• Небесный гений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 401 – Действительно смельчак

    Глава 401 – Дeйcтвительнo смельчак

    Человек в черном говорил честно. Oн давно заботился о Cу Чжао и делал все для ее безопасности и возможности жить. Все опасные для жизни тайны он доверил Цинь Mянь и все рискованные задания тоже передал Цинь Мянь. А стоило Цинь Мянь добиться успеxов, как Су Чжао получала чужую славу.

    Tолько Су Чжао ни в коем случае нельзя было дезертировать. Pазве дворец Утренней луны будет мягко относиться к предателям?

    Дезертир - он везде предатель! А предателя уже не защитишь. Иначе дворец Утренней луны не был бы настолько могущественным и вселяющим страх.

    Предателя даже глава не защитит! А глава уже хорошо отнесся к ним - учителю и ученику. Он велел не кому-либо другому устранить проблему, а передал лично учителю устранить ошибку.

    В итоге наступил момент, которого человек с бородой не очень ждал. Ему теперь придется отвечать перед остальными! Поэтому он сам и отправился в погоню за Су Чжао.

    Су Чжао прикусывала губы и понимала, что учитель говорил верно. Она знала, как дворец Утренней луны относится к предателям. Если они не устранят ее, то дворец Утренней луны не будет дворцом Утренней луны. Они убьют ее во что бы то ни стало и исключат будущие проблемы!

    Она посмотрела на Юань Гана и сказала человеку с бородой:

    — Учитель. Все, что я сделала - это моя ошибка. Я только прошу, отпустите его. Пусть он живет!

    Юань Ган посмотрел на нее и сказал: Hе стоит!

    Человек с бородой гневно крикнул:

    — Ты еще думаешь защитить его? Он разве нуждается в твоей защите? Ню Ю Дао уже все подготовил для него. Организация велела устранить только тебя, ему никто не будет преграждать дорогу. Сверху велели отпустить его. Ню Ю Дао уже отгородил его от организации. Он разве тебе не сказал? Ты настолько наивна, что последовала за ним! Поднебесная огромна, и каких только мужчин не бывает! Зачем тебе нужно было ради этого обманщика жертвовать жизнью? Стоило ли оно этого?

    Как только он сказал все это, Юань Ган поразился. Оказывается, владыка Дао уже все подготовил для него?

    Он некоторое время пребывал в замешательстве. Он только знал от Су Чжао, что организация не будет трогать Ню Ю Дао, но не думал, что организация также не будет трогать и его.

    Однако он верил в слова человека в черном. Ведь Ню Ю Дао действительно мог так поступить. Владыка Дао мог преподнести ему такой запасной выход.

    Су Чжао удивленно посмотрела на Юань Гана.

    Юань Ган повернул голову и, глядя ей в глаза, сказал: Я не знал этого.

    Су Чжао улыбнулась и кивнула. Она поверила сразу.

    Юань Ган, порицая себя, сказал: Это я вовлек тебя, оказывается.

    Су Чжао понимала его. Если бы он знал все это, то ему не нужно было бы втягивать ее во все это. Он мог один сбежать. А сейчас они в беде и из ничего раздули слона.

    Они столько крутились, а оказывается все было нормально!

    Однако Су Чжао улыбаясь покачала головой, показывая, что все в порядке.

    От такой сцены человек с бородой чуть ли кровью не стал плеваться. Он словно осознал, что в определенный момент женщин все же нужно выдавать замуж. Вокруг него стала циркулировать ци и поднялся ветер.

    Юань Ган вышел и встал перед Су Чжао, в его руке уже сверкал меч трех яростных рычаний.

    Человек в черном стал обходить его:

    —  Не лезь в дела семейные. Это не твое дело, иначе я случайно и тебя пораню. Прочь!

    Су Чжао поспешила оттянуть Юань Гана:

    — Он - мой дядя. Со мной все будет в порядке. Ты убегай!

    Юань Ган не обращал внимания на ее слова и пристально смотрел на бородатого мужчину:

    — Что мне нужно сделать, чтобы вы отпустили ее?

    Человек с бородой, уставившись на Су Чжао, четко ответил, проговаривая каждое слово:

    — Предателю только смерть!

    Юань Ган внезапно взмахнул рукой, оттолкнул Су Чжао и направился вперед. Он, используя всю силу и махая мечом, стал атаковать человека с бородой!

    — Не нужно! – Су Чжао крикнула потому, что хорошо понимала, что Юань Ган - вовсе не противник учителю.

    Человек с бородой только хмыкнул, и под его ногами появилась рябь на песке. Можно было увидеть, как один купол появился из под песка, защищая человека с бородой. Это была защитная ганци.

    Он вовсе не считал Юань Гана своим противником и стоял не двигаясь.

    «Рррр!» - внезапно рев тигра раздался в душах каждого.

    Казалось, будто рядом с ними бродил тигр.

    Юань Ган со всей силы ударил мечом по куполу.

    Он сам впервые услышал этот рев от меча трех яростных рычаний и заметил, как скорость его атаки в этот раз заметно увеличилась, а стала была яростной и пугающей.

    Очень сильный!

    Человек с бородой про себя оценил силу Юань Гана. Он заметил, что этот меч был непростым мечом, а у Юань Гана была необычная сила.

    «Бах!» - раздался жесткий треск, и купол защитной ганци человека с бородой был пробит.

    В то же время человек с бородой ощутил, что что-то пошло не так, и поменялся в лице. Он не думал, что этот простой мужлан, который может только бежать на двух ногах, в итоге сможет пробить его ганци.

    Держащая меч Су Чжао, готовилась выйти вперед и помочь Юань Гану, но она не думала, что Юань Ган в итоге сможет пробить защиту учителя.

    Она хорошо знала реальную силу учителя, а она была не слабой. Простой человек не мог пробить эту силу. Су Чжао уже знала, что Юань Ган обладает мощной силой и храбростью. Но она и подумать не могла, что он может быть настолько сильным.

    Волны песка расходились во все стороны.

    Ранее человек с бородой презирал Юань Гана и не считал его атаки опасными, но теперь, когда меч Юань Гана направлялся на его голову, ему трудно уже было сохранять спокойствие.

    «Шух!» - в его руке появился меч, и он, как призрак, заградил мечом атаку Юань Гана.

    «Бух!» - раздался звук металла.

    Меч Юань Гана чуть ли не придавил меч противника к голове.

    Человек с бородой снова испугался. Ведь это была не магическая сила, а простая грубая сила! Он еще подумывал, может Юань Ган притворился свиньей, чтобы съесть тигра. Но он оказывается действительно не был культиватором.

    Он сейчас только понял с помощью этой атаки, что Юань Ган действительно не использовал магическую силу.

    Кто в поднебесной среди простых людей сможет обладать настолько мощной силой? Это просто истинный удалец! Человек с бородой вздыхал про себя и, поднимая снова вверх ганци и поддерживая одной рукой меч, отбросил давление меча.

    «Бах!»

    От такой мощной силы Юань Гана отбросило назад.

    Он пролетел более десяти чжан и упал. Затем опершись на меч, он снова поднялся и направился атаковать противника.

    Учитель Су Чжао снова удивленно посмотрел на Юань Гана. Оказывается, он даже смог выдержать его удар? Ведь обычный культиватор уровня чжу цзи от этого удара, если не умрет, то по меньшей мере получит тяжелые ранения. А этот парень снова направился атаковать его? Действительно оборотень какой-то!

    А спереди на него уже направлялась Су Чжао с мечом.

    От этого человек с бородой пришел в ярость.

    Сколько сил он приложил, чтобы вырастить эту девочку! Сколько своего внимания он уделил на ее учения! А она, оказывается, решает с посторонним человеком атаковать его? Это что вообще такое!

    Он взмахнул рукой, и огромная волна песка направилась на Юань Гана, а свой меч направил на Су Чжао.

    Су Чжао направлялась атаковать его с мечом, только под ее ногами песок внезапно стал вращаться, и она попала в мощный вихрь.

    Су Чжао в этом вихре просто не могла открыть глаза и постоянно вращалась, словно во мраке.

    «Шух!» - учитель выпустил в ее сторону стремительную ци меча.

    «Бах!»

    Вихрь был разбит от этой ци меча, и также эта ци пробила защитную ганци Су Чжао. Свежая кровь появилась в пространстве. А она, словно обрубленный воздушный змей, вылетела из вихря.

    «Бах!»

    Среди толщи песка появилась дыра, из которой доносился яростный рев. Юань Ган снова вышел и направился атаковать его с мечом.

    Когда на него выпустили слои песка, он увидел, как человек в черном ранил Су Чжао.

    «Аррр!» - Юань Ган рычал.

    В этот момент можно было увидеть как на всем его теле раздулись вены. Юань Ган выглядел, как разгневанный зверь, и, махая мечом, направился на человека с бородой.

    Пустынные скорпионы вокруг словно ощутили ярость Юань Гана и все начали странно покачивать хвостами. От этого появилось странное жужжание.

    Но самое интересное - это жужжание переходило к другим скорпионам. Они также стали покачивать своими хвостами. Жужжание расходилось и даже доходило до пустынных скорпионов, которые находились очень далеко отсюда. А находившиеся поблизости скорпионы внезапно направились сюда. Все спешили к месту сражения.

    Со всех сторон скорпионы стремительно направлялись в эту сторону…

     

    ….

    Над пустыней в воздухе парила одна огромная красивая птица, словно разноцветный феникс. Ее перья переливались на солнце, а на ней стояли мужчина и женщина.

    Мужчина выглядел выдающимся. Это был опытный и мудрый мужчина среднего возраста, на его плечи спадали длинные волосы. На нем был простой халат, и старинный меч висел у него за спиной. Только этот меч был куда шире простого меча. Мужчина выглядел очень спокойно.

    Женщина носила черную мужскую одежду. Она тоже была одета в простую одежду. И хоть она была не накрашена, но ее выразительные глаза и брови говорили о ее естественной красоте.

    Серьги в ушах и выдающая вперед грудь выдавали ее.

    Женщина стояла прямо и величественно. По ее осанке, характеру и темпераменту можно было определить, что она легко могла привлечь к себе внимание.

    Из песка постоянно возникали дыры, и множество пустынных скорпионов выходили наружу и направлялись в одно место.

    Два человека заметили это.

    — Пустынные скорпионы… как-то странно ведут себя. Может они учуяли какую-либо дичь? – женщина спросила.

    — Скорее всего, м? – мужчина только ответил, но потом удивленно хмыкнул. Он, управляя птицей, снизился немного ниже, чтобы яснее увидеть происходящее.

    — Что-то не то. Я видел много раз как пустынные скорпионы нападали на дичь, но в этот раз они все странно качают своими хвостами. Смотри. Все они направляются в одну сторону. Сначала они двигают хвостами и только потом направляются в том направлении.

    Как только он договорил это, из под земли одна громадина стала выходить наружу.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 402 – Гора пустынных скорпионов

    Глaва 402 – Гopа пуcтынных скорпионов

    Из под песка сначала появились две огромные клешни, а потом и огромная голова скорпиона. Вслед за головой из под песка появилось огромное тело и мощный хвост, который был похож на столб. Клешни и хвост этого огромного скорпиона были золотисто-желтого цвета.

    Этот скорпион выглядел, как холм. Его тело, не считая хвоста, уже достигало более десяти чжан в длину. Все пустынные скорпионы, которые были размером с быка, в этот момент казались невзрачными по сравнению с этой махиной.

    Женщина удивленно спросила: Hастолько большой пустынный скорпион?

    Mужчина, пристально глядя на этого скорпиона, проговорил:

    — Говорят, что в этой пустыне есть император и императрица скорпионов. Oни, видимо, скрывались под песком и не появлялись долгое время. Императрица отвечает за рождаемость скорпионов и по размеру очень огромная, больше императора. Этот скорпион должно быть и есть легендарный император скорпионов.

    Пока они разговаривали, так называемый император скорпионов начал двигаться. Xоть он был большой, но этот передвигающийся холм двигался очень быстро - быстрее простых пустынных скорпионов. Те скорпионы, кто попадался на его пути, были просто откинуты им.

    Если посмотреть со стороны, то можно было заметить, что все скорпионы направлялись в одну и ту же сторону.

    — Вряд ли они просто поесть вышли. Что же такое привлекло внимание императора скорпиона. Может особая дичь? – мужчина покачал головой и, посмотрев на женщину, спросил:

    — Канцлер, посмотрим?

    Женщина кивнула: Хорошо. Pасширим наш кругозор!

    Мужчина махнул рукой, и огромная птица направилась за императором скорпионов.

    По дороге они видели, как множество скорпионов двигались в одном направлении. Неважно с какой части пустыни - все скорпионы словно сошли с ума. Мужчина на птице, наблюдая за всем этим, ясно понимал, что это явно не простая дичь привлекла скорпионов…

     

    Увидев, что этот дебил, не жалеющий жизни, снова набрасывается на него, господин Бай гневно закричал:

    — Ты думаешь, что я не посмею убить тебя здесь? Здесь никого нет. Никто не сможет сказать, что это я тебя убил. Не удивляйся, что ты не выживешь! - он взмахнул мечом и выпустил мощную ци меча.

    Юань Ган ни капли не боялся, а схватив двумя руками меч, с набухшими венами направился атаковать противника.

    «Уууу!» - меч трех яростных рычаний взревел и также выпустил водопадную тень.

    «Бах!» - ци меча противника была разрушена.

    Юань Ган, крепко держа свой меч в руках, отступил немного назад, а его волосы теперь растрепались.

    Господин Бай снова удивился. Он вновь заметил необыкновенную грубую силу Юань Гана. Эта грубая сила просто поражала его!

    A Юань Ган снова нападал на него.

    — Жить надоело! – господин Бай усмехнулся и в этот раз выпустил сразу два удара мечом.

    «Бах!»

    «Ууу!» – раздалось рычание тигра.

    И снова ци меча была разрушена.

    Только в этот раз на Юань Гана одна за другой летели две атаки. Одну он отбил, а на вторую не успел выпустить ответный удар.

    Он отошел назад и преградил мечом удар противника. Одной рукой он держал меч, а другой рукой поддерживал его с другой стороны.

    «Бах!»

    В этот раз ци меча учителя Су Чжао снова разбилась, только и Юань Ган кашлянул кровью.

    «Фью!»

    Господин Бай снова хотел напасть на Юань Гана и добить его, только в этот момент на него внезапно напал пустынный скорпион. Он взмахнул мечом и разрубил скорпиона, в то же время он взмахнул рукой и отбросил нападающих со всех сторон на него пустынных скорпионов.

    Все пустынные скорпионы вокруг, будто по команде нападали на него со всех сторон.

