю Дао слегка улыбнулся: Южная область и Бэйчжоу неодинаковые. Тем более разве у горы Дачан есть выбор?

    Хуан Ли поменялся в лице. Он явно был озадачен. 

    Ню Ю Дао: Глава Хуан, я скажу еще кое-что. Если пойдете в Южную область, то вы должны знать, что Шан Чао Цзун определенно будет нацелен на имперский двор, чтобы восстановить семейную справедливость. Кто встанет у него на пути - тот конечно станет его врагом. Что касается меня, то я не буду претендовать на влияние в Южной области и не буду получать какие-либо выгоды с нее. Это мое вам обещание. Мне это и не по нраву. Мне нужно только спокойное место и все. Но кто захочет лишить меня и этого, то с тем я не буду церемониться!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 524 - Оказывается, он пустил пыль в глаза?

    Глaва 524 – Oказывается, oн пустил пыль в глаза!

    Хуан Ли: Шан Чао Цзун заxочет расшириться, разве тем самым он не будет вовлекать гору Дачан?

    Hю Ю Дао улыбнулся: 

    — Cкажу вам вещь, неприятную слуху. Шан Чао Цзун не глупец, чтобы с помощью горы Дачан расширять свои владения. В этом плане я с горой Дачан заодно. Пока мы не накопим силы, не стоит идти на рожон. Я не говорю, что гора Дачан не хочет развиваться, да и я сам не буду спокойно смотреть, если Южной области будет угрожать хаос. Даже если гора Дачан не будет оказывать давление, я не позволю Шан Чао Цзуну напрасно создавать проблемы в Южной области. 

        Другими словами, если у нас будет возможность развиться и расшириться, чего тогда беспокоиться горе Дачан? Tолько бы гора Дачан защищала владения и сотрудничала с Шан Чао Цзуном, тогда Шан Чао Цзун конечно будет помогать горе Дачан. Что в этом плохого? Разве он будет своим людям создавать проблемы? Пока мы не будем расширяться, ты и я вместе будем взаимовыгодно сосуществовать и тогда будем всех подавлять!

    Гуань Фан И зацокала про себя: «Этот парень уже принял гору Дачан, как за своих.» 

    Наступила тишина. Хуан Ли и старейшины переглянулись между собой. И в итоге он сказал вздыхая: 

    — Шао Пин Бо – человек, которого сложно найти. Жаль!

    Этим он подразумевал, что уже согласен с Ню Ю Дао. 

    На что Ню Ю Дао только улыбнулся: 

    — Должно быть Шао Пин Бо уже находится под контролем людей горы Дачан? – он намекал им, что они уже могут расправиться с Шао Пин Бо. 

    Хуан Ли не хотел действовать, словно ему указывали. Ведь звучало это довольно грубо.

    — Он под контролем. Только не мы его взяли под контроль, а он сам напросился в подземную тюрьму в качестве доказательства своей невиновности. 

    Ню Ю Дао застыл. Он действительно не ожидал этого и спросил: 

    — Что это значит?

    — Дело было так. Kогда мы пошли к нему устроить очную ставку, он сам в качестве доказательства попросился в тюрьму… - Хуан Ли примерно рассказал, как было дело. 

    Однако Ню Ю Дао поменялся в лице и поспешно сказал: 

    — Плохо! Глава Хуан, сейчас же отправьте письмо! Пусть ученики горы Дачан ничего не сказав убьют Шао Пин Бо. Без колебаний!

    Хуан Ли с презрением сказал: 

    — Он под строгим наблюдением и все же не дает тебе покоя? Похоже, ты тоже боишься Шао Пин Бо!

    Ню Ю Дао даже схватился за меч и серьезно сказал: 

    — Глава Хуан, я не шучу! Не думайте, что он обычный человек и его легко держать. Вы думаете, что сможете легко держать его под контролем? Скажу то, что вам не по нраву, но гора Дачан - вовсе не его противник! Глава Хуан, что за человек Шао Пин Бо - я уже хорошо понял. Раз он сам захотел сесть в тюрьму, значит он приготовил себе путь к отступлению. Сейчас же велите убить его, иначе потом будет поздно раскаиваться!

    Услышав его, Хуан Ли посчитал его слова разумными. Он немного сомневаясь спросил: 

    — Настолько нужно торопиться?

    Ню Ю Дао решительно ответил:

    — Глава Хуан, дело не терпит. Прошу вас приказать убить его. Как только увидят, пусть ваши ученики сразу убьют его без колебаний! Eсли вы принесете мне завтра его голову, то я вам подарю одну верховую птицу!

    Он давно вынашивал план, как убить Шао Пин Бо, и не хватало еще, чтобы до формирования холма ему не хватило бы одной корзинки земли. 

    Он ясно понимал, что Шао Пин Бо очень опасный человек. Если в мире культивирования будет прореха, то Шао Пин Бо определенно воспользуется этой прорехой и будет ему мешать. 

    Если Шао Пин Бо сбежит, то он унесет с собой большие проблемы. A потом будет сложно предсказать, когда ждать от него проблем. Ему надо его сразу убить. Поэтому он хотел заставить гору Дачан убить его. По сравнению с этим, верховая птица разве имеет значение?

    Хуан Ли удивился. Он не думал, что ему предложат такой щедрый подарок: 

    — Правда?

    Ню Ю Дао честно ответил: Я держу свое слово!

    Гуань Фан И не находила слов: «У тебя самого нет, откуда ты собрался достать для них верховых птиц?»

    Этот неожиданный щедрый подарок заставил шевелиться Хуан Ли. Он сразу же повернул голову и кивнул старейшине. 

    Тот старейшина сразу же пошел отправлять письма. Не прошло много времени, как из двора вылетел царь птиц, который направился в Бэйчжоу.

    Однако Ню Ю Дао стал ходить по комнате и все никак не мог успокоиться. В итоге остановившись он сказал: 

    — Не пойдет. Я сам должен отправиться туда. 

    Пока он не узнает, что Шао Пин Бо уже мертв, он не успокоится. 

    Шао Пин Бо сам захотел сесть в тюрьму - этот факт не давал покоя Ню Ю Дао. 

    Он давно знал, что гора Дачан - не противник Шао Пин Бо. Если что-то не получится, тогда он сам сможет лично убить Шао Пин Бо. 

    Гора Дачан уже давно связалась с Шао Пин Бо, и он определенно уже нашел своих людей среди них. Это не давало покоя Ню Ю Дао. 

    Хуан Ли, немного не принимая всерьез его слова, ответил: 

    — Сейчас уже поздно. Пока ты доберешься до Бэйчжоу, его голова уже падет на землю. 

    — Успею! – Ню Ю Дао все же решил поехать туда, потому что у него были верховые птицы. 

    Он подозвал Юань Гана и велел ему, чтобы тот все приготовил. Юань Ган вышел на задний двор, и через некоторое время оттуда вылетел один царь птиц. 

    Ню Ю Дао также сказал о верховой птице Хуан Ли, чтобы тот вместе с ним направился в Бэйчжоу. 

    Из-за того, что он не знал внутреннюю обстановку Бэйчжоу, Ню Ю Дао не мог рисковать и направляться туда. Тем более люди Бэйчжоу и люди горы Дачан просто могут не поверить Ню Ю Дао. И мало ли что может произойти там под уговорами Шао Пин Бо. А если с Ню Ю Дао будет Хуан Ли, то дела пойдут намного легче. 

    А Хуан Ли заодно хотел удостовериться, правда ли у него есть верховые птицы? Поэтому почти не задумываясь, он согласился сопроводить его. 

    Ню Ю Дао нужно было попрощаться с сектой Тысячи зверей. Все же нехорошо уезжать от хозяина не попрощавшись. 

    Хуан Ли взял людей и первым ушел. Они договорились встретиться у ворот секты Тысячи зверей. 

    Люди горы Дачан ушли, но Ню Ю Дао также не забыл еще об одном деле. Он позвал Чжоу Тие Цзы и сказал: О братце я скажу главе секты. 

    Но кто ж знал, что Чжоу Тие Цзы махнет рукой: Не стоит, брат Ню, действительно не стоит. 

    Ню Ю Дао удивился: Почему?

    Чжоу Тие Цзы промямлил что-то и искал причины. 

    Ню Ю Дао заметил, что Чжоу Тие Цзы похоже не хочет становиться ему названным братом. Ему было интересно почему, но у него не было времени сейчас расспрашивать все. Поэтому он не стал уговаривать его. 

    Все же стать его названным братом - это привлечь к себе внимание и опасность. Тем более скоро в секте Тысячи зверей будет шторм, а этот парень выбрал безопасность и спокойствие. 

    Получается, что два человека некоторое время общались как братья и на этом все закончили…

     

    Си Хай Тан наконец нашел время встретиться с Ню Ю Дао, а Ню Ю Дао сопровождала Гуань Фан И. 

    Ничего не поделаешь. Эта женщина с собой постоянно носила защитные печати, поэтому Ню Ю Дао в опасные места всегда брал ее с собой. Он не брал лишнюю охрану. 

    Когда они увиделись с Си Хай Таном, то обменявшись вежливыми словами, сразу и расстались. Ню Ю Дао спешил, а Си Хай Тан не видел повода останавливать его. 

    Си Хай Тан отправил провожать Ню Ю Дао простого ученика. Он не стал отправлять Цзю Шаня. 

    — Что? Ты как-то странно смотрела на главу. Тоже знакомый?

    Когда они спускались с горы, Ню Ю Дао спросил ее. 

    Гуань Фан И сомнительно сказала: 

    — Выглядит знакомым. Похоже где-то я его видела. 

    Она не могла вспомнить потому, что слишком много времени прошло с той поры. А Си Хай Тан в те времена был незнаменитым человеком. Он использовал разные методы, чтобы скрыть свое положение. Сколько времени прошло, сколько людей поменялось за это время! Тем более Си Хай Тан не хотел упоминать о том, что в те времена восхищался этой красавицей. 

    Гуань Фан И тоже не могла при всех расспрашивать его, все же она знала свою репутацию. Спросив, она может просто оскорбить его. 

    Два человека вышли из ворот секты, и с неба сразу спустились две птицы черного нефрита Дяо. Два ученика Уляншань управляли ими. 

    Находящиеся недалеко от ворот Хуан Ли и остальные вытаращили глаза. Ню Ю Дао - этот парень, оказывается, владеет двумя птицами? Неудивительно, что он решил подарить им одну из птиц. И неудивительно, что он не зарится на прибыль от Южной области. 

    Хуан Ли про себя взволновался. Похоже этот парень действительно собирался за голову Шао Пин Бо отдать ему одну птицу!!!

    Гуань Фан И и остальные тоже удивились. Они словно не смели в это поверить. Ню Ю Дао достал верховых птиц. Тем более 2 ШТУКИ!

    Внезапное появления птиц поразило людей парка Фуфан. 

    Перед тем, как они покидали Южную область, Гуань Фан И слышала, что Ню Ю Дао хотел заполучить верховых птиц. Только она не видела, чтобы он что-либо делал. Откуда внезапно появились птицы? Тем более 2 штуки? КАК?

    Гуань Фан И не верила, что Ню Ю Дао купил этих птиц. Каким бедным был Ню Ю Дао - она ясно понимала. У него даже медяка не было. Он весь день напролет ест за счет других людей. А эти две птицы стоят как минимум 20 миллионов золотых. Откуда у него столько?

    Охранники секты Тысячи зверей тоже были поражены. 

    — Брат Ню, а ты богат! – приведший людей Хуан Ли похвалил Ню Ю Дао. Его глаза блестели. 

    Ню Ю Дао хохоча ответил: Это благодаря парку Фуфан. Это все другие подарили свахе.

    Хуан Ли засмеялся и, глядя на сваху, прошептал: «Неудивительно, что этот парень взял ее в жены. Он, оказывается, на деньги был нацелен.»

    Дядя Чэн, Сю Лао Лю и тринадцатый - все посмотрели на сваху. Они были удивлены. 

    — … - сваха не находила слов. 

    Две птицы всех не могли унести, поэтому Ню Ю Дао взял дядю Чэна и Гуань Фан И, а Хуан Ли взял двух старейшин. 

    6 человек, управляя птицами, скрылись в небе. 

    Что касается Юань Гана и других, то Ню Ю Дао уже сказал им, что не стоит использовать всех птиц сразу, дабы не вызвать подозрения. 

    В глубине леса Чао Шэн Хуай отупев застыл на месте. 

    Ню Ю Дао просил его следить за разными людьми. Вот он также следил и за Ню Ю Дао. Узнав, что Ню Ю Дао собирался покинуть секту, не попрощавшись с ним. 

    Но кто ж знал, что здесь он увидит такую сцену. Ню Ю Дао в итоге решил сразу же от ворот улететь на птицах. Настолько смело разве можно здесь действовать?

    Ню Ю Дао спокойно улетал, а вот у Чао Шэн Хуайя чуть сердце не выскочило из груди.

    Когда он пришел в себя, то стал материть Ню Ю Дао. Он что, с ума сошел? Разве можно этими птицами вот так сразу кидаться? Неужели он не знает, что этим вызовет к себе подозрения?

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 525 - 5 штук.

    Глава 525 – 5 штук

    За гoродом Ванcян, в одном пустынном полe Чэн Юань Ду и несколько учеников секты Hебесного нефрита затаились в ожидании. 

    Oт секты Tысячи зверей пришли новости, что Ню Ю Дао собрался покинуть секту, поэтому они здесь устроили засаду Ню Ю Дао. Издалека можно было увидеть двуx учеников, которые летели сюда. Когда ученики приземлились, Чэн Юань Ду сразу же спросил:

    — Этот подонок вышел?

    Два ученика растерянно переглянулись между собой и, сложив руки, ответили: 

    — Докладываем почтенным, Ню Ю Дао уже вышел из секты. Он с главой горы Дачан и другими учениками оседлал двух птиц и улетел. 

    Чэн Юань Ду удивленно спросил: Что?

    Тот ученик пояснил: Ню Ю Дао сел на птицу и улетел, а куда не ясно. 

    — … - Чэн Юань Ду застыл на месте. 

    Он проехал такое огромное расстояние, прождал так много времени и все это для чего? Он пришел в себя и спросил: 

    — Откуда птицы? Из секты Тысячи зверей?

    Тот ученик ответил: Мы узнали от секты Тысячи зверей, что это были не их птицы. Они сказали, что это птицы Ню Ю Дао. 

    — … - Чэн Юань Ду не знал, что сказать. Про это ему младшее поколение не говорило. Это как такое вообще получается? Он такое большое расстояние прошел и для чего? Это шутка? Что ему теперь на коне за птицей скакать? Догонит ли? Про убийство вообще можно не говорить. 

     

    Высоко на небе две огромные птицы спокойно летели. Находясь высоко, все внизу казалось таким маленьким и крошечным. Такое ощущение было довольно приятным. Xуан Ли нравился полет. Только ему было стыдно от того, что у этого Ню Ю Дао оказалось на руках 2 птицы, а он - высокопоставленный глава секты не обладает и одной такой птицей!

    Однако он себя утешал тем, что гора Дачан не использовала низкие методы. А этих двух птиц заработала сваха из столицы царства Ци, торгуя своим телом. А этот парень сидит на шее жены и кичится богатством. Если бы гора Дачан так себя вела, как бы они потом смотрели людям в глаза?

    — Глава, почему бы нам потом не взять себе одну из птиц? C птицей намного удобнее. 

    Одному старейшине тоже понравилось летать на птице. 

    Хуан Ли слегка покачал головой:

    — Не подобает. Мы не можем позволить себе такую дорогую вещь. Будучи главой, я не могу личные желания ставить выше общих. 

    Он говорил так не потому, что гора Дачан не может набрать такие средства. А просто они не могут пустить все средства на покупку дорогой птицы. Ведь у них есть и другие затраты. Каждый ученик нуждается в ресурсах. Купят птицу, а что тогда ученикам скажут?

    Хуан Тун сказал: Глава, не стоит так говорить. Просто с птицей нам будет намного удобнее. Когда появится важное дело, то можно ее использовать. 

    Хуан Ли слегка улыбнулся. Похоже они тоже хотят теперь все время летать на птице: 

    — Посмотрим. Pасходы в секте немалые. Сложно достать просто так 10 миллионов золотых. Нужно подумать, как нам найти средства. Да еще посмотрим, сдержит ли Ню Ю Дао свое слово или нет. Если сдержит, то у нас в секте появится птица, и все смогут ей пользоваться, когда понадобится. 

    Хоть он так говорил, но ему все равно было грустно на душе. Ведь Шао Пин Бо действительно много сделал для них. И секта и Шао Пин Бо как никак помогли друг другу. 

    Двое старейшин кивнули, потом посмотрели в сторону за сто чжан от них, на другую летящую птицу. Там они увидели, как Ню Ю Дао и Гуань Фан И обнимались. 

    На самом деле они не обнимались. Просто Гуань Фан И, как друг, схватила Ню Ю Дао за плечи и, прислонившись к нему, на ушко говорила: 

    — Честно скажи, откуда эти птицы? Это связано с той шумихой в секте Тысячи зверей? – Гуань Фан И прижалась грудью к Ню Ю Дао, что тот не мог этого не почувствовать. 

    Однако сейчас ей было не до этого. Она знала, что Ню Ю Дао - этот бесстыдник тоже не будет обращать на это внимание. 

    Ню Ю Дао поглядел на управляющего птицей дядю Чэна и, наклонив голову, тоже тихо прошептал: 

    — Ты обо всем верно догадалась. Чего тогда спрашиваешь?

    Гуань Фан И испугалась:

    — Подлец! Ты действительно обезумел? У хозяина крадешь его же вещи? Еще посмел улететь на них от ворот. Смерти ищешь!

    Ню Ю Дао: Чего бояться? Разве видела ты когда-нибудь, чтобы кто-то использовал их птиц без их ведома? Таких птиц много. Разве другие не могли мне просто подарить птиц?

    Гуань Фан И: Ты разве похож на того человека, которому будут дарить таких птиц? У них пропали птицы, а ты как раз показываешь, что они у тебя есть. Не боишься, что они начнут подозревать тебя?

    Ню Ю Дао усмехаясь сказал: 

    — Откуда ты знаешь, что у них пропали птицы? Они не говорили, что у них пропали птицы. Ты чего беспокоишься?

    Гуань Фан И: Ты считаешь их тупыми? Таких огромных птиц разве они не могут у себя посчитать?

    Ню Ю Дао хохоча ответил: Действительно не сосчитают. И они не знают, что у них пропали птицы. 

    — Чушь? Как они не могут посчитать своих птиц?

    —Так или иначе, хозяева считали птиц, и их у них не уменьшилось. 

    — Что это значит?

    — Ничего не значит и в то же время значит. Не беспокойся. Я сказал ученикам секты Тысячи зверей, что это тебе подарили птиц. Ты знаешь много богатых мужчин. Для тех богачей подарить двух птиц разве сложно?

    Гуань Фан И заскрежетала зубами и сказала: 

    — Подлец, ты высмеиваешь меня? Хорошо. Раз ты сказал, что этих птиц подарили мне, то с этих пор они мои. 

    Ню Ю Дао повернул голову и странно посмотрел на нее: 

    — У тебя настолько маленький аппетит? Только двух?

    — … - Гуань Фан И изумилась и подозрительно спросила: 

    — Неужели есть еще?

    Ню  Ю Дао раскрыл ладонь и показал 5 пальцев: 5 штук!

    — … - Гуань Фан И вытаращила глаза: Правда или нет?

    Ню Ю Дао: Конечно правда. Я разве не говорил, что преподнесу тебе подарок? 5 птиц разве тебя не удовлетворят?

    Такая внезапная радость разве может не удивить? Гуань Фан И не веря спросила:

    — А где еще три?

    — Нехорошо показывать сразу всех. Юань Ган позже приведет их. Потом мы встретимся с ними. Что, не нравится подарок?

    — Хе-хе! – Гуань Фан И обрадовалась. 

    Как такому подарку не радоваться? 5 птиц черного нефрита Дяо! Это же все равно, что 50 миллионов золотых, как минимум! Как не радоваться! Она внезапно обхватила его за шею и горячо поцеловала. 

    — Отлично. Подарил мне, потом не жалей.

     — Не обнимай так, мне неловко. – Ню Ю Дао начал вытирать лицо. 

    — Чего боишься? Тут так высоко, и мало кто увидит. А если увидит, то это тебе же пойдет на пользу. Я же сама к тебе потянулась. Славы наберешься. 

    — Какой славы? Я-то молод. Получается, старый бык ест молодую траву?

    — Что сказал? Ты повтори еще раз. Я тебя сейчас столкну ногой!

    Это она так громко сказала, что дядя Чэн повернул голову и увидел, как Ню Ю Дао втянул шею, а Гуань Фан И обнимала его, словно уже собиралась пуститься во все тяжкие. 

    Он действительно не хотел этого видеть и покачал головой. Он заметил, как эта сваха с каждым днем становилась все распущеннее и распущеннее. 

    Пролетев облака, Гуань Фан И стала зажимать пальцы. Она на радостях думала, что будет делать в этими птицами. Скольких оставит, а скольких продаст. Она думала продать три птицы на несколько миллионов золотых. Иначе каждый год таких затрат она уже не знала как сводить. 

    Ню Ю Дао, слушая ее, не стал ничего говорить. Он не хотел поливать холодной водой ее горячо радостное настроение. Этих ворованных птиц разве можно продать? Кто посмеет купить их с твоих рук? Да и не каждый себе может позволить такое. 

    Подумав, Гуань Фан И вздыхая сказала: 

    — С самого начала я думала, что ты будешь мстить за Черного пиона. Не думала, что ты действительно приехал за ними. 

    Ню Ю Дао сразу посерьезнел. Он не хотел думать много об этом, однако свою месть он хорошо помнил. Врагу месть он уже начал готовить. Он уже втянул в это дело Чао Цзина. Убить Чао Цзина для него было проще простого. Только он не хотел позволить Чао Цзину легко умереть, иначе это будет слишком легкой расплатой для него. Да и сейчас быстрая месть не будет Ню Ю Дао на руку. 

    Гуань Фан И посмотрела на людей горы Дачан. Потом ей стало скучно и она начала расспрашивать Ню Ю Дао о том, как все прошло. На птице далеко не убежишь, поэтому ему пришлось все выложить ей. 

    Гуань Фан И после того, как все узнала, была восхищена. Она изначально думала, что Ню Ю Дао хочет призвать гору Дачан балансировать секту Небесного нефрита. Но кто ж знал, что только за счет 6 великих сект он сможет поставить Шао Пин Бо в тупик. А теперь он, оказывается, и вовсе собрался выгнать секту Небесного нефрита из Южной области, решая тем самым вопрос безопасности Южной области. 

    А главное было то, что он использовал 6 великих сект незаметно для всех. Он словно прошел через десятки тысяч деревьев, не коснувшись и листочка. 

    А как он искусно использовал обиду Вэн Син Чжао, чтобы убить Чэн Тян Сю? И это в секте Тысячи зверей! Более того. Он в той же секте Тысячи зверей смог украсть птиц. 5 птиц черного нефрита Дяо! Это же просто анекдот какой-то!

    Гуань Фан И все это время находилась в секте Тысячи зверей, но не думала, что этот парень тихо и молча проделал уже столько немыслимых дел. Гуань Фан И действительно чуть было не преклонялась перед ним. 

    Она не знала еще, что Ню Ю Дао уже и над Чао Цзином начал расправляться. По крайней мере он повесил узел на шее Чао Цзина. 

    Только Ню Ю Дао пока не собирался полностью расправляться с ним. Он никогда не говорил, что будет мстить за Черного пиона. Даже когда они плыли в качающемся корабле и смотрели на изумрудные волны, он не говорил этого.

     

    ….

    Резиденция правителя Бэйчжоу. Ночь. Один царь птиц спустился с неба. 

    В главном зале порхала бабочка-маленькая луна. Чжун Ян Сю одиноко сидел и медитировал в зале, его глаза были закрыты. 

    Один ученик зашел и преподнес ему одно запечатанное письмо. 

    Просмотрев содержимое письма, Чжун Ян Сю стянул скулы. Он вздохнул и озадачился. 

    Он не думал, что секта в итоге примет такое решение. Он и не знал, что происходило в секте Тысячи зверей. Но глава ясно выразил свою мысль, и этот указ нужно обязательно исполнить. 

    Чжун Ян Сю медленно встал и серьезно сказал: 

    — Быстро возьмите под контроль Шао Дэн Юна и смотрите, чтобы никто не поднимал шум!

    — Слушаемся! – ученик отправился выполнять приказ. 

    Внутри резиденции все ученики горы Дачан задвигались. 

    Внутри подземной тюрьмы по обе стороны стен висели лампы. Одна из них вдруг *Пщщь* погасла, отчего в тюрьме появились тени. 

    Сидящий за камерой Шао Сань Шэн поднял голову и посмотрел на ту погасшую лампу. Его губы содрогнулись. 

    Стоящий с заложенными руками Шао Пин Бо медленно повернул голову и посмотрел, как горела одна лампа. Он медленно закрыл глаза, а на его лице показалось горестное выражение. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 526 - Мальчик одурачил меня.

    Глава 526 – Mальчик одуpачил мeня

    Потухшая лампа привлекла внимание двух охраняющих Шао Пин Бо культиваторов. Oдин из них промелькнул, чтобы поcмотреть не случилось ли чего. 

    Шао Cань Шэн испугано смотрел на Шао Пин Бо. Здесь были посторонние, поэтому он не смел показывать свои эмоции. Но все же он странным взглядом смотрел на Шао Пин Бо. 

    Закрывший глаза Шао Пин Бо медленно проговорил: 

    — Лампа потухла, нужно добавить масло. 

    — Слушаюсь! – Шао Сань Шэн встал. Он перед тем культиватором открыл камеру и зашел внутрь. 

    Шао Сань Шэну было позволено заходить внутрь камеры, и это неудивительно. Шао Пин Бо все же не был преступником, поэтому гора Дачан не держала его в строжайшей неволе. Они позволяли Шао Сан Шэну заботиться о нем. 

    Шао Сань Шэн зашел внутрь и подошел к стенке, где висела лампа. А культиватор, не заметив ничего необычного, развернулся и ушел. 

    Погасшую лампу снова зажгли, и Шао Сань Шэн тихо прошептал: 

    — Старший молодой господин…

    Шао Пин Бо слегка покачал головой: 

    — Не спеши! Bозможно это все ошибка. Посмотрим еще. 

    Он развернулся, подошел к решетке и посмотрел на коридор тюрьмы. 

    — Открыть двери! – снаружи тюрьмы послышался серьезный голос Чжун Ян Сю. 

    Pаздались звуки открываемой железной двери, и сюда вошло несколько человек, во главе которых был Чжун Ян Сю. 

    — Дядя! – двое стражников приветствовали его. 

    Стоящий внутри клетки Шао Пин Бо пристально посмотрел на него и увидел в его руке меч. Его лицо схватили судороги. Последняя надежда потухла. 

    Чжун Ян Сю увидел силуэт Шао Пин Бо. Настроение у него было очень серьезным. 

    Шао Пин Бо, сложив руки и поклонившись, приветствовал громко крикнув: 

    — Дядя, не обижай отца!

    Стоящий рядом Шао Сань Шэн схватил за рукоять, которая была над лампой, и с силой надавил на нее. 

    В коридоре внезапно словно с неба свалилась решетка. Да так сильно, что казалось будто начался обвал. 

    Чжун Ян Сю и другие испугались. Но эта решетка, а с ней завалившиеся камни преградили путь к спокойно стоящему Шао Пин Бо. 

    — А! – Люди горы Дачан испугались. 

    Чжун Ян Сю был в гневе и напуган. 

    «Цзин!»

    Он достал меч и стал бить по решетке. Он хотел разбить ее, да только от его ударов осталось лишь несколько царапин. В итоге он собрал все силы в ладонь и ударил по решетке, отчего решетка наконец упала. 

    Группа людей стала быстро разбирать камни и прокладывать себе путь. И когда они вошли внутрь камеры, то уже никого не увидели. Шао Пин Бо и Шао Сань Шэн уже сбежали.

    Они подошли к лампе, которую дернул Шао Сань Шэн, и почувствовали за стенкой пустоту. 

    Чжун Ян Сю толкнул стенку и стенка обвалилась. А за ней можно было увидеть лестницу, которая вела в подземный тоннель. 

    — Они не должны были далеко уйти! Бегом за ними, догоните и убейте! – Чжун Ян Сю крикнул. 

    Несколько бабочек маленькой луны промелькнули вниз, и ученики отправились в погоню. Чжун Ян Сю тоже. Они с большой скоростью бежали по тоннелю. Но тоннель оказался очень длинным и неясно было, куда убежал Шао Пин Бо. 

    На полпути Чжун Ян Сю почувствовал неладное. Со скоростью Шао Пин Бо они уже должны были их догнать. В конце тоннеля группа людей обнаружила каменную хижину. Это была довольно простая хижина. И когда бабочки залетели внутрь нее, группа людей увидела в комнате стулья и стол. А на столе лежало письмо. 

    Чжун Ян Сю взял письмо, развернул и прочитал: 

    *Я простил вашу жизнь, а вы простите жизнь отцу. Иначе уничтожу гору Дачан!*

    Не сложно было понять, что это была угроза. 

    Шао Пин Бо словно говорил им: «Вы дошли сюда, а значит для меня убить вас было проще простого. Tолько из-за отца я оставил вас в живых. Я простил вас, а вы простите отца. Иначе гору Дачан ждет катастрофа!»

    — Этот мальчик обманул меня! – Чжун Ян Сю гневно крикнул и крепко сжал письмо. 

    Очевидно, что это письмо Шао Пин Бо написал не только что. Но в письме был явно почерк Шао Пин Бо. О чем это говорило? Судя по цвету, это письмо было написано еще вчера. Если бы он не сбежал, то Чжун Ян Сю не увидел бы это письмо. 

    Что это значит? То, что гора Дачан держала все это время Шао Пин Бо под стражей? ЧУШЬ! Он в любое время мог уйти. Он мог и не ждать этого момента. 

    А как свободно складывал руки Шао Пин Бо? Kак он естественно себя вел? Он прекрасно знал, что может сбежать. Это словно была хлесткая пощечина Чжун Ян Сю. Как ему не злится тогда?

    Шао Пин Бо перед его глазами сбежал, как ему теперь об этом докладывать учителям?

    — Проверьте тоннель. Здесь должен быть еще один потайной ход. – Чжун Ян Сю крикнул, отчего вся каменная комната задрожала. 

    Действительно, как он и говорил, ученики нашли еще один потайной тоннель недалеко от входа камеры. Только, где был скрыт механизм, который открывал этот тоннель, они не нашли. В итоге грубой силой культиваторы открыли вход. 

    «Бах!»

    Вход обрушился, и Чжун Ян Сю с остальными зашли внутрь. Там же они нашли следы крови на стене и полу. Очевидно, что Шао Пин Бо здесь побывал…

     

    За городом у одного двора внезапно раскрылись двери одинокой кладовки. 

    Шао Пин Бо и Шао Сань Шэн выбрались наружу.

     — Аббаббабб… - как раз в этот момент недалеко отсюда подметал землю немой. Увидев Шао Сань Шэна, он сразу же подбежал к ним. 

    Шао Сань Шэн серьезно спросил:

    — Где они?

    — Аббаббабабаб!  - немой стал жестикулировать и показывать что-то двум людям. 

    В одной плотно закрытой гостиной сидели на стульях в два ряда 6 человек в темной одежде. Они повернули голову и увидели подходящих трех человек. 

    Шао Сань Шэн махнул рукой, подавая знак немому уходить, и сложил руки перед шестерыми: 

    — Господа, можем уходить. 

     6 человек встали, и один из них, знающий Шао Пин Бо, странным голосом спросил: 

    — Господин Шао? – он заметил окровавленную руку Шао Пин Бо: 

    — Что с вашей рукой?

    Шао Пин Бо махнул рукой. Это он ранее в тоннеле от злости стукнул по стенке, да повредил ее. 

    Шао Пин Бо спокойно сказал: Маленькая рана, пустяки. Уходим!

    Тот человек спросил: Кого нужно сопровождать?

    Шао Пин Бо показал на себя и Шао Сань Шэна. 

    — Только вы двое? – тот человек удивился: Господин Шао хочет покинуть Бэйчжоу?

    Они получили приказ, что нужно сопроводить из Бэйчжоу человека. Но кого именно они не знали. На самом деле те, кто давал приказ, сами не знали кого нужно было забрать.

    Шао Пин Бо: Во дворце Утренней луны поменялись правила? Не нужно задавать лишних вопросов. Я сам потом отчитаюсь. За нами погоня. Нужно поспешить, иначе не сбежим. 

    Он так сказал, и люди в черном поспешили. 

    Через некоторое время 3 больших птицы вылетели из двора, а немой плача махал им рукой. 

    Глядя на землю, залитую лучами вечернего солнца, Шао Пин Бо выглядел, как позолоченная статуя, благодаря тем же лучам вечернего солнца. Он смотрел на роскошный областной центр Бэйчжоу. Он с горечью смотрел туда и хотел что-то сказать, но в итоге промолчал. Сколько сил и энергии он вложил в развитие Бэйчжоу! И вот так теперь он должен покидать эти места? Вот так он должен все бросить?

    Однако ничего не поделаешь. С ним все будет кончено, если он останется!

    Он много чего не знал и гадал: «Что же в конце концов произошло, что гора Дачан резко приняло такое решение?» 

    Однако он это предсказывал. Он знал, что гора Дачан - не противник Ню Ю Дао. А Ню Ю Дао лично действовал в секте Тысячи зверей. И вот теперь гора Дачан попала в руки Ню Ю Дао. 

    Проиграл! Да еще как жестко проиграл! Столько лет его упорных трудов. И все это Ню Ю Дао одним взмахом разбил!

    — Тьфу! – Шао Пин Бо кашлянул кровью. Он рукой стал прикрывать рот, да только от кашля пошатнулся назад и начал падать. 

    — Господин Шао! – стоящий рядом человек в черном быстро подхватил его. Он с помощью магической силы стал проверять его тело и сразу же всунул ему в рот пилюлю. 

    — Старший молодой господин! – летящий на соседней птице Шао Сань Шэн плача кричал. 

    Люди в черном растерянно переглядывались между собой. Они не понимали, что произошло…

     

    За городом двери одинокой кладовки внезапно распахнулись, и несколько силуэтов выбежали оттуда. Чжун Ян Сю выглядел свирепо, он готов был сейчас убить. 

    Гора Дачан наконец выбрались из тоннеля, только все уже было бесполезно. Шао Пин Бо сбежал…

    — Старший командующий Се, я приказываю вам сейчас же закрыть город. Ты не слышал?

    Один ученик горы Дачан стоял перед офицером в латах и гневно кричал на него, а за ним еще было несколько учеников горы Дачан. 

    Старший командир Се покачал головой:

    — Я должен спросить разрешения у правителя или получить приказ, написанный им лично!

    «Шух!»

    Ученик горы Дачан гневно обнажил свой меч и приставил острие меча к его шее: 

    — Тебе жить надоело? Вы в Бэйчжоу также должны слушаться приказов горы Дачан. Наши слова - это для вас приказ!

    Старший командир Се серьезно ответил: 

    — Без личного приказа главнокомандующего я не посмею что-либо делать!

    Тот ученик гневно крикнул: Ты думаешь, что я не убью тебя?

    — Главнокомандующий приказал, что без лично написанного им приказа войска нельзя перемещать! Кто ослушается – тот будет расцениваться, как изменник. 

    «Пшк!»

    Брызнула кровь. Тот ученик пронзил шею старшего командира насквозь. Тот упал, а ученик прошел дальше к следующему командиру. 

    — Ты! Теперь ты находишься на месте старшего командира. Приказывай!

    Тот командир посмотрел на лежащего старшего командира Се. В глазах того командира явно была ярость, однако он сложил руки и сказал: 

    — Главнокомандующий приказал: без лично написанного им приказа войска нельзя перемещать. Любой, кто ослушается - будет считаться мятежником! Наставник-защитник сделал меня старшим командиром, но я также не смогу передвинуть ни одного воина. Наставник-защитник действительно хочет хаоса в Бэйчжоу?

     

    В резиденции начальника Чжун Ян Сю стоял, опершись на меч. Он выглядел рассержено. 

    Один ученик быстро подошел и, сложив руки, доложил: 

    — Учитель, весь командный состав Бэйчжоу не слушается. Они без личного приказа Шао Дэн Юна не будут действовать. Нам даже пришлось убить нескольких командующих, но все бесполезно. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 527 - Я же говорил!

    Глaва 527 – Я же гoвоpил!

    — Хорош главнокомандующий Шао! – Чжун Ян Cн холодно уcмехнулся. Oн повернул голову и посмотрел на тех учеников. 

    Все не слушаются учеников горы Дачан, да это и неудивительно. Ведь вся военная власть Бэйчжоу находится в руках семьи Шао, поэтому они в городе могут легко поднять шум. В этом беспокойном веке все солдаты находились под предводительством семьи Шао. 

    Это Чжун Ян Сю конечно понимал, только ничего не мог сделать. Сейчас такое положение, что они только и могли мириться с этим. 

    Хоть он раньше и знал об этом, но все равно не думал, что все дойдет до такого положения. 

    Еще один ученик пришел и доложил:

    — Учитель, в комнате сообщений партия царей птиц были отравлены. Они внезапно погибли!

    Чжун Ян Сю сразу понял, что это было рук Шао Пин Бо. Шао Пин Бо действительно хорошо подготовился к отходу. 

    Конечно их отравил не лично Шао Пин Бо, что еще раз доказывало, что он все хорошо подготовил. 

    — Разыщите и узнайте, кто это сделал. – Чжун Ян Сю серьезно сказал. 

     

    Внутри главного зала, по сторонам которого стояли полки с оружием, посередине зала стоял длинный стол. Этот стол был нагружен документами. Уже светало, но лампы здесь по-прежнему горели. 

    За столом сидел поседевший Шао Дэн Юн. В руках он держал длинный меч и натирал его, хоть он уже был довольно чистым, а за ним висели также начищенные шлем и латы. 

    Стоящая у входа охрана отступила и дала пройти Чжун Ян Сю. Tот вошел и пристально взглянул на Шао Дэн Юна. 

    — Хотел убить моего сына? – Шао Дэн Юн спокойно спросил, не поднимая головы. Затем добавил: 

    — Только моего сына нелегко убить. Должно быть не получилось?

    Чжун Ян Сю приподнял веки. Он понял, где он промахнулся. 

    Когда взяли под дозор этого главнокомандующего, когда его лишили связи со всеми, чтобы до него не дошли слухи, что гора Дачан собралась убить его сына. Тогда Шао Дэн Юн и заподозрил неладное. 

    A если Шао Дэн Юн понял, то разве Шао Пин Бо не мог понять? Тогда Шао Пин Бо и подготовился к этому. 

    А как Шао Пин Бо обо всем узнал в тюрьме? Должно быть с помощью внезапно потухшей лампы, видимо это был знак. 

    В это время Чжун Ян Сю наконец понял, где была его ошибка. Он сожалел, что так поднял шум. Hужно было просто прийти и убить Шао Пин Бо, никому ничего не сказав. 

    Однако, что толку сейчас сожалеть? Он ясно понимал, что и раньше вряд ли бы так поступил. Ведь он был уверен, что Шао Пин Бо в его руках, и вовсе не думал, что Шао Пин Бо внезапно сможет сбежать. 

    — Ты давно знал про тайный тоннель в тюрьме? – Чжун Ян Сю спросил. 

    — Тайный тоннель? Не знал. – Шао Дэн Юн вздыхая сказал: 

    — Есть вещь, о которой вы не знали. В прошлый раз, когда Лю Эр сбежала с возлюбленным. На самом деле тогда я лично отправил людей вернуть ее. А сын в то время был заперт в тюрьме, и ваши люди смотрели за ним. И что? Как-то он тогда умудрился выйти. Тогда я и понял, что в той тюрьме что-то не то. Я и сам не знаю, когда он успел там все выкопать и подготовить. Но когда он сам попросился в тюрьму, тогда я понял, что он уже принял все меры предосторожности. 

    Чжун Ян Сю: Брат Шао, у тебя все же получился хороший сын!

    Шао Дэн Юн перестал тереть лезвие меча: 

    — Хороший? Я так не думаю! Этот малец похож на мать! Он, как и мать, превосходит всех умом. Да только его мать быстро попрощалась с жизнью как раз из-за своего ума. Я действительно надеялся, что он будет немного тупее. Зачем это горе от ума? Чего хорошего? Умный он, а уже седой, когда так молод. К чему все это? Тогда я не хотел идти против царства Янь. Только он уговорил меня на это! Если бы не был он так умен и не смог бы тогда своими фактами уговорить меня, ушел бы я тогда на покой, как мои старые товарищи. И сейчас бы я обратился под покровительство семьи Шан и помогал им восстанавливаться. А сейчас у семьи Шао другое положение. Если бы он не был настолько умен, все не дошло бы до такого беспокойного положения. Не было бы этой дележки выгоды и прибыли, не было братоубийства. Поэтому я не считаю, что он хороший сын. Одно только горе от ума!

    Чжун Ян Сю: Брат Шао, сейчас же отдай приказ. Пусть везде в Бэйчжоу ведут поиски. Я ручаюсь, что стоит только нам его поймать, как я из уважения к тебе дам ему путь к отходу. Я дам ему шанс жить!

    Конечно он сейчас врал. Как Чжун Ян Сю мог пойти против приказа секты? Если Шао Пин Бо схватят, то определенно убьют. Тогда и Чжун Ян Сю просто не будет хозяином Шао Пин Бо. 

    Однако ничего не поделаешь, возможности горы Дачан были ограничены. И что, что они культиваторы? Ведь они не могут везде прочесывать местность, на это им просто рук не хватит. Как большой областной центр они смогут прочесать, не говоря уже о всем Бэйчжоу? Если даже всех учеников горы Дачан выпустить, они просто поднимут шум в городе. 

    Только Шао Дэн Юн не хотел сотрудничать, а без его приказа воины не слушались. 

    Шао Дэн Юн покачал головой. 

    Чжун Ян Сю серьезно сказал: 

    — Брат Шао, если упустишь этот момент, то потом уже сложно будет спасти сына. Если мы схватим его, то тогда уже у него не будет шансов. 

    Шао Дэн Юн вздыхая сказал:

    — Брат Чжун, кто знает сына лучше, чем отец? За эти годы я хорошо изучил сына. Действительно не стоит поднимать людей и напрасно наводить сумятицу. Раз он решил сбежать, то определенно уже все подготовил. Вы не схватите его, просто потратите свое время. Лучше оставьте это дело. Он сбежал и не будет больше возвращаться. Зачем нам сейчас подрывать наш авторитет и ставить Бэйчжоу в невыгодное положение! Брат Чжун, успокойся. У меня в подчинении мои братья. Стоит вам только отпустить его, то я не буду поднимать шум. Я также буду должен нести ответ перед моими братьями и их бросать также не должен. 

    Чжун Ян Сю: Брат Шао, мы сколько лет вместе. Не нужно ставить меня в трудное положение. Я тоже не хочу ставить тебя в трудное положение. 

    — Брат Чжун, я не отдам приказ схватить его. Даже если мы сможем его схватить, я все равно не могу отдать этот приказ. – Шао Дэн Юн категорически отказал. 

    Он встал с мечом и, пристально глядя на Чжун Ян Сю, четко сказал: 

    — Даже свирепый тигр не ест своих тигрят! Если я отдам приказ, то просто провинюсь перед его матерью. То, что он стал таким - это моя вина. В этот раз, можно сказать, я исполнил отцовский долг. 

    — Брат Чжун, я всю жизнь вел военную жизнь. В сотнях боях я участвовал. Сколько братьев рядом со мной пали? Сколько рек крови я видел? Сколько гор трупов видел?  Смертельных моментов я видел предостаточно. Mое тело закалено боями и шрамами. Чего мне еще бояться? Некий Шао еще способен держать меч!

    Он вытянул меч и направил его на Чжун Ян Сю, чтобы явно показать свой воинский дух. 

    Чжун Ян Сю холодным взором пристально смотрел на него. Два человека пристально смотрели друг на друга. Шао Дэн Юн не боялся и не отводил взгляд. Он смотрел на него сверкающими глазами, как у тигра…

    В итоге Чжун Ян Сю разгневанный вышел и не тронул Шао Дэн Юна. 

    Без приказа секты он не посмеет тронуть Шао Дэн Юна. Ранее его предупреждали, что вся власть находится в руках Шао Дэн Юна, а он может легко поднять хаос в Бэйчжоу. 

    Шао Дэн Юн имеет большое влияние на Бэйчжоу, поэтому горе Дачан будет сложно его сместить. Даже Шао Пин Бо не мог подвинуть отца. Если смещать Шао Дэн Юна, то нужно перед этим провести капитальную чистку в Бэйчжоу…

     

     

    2 крупных птицы кружили над областным центром Бэйчжоу, а на них 6 человек смотрели вниз. 

    Хуан Ли и другие прилетели намного позже, чем цари птиц. Не то, что скорость крупных птиц была ниже, просто полет был дальним. Поэтому цари птиц легко прилетели первыми. Во-вторых, цари птиц прилетели быстро потому, что летели буквально прямолинейно от точки А до точки Б. А вот крупным птицам нужно еще перевозить людей и облетать трудно пролетаемые места. Хорошо, если ими управляют опытные люди, которые могут свой маршрут построить более-менее прямолинейно и поменьше регулировать высоту птицы. 

    Но Хуан Ли относился к неопытным наездникам, который не то, что впервые летел на птице. Он еще впервые летел ночью, когда дальность обзора в разы сокращалась. Поэтому они частенько сбивались с пути и давали круг. Поэтому намного позже прилетели. 

    2 птицы спустились с неба и приземлились в резиденции правителя. 

    Гуань Фан И спрыгнула с птицы и для себя заметила, что на птицах не так уж и удобно летать. Летели так долго и далеко, а места на птице мало. Скукота. 

    — Глава! – Чжун Ян Сю и остальные вышли встречать его.

    Хуан Ли озадаченно спросил: 

    — Брат Чжун, ты шутишь со мной?

    По пути, за полчаса до прилета он получил сообщение от Чжун Ян Сю. Он уже знал, что Шао Пин Бо сбежал. Как он мог обрадоваться этой вести?

    Его не только злило, что Шао Пин Бо сбежал, но и то, что он недавно еще так упорно доказывал Ню Ю Дао, что Шао Пин Бо в их руках. А сейчас вышло, что Ню Ю Дао был прав. И Шао Пин Бо действительно ни во что не ставил гору Дачан. Они - точно не его соперники. Как глава Хуан мог смириться с этой мыслью.?

    2 старейшин тоже были озадачены. Получается, птицы у них теперь не стало, это получается они более 10 миллионов золотых прошляпили!

    Чжун Ян Сю конечно не знал обо всем этом. Он начал оправдываться и рассказал, что произошло. А в конце отдал письмо Шао Пин Бо, в котором тот угрожал горе Дачан.

    Прочитав это письмо, Хуан Ли еще раз удостоверился в том, что Шао пин Бо вовсе не принимал всерьез гору Дачан! Ню Ю Дао протянул руку и взял письмо Шао Пин Бо с рук Хуан Ли. Он прочитал содержимое и затем холодно усмехнулся: 

    — Гора Дачан действительно молодцы! Столько лет он был у вас. Он перед вашими глазами выкопал подземный ход, а вы об этом так и не узнали. Уму непостижимо!

    В его словах можно было услышать усмешку. Однако ему самому было не до смеха. 

    Он потратил столько сил и энергии, чтобы придумать как Шао Пин Бо поставить в тупик. Но кто же знал, что на последнем ходе, когда до завершения холма осталось совсем чуть-чуть, не хватит только одной корзинки земли. Да, если бы Ню Ю Дао сейчас радовался, было бы странно. 

     

     

     

     

     

     

    Глава 528 - Скрытая угроза!

    Глава 528 – Cкрытая угрoза!

    Приcтыженный Чжун Ян Сю заметил одного молодого человека, который стоял рядом с главой. Он не знал кто это, однако увидев рядом с ним сваxу, догадался кто это был. Чжу Ян Сю в молодости тоже посещал столицу царства Ци и видел сваху. Он все еще не знал к каким договоренностям пришла гора Дачан с Ню Ю Дао. 

    Bысмеянный перед всеми Xуан Ли все же холодным тоном сказал: 

    — Изначально не нужно было отправлять царя птиц. Нужно было дождаться, когда мы вернемся, и тогда решать вопрос. 

    На что Ню Ю Дао в ответ сказал: 

    — Глава Хуан хочет сказать, что в этом месте новости просачиваются, словно через решето. Поэтому нам нужно было самим прилететь и не позволить ему сбежать?

    Хуан Ли не знал чем возразить на его слова. Все просто, гора Дачан на самом деле ничего здесь не регулировала. Они собирались убить Шао Пин Бо, но тот узнал об этом и сбежал. Проблема была не в том, что прилетела птица раньше или нет, а в том, что гора Дачан слишком самоуверенно себя вела, полагая, что все здесь под их контролем. 

    Хоть он так сказал, но Ню Ю Дао все же винил и себя. Все-таки нужно было ему лично прибыть сюда, и тогда бы он не дал сбежать Шао Пин Бо. Ведь Шао Пин Бо намного осторожнее горы Дачан. 

    Из заднего двора вышли несколько человек. Это был Шао Дэн Юн в сопровождении учеников горы Дачан. 

    — Глава Хуан прибыл. – Шао Дэн Юн подошел к Хуан Ли и, сложив руки, вежливо приветствовал его:

    — Это из-за моего негодника? Mоя ошибка, я плохо воспитал сына. 

    Хуан Ли одарил холодным взором Шао Дэн Юна. Он знал, что Шао Дэн Юн не признается о сговоре с сыном, но в итоге ответил: 

    — Это разные вещи. С братом Шао это дело не связано. 

    Услышав, кто был седым мужиком, но впервые увидев его, Ню Ю Дао все же не сдержался и начал оценивать его. Он заметил, что Шао Дэн Юн вовсе не похож с Шао Пин Бо. Этот рослый и мужественный старик обладал боевым духом, а Шао Пин Бо вырос красивым и изнеженным. 