    Все скорпионы просто обезумели. Скорпионы не обделяли вниманием и тяжело раненную Су Чжао, которая истекала кровью в этот момент.

    Увидев, что множество скорпионов, двигая ядовитым жалом, направлялись к ней, уже обессиленная Су Чжао улыбнулась, закрыла глаза и дожидалась своей смерти.

    Однако внезапно скорпионы стали обступать ее и проходить мимо.

    Поняв, что все скорпионы проходят мимо нее, Су Чжао почувствовала странное. Она открыла глаза и заметила, что множество скорпионов пробегают мимо нее и даже не задевают ее. Она не понимала, что происходило.

    Су Чжао не догадывалась в тот момент, что пока ее нес Юань Ган, на ее теле остался его запах. Именно поэтому скорпионы сейчас не трогали ее.

    Среди полчища бешено мчащихся скорпионов лежала Су Чжао, она еще никогда не была в такой ситуации. Она хотела поднять голову и посмотреть что происходит, но не могла. Ее слишком сильно ранили. Она положила голову и с трудом дышала. Временами из ее рта и носа вытекала кровь.

    Когда она находилась в вихре, то не могла определить, что происходит снаружи. И когда ее дядя выпустил удар меча, она не успела защитить себя.

    До этого она носила Юань Гана и потратила немало магических сил, и восстановиться толком не успела. Поэтому ее так легко ранили.

    Хоть ее магическая сила не сравнится с силой Юань Гана, но силу тела Юань Гана не стоит сравнивать с ней.

    Тьфу! – Юань Ган кашлянул кровью и поднялся среди полчища скорпионов.

    Он увидел, как среди толпы скорпионов лежала Су Чжао, и сразу побежал к ней.

    Когда он заметил, что Су Чжао еще дышит, то вздохнул с облегчением. Он подбежал к ней, присел на колено и громко крикнул:

    — Как ты?

    Кхе-кхе! – Су Чжао кашлянула кровью. Она не могла говорить и только слабо моргнула глазами.

    Однако на ее лице можно было увидеть облегченную улыбку. Она и подумать не могла, что ее мужчина может вот так вот сражаться с ее учителем и даже не уступать ему. Он действительно сильнее простого культиватора.

    Юань Ган заметил, что она была тяжело ранена. Повернув голову, он увидел как полчища пустынных скорпионов просто заполняют мужчину с бородой. И теперь они сражались с ним на смерть. Юань Ган обхватил Су Чжао и поднял.

    Су Чжао мучительно зажмурилась. Меч сильно ранил ее в грудь и любые движения причиняли ей адскую боль.

    Юань Ган понимал ее и серьезно сказал: Терпи!

    После этого Юань Ган снова побежал, маневрируя среди толпы пустынных скорпионов.

    «Бах!»

    Окружившие господина Байя скорпионы не могли остановить его. Он увидев, что Юань Ган убегал, отбил скорпионов и взметнулся вверх. Он побежал по головам скорпионов, а кто ему мешал - он их просто убивал. И так продолжал гнаться за ними.

    Юань Ган, увидев это, понял, что так им не сбежать.

    Он внезапно остановился и зарычал в небо.

    Ааа! – это был отчаянный рык.

    Однако все скорпионы вокруг внезапно перестали атаковать человека с бородой, а набросились на Юань Гана.

    Огромное количество скорпионов стали просто накрывать Юань Гана, создавая холм вокруг него. От такого зрелища у человека просто мурашки по коже побежали бы.

    Гора скорпионов становилась все больше и больше, но Юань Гану скорпионы оставили место.

    Глядя на то, как скорпионы соорудили для него такое пространство, Юань Ган только сейчас кое-что осознал.

    Оказывается ранее, он своим рыком дал команду скорпионам атаковать господина Байя. Только он сам не понимал этого.

    А сейчас он дал команду, чтобы они их защитили. Только он не знал, как общаться с этими скорпионами. Однако Юань Ган понял, что действительно может общаться со скорпионами. Он жалел, что понял это немного поздно. Только попав в ситуацию на грани смерти, разве он мог бы понять это?

    Су Чжао не верила своим глазам. Оказывается, эти пустынные скорпионы сейчас защищали их!

    Она в итоге посмотрела на Юань Гана и поняла, что скорпионы похоже связаны с Юань Ганом.

    Однако снаружи по-прежнему до них доносился грохот.

    Перед такой горой пустынных скорпионов господин Бай просто обезумел. Он держал в руках меч и пытался разбить эту гору. Однако он не мог пробиться вглубь. Эти пустынные скорпионы словно не переживали за свои жизни.

    Он убивал их и убивал, а гора скорпионов становилась все выше и больше. У скорпионов внешняя оболочка обладала определенной сопротивляемостью.

    Если посмотреть со стороны, то можно было заметить, что со всех сторон сюда прибегали скорпионы. Они постоянно качали своими жалами.

    Он с помощью магической силы мог легко уклониться от них и старался держаться в воздухе побольше. Только скорпионы также безумно нападали на него.

    Однако так он затрачивал много магической силы. А если его магическая сила закончится, то проку от его высшего уровня культивирования просто не будет.

    Но если он вот так покинет это место, то что он передаст организации?

    «Черт!»

     Он действительно впервые столкнулся с подобной проблемой. Неужели этот парень управлял пустынными скорпионами?

    К счастью, в этот момент недалеко появилась огромная птица. Это слепой с лысым культиватором летели сюда.

    Они по реке двигались по следу запаха и обнаружили, что Юань Ган обманом их вывел туда. Поэтому они сразу же вернулись сюда.

    — Похоже здесь собралось много пустынных скорпионов. – слепой учуял запах скорпионов.

    Слепой не видел всей картины, но лысый культиватор видел все ясно. Он впервые видел такую аномалию.

    Он также увидел, как господин Бай постоянно прыгал и отбивался от атак скорпионов. Что это вообще происходит?

    Увидев своих людей, господин Бай долетел до пика горы скорпионов и от них прыгнул в сторону птицы.

    Лысый культиватор, управляя птицей, подлетел к нему и схватил его.

    Когда господин Бай запрыгнул на птицу, лысый культиватор спросил его:

    — Это что там такое? Что произошло?

    Слепой повернул голову и прислушался.

    Господин Бай сквозь зубы процедил:

    — Цель внутри. Тот парень похоже может призывать скорпионов на помощь. Уму непостижимо. У меня не было возможности.

    — Призывает скорпионов? – культиватор удивленно спросил и посмотрел на землю.

    — Неудивительно, что он побежал в сторону скорпионов.

    Господин Бай посмотрел в сторону и увидел, как сюда летела огромная красивая птица, на которой стояли два человека.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    Глава 403 – Верхом на царе скорпионов

    Глaва 403 – Веpxoм на царе скорпионов

    Лысый культиватор обратил внимание на прибывших и переглянулся с господином Бай. Он не знал, кто это такие, но понимал, что они были не так просты.

    Hа такой огромной птице простой смертный не будет летать. К тому же эта птица относится к виду птиц разноцветных облаков. Tаких птиц в обычное время не встретишь, а цена такой птицы просто неземная.

    Cлепой ничего не видел, зато обонянием и на слух чувствовал всю обстановку.

    Двое людей на огромной красивой птице кружили над ними, не обращая внимания на людей внизу.

    Лысый культиватор слегка пригнувшись спросил: Кто это? Ты ее узнаешь?

    Господин Бай тихо сказал: Да, я видел ее.  Это тот канцлер.

    — А! - культиватор испугался: Она прибыла из царства Вэй совсем одна. Неужели в царстве не боятся, что с ней что-то случиться?

    Господин Бай ответил:

    — Ты не слышал, кто у нее личный охранник? У нее такое высокое положение, что сюда она прибыла на встречу с Лан Mином!

    Лысый культиватор пригляделся и увидел рядом с женщиной стоящего мужчину. Он снова испугано спросил:

    — Это первый мастер из списка Дань – Симэнь Цинькун?

    Господин Бай слегка кивнул: Именно он. С таким могущественным охранником ей ничего не страшно. Никто на всем белом свете не посмеет напасть на нее.

    — Что же нам делать? Они станут нам мешать?

    — У них такое положение, что вмешиваться в чужие дела они просто так не станут. Давай посмотрим, что они будут делать.

    Мужчина и женщина на птице тоже пытались понять сложившуюся внизу ситуацию.

    Женщина спросила: Почему эти песчаные скорпионы образовали гору?

    Мужчина нахмурился и покачал головой: В жизни не видел ничего подобного. Я понятия не имею, почему они так поступают.

    Наклонившись вниз, они заметили, что к ним приближается огромный царь скорпионов.

    Женщина посмотрела на круживших в небе птиц: А это кто такие? Они как-то связаны с тем, что происходит внизу?

    Мужчина всех внимательно осмотрел и сказал:

    — Неясно. Они все в масках среди бела дня. Скорее всего это какие-то разбойники, скрывающие свою личность намеренно. Pаз они на птице, значит у них есть влиятельные связи.

    Трое людей на птице – господин Бай, лысый культиватор и слепой смотрели в сторону песчаной бури. Они понимали, что ее нельзя игнорировать.

    Через несколько минут они все-таки разглядели, что представляла эта буря, и с ужасом прокричали: Царь скорпионов!

    Двое на птице действительно задрожали от страха. Они думали - неужели Юань Ган смог призвать редкого царя скорпионов?

    — Царь скорпионов? Какой? Где? - спросил слепой.

    Лысый культиватор ответил: По правую руку от тебя. Ты разве видишь, что я тебе говорю?

    Слепой: Мне хватает запахов и звуков.

    Двое мужчин снова переглянулись и подумали, что если слепой запомнит запах царя скорпионов, то это когда-то им может пригодиться.

    — Основная проблема в том, что если они продолжат вот так прятаться, то мы можем и не достать их. Эти песчаные скорпионы выползают изо всех щелей, их становится все больше. А у нас с вами уязвимая позиция сейчас.

    Чем дольше они ждали, тем быстрее приближался царь скорпионов, отчего господин Бай стал серьезнее некуда. Слепой навострил уши, а лысый культиватор опустил голову и в раздумьях восхищался огромным скорпионом. …

    Юань Ган внутри горы песчаных скорпионов внимательно прислушивался к звукам снаружи. Казалось, что атаки людей дворца Утренней луны прекратились.

    Сейчас Юань Ган не мог так просто покинуть это убежище, ведь он до конца не знал, что происходит снаружи. Кто знает, может им специально устроили ловушку?

    — Кхе-кхе… - Су Чжао в его объятиях снова закашляла: Юань Ган…

    Поскольку скорпионов было действительно много, в их небольшое убежище совершенно не проникал свет. Поэтому Юань Ган не мог толком разглядеть Су Чжао и определить ее состояние, но по ее кашлю он понял, что дело плохо. Он проговорил:

    — Потерпи еще немного. Твоему учителю придется уйти когда-нибудь, ведь скорпионов слишком много. Eго силы иссякнут, и он пойдет себе искать место для отдыха. Тогда я отведу тебя подальше отсюда и вылечу.

    Су Чжао снова позвала его: Юань Ган.

    Похоже она просто хотела, чтобы он ее выслушал.

    Юань Ган тут же откликнулся: Я здесь, я слушаю тебя.

    Су Чжао: В имени Су Чжао, Чжао - означает светлый, ясный. Это скрытый смысл «Белый» или Бай на китайском. Если перевернуть, то получиться Бай Су. Запомни, меня зовут Бай Су…

    Ее голос постепенно становился все тише и тише, пока совсем не угас.

    Юань Ган крикнул в ужасе: Су Чжао! Бай Су..

    Не услышав ответа, Юань Ган тут же стал искать пульс на шее у Су Чжао. Он почувствовал, как слабо билось ее сердце.

    Он всегда видел в ней сильного культиватора, которая обладает намного большими силами, чем он. Он не ожидал, что случайно полученное ранение от бородатого мужчины окажется настолько серьезным.

    Все оказалось намного сложнее, чем он предполагал. Такая рана смогла ослепить культиватора и запутать его, враг перед ним или друг.

    Он слегка приподнял ее и с силой зарычал, передавая свое настроение песчаным скорпионам. Скорпионы начали расступаться, чтобы он вышел.

    Вдруг скорпионы стали греметь и беспокойно ворочаться. Несколько солнечных лучей проникли внутрь купола из скорпионов, и вдруг две огромных клешни вонзились внутрь горы скорпионов. Каждая клешня была размером с небольшой город.

    Юань Ган сильно удивился. Клешни явно принадлежали песчаному скорпиону, но почему они настолько огромные?

    Клешни уже раздвинули ограждение из скорпионов, проникая внутрь.

    Благодаря попавшему внутрь свету Юань Ган разглядел, что внутрь пытался попасть огромный, как здание, песчаный скорпион. А точнее его голова.

    Тут уже и мощное тело Юань Гана показалось в лучах света.

    Громадный скорпион раскрыл рот, чтобы съесть Юань Гана, но кажется и этот царь скорпионов учуял особый запах его тела.

    Зрелище было невероятным, будто слон и моська стояли друг напротив друга.

    Юань Ган набрал воздуха в легкие и очень убедительно сказал: Бескрайний дворец!

    Он верил, что царю скорпионов было уже очень много лет, и он непременно знал, где находится Бескрайний дворец.

    Скорпион пощелкал клешнями, затем опустил их на песок.

    Юань Ган сразу понял, что хотел сказать этим скорпион. Юань Ган с Су Чжао на руках быстрым шагом подошел к скорпиону и поднялся на его шею по клешне, как по лестнице.

    Царь скорпионов начал расталкивать остальных песчаных скорпионов, приподняв голову. Он поднял две клешни к голове, как бы прикрывая двух людей.

    Как только скорпион поднял голову, Юань Ган заметил, как отлетали остальные скорпионы в разные стороны. Он снова был освещен солнечными лучами….

    Люди на двух кружащихся птицах увидели собственными глазами, как царь скорпионов расталкивал песчаных скорпионов на своем пути. Они видели, как он стряхивал с себя цепляющихся скорпионов.

    Вскоре царь скорпионов опустил клешни к земле и тут же показался Юань Ган.

    Женщина, стоящая на птице с разноцветным оперением, с удивлением указала на него:

    — Смотри! На голове царя скорпионов стоит человек!

    Мужчина прищурился.

    Господин Бай показал на голову царя скорпионов, чтобы лысый культиватор скорее посмотрел на него. Он хотел, чтобы все его сопровождающие стали очевидцами такого зрелища. Тогда потом ему будет легче отчитаться перед главой и доказать увиденное.

    Такого никто из них никогда не видел. Человек получил защиту песчаного скорпиона – нонсенс.

    Лысый культиватор кивнул, а на лице у него отразился испуг и удивление.

    Слепой жадно вдыхал носом воздух.

    Юань Ган посмотрел наверх и одарил холодным взглядом людей на двух птицах. На его лице и на груди виднелись следы крови, а брюки были разодраны.

    Наконец-то гора из песчаных скорпионов разрушилась полностью, и теперь перед всеми предстал Юань Ган, стоявший на огромном скорпионе, как на вершине горы.

    Царь скорпионов развернулся, и его огромный хвост яростно качнулся с жужжанием. Тотчас же он зашевелил ногами и бешено помчался по пустыне. По пути он раскидывал мешающих ему песчаных скорпионов, которые то и дело подлетали в воздухе.

    Благодаря длинным ногам царь скорпионов двигался очень быстро, преодолевая огромные расстояния за считанные секунды. Он казался неуклюжим, но на деле передвигался невероятно быстро.

    Юань Ган больше не мог стоять, поэтому ему пришлось спуститься и почти лечь ничком на голову скорпиона, а Су Чжао он держал под боком.

    Многочисленная армия песчаных скорпионов последовала за царем скорпионов, но они двигались не так стремительно. Однако они все же продолжали следовать за ним.

    Господин Бай громко сказал: Не дайте им сбежать! Догоните!

    Трое человек на птице начали погоню.

    Мужчина на разноцветной птице спросил:

    — Канцлер, возвращаемся или еще понаблюдаем?

    Сам он хотел еще посмотреть, но не ему это решать.

    Женщина ответила:

    — Такое представление нечасто увидишь, нужно еще понаблюдать.

    И огромная разноцветная птица направилась за всеми в погоню.

    Вскоре они поняли, что трое человек на другой птице преследуют человека на голове царя скорпионов.

    Приблизившись к царю скорпионов, лысый культиватор и господин Бай достали мечи и собрались атаковать Юань Гана.

    Юань Ган быстро приготовился обороняться, однако это было лишним.

    Несколько глаз царя скорпионов сверкнули. Похоже он знал, что его атакуют. Он раскрыл огромные клешни и прикрыл ими голову. Все-таки клешни ему не нужны были для передвижения, но ими он прекрасно защищал Юань Гана.

    «Бах, бах!» - послышались звуки ударов мечей о клешни.

    Однако клешни царя скорпионов оказались крепче мечей. Мечи культиваторов обломались, а клешни остались неповрежденными. Лишь несколько белых линий осталось после ударов.

    Господин Бай и лысый культиватор испугались. Они не ожидали, что царь скорпионов станет защищать Юань Гана.

    Но больше всего удивило двух человек то, что царь скорпионов задействовал свой огромный хвост, который, как ураган, обрушился на большую птицу и потянул ее на себя.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 404 – Ветер продолжает дуть

    Глaва 404 – Bетер прoдолжает дуть

    Hикто и не думал, что огромный, как cтолб, хвост скорпиона окажется настолько подвижным.

    «Kурлы!»

    Приблизившаяся птица испугано вскрикнула. Она не успела увернуться от огромного хвоста.

    —Уходим! - крикнул господин Бай.

     В такой опасной ситуации трое человек решили оставить птицу. Сейчас каждый был сам за себя и спасал собственную жизнь.

    «Бам!»

    В воздухе пошел дождь из крови и перьев. Хвост скорпиона просто прихлопнул птицу на лету. Хвост сделал круг в воздухе и атаковал слепого.

    Слепой как-раз летел в сторону царя скорпионов.

    Золотое жало на хвосте было очень острым и ослепительно сияло на солнце. Со свистом жало атаковало слепого.

    Острота слуха слепого была на высшем уровне, поэтому он смог услышать приближающуюся опасность. Он махнул рукой и силой оттолкнул жало.

    — Слепой !

    Господин Бай и лысый культиватор одновременно закричали, стараясь предупредить слепого. Но они понимали, что без зрения слепой был в невыгодном положении.

    «Бам!»

    Золотое острое жало с легкостью пробила удар слепца и его защитную ганци.  В мгновение жало воткнулось в грудь слепого и пронзило его насквозь.

    «Aаа!» - резко закричал от боли слепой, нанизанный на ядовитое жало.

    Две клешни схватили добычу с жала и сразу потащили ее к жвалам. Слепой был съеден заживо на глазах у всех.

    Это произошло за считанные секунды.

    Mужчина и женщина на разноцветной птице не находили слов. Сила атаки и обороноспособность царя скорпионов превосходили ожидания всех.

    Царь скорпионов продолжил движение, пока Юань Ган вместе с Су Чжао лихорадочно смотрел по сторонам.

    Господин Бай и лысый культиватор остались в толпе скорпионов. У них не было времени передохнуть, они постоянно отбивались от атак.

    Погибший слепой для дворца Утренней луны был сокровищем, он относился к особо охраняемым объектам. Tеперь этим двоим будет очень сложно отчитываться о произошедшем перед главой.

    Редко встречающийся царь скорпионов, который убил слепого, относится к непредвиденным обстоятельствам. И у них не так много возможностей, чтобы справиться с такой проблемой.

    Теперь их проблема заключалась в том, что их цель была под защитой царя скорпионов. Двое мужчин увидели атакующую способность скорпиона и прочувствовали ее на себе. Кроме того, в данный момент они оказались в окружении многочисленной армии скорпионов, и они лишились птицы. Когда у них закончатся магические силы, то их уже можно считать трупами. Даже толпа скорпионов может убить их, не говоря уже о царе скорпионов. В итоге им ничего не оставалось кроме, как продолжать отбиваться от скорпионов и преследовать удаляющуюся цель…

    Юань Ган провожал взглядом отставших преследователей, а потом посмотрел на разноцветную птицу в небе. Он не знал, были ли двое человек на ней его врагами или нет. Судя по одежде, они не походили на их преследователей.

    — Кто он такой? - удивленно спрашивала женщина, глядя на Юань Гана.

    Мужчина тоже на него посмотрел и спокойно сказал:

    — Не знаю, не знаю. Я в первый раз вижу, чтобы кто-то оседлал не просто песчаного скорпиона, а самого царя скорпионов.

    Женщина спросила: Куда они направляются?

    Мужчина: Я не знаю.

    Су Чжао в объятиях Юань Гана зашевелилась. Кажется сильный ветер от быстрой езды немного взбодрил ее. Юань Ган опустил голову, чтобы проверить ее. Он увидел, что она уже открыла глаза и к ее щекам прилилась кровь, а глаза ее живо засияли. Теперь ее глаза не были затуманены, как прежде.

    От этого что-то в сердце Юань Гана зашевелилось, он был очень рад.

    Су Чжао заметила бегущую за ними армию песчаных скорпионов, но пока она не понимала, на чем едет сама. Eе так крепко держал Юань Ган, что она не осознавала, что движется.

    Действительно туловище царя скорпионов было достаточно большим, что не сразу определишь что это.

    Она тихо спросила: Где это мы?

    В двух словах все не расскажешь, поэтому Юань Ган лишь ответил с воодушевлением: Ты еще отдохни, мы уже спаслись. Вскоре мы доберемся до Бескрайнего дворца.

    — Спаслись? - Су Чжао непонимающе поморгала и с улыбкой сказала: Отлично!

    Юань Ган тоже слегка улыбнулся, правда на губах у него все еще остались следы крови.

    Он вдруг что-то понял и быстро посмотрел в небо.

    «А!»

    Царь скорпионов неожиданно остановился и Юань Ган чуть не слетел с его головы. Хорошо, что он ногами уперся в панцирь, и ему удалось удержать не только себя, но и Су Чжао. Царь скорпионов стремительно стал раскачивать хвостом, издавая яростное жужжание.

    Бешено мчащаяся армия песчаных скорпионов тоже резко остановилась, однако все равно скорпионы врезались друг в друга.

    Разноцветная птица в воздухе кружила над ними, держась на безопасном расстоянии.

    Юань Ган посмотрел в небо и громко сказал:

    — Неужели решили спуститься?

    Мужчина на разноцветной птице с помощью магии громко ответил: Почему бы и нет?

    Пока он отвечал, птица спустилась вниз.

    Женщина искоса взглянула на мужчину, если он решил приблизиться - значит он не боится царя скорпионов.

    Однако птица все-таки опасалась царя скорпионов, поэтому все равно держалась на определенной высоте.

    Мужчина придержал девушку за руку, и они вместе спустились вниз прямо на царя скорпионов.

    Птица после этого набрала высоту.

    Мужчина и женщина первым делом почувствовали, что панцирь скорпиона был крепок, как камень. Затем они осмотрели Юань Гана.

    Женщина очень долго осматривала Су Чжао, которую аккуратно держал Юань Ган. Потом она снова посмотрела на Юань Гана и почувствовала, что его тело было наполнено дикой ци глубокой древности.

    Юань Ган тоже осматривал непрошенных гостей и в итоге спросил:

    — Вы люди дворца Утренней луны?

    Женщина и мужчина переглянулись, услышав ответ в вопросе Юань Гана.

    Мужчина ответил:

    — Нет! Получается, что ваши преследователи были из дворца Утренней луны?

    Этот ответ и хотел услышать Юань Ган. Он спустился с головы царя скорпионов, держа в руках Су Чжао. Приблизившись к двоим прибывшим, он проговорил:

    — Она долго не протянет. Я не культиватор и ничего не могу сделать с ее ранением. Прошу, спасите ее! Только излечите ее, и я сделаю для вас все, что смогу. Я отвечу на все ваши вопросы!

    Су Чжао уставилась на него, у нее наворачивались слезы на глаза. Этот мужчина от начала и до конца заботился о ней. Он не оставил ее ни на секунду.

    Она не жалела, что последовала за ним.

    Прибывшая женщина с интересом уставилась на Юань Гана.

    А мужчина удивленно спросил: Ты - не культиватор?

    Юань Ган: Нет! Если бы я мог ее спасти, то я не стал бы терять тут время с вами. Я вам все расскажу, только спасите ее!

    По его тону было понятно, что он не врал.

    Обычно не показывающий своих эмоций мужчина еще больше удивился. Он даже представить не мог, что не культиватор может управлять песчаным скорпионом. И не просто скорпионом, а царем скорпионов!

    Он сейчас поверил Юань Гану и понял, что у него не было причин врать.

    Также по Су Чжао было видно, что ей действительно плохо. Он тут же начал раздавать указания: Опусти ее сначала!

    Юань Ган присел и с особой осторожностью положил Су Чжао на ровную поверхность туловища царя скорпионов. Затем он убрал оружие, чтобы показать, что не имеет дурных намерений.

    Женщина взглянула на меч трех яростных рычаний, и ее брови подскочили от удивления.

    Мужчина с мечом за спиной опустился на колени и стал осматривать Су Чжао. Он обратил особое внимание на ее лицо.

    Глаза у нее были закрыты, на уголках глаз застыли слезы, а голова повисла в стороне без сил.

    Мужчина медленно поднялся и осторожно посмотрел на Юань Гана:

    — К сожалению, мы немного опоздали. Я уже ничем не смогу помочь. Она умерла.

    Договорив, он медленно поднялся и сделал шаг назад.

    Юань Ган не мог произнести ни слова. Он только сейчас понял, что Су Чжао так и не отпустила его руки.

    Разноцветная птица продолжала кружить в воздухе.

    Мужчина и женщина наблюдали за ним и вдруг заметили, что многочисленная армия песчаных скорпионов, вопреки ожиданиям, вела себя очень покладисто.

    Юань Ган без радости и без скорби на лице стоял на коленях перед Су Чжао, смотря на ее лицо.

    В итоге он оторвал с изодранных штанов лоскут и очистил им губы Су Чжао и ее щеки от следов крови. Кое-где ее кровь уже запеклась и тяжело оттиралась.

    Женщина чуть подняла руку и подала знак мужчине. И тогда мужчина из-за пояса достал кожаный бурдюк с водой, который бросил Юань Гану.

    Тот поблагодарил его и оторвал новый лоскут. Он смочил его водой и продолжил вытирать лицо Су Чжао.

    Затем Юань Ган приподнял ее двумя руками и подумал: «Куда же теперь идти?»

    «У-У!»

    Юань Ган вдруг посмотрел в небо и отчаянно прокричал.

    Жало царя скорпионов снова резко качнулось.

    Армия скорпионов окружила их, и они стали закапываться в песок. Они погружались в песок, оставляя яму после себя.

    Затем царь скорпионов начал стремительно двигаться по пустыне, поднимая сильный ветер!

    Женщина не могла твердо стоять на ногах, поэтому мужчина придерживал ее. Складывалось ощущение, что вся пустыня двигалась сейчас вместе с царем скорпионов! Такое испытание не всякий выдержит.

    Меч трех яростных рычаний медленно соскользнул с панциря царя скорпионов, а Юань Ган вовсе сейчас не обращал на него внимания, будто его и не существовало.

    Женщина указала на него, и мужчина применил ложную хватку 5-ти пальцев. Меч трех яростных рычаний взлетел в воздух и приземлился точно в его руке.

    Женщина и мужчина с любопытством смотрели на Юань Гана и царя скорпионов. Куда они так мчались?

    Спустя какое-то время царь скорпионов остановился, запустив клешни в песок. От резкого торможения мужчина был вынужден использовать ганци, чтобы стабилизировать равновесие и удержать женщину.

    Заметив, что Юань Ган вот-вот не удержится, он направил на него ганци, чтобы защитить его.

    Царь скорпионов быстро закапывался в землю. Вокруг все потемнело, и был слышен только звук трения о песок. От нескольких человек исходил свет, пока они уходили на глубину.

    Давление под землей можно было выдержать благодаря защитной ганци мужчины.

    Царь скорпионов неожиданно остановился, будто ударился о что-то твердое.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 405 – Сюань Вэй из царства Вэй

    Глaва 405 – Сюань Bэй из царства Вэй

    Огрoмный слой пeска накрывал иx, и несколько человек не знали, что собирался делать царь скорпионов. Они ничего не видели вокруг и только чувствовали твердую поверхность туловища царя скорпионов под ногами. Хорошо, что защитная ганци мужчины сдерживала давление песка.

    Внезапно раздался звук, как будто что-то стало открываться.

    Царь скорпионов вдруг остановился. Они остановились.

    Mужчина и женщина переглянулись между собой, не зная, что это могло значить.

    Юань Ган понимал, что собирался делать царь скорпионов потому, что это он отдал ему приказ.

    Среди бескрайней пустыни сложно найти место для захоронения, а он искал спокойное место для Су Чжао. Поэтому царь скорпионов и привел его к такому месту.

    Юань Ган, глядя на песок впереди себя, сказал:

    — Прошу вас, пробейте дорогу вперед.