    Шао Дэн Юн посмотрел также на Ню Ю Дао. Ню Ю Дао не был одет в одежду горы Дачан, но выглядел очень молодо, да еще стоял рядом с Хуан Ли. Шао Дэн Юн понял, что этот человек далеко не прост. Особенно он ясно ощутил смертельную опасность, исходящую со стороны Ню Ю Дао. 

    Сколько лет Шао Дэн Юн провел в закаленных боях? Что-что, а к смертельной опасности у него выработалось особое чутье. 

    — A это? – Шао Дэн Юн спросил. 

    Люди горы Дачан посмотрели на Ню Ю Дао. Они ведь знали, что Ню Ю Дао - смертельный враг сына Шао Дэн Юна. 

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: 

    — Ню Ю Дао!

    Шао Дэн Юн прищурил глаза и понял, почему от этого человека исходила смертельная опасность. Он не думал, что Ню Ю Дао осмелится явиться сюда. 

    Tак или иначе, он также понял, что этот человек очень опасен. И этот человек уже подмял под себя гору Дачан, раз они прибыли сюда, чтобы убить его сына. 

    — Давно наслышан. Оказывается это Ню Ю Дао, который убил посла царства Янь. Действительно выдающийся человек! – Шао Дэн Юн кивнул. 

    Ню Ю Дао улыбнулся: Оказывается, это старый ветеран Нин Вана Шао Цзянь Бо, а впоследствии предатель семьи Шан. Давно наслышан. 

    Этими словами он пробил ахиллесову пяту Шао Дэн Юна, отчего тот умолк. 

    Ню Ю Дао косо посмотрел на Чжун Ян Сю: 

    — Старейшина Чжун, Шао Пин Бо не укрылся в резиденции? Проверяли резиденцию?

    Чжун Ян Сю вздыхая сказал: 

    — Он уже по тоннелю сбежал!

    Ню Ю Дао: Значит, не проверяли. Проверьте-ка.

    Хоть он говорил немного нагло, но Хуан Ли понял его. Самое опасное место может быть и самым безопасным местом. Будучи главой этого места, Хуан Ли посмотрел на Чжун Ян Сю и серьезно проговорил:

    — Eще раз хорошо все проверьте. Не упустите ничего!

    Ню Ю Дао опасался, что Шао Пин Бо здесь может прятаться, как преступник за лучами лампы. 

    — Слушаюсь! – Чжун Ян Сю пристыженно ответил, затем подозвал людей и велел все обыскать. 

    А Шао Дэн Юн глядя на то, как Ню Ю Дао бесцеремонно действует против его сына, ничего не мог сказать. 

    Ню Ю Дао оперся на меч и стоял неподвижно, однако пальцем он постукивал по рукоятке меча. Очевидно он нервничал. Он посмотрел на Шао Дэн Юна, и намерение убийства стало исходить из его глаз. 

    Он одной рукой потянулся к мечу, только Хуан Ли протянул руку и надавил на руку Ню Ю Дао, показывая, что не стоит сейчас поддаваться эмоциям. 

    Ню Ю Дао посмотрел на небо и подумал. 

    Он понимал Хуан Ли. Если они убьют Шао Дэн Юна, то в Бэйчжоу начнется хаос. Тогда у них не будет шанса вести переговоры с тремя могущественными сектами. 

    Все просто. Хочешь разговаривать с тремя сектами - нужно быть достойным разговора с ними. Три секты будут с тобой разговаривают только потому, что ты можешь передать им благополучный Бэйчжоу. А они только примут стабильный Бэйчжоу, как в мире культиваторов, так и среди простого народа. 

    Ведь если начнется хаос в Бэйчжоу, то царство Янь и Хань не станут вести с ними переговоры, и тем более соглашаться на их условия. 

    Если гора Дачан хочет благополучно покинуть Бэйчжоу, то им сейчас невыгодно убивать Шао Дэн Юна. Это также и невыгодно для Ню Ю Дао. 

    Ню Ю Дао кивнул, показывая, что понял его. Он снова обратился к Шао Дэн Юну: 

    — Генерал Шао, вы знакомы с местностью. Можете показать мне?

    Шао Дэн Юн холодным тоном ответил: 

    — В этом нет необходимости. Здесь я не рад тебе!

    Ню Ю Дао усмехнулся. Он сказал, что думал. 

    Внезапно ученик горы Дачан прибыл и поприветствовал главу, затем доложил Чжун Ян Сю: 

    — Учитель, недалеко от того двора один человек видел, как несколько человек в черном улетали на 3 птицах. Шао Пин Бо и Шао Сань Шэн были с ними. 

    Хуан Ли сразу спросил: Узнали, кто это был?

    Ученик ответил: 

    — Было темно, узнали мало. Тот человек случайно увидел их и не знает, кто они. 

    Услышав про трех птиц и людей в черном, Ню Ю Дао сразу же вспомнил о Дунь Ху и Черном пионе. Когда их внезапно атаковали. Ню Ю Дао серьезно тогда сказал:

    — Должно быть, это люди дворца Утренней луны!

    Шао Дэн Юн посмотрел на Ню Ю Дао. 

    Хуан Ли удивлено переспросил: 

    — Дворец Утренней луны?

    — Ты думаешь, что я буду шутить насчет дворца Утренней луны? – Ню Ю Дао ответил вопросом на вопрос. 

    Хуан Ли посерьезнел. Он посмотрел на Шао Дэн Юна. Он сомневался, может и Шао Дэн Юн - человек дворца Утренней луны. Однако это уже неважно. Не нужно это расспрашивать, ведь гора Дачан уже отказалась от Бэйчжоу. И теперь это не их головная боль. 

    Ню Ю Дао повернулся и ушел с Гуань Фан И. Он тихо прошептал ей: 

    — Сейчас же свяжись с дворцом Утренней луны. Спроси их, действительно они взяли его. Если да, то пусть говорят условия по передаче его мне. 

    Гуань Фан И кивнула и ушла отдавать приказ дяде Чэну. 

    Ню Ю Дао повернул голову и посмотрел на Шао Дэн Юна. Он хотел расспросить его и узнать его отношение. 

    Почему хотел расспросить? Да потому, что еще не решил - убивать Шао Дэн Юна или нет?

    Он изначально не думал убивать Шао Дэн Юна, но Шао Пин Бо сбежал. А это уже совсем другое. 

    Если Шао Дэн Юн будет здесь, то велика вероятность, что Шао Пин Бо вернется. 

    Если Шао Дэн Юн останется в Бэйчжоу - это означает, что влияние у Шао Пин Бо будет по-прежнему большим. И у Шао Пин Бо тогда будет маневр движения. 

    Убив Шао Дэн Юна, вызовешь хаос в Бэйчжоу, но с другой стороны лишишь самой мощной опоры Шао Пин Бо. Это тоже метод исключить Шао Пин Бо. 

    Однако если он убьет Шао Дэн Юна, то это повлияет на изгнание секты Небесного нефрита из Южной области. Однако Ню Ю Дао полагал, что Шао Пин Бо по сравнению с сектой Небесного нефрита намного опаснее. 

    Убьешь или нет – везде теряешь выгоду. Ему нужно все тщательно все обдумать, поэтому он хотел переговорить с Шао Дэн Юном. Может он что-то узнает и тогда уже решит - убивать или нет. Только Шао Дэн Юн сейчас не обращал на него внимания, поэтому Ню Ю Дао оставалось только прогуливаться по двору. 

    Встретив одного ученика горы Дачан, Ню Ю Дао спросил его, где обычно находился Шао Пин Бо и отправился в его кабинет. 

    В кабинете он не заметил предметов роскоши и никаких картин. Повсюду висели только карты, и на всех картах были разные пометки. 

    Когда он подошел к столу, то там Ню Ю Дао стал просматривать разные документы. Многие из них очень удивили Ню Ю Дао. 

    Глядя на труды Шао Пин Бо, Ню Ю Дао подчеркнул, что работа Шао Пин Бо была потрясающей. 

    Когда он вышел из библиотеки, то отправился гулять повсюду. Он посещал места, где обычно были отец и сын семьи Шао. Ему эти места были очень интересны. Он хотел как можно лучше понять своих противников. Он конечно не мог упустить эту возможность. 

    В итоге он пришел в тайный кабинет Шао Дэн Юна. Говорят, что Шао Дэн Юн никого не впускал в этот кабинет. 

    Этот кабинет был довольно прост. Внутри кабинета стоял один стол для курильницы, висела одна картина, а под картиной была табличка с именем умершего. А перед картиной лежал один молитвенный коврик. 

    На картине был изображен мужественный воин в доспехах, от него только исходила боевая мощь и воля. А на табличке было написано: 

    *Советник по военным делам царства Янь, Нин Ван Шан Цзянь Бо* 

    Это можно сказать немало удивило Ню Ю Дао. 

    В комнате пахло свечами. Осмотревшись здесь, он заметил, что курильницу похоже часто возжигали, а на молитвенном коврике еще остались следы. Ню Ю Дао постоял немного перед картиной, затем развернулся и ушел. 

    Так гуляя по резиденции, он встретился с Гуань Фан И. 

    — Куда пропал?

    — Просто гулял. – Ню Ю Дао сразу ответил и повел ее к переднему двору. Так он пришел к главному залу, где сидел Шао Дэн Юн. 

    Когда он входил, ученики горы Дачан пропустили его. 

    Шао Дэн Юн сидел за столом и недовольно посмотрел на Ню Ю Дао. 

    Управляющий делами Ян Шуан занервничал и преградил дорогу Ню Ю Дао. Он почувствовал опасность от Ню Ю Дао и, сложив руки, улыбаясь спросил: 

    — Господин Ню, какие у вас будут распоряжения?

    Шао Дэн Юн крикнул: 

    — К чему скрываться?! Уйди!

    Ян Шуан повернул голову, посмотрел на него, но все же отошел. 

    Ню Ю Дао подошел к столу и, поставив меч перед собой, сказал:

    — Приглашаю генерала прогуляться. Не боитесь?

    Шао Дэн Юн холодным тоном спросил: 

    — Зачем это?

    «Шух!»

    Ню Ю Дао внезапно обнажил наполовину меч. 

    Ян Шуан вскрикнул: 

    — Стража! Стража! – он уже подбежал к столу и преградил Ню Ю Дао путь к Шао Дэн Юну. 

    Шао Дэн Юн спокойно сидел на месте и не шелохнувшись сказал: 

    — Ян Шуан, уйди. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 529 - Переманить на свою сторону.

    Глaва 529 - Пеpеманить на свою сторону

     

    Hо разве мог Ян Шуан позволить случиться непоправимому?

    Стоявшие снаружи ученики, услышав крики Ян Шуана, быстро забежали внутрь. Oни встали рядом с Ян Шуаном, преграждая путь Ню Ю Дао. Kто-то из людей очень серьезно проговорил:

    — Ты что собираешься делать, Ню Ю Дао?

    «Шыx!» - Ню Ю Дао вернул свой меч обратно в ножны и, опираясь на него, сказал:

    — Изначально я хотел убить Шао Дэн Юна и лишить Шао Пин Бо его главной опоры. Да только мой князь узнал, что я прибыл в Бэйчжоу, и много раз упрашивал меня. Eго не волнует, что я буду здесь делать, только бы я не вредил Шао Дэн Юну.

    Шао Дэн Юн, который спокойно сидел за столом, услышав слова Ню Ю Дао, остолбенел. Лицо его помрачнело. Казалось, что он хотел что-то сказать Ню Ю Дао и спросить его.

    Ню Ю Дао все продолжал:

    — Шао Дэн Юн - это Шао Дэн Юн, а Шао Пин Бо - это Шао Пин Бо. Шао Дэн Юн - ветеран старой гвардии, и со старым правителем он был готов вместе жить и вместе умирать. Шао Дэн Юн не стал бы изменять, будь те правители сейчас живы. A не стало тех правителей, и Шао Дэн Юн стал изменником, положение сразу же изменилось. Очевидно, что у генерала Шао есть свои скрытые душевные раны. И если и было место ошибки, то это не ошибка Шао Дэн Юна. Это скорее князь не смог оправдать ожидания братцев прежней гвардии и обидел их. Семейство Шао понесет ответственность, а князь не станет. Но если князь безжалостно убьет братцев прежних лет, то как он будет завтра смотреть в лицо погибших братьев?

        Сказанные Ню Ю Дао слова захватили дыхание Шао Дэн Юна. У него покраснели глаза. Чего стоило только одного предложение Ню Ю Дао о том, что скорее семейство Шао несет ответственность перед ним, а не князь. 

    Шао Дэн Юн, который все также сидел за столом, сжал обе руки, на которые он опирался, в кулак. Он тяжело вздохнул.

    Ян Шуан повернулся и посмотрел на Шао Дэн Юна.

    Ню Ю Дао, увидев эту реакцию Шао Дэн Юна, все понял и продолжил:

    — Однако князь очень гуманен и великодушен. Но я с этим совсем не согласен. Я считаю, что это медвежья услуга. Сегодня мы его отпустим, а завтра только пострадаем и пожалеем об этом! Собственно говоря, конечно ты заслуживаешь смерти. Сколько я ни просил князя пересмотреть свое решение, да не стал настаивать, ибо не хочу портить мирные отношения с князем. Потому и пощажу тебя, живи своей жалкой жизнью! - договорив это, Ню Ю Дао пошел в сторону выхода. 

    Но немного погодя, он остановился и добавил:

    — Я приглашал вас пройтись, чтобы наедине все это сказать. Кто ж знал, что генерал оказывается такой малодушный! Какой вассальный князь? Просто ходячая слава мертвеца. Генерал Шао, вы бы поставили больше свечей в курильнице Нин Вану Шан Цянь Бо. Поблагодарили бы его на небесах! - Ню Ю Дао на этом закончил.

    А главный зал накрыла тишина.

    Шао Дэн Юн дождался, пока ученики Горы Дачан, которые какое-то время только и делали, что переглядывались друг с другом, не покинули главный зал. Сидя за своим столом, он поднял голову и закрыл глаза. Старческие его слезы предательски лились без остановки. Шао Дэн Юн стал тихонько похныкивать.

    У Ян Шуана, который стоял рядом с ним, также было очень горестное выражение лица. Он рукавом протер свои слезы. Ян Шуан прекрасно понимал боль Шао Дэн Юна.

     

    Гуань Фан то и дело беспокойно расхаживала по двору. Она немного погодя, догнала Ню Ю Дао и шепотом начала расспрашивать его:

    — Тот бред, что ты наговорил этим людям - это правда слова князя?

    Ню Ю Дао замедлил шаг. Он наклонился и шепотом ответил:

    — Сообщи князю, что нужно переманить Шао Дэн Юна на свою сторону!

    Гуань Фан И: Переманить на свою сторону? Кого? Шао Дэн Юна?

    Ню Ю Дао дал ей понять, что объяснять пока не станет, и настойчиво велел ей выполнять поручение.

    Гуань Фан И закатила глаза. Она как бы плюнула и сказала:

    — Ты такой гнусный! Это ведь связано с тем, что ты не хочешь отдавать секте Небесного нефрита Бэйчжоу, да?

    — Потом не говори, что я в тайне от тебя проворачиваю дела. Не дала даже договорить. Сказано делать - выполняй. Все. Не докучай.

     

    …..

    Парк Фуфан. Ду Гу быстренько забежал в один маленький дворик. Дойдя до главной двери, он стал очень спешно стучать.

    Он застал Юн Цая одного в пустом зале. Тот сидел на своем коврике, поджав по себя ноги.

    Ду Гу быстренько подбежал к тому, присел на колени рядом и протянул тому письмо:

    — Учитель, пришло письмо от Ню Ю Дао.

    Юн Цай приоткрыл глаза и взял письмо. Прочитав его, он нахмурился:

    Он требует Шао Пин Бо? Неужели уход Шао Пин Бо из Бэйчжоу связан с Ню Ю Дао? Что там? Были какие-нибудь новости оттуда?

    Ду Гу: Пока никаких новостей, учитель. Думаю, чтобы разузнать, потребуется время.

    Юн Цай задумчиво сказал:

    — Этот Шао Пин Бо прибыл сюда в сопровождении только одного человека. Что это вообще значит?

    Юн Цай не понимал общего положения происходящего. Он как-то получил письмо от Шао Пин Бо с запросом о том, что нужно перевести к ним одного человека, который способен оказать влияние на царство Ци. Никто конечно и подумать не мог, что перевезенным человеком окажется сам Шао Пин Бо.

    Ду Гу: Один из наших людей сообщил, что Шао Пин Бо вот-вот прибудет сюда. Только вот что ответить на требование Ню Ю Дао отдать ему Шао Пин Бо? В письме написано, что Ню Ю Дао готов на любые условия. Стоит ли нам это обсудить?

    Юн Цай: Этот Ню Ю Дао - просто переоцененный недоучка из Южной области. И с какой это стати нам отдавать ему Шао Пин Бо, за спиной которого стоит весь Бэйчжоу? Хм… Но ты не спеши пока с отказом. Нужно узнать, что он готов нам дать. А ты пока повремени с ответом, сначала разберемся сами с ситуацией.

    Ду Гу только одобрительно согласился: Как скажете!

     

    ……………

    Pезиденция управления начальника округа Южной области.

    Внутри главного зала Шан Чао Цзун, Mэн Шань Мин в инвалидной коляске и несколько представителей командующих рассматривали карту, яро обсуждая что-то.

    В зал зашел Лан Жо Тин. Он, оценив царящую здесь обстановку, откашлялся и сложил руки.

    Все присутствующие здесь оглянулись, и Мэн Шань Мин понял, что у Лан Жо Тина есть что ему сказать. Поэтому он спровадил остальных, сказав им:

    — Вы пока обсудите это между собой, а потом мы вернемся к этой теме.

    — Хорошо!- согласились командующие, сложив руки, и покинули комнату.

    Подождав, пока все выйдут, Лан Жо Тин вытащил из рукава письмо и протянул его Шан Чао Цзуну:

    — Князь, пришло письмо от владыки Дао. Он просит в письме, чтобы мы перетянули Шао Дэн Юна на свою сторону.

    Услышав это, Шан Чао Цзун гневно бросил в ответ:

    — Этот негодяй - предатель! Как можно его видеть в наших рядах! - однако взяв письмо, он стал внимательно его читать: Как это вообще может такое произойти?

    Мэнь Шан Мин сомневаясь спросил:

    — Он хочет переманить Шао Дэн Юна?

    Лан Жо Тин кивнул головой и сказал:

    — Ню Ю Дао в письме ничего не разъяснил. Только написал, что Шао Пин Бо уже сбежал и оставил Бэйчжоу. Также он пишет, что в ближайшее время Бэйчжоу ждут большие перемены, и потому нам можно будет прибрать его к рукам. Говорит, чтобы мы, пользуясь старой дружбой, переманили Шао Дэн Юна на свою сторону.

    Мэнь Шан Мин:

    — С одной стороны - юг, а с другой стороны - север. Нельзя не принимать во внимание, что расстояние между ними большое: где голова, а где хвост. Допустим, пусть будет и так. Но разве сейчас нам нужно привлекать на себя проблемы, переманивая его на свою сторону? И разве станет императорский двор безучастно наблюдать за этим всем?

         Шан Чао Цзун закончил изучать письмо и передал его Мэнь Шан Мину. Он, нахмурив брови, напряженно проговорил:

    — В письме Ню Ю Дао написал, что Шао Дэн Юн все еще всем сердцем помнит князя и его все еще мучают теплые воспоминания о нем. Чем можно воспользоваться и легко пробудить его тайное стремление присоединиться к нам.

    Мэнь Шан Мин понимая сказал:

    — Шао Дэн Юн предал царство Янь в отместку за унижение Нин Вана… Если так посмотреть, то используя этого предателя, можно открыть для нас большие возможности!

    Все трое переглянулись между собой. Теперь они точно понимали, что надумал Ню Ю Дао. Надо было только, чтобы Шао Дэн Ю поддался им, а тут бы они сказали, что на самом деле Шао Дэн Юн не предавал царство Янь, а только хотел помочь Нин Вану сохранить свою мощь. И это можно было предложить ему, как условие или цену за то, чтобы он принял их сторону.

    На некоторое время в зале воцарилось молчание. Все еще недоумевая, Мэнь Шан Мин сомневаясь сказал:

    — С чего это тот Шао Пин Бо, у которого все было схвачено, вдруг покинул Бэйчжоу в бегах?

    Лан Жо Тин: Я догадываюсь, что это результат того, что владыка Дао и тот старший молодой господин Шао - ненавистные враги. Эти двое в большинстве случаев только и делают, что враждуют и хотят убить друг друга. И ни один из них не успокоится, пока не добьется своего. Смею полагать, что это проделки владыки Дао заставили Шао Пин Бо покинуть Бэйчжоу. Иначе у того не было никаких оснований делать это просто так.

    Шан Чао Цзун, будто бы разговаривая с собой, пробурчал:

    — Этот Шао Пин Бо вот так просто оставил Бэйчжоу? Ведь у него есть поддержка горы Дачан, более того власть над Бэйчжоу также находится в руках семейства Шао!

    Мэнь Шан Мин вернул письмо обратно Лан Жо Тину и добавил:

    — Наш владыка Дао! Вот ведь у него методы - одна сплошная неразбериха! Меняет план в зависимости от случая, оставляя без четкого объяснения, что ничего не поймешь. Уже в глазах рябит от всей этой ситуации. Так я и не понял, что он хочет? Давайте не будем гадать, а подождем до конца. Понаблюдаем, а там уже и свой результат будет.

    Шан Чао Цзун поинтересовался:

    — Тогда будем следовать поручениям владыки Дао?

    Мэнь Шан Мин сомневаясь ответил:

    — А что думает князь?

    Шан Чао Цзун улыбнулся:

    — Давайте будем следовать все-таки поручениям владыки Дао. Все равно мы ничего не теряем, а если получится - только приобретем. Раз уж решили, то я немедленно напишу письмо и отправлю его Ню Ю Дао. Нужно поручить, чтобы его доставили.

    Лан Жо Тин вдруг начал:

    — Нет, не стоит писать это собственноручно князю. Лучше всего будет, если ответ напишет сам наставник Мэнь. Увидев собственноручно написанное письмо наставником Мэнь, то и Шао Дэн Ю не станет сомневаться. Это внушит ему доверие!

    Услышав это, Шан Чао Цзун только согласился и стал кивать головой. Действительно в этом был смысл. Ведь он не имел никакого авторитета и влияния перед Шао Дэн Юном. Когда Шао Дэн Юн был тут, Шан Чао Цзун был маленьким. А вот с Мэнь Шан Мином все наоборот, он имел определенный авторитет перед Шао Дэн Юном.

    Мэн Шан Мин немного подумав, тоже стал медленно качать головой в знак согласия. Он ответил:

    — Ладно, это письмо я напишу сам.

    Лан Жо Тин добавил опять: Письмо бы следовало писать не на добрый и задабривающий лад, а наоборот, будто делая выговор.

    Мэн Шан Мин окинул его взором и сказал:

    — Да? Я смотрю маленький Лан постепенно стал разбираться во взрослых мужских делах. Вот-вот уже будет готов закончить свое обучение мастерству.

    Лан Жо Тин только деланно улыбнулся, а Шан Чао Цзун, услышав это, расхохотался.

    Мэн Шан Мин расплылся в улыбке.

     

    ……….

         Высокие городские стены возвышались над всеми. Бесконечный поток людей, проходящих через главные входные ворота, не останавливался. Опрятная одежда этого народа была несравнима с одеяниями других людей.

         Среди десятка людей, что только прибыли в город, стояла обеспокоенная Тан И. Она подняла голову и посмотрела на башню, что находилась на городской стене. Наконец- то они прибыли в столицу самого пышного и богатого царства Вэй.

         Сторожевые войска, увидев их, подошли к ним ближе и стали расспрашивать кто они такие. После того, как Тан И сообщила, что они из секты Высшей чистоты, те быстро поторопились вернуться и доложить об этом.

    Немного погодя, с башни на городской стене спустилась одна женщина. Подойдя к Тан И, она достала лист бумаги.

     Тан И спрыгнула со своего коня и также вытащила свой лист бумаги, чтобы сравнить их.

    Проверив оба листка, женщины определили, что они одинаковые. А на бумаге выделялся один иероглиф «Тан».

    Удостоверившись, что никаких ошибок нет, эта женщина улыбнулась и махнула рукой:

    — Глава Тан, добро пожаловать! Вы, наверное, устали с дороги. Наша старшая госпожа-канцлер ждет вас с большим почтением. Пожалуйста, следуйте за мной.

    Услышав, что канцлер царства Ци самолично направила людей, чтобы их встретить, Тан И немного смутилась. 

    Она сложила руки в знак приветствия и сказала:

    — Спасибо большое за вашу любезность!

    Эта женщина движением руки дала знак рабочим позаботиться о лошадях. Она лично сама повела Тан И и остальных людей и дала им зайти внутрь города так, что никто из стражников не осмелился проверить их перед входом.

    За городом, на высоком холме за всем этим происходящем наблюдал Чжао Сюн Гэ в очень неряшливой одежде, у которого на поясе висела бутыль вина.

    Он все это время тайно сопровождал секту Высшей чистоты и, увидев, как те спокойно прошли внутрь города, облегченно вздохнул.

           Царство Вэй было самым богатым среди семи царств, а о пышности и красоте его можно было и не говорить.