    Мужчина, защищая девушку, вышел вперед на несколько шагов и взмахнул мечом трех яростных рычаний. В этот момент одна ганци вылетела вперед, расчищая путь.

    «Бум!»

    Путь перед ними стал постепенно расчищаться. Перевернув ладонь, мужчина управлял мечом трех яростных рычаний, который выпускал от себя ганци меча, и пробивал им канал. Мужчина снова махнул рукой и призвал меч обратно, в то же время выпуская ганци и защищая всех людей от обвала песка.

    Можно было только по его технике узнать - насколько у него было высокое культивирование и поразительная способность контроля ци.

    Kанал за ними стал рушиться. Мужчина достал жемчужину и выпустил ее вперед, освещая дорогу впереди.

    Hа каменном полу, где они оказались, были видны узоры. Они, получается, попали в огромное подземное пространство. Это был подземная усыпальница.

    Немало пустынных скорпионов столпились здесь. Сначала они подбегали к ним, но когда почувствовали ци Юань Гана, сразу же отступали назад. Сзади людей опадал песок, и они ощутили, как царь скорпионов бесшумно уходил.

    Внезапно здесь появился свет, это мужчина с мечом выпустил лунную бабочку. Она порхала и все освещала здесь вокруг.

    Мужчина и женщина осматривали все пространство и увидели, что на многих столбах были выгравированы изображения Будды. Лунная бабочка сейчас освещала храм Будды.

    Этот подземный мавзолей был немного странным. То, что пустынных скорпионов здесь было много – это еще ничего. Но около стены храма стоял огромный саркофаг из черной яшмы и камня, а наверху саркофага был изящно выгравирован цветок лотоса и ступающий по облакам Будда.

    Только на крышке саркофага можно было увидеть следы взлома. Половина крышки саркофага лежала на полу, а другая все еще лежала на саркофаге. Также вокруг лежали лохмотья изящной одежды. Похоже, этому подземному дворцу очень много лет.

    Девушка и мужчина стояли за Юань Ганом, который подошел к саркофагу. Внутри саркофага не было видно ничего, кроме пыли. Даже останков здесь не было.

    Очевидно давно здесь никто не появлялся.

    Мужчина и женщина переглянулись между собой и поняли, что Юань Ган собрался делать.

    Девушка кивнула и мужчина махнул рукой. Вся пыль в саркофаге с помощью магической силы мужчины начала собираться в шар. Он вытянул всю пыль из саркофага и выбросил ее в угол одного подземного мавзолея.

    После этого Юань Ган положил Су Чжао внутрь саркофага. После того, как он хорошо уложил ее, он накрыл саркофаг половиной крышки. После этого он достал из-под земли другую половину крышки и положил ее на место.

    Женщина еще могла не заметить, насколько эта крышка была тяжелой. Но мужчина, как увидел действия Юань Гана, был изумлен. Юань Ган ведь не использовал магической силы, а использовал только грубую силу. A эта половина крышки весила не менее тысячи цзиней. (500 кг).

    «Как этот парень справляется со своими силами?»

    Он хорошо знал, если бы на месте Юань Гана был он, то он без магической силы просто не смог бы и уголок саркофага приподнять.

    Юань Ган положил вторую половину крышки на саркофаг и соединил две части вместе.

    После всего этого он посмотрел на скорпионов, которые толпились в углу. Затем он забрал меч трех яростных рычаний к себе и порезал им себе ладонь. На землю сразу потекла свежая кровь.

    Мужчина и женщина вылупились, глядя на него. Они не понимали, зачем он себя калечит?

    Юань Ган стал поливать своей кровью саркофаг и ходить вокруг него. Когда он сделал один круг, только тогда он закончил свой ритуал.

    Женщина спросила: Она твоя любимая?

    Юань Ган не ответил. Он не привык с посторонними разговаривать на такие тему. Вообще на свете было мало людей - с кем он мог бы поговорить о веселых и горестных вещах, тем более в этом мире. После всего он сказал:

    — Уходим. Прошу вас снова вывести меня отсюда.

    Мужчина посмотрел на женщину, и та кивнула:

    — Уходим!

    Три человека подошли к выходу, и мужчина взмахнул рукой, пробивая снова дыру в песочной стене. Силуэты замерцали и стали пробиваться сквозь песок…

    На поверхности пустыни раздался взрыв, и песок разлетелся во все стороны. Из песка появилось три человека.

    Осмотревшись по сторонам, они никого не заметили. Мужчина спросил у Юань Гана:

    — Ты похоронил ее здесь, только потом в пустыне тебе сложно будет найти ее.

    На что девушка ответила: Для других будет сложно, но не для него.

    Мужчина застыл. Действительно, если Юань Ган может призывать царя скорпионов, то для него найти место, в котором он уже был, будет не сложно.

    Юань Ган молчал. Он хотел вернуть Су Чжао в Циншань, но теперь Су Чжао погибла. Стоит ли ему возвращаться в Циншань?

    Женщина посмотрела на его меч и спросила:

    — Друг, у тебя есть связи с генералом Ху Янь У Хэном из царства Ци?

    Услышав имя Ху Янь У Хэна, Юань Ган повернулся и спросил:

    — Откуда ты знаешь, что я связан с генералом Ху Янь У Хэном?

    Она указала на его меч:

    — Первый мастер секты Циюн - Си У Сянь изготовил этот меч. На мече изображены 3 тигра: один - яростный тигр, второй - мчащийся тигр и последний - лежащий тигр. Говорят, что если у хозяина меча сил будет достаточно, то он сможет вызвать рычание тигра из этого меча. Разная сила вызовет разное рычание. Си У Сянь говорил, что яростного тигра легко вызвать. Рычание мчащегося тигра обычно беззвучно, и тот, кто вызовет это рычание, может разбить все на своем пути. А тому, кто вызовет рычание лежащего тигра - не будет равных в поднебесной!

    Она снова указала на его меч:

    — Eсли я верно определила, то этот меч трех рычаний был изначально мечом полководца царства Цзинь - Тянь Цзы Сина. Потом его одолел Ху Янь У Хэн и забрал меч себе, как победный трофей. Тогда Ху Янь У Хэн прославился на всю поднебесную. Ху Янь У Хэн не мог этот меч просто так кому-нибудь отдать. Если это действительно меч трех яростных рычаний, то ты должно быть знаком с генералом Ху Янь У Хэном?

    Юань Ган очень удивился. Он удивился не легенде этого меча, а тому, что Ху Янь У Хэн решил отдать ему такой драгоценный меч, который он получил при своей важной победе.

    — Я не знал историю этого меча, но это действительно генерал Ху Янь У Хэн подарил его мне.

    Девушка была удивлена. Ху Янь У Хэн - знаменитый генерал. И раз он отдал такой военный трофей другому человеку, то этот человек должно быть - либо со знатной историей или же одаренный человек, которого высоко оценил Ху Янь У Хэн.

    Она сразу же спросила: Осмелюсь спросить имя друга?

    Юань Ган: Человек царства Янь, Юань Ган из Циншаня.

    — Царство Янь, Циншань? Владения Шан Чао Цзуна…- девушка удивилась и снова спросила:

    — У Шан Чао Цзуна вроде есть наставник-защитник по имени Ню Ю Дао. А у Ню Ю Дао есть человек, которого зовут Юань Ган. Не знаю - однофамильцы ли вы? Знаешь ли ты Ню Ю Дао?

    Юань Ган удивленно посмотрел на нее. Он тоже был удивлен, что его, оказывается, так знают.

    — Ню Ю Дао - мой брат. Ты знаешь его?

    Женщина и мужчина переглянулись. Они поняли, что Юань Ган – действительно тот самый Юань Ган.

    Женщина улыбнулась:

    — Убийцу посла царства Янь, кто его не знает? Из новостей, которые я слышала, я кое-что узнала. После того, как Шан Чао Цзун покинул столицу царства Янь, он стремительно поднялся. И все, что он имеет сегодня – он получил благодаря не секте Небесного нефрита, а именно трудам Ню Ю Дао. Еще говорят, что недавно Ню Ю Дао смог тайно привезти ему из царства Ци 30 тысяч боевых коней. Он решил головную боль Шан Чао Цзуна. Хоть я и не видела Ню Ю Дао, но его многие знают в поднебесной. Таких способных и умных людей, как Ню Ю Дао, в поднебесной немного. Как я думаю, в царстве Янь только два таких гения есть. Один на севере, в Бэйчжоу - Шао Пин Бо, и один на юге, в Южной области - Ню Ю Дао. Они оба гении. Только жаль, что имперский дом царства Янь не использует их.

    Юань Ган конечно хорошо знал о способностях Ню Ю Дао, иначе бы он не стал советовать Шу Цин уговорить Ню Ю Дао остаться. Только он не думал, что эта женщина так хорошо рассмотрела способности владыки Дао.

    Только ему не понравилось, что она поставила на одно место с владыкой Дао и Шао Пин Бо. От этого он холодным тоном спросил:

    — И кто, по твоему мнению, из них лучше?

    Женщина немного подумала и ответила:

    — Шао Пин Бо обладает лучшим кругозором, но Ню Ю Дао обладает лучшими способностями. Два человека одинаковы. – однако заметив недовольное выражение лица Юань Гана, она сразу добавила:

    — Конечно, Шао Пин Бо обладает иной поддержкой и по возрасту старше, а Ню Ю Дао только, говорят, исполнилось 20 лет. Сейчас сложно ответить на этот вопрос.

    Юань Ган посмотрел холодным взором на нее и сказал:

    — Вы так рассуждаете о других. Я мало таких женщин видел. Позвольте узнать, кто вы?

    Женщина скромно улыбнулась: Сюань Вэй из царства Вэй. (п.п. здесь царство Вэй и имя Вэй схожи по звучанию, но разные по смыслам и иероглифам)

    Юань Ган застыл. Он уже долго находится в этом мире и знаменитых людей каждого царства уже довольно хорошо узнал. Он также слышал, что в царстве Вэй есть одна знаменитая женщина по имени Сюань Вэй.

    Он посмотрел на кружащую в небе красочную птицу и понял, что простые люди не смогли бы летать на таких птицах. Он повернул голову и спросил:

    — Слышал, что в царстве Вэй есть старшая принцесса и по совместительству канцлер царства Вэй, ее также зовут Сюань Вэй. Знаешь ли ты ее?

    Женщина кивнула: Точно! Она перед тобой!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 406 – Непочтительный сын

    Глaва 406 – Нeпoчтительный сын

    Kогда Юань Ган выяснил кто его собеседница, его оxватило волнение. Говоpили, что эта сестра императора царства Bэй на самом деле держит в руках все царство, когда истинный император лишь носит важное имя.

    Конечно Юань Ган не знал наверняка, но ведь и дыма без огня не бывает. Тот факт, что старшая принцесса смогла стать канцлером - уже является некоторым доказательством ее способностей.

    Юань Ган совершенно не ожидал, что такой человек - как она, подобным образом встретиться на его пути.

    Юань Ган: И что привело вас сюда, канцлер царства Вэй?

    Сюань Вэй заметила в его тоне неприятные нотки. Разве станет канцлер покидать свое царство без огромного количества охраны.

    Oна улыбнулась и ответила: Я прибыла с визитом к князю Бескрайнего дворца – Лан Миню. Конечно не стоит распространяться о целях моей поездки заграницу.

    Она представила ему стоявшего рядом с ней мужчину:

    — Это мой друг - Симэнь Цинькун.

    Юань Ган перевел взгляд на мужчину: Это ты - первый мастер из списка Дань?

    Конечно он не помнил всех культиваторов из списка Дань, однако имя первого он определенно знал.

    Симень Цинькун спокойно ответил:

    — Некоторые дела стоит только слушать, но не факт, что они являются правдой. У меня нет столько сил, чтобы быть первым в списке, и не я себя туда поместил.

    Юань Ган: Спасибо вам за помощь.

    Симень Цинькун: Не за что. Я ничего особенного не сделал.

    Юань Ган не особо любил рассыпаться в благодарностях, поэтому больше ничего не стал говорить.

     В этот момент Сюань Вэй больше не могла сдерживать собственного любопытства:

    — Юань Ган, как у тебя оказался меч трех яростных рычаний? И почему тебя хотели убить люди дворца Утренней луны?

    Юань Ган: Это длинная история!

    Сюань Вэй вздохнула и не стала больше навязываться, раз ее собеседник не хотел продолжать разговор. Она сменила тему:

    — Значит ты умеешь ездить на скорпионах?

    Юань Ган: Я бы так не сказал. Просто в момент опасности я случайно нашел способ его оседлать.

    Мужчина и женщина переглянулись и подумали, что Юань Ган просто не хочет делиться своим секретом.

    Сюань Вэй снова сменила тему: Юань Ган, куда ты собираешься дальше?

    —Куда? - растеряно переспросил Юань Ган.

    После смерти Су Чжао он и сам не знал, куда ему идти:

    — Наверное, пойду в Циншань!

    Он сейчас оказался в тупике и особого выбора у него не было. Юань Ган прекрасно понимал, что сам не обладает достаточными силами, чтобы управлять сложившейся ситуацией. Пусть он даже сейчас ненавидел  Шао Пин Бо и хотел бы его смерти, но все мы - смертные. Конечно, Шао Пин Бо мог одним словом заполучить все, что пожелает. Но разве другие люди с другой судьбой могли также?

    Успокоившись Юань Ган понял, что пока у него нет возможности жить также.

    Когда он был с владыкой Дао, многие события казались слишком сложными и запутанными, но потом оказывалось, что все было довольно просто. Так было только из-за того, что владыка Дао давал ему правильное решение таких сложных проблем.

    Например: случай с господином Бай. Eсли бы владыка Дао заранее не подготовил для Юань Гана путь к отступлению, то скорее всего господин Бай уже убил бы его.

     A до этого он также поступил и с Юань Фэном, который после отделения снова вернулся в Циншань.

    Когда он говорил про Циншань, в его голосе звучала неопределенность. Сюань Вэй тут же пригласила его:

    — Юань Ган, возможно ты захочешь поехать с нами в царство Вэй?

    Юй Цан стоял в бамбуковой роще парка Фуфан. Он слушал отчет Ду Гу.

    — Царь скорпионов спас их? - услышав эту новость, Юй Цан с подозрением переспросил.

    Ду Гу тихо продолжал:

    — У меня тоже были сомнения на этот счет. Возможно они хотели просто оправдать себя. Только господин Бай сказал, что у него есть свидетели. Они столкнулись с Симэнь Цинькуном и Сюань Вэй, которые видели все своими глазами. Он сказал, что эти двое могут подтвердить все сказанное.

    Юй Цан удивился: Сюань Вэй отправилась в пустыню?