           Компания из людей секты Высшей чистоты дошла до резиденции, к которой нельзя было подступиться из-за высокой стены. На двери, которую отделяла высокая длинная лестница, висела доска с надписью в два иероглифа «Небесный чистоуст» (п.п. разновидность папоротникового растения) – надпись, написанная собственноручно прежним императором царства Вэй. Это была одновременно и усадьба и резиденция старшей принцессы Сюань Вэй, как временно занимающей должность канцлера.

    Зайти туда позволили не всем, а только Тан Су Су с Тан И.

    Женщина проводила их внутрь. Очень тщательно скрываясь, они свернули в глубину бескрайних павильонов и террас. Вокруг то и дело они встречали красавиц в дворцовой одежде.

    Дойдя вместе до павильона, что находился на воде, женщина оставила их и пошла докладывать об их визите.

    Глава 530 - Бездомный пес.

    Глава 530 – Бeздoмный пеc

    Bдали от ниx стояли охpанники, которые смотрели за ними. 

    Тан И и Тан Cу Су ожидали и не смели куда-либо идти. Только им показалось странным, что у этой величественной старшей принцессы царства Вэй даже горшка с цветком нигде не было. Это место не было похоже на женский двор…

    В величественном дворце одна женщина, одетая в мужскую одежду, с красивыми, словно нарисованными бровями сидела на коленях перед столом. Перед ней также сидели на коленях правительственные чиновники, которые отвечали или задавали ей вопросы. Эта женщина как раз и была канцлером Сюань Вэй.

    У рядом стоящей большой колонны стоял мужчина в простом длинном халате. Это и был личный телохранитель Сюань Вэй - первый мастер из списка Дань, Симэнь Цинькун. 

    Одна служанка зашла через задний вход, обошла коридор и подошла к круглой колонне. Она подошла к Симэнь Цинькун и прошептала ему что-то на ушко, тот кивнул в ответ и дал знак, что служанка свободна. 

    Kогда несколько чиновников ушли, сидящая перед столом Сюань Вэй хотела прочитать один документ, только Симэнь Цинькун доложил: 

    — Тан И прибыла. 

    Сюань Вэй кивнула и положила документ на место. Она встала и подошла к нему: 

    — Быстро они прибыли. 

    Hа что служанка ответила: 

    — Тан И со старейшинами без остановки скакали сюда, а остальные члены секты Высшей чистоты все еще в дороге. 

    Сюань Вэй: Ню Ю Дао все еще в секте Тысячи зверей?

    В письме Юань Гана была просьба, чтобы Сюань Вэй приняла секту Высшей чистоты здесь. С тех пор она и велела Туманному дворцу следить за Ню Ю Дао. 

    Она не глупа и знала, что Ню Ю Дао связан с сектой Высшей чистоты, а не Юань Ган. Тем более глава секты Высшей чистоты Тан И является женой Ню Ю Дао, а Юань Ган просто слуга Ню Ю Дао. Поэтому если бы это была не просьба Ню Ю Дао, то это все было бы просто странно. Слуга разве будет вести себя, как хозяин? 

    А умные не нуждаются в объяснении, они и так многое понимают. Поэтому приняв секту Высшей чистоты, она оказала Ню Ю Дао услугу, и теперь он в долгу перед ней. 

    Туманный дворец - это шпионская организация, как отдел Сяоши в царстве Ци и разведуправление в царстве Янь. 

    Сюань Вэй задействовала самую модную шпионскую организацию царства Вэй. 

    А эта служанка по имени Цзянь Ши Цзи, которая выглядела невзрачной, была командиром Туманного дворца. Если Сюань Вэй велела ей встречать Тан И, то можно было понять, как сильно она ценила Ню Ю Дао. 

    Цзянь Ши Цзи: Ню Ю Дао уже покинул секту Тысячи зверей. Он с главой Хуан Ли на птицах черного нефрита Дяо направился в Бэйчжоу. Теперь он находится в резиденции правителя Бэйчжоу. Что там точно происходит, пока неясно. Только странные вещи там произошли. Ученики горы Дачан уже убили нескольких людей из командного состава Шао Дэн Юна, в то же время они схватили учеников Шао Пин Бо. Во многих местах ученики Шао Пин Бо, которые были в Бэйчжоу, пропали. Еще Шао Пин Бо сам не появлялся. 

    Сюань Вэй с сомнением спросила: Гора Дачан конфликтует с семьей Шао?

    Цзянь Ши Цзи: Похоже. Точно неясно. Все новости перекрыли именно из-за строгой блокировки города. Сложно получить оттуда информацию. Говорят, что Ню Ю Дао конфликтует с Шао Пин Бо. Опять же неясно, что именно между ними. 

    Сюань Вэй начала ходить и рассуждать: 

    — Ню Ю Дао и Хуан Ли вместе направились в Бэйчжоу, убили подопечных Шао Дэн Юна и схватили учеников Шао Пин Бо. Если они конфликтуют, то Ню Ю Дао, получается, появился в гнезде Шао Пин Бо. Значит, получается, Шао Пин Бо находится в опасности. Этот Шао Пин Бо не прост. Бэйчжоу поднялся определенно благодаря ему. Они противостоят царству Хань на севере и защищаются от царства Янь на юге. До сих пор они не попали в руки ни одному из царств. И находясь в такой ситуации, Бэйчжоу еще умудряется развиваться. Это говорит о том, какой Шао Пин Бо - выдающийся талант. 

    Цзянь Ши Цзи: Я уже распорядилась следить за Шао Пин Бо. 

    Сюань Вэй: Он поднимался среди ураганов и ветров, и никто не мог его свалить, пока не появился Ню Ю Дао. Он только от Ню Ю Дао испытывает ущерб. Этот Ню Ю Дао все интереснее и интереснее. Либо он скрывается, что не найдешь его вовсе. Либо он появляется и поражает весь мир. Пошли, посмотрим на его жену. – она махнула рукой, и два человека последовали за ней. 

    У павильона на воде Тан И и Тан Су Су повернулись. Они увидели приближающихся к ним трех людей. 

    Они уже видели ту служанку, а глядя на мужчину со старинным мечом за спиной, гостьи сразу же подумали о первом мастере списка Дань - Симэнь Цинькуне!

    Два человека потом посмотрели на впереди идущую девушку с пышной грудью в мужской одежде. Не трудно догадаться, кто это была. 

    — Прибыл канцлер. – когда три человека подошли, Цзянь Ши Цзи представила Сюань Вэй. 

    Гости сразу же приветствовали ее: 

    — Приветствуем канцлера! 

    — Не стоит так церемониться. – Сюань Вэй подняла руку и внимательно стала разглядывать Тан И. Она одобряюще сказала: 

    — Глава Тан действительно красива. Не знаю, как вас удобнее называть - глава Тан или же супруга Ню?

    Тан И немного растерялась, но потом спокойно ответила: 

    — Меня теперь с Ню Ю Дао ничего не связывает. 

    Сюань Вэй улыбнулась: 

    — Почему же?

    Тан И немного задумалась и сказала: 

    — Я уже дала развод Ню Ю Дао. Отпускная книга у Ню Ю Дао. С этих пор мы не супруги. Я как раз хотела публично объявить об этом в мире культиваторов и также сказать канцлеру. – сказав это, она намекала: «Если вы без нашего статуса с Ню Ю Дао не приютите нас, то мы можем уйти.»

    Три человека переглянулись, и Сюань Вэй попыталась спросить: 

    — Это точно ты ему дала отпускную книгу или он тебе?

    Обычно мужчины дают отпускные книги женщинам. Pедко когда увидишь, чтобы  женщины давали отпускные книги мужчинам. 

    — Я.

    — Почему?

    Тан Су Су ответила: Ню Ю Дао вступил в связь со свахой из царства Ци. Их связи неясны, вот глава не вытерпела и дала ему отпускную книгу. 

    Сюань Вэй только кивнула, однако ей показалось это дело подозрительным. Поэтому она хотела посмотреть еще на положение секты Высшей чистоты и их отношения и потом уже решить, как их устроить…

     

    ….

    Парк Фуфан.

    В бамбуковой роще Дугу сопровождал прогуливающегося Юй Цана. Он рассказывал ему про Шао Пин Бо. 

    Шао Пин Бо уже прибыл в столицу царства Ци. И они уже узнали, что произошло. Шао Пин Бо честно сказал, что его выгнал Ню Ю Дао. 

    Если бы он скрыл это, то для него же было бы хуже. Он покинул Бэйчжоу, а причину его уезда рано или поздно все узнают. 

    — Вот оно что! Такой выдающийся человек, оказывается, потерпел поражение от Ню Ю Дао и теперь стал бездомным псом?! Он сбежал, и как теперь вернуть Бэйчжоу? Гора Дачан с ума сошла? Какая им польза разрывать отношения с семьей Шао? – Юй Цан разгневался. 

    Он не просто так связался с семьей Шао, у него были на то свои причины. А здесь Ню Ю Дао все испортил ему. Он снова спросил: 

    — Он разве не говорил, что может помочь в положении царства Ци? Что это значит?

    Ду Гу: Он говорит, что принцесса Ин - это его сестренка. Он сказал, что может использовать ее для сдвига положения в царстве Ци. Он уже поселился в резиденции князя Ин. 

    Юй Цан нахмурил брови: 

    — Этот безобидный и беспринципный человек что может сделать?

    Ду Гу покачал головой, показывая, что не знает. И добавил: 

    — Ню Ю Дао намертво схватился за Шао Пин Бо. Мы отдадим ему Шао Пин Бо или нет? 

    Юй Цан: Не обращай внимание на него. Пусть почувствует себя беспомощным. Посмотрим на обстановку в Бэйчжоу. Если Шао Дэн Юн не падет, то у Шао Пин Бо появится возможность восстановиться. Этот парень способный. В большом деле он может нам пригодиться. Что бы Ню Ю Дао не предлагал, не отдавайте ему Шао Пин Бо. 

     

    Главные врата резиденции князя Ин. 

    С яшмовыми подвесками на поясе Шао Лю Эр лично провожала до ворот Шао Пин Бо. 

    — Остановитесь! – Шао Пин Бо повернулся и дал указания. 

    — Брат, будь осторожен. – Шао Лю Эр вежливо и теплым тоном сказала. Она полностью изменилась и не была такой избалованной, как раньше. 

    Шао Пин Бо слегка улыбнулся, развернулся и ушел. Группа культиваторов ушли, провожая гостя в гостиную. 

    В этот раз он пришел с просьбой защитить его. Он боялся, что Ню Ю Дао продолжит его преследовать, поэтому обратился к покровительству дворца Утренней луны. 

    Однако что из себя представляет дворец Утренней луны он прекрасно знал. Поэтому после использования дворца Утренней луны он сразу же избавился от них. Он прервал прямые отношения с ними и обратился к князю Ин, под покровительство трех могущественных сект. 

    В этом месте его охраняли учение Небесного огня, секта Дацю и школа Черных воинов. Неважно - Ню Ю Дао или же дворец Утренней луны не посмеют сунуться сюда. 

    Конечно он не мог сказать Хао Чжэню, что он сбежал от дворца Утренней луны. Он говорил, что сбежал только от Ню Ю Дао. 

    Лю Эр встала у крыльца и спокойно провожала его взглядом. 

    Внутри главного зала Хао Чжэнь стоял с нахмуренным лицом. Главный управитель Му Цзю стоял рядом. Гао Цзянь Хоу, Чэ Бу Чи и Се Лун Фэй - три культиватора из трех могущественных сект стояли рядом. 

    Гао Цзянь Хоу сказал: 

    — Его намерения ясны. Он хочет получить покровительство князя. 

    Хао Чжэнь: Мой шурин – не простой человек, он - выдающийся человек. Не думал, что его так просто прогонит Ню Ю Дао. Бэйчжоу был его опорой, а он даже оттуда бежал. Не знаю, как там мой тесть. 

    Несколько человек понимали, о чем он беспокоился. Он ведь взял в жены Лю Эр во-первых, из-за желания отца; во-вторых, из-за статуса семьи Шао. Семья Шао может противостоять двум царствам Хань и Янь. В некоторой степени такие родственники добавляют ему веса в глазах отца, и в решающий момент этот фактор может хорошо ему помочь. 

    Му Цзю: Князь, если дело дошло до такого, Ню Ю Дао уже сложно будет остановить!

    Хао Чжэнь: Неважно как. Нужно попробовать. Я не могу сидеть спокойно и смотреть на все это. Шао Пин Бо - выдающийся человек, и он обычно ничего не просил. Его сложно было к чему-нибудь принудить, а сейчас он сам лично прибежал. Нельзя упускать эту возможность. Отправьте письмо Ню Ю Дао. Скажите, пусть из уважения ко мне не трогает Шао Пин Бо и в Бэйчжоу не мешает моим делам. Скажите ему, что так он вернет мне долг… Серьезно напишите ему, чтобы не трогал шурина и тестя. Кто убьет их - тот станет моим врагом!

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 531 - Разгневанная Ин Эр.

    Глaва 531 – Разгнeванная Ин Эp.

    B oдном из маленькиx дворов гостевого двора Шао Пин Бо стоял под навесом. Шао Сань Шэн в это время проверял дворик. 

    Это место было подготовлено для гостей столицы. Узнав о положении Шао Пин Бо, Хао Чжэнь сразу же отправил его в этот гостевой двор. Хао Чжэнь отправил его в гостевой двор императора царства Ци, чтобы никто не поднимал лишних слухов. 

    Что касается безопасности, то это место всегда охраняется культиваторами. K тому же Хао Чжэнь еще послал сюда своих людей. 

    После проверки Шао Сань Шэн вернулся и доложил: 

    — Старший молодой господин, можно отдохнуть. 

    Шао Пин Бо вернулся из своих мыслей и спросил: 

    — Что ты думаешь насчет Лю Эр?

    Шао Сань Шэн немного удивился и ответил: 

    — Хорошо! Она подобрела и стала более благородно вести себя. Похоже князь Ин хорошо к ней относится. Она давно подготовилась встретить нас. 

    Шао Пин Бо: Она слишком вежлива ко мне и при этом слишком равнодушна… Она не забыла прошлые дела и по-прежнему обижается на меня. 

    «Оказывается вот о чем он.» - Шао Сань Шэн промолчал.

    Если говорить по существу, то он видел, как эти дети росли, и знал чувства Лю Эр по отношению к Шао Пин Бо. 

    Помолчав немного, он вздыхая сказал: 

    — Старший молодой господин, почему нам сразу не пойти к императору царства Ци?

    Шао Пин Бо: Хао Юн Tу не молод. Он уже стар и долго засиделся на императорском престоле. Он полюбил власть и уже так просто не откажется от власти. Он также не позволит другим составлять угрозу для его власти. Пока он не погибнет, вряд ли он кому-либо передаст власть. Как я вижу положение царства Ци - сейчас Хао Юн Ту противоречит себе. С одной стороны - ему нужно выбрать наследника, с другой стороны - он опасается, что кто-то будет угрожать его престолу. Он как старый лев. 

          Поэтому сейчас среди всех наследников нельзя выделить вероятного наследника. Способные из его наследников скрываются в тени, как князь Ин. Хао Чжэнь если захочет принять меня, то я предпочту остаться у него и буду давать ему советы. Если он не примет меня, то идти к Хао Юн Ту нет смысла потому, что я связан с Лю Эр. Он примет меня, как человека Хао Чжэня. Сейчас Хао Юн Ту не будет сильно обращать внимание на меня. Если Хао Юн Ту не примет меня, то Хао Чжэнь не примет меня. Тогда смысл мне оставаться в царстве Ци? A сейчас самое важное - находиться рядом с могущественным человеком. Иначе сопротивляться Hю Ю Дао одному мне будет сложно!

          Шао Сань Шэн кивнул. Он не думал, что выдача Лю Эр замуж принесет такие плоды уже сейчас. Он не сомневался в решении Шао Пин Бо. За столько лет, что он провел с ним, Шао Сань Шэн убедился в способностях Шао Пин Бо. Подняв голову, он спросил: 

    — Старший молодой господин, что дальше?

    — Я уверен в Хао Чжэне, иначе я не стал бы прибывать сюда.

     — А если госпожа начнет вставлять палки в колеса?

    — Князь так долго ждал своего момента. Его слух знает, что надо слушать. Он может устоять перед мягкими речами и не подастся соблазну одной женщины. Стоит только Хао Чжэню держаться своего, то я не умру. И Лю Эр не будет точно мешать нам. 

     

    Среди пустынных степей по старой дороге скакала группа людей. Чэн Юань Ду вел всадников за собой. 

    Он уже получил сообщение от секты Небесного нефрита, что Ню Ю Дао уже в Бэйчжоу. Поэтому они и последовали туда…

    Шао Дэн Юн держал дрожащей рукой одно письмо. В этом письме он увидел довольно знакомый почерк своего начальника, отчего он сразу вспомнил молодые годы. Вначале письма его добро ругали. Его бывший начальник спрашивал его - помнит ли он битву в начале января? Когда Нин Ван Шан Цзянь Бо лично из-за него втянулся в бой. Огромные войска сражались рядом с ним, чтобы вывести его из опасной ситуации. Сколько он славы получил из той битвы. И неужели это все ради того, чтобы стать потом знаменитым изменником?

    Его спрашивали - помнит ли он, кто из-за него даже ночью ринулся во вражеское окружение, чтобы спасти его?

    Его спрашивали - помнит ли он, сколько солдат Ули и Иньян погибли ради него?

    Спрашивали - помнит ли он кого-нибудь из молодых солдат гвардии Ули и Иньян, которые стали изменниками?

    А также спросили: *Ты думаешь, что находясь в Бэйчжоу, в опасном месте сможешь долго продержаться? С давних времен сколько людей за три поколения получали известность? Думаешь, своими такими подвигами можешь смыть свои грехи? Хочешь погибнуть – погибай, но своих подчиненных братьев не тяни за собой!

    В письме его военачальник полностью отчитал. Он ругал его за измену и другие действия. Ругал из-за того, что он глупец. 

    *Раньше мы полагали, что ты поступаешь от безысходности, поэтому не расследовали дело. А сейчас? Слепой что ли? Не видишь, что флаг Нин Вана уже поднят в Южной области?*

    Последнее предложение вовсе добило его: *Негодяй, еще не подумал вернуться? Каких времен тогда ожидаешь!* 

    Отчего у Шао Дэн Юна слезы из глаз потекли ручьем. Он навалился на стол и горестным голосом сказал: 

    — Полководец Мэн! Я признаю свою ошибку…

    Ян Шуан двумя рукавами тоже вытирал слезы. 

    Шао Дэн Юн внезапно выпрямился и горестным голосом сказал: 

    — Четыре драгоценности ученого мне. Я буду писать повинную полководцу Мэн!

    Янь Шуан протестующе махнул рукой: 

    — Господин, может это обман? Они просто потом убьют вас и скажут, что это все ради очищения позора перед Нин Ваном?

    Шао Дэн Юн, вытирая слезы, сказал:

    — Другие могут обмануть меня, но полководец Мэн нет! Быстрее неси четыре драгоценности ученого!

     

     

    Гуань Фан И подошла к перилам одного дворца. Она подошла к Ню Ю Дао и, кивая назад, прошептала: 

    — В Южной области уже получили письмо. Почему хорошие люди делают это, а не ты?

    Ню Ю Дао хохоча ответил:

    — А я разве хороший человек? Я взялся за его семью. Разве я могу быть хорошим человеком в глазах Шао Дэн Юна?

    — Это верно. Но они смогут уговорить его?

    — Может и смогут, а может и нет. Неважно. 

    Гуань Фан И с сомнением спросила: 

    — Как понять?

    Ню Ю Дао спокойно ответил: 

    — Если добьются. То это значит, что преданность Шао Дэн Юна еще не угасла. Если не добьются, значит он эгоист. В этой ситуации мы можем действовать согласно обстановке!

    Гуань Фан И: Почему чем больше ты говоришь, тем больше я чувствую себя глупой?

    Ню Ю Дао похлопал по перилам и вздыхая проговорил:

    — Неважно что будет. Даже если он окажется эгоистичным, главное - чтобы он не был тупым. Тогда он поймет что нужно делать, чтобы получить выгоду для себя. Пока ситуация стабильна для меня. Можно будет и стабилизировать Бэйчжоу. Что он будет делать если не согласится? Если не получится побороться за Южную область, то в чем смысл Бэйчжоу? Если получится пробить себе дорогу в Южную область, то у Шао Дэн Юна будет путь к отходу. Конечно, вода придет и корабли начнут отплывать. Он конечно будет течь по стечению обстоятельств. А что делать - он и сам поймет. 

    Гуань Фан И удивилась и слегка кивнула. Она сейчас можно сказать получила урок жизни и еще сильнее стала боготворить Ню Ю Дао. Да только на словах она ухмыляясь сказала: 

    — Ты хорошо разбираешься в людях. Плохой человек!

    Ню Ю Дао вздыхая сказал: 

    — Я и не собираюсь для тебя становиться хорошим человеком. Давай о деле. Пришел ответ от дворца Утренней луны?

    Гуань Фан И понимала, что Ню Ю Дао больше всего заботил Шао Пин Бо. Она махнула рукой и передала ему письмо. 

    Ню Ю Дао достал письмо и начал читать. Он не находил слов. Это письмо было с царства Вэй. Шпионы секты Уляньшань из столицы царства Вэй докладывали, что Тан И уже прибыла туда и остановилась в резиденции Сюань Вэй. Она пока находится там. 

    Ню Ю Дао сразу же стер письмо в порошок и удивленно сказал: 

    — Я просил новостей о дворце Утренней луны, а не это. 

    Гуань ФАн И выкатила глаза: 

    — Дала тебе письмо с хорошими новостями, а ты не благодарен. Откуда ответ? Они только получили его. Они просят, чтобы ты назначил цену. Вот так и летают птицы с вопросами-ответами. Я так полагаю, что у тебя нескоро получится заполучить Шао Пин Бо. 

     

    Вечером Ню Ю Дао культивировал в комнате, как в коридоре послышались шаги. 

    Гуань Фан И вошла в комнату и показала письмо:

    — Есть сообщение от Шао Пин Бо. – она понимала, что Ню Ю Дао беспокоился об этом.

    Ню Ю Дао встал, взял письмо и обнаружил, что это письмо было от Хао Чжэня. Он сразу нахмурил брови. 

    Гуань Фан И уже прочла содержимое письма и спросила: 

    — Что делать? Хао Чжэнь хочет защитить его и еще Бэйчжоу. 

    — Я конечно уважаю его, только не стоит ему использовать мощь царства Ци. Чернила и кисть мне. Я лично отвечу ему! – Ню Ю Дао холодно усмехнулся. 

    Гуань Фан И принесла ему необходимое и помогла развести чернила. 

    Ню Ю Дао походил немного, потом сел и написал только несколько строк. После чего он подул на письмо, чтобы высохли чернила, и вручил его Гуань Фан И: 

    — Отправь оригинал. 

    Гуань Фан И посмотрела на письмо, поцокала и ушла. 

    — Уходишь? Не будешь дожидаться, когда здесь все закончится? 

    Ню Ю Дао пришел попрощаться, и Хуан Ли спросил его. 

    — Здесь есть глава Хуан. Мне нет смысла оставаться здесь. 

    — Тогда будем на связи. 

    — Хорошо! Я потом пришлю весточку. Кстати, я собирался подарить птицу черного нефрита Дяо, только сейчас могу извиниться. 

    Услышав это, Хуан Ли с каменным выражением лица ответил: 

    — Все в прошлом. 

    — Глава Хун так великодушен, и я тоже не буду малодушен. Значит так, как все уладится, когда мы снова встретимся в Южной области, тогда я продам горе Дачан одну птицу за 5 миллионов золотых. Как вам?

    Услышав это, Гуань Фан И пристально посмотрела на Ню Ю Дао: *Ты охерел, мое уже снова продаешь? Даже ничего мне не сказав?*

    Глаза Хуан Ли засверкали. Хоть и не бесплатно, но все равно выгодно. 

    — Хорошо. Я запомню это!

    Позже две птицы вылетели из двора и покинули Бэйчжоу. На одной птице одиноко летел дядя Чэн, а на соседней Гуань Фан И далеко не тихо материла Ню Ю Дао. 

    В нескольких десятках ли от города, у пустынных гор две птицы приземлились. 

    В пустынном горном лесу скрывалась еще одна птица черной нефрит Дяо. Юань Ган, Юань Фан, Ин Эр и тринадцатый были здесь. Две группы снова встретились. 

    Другие две птицы ученики секты Уляньшань отправили обратно, чтобы не привлекать внимание. 

    Ин Эр изначально тоже хотели сразу отправить, да только Юань Ган зная, что мало кто с ней может справиться, взял ее с собой. Да вот Ин Эр разбушевалась, что Юань Фану кое-как удалось угомонить ее. 

    — Где она? – Ню Ю Дао спросил. 

    Юань Ган указал на груду камней, где можно было увидеть один силуэт. 

    — Сам посмотри. 

    Ню Ю Дао промелькнул и увидев лежащую Ин Эр. Он улыбаясь прошептал: 

    — Ин Эр!

    Ин Эр повернула лицо. 

    И Ню Ю Дао оцепенел. На ее лице снова появились прожилки. Он неосознанно отошел назад и не смел к ней приближаться. На всем ее теле появлялись серебряные прожилки. Если ее увидишь днем, то можно легко испугаться. 

    Дядя Чэн и Сю Лао Лю не знали всю ситуацию и не знали положения Ин Эр. Они могли только удивляться - что же с ней такое произошло, что она так изменилась? Казалось, будто ее подменили. 

    Гуань Фан И только задрожала и сглотнула слюну от страха. 

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 532 - Подобно сестрам.

    Глaва 532 - Пoдобно сeстрам.

     

               Гуань Фан И прежде уже сталкивалась с этим ощущением жуткого страxа на сердце. Kому как не ей было знать, что непостижимая мощь удара печати небесного меча не могла нанести урон жизни этой королевы зверей!

     

    B это время Hю Ю Дао, который заметил очевидные изменения в Ин Эр стал потихоньку отступать. Так он дошел до Юань Гана и, встав рядом с ним, еле слышно спросил:

    — Так ты это называешь небольшой проблемой?

     

    A что до Юань Гана, так он не хотел лишний раз отвлекать Ню Ю Дао, который в свете последних событий был очень занят. И чтобы не навредить никоим образом его делам, Юань Ган принял решение не докладывать о всей серьезности этого дела.

     

    — Владыка Дао, я хотел вынудить ее вернуться обратно с людьми секты Уляншань, а Ин Эр стала настаивать на том, чтобы дождаться вас. И когда я попытался применить силу и принудительно отправить ее с ними, тогда с Ин Эр и произошли вот такие изменения. Скорее всего ничего страшного не произошло. После того, как я отступил, Ин Эр больше не поднимала шума. -  стал по порядку объяснять Юань Ган. И ко всему он добавил, как бы напоминая:

    — Мне кажется, мы немного не поняли некоторых вещей. Возможно это было ошибкой, владыка Дао. Думаю, если ее что-нибудь разозлит или спровоцирует, то в ней снова проснется королева зверей.

     

    А у Ню Ю Дао засверкали глаза. Он понятия не имел, что с ней происходит. Ведь у него опыта такого не было раньше.

    А Гуань Фан И в это время осторожно попятилась к Юань Фану и тихонько спросила:

    — Что за дела, медведь?

    На что Юань Фан ей ответил:

    — Ты же знаешь братца Юань. Он всегда на взводе. Он как услышал, что Ин Эр противиться его приказу возвращаться с людьми Уляншань, так сразу применил силу. А Ин Эр в ответ стала гневаться. К великому счастью, братец Юань вовремя остановился, иначе не миновать нам тогда бедствия.

    На самом деле Юань Фан сам был напуган очень сильно. Только он начал думать, что они с Ин Эр стали хорошо ладить, только ему стало казаться, что она такая хорошенькая и наивная, и что надуть ее легче легкого, как после увиденного им он сразу вернулся к прежнему отношению к ней. Он снова стал ее опасаться и, вспомнив все свои мелкие грубости, которые он проявлял прежде к Ин Эр, стал глубоко жалеть о них.

    Тут Гуань Фан И стала ругаться на Юань Гана:

    — На взводе? Да он просто бестолковый!

    Она, уставившись на Юань Гана, кричала ему со спины. Гуань Фан И была напугана до чертиков и одновременно гневалась на Обезьяну. Как он, прекрасно зная всю опасность Ин Эр - королевы зверей, мог применить силу против нее? Конечно же это потому, что он бестолковый!

    Ню Ю Дао же был занят думками о том, как бы сейчас лучше всего наладить контакт с Ин Эр.

    Вдруг Ин Эр засмеялась и встала. Она как будто с заторможенной реакцией наконец очнулась и только сейчас узнала Ню Ю Дао. Увидев его, она быстро прыгнула со скалы и подбежала к владыке Дао. Тут же она схватила его за рукав, весело обращаясь к нему «Дао- Дао».

    Pечь Ин Эр по сравнению с обычными людьми была намного проще. И «Дао- Дао» она называла всем известного, как владыка Дао, Ню Ю Дао. Это было ее особым исключительным обращением.

    Ню Ю Дао тут же рефлекторно хотел было отступить назад, как бы защищаясь от опасности. Однако быстро оценив ситуацию и понаблюдав за поведением Ин Эр, он решил, что она пока не представляет никакой угрозы. И только потом он расслабился.

    Улыбающееся лицо Ин Эр светилось от счастья. Она все-таки дождалась Ню Ю Дао и ее счастью не было предела. Только до сих пор заметно выделялись появившиеся на ее лице серебряные прожилки, выглядело это крайне странно и необычно. А Ин Эр, указывая пальцем на Юань Гана, стала сразу же жаловаться Ню Ю Дао:

    — Обезьяна – плохой человек!

    Гуань Фан И с этим только согласилась. «Xорошо сказано!» - думала она про себя.

    Ню Ю Дао повернулся и посмотрел на все также равнодушного Юань Гана. Он окинул взором дядю Чэна с Сю Лао Лю, после чего протянув руку, потащил Ин Эр с собой и скрылся с ней из виду.

    Они вдвоем остановились, когда дошли до самой глуши. Пока они стояли друг напротив друга, любопытная Ин Эр не понимала, что владыка Дао собрался делать. 

    Она вопросительно обратилась к нему:

    — Дао- Дао?

              Ню Ю Дао же стал, придерживая за руку Ин Эр, вливать в нее магическую силу. Магическая сила сразу же проникла в Ин Эр, что позволило Ню Ю Дао начать исследовать ее внутреннее состояние.

              Опасения Ню Ю Дао оправдались. Он понял, что несмотря на то, что в Иллюзорном мире он уже устранял мистическую энергию королевы зверей в Ин Эр, эта энергия все еще присутствовала в ней. И более того, энергия медленно разрасталась в ее жилах.

              Тем не менее, Ню Ю Дао также понимал, что эта мощь в ней не может разрастись сразу. Как сказал Юань Ган, скорее это был только импульс, который был спровоцирован действиями Юань Гана.

              Ню Ю Дао обнаружил мощь королевы зверей Ин Эр, которая может снова появилась, но не знал к чему это все может привести.

    В ходе произошедшего в этот раз случая Ню Ю Дао точно удостоверился в одном: если мистическая сила Ин Эр достигнет определенного высокого уровня, то в ней проснется та королева зверей. И скорее всего, это повлечёт за собой появление ужасающей Святой Ракшасы.

               Он снова развернул метод цянь и кунь и снова стал подавлять звериную силу Ин Эр. Ее звериная энергия сопротивлялась, словно увидела заклятого врага. Да только она не смогла избежать этого врага. А Ин Эр наконец обрела спокойствие. Она приподняла голову, выпятила грудь и закрыла глаза. Вид у нее был теперь расслабленный.

    По мере того, как Ню Ю Дао с помощью магической силы устранял звериную энергию в ней, серебряные прожилки на ее лице стали исчезать. До тех пор, пока они не исчезли уже совсем.

    Когда Ню Ю Дао закончил свое исцеление и отпустил ее руку, Ин Эр открыла свои уже ясные и невинные глаза. Снова на Ню Ю Дао смотрела эта невинная девушка с чистым сердцем.

    Владыка Дао улыбнулся, повернулся и ушел.

    Ин Эр побежала за ним. Догнав, она искренне и по-доброму выкрикивала его имя:

    — Дао-Дао.

     

    Три птицы взлетели над горным лесом и, взяв курс, улетели.

    У Ню Ю Дао, рядом с которым сидела Ин Эр, теперь отдыхали уши. Гуань Фан И больше не докучала его своими обидами насчет дела с пернатыми.

     

    Тут Юань Ган интересуясь спросил:

    — Куда держим путь?

    Ню Ю Дао: Отправимся в Царство Ци. Возможно там и прячется сейчас Шао Пин Бо. - сказал он и стал рассказывать про письмо-ответ от Хао Чжэня.

    Юань Ган: В царстве Ци у него есть сестренка. Разве это не слишком очевидное место, чтобы скрываться там? И если не застанем его там, не будет ли это напрасной поездкой и тратой времени?

    Ню Ю Дао: В том-то и дело, что это слишком явное и очевидное место, чтобы прятаться там. И потому я оставил царство Ци без внимания. Однако Шао Пин Бо как раз мог использовать это, предполагая, что там его искать никто не станет. В любом случае независимо от того, напрасной будет эта поездка или нет, нам следует все-таки проверить и съездить туда. Иначе, возможно я снова повторю свою ошибку!

    Говоря это, Ню Ю Дао имел в виду, что собирается сам лично доставить письмо Хао Чжэню.

    Ведь прежде он, доверив Хуан Ли отправку письма в Бэйчжоу, только испугал Шао Пин Бо и дал ему сбежать. И если Шао Пин Бо все-таки нашел скрытую обитель в царстве Ци, то в этот раз Ню Ю Дао не может позволить, чтобы его заклятый враг насторожился и заподозрил неладное.

    Распрощавшись с Хуан Ли, Ню Ю Дао теперь спешил и держал путь в царство Ци. Владыка Дао, раньше не имея такой возможности передвижения на птице, сейчас осознавал, что верхом на птице проблемы должны решаться быстро.

               Юань Ган хорошо понимал смысл этих действий Ню Ю Дао: * Владыка Дао едет туда с целью убить Шао Пин Бо, дабы не дать ему возможность восстановить со временем свои силы и не появиться заново в Бэйчжоу. Сейчас пока Шао Пин Бо точно не в состоянии вернуться в Бэйчжоу, Ню Ю Дао должен схватить его…….*

     

    …..

    Резиденция канцлера Вэй.

    Сюань Вэй, что оставила привычки прихорашиваться, отказалась от косметики и ходила с не накрашенным лицом в мужском одеянии, осматривала карту как бы выжидая чего- то.

    В этот момент зашла Тан И без необходимости сначала доложить о своем приходе.

    Это было ничем иным, как проявлением огромного доверия к Тан И со стороны Сюань Вэй. Сюань Вэй уже распорядилась, чтобы Тан И выдали дощечку с разрешением приходить без надобности оповещения. Также Тан И разрешалось по желанию входить-выходить одной в резиденцию. И разумеется, имея в охранниках такого мастера, как Симэнь Цинькун, можно было не переживать о том, что Тан И могла как-то навредить Сюань Вэй.

    — Канцлер! - Тан И поприветствовала ее, приближаясь.

    Сюань Вэй перевела свой взгляд с карты на Тан И и ответила:

    — Сестренка, я ведь говорила тебе уже, не нужно обращаться ко мне по моей должности. Мы ведь теперь с тобой, как сестренка с сестрой!

    Тут Симэнь Цинькун, что стоял рядом, внимательно посмотрел на Тан И, наблюдая за ее реакцией.

    Тан И же стояла, не понимая, как реагировать на такое отношение. Соглашаться с этим было ровно столько же нехорошо, как и отказываться. Тан И также не знала - должна ли она была быть польщена такой честью, только прибыв сюда, называться сестрами с канцлером царства Вэй. Ей это казалось немного неуместным, но разве Тан И была в положении отказать Сюань Вэй?

    Но надо признать, Тан И в самом деле относилась к Сюань Вэй также неплохо. И причиной такой скорой близости стало то, что она нуждалась в наставнике-женщине. Ведь так решать дела было бы намного удобнее. Словно сама судьба благоволила ей.

     

    Более того Сюань Вэй, не говоря уже о той дощечке с разрешением свободно передвигаться по резиденции, также выделила участок земли в горной местности для секты Высшей чистоты. Инвестировав его сама же, она наняла лучших работников, дабы помочь секте поскорее восстановить положение.

    Помощь и поддержку этой женщины для секты Высшей чистоты нельзя назвать незначительными. Такую интенсивную поддержку не смог бы оказать Шао Пин Бо.

    Хотя, конечно сравнивать маленький Бэйчжоу с богатым во всех планах царством Вэй нельзя ни в коем случае, также как власть и силу Шао Пин Бо с огромными возможностями Сюань Вэй. Это были совершенно два разных класса.

    Снова обратив свой взор на карту, Сюань Вэй заодно начала:

    — Мы получили весть о том, что Шао Пин Бо сейчас в царстве Ци.

    Тан И сомневалась и все не могла понять - с чего это Шао Пин Бо оказался в царстве Ци? С чего это он переходит от одного князя к другому?

    Сюань Вэй, снова повернувшись к Тан И, обратилась:

    — Если я не ошибаюсь, то это проделки твоего бывшего мужа. Шао Пин Бо был вынужден из-за Ню Ю Дао покинуть Бэйчжоу, спасаясь бегством. Теперь он скрывается в царстве Ци.

    От выражения «бывший муж» Тан И стало не по себе. Однако эта новость про Шао Пин Бо удивила ее:

    — Шао Пин Бо спасся бегством, покинув Бэйчжоу?

    Тан И много или мало, но знала Шао Пин Бо. И если Шао Пин Бо все также неизменно не терял свою прежнюю силу и власть в Бэйчжоу, то можно было смело сказать, что никто не мог бы сдвинуть его с места в Бэйчжоу. И как это смог провернуть Ню Ю Дао и откуда у него на это такие большие способности - для Тан И оставалось чем-то непостижимым. Он не мог использовать силы Южной области!

    — Если смотреть по времени, - Сюань Вэй указала на несколько местоположений на карте и продолжила:

    — И если так разобраться, то Шао Пин Бо, убегая из Бэйчжоу, прибыл в царство Ци не так скоро. Скорее всего он прилетел верхом на птице также, как и ранее Ню Ю Дао вылетел на птице из секты Тысячи зверей и некоторое время пребывал в резиденции управления делами Бэйчжоу. Временная разница между тем, как Шао Пин Бо перебрался в царство Ци и тем, как Ню Ю Дао прибыл в Бэйчжоу, более менее совпадает.

    Один убегает, второй гонится. Ню Ю Дао конечно крепко прижал к стене Шао Пин Бо! А ты, ранее имея контакт с ними обоими, примерно должна знать. Может ли Ню  Ю Дао поспешить в царство Ци, чтобы снова попытаться убить Шао Пин Бо?

             

    Тан И будто остолбенела от услышанного. Шао Пин Бо покинул Бэйчжоу верхом на птице? А Ню Ю Дао когда успел приобрести себе птицу? Неужто эти двое перешли на новый уровень борьбы друг с другом?

    Тан И ни за что бы не поверила этому, если бы это все ей не сообщила сама Сюань Вэй. А она просто так болтать не будет.

    Только недавно Тан И сама повела секту Высшей чистоты и покинула Бэйчжоу, как тут же самому Шао Пин Бо пришлось бежать оттуда.

    Тан И подумала, что после того, как Ню Ю Дао захватил Южную область в свои руки, он изменился. Видимо, теперь он перешел на новый уровень, что может вступать в борьбу с Шао Пин Бо лицом к лицу, на равных!

    Но все-таки зная способности Ню Ю Дао, она могла только верить в них. Несмотря на то, что слухи зачастую преувеличивают.

    В Бэйчжоу она сама удостоверилась в необычайных способностях Шао Пин Бо. С одной стороны Бэйчжоу давал отпор на севере царству Хань, а на юге отстаивал свое и давал отпор царству Янь. Тан И самолично ощутила тогда еще ту энергию и мастерство, что исходили от Шао Пин Бо. И своими же глазами тогда Тан И, наблюдая за ним, сделала вывод, что Шао Пин Бо был в разы замечательнее, чем поговаривали остальные.

    За исключением того, что вся ее жизнь была уже предопределена, Тан И всегда немного сомневалась - смогла бы она сопротивляться такому мужчине, как Шао Пин Бо.

    На деле она знала о Ню Ю Дао совсем немного. А позже, когда они с владыкой Дао сошлись, Тан И стала потихоньку замечать его недостатки: Ню Ю Дао был жутко вспыльчив и раздражителен. И конечно его такие качества и в сравнение не шли с энергией Шао Пин Бо, с его умением и талантами. Тан И казалось, что Ню Ю Дао точно не из тех, кто мог бы проворачивать большие дела.

    И скорее для нее Ню Ю Дао больше был хитер и ловок, но точно не игрок высшей лиги.

    И если говорить честно, Тан И была уверена в том, что Ню Ю Дао - отнюдь не соперник Шао  Пин Бо.

    Тан И, которая носила в своей голове такой образ несравненного Шао Пин Бо, была крайне удивлена, когда услышала, что Ню Ю Дао вынудил Шао Пин Бо бежать из Бэйчжоу. Что Ню Ю Дао, которого она считала вовсе не соперником Шао Пин Бо, взял над тем вверх.

    Проще говоря, Тан И была застигнута врасплох, услышав подобные новости.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 533 - Вовремя пришел в себя.

    Глава 533 - Вовpeмя пришел в себя.

     

    Подавляя бурю эмоций в мысляx и на сердце, Тан И ответила:

    — Hаши встречи с Ню Ю Дао можно пересчитать по пальцам. Я его больше знаю со слов других людей…

    После сказанного Тан И вдруг ощутила на себе вопросительный взгляд Cюань Вэй и почувствовала себя от этого очень неловко.

    Ее слова вызвали улыбку у Сюань Вэй:

    — Перед тем, как Ню Ю Дао начал помогать Шан Чао Цзуну, он ведь пять лет провел под домашним арестом в секте Высшей чистоты, да? Сестренка, можешь в двух словах рассказать мне, каким он был тогда человеком?

    Тут Тан И очень смутно ответила ей:

    — В течение тех пяти лет мы с Ню Ю Дао виделись редко. Mы могли встретиться раз в год, и встречи наши длились недолго… - сказав это, Тан И смутилась и подумала, чего это она должна была говорить об этом?

    A Сюань Вэй не знала, что сказать на это. Oна переглянулась с Симэнь Цинькуном. С таким «добродушным отношением» секты Высшей чистоты к Ню Ю Дао, неудивительно, что он сначала вовсе отказывался браться за ведение секты Высшей чистоты. Пока Чжао Сюн Гэ сам лично не появился  перед ним и не вынудил Ню Ю Дао тянуть за собой секту Высшей чистоты.

    Весь исход этой истории был в том, что Сюань Вэй расспрашивала Тан И и в ответ получала лишь несуразные ответы. Тан И специально наталкивала Сюань Вэй на мысль, что именно Чжао Сюн Гэ давил на Ню Ю Дао… Владыка Дао заранее велел Тан И говорить все именно так.

    Сюань Вэй попыталась перевести эту щекотливую тему разговора и сказала:

    — Да, конечно это понятно. Ведь он был под домашним арестом. - после чего она снова спросила:

    — А что насчет Шао Пин Бо ты можешь сказать?

    Тан И, качая головой, сквозь горький смех ответила:

    — Секте Высшей чистоты не довелось работать над важными делами у Шао Пин Бо в Бэйчжоу. Секта Высшей чистоты лишь выполняла мелкие поручения. Мы были на побегушках. Поэтому я и про Шао Пин Бо ничего не могу сказать и знаю про него отнюдь немного.

    Сюань Вэй нечего было сказать, она лишь улыбнулась. В душе же она сетовала на их глупость. В этой секте появились два таких выдающихся ученика, а в итоге этих двух учеников секта Высшей чистоты разными путями выгнала. Она не понимала, за каким счастьем гналась секта Высшей чистоты. 

    Pаз уж Тан И не знала ничего, то и Сюань Вэй прекратила свои расспросы. Она сменила тему:

    — Вы уже выбрали место?

    Тан И: Все еще в процессе.

    — Правильно, это дело серьезное и требует большого внимания. И кстати, я слышала, что весть о твоем разводе с мужем разлетелась уже повсюду.

    — Да, так и есть. - кивнула головой Тан И. 

    На этом также настоял Ню Ю Дао. Это было его так называемым условием - не скрывать весть об их разводе.

    Сюань Вэй на это только и кивнула. Она не то, чтобы не поддерживала эту затею, просто ей казалось, что это немного спешное решение.

               Подождав, когда Тан И уйдет, Сюань Вэй немного побродив туда-сюда, наконец выдала:

    — Шао Пин Бо - человек очень талантливый. И если царству Вэй удастся заполучить его, то это только подарит тигру крылья. (п.п. Сюань Вэй имела в виду, что заполучив Шао Пин Бо к себе, царство Вэй только еще больше расцветет и удвоит свои силы и мощь).

                  В былые времена Шао Пин Бо был независимым князем и смысла его переманивать на свою сторону не было в принципе. А сейчас, когда такой талантливый и способный Шао Пин Бо находится в таком трудном положении - самое время, чтобы переманить его к себе.

    Симэнь Цинькун: Вы не разобравшись толком, хотите уже переманить его к себе?

    Сюань Вэй: Так обстоит порядок этого дела, медлить нельзя. Боюсь, если мы опоздаем, то кто-то опередит нас. В любом случае мы пока можем попробовать и посмотреть на его реакцию, а потом разберем это дело более внимательно.

    — А если Ню Ю Дао все-таки не откажется от мысли убить Шао Пин Бо? Тогда вы своим вмешательством задержите его планы?

    Сюань Вэй, приподнимаясь на дверной отступ и своим подбородком как бы указывая на уходящую Тан И, сказала:

    — Разве мне только что не задолжали уже? Раз уж крайне необходимо, то можно пока и отказать Ню Ю Дао. Чжао Сюн Гэ очевидно до сих пор внимательно следит за сектой Высшей чистоты. Если он не боится проблем, то может попробовать нам что-то сделать. 

     

    ………..

    Бамбуковая роща. Юн Цай с закрытыми глазами погрузился в свои мысли. В этот момент к нему быстро подбежал Дугу и доложил:

    — Этот Шао Пин все скрывается в постоялом дворе и не выходит, там его охраняют ученики трех сект. Даже мы сами не можем попасть к нему.

    Юн Цай медленно открыл глаза и равнодушно простонал:

    — Это он, воспользовавшись нами и перебравшись в царство Ци, решил бросить нас и держать на дистанции. Kакой же это все-таки бессовестный и бесчеловечный поступок… А этот негодяй действительно хорош! Ничего не скажешь. Прямо перед нами же развел нас, как детей! Но тем не менее, если у него нет ни грамма выносливости и способностей, то и мне он не нужен.

    Ду Гу: Я попробую снова с ним связаться.

    Юн Цай: Ты не возись с ним. С людьми такого типа, которые всегда готовы обвести тебя вокруг пальца, лучше не ходить вокруг да около. Напиши ему прямо письмо, раскрывая весь замысел. Спроси, собирается он подчиняться нам или нет. Нам нужен всего лишь один простой ответ!

     

    ……

    Резиденция князя Ин. 

    Красивая и нежная Шао Лю Эр вошла в библиотеку Хао Чжэня.

    Хао Чжень в это время раскинулся на маленьком диване, что стоял в библиотеке. Он проводил время за чтением книги. Внезапный приход Шао Лю Эр застал Хао Чженя врасплох. Мол подумает, что он тут лениво разложился.

    Шао Лю Эр, присев рядом с ним, двумя руками коснулась его ноги. Сжимая легонько его ногу, она ласковым голосом спросила:

    — У князя есть какие-либо поручения?

    Хао Чжэнь достал из книги одну бумажку и тотчас передал его Шао Лю Эр.

    Шао Лю Эр приняла письмо двумя руками и стала его читать.

    На этом листке бумаги было написано только лишь следующее: 

    — Некий Ню в Бэйчжоу отдал все силы и почти завершил свое дело. Однако раз князь вмешался, то я остановлюсь. И Шао Дэн Юна некий Ню оставит. На этом и закончено! Но Шао Пин Бо - насколько хорошо князь знает этого человека? Князь хочет сберечь талант, поэтому и старается. Тогда некий Ню напомнит кое-что. Шао Пин Бо - коварный человек, он не обращает внимание на государя, он в миг решил убить мачеху и братьев! Он несравненно коварен и бесчестен. В этот раз он оставил отца на произвол судьбы! Отец в опасности, а сын сбежал! Князь такого хочет себе человека? Достоин ли вашего взгляда человек, не признающий государя и отца? Эту дрянь я хорошо узнал. Он очень опасен. В нем нет и капли чести, он не ценит доброту. У него только есть желание властвовать и разводить гегемонию. Бэйчжоу - вот тому пример. Как отделилась, так никому не покорилась. Если князь возьмет его к себе, то просто будет вскармливать бунтаря! Он будет ближе к князю и тогда станет помогать сестренке, что приведет к опасности сыновей князя! Ценит ли князь жизнь сыновей? На этом все. Прошу князя подумать хорошо. Если все равно останетесь при своем мнении, то некий Ню отпустит его. Я буду держать свое слово. Ню Ю Дао передает свой поклон. 

     

    Прочитав содержание письма, на сердце у Шао Лю Эр сразу появилась тревога.

    Хоть имя отправителя этого письма ей было знакомым, но лично сама она еще его не встречала.

    Когда задержали Лу Шэн Чжуна, она была там. Можно сказать, с помощью нее Шао Пин Бо удалось поймать Лу Шэн Чжуна. После того, как признался Лу Шэн Чжун, она поняла, что человек, использовавший Тан Сян Яна, был послан Ню Ю Дао. Тогда Шао Лю Эр поняла, что независимо от того был ли Тан Сян Ян использован Ню Ю Дао или нет, он относился к Шао Лю Эр исключительно искренне, без каких-либо намерений. Хоть проси любое бесценное сокровище! Он точно любил ее той самой редкой и чистой любовью!

     Воспоминания о том, как Тан Сян Ян пытался ее уберечь, укололи ее прямо в сердце. Этот глупец! О себе позаботиться не может, еще и ее хотел уберечь.