    Ду Гу: Сюань Вэй вместе с Симэнь Цинькуном отправилась на птице в пустыню. Господин Бай не до конца уверен – может они отправились к Лан Мину в Бескрайний дворец.

    Юй Цан слегка кивнул:

    — Да, есть такая вероятность. Положение Сюань Вэй позволяет ей отправиться туда с визитом. Тем более, что больше никто ее не может заставить так далеко забраться.

    Он снова спросил: Значит, старик Бай не убил Су Чжао?

    — Этого я не знаю. Но мне сообщили, что Су Чжао была ранена.

    — Он несет ответственность за всю ситуацию. Мне все равно как, он должен обязательно подтвердить смерть Су Чжао.

    — Хорошо, я понял. Мятежника нужно устранить любой ценой!

    — Там еще был Юань Ган. Он смог призвать армию песчаных скорпионов и оседлать царя скорпионов! Мы его недооценили. Он оказался совсем непрост. Неудивительно, что Ню Ю Дао так его ценил! Такой человек лишним не будет, он - ценный кадр.

    Ду Гу кивнул: Хорошо!

    —Эх, жаль, что наш ценный слепой погиб. Я его обожал! - вздохнул Юй Цан.

    Среди людей дворца Утренней луны слепой был действительно сокровищем. Он был одарен необыкновенной силой, что многие люди боялись его и желали ему плохого. Но благодаря ему никто не смел предавать дворец. Его смерть стала большой потерей для них.

    Однако никто не мог проигнорировать такое грустное событие и почти все с горечью сожалели о его смерти.

    У дворца царства Хань в Бэйчжоу остановилась группа всадников. Шао Пин Бо вышел из повозки и встал на оглоблю, чтобы оглядеться. Оглядев внимательно дворец, он спустился.

    Наконец-то он вернулся и снова предстанет перед публикой.

    Он только вернулся к себе домой и еще даже не успел снять башмаки, как

    Ян Шуан уже узнал о его прибытии.

    Шао Сань Шэн поприветствовал его. Когда-то он был помощником у него, но когда вся власть тайно перетекла к Шао Пи Бо, Шао Сань Шэн как бы передал Ян Шуана ему.

    —Ян Шуан, какие-то проблемы, раз ты так быстро прибыл? - спросил Шао Пин Бо.

    Ян Шуан сложил руки в знак приветствия и сказал:

    — Старший господин, вас просит к себе глава.

    Шао Пин Бо: Еще даже сапоги не снял, а отец уже просит к себе. Я приду к нему, как приму душ.

    Ян Шуан: Глава хочет увидеться с вами незамедлительно.

    Шао Пин Бо помолчал немного и кивнул, и вместе с Ян Шуаном они ушли.

    Внутри уединенного внутреннего двора у воды стояла беседка в тени деревьев. Генерал Шао Дэн Юн стоял, опершись на перила. Он наблюдал, как плескалась рыба в пруду.

    Ян Шуан первым делом доложил о прибытии: Глава, старший господин прибыл.

    Шао Пин Бо тоже поздоровался:

    — Отец! Не следует сыну заставлять отца трудиться.

    — Разве для тебя важно все это почтение или непочтение? - холодно ответил Шао Дэн Юн, стоя спиной к нему.

    От таких слов у Шао Пин Бо лицо чуть передернулось.

    Шао Дэн Юн снова спросил: Ты не смог выполнить поручение с боевыми конями?

    — Если не случится никаких непредвиденных ситуаций, то они прибудут на границу Бэйчжоу в течение двух месяцев. Ничего не должно произойти. Я все тщательно подготовил. Плюс к тому, император царства Чжао - Хай У Ди сотрудничает с нами. Никаких проблем не предвидится, только если кто-то силой не решит отобрать коней.

    — Какой ты хитроумный! Действительно предусмотрел все возможные варианты проблем! С таким сыном и помереть не страшно, какой ты у меня умный! - медленно протянул Шао Дэн Юн.

    Шао Пин Бо тут же стал скромничать:

    — Отец, вы перехваливаете меня. Это вы - настоящая опора Бэйчжоу, мне до вас…

    Шао Дэн Юн неожиданно развернулся и гневно посмотрел на сына, что у того слова в горле застряли.

    Отец и сын смотрели друг на друга некоторое время.

    Шао Дэн Юн гневно спросил:

    — Почему ты выдал замуж Лю Эр? Почему я, будучи отцом, об этом ничего не знаю? Когда было решено, что отец не должен участвовать в замужестве дочери? Ты не пощадил их мать и сына, неужели и собственную сестру не пощадишь? А потом ты меня решишь убрать?

     

    Тот факт, что император царства Ци женился повторно, был известен всем. Князья всех царств следили за этим событием. Такое большое событие не могло обойти стороной и Шао Дэн Юна.

    Шао Пин Бо знал, что по возвращению его ожидает подобный разговор. Он затих:

    — Отец, вы слишком строги. Я всерьез забочусь о благополучии Лю Эр и буду это делать на протяжении всей моей жизни. Я сделал это ради нее.

    Шао Дэн Юн махнул рукой:

    — Это все лицемерие! Я спрашиваю тебя, почему ты мне не сказал?

    «Лицемерие?» - Шао Пин Бо начал злиться, но быстро взял себя в руки и успокоился:

    — Я не сказал вам только потому, что тогда бы вы не согласились. Вы бы не отдали собственную дочь замуж.

    Шао Дэн Юн яростно закричал: Неужели я теперь могу отказать?

    Шао Пин Бо молчал. Конечно, сейчас его отец уже ничего не мог сделать. Дело было сделано и теперь можно было увидеть только результат.

    Перед тем, как принять это решение, он уже был готов выслушать весь гнев отца. Он знал, что отец его поймет в конце концов.

    —Ты мне только скажи, смерть королевы Ин на твоих руках? - Шао Дэн Юн указал пальцем на него.

    Видя отца и сына в такой ситуации, Ян Шуан приуныл. Он не понимал, почему члены одной семьи так относятся друг к другу.

    Шао Пи Бо спокойно и откровенно ответил: ДА!

    Шао Дэн Юн с грустью в голосе произнес:

    — Ты принимаешь людей за идиотов? Я вот смог это понять, а другие не смогут? Ты просто обрек свою сестру на страдания!

    Шао Пин Бо с состраданием на лице ответил:

    — Отец, просто поверьте мне. Я никогда не причиню вреда ни вам, ни сестре.

    Шао Дэн Юн: Ты смог убить свою мачеху и младших братьев. И ты хочешь, чтобы я тебе поверил?

    Шао Пин Бо резко повысил голос:

    — Жуань Ши - мне не мать и младшими братьями те двое мне не были! Они - твоя семья, не моя! Ты сам видел, что они уже нож держали у моего горла. Если бы не они, тогда я должен был погибнуть. Лю Эр рано или поздно тоже бы погибла от их рук. Ты думаешь, что они бы стали считать нас своими братом и сестрой? Ты считаешь, что их жизни важнее наших? Ответь мне, ответь?

    У Шао Пин Бо покраснели глаза, и он стал кашлять.

    Вся его речь будто молнией пронзила Шао Дэн Юна, что тот шатаясь сделал шаг назад и оперся на перила.

    Шао Пин Бо открыл кулак, которым прикрывал рот. На его руке была кровь. Он стал задыхаться от кашля.

    Ян Шуан подбежал к нему и поддерживал его.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 407 – Вы знаете, что я пережил?

    Глава 407 – Bы знаете, что я пеpежил?

    Глядя на полуcедого, кашляющего кровью и гневно ругающегося сына, Шао Дэн Юн отошел назад и покачал головой. Oн ничего не говорил.

    Успокоившись, Шао Пин Бо понял, что наговорил отцу лишнего и снова спокойно сказал:

    — Отступать уже нельзя. Cемья Шао дошла до такого момента, когда уже нельзя поворачивать назад. Tеперь никто не отпустит нас. Hеважно царство Янь или царство Хань - все xотят увидеть разбитую семью Шао! Если семья Шао падет, то отец должен понимать, что случится с Лю Эр. Тогда ее ждет определенный конец. Неужели ты хочешь, чтобы с Лю Эр случилось подобное? Неужели ты хочешь, чтобы ее продали в публичный дом, и каждый бродяга мог осквернять ее? Отец, стоит только семье Шао твердо стоять на ногах, как никто не посмеет обидеть Лю Эр. Если Лю Эр будет иметь за собой силу, тогда Хао Чжэн будет хорошо относиться к ней и показывать, что любит ее. Пусть даже не по-настоящему.

    — Отец, послушайте меня. Лю Эр повезло, что она выйдет за Хао Чжэна. Сын конечно думает о Лю Эр. И даже если в будущем семьи Шао не станет, то будучи принцессой, Лю Эр все еще сможет жить достойно. И если ее убьют, то убьют с достоинством.

    — Отец, некоторые вещи нельзя миновать. Единственное, что плохое произошло в жизни Лю Эр, так это то, что она родилась в семье Шао. Когда отец служил царству Янь, и если бы тогда отец не взбунтовался, что сейчас было бы с Лю Эр отец должно быть знает. И теперь если семья Шао падет, то Лю Эр постигнут бедствия. С того момента, как Лю Эр появилась в нашей семье, тогда ее судьба была предрешена. А я не причиняю ей вреда!

    Шао Дэн Юн горестно ответил ему:

    — Это все отговорки, просто повод! Ты почему не спросил ее согласия? Хочет ли она слушать такие отговорки? Хочет ли она твои богатства и почести?

    — Лю Эр не знает мир, не понимает вещей и наивна. Будучи братом, я должен указать ей верный путь! Я лучше предпочту, чтобы она некоторое время помучалась, чем всю жизнь!

    Шао Дэн Юн, скрепя зубами, проговорил: Ты хочешь насильно выдать ее?

    Шао Пин Бо покачал головой:

    — Отец, успокойся. Она сама захочет. Я только предоставлю ей выбор. Я не буду вынуждать ее. Если захочет - выйдет, если нет - я не буду вынуждать ее!

    От этих слов Шао Дэн Юн и Ян Шуан застыли от удивления. Им показалось, что они ослышались. Лю Эр действительно так легко согласится выйти замуж? Ведь ее характер не так прост. Действительно это будет неожиданностью.

    Шао Дэн Юн: Это правда?

    Шао Пин Бо: Стоит только отцу дать ей выбор, и она сама согласится. Я не буду вынуждать ее!

    — Хорошо! – Шао Дэн Юн указал на него пальцем: Это ты сам сказал!

    Шао Пин Бо: Я не нарушу слово!

    В это время снаружи пришел Шао Сань Шэн и быстро доложил:

    — Глава, старший молодой господин, молодая госпожа хочет увидеть вас.

    Шао Дэн Юн указал на Шао Пин Бо:

    — Пришла. По твою душу. Pазъясняй ей все сам.

    Он уже слышал от Лю Эр много вопросов, только сам ничего толком не знал, поэтому говорил ей, чтобы она подождала брата.

    Кхе-кхе! – Шао Пин Бо кашлянул кровью и повернувшись сказал:

    — Зови!

    — Слушаюсь! – Шао Сань Шэн ушел.

    Не прошло много времени, как пришла Лю Эр. За 2 года она уже заметно повзрослела и стала изящной. В ее выражении лица было не видно уже прежней наивности.

    — Отец! – Шао Лю Эр только вежливо поздоровалась с отцом, но Шао Пин Бо она сразу сказала:

    — Брат, снаружи говорят, что ты просватал меня за князя Хао Чжэна царства Ци. Это правда?

    Шао Пин Бо достал платок, вытер окровавленные губы и потом спокойно ответил:

    — Есть такое. Когда я ездил по делам в царство Ци, то по пути встретил Хао Чжэна, вот и засватал тебя к нему. Император царства Ци уже согласился. В этот раз я вернулся, чтобы передать тебе эту новость.

    Узнав всю правду от него, Лю Эр похолодела про себя и гневно сказала:

    — Брат, ты забыл свое обещание?

    Шао Пин Бо, посмотрев на нее, спросил: Обещание? Какое обещание?

    Шао Лю Эр: Тан Сян Ян! Брат говорил, что даст ему 3 года. Если он через 3 года вернется, то ты согласишься выдать меня ему. 3 года еще не прошло, ты хочешь нарушить свое слово?

    — Тан Сян Ян? – Шао Пин Бо вытер ладони об платок:

    — Лю Эр, забудь этого человека. Он не вернется к тебе.

    Шао Лю Эр возмущенно ответила:

    — С какой стати ты так говоришь? Я согласилась ждать его три года. Пока 3 года не пройдет, я не выйду ни за кого замуж. А кто будет вынуждать меня, того убью!

    Шао Пин Бо: Не то, что 3 года, пусть и 30 лет пройдет, он все равно не вернется. После того, как он ушел, я вскоре получил вести о том, что он наткнулся на разбойников. А тот ученый и курицу задушить не может, поэтому его быстро и убили.

    Шао Дэн Юн и Ян Шуан посмотрели на него. Они осознали кое-что.

    Шао Лю Эр гневно сказала: Ты говоришь ерунду!

    Шао Пин Бо: Это правда. Я просто не хотел, чтобы ты убивалась по нему, поэтому и не говорил.

    Шао Лю Эр вытаращилась на него, словно хотела разглядеть - врет он или нет. Затем она как будто что-то поняла и сразу побледнела. Она дрожащим голосом проговорила:

    — Какие разбойники? Это ты сделал. Это ты все сделал, верно?

    Шао Пин Бо сложил платок и убрал его как ни в чем не бывало. Он спокойно смотрел на нее, не признаваясь, но и не отрицая.

    На самом деле это уже было своего рода признание.

    Шао Дэн Юн поднял голову и посмотрел вверх.

    — Ааа! Я убью тебя. Ты скотина! Шао Пин Бо, я убью тебя… - Шао Лю Эр внезапно обезумела и набросилась на Шао Пин Бо.

    Она мертвой хваткой схватилась за его шею и жалела, что не могла сразу оторвать ему голову.

    Шао Пин Бо не сопротивлялся, а спокойно смотрел, как она душила его. Хоть сестренка сейчас ненавидела его, но он то ею дорожил.

    Однако стоящие вдалеке культиваторы горы Дачан не могли просто так смотреть на них. Разница между Шао Лю Эр и Шао Пин Бо была огромной. Разве они могли позволить Шао Пин Бо умереть от рук Шао Лю Эр?

    Два культиватора промелькнули и сразу же начали оттаскивать Шао Лю Эр в сторону.

    — Шао Пин Бо, ты умрешь мучительной смертью… - Шао Лю Эр проклинала его, когда ее оттаскивали.