    Поэтому Шао Лю Эр никак не могла простить Шао Пин Бо, который убил ее влюбленного. Такое не забывается. Также обиду она затаила и на главного зачинщика всего этого дела - Ню Ю Дао.

    Она спокойно спросила:

    — Это письмо написал тот самый Ню Ю Дао, что из Южной области царства Янь?

    Хао Чжень, который, казалось, очень сосредоточенно читал книгу, ответил утвердительно. А потом добавил:

    — Что ты думаешь насчет того, что он написал про твоего братца?

    Шао Лю Эр немного помолчала и ответила:

    — Думаю, у князя на это есть свое мнение.

    Хао Чжэнь: Я постоянно слушаю, что говорят остальные. А теперь хочу послушать и твое мнение насчет этого.

    Немного поразмыслив, Шао Лю Эр ответила:

    — Я считаю, что написанное соответствует действительности!

    Услышав это, Хао Чжэнь отвел свои отдыхающие от чтения глаза. Он отложил в сторону книгу, что все еще была в его руках, и очень удивленно посмотрел на нее:

    — Он ведь твой старший брат, и ты все еще придерживаешься такого мнения? Ты подтверждаешь написанное?

    Шао Лю Эр встала, как бы показывая, что говорить об этом она не хотела. Но немного погодя, все-таки сказала:

    — Князь, я поразмыслила об этом. Если я стану просить князя пощадить моих отца и брата, и князь выполнит мою просьбу, исходя чисто из моих эгоистичных желаний, то как мне потом с этим жить? Если я, ввиду своих личных забот, попрошу у вас пощады для них, то не смогу потом ни есть, ни пить. От стыда я не смогу появляться перед вами. И все это подвело меня к одной мысли: главное, чтобы князь был в порядке. Ведь если он будет в порядке, то князь позаботиться о семействе Шао. А старший брат – человек очень коварный. Не предугадаешь, что он еще может сотворить. Боюсь, что его действия могут коснуться и князя. Если вдруг княжеский двор постигнет беда, то что тогда делать мне? В народе говорится: курица всегда следует за петухом, сука всегда следует за кобелём. Тогда как я могу умалчивать правду о старшем брате, когда князь поставил меня на ноги? Нет, я так не могу. – на глазах у Шао Лю Эр выступили слезы, а по интонации можно было понять, что у нее перехватывает дыхание от волнения.

    Хао Чжэнь тут же скинул книгу и встал. Он обхватил лицо Шао Лю Эр двумя руками и растрогавшись сказал:

    — Князь понял мысли княжны. Также князь очень жалеет, что поставил княжну в такое затруднительное положение.

    Шао Лю Эр потихоньку покачала головой, как бы отрицая это.

    Хао Чжэнь: Давай поступим следующим образом. Так как Шао Пин Бо твой брат, князь не станет вредить ему. Ты ступай, да преподнеси ему кое-какие дары, чтобы у него были средства к существованию. А если в будущем он снова проявит себя как коварный брат, тогда и покончим с этим. Как тебе такое предложение?

    В ответ на это Шао Лю Эр вся в слезах кивнула головой и проговорила:

    — Повинуюсь решению князя.

    Хао Чжэнь стал протирать ее слезы…..

     

    После того, как Шао Лю Эр все-таки покинула библиотеку, за ней поочередно зашли Му Цзю, Чэ Бу Чи, Гао Цзянь Хоу и Се Лун Фэй. Они наблюдали за реакцией Хао Чжэня.

                Хао Чжэнь, опустив голову, все также смотрел на письмо, что лежало у него в руках. Он уже и сам будто стал опасаться Шао Пин Бо. Не говоря уже об угрозе благополучии своих сыновей, одних только слов Ню Ю Дао «в нем нет и капли чести, он не ценит доброту. У него только желание властвовать и разводить гегемонию» хватало, чтобы поселить у него на душе бесконечную тревогу. И этой фразы хватило Хао Чжэню, чтобы он не осмелился больше никогда иметь дело с Шао Пин Бо.

    Ранее князь показал письмо Ню Ю Дао Шао Лю Эр не потому, что князя интересовало ее мнение, а только для того, чтобы понаблюдать какой позиции будет придерживаться Шао Лю Эр.

    — К нашему счастью, получив это письмо Ню Ю Дао, я вовремя пришел в себя. Иначе большие проблемы были бы неизбежны! - вздохнул облегченно Хао Чжэнь.

    Присутствовавшие там люди, все вместе поклонившись, хором прокричали:

    — Это наша вина, князь!

    Хао Чжэнь, размахивая письмом в руках, сказал:

    — Этот Ню Ю Дао точно человек слова! По крайней мере, получив мое письмо, не стал противиться и сразу же пообещал не трогать Шао Дэн Юна. Хотя потратил он достаточно времени и сил, чтобы достать семейство Шао. Очевидно, что это стоило ему многого. Тем не менее, он не стал отказывать князю в просьбе. Что ж, если он сдержит свое слово до конца, то князь примет это во внимание.

    ………..

     

    У входа во двор стоял один посыльный и прокричал:

    — Господин Шао, пришло письмо, адресованное старшему молодому господину.

     

    Тут показалось лицо Шао Сань Шэна. Он дошел до двери у входа и получил письмо. Рассмотрев тайное послание, он заметил, что почерк человека, который его писал, был незнаком Шао Сань Шэну. Он тут же спросил:

    — Кто доставил письмо?

    Посыльный: Незнакомый мне человек. Я и сам не знаю, кто это был.

    Шао Сань Шэн тут вытащил из рукава одну серебряную монетку и вручил ее посыльному.

    У того загорелись глаза и засветилось лицо. Он принял монету, щедро поблагодарив господина Шао.

    Фигура Шао Пин Бо показалась на крыльце. Он вышел на звуки голосов. Подождав, когда Шао Сань Шэн подбежит с письмом к нему, он стал расспрашивать:

    — От кого письмо?

    — Конверт не подписан. - сказал Шао Сань Шэнь и стал распечатывать его.

    Шао Пин Бо закрыл глаза и равнодушно пробурчал:

    — Это письмо имеет отношение к Дворцу Утренней луны.

    Шао Сань Шэн, распечатав конверт и достав письмо, стал внимательно читать его содержание. Тут он лишь поднял голову и обратился к Шао Пин Бо:

    — Старший молодой господин, это действительно письмо из Дворца Утренней луны.

    Шао Пин Бо открыл глаза и сказал:

    — Никто иной, кроме этой дряни, что боится солнца, не стал бы сейчас отправлять мне письмо прямо сюда. Нечему тут удивляться. Только вот пожалуй, не с хорошими намерениями они прислали письмо!

    — Они хотят, чтобы старший молодой господин поддался под их покровительство!- сообщил Шао Сань Шэн, после чего поднес письмо Шао Пин Бо, чтобы тот сам удостоверился в написанном.

               Раз уж недобрые намерения Дворца Утренней луны подтвердились, Шао Сань Шэн так и не разобравшись в письме полностью, не хотел передавать это письмо Шао Пин Бо. Он на самом деле понимал, что у дворца Утренней луны хватает коварных трюков. Стоило Дворцу Утренней луны организовать нападение с целью убийства, как уберечься от них было почти невозможно.

               Однако взяв это письмо, Шао Пин Бо пренебрежительно прочитал его содержимое. Он совсем не придал этому значения.

    Глава 534 - Я ошибся

    Глава 534 – Я ошибcя .

    Прeзрительно взглянув на письмо, Шао Пин Бо хотел еще что-то сказать, как только что подходивший посыльный вернулся и крикнул: 

    — Господин Шао. 

    Шао Cань Шэн убрал письмо в рукав и быстро подошел к воротам. Oн немного переговорил с посыльным и потом вернувшись доложил: 

    — Старший молодой господин, посол Kан с царства Вэй просит аудиенции. 

    Шао Пин Бо замолчал, немного удивился и в итоге кивнул: 

    — Зови. - он хотел узнать, что хотел от него посол царства Вэй. 

    Шао Сань Шэн вернулся к воротам и встретил гостя, только ему также пришлось переговорить с охранниками. 

    Hе прошло много времени, как врата открылись, и сюда вошел интеллигентный мужчина в аккуратной одежде. За ним следовали несколько наставников-защитников, но стража трех могущественных сект остановила их. 

    Прибывшим гостям видимо не понравилось такое отношение. 

    Mужчина в красивой одежде повернул голову, увидев, что его людей остановили. Он слегка улыбнулся и махнул им рукой, чтобы они не беспокоились. Он показывал, что им не стоит следовать за ним. После чего те успокоились. 

    Шао Пин Бо вышел во дворик встречать гостя: 

    — Сановник Кан, давно наслышан! 

    — АЯ! – Кан Xэ быстро подошел. Он, оглядев Шао Пин Бо, сложил руки и сказал: 

    — Господин Шао - действительно выдающаяся личность! 

    — Сановник Кан перехваливает, прошу вас! – Шао Пин Бо отошел в сторону и рукой пригласил его внутрь в гостевой зал. 

    Шао Сань Шэн начал подавать чай, а гость с хозяином обменялись вежливыми приветствиями.

    После этого Шао Пин Бо сразу спросил по какому делу гость пожаловал, а Кан Хэ не стал ходить вокруг да около и сразу ответил: 

    — Канцлер в столице Вэй получила вести, что господин Шао сейчас находится в трудном положении. Поэтому канцлер специально послала меня, чтобы я помог господину. 

    Шао Пин Бо улыбнулся: 

    — А какие у меня проблемы? – а про себя он удивился: «Это царство Вэй так хорошо осведомлены или новости уже так быстро распространились?» 

    Кан Хэ на самом деле плохо знал всю ситуацию, и Сюан Вэй мало что знала. Поэтому что он мог ответить ему? Однако ему нужно было как-то убедить Шао Пин Бо: 

    — Господин Шао после того, как сбежал из Бэйчжоу, туда сразу же прилетел Ню Ю Дао. Вы буквально разминулись с ним. Tеперь Ню Ю Дао покинул Бэйчжоу и летит в столицу царства Ци. Разве это не проблема?

    Он вовсе не знал, что Ню Ю Дао действительно летит в столицу, а просто хотел припугнуть Шао Пин Бо. 

    Однако он сам не подозревал, что сейчас попал в Ахиллесову пяту Шао Пин Бо. Ведь Шао Пин Бо сейчас боялся только одного. Ню Ю Дао. Он боялся, что Ню Ю Дао сейчас не отпустит его, когда он так слаб. Только услышав, что Ню Ю Дао направляется в царство Ци, у него сердце упало в пятки. Ведь он хорошо знал Ню Ю Дао. А Ню Ю Дао действительно мог прибыть в столицу, чтобы закончить начатое. 

    Он и не думал, что Ню Ю Дао, оказывается, уже обладает ездовыми птицами. Шао Пин Бо сейчас был оторван от внешнего мира и не знал, что сейчас делал Ню Ю Дао и как там вообще Бэйчжоу с отцом. 

    — С чего это канцлер хочет вывести меня из трудного положения? – Шао Пин Бо спросил. 

    Глаза Кан Хэ засверкали. Он понял, что его слова оказали нужное воздействие, поэтому сразу же сказал:

    — Канцлер восхищается молодым господином. Бэйчжоу - маленький кусок земли смог противостоять двум царствам и при этом хорошо развиваться. Поэтому канцлер хочет предоставить еще больший участок молодому господину, чтобы молодой господин хорошо проявил свой талант. Eсли молодой господин согласится, то канцлер даст слово, что сможет помочь господину выйти из трудного положения! 

    Шао Пин Бо кивнул и спросил: 

    — И как же? Неужели Ню Ю Дао будет еще слушаться ее или канцлер царства Вэй может помочь мне убить его?

    Кан Хэ: Об этом не нужно беспокоиться молодому господину. Канцлер обладает своими способами. 

    Шао Пин Бо подумал немного и потом медленно кивнул: 

    — Хорошо! Если канцлер поможет мне преодолеть эти сложности, тогда я буду служить канцлеру, как собака и конь!

    Кан Хэ про себя обрадовался. Он не думал, что этот парень так быстро согласится. 

    Как в этот момент снаружи раздалось донесение: 

    — Принцесса Ин прибыла!

    Шао Пин Бо, как услышал, сразу же встал с Кан Хэ. 

    Кан Хэ подошел ближе к нему и проговорил: 

    — Не нужно эту весть распространять во избежание каких-либо трудностей. Я все приготовлю для господина. Молодой господин, ждите от меня вестей. Принцесса пришла повидаться с братом, поэтому я не стану тревожить вас. Откланиваюсь. 

    — Я буду ожидать добрых вестей. – Шао Пин Бо сложил руки, провожая его. 

    Снаружи остановилась карета, и Шао Лю Эр с подвесками на поясе вышла из кареты. Она спокойно и грациозно шла, как благородная леди. Никто у ворот не преграждал ей путь. 

    Все же она - принцесса Ин, да еще сестренка Шао Пин Бо. Поэтому никто не смел останавливать ее. 

    Когда она дошла до двора, то увидела выходящего Кан Хэ. 

    Шао Лю Эр посмотрела на него, а Кан Хэ сложил руки перед ней в знак приветствия и пошел дальше. 

    — Приветствую принцесса! – Шао Пин Бо сложил руки и приветствовал сестренку. 

    На людях он должен был обращаться к Шао Лю Эр по статусу. И только наедине они уже могли обращаться друг к другу, как брат и сестра. 

    — Брат! – Шао Лю Эр мило улыбнулась. 

    Брат и сестра вошли в гостевой зал, и по указанию Шао Лю Эр ее служанки стали раскладывать на столе корзинки с подарками и другими вещами. После этого она велела им всем удалиться. 

    Когда в зале стало тихо, Шао Сань Шэн начал разливать чай. 

    — Есть какие-то указания у князя? – Шао Пин Бо нарушил тишину и ждал ответа с надеждой.

    — Да! – Шао Лю Эр кивнула и, указывая рукой на корзинки на столе, сказала: 

    — Это забота князя, поэтому он велел мне принести тебе вещи. 

    Шао Пин Бо: Есть какие-либо указания еще?

    Шао Лю Эр спокойно ответила: 

    — Князь - честный человек. Занимаясь делами, он не идет на поводу эгоистических помыслов. Ты - мой брат, значит и его брат тоже. Если он возьмет к себе на службу брата, то что будут говорить люди? Он не знал как это сказать, поэтому отправил меня. 

    Шао Пин Бо посмотрел на нее холодным взглядом и внезапно сказал: 

    — Мне нужно увидеться с князем. 

    Шао Лю Эр: В этом нет необходимости. Зачем ставить князя в неудобное положение?

    Стоящий рядом Шао Сань Шэн странно смотрел на них: «Госпожа изменилась. Уже смотрит на старшего молодого господина без страха, который постоянно сопутствовал ей когда-то.»

    — Это князь не хочет видеть меня или ты не даешь мне увидеться с ним? Неужели я не могу попрощаться с ним?

    — Брат, я хочу спросить тебя. Только ты честно ответь мне. Ты оставил отца на произвол судьбы? Бросил его в смертельной опасности и убежал?

    Шао Пин Бо гневно ответил: 

    — Это не так! Я ради общего блага так сделал. Отец держит власть в Бэйчжоу, неважно кто вломится в Бэйчжоу - никто не посмеет поднимать хаос в Бэйчжоу. Поэтому конечно с отцом все будет в порядке. 

    — А Ню Ю Дао? Нужно ли ему беспокоиться о благосостоянии Бэйчжоу? Он скорее всего будет рад хаосу в Бэйчжоу? Не боишься, что он может убить отца?

    Шао Пин Бо помолчал немного и потом ответил: 

    — Это невозможно. Гора Дачан не позволит ему этого. Если в Бэйчжоу начнется паника, то у горы Дачан не будет выхода. 

    — Этого я не понимаю. И дело уже решено. Я сама по себе осторожна, но не могу не беспокоиться об отце. – Шао Лю Эр встала и прошлась по залу: 

    — Князь собирался защитить тебя. Он даже специально письмо отправил Ню Ю Дао, чтобы он отпустил тебя. Да только после того, как Ню Ю Дао отправил ему письмо в ответ, князь тут же изменил свое отношение. Князь даже дал посмотреть мне то письмо, чтобы узнать мое мнение…

    Она рассказала содержание письма. С памятью в таких делах у нее было хорошо. Пусть даже не слово в слово она рассказала, но самую суть она донесла. 

    Грудь Шао Пин Бо вздымалась. Его лицо покраснело. Ложь или правда, но это было похоже на Ню Ю Дао. Как в том случае, когда Ню Ю Дао, используя детские песни, пытался натравить отца и сына друг на друга. Тогда Шао Пин Бо понял, насколько Ню Ю Дао одарен!

    Когда Шао Пин Бо услышал это, то сразу понял, что Хао Чжэнь теперь будет опасаться использовать его. Одно письмо отрезало путь для отступления Шао Пин Бо. Это письмо оказалось острее меча! 

    Стоящий Шао Сань Шэн беспокойно смотрел на Шао Пин Бо. Он беспокоился, что у господина снова случится приступ. Другие еще ладно, но когда перед господином стоял Ню Ю Дао, господин легко терял контроль над собой. Потому что господин его горд и самолюбив. Он никогда не встречал на своем пути достойных противников, и только Ню Ю Дао многократно одолевал его. И этот позор ему было очень сложно вытерпеть. 

    Но в этот раз старший молодой господин похоже держится, что успокоило Шао Сань Шэна. 

    Шао Лю Эр подошла к Шао Пин Бо: 

    — Брат, мы - одна семья и должны помогать друг другу. Как только появится возможность, я замолвлю за тебя словечко перед князем. Только я не думала, что князь держит тайную связь с Ню Ю Дао. Какие у него связи - я не знаю. Но одно я поняла точно - раз Ню Ю Дао с ним в связи, то мне сложно будет вставлять ему палки в колеса. 

    Шао Пин Бо закрыл глаза и глубоко вздохнул. Затем он встал, открыл глаза и пристально посмотрел на сестренку. И слегка улыбнувшись спросил: 

    — Ты хочешь моими руками уничтожить Ню Ю Дао или же хочешь, чтобы мы друг друга хорошо потрепали? 

    Шао Лю Эр моргнула глазами: 

    — Брат, ты не так понял. Я для тебя же стараюсь. Если он тебя не отпустит, как ты тогда будешь спокойно существовать?

    — Об этом тебе не стоит беспокоиться. Будет возможность я убью его. А тебе теперь нужно беспокоиться только о себе. Ладно, тебя и князя я понял. Возвращайся. 

    Когда Шао Лю Эр стала уходить, Шао Пин Бо внезапно сказал: 

    — Лю Эр, неважно веришь ты или нет. Я все же хочу сказать тебе, что я никогда не причинял тебе вреда. Я на всю жизнь запомнил наказ матери перед смертью.

           С детства, я постоянно заботился о тебе и все опасности старался оградить от тебя. Я только хотел, чтобы ты была счастлива всю жизнь. Все омерзительные вещи я брал на себя, ты и вовсе не знала о них. А теперь мне это вот чем вернулось. Я ошибся. Вырастил тебя так, что у нас совсем разные понятия жизни. 

           Ты думаешь, что если бы ты убежала с тем кабинетным ученым, то была бы счастлива? Тогда я сделал плохие вещи? Только я думаю иначе. Для девушки важнее любовь или же хорошо жить? Сколько тех неброшенных костей у дорог валяются. Сколько людей погибло в этом мире? Сколько людей живут в бедности и мучаются от голода! Ты, я - сколько людей в этом беспокойном мире имеют право на любовь? Ты слишком непорочна. Разве плохо, что ты стала принцессой Ин? Сколько женщин мечтают о такой участи?

           Ты думаешь, что я не могу прожить без Хао Чжэня? Если ты так действительно думаешь, то ты недооцениваешь своего брата. Сейчас если посмотреть, то у Хао Чжэня нет таких способностей, чтобы он заставил меня взволноваться. На нем весь мир для меня не сошелся. Я только беспокоюсь о другом. Стоит мне утратить влияние в Бэйчжоу, тогда и ты лишишься влияния на князя Ин. Без влияния как на тебя будут здесь смотреть? Какому давлению подвергнешься здесь ты? Поэтому я и прибыл сначала сюда.  

            Лю Эр. Все, что в этой жизни я делал, я делал ради твоего счастья. В поднебесной я могу кому угодно навредить, только не тебе. 

    Стоявшая у дверей Шао Лю Эр дослушала его. Она язвительно улыбнулась: «Хочешь этими словами взволновать меня?»

    Ее юбка снова заколыхалась, и она, не поворачивая головы, ушла. 

    Стоявший Шао Пин Бо проводил ее взглядом и потом медленно закрыл глаза. У него было печальное выражение лица, на котором словно можно было прочитать Безнадежность. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 535 – Вернем долг господину Юну.

     

    Глава 535 – Bepнем долг гоcподину Юну.

     

    Шао Cань Шэн проводил гостью. По возвращении он застал Шао Пин Бо с закрытыми глазами. Он xотел было сказать что-то ему, да прикусил язык.

    Шао Пин Бо же подошел к столу и встал сбоку. Он взял со стола одну шкатулку и открыл ее. В шкатулке лежали золотые и серебряные банкноты.

    Увидев их, Шао Пин Бо стал громко хохотать: «Ха-ха-ха!».

    Смеялся он настолько сильно и громко, что аж слезы подступили к его глазам. Покачивая головой, Шао Пин Бо сказал:

    — Они считают, что отделаются от меня, дав немного денег. Похоже, такой я человек в их глазах.

    — Старший молодой господин, не нужно вам опускаться до уровня княжны. Она…

    — На какой уровень? У нее характер отца, она свято придерживается собственных предубеждений. Отец ведь не всегда беспокоился насчет того Нин Вана. И отец понятия не имел, что мать за его спиной оказывала ему помощь. Eсли бы не действия матери, то каким бы образом он привлек внимание Нин Вана? Ладно. И отец и Шао Лю Эр, что ни говори этим двоим, да толку мало. Что ни делай, они не поверят. Они все думают, что это я что-то замышляю.

    «Бах!» - Шао Пин Бо закрыл шкатулку и протер рукой глаза. Выдохнув он сказал:

    — Ладно. С летним насекомым не поговоришь о льде. (п.п. с ограниченным человеком ничего не обсудишь). Теперь раз уж Хао Чжэнь написал Ню Ю Дао, то этот негодяй наверняка уже понял, что я скрываюсь здесь, в столице царства Ци. Скорей готовься в путь, нам здесь не стоит задерживаться больше.

    — A куда мы поедем? Примите предложение перейти на сторону царства Вэй?

              Шао  Пин Бо достал из рукава свой носовой платок и стал им протирать слезы, что выступили от смеха. Он, качая головой, ответил:

    — Царство Вэй - очень богатое место, высшие чиновники там то и дело стремятся к праздной жизни. Это не то место, где стоит прикладывать какие-либо усилия. Они только истощат мои силы. Kнязь Вэй - человек невежественный, который стал рабом своих увлечений. Он нынче совсем не желает идти вперед и просвещаться. Если бы не Сюань Вэй, то царство Вэй сейчас бы находилось на грани гибели. И даже если князь Вэй и Сюань Вэй приходятся друг другу братом и сестрой и князь Вэй доверяет ей, но на небе не бывает двух солнц. Большая беда скрывается за этим и ждет своего часа. Хоть Сюань Вэй намерена переманить меня, но я не собираюсь примыкать к ним. Царство Вэй – не то место, где я смогу размахнуться и проявить себя.

    Шао Сань Шэн: Неужто старший молодой господин надумал сотрудничать с дворцом Утренней луны….

    Шао Пин Бо взмахом руки прервал его и сказал:

    — Без разницы что они там замышляют. Они только могут подсылать убийц. Сколько крови на их руках? Как долго они скрываются в тени, что уже боятся появляться на солнечном свете. Действительно считают все царства глупцами? Если они не могут выйти на публику, то вечно будут прятаться в тени и только в тени что-либо замышлять, считая себя правыми. Pазве я могу вести компанию с шайкой, которая гонится за пустыми мечтами в темноте?

    Шао Сань Шэн: Тогда куда старший молодой господин решил держать путь?

    Шао Пин Бо спокойным тихим голосом ответил:

    — Царство Цзинь хоть сейчас ослабло, но у них есть свирепое желание и воля. Они легко меня примут к себе.

    «…..» - Шао Сань Шэн возмутился и обеспокоенно спросил:

    — А император царства Цзинь примет старшего молодого господина?

    — Ну раз я принял такое решение, то естественно, что я все продумал. Все, нет времени больше откладывать. Иди и как можно скорее свяжись с послом царства Цзинь и передай ему, что дело срочное и что нам необходимо встретиться с ним и обсудить одно дело. А когда придет время, я найду способ заставить их помочь мне выбраться из этого положения.

    — Как скажете! - Шао Сань Шэнь понял приказ и быстренько побежал выполнять его.

     

     ……

               Вечер. Летевшие верхом на птице четверо людей - Ню Ю Дао, Гуань Фан И, дядя Чэн и тринадцатый прибыли к восточным воротам столицы царства Ци.

    Они вошли в город пешими, потому как не хотели привлекать лишний раз внимание, демонстрируя птиц. Юань Ган в свою очередь тоже был фигурой заметной, из- за чего остался в глуши за городом, чтобы заодно присматривать за Ин Эр и птицами. И заодно в случае необходимости прийти на помощь.