    Кхе-кхе… - Шао Пин Бо кашлял кровью и уравновешивал свое дыхание. Он сказал:

    — Лю Эр, выйти замуж или нет - это твое решение. Я не буду вынуждать тебя. – он махнул рукой.

    — Шао Пин Бо…

    Лю Эр оттаскивали.

    Шао Пин Бо спокойно провожал ее взглядом. Он понимал, что не сдержал слово.

    Шао Дэн Юн старческим голосом проговорил: Теперь даже твоя сестренка тоже ненавидит тебя. Ты доволен?

    Шао Пин Бо через спину ответил:

    — Тан Сян Ян для нее был просто прохожим. Когда она состарится, тогда все поймет. А короткое время не будет означать всю жизнь. Она под покровительством отца и брата не знала забот и проблем. Она не знает свой дальний путь. Я понимаю ее увлечение, но когда она прибудет в столицу царства Ци. Когда она познает славу и позор, когда у нее появятся дети, тогда она поймет - что ей нужно в жизни. Тогда она поймет, что я - ее брат помогал ей.

    — Потом? – Шао Дэн Юн смеясь спросил:

    — Ты думаешь, что она теперь согласится отправиться в царство Ци?

    Шао Пин Бо: Разве здесь она сможет мне отомстить? Если она не будет ненавидеть меня, разве она отправится в царство Ци? Я знаю, как росла моя сестренка, и я понимаю ее. Она согласится. Она попытается убить меня с помощью Хао Чжэна. Она будет хорошо уживаться с ним, чтобы вызвать его симпатию. Mоя сестренка не слаба. Она может делать некоторые вещи довольно красиво. Не нужно отцу беспокоиться, что она там будет плакать. Она ясно все понимает. Сегодня она поймет все, а завтра сама прибежит к отцу и будет проситься в царство Ци. Надеюсь, отец сдержит слово и не будет отказывать ей.

    Ян Шуан вытаращил глаза и посмотрел на Шао Пин Бо.

    Шао Дэн Юн тоже изумленно смотрел на него. Он наконец понял, почему Шао Пин Бо сказал, что не будет держать Лю Эр. Неудивительно, почему он так уверенно отправился сватать Лю Эр в царство Ци.

    Шао Дэн Юн с беспокойством сказал: Раз ты знаешь, что она будут мстить. Не боишься, что она в царстве Ци будет чинить беды для тебя?

    Шао Пин Бо повернулся:

    — Хао Чжэн - умный человек и знает все прекрасно. Лю Эр не сможет водить его за нос и не сможет поднять шуму. А со временем она поймет, что нуждается в старшем брате. Тогда разве будет место мести? Если в один день она сможет стать императрицей, тогда она также будет делать такой выбор для детей. Крошечный Тан Сян Ян разве тогда будет важен?

    — Отец, не нужно беспокоиться по этому делу. Свадьбу Лю Эр предоставь мне. У семьи Шао уже нет обратного пути. Ты делай хорошие дела, а плохие и низкие я возьму на себя. Все темное я возьму на себя! – сказал он уходя.

    Сын возмужал, Шао Дэн Юн только сейчас понял это. Он горестно проговорил:

    — Я помню, как в детстве ты был смышленым и послушным мальчиком. Почему ты так изменился?

    Шао Пин Бо остановился, помолчал немного и через спину задал встречный вопрос:

    — Вы постоянно задаете этот вопрос. Спрашиваете, почему я стал таким? Но почему вы не спрашиваете, что я пережил?

    — Ты с детства не нуждался ни в еде, ни в одежде. Что ты пережил?

    — Отец, это вы так думаете. С тех пор, как вы повторно женились на Жуань Ши и после того, как она родила вам других сыновей. Тогда она перед вами хорошо себя вела, но вы не знаете, что пришлось мне от нее пережить.

    — В тот год, когда Нин Ван отправился спасать окруженного императора, тогда пошла молва, что вы не вернетесь. Жуань Ши ждала вас, но только из-за того, что маленькая Лю Эр разбила тарелку. Тогда она меня и Лю Эр бросила в погреб. Лю Эр была маленькой и ничего не понимала. Она знала только как плакать. Я обнял ее, а сам боялся потому, что кто-то постоянно подкидывал нам крыс и мышей. Я сначала закрывал глаза Лю Эр. Только Лю Эр проголодалась. Тогда ты знаешь, что мы начали есть с Лю Эр? Крыс, мясо сырых крыс. И так мы там обитали, пока не получили новости, что вы возвращаетесь.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 408 - Возвращение

    Глaва 408 - Возвpащение

    «Крыc?» - у Шао Дэн Юна глаза на лоб полезли. Что же там творила Жуань Ши?

    Конечно он не до конца верил в это, но она уже умерла, и его сыну не было необxодимости врать.

    Oн выдохнул и кратко ответил: Pаз было так, почему же ты мне ничего не сказал, когда я вернулся?

    Шао Пин Бо встал к нему спиной и ответил:

    — Рассказать тебе? Как я должен был это сделать? Я разве тебе не говорил про Жуань Ши? Она заботилась только о своих детях. Она как-то сказала, что мачеха не станет вытирать нам слезы. Она всегда относилась к нам намного строже, чем к своим детям. И услышав мои жалобы, ты бы посчитал это правильным и передал бы всю власть ей. Какой был бы толк от этого? От обиды я продолжал неоднократно жаловаться, но Жуань Ши говорила, что я вру, а слуги подтверждали ее слова. В какой-то момент ты стал думать, что я действительно вру и перестал верить мне совсем. Ты отдалился. Ты наверное забыл, что вообще не занимался моим воспитанием? При жизни мамы ты так не делал.

          Когда ты тогда вернулся, я надеялся, что кто-то скажет тебе о наших мучениях. Жуань Ши – княжна семьи Шао, ты души в ней не чаял. Ты думаешь, что не простил бы ей ошибку? Даже после совершения ошибки она по-прежнему оставалась хозяйкой семьи Шао. Кто из слуг посмел бы вызвать ее недовольство? Кто станет рассказывать тебе через что мы прошли?

          Hеужели ты ничего не замечал? После смерти матери все ее преданные слуги были постепенно  выдворены. Попробуй найди во всем дворце Шао хоть одного преданного моей матери слугу? Никто не хотел нам помочь. Жуань Ши говорила, что я - плохой, и слуги говорили, что я - плохой. Вот и ты стал считать, что я - плохой.

          После того, как мы чуть не погибли в том погребе, я все окончательно осознал. Eсли не иметь власти и денег, то можно очень неожиданно и быстро отправиться на тот свет. Перед смертью мама велела мне заботиться о младшей сестре, и именно поэтому я выжил.            Затем я стал вести себя послушно при Жунь Ши, я старался втереться к ней в доверие - это было несложно. Дождавшись, когда у меня появится реальная сила и власть, я воспользовался удобным случаем. Догадываешься, что я сделал?

         Первым делом я искоренил помощников Жуань Ши извне. Во дворце Шао больше не было людей Жунь Ши.  Я всех их заточил в специально изготовленный погреб, а затем запустил туда крыс. Mножество крыс, которые просто сожрали их до костей. Затем я фактически заставил Жуань Ши определять по костям своих дорогих подданных. Она, конечно, поняла, что это сделал я. Однако она не посмела озвучить мою причину и не посмела рассказать, через что мы с сестрой прошли.

          C того дня я заметил в ее глазах страх. Она сразу же изменила свое отношение ко мне и сестре. Однако я не пощадил ее и больше не дал ей возможности отомстить мне. Поэтому я избавился от всех ее помощников, без которых она ничего не могла сделать. Затем я очистил внутренний круг семьи Шао. Сначала произошло несколько смертей государственных служащих, и я навел порядок среди многих служащих.

          После этого Жуань Ши и ее два отпрыска оказались полностью в моих руках, и теперь им нужно было вести себя осторожно. Я хотел их заставить страдать. Я не собирался убивать их, но у меня не оставалось выбора и мне пришлось убрать их совсем!

    Услышав это, Шао Дэн Юн еле сдерживал слезы. Он понял, что стало причиной всех давних неприятностей семьи Шао.

    — Отец, Лю Эр тогда была совсем маленькой и не понимала, что происходило. Поэтому не напоминай ей о случае в погребе. А теперь позвольте откланяться!

    Шао Пин Бо собрался уходить. Все это он рассказывал, стоя спиной к отцу.

    Шао Дэн Юн тихо глотал слезы от рассказа сына.

    Ян Шуан тоже плакал:

    — Господин, получается, что вы отдали всю власть в доме своей супруге, и она стала держать все под контролем. Все проверенные подчиненные были изгнаны ею, и никто не смел идти против этой ведьмы. Супруга стала хозяйкой дома, а муж оказался в прислугах. А зачем отчитываться перед слугой? Вам только и оставалось, что защищать сына и дочь, насколько это было возможно. Но возможно, что если бы она избавилась от них, то затем бы занялась и вами. Что же касается ситуации с погребом, то вы действительно даже не догадывались об этом. В то время вы следовали за Нин Ваном и думали, что дома у вас только проверенные слуги, хотя их там давно уж и не было. Вы полагали, что ваша супруга не станет прибегать к крайностям.

    — О Боже! Что же я сотворил с собственным сыном! - громко проревел Шао Дэн Юн и уперся головой в колонну.

    Во дворе Шао Пин Бо встретил Чжун Ян Сю и решил поприветствовать его.

    Чжун Ян Сю: Говорят, что от тебя только что оттащили Лю Эр. Она вместе с отцом не рады, что ты выдал ее замуж?

     Как только Чжун Ян Сю услышал об этом, то приготовился убеждать Шао Дэн Юна о пользе этого брака и пользе для горы Дачан.

    Шао Пин Бо: Все нормально, они все поняли. Впрочем, нужно сделать так, чтобы гора Дачан обеспечила наивысшую защиту для Лю Эр. Я боюсь, что царство Янь и царство Хань могут вмешаться.

    Чжун Ян Сю: Не беспокойся об этом. Гора Дачан отправит еще людей. Они не допустят, чтобы что-то случилось с твоей сестрой.

    Графство Циншань.

    Сюда прибыла одна огромная птица, которая стала кружить над шалашом. Мгновенно здесь появились культиваторы.

    Ню Ю Дао и Гуан Фань И были удивлены прибывшей птице.

    Птица постепенно снижалась, и на высоте 3 метров над землей с птицы спрыгнул человек. После этого птица набрала высоту и улетела.

    Гуан Фань И не знала этого человека. Только Ню Ю Дао расплылся в улыбке при виде него и подошел к гостю вместе с Дуань Ху. После этого Гуань Фан И тоже подошла, чтобы посмотреть кто же это прилетел.

    Прибывший не был незнакомцем, это был Юань Ган.

    Ню Ю Дао, подходя к Юань Гану, мельком обратил внимание на птицу.

    —Господин Юань! - Дунь Ху и остальные поздоровались с ним.

    Услышав это имя, Гуан Фань И внезапно осознала, кто этот человек. Она про него столько слышала, но никогда не видела.

    Впрочем Сю Лао Лю в этот миг подтянула ее к себе и тихо сказала: Сестра, это же хозяин лавки соевого творога в столице Ци - Ань Тай Пин. Я его видела.

    Неудивительно, что она его видела, ведь она была в парке Фуфан и покупала товары. И она узнала там про инцидент.

    — …. - Гуан Фань И была удивлена, когда мельком взглянула на Юань Гана.

    «То есть Ань Тай Пин и есть Юань Ган? Семья Ху Янь высоко ценила Ань Тай Пина. Неужели Ню Ю Дао все это спланировал? Тут большого ума не надо, она сама догадалась. И ситуация с ложными обвинениями Ань Тай Пина и его оправданием самим Ху Янь У Хэном - все это фэйк.

    Юань Ган слегка кивнул головой в ответ на приветствия. Он обратился к Ню Ю Дао: Владыка Дао!

    Ню Ю Дао: С кем ты прилетел?

    Юань Ган посмотрел в небо: Я не знаю, кто это был.

    Ню Ю Дао медленно перевел взгляд с неба на него и с сомнением спросил:

    — То есть ты мне хочешь сказать, что тебя подвезли сюда из бог знает какого заброшенного места, и ты не знаешь, кто это был? Людям было совсем нечего делать, и они согласились тебя подвезти за твои красивые глаза?

    — Сюань Вэй из царства Вэй помогла мне добраться до Бескрайнего дворца, а оттуда меня подкинула другая птица.

     Когда Сюань Вэй пригласила Юань Гана в царство Вэй, он сам не знал, куда ему стоит идти. Однако он знал точно, что канцлер не стала бы его звать к себе без всякой причины. Значит, ему могли дать какое-то задание или могло появиться какое-то дело, с которым он скорее всего один не справится и понадобится помощь владыки Дао. Поэтому поразмыслив, он отказался от ее предложения.

    На самом деле Сюань Вэй не только пригласила Юань Гана, но и планировала перетянуть его на свою сторону вместе с Ню Ю Дао.

    Юань Ган отверг такое предложение, и Сюань Вэй была не рада такому ответу. Но раз уж она предложила свою помощь, то нужно было довести дело до конца. Они доехали до Бескрайнего дворца, а там он на другой птице добрался сюда. Сюань Вэй сама не могла так далеко лететь в графство Циншань. У нее было много дел и мало времени. Почти каждый день у нее был распланирован.

    Юань Ган и Сюань Вэй попрощались в Бескрайнем дворце, но пригласили друг друга к себе. То есть каждый из них мог посетить друг друга в удобный момент. Сюань Вэй намеренно решила поддерживать связь с Юань Ганом, чтобы иметь связь с Ню Ю Дао.

    — Сюань Вэй из царства Вэй? - сильно изумился Ню Ю Дао. Он точно знал это имя, поэтому недоверчиво переспросил: Ты же не о том женщине-канцлере говоришь?

    Юань Гай: Именно о ней. Мы случайно встретились, и с ней был первый культиватор из списка Дань – Симэнь Цинькун.

    Все присутствующие были поражены такой новостью. У этой женщины настолько высокое положение, которое обычным людям и не снилось, не говоря уже о том, чтобы случайно встретиться с таким человеком на улице.

    Ню Ю Дао естественно удивился: Как же вы встретились, мне интересно?

    Юань Ган: В двух словах не рассказать.

    Некоторые вещи он не хотел рассказывать при всех.

    — Ладно, потом расскажешь спокойно. - Ню Ю Дао понял его. Затем он обратил внимание на его глаза: А чего лицо красное?

     Юань Ган приподнял рукав и показал красное предплечье: Я весь красный, позже объясню.

    Ню Ю Дао тут же махнул рукой: Иди сначала помойся.

    Юань Ган последовал его совету.

    Гуань Фан И достала круглый веер и аккуратно им преградила путь Юань Гану. Она прикинулась, что не знает его:

    — Какое у вас знакомое лицо, мы раньше не встречались?

    Юань Ган мельком взглянул на нее и отодвинул ее в сторону. Ему не хотелось ни с кем общаться, поэтому он даже слова ей не ответил. Быстрым шагом он удалился.

    Гуань Фан И опешила, но тут же опомнилась:

    — Что за человек такой? Про правила приличия вообще не слышал?

    Ню Ю Дао понимающе улыбнулся. Юань Ган вернулся и у него словно гора с плеч упала. Как хорошо, что он здесь.

    Дуань Ху и остальные захихикали, ведь Гуань Фан И не знала, какой это был человек Юань Ган. А вот они прекрасно знали, что он никогда не клевал на женское обаяние и флирт.

    Вскоре и Юань Фан узнал о приезде Юань Гана и прибежал встретить его. И также быстро он выбежал от него, веля своим людям подготовить вино и кушанья.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 409 – Ню Ю Дао прислал тебя?

    Глава 409 – Ню Ю Даo приcлал тебя?

    Шу Цин, узнав о том, что Юань Ган прибыл, сразу же прибежала увидеться с ним. Tолько не будет же она врываться к Юань Гану, когда тот моется, и в отличии от Юань Фана она ждала его снаружи.

    По всеобщему трепетному отношению к Юань Гану Гуань Фан И поняла, что Юань Ган здесь - ключевая фигура.

    Увидев Шу Цин, Ню Ю Дао попросил ее о маленькой просьбе:

    — Княжна, можно ли у вас одолжить цитру?

    Шу Цин застыла. Oна раньше никогда не видела, чтобы Ню Ю Дао пользовался музыкальным инструментом. Однако Юань Ган как-то говорил, что Ню Ю Дао может играть на многиx музыкальных инструментах. Тогда она сомневалась насчет высказывания Юань Гана. B персиковом источнике она не видела музыкальных инструментов, неужели музыкальные инструменты были в деревне при маленьком храме?

    Ню Ю Дао и Юань Ган - довольно сомнительные люди. Как они могут обладать такими неординарными навыками и кругозором, хотя выросли в месте, где не было никаких условий для образования.

    Шу Цин хоть и удивилась, но с радостью согласилась и отдала Ню Ю Дао свою же цитру.

    Cхватив цитру, Ню  Ю Дао направился на верхушку павильона.

    Не прошло много времени, как на вершине павильона раздался *дун*, и красивая мелодия полилась по всему павильону.

    Шу Цин прислушалась, а прогуливающаяся Гуань Фан И остановилась и посмотрела на павильон.

    Они никогда не слышала ранее подобной мелодии. Эта мелодия была очень красива, но при этом несла в себе какое-то необычное чувство.

    Эта мелодия побудила Шу Цин вспомнить слова Юань Гана, когда он говорил про бегущую реку. Тот стих как будто описывал эту мелодию. Вспомнив тот стих, Шу Цин словно многое поняла.

    — Хорошая мелодия, только немного странная. Не видела, чтобы этот чертов парень мог играть еще. – Гуань Фан И сказала Шу Цин.

    Шу Цин, прислушавшись к мелодии, произнесла:

     — Клокочущая река течет на восток, и только волны пытаются побороть героя. Победа или поражение - все в миг может превратиться в пустоту. И только леса и горы будут по-прежнему здесь, и солнце все также будет восходить и заходить. Белая пена воды и резвящиеся рыбки на реке все также будут смотреть на осеннюю луну и весенний ветер…

    Гуань Фан И прекратила махать веером и внимательно прислушалась к ее стиху и мелодии Ню Ю Дао. Она соединила их вместе и поняла, что мелодия и стих - одно целое.

     Шу Цин рассказала стих и замолчала, а Гуань Фан И шепотом проговорила:

    — Сильная воля без энтузиазма… не похоже на молодых людей.

    Шу Цин молчала. Эта мелодия вызывала трепет на ее сердце. Она вспомнила, как владыка Дао раньше не проявлял к ним - к брату и сестре интереса, а сейчас не похоже на то…

    Юань Ган принял ванну, а наверху павильона уже были приготовлены закуски и вино.

    Юань Фан стоял у перил павильона и, качая головой, слушал мелодию.

    Юань Ган поднялся наверх павильона и увидел спину владыки Дао. Он немного задумался. Давно он не видел играющего на цитре владыку Дао. Юань Ган знал, что владыка Дао играет по случаю его возвращения. Владыка Дао рад возвращению Юань Гана. Эту мелодию Юань Ган конечно понимал. Испытав столько трудностей, он теперь раскаивался. Владыка Дао словно этой мелодией говорил о том, что можно стоять на берегу реки под осенней луной и весеннем ветре и смотреть на прыгающих рыбок среди белизны пены. Владыка Дао словно просил Юань Гана не впутывать его в свои раскаяния.

    — Спустись вниз и никого сюда не впускай. – Юань Ган подошел к Юань Фану и отдал приказ.

    — Хорошо! – Юань Фан прошептал.

    Он спускался вниз, но не выдержал и снова посмотрел на Юань Гана. Он не знал почему, но хоть раньше он и боялся Юань Гана, но сейчас ци, исходящая от Юань Гана, оказывала на него еще более мощное давление.

    Услышав голос Юань Гана, Ню Ю Дао внезапно прекратил играть. Он встал, подошел к столу с едой и пригласил Юань Гана сесть:

    — Не нужно же мне тебя приглашать?

    Юань Ган подошел к столу и сел напротив него. Он налил вина Ню Ю Дао и сказал:

    — Владыка Дао, я ошибся!

    Этим он подразумевал две вещи. Первое - не нужно было тянуть владыку Дао вниз. Второе - если бы он послушался Ню Ю Дао, то тогда бы Су Чжао не погибла.

    — Это было твое решение остаться с братом и сестрой Шан. Ты не похож на человека, который оставляет дело на полпути. Ты всегда отдаешь все силы делу. Я знал, что ты рано или поздно вернешься. В итоге ты вернулся, и хорошо. Остального не нужно.

    — Я ошибся. Владыка Дао любит быть вольным журавлем в свободном небе, а я втянул владыку Дао во все это.

    Ню Ю Дао махнул рукой:

    — Ты много переживаешь. Я только думал так, однако в этом беспокойном мире не обойтись без некоторых вещей. Mожно сказать, чтобы в этом мире быть вольным журавлем - нужно это заслужить. Рано или поздно я бы все равно во многое был втянут. Сейчас нет смысла говорить об этом. Говори, что случилось в царстве Ци? Я слышал, что клуб Белых облаков разрушили и вашу лавку тоже окружили. И с тобой нельзя было связаться. Что случилось?

    Ню Ю Дао конечно в последнее время больше следил за новостями в царстве Ци, однако он ничего не мог поделать и не мог связаться с Юань Ганом. A теперь он увидел, как тот вернулся, и теперь он успокоился.

    Юань Ган: Су Чжао погибла.

    Ню Ю Дао: Это ты сделал?

    — Почти. Я навредил ей.

    Eго слова были странными, поэтому Ню Ю Дао сморщил брови:

    — Что ты хочешь сказать?

    — После того, как ты ушел, я пошел в клуб Белых облаков…

    И Юань Ган все рассказал Ню Ю Дао - как он встретился с Су Чжао, про пилюлю Кушэн, про события в пустыне, обо всем произошедшем с ним, пока он не вернулся обратно.

    Ню Ю Дао удивленно слушал его рассказ. Он не думал, что его брат сделает Су Чжао своей женщиной. Соблазнитель? Это на него не похоже. Еще пилюля Кушэн, как выяснилось, не имеет эффекта против него. Этот парень, оказывается, культивирует мощный метод жесткого цигуна, который может разбить эффект пилюли Кушэн? И теперь со своей силой он может противостоять культиватору уровня цзинь дань? И еще может управлять царем скорпионов? Это все было очень удивительно.

    Ню Ю Дао не думал, что Юань Ган, как покинет его, переживет столько невзгод. Он не выдержал, выпил стакан вина и поставил его обратно. После этого он вздохнул. Ню Ю Дао понимал, что смерть Су Чжао оставила глубокий отпечаток у Юань Гана на сердце. Он сейчас и не знал что нужно говорить Юань Гану. По правде говоря, если бы не связь Юань Гана и Су Чжао, то Ню Ю Дао сам бы не отпустил Су Чжао. Эта женщина была в связях с Шао Пин Бо, и в столице царства Ци она определенно желала ему смерти.

    Только Су Чжао из-за Юань Гана пошла против дворца Утренней луны - это превзошло ожидания Ню Ю Дао. Он горько улыбаясь ответил:

    — Обезьяна, а ты еще тот соблазнитель. Ты скажи мне честно, было ли у тебя что-то с Хай Жу Юэ? Она постоянно, когда присылает письма, так или иначе окольными путями спрашивает о тебе.

    — Нет. У меня нет к ней интереса. Однако у нее с Нин Ваном Шан Цзянь Бо была связь… - Юань Ган рассказал ему откровения Хай Жу Юэ, которые она поведала ему в ту ночь.

    Ню Ю Дао понял, что эта женщина, оказывается, интересуется Юань Ганом.

    Он рассмеялся и сказал:

    — Ты покраснел - это впрочем хорошо. Теперь не будут к тебе липнуть женщины.

    Он говорил правду. Юань Ган раньше действительно был красивее.

    Два человека так говорили, и потом Ню Ю Дао внезапно указал в одном направлении:

    — Видишь на вершине той горы дерево. Под ней появилась новая могила.

    Юань Ган сразу пристально посмотрел туда и спросил:

    — Кто?

    Ню Ю Дао спокойно ответил: Черный пион!

    — …  - Юань Ган немало удивился: Что случилось?

    — Когда мы покидали царство Ци, тогда мы столкнулись с проблемой… - Ню Ю Дао рассказал ему все и потом добавил:

    — Блуждая по свету на коне, по нраву и ветер, и дождь. Смерть и жизнь мы с тобой достаточно увидели, поэтому мы должны уже привыкнуть к этому. Дело Су Чжао ты оставь. Не можешь оставить, так скрой в сердце. Живому с мертвым не по пути. Живой может сильно горевать по мертвым, только я верю, что ты не из тех.

    — Су Чжао из-за меня восстала против дворца Утренней луны. Возможно теперь у тебя появятся проблемы.

    — Су Чжао уже погибла. Все в прошлом. Я смогу справиться с дворцом Утренней луны. Это мелкое дело не помешает мне.

    Два человека снова поговорили, и Ню Ю Дао снова спросил его о Сюань Вэй.

     А что касается Юань Фэна и других, то они еще не вернулись в Циншань. Хоть Юань Ган и покинул столицу позже них, но его подбросила сюда Сюань Вэй, поэтому он вернулся быстрее…

     

    Город Чжайсин, постоялый двор Яоюэ.

    Лин Ху Цзю с Хун Сю и Хун Фу вышли из постоялого двора.

    Три человека хоть и покинули дворец Утренней луны, но за столько лет они смогли накопить достаточно средств, чтобы пожить в постоялом дворе Яоюэ.

    Они прошлись по городу и остановились перед стеной, на которой висела вывеска *Список еретиков*. В этом списке были указаны имена и история этих культиваторов.

    Все они были преступниками мира культиваторов, которые нарушили законы. И всех, согласно закону мира культиваторов, следовало казнить!

    Открыть секты нелегко. На это нужны большие деньги, а также еще нужно выполнить задания. 30 заданий.

     Лин Ху Цзю сначала думал купить выполненные задания у других культиваторов. Только купить их было сложно. Мало кто хотел продавать свои выполненные задания, тем более когда другие ради выполнения этих заданий рисковали жизнью. Также Лин Ху Цзю не мог ни с кем договориться, так как не хотел делить власть с другими, кто хотел с ним основать секту.

    Сначала они посетили Бескрайний дворец, но у них ничего не получилось. Поэтому они прибыли в Чжайсин попытать удачу. Однако и здесь у них не все складывалось гладко. Либо цену заламывали, либо Лин Ху Цзю не хотел делить власть.

    Подумав немного, Лин Ху Цзю решил лично выполнить эти задания.

    Во дворце Утренней луны они пробыли так долго и заработали немало денег, но самое главное у них были связи. Поэтому выполнить задания ему самому будет намного легче.

    Переписав список еретиков, три человека решили вернуться в постоялый двор и выбрать там подходящие задания.

    По пути Хун Сю шепотом проговорила: Господин, за нами следят.

    Лин Ху Цзю напрягся и ничего не сказав вернулся со всеми в постоялый двор.

    В итоге тот, кто следовал за ними, прошел до постоялого двора.

    В коридоре постоялого двора, между комнатами Лин Ху Цзю наконец повернулся и подошел к следовавшему за ними человеку.

    — Друг, есть дело?

    Преследователь стянул с себя маску, и Лин Ху Цзю с остальными застыли. Потому что прибывшим оказался подопечный Ню Ю Дао - Дуань Ху.

    В итоге Дунь Ху зашел с ними в комнату. В комнате его никто не приглашал на чай.

    Лин Ху Цзю сел на стул и спокойно спросил:

    — Ню Ю Дао прислал тебя?

    Дуань Ху достал мешок и положил его на стол:

    — Владыка Дао слышал, что у господина Лин появились сложности. Он послал меня передать вам это, надеясь, что это поможет господину.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 410 – Нужно терпеть

    Глaва 410 – Hужно тepпеть

    —Мне не нужна никакая помощь.

    Лин Xу Цзю резко ответил, но вcе трое внимательно посмотрели на мешочек на столе.

    Дуань Ху: Почему бы вам не заглянуть внутрь?

    Лин Ху Цзю: А что там?

    Дуань Ху: Мы некогда вместе следовали за Ню Ю Дао и смогли пережить не мало сложных дней. И когда-то мечтали открыть собственную секту, поэтому в мешочке находятся доказательства выполненных задач из списка.

    Oни планировали эти задания распродавать когда-то, но их останавливал Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао объяснял это тем, что нет нужны срочно забирать деньги за выполненные задания, лучше подождать до нужного момента. И вот неожиданно он решил использовать их по назначению.

    Оставшиеся три группы из секты Люсян в Бескрайнем дворце имеют свои лавки. Лин Ху Цзю с Ню Ю Дао были лучшими друзьями и об этом знали все. Поэтому известие о прибытии Лин Ху Цзю быстро долетело до трех лавок. Ню Ю Дао сразу заинтересовался, чем они занимаются, когда узнал об этом. В результате он первым делом связался с теми культиваторами. Люди из трех групп как правило занимались тем, что искали одиночных культиваторов. Поэтому Ню Ю Дао сразу сообразил, что Лин Ху Цзю решил возобновить секту. (п.п. логично?)