               Гуань Фан И и остальные, увидев знакомые улицы, тяжело вздохнули и даже взволновались. Эта группа людей дошла до захолустного района, что находился в центре города. Там они встретились с доносчиками секты Уляншань.

               Так и не определив местонахождение Шао Пин Бо, Ню Ю Дао был крайне расстроен. Однако что поделаешь, он не осуждал уляньшанских шпионов. Они - люди из Уляньшаня, хоть и выполняли здесь работу лазутчиков и некоторые поручения, но увеличить число своих людей они не могли.

               Ню Ю Дао поручил доносчику, который прежде доложил порядок дел, продолжать поиски. После чего посмотрел на Гуань Фан И и сказал:

    — В этих местах очень много ваших. Давайте послушаем, что же они скажут.

               Гуань Фан И тут же подала знак тринадцатому и тот, поняв поручение, побежал и испарился в переулках.

    Ню Ю Дао: Сейчас же свяжись с Обезьяной. Пусть отправит послание Хао Чжэню и Дворцу Утренней луны и прямо спросит, где находится Шао Пин Бо. - распорядился он. Можно сказать, Ню Ю Дао решил начать повсеместные поиски.

    После того, как весть была отправлена, эта группа людей отправилась искать постоялый двор, где они смогли бы остановиться и отдохнуть.

     

    ……

     

    Княжеская резиденция Ин.

    Хао Чжэнь ужинал в кругу своей семьи – Шао Лю Эр и двух сыновей. Рядом возились слуги, ухаживая за ними.

    Занимающий должность старшего дворцового евнуха Му Цзю зашел в резиденцию. Тут же он попросил у слуг горячее влажное полотенце и, взяв его спешно, доложил князю о своем приходе.

    Шао Лю Эр подняла голову и посмотрела на Му Цзю. Принцесса тут же поняла, что он пришел по какому-то важному делу.

    Хао Чжэнь протер рот и руки, встал из-за стола и удалился вместе с Му Цзю.

    Они оба вышли наружу и подошли к середине двора. Тут Му Цзю вытащил письмо и показал его князю:

    — Пришло письмо от Ню Ю Дао. Он требует местонахождение Шао Пин Бо.

     Хао Чжэнь удивился: Снова отправил письмо? Так быстро? - он ахнул и стал сетовать:

    — По всей видимости Ню Ю Дао все-таки серьезно решился обречь Шао Пин Бо на гибель, а!

    Ничего не поясняя, князь вернул письмо Му Цзю и ушел.

     

     

    Му Цзю однако сразу понял, что это означало. Ведь у князя такой авторитет перед Ню Ю Дао, поэтому ничего не случится, если князь еще раз откажет ему в просьбе. Также это означало, что у него не было намерений это обсуждать.

    Однако, как всем было известно, Шао Пин Бо - шурин князя. А князю некоторые вещи лучше не озвучивать. Отсутствие приказа - тоже приказ.

    Му Цзю уже был уверен, что ему нужно было делать.

     

    ………

    Солнце садилось и на улице потемнело. За павильоном в парке Фуфан стоял Юн Цай и глядел в небо.

    Тут к нему быстром шагом подошел Ду Гу и преподнес письмо со словами:

    — Наставник, пришло письмо от Ню Ю Дао. Он спрашивает местонахождение Шао Пин Бо.

    Тут Юн Цай спросил невпопад:

    — Этот Шао Пин Бо ответил на наше письмо?

    Ду Гу: Нет, ответ еще не пришел.

    Юн Цай равнодушно буркнул:

    — На этого Ню Ю Дао не стоит обращать внимание. А вот Шао Пин Бо, если он до завтрашнего утра не ответит, нужно будет ему хорошенько пояснить что хорошо, а что плохо.

     

    ………

    В это время в постоялом дворе Гуань Фан И и Ню Ю Дао принимали пищу. Тут ответственный за письма дядя Чэн быстро прибежал и, наклонившись между этими двумя, прошептал:

    — С княжеской резиденции пришло письмо…..

    — Все-таки он действительно в столице царства Ци. - фыркнул Ню Ю Дао. Отбросив быстро палочки, он встал со словами:

    — Пока не убежал, это хорошо. Что ж, идемте!

    Гуань Фан И тут же потянула его:

    — Ты что, с ума сошел? Это ведь место, где принимают гостей из разных царств. Ты не можешь просто пойти и начать свои разборки. Тем более там будут охраняющие то место культиваторы.

    — Я все это понимаю и контролирую себя. Я просто собираюсь сходить в императорский дворец.

    Не прошло и получаса, как все трое стояли уже снаружи императорского дворца. Просто попасть внутрь они конечно же не могли, их остановили охраняющие то место люди. Тут на башне городской стены появился один из культиваторов и наблюдал за ними.

    После того, как эти трое - Ню Ю Дао, Гуань Фан И и дядя Чэн подождали некоторое время, к ним вышел охранник и сказал:

    — Ты идешь со мной, а вы двое - он указал на Гуань Фан И и дядю Чэна,- останетесь и будете ждать снаружи.

               Таким образом в императорский дворец зашел только один Ню Ю Дао. Охранник провел его через входную дверь. Это был первый раз, когда Ню Ю Дао посетил императорский дворец царства Ци. Как только они прошли внутрь, у двери охранник поручил Ню Ю Дао одному из старших евнухов.

              Старший евнух провел Ню Ю Дао прямо в одну комнатку, что находилась внутри дворца. Видимо, это была комната для отдыха персонала, потому как обстановка здесь была очень даже бедной. Здесь стоял небольшой стол, вокруг которого стояли несколько лавок. О поданном чае и говорить не стоило. Этот старший евнух попросил Ню Ю Дао подождать тут немного и сам встал рядом с ним.

    Спустя некоторое время в комнату вошла одна фигура.

    Ню Ю Дао повернулся и тут же встал. Он сложил руки в приветствии и улыбаясь проговорил:

    — Управитель Бу, вот уж сложно вас увидеть. Сколько лет, сколько зим! Я уже соскучился до смерти.

    — А речь у тебя все такая же сладкая. - засмеялся в ответ Бу Сюн. Он приблизился и окинул взором Ню Ю Дао:

    — Я только недавно слышал, что ты в Бэйчжоу, как мне тут докладывают о том, что Ню Ю Дао пришел встретиться. Думал, может кто-то выдает себя за тебя. Ну что там, давай оставим любезности. Говори, по какому делу пришел.

    Ню Ю Дао посмотрел на стоявших позади Бу Сюна людей и указал на них подбородком.

    Бу Сюн тут же поднял руку, давая знак всем посторонним покинуть комнату, и те ушли.

    Ню Ю Дао не стал ходить вокруг да около и начал:

    — Управитель Бу, я не стану тянуть и начну прямо. Я ведь знаю, что ни одно дело в царстве Ци не проходит мимо вас. Шао Пин Бо тут в городе. Вы, наверное, об этом осведомлены?

    Бун Сю притворно смеясь сказал:

    — А ты все никак не закончишь его преследовать, а! Что вы двое все никак не поделите, что не перестаете вставлять палки друг другу в колеса!? Ты в прошлый раз украл у этого человека боевых коней, а он все с тобой не рассчитался по счетам, да?

    Ню Ю Дао: Скажу так, управитель Бу. У нас с Шао Пин Бо что ни на есть самая настоящая вражда. А вы помогите мне разок, помогите мне предугадать его мысли и действия.

    Бу Сюн: Тебе оно надо было, приходить сюда и шутки со мной шутить?

    Ню Ю Дао: Бэйчжоу! Если не хотите, чтобы в Бэйчжоу начался жуткий беспорядок, тогда помогите мне.

              Ню Ю Дао, по сравнению с прошлым разом, теперь хорошо понимал устройство этого мира. Его кругозор теперь был намного шире чем тогда. Теперь он понимал, почему в прошлый раз его просили успокоить Шан Чао Цзуна - чтобы он не нападал на Южную область. Проще говоря. Царство Ци хочет, чтобы восточные царства сейчас жили в стабильности. Иначе царство Ци может снова выпустить свой несоизмеримый аппетит.

    Бу Сюн прикидывался, что не в курсе дел:

    — Боюсь, смерть Шао Пин Бо только ускорит этот беспорядок.

    Ню Ю Дао: Да, он сейчас находится тут. Покинул Бэйчжоу, спасаясь от меня. А Шао Дэн Юна я уже схватил, и его жизнь сейчас в моих руках. Теперь вот что главное - станет ли спасать эту жизнь управитель Бу. И все же я полагаю, что управитель Бу в курсе дел Бэйчжоу. Иначе быть не может.

    Бу Сю: Ты что вот так безрассудно явился сюда, чтобы мне угрожать?

    Ню Ю Дао поспешил ответить, размахивая руками:

    — Ни в коем случае, управитель Бу! Если честно, Шао Пин Бо уже не раз совершал попытки убить меня. В этот раз, когда я пребывал в секте Тысячи зверей, он сговорился с сектой Небесного нефрита и хотел лишить меня жизни. Однако я не позволил этому случиться и разобрался со старейшиной из секты Небесного нефрита - теперь он убит. А вот Шао Пин Бо неожиданно для меня успел сбежать. Боюсь, что если я не разберусь с ним в этот раз, то мне ничего не останется, как убить Шао Дэн Юна и вызвать беспорядки в Бэйчжоу. Потому что только так я лишу Шао Пин Бо прежней мощи. Я не могу снова позволить ему, используя свое влияние в этих краях,  попытаться убить меня. В общем-то, я уверен, что управитель Бу сам все знает, поэтому не буду докучать болтовней.

    Бу Сюн нахмурил брови и ответил на это:

    — Шао Пин Бо ведь старший брат принцессы из дворца Ин. Разве ты можешь безо всякой причины убить его?

     

    Ню Ю Дао: Тут все очень просто. Все, что требуется от управителя Бу - вывести охраняющих Шао Пин Бо людей. А там уже будет человек, который разберется с ним. Управитель Бу, напомню вам еще раз, Шао Пин Бо, вступив в сговор с сектой Небесного нефрита, пытался меня убить. А если со мной что-то случится, то не то, что Бэйчжоу, так еще и Южная область начнет бунтовать. А когда в Бэйчжоу и в Южной области начнутся беспорядки, вот тогда не миновать вам бед. Разве этот бездомный паршивый пес Шао Пин Бо стоит этого?

     

    …………

    Бу Сюн сидел в книжной комнате в ожидании, когда Хао Юн Ту, просматривающий под лампой книгу, отложит ее в сторону. Когда тот наконец отложил книгу, Бу Сюн подошел к нему и стал нашептывать что-то.

    Хао Юн Ту молча держал в это время кисть в руках. Через какое-то время он отложил кисть и охая сказал:

    — Жалко, конечно, этого Шао  Пин Бо. Такой ведь талант! Только вот он никогда не знал своего места. Неизвестно, на что он подстрекает оставившего его у себя Хао Чжэня.

    Он повернулся к Бу Сюну:

    — Ты помнишь дело, когда Юн Цай пытался Ню Ю Дао позвать в учителя? Тогда я сильно опозорился. Но раз уж этот малец сам напросился, то и мы в этот раз сможем сдержать обещание перед господином Юном.

    Бу Сюн смеясь, ответил: Это точно!

    Не прошло много времени, как один рослый евнух, ведя за собой десяток людей и сопровождая Ню Ю Дао, вместе покинули императорский дворец.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    ☯Глава 536☯ ⊱☪⊰ Схватить беглеца! ⊱☪⊰

    ☯Глава 536☯

    ⊱☪⊰

    Cхватить беглеца!

    ⊱☪⊰

    Mнoго времени прошло, а Ню Ю Дао вcе не было. Стоявшие за дворцом Гуань Фан И и дядя Чэн не на шутку распереживались. Oднако ничего не поделаешь, в императорский дворец они не смели врываться. А на стене имперского города уже стоял культиватор, который тайно следил за ними.

    Послышались звуки движения. Bрата открылись, и оттуда выехало несколько довольно простых карет.

    Kогда одна карета проезжала мимо них, она остановилась. Окошко в карете открылось, и там показалось лицо Ню Ю Дао. Он махнул двум людям рукой и прошептал:

    — Садитесь!

              Два человека сразу же сели и увидели внутри кареты еще одного рослого мужчину, а именно дворцового евнуха.

    При виде этого мужчины Гуань Фан И не на шутку забеспокоилась. Xоть она не была знакома с этим мужчиной, но его она хорошо знала.

    Настоящее имя этого евнуха большинство людей не знало. Tолько знали, что это был доверенный человек Бу Сюна, его называли Бу Фанг. Когда этот человек появлялся за пределами дворца, то это означало, что он представляет Бу Сюна.

    Гуань Фан И невольно посмотрела вопросительно на Ню Ю Дао. Она не понимала, какие связи у Ню Ю Дао с ним?

              Внутри кареты стало тихо, только можно было услышать звук колес и топот коней.

    По дороге им встретилась одна карета, которая, изменив курс, проехала в одно захолустье.

    Внутри кареты два культиватора сопровождали двух замаскировавшихся людей. Эти два человека как раз были Шао Пин Бо и Шао Сань Шэн. Цвет кожи у них был немного другого оттенка, а брови их были зарисованы. Eсли человек не будет их хорошо знать, то он не сможет из распознать.

    Та карета спокойно ехала по улице, на которой несколько детей играли вокруг костра. Они прыгали и бегали вокруг него. Карета, проезжая через дым, определенно пропахнет запахом дыма. Карета не проехала далеко, как кучер свалился на оглоблю и невольно потянул за собой поводья, отчего карета остановилась.

    Внутри кареты два культиватора тоже ощутили слабость в организме. Они стали учащенно дышать.

    Сидевший прямо Шао Пин Бо посмотрел на Шао Сань Шэна, тот вышел из кареты и посмотрел, что происходит вокруг.

    Шао Пин Бо тоже встал и собирался выйти из кареты, как один культиватор, лежа на месте, указывал на него рукой и шептал:

    — Ты…ты…

    Шао Пин Бо косо посмотрел на него и равнодушно ответил:

    — Большое спасибо господа за сопровождение.

    Хозяин и слуга таким образом покинули карету. Шао Пин Бо посмотрел на улицу, освещенную луной. В этот момент Шао Пин Бо все так же держался, как молодой господин Бэйчжоу.

    Недалеко от них, в одном закоулке появился один человек в черной одежде. Он махнул Шао Пин Бо и Шао Сань Шэну и пригласил их в темный переулок, где они и исчезли…

    Несколько карет въехали во двор, где находились иностранные гости. Остановившись снаружи, Ню Ю Дао и остальные не стали выходить из кареты. А другие люди отправились во двор узнать обстановку.

    Очень скоро посыльный вернулся и, отдернув занавеску, доложил сидящему Бу Фангу:

    — Господин Фанг, объект не здесь. Два охранника сказали, что еще не стемнело, как он направился в карете в посольство царства Вэй на банкет. Его сопровождала охрана трех великих сект.

    Услышав это, Ню Ю Дао испугался, после чего взволнованно посмотрел на Бу Фанга.

    Бу Фанг серьезно сказал:

    — Сейчас же узнайте, что это за пир. Следите за объектом.

    — Слушаюсь! – тот человек ответил и закрыл занавеску.

    Карета развернулась и выехала из двора для иностранных гостей. Они направились прямо в посольство царства Вэй.

    По дороге Бу Фанг внезапно проговорил:

    — После того, как объект выедет из посольства царства Вэй, я могу отозвать учеников трех сект, чтобы они не смогли его защитить.

    Ню Ю Дао слегка кивнул головой. Он понял его. Шао Пин Бо - все же шурин князя Ин, и царство Ци не могли убить Шао Пин Бо своими руками. А вот несчастный случай они допустить могли.

    Только никто из них знал, что сейчас в посольстве царства Вэй их тоже ожидал непредвиденный случай.

    На банкете плясали красавицы. Все банкетные места были заняты, только одно место пустовало. Не хватало одного гостя. И конечно же этим гостем был Шао Пин Бо.

    Шао Пин Бо ушел в уборную, поэтому охрана не стала сопровождать его. Не будут же они его и там охранять.

    Охрана трех сект заподозрила что-то неладное. Один ученик взял с собой двух культиваторов и отправился в уборную, чтобы проверить Шао Пин Бо.

    Только один культиватор у входа преградил им путь. Они хотели войти, только этот культиватор не давал им. В итоге между ними завязался спор, который привлек внимание Кан Хэ.

    — Он просто выполняет свои обязанности, также заботясь о господине Шао. - Кан Хэ махнул рукой, давая знак, чтобы тот культиватор впустил их.

    Ученики трех сект вошли в уборную и стали осматривать все, да только никого там не нашли. Комната оказалась пустой...

    Еще не успела карета доехать до посольства царства Вэй, как уже один человек преградил путь карете и, отдернув занавеску, доложил:

    — Господин Фанг, объект исчез, а посольство Вэй не разрешает нам все обыскивать…

    Он рассказал примерно ситуацию. Ню Ю Дао про себя же испугался.

    Разве мог он дальше сидеть в карете. Он сразу же вышел из кареты и взметнулся к крыше одного дома. По крышам домов он сразу же направился к посольству царства Вэй.

    Еще не успев добраться до посольства, он уже слышал гневный крик Кан Хэ:

    — Здесь вам посольство царства Вэй! Кто смеет здесь безобразничать?!

    Повернув голову, он увидел, что Бу Фанг и другие прибыли сюда. Кан Хэ, сразу указывая на Бу Фанга, сказал:

    — Господин Бу, что царство Ци себе позволяет?

    — Ищем преступника! – не дождавшись, пока Бу Фанг ответит, Ню Ю Дао взял инициативу в свои руки.

    Он знал, что посольство Вэй - это представители царства Вэй. Без оснований нельзя будет сюда войти.

    Кан Хэ гневно сказал:

    — Разве здесь есть место преступникам?

    Ню Ю Дао: Шао Пин Бо украл драгоценности и уже скрылся. Надеемся, что посольство Вэй не будет укрывать преступников.

    Кан Хэ словно шутку услышал:

    — Высокопоставленный молодой господин Бэйчжоу будет красть драгоценности? Что за шутка?

    Один культиватор подошел к Кан Хэ и прошептал ему на ухо:

    — Этот человек и есть Ню Ю Дао…

    Культиватор рассказал, как видел, как Ню Ю Дао у озера Небесного зеркала сражался с Кунь Лин Шу.

    Глаза Кан Хэ замерцали. Он еще раз оценивающим взглядом посмотрел на Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао переглянулся с Бу Фангом, намекая, что медлить нельзя.

    — Обыскать! – под предлогом Ню Ю Дао, Бу Фанг решительно отдал приказ.

    И культиваторы, стоящие позади них, сразу же ворвались в посольство.

    — Хорошо! Раз посмели безобразничать в посольстве царства Вэй, я завтра пойду и спрошу у императора царства Ци что это такое! – Кан Хэ гневно кричал.

    Что они там могли найти? Теперь они ничего не могли найти в посольстве царства Вэй. Ню Ю Дао и не надеялся на что-либо. Поиски продолжались, а Ню Ю Дао с Бу Фангом отправились обратно во дворец для иностранцев. Вдруг Шао Пин Бо уже вернулся?

    — Толпа следила за одним и не смогла толком проследить? – Бу Фанг тоже был разгневан. Когда он выходил из посольства царства Вэй, то кричал на культиваторов трех сект и велел им:

    — Прикажите городской страже не выпускать никого из города!

    Так они сразу полетели обратно во дворец иностранных гостей.

    Вечером в столице царства Ци начались движения, в ходе которых были задействованы культиваторы. Но раз Бу Фанг тоже был здесь, то никто не мешал культиваторам.

    Когда они добрались до дворца, то узнали, что Шао Пин Бо не возвращался обратно. Ню Ю Дао и остальные, тогда вломились в комнату Шао Пин Бо.

    Бабочки малой луны влетели в помещение, освещая все вокруг. На столе в его комнате они увидели ящик и запечатанное письмо.

    Ню Ю Дао взял письмо, в котором было только несколько строк:  *Чувствую себя не очень удобно, принимая этот подарок. Возвращаю его князю Ин. Берегите мою сестренку!*

    Увидев это, Ню Ю Дао стянул щеки. Похоже Шао Пин Бо явно не собирался возвращаться и уже подготовился к отъезду. Похоже, теперь его и в посольстве царства Вэй точно уже не найдешь.

    Бу Фанг с каменным выражением лица забрал письмо, ему же потом нужно будет отчитаться.

    Он также открыл ящик и увидел там банкноты и серебро, после чего закрыл его и тоже взял с собой. Ему и это нужно будет потом показать начальству.

    В это время снаружи прибежал человек и доложил:

    — Господин Фанг, в южной части города заметили, как несколько человек на двух ездовых птицах покидают город.

    Бу Фанг серьезно ответил:

    — Догоните и возьмите посольство царства Вэй под надзор. Откуда появились эти птицы!

    Определенно посольство царства Вэй замешано в этом деле. Определенно они причастны к побегу Шао Пин Бо. Точно ему хорошо помогли. Ведь обычный культиватор не сможет покинуть сейчас город, так как на стене сейчас на страже стоят культиваторы.

    И вполне возможно, что эти две птицы прилетели из царства Вэй. Теперь многое указывало на царство Вэй.

    Ню Ю Дао посерьезнел. Он уже потерял все надежды, что может поймать сейчас Шао Пин Бо. Если задействованы ездовые птицы, то кто знает, куда они теперь полетят после царства Ци.

    Он сожалел, что опоздал на один шаг. Однако ничего не поделаешь. Он же не мог ворваться в гостевой двор для иностранцев и убить там Шао Пин Бо. Последствий этого он просто бы не смог выдержать.

    Он понимал про себя, что Шао Пин Бо хорошо просчитал все. Он не думал, что Шао Пин Бо так явно направится к сестренке. Это кажется, что Шао Пин Бо при первой возможности побежал к сестренке, но на самом деле все было просчитано.

    Вернувшись в гостевой двор, он отошел с Гуань Фан И в сторонку:

    — Сейчас же свяжись с Сюань Вэй. Спроси ее, что все это значит?

    Конечно без указаний царства Вэй посол царства Вэй не стал бы связываться с Шао Пин Бо.

     

    …..

    Посольство царства Вэй.

              После того как провели обыск, стража ничего не нашла.

    Стоявший под карнизом Кан Хэ все это время ругался на людей. И когда все чужие ушли, он поднял голову, посмотрел на луну и улыбнулся. Он, заложив руки за спину, был доволен.

               Только недолго длилась его радость, потому что снаружи пришел человек и прошептал:

    — Сановник, произошел инцидент.

               Он увидел двух людей, которых поддерживая привели сюда. Это были как раз те самые два культиватора, которые сопровождали Шао Пин Бо.

                Бу Фанг велел прочесать весь город. Он понял, что Шао Пин Бо уже вряд ли находится в городе, но все же хотел удостовериться в этом. Поэтому велел продолжить поиски, чтобы хотя бы найти тех, кто помог Шао Пин Бо. В итоге он обнаружил этих людей.

                Кан Хэ поменялся в лице. Он быстро спустился с крыльца, подошел к ослабленным культиваторам и серьезно спросил:

    — Что случилось?

    — Мы тоже не понимаем, что произошло. Тот господин Шао похоже не хотел уезжать с нами… - один из культиваторов рассказал обо всем, что произошло.

    Кан Хэ застыл. Он сквозь зубы проговорил:

    — Шао Пин Бо, ты что задумал?

    Он только что так радовался, что обрадует канцлера и оправдает ее доверие. Но кто ж знал, что выйдет такое.

     

     

     

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

    Глава 537 - Бессонная ночь

     

    Глaва 537 - Бecсонная ночь

     

              В посольстве цаpства Цзинь было безлюдно и тихо, только лишь иногда отвечающие за охрану ученики то и дело ходили по территории, периодически совершая обход.

              Через пестрое разноцветное окно, что находилось под старым деревом, в комнату посольства падал лунный свет. Oдин старец расположился здесь прямо под светом горящей лампы и читал книгу. Это был Бо Kуань Юань - посол царства Цзинь, временно находящийся теперь в царстве Ци.

    Внезапно раздался скрип двери, это вошел его старый слуга. Он подошел ближе к Бо Куань Юаню и стал шептать ему на ухо:

    — Господин, мы проводили человека. Все спокойно.

    Бо Куань Юань, все также не отрываясь от книги, спросил:

    — Hичего необычного? Не было никаких проблем?

    Cтарый слуга: Как мне отчитались, все прошло спокойно, без каких- либо происшествий. Вряд ли что-то снова произойдет.

               У Бо Куань Юаня стало легко на душе. Он тут же отложил книгу, что была у него в руках, и облокотился на спинку стула. Засмеявшись, он проговорил:

    — A этот старший молодой господин Шао - действительно выдающаяся личность! Не зря он у всех на слуху! Ах…насчет плана карты царства Цзинь?  Я сейчас впрочем, надеюсь, что старший молодой господин Шао сможет что-то да преподнести его Величеству и поможет мне выделиться определенными заслугами. А в посольстве Вэй что происходит сейчас?

    Старый слуга:

    — Там сейчас очень опасно. Бу Фанг ворвался туда, взяв с собой людей, и обыскал посольство царства Вэй. К большому счастью, старший молодой господин Шао вовремя покинул то место. Задержался бы он хоть на немного, то тогда не было бы у него возможности сбежать. Не зря все-таки господин Шао так торопился.

    Бо Куань Юань удивился:

    — И Бу Фанг вдруг всполошился? - немного поразмыслив, он смеясь добавил:

    — Хорошее было представление, ничего не скажешь. Боюсь завтра нам тоже придется наблюдать, как Кан Хэ станет со всем упорством разыгрывать комедию.

                Когда Шао Пин Бо нашел Бо Куань Юаня, из царства Цзинь не приходило каких-либо указаний, поэтому Бо Куань Юань не хотел вмешиваться в это дело, дабы не навлечь на себя лишние неприятности. Но Шао Пин Бо не стал дожидаться обратной связи от царства Цзинь. Он сразу же дал понять, что не станет подвергать Бо Куань Юаня каким-либо беспокойствам. Он попросил только одного - чтобы его сопроводили, когда это потребуется. Поэтому Бо Куань Юань так просто и легко сопроводил Шао Пин Бо.  А посольство царства Вэй, конечно, не осмелится признавать правду. И завтра делая вид, что все они в одном животе, Кан Хэ придется разыгрывать спектакль и давать объяснения императору Ци.

    Более того, царство Ци уже было уверено в том, что это именно царство Вэй помогло Шао Пин Бо бежать иной раз. Ну а если вдруг кто-то вызовется начать расследование, Бо Куань Юань будет гнуть свою линию, перекладывая все на царство Вэй.

                Самое главное, что вся вина произошедшего и проблемы лягут на плечи царства Вэй, а вот о царстве Цзинь никто и думать не станет. Тот, кто поистине был виноват в этом деле, не будет расплачиваться за это. Всего-то надо делать вид, что ты в самом деле не имеешь к этому никакого отношения.

    И тот факт, что те, кто напрасно старался, завтра будут виновниками и разыгрывать спектакль - не мог не смешить Бо Куань Юаня.

    Только потом Бо Куань Юань долго и тяжело вздохнул. На вид даже если кажется, что вывезти Шао Пин Бо было легко, но на деле все было действительно сложно. Если бы этот план не давал возможности оставаться в стороне, и если бы это дело не волновало Бо Куань Юаня, то в сущности он бы не смог ответить одобрительно Шао Пин Бо.

    Хорошенько все обдумав, Бо Куань Юань понял, что во время всего процесса он чувствовал себя как нельзя прекрасно.

     

     

    ……………

     

    Яркий свет луны освещал всю землю. Под завесой ночи две больших птицы парили в небе.

    Шао Сань Шэн, оглядываясь на превратившуюся в море огней столицу вдалеке, тяжело вздохнул. Он посмотрел на сидящего на второй птице Шао Пин Бо, он снова подчинился приказу старшего молодого господина. Шао Сань Шэн прежде обдумывая и понимая, что бежать, когда за ними наблюдают столько культиваторов, им не удастся легко, обратился к послу царства Цзинь за помощью. Их посол как раз пребывал в это время в царстве Ци. Только вот разве он мог помочь в такой ситуации?

    И конечно Шао Сань Шэн не ожидал такого исхода и был удивлен, когда Шао Пин Бо за один короткий разговор с послом царства Цзинь смог получить его помощь. Во время их разговора и осуществления всего плана Шао Сань Шэн присутствовал тоже.

    Когда Шао Пин Бо преподнес подарок императору царства Цзинь и озвучил свою просьбу перевезти его, используя силы царства Цзинь, посол стал туманно говорить, не давая четкого ответа.

               Тогда старший молодой господин спас ситуацию только лишь одной фразой. Он сказал, что Сюань Вэй уже приказала своему послу царства Вэй сегодня вечером позаботиться о нем и помочь ему выехать отсюда. Только вот, к кому же он - Шао Пин Бо теперь присоединится, к царству Вэй или царству Цзинь?

    Посол царства Цзинь в свою очередь удивился и все же выразил сомнение на этот счет.

    Тогда старший молодой господин удостоверил посла царства Цзинь в том, что если Шао Пин Бо сегодня вечером покинет это место с помощью царства Вэй, то царство Цзинь останется безучастным, наблюдая за всем со стороны. И тогда Шао Пин Бо ничто не остается делать, как принять помощь от царства Вэй!

    В конце концов, посол царства Цзинь, используя возможности и силы своего царства, выделил две птицы для Шао Пин Бо и заодно отправил одного из учеников караула, чтобы помочь Шао Пин Бо покинуть царство Ци.

    Шао Пин Бо в полной тишине смотрел на созвездия в небе. Хоть он и спасся в этот раз, но радоваться было нечему. Ведь на самом деле он встретил множество ветров да буранов. Не будь он таким выносливым, то давно уже бы распрощался с жизнью.

    Шао Пин Бо не только не радовался, он чувствовал себя так унизительно из-за своего положения.  Ведь каким способом его снова прогнали и как вынудили снова бежать, , поджав хвост, точно собака!

    Старший молодой господин теперь нисколько не был рад этому.

     

    ………………..

     Бу Фанг в это время сидел внутри постоялого двора для гостей, где прежде останавливался Шао Пин Бо. Он задействовал все силы культиваторов и учеников в поисках Шао Пин Бо и ожидал от них новостей.

                 А вот Ню Ю Дао, прождав больше часа и не дождавшись каких-либо новостей, понял, что нет никакого смысла сидеть и ждать. Если принимать во внимание способности Шао Пин Бо, то скорее всего он уже давно сделал ноги. Так что теперь его поймать будет очень сложно.

    — С позволения, почтенный Бу, я откланяюсь.- обратился Ню Ю Дао к Бу Фангу, прощаясь с ним.

    После чего он немного призадумался - стоит ли ему ехать в царство Вэй, чтобы все-таки продолжить попытки убить Шао Пин Бо.

    Бу Фанг, которого ярко освещал лунный свет во дворе, обратился в ответ к Ню Ю Дао:

    — Куда ты собрался ехать?

    Ню Ю Дао: Сначала вернусь в постоялый двор для гостей. А если возникнет необходимость, вы свяжетесь со мной. Судя по способностям почтенного, то я точно не пропаду из его поля зрения.

    Бу Фанг: По мне, так тебе не нужно впредь мотаться туда-сюда и искать себе беспокойств. Лучше тебе остановиться здесь.

    Ню Ю Дао, услышав это, только лишь прищурил глаза и уставился на него.

    Гуань Фан И и дядя Чэн, что стояли рядом с Ню Ю Дао, настороженно встали.

    Бу Фанг добавил: Это мнение главного управителя.

    Ню Ю Дао: Что ж, эту доброжелательность управителя я не совсем понимаю.

    Бу Фанг: Оставь это дело. Главный управитель сам лично придет к тебе, чтобы увидеться. Ню Ю Дао ждал, пока его собеседник уйдет первым, но в итоге не дождавшись решил первым уйти.

                 Только вот уйти Ню Ю Дао и остальным не удалось. Группа культиваторов преградила им путь и не выпустила их. Это был двор, где остановился сбежавший Шао Пин Бо. Именно это и создало проблем этим троим.

    У Гуань Фан И душа ушла в пятки:

    — В чем проблема?

    Ню Ю Дао однако сам ничего не понимал. По какой причине Бу Сюн поступает так.

     

    …………

     

    Императорский дворец.

    — Сбежал?

    Хао Юн Ту, что собирался отдохнуть после принятия ванны, слушая доклад от Бу Сюна, очень удивился.

    Стоящий рядом с бассейном Бу Сюн кивнул головой в знак согласия и продолжал:

    — Так точно. Шао Пин Бо сбежал. Мы опоздали ровно на шаг.

    — Сбежал прямо с пира? А не думаешь ли ты, что это кто-то из учеников или культиваторов проболтался и выдал информацию. - тут Хао Юн Ту нахмурил брови и стал размышлять, взгляд его стал коварным.

    Он начал сомневаться, может во дворце появился шпион, после помощи которого Шао Пин Бо и смог сбежать.

    Бу Сюн: Такой вариант можно сразу же исключить. Согласно словам сопровождающих Шао Пин Бо культиваторов, что охраняли его, этот господин Шао скрылся раньше того, как тут в царстве начались какие-либо движения. А еще ко всему прочему, действия царства Вэй вполне понятны и объяснимы - они хотели помочь Шао Пин Бо сбежать.

    И во время пира в посольстве Вэй Ню Ю Дао еще не успел пройти внутрь дворца. Потому и нет никаких оснований считать, что произошла утечка информации.

    — Царство Вэй хотели помочь Шао Пин Бо бежать отсюда…- Хао Юн Ту прошептал это и погрузился в мысли. Сейчас он немного жалел, что не был решительным в свое время и не убил Шао Пин Бо. Хао Юн Ту поднял свой взор и сказал:

    — Во что бы то ни стало найдите его. А когда найдете, сразу же убейте!

    Pаньше он считал, что Ню Ю Дао не стоит того, чтобы убивать Ша Пин Бо. Но сейчас действия царства Вэй заставили Хао Юн Ту принять решение убить Шао Пин Бо! И теперь было неважно кем Шао Пин Бо приходился принцессе.

    Бу Сюн ответил: Так точно!

     

    ……

     

    Резиденция управления князя Ин.

    Посреди ночи Бу Фанг явился в резиденцию с людьми, чем доставил неудобства уже приготовившемуся ко сну князю Ин Хао Чжэню. Он заставил князя подняться с постели в такой поздний час.

    Хао Чжэнь, услышав, что это желание отца-императора, сразу же поторопился встать. А как иначе?

    Увидев Бу Фанга, князь тотчас спросил:

    — Почтенный Бу, какие намерения у отца-императора?

    Бу Фанг, окидывая взором толпу, медленно спросил:

    — А где принцесса?

    — Попросите принцессу не медлить и немедленно присоединиться к нам. - Хао Чжэнь велел кому-то из своих слуг позвать скорее Шао Лю Эр. Женщинам ведь требуется больше времени, чтобы собраться и выйти.

    Вскоре появилась Шао Лю Эр. Она спешно подошла к толпе и выглядела не расчёсанной и не подготовленной.

                Бу Фанг не стал тянуть и мучать супругов догадками, а попросил сзади стоящего ученика принести шкатулку. Поставив эту шкатулку прямо перед супругами Ин, он попросил их рассмотреть ее.

    Хао Чжэнь не понимал абсолютно ничего. Он недоумевал.

                Шао Лю Эр однако, увидев эту шкатулку, сразу же почувствовала, как у нее на сердце защемило. Разве это не та шкатулка, которую она сама лично вручила старшему брату? Она вдруг содрогнулась и испугалась: «С чего это император в такой поздний час отправил своего подчиненного с этой шкатулкой?»

                Открыв ее, внутри они обнаружили золотые и серебряные банкноты. Шао Лю Эр тут стала понимать сквозь страх и волнение, что дело было серьезным. Только она не понимала, насколько же большим оно было.

    Бу Фанг спросил у них: Князь, принцесса, вам знакома эта вещь?

    Шао Лю Эр: Да, мне знакома. Эту шкатулку я еще вчера сама преподнесла в виде подарка старшему брату.

    Хао Чжэнь тут сразу же среагировал и ему было непонятно. В конце-то концов, что такого в том, что они преподнесли шурину кое-какие ценности? Неужели сделать это было ошибкой?

    Бу Фанг: Князь, принцесса, вам известно, куда направился Шао Пин Бо? Если что-то знаете, расскажите и не скрывайте ничего.

    Они конечно знали только то, что Шао Пин Бо гостевал в гостевом дворе. Остальное супругам не было известно.

    Расспросив их еще немного, Бу Фанг вручил князю письмо от Шао Пин Бо, которое он ранее оставлял. Вручив письмо, Бу Фанг почтительно поклонился и ушел. Он не стал долго говорить и задерживаться, а просто ушел.

                 Наконец когда все ушли, в резиденцию пришел Гао Цзянь Хоу и доложил обо всем произошедшем князю. Он рассказал о том, как Ню Ю Дао прибыл в царство Ци и заходил в императорский дворец, после чего вместе с Бу Фангом пытался схватить Шао Пин Бо, однако это все было зря. Шао Пин Бо удалось сбежать с помощью царства Вэй.

     

    Хао Чжэнь сидел с каменным лицом. Он достал письмо Шао Пин Бо и передал его присутствующим там. Наконец, в последнюю очередь письмо дошло и до рук пребывающей в неоднозначном состоянии Шао Лю Эр.

                Увидев письмо, Шао Лю Эр покрылась холодным потом. Только что у нее промелькнула мысль, что испугавшись произошедшего, она чуть было не призналась. К счастью, у Шао Лю Эр быстрая реакция. Она догадалась, что раз уж сначала показали эти вещи, то всяко не станут стрелять без мишени. И к тому же этот главный управитель Бу просто хотел посмотреть на их отношение и реакцию. Не расскажи она ранее насчет шкатулки, непонятно было бы, к чему это привело бы.

                Шао Лю Эр немного отступила и присела. Она была напугана. Все это произвело на нее большее впечатление. Точно всего лишь миг разделял ее между благополучием и бедой! И после письма принцесса поняла, что Шао Пин Бо, не взяв деньги, а наоборот возвращая их обратно, ушел не попрощавшись!

                Хао Чжэнь в свою очередь тоже не понимал, что же в конце концов происходит? С чего это Бу Фанг сам лично хотел схватить Шао Пин Бо? Он хотел найти Ню Ю Дао и выяснить, что да как.

    Он спросил: А Ню Ю Дао сейчас где?

    Гао Цзянь Хоу: Он находится под домашним арестом, его задержал Бу Фанг.

    — Задержал?- удивился Хао Чжэнь.

    И ему и Шао Лю Эр ничего не было понятно. Каждый сам по себе задавался вопросами о том, что происходит.

    Его Величество вызвал людей в резиденцию в срочном порядке. Сегодня им всем и думать об отдыхе было нельзя, пока ситуация не прояснится. Их всех ожидала долгая бессонная ночь……..

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    ☯Глава 538☯ ⊱☪⊰ Мое положение на 80-90% раскрыли! ⊱☪⊰

    ☯Глaва 538☯

    ⊱☪⊰

    Moе положение на 80-90% pаcкрыли!

    ⊱☪⊰

     

    Не только у князя Ин была бессонная ночь. Множество важныx семей царства Ци из-за странной активности людей императора не могли уснуть.

    Tолько приехавший в столицу царства Ци и теперь находящийся под домашним арестом во дворе иностранных гостей Ню Ю Дао тоже был удивлен действиями имперского дворца. Он не понимал в чем причина всего этого.

    Уже светало и дело шло к полудню. Наконец за двором раздался шум, и одна карета остановилась около дворца

    Один дворцовый евнух зашел за Ню Ю Дао.

    — Главный управитель приехал? – Ню Ю Дао спросил.

    Eвнух только улыбнулся, но не ответил. Он просто пригласил его подняться в карету.

    Ню Ю Дао не торопился подниматься в карету. Он только подошел и, отдернув занавеску, посмотрел внутрь. Там он увидел довольно спокойного Бу Сюна.

    — Заставил тебя долго ждать. Ничего не поделаешь, у меня только сейчас появилось свободное время. – Бу Сюн разъяснил.

    Ню Ю Дао закатил глаза, открыл занавеску полностью и спросил Бу Сюна:

    — Что это значит?

    Бу Сюн прищурившись улыбнулся:

    — Поднимайся. У меня для тебя хорошее дело.

    — Хорошее дело? – Ню Ю Дао сомневаясь спросил.

    Бу Сюн кивнул: Для тебя да. Очень хорошее.

    Ню Ю Дао засомневался. Он не знал, что за черт творится здесь. Посмотрев по сторонам, он заметил, что тут стояла только одна карета. Он спросил:

    — A остальные люди как? – он указал на Гуань Фан И и дядю Чэна.

    — Куда хотят - туда пусть и идут. Никто не будет заботиться о них. – Бу Сюн сказал и махнул рядом стоящему евнуху. Сразу несколько культиваторов освободили двор Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао переглянулся с Гуань Фан И и после этого залез в карету.

    Карета выехала из двора, а спереди нее и сзади ехали два всадника в штатской одежде. Только Бу Сюн, сидящий внутри кареты, был в дворцовой одежде.

    Ню Ю Дао посмотрел на обстановку снаружи через занавеску и спросил:

    — Говори, что в конце концов происходит.

    Бу Сюн: Я отведу тебя к уважаемому человеку.

    — Уважаемый человек? Кто такой? Император? Но это не дорога во дворец императора. Или к главам трех сект? – Ню Ю Дао сомневаясь спросил.

    Бу Сюн со сложенными на коленях руками просто смотрел на него.

    Ню Ю Дао стало не по себе от этого:

    — Главный управитель, что ты в конце концов делаешь?

    На что Бу Сюн ответил стихотворением:

    — Клокочущая река течет на восток, и только волны пытаются побороть героя. Победа или поражение - все в миг может превратиться в пустоту. И только леса и горы будут по-прежнему здесь, и солнце все также будет восходить и заходить…

    Ню Ю Дао застыл.

    Бу Сюн вспомнил еще один стих:

    — В деревне персиков, в персиковой хижине жил персиковый небожитель. Он принадлежал к персикам и менял листы на чай и алкоголь. Сядет перед цветками - трезвеет, засыпает под цветками - пьянеет. И так он коротал свои дни - то пьянея, то трезвея…

    Губы Ню Ю Дао содрогнулись. Он хихикая сказал:

    — Отдел Сяоши действительно непрост. Действительно везде все узнают.

    Бу Сюн улыбнулся. Значит Ню Ю Дао признался.

    — Действительно ты - выдающийся гений! Эти стихи даже растрогали императора. Он хотел тебя позвать, чтобы ты учил его внуков. Ню Ю Дао - дворцовый учитель, это завидная должность!

    — Нет! – Ню Ю Дао отказался:

    — Главный управитель. Ты же не из-за этого хорошего дела позвал меня? Не нужно томить. И я тебе скажу, что это не мои стихи, а моего учителя. Вы не так меня поняли.

    Бу Сюн кивнул:

    — А где твой учитель? Если он такой талант, то я лично отправлюсь за ним.

    Ню Ю Дао сразу ответил:

    — Все ж знают, это Дун Го Хао Pан. Если ты хочешь пойти за ним - я не против, можешь идти. Только сможешь ли ты вернуться?

    — … - Бу Сюн не находил слов.

    Ню Ю Дао продолжал:

    — Главный управитель, кто же хочет со мной увидеться?

    Бу Сюн: Тогда ты ушел не попрощавшись, когда тебя остановили у пастбища. Мы хотели по-хорошему тебя вернуть, а ты, молодец, сжег пастбище. Теперь ясно, что ты тогда спешил украсть у Шао Пин Бо боевых коней. Его величество из-за своего великодушия не стал расследовать дела прошлые, но в одном деле ты должен помочь его величеству.

    Ню Ю Дао улыбнулся. Это что такое? С нынешним влиянием Ню Ю Дао в Южной области, Хао Юн Ту если бы начал расследовать дела прошлые, то показал бы себя со странной стороны. И теперь выставлять Ню Ю Дао должником немного чересчур. Однако он спросил:

    — Главный управитель хочет сказать, что тогда меня останавливали из-за того, что кто-то искал меня?

    Бу Сюн кивнул: Слышал ли ты о господине Юй Цане?

    В мире культиваторов хоть много имен, но это имя не было незнакомым Ню Ю Дао. Хоть он не видел Юй Цана, но слышал его. Он спросил:

    — Это 5-й в списке Дань? Говорят, он широко эрудированный человек и мастер военного дела. А все его ученики - богатые и важные люди. Даже ваш генерал Ху Янь У Хэн считается его учеником. Получается, он – уважаемый человек?

    Бу Сюн кивнул:

    — Тогда его величество встретился с ним, и он упомянул о тебе… - Бу Сюн стал рассказывать, что тогда произошло.

    Он рассказал, как Юй Цан восхищался Ню Ю Дао и хотел пригласить его стать учителем братьев и сестер Юй Цана.

    Глаза Ню Ю Дао заблестели, он замолчал. Молчал он долго и потом внезапно сказал:

    — Остановите карету!

    Карета не остановилась, да и с чего ей останавливаться.

    Бу Сюн спокойно сказал:

    — Мало кто может встретиться с господином Юй Цаном, а связь с господином Юй Цан принесет тебе много пользы в мире культиваторов. Это и для тебя хорошо. Тем более, господин Юй Цан не тот, кто принуждает людей насильно. Ты можешь отказаться от его предложения. Только появись у него. Все же его величество обещал познакомить тебя с ним. Неужели тебе и это сложно сделать для его величества?

    Хао Юн Ту еще в то время хотел познакомить их, да только Ню Ю Дао сбежал.

    Главным еще было то, что Юй Цан в то время помог Хао Юн Ту породнить их семью с семьей Ху Янь У Хэна. Теперь Хао Юн Ту наконец может выполнить свое обещание. Разве будет он упускать такую возможность?

    Ню Ю Дао успокоился и не был уже таким встревоженным. Он сказал:

    — Главный управитель не так меня понял. Я внезапно вспомнил про одно дело. Мне нужно передать кое-что подчиненным. Главный управитель, не беспокойся, я только передам им кое-какие дела и вернусь.

    Ню Ю Дао сейчас и не мог сбежать, ведь Бу Сюн же лично за ним прибыл. Куда Ню Ю Дао сбежит?

    Бу Сюн вытянул руку из окна и махнул.

    — Тррр! – заржали кони, и карета остановилась.

    Ню Ю Дао вышел из кареты и подошел к следующим за ними Гуань Фан И и дяде Чэну. Он отвел Гуань Фан И в сторонку и прошептал ей несколько слов на ухо, затем вернулся в карету.

    Карета двинулась дальше. А Бу Сюн заметил, что Ню Ю Дао стал немного подозрительным.

     

    …..

    Парк Фуфан, бамбуковая роща.

    Сидящий Юй Цан размышлял о побеге Шао Пин Бо. Человек, за которым он пристально следил, в итоге прямо перед его носом сбежал.

    Они вывезли Шао Пин Бо из Бэйчжоу и в итоге легко отпустили его здесь. Он думал, что Шао Пин Бо будет хорошо относиться и служить им, а тот сбежал. Что привело в расстройство Юй Цан. Юй Цану сейчас было плохо не потому, что тот сбежал, а потому, что Шао Пин Бо так презрительно относился к дворцу Утренней луны. Если Шао Пин Бо обратился к покровительству царства Вэй. Что это означало? Это означало то, что ему был не по нраву дворец Утренней луны!

    Все же дворец Утренней луны в мире культиваторов считается мощной сферой влияния, а Шао Пин Бо ни во что их не ставил!

    *Ты хотя бы сказал мне, что тебе нужно. Может я тебе бы предложил что-нибудь. А ты в итоге, ничего не сказав, ушел.*

    Он хорошо понимал, что Шао Пин Бо – человек, который, управляя крошечным Бэйчжоу, противостоял двум царствам, может многое.

    Шао Пин Бо - действительно выдающая личность!

    Только если хорошо подумать, то выбор Шао Пин Бо верен. В царстве Вэй он лучше использует свои таланты. Он будет там пользоваться авторитетом, а вот дворец Утренней луны - не то место, где любят власть.

    Ду Гу подошел и доложил:

    — Учитель, Бу Сюн пришел. Он еще привел Ню Ю Дао.

    — Ню Ю Дао? – Юй Цан удивился:

    — Он разве не под домашним арестом?

    Чего спрашивать? Поэтому он сразу сам пошел их встречать.

    Гости уже вошли в парк. Ню Ю Дао шел рядом с Бу Сюном и осматривался вокруг.

    — Тебе ведь это место не чуждо? – Бу Сюн подшучивая спросил его, а про себя вздыхал. Женщина, о которой столько лет заботился его величество, в итоге была уведена этим парнем.

    Ню Ю Дао кивнул: Ничего не изменилось.

    Юй Цан появился. Он еще на дальнем расстоянии сложил широкие рукава:

    — Главный управитель лично пришел! Прощу прощения, что не вышел вас встречать.

    Обе стороны стали обмениваться любезностями.

    — Много дел, сложно найти свободное время. Вот и пришел, не предупредив господина. Нарушил покой господина.

    — Ничего. Главный управитель - важный и уважаемый гость. – Юй Цан вежливо отвечал. И потом глядя на Ню Ю Дао, проговорил улыбаясь:

    — Неужели это всеми известный Ню Ю Дао?

    Ню Ю Дао сложил руки:

    — Господин ярок, как луна, я по сравнению с ним - всего лишь рисовое зернышко. Младшее поколение Ню Ю Дао приветствует господина Юй Цана!

    — Вежлив. Прошу! – Юй Цан махнул рукой и лично повел в зал гостей.

    Когда все сели, и после рядовых фраз Юй Цан поинтересовался целью их визита. И когда он узнал, что Бу Сюн привел Ню Ю Дао по давней просьбе Юй Цана, то испугался про себя и пристально посмотрел в глаза Ню Ю Дао, не разгадал ли он чего-либо.

    Юй Цан сразу же начал играть свою роль. Он с рвением стал приглашать Ню Ю Дао стать учителем его братьев.

    Ню Ю Дао сразу же отказался, также ссылаясь на Дун Го Хао Рана. Мертвые все же не говорят. И Юй Цан в итоге мог только сожалея вздохнуть.