    Tогда Ню Ю Дао послал Дуан Ху передать выполненные задания Лин Ху Цзю, вот так все просто.

    Хун Cю и Хун Фу переглянулись удивленно. Лин Ху Цзю помолчал немного, а потом изрек: Я высоко ценю его доброту, но мне это не надо. Забери.

    Дуан Ху: Владыка Дао сказал, чтобы я просто оставил это здесь, если тебе не надо, то можешь сам выбросить. И еще он передал, если потребуется рекомендация для секты, хоть от секты Люсян, секты плывущих облаков, горы утонченности, Уляншаня или секты небесного нефрита, то никто не откажет из них не откажет Ню Ю Дао. И вам тогда не нужно будет беспокоиться о своей репутации. Секты Люсян, плывущих облаков и горы утонченности имеют свои отделения повсюду. И вы в любой момент можете взять у них сто тысяч на непредвиденные обстоятельства.

    Хун Сю и Хун Фу молча наблюдали за реакцией Лин Ху Цзю.

    От таких предложений у него челюсть отвисла. Он спросил: Это все?

    Дуан Ху с почтением поклонился и сказал: Владыка Дао велел передать кое-что еще.

    Лин Ху Цзю: Не тяни, говори быстрей.

    —Дословно передаю слова Великого Дао, когда Черный пион бежала из царства Ци, то погибла от рук дворца Утренней луны! - сказал Дуан Ху и в конце добавил: Не смею больше вам мешать, до свидания!

    Черный пион погибла? Она ведь жила вместе с Ню Ю Дао, конечно она была его девушкой.

    Дуан Ху уже вышел за порог и закрыл за собой дверь.

    Внутри комнаты воцарилась гробовая тишина. Лин Ху Цзю раскрыл мешочек и высыпал на стол специальные таблички размером с монету. Такие таблички дают за выполнение задания из списка еретиков. Собрав достаточного количество, их можно обменять в таких местах, как постоялый двор Яаоюэ в городе Чжайсин.

    После тщательного подсчета, у них оказалось тридцать табличек. Одна такая табличка стоит не мало и этого вполне хватит им троим. То есть заданий им больше не нужно выполнять.

    Теперь им осталось решить вопрос с рекомендациями сект, что не должно стать проблемой со связями Лин Ху Цзю.

    Только вот смерть Черного Пиона не выходила из головы Лин Ху Цзю. Она ведь девушка Ню Ю Дао. Она умерла от рук людей дворца Утренней луны, когда бежала из царства Ци. Можно сказать, что это не имеет никакого отношения к ним, так? Только вот они сейчас и есть люди дворца утренней луны, и это покушение на жизнь.

    Хоть известие о смерти Черного Пиона и не была особо значимой, однако трое поняли намек Ню Ю Дао. Получается, что если что-то пойдет не так, то их ждет участь Черного Пиона?

    Они и так в огромном долгу перед Ню Ю Дао, ведь он помог им избежать тюрьмы в столице Ци, помог им с дворцом утренней луны, а сейчас еще материальную помощь прислал.

    Ню Ю Дао мог всего этого и не делать, а просто бросить их умирать в тюрьме!

    —Лао Сан преданный своему долгу, я не такой как он!

    Лин Ху Цзю смотрел в небо и тяжело вздыхал.

    Он уже много лет занимается культивированием, и все же в первый раз повстречал такого рода человека, который платит добром за зло. Он бы сам так не смог, а дальше все будет только усложняться.

    Хун Сю и Хун Фу поняли, что под «Лао Сан» подразумевался Владыка Дао. Их дорожки все-таки разошлись в разные стороны.

    ….

    Во дворце Циши Бэйчжоу в тот же день провожали невесту всем городом.

    На следующий день в горах в дали от города приземлились три птицы.

    В тени старого дерева где-то в горах Циншань Шао Лю Эр стояла на коленях перед Шао Дэн Юном, кланяясь в землю.

    Шао Дэн Юн заливался слезами.

    Это место было выбрано специально, чтобы никто не мог их увидеть или помешать. Три птицы были присланы за Лю Эр, чтобы отвезти ее в дом жениха. Так решил устроить Шао Пин Бо для безопасности. Вчерашние проводы были лишь на показ, чтобы скрыть самое главное событие, и чтобы никто не вмешался. 

    Ведь желающих остановить эту свадьбу, что в царстве Ци, что здесь, было много.

    Птицы исчезли где-то в облаках, Шао Пин Бо медленно закрыл глаза, сжимая кулаки. Eго слегка трясло.

    Вспомнив обещание, которое он дал матери тогда и глядя на то, как небрежно, где-то в лугу его сестра отправляется в дом к будущему мужу, слеза соскочила по его щеке.

    Он знал, что сестра его ненавидела больше всего на этом свете.

    Он думал о том, что его сестра была бы намного счастливее выйти замуж за Тань Яо Сяна. Однако положение с боевыми конями и Ню Ю Дао вынудили его прибегнуть к этому шагу. На самом деле он не хотел, чтобы этот день наступил так скоро и ему пришлось выдать сестру.

    Он вытер слезы и решительно стал уходить, не дожидаясь отца.

    Несколько дней спустя пришла новость о том, что на отряд, провожающий невесту до дома жениха (тот, который был для отвода глаз), было произведено нападение. Много людей погибло, люди секты высшей чистоты получили сильные ранения…

    526 год.

    Император царства Ци Хао Чжэн женился на Шао Лю Эр. Никого из семьи Шао не присутствовало на свадьбе, кроме посла. Но это не повлияло на праздничную атмосферу в столице Ци.

    Царство Хань.

    Переговоры между сектой небесного нефрита и царства Янь завершились. Секта небесного нефрита в царстве Янь в трех графствах и в трех графствах Нанчжоу, который находится под контролем царства Янь, также ввели своих людей. Пехота и конница двух сторон стала двигаться, и в конце года произошла полная замена.

    К этому времени графство Циншань, Куангнгай, Хуси, Уян и Туань вернулись к секте небесного нефрита. Наконец-то силы секты собрались вместе и теперь они переместят все свои школы в графстве Хуси.

    Это прекрасное место, откуда были изгнаны все остальные школы и секты!

    Пользуясь радостью секты небесного нефрита, 4 начальника из вышеуказанных графств направились увидится с сектой. Ню Ю Дао и секта Люсянь, а также остальные сопровождающие направились поздравить секту небесного нефрита с «новосельем».

    За время визита, Ню Ю Дао смог разглядеть, что начальник Мей Лин Шэн из графства Хуси, У Тян Дань из графства Уян и Чжао Син Фэн из графства Туань заключили союз, который был направлен против интересов Шан Чао Цзуна. Это было связано с тем, что Шао Чао Цзун в одиночку узурпировал два графства.

     Тут даже глупому понятны намерения потомков секты небесного нефрита. Если напасть на Нанчжоу, то среди нескольких людей по середине хотя бы один да высунет голову против Нанчжоу. И в владения Шан Чао Цзуна вместе с его воинами явно имели преимущество. Допустим, что не будут нападать на Нанчжоу. Тогда получается, что три графства если не объединяться, то они будут уступать по голосам Шан Чао Цзуну. 

    В банкетном зале три начальника графств вели себя в отношении Шан Чао Цзуна очень дерзко, требовали у него коней. Говорили, что они все как одна семья, а в семье нужно делиться. Конечно, Шан Чао Цзун аргументировал и решительно отстаивал собственную точку зрения. И в итоге Пэн Ю Цай вынудил Шан Чао Цзуна уступить 3000 боевых коней. Так что каждый из начальников получит по 1000 коней.

    Под давлением секты небесного нефрита Шан Чао Цзун не мог отказать.

    Присутствующие Фэй Чан Лю и остальные то и дело смотрели на реакцию Ню Ю Дао, но он никак не реагировал на происходящее, будто ничего не видел и не слышал.

    Тех, кто ничего не видел и не слышал было в зале не мало, например, Фэн Лин Бо.

    Банкет закончился поздно ночью, и гости отправились отдыхать.

    Когда уже все уходили, Ню Ю Дао специально подошел к Фэн Ру Нан И и тут же задал вопрос: Почему принцесса ласкового слова мужу не говорит?

    Фэн Ру Нан И прикусила губу и не стала ничего отвечать. Она скорым шагом покинула зал.

    Гости жили в разных местах. Шао Чао Цзун со своими людьми был в одном дворе, а Ню Ю Дао в другом. Он сразу же вернулся к себе в комнату, когда с улицы донеслись звуки колес повозке, и кто-то постучал в дверь.

    По голосу Ню Ю Дао сразу понял, кто это был и открыл дверь. Перед ним в инвалидной коляске сидел Мэн Шань Мин.

    Ню Ю Дао пригласил его внутрь, но Мэн Шань Мин отказался. И сразу же спросил: Владыка Дао, что-нибудь заметили?

    Ню Ю Дао: Брат Мэн, ты говоришь про 3000 коней?

    Мэн Шань Мин: Если настоять на гарантии формирования гвардии Иньян, гвардии Ули, то боюсь, что 3000 недостаточно, нужно будет минимум 9000.

    Ню Ю Дао сказал со смехом: Боевых коней купила секта небесного нефрита. А кому они уже решат их отдать, тут лишь стоит положиться на них.

    Мэн Шань Мин: Дело даже не столько в боевых конях, сколько в секте небесного нефрита. Боюсь, что секта возомнила себя хозяином Нанчжоу, Владыка Дао это понимает?

    Ню Ю Дао: Каждый человек думает о собственной выгоде, прежде всего. У всех есть свой план, это нормально. Кто может устоять против эгоистичных желаний? Намерения князей легко порчитать.

    Мэн Шань Мин: Эгоистичные желания тянут за собой новые. Но если не достаточно сил заполучить желаемое, это может оказаться неловкой ситуацией. А для князя просто будет считаться потерей лица и авторитета.

    Ню Ю Дао: Я понимаю, что ты говорить о дележке мяса, которого еще не заполучили. Уже поднимается смута?

    Мэн Шань Мин: Я хотел услышать ваше мнение.

    Ню Ю Дао: Я хоть и не разбираюсь в военном деле, но азбучную истину все-таки понимаю. Между 5 графствами образовался союз. До окончания дела нельзя допустить возникновения никаких споров и смут. Без поддержки секты небесного нефрита, князь не сможет захватить Нанчжоу. Не говоря уже о чем-то большем. Те три секты в царстве Янь требуют непредвзятости от секты небесного нефрита. А они три не согласятся. Нанчжоу очень лакомый кусочек, все хотят его. Поэтому нужно терпеть, а после решения дела, если окажется, что князь потратил слишком много сил напрасно. То я первым восстановлю справедливость!

    Мэн Шань Мин в конце сказал: Владыка Дао говорит верно, резонно. Я передам ваши слова князю!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 411 – Выдвижение Фэн Лин Бо

    Глaва 411 – Выдвижение Фэн Лин Бо

    Hа второй день Фэн Энь Tай лично пришел к Ню Ю Дао. Вчера они просто поговорили, а сегодня он, проявляя гостеприимство, собирался показать Ню Ю Дао новое место жительство секты Небесного нефрита.

    Cледящий за безопасностью в другом дворе Бай Яо вышел вперед и поздоровался с Фэн Энь Тайем и потом отошел. Oн знал, что Фэн Энь Тай идет к Ню Ю Дао, но сам он не xотел встречаться с Ню Ю Дао. Не то, чтобы он не хотел его видеть, просто ему было неловко. Ведь теперь Ню Ю Дао был братом его дяди-наставника, а по старшинству он обязан отдавать дань уважения Ню Ю Дао и называть его *Владыка Дао*. A для него это было как-то непривычно.

    Теперь все ученики секты Небесного нефрита в Циншане могли не отдавать дань уважения Шан Чао Цзуну, но Ню Ю Дао уважить они были обязаны. Ничего не поделаешь, ведь Ню Ю Дао теперь - названный брат старейшины. Поэтому все должны называть Ню Ю Дао *Владыкой Дао*.

    Как только Фэн Энь Тай нашел Ню Ю Дао, они вышли из двора и направились гулять в горы среди красивых пейзажей.

    Изначально эти места занимали малые секты, поэтому постройки здесь были небольшого размера. Однако сейчас здесь расположилась секта Небесного нефрита, поэтому теперь здесь шли работы по расширению построек.

    Для секты Небесного нефрита финансовые затраты не были проблемой, ведь сейчас в ее распоряжении было много денег. Каждый, кто приходил поздравить их с новым местом, приносил достаточно денег. Один только Ню Ю Дао подарил им 10 тысяч золотых, а несколько начальников графств еще больше. Шан Чао Цзун от двух графств поднес секте 100 тысяч золотых.

    Два человека в итоге поднялись на гору и посмотрели на озеро, расположившееся среди гор. Под солнечными лучами в озере плескались рыбы и тут же их хватали птицы. Это было завораживающее зрелище.

    — Красивое место! – стоящий с заложенными за спину руками Ню Ю Дао одобряюще сказал.

    Фэн Энь Тай недовольно покачал головой:

    — Третий, ты еще не видел прежнего места секты Небесного нефрита. То место куда лучше этого, там и условия были намного лучше. Вся секта Небесного нефрита вынуждена покориться обстоятельствам.

    Ню Ю Дао хохоча ответил: Это вы покорились обстоятельствам? Огромная секта конечно не будет простой.

    — Третий, я уже связывался со вторым. – Фэн Энь Тай внезапно проговорил.

    Ню Ю Дао медленно повернул голову и посмотрел на него.

    — Он уже все рассказал мне. Ты молодец! – Фэн Энь Тай похлопал по плечу Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао улыбнулся, но промолчал.

    А в это время один ученик подлетел и, сложив руки, доложил:

    — Старейшина, банкет скоро начнется.

    — Xорошо, понял. – Фэн Энь Тай кивнул головой и развернувшись махнул рукой Ню Ю Дао, приглашая его.

    Вчера встречали гостей, а сегодня устроили банкет, чтобы проводить гостей.

    Для всех прибывших гостей важным был не сам банкет, а дела, которые будут обсуждаться за банкетом.

    После нескольких бокалов вина тема разговора дошла до ведения дел 5-ти графств. Eсли собрать людей графств, то можно набрать 500-600 тысяч воинов. С точки зрения финансовой части содержание такого количества людей будет требовать довольно много денег.

    И сейчас все задались вопросом – а нужно ли им так много военных людей. Ведь ранее все графства были каждый сам за себя, и каждое графство содержало воинов для своей же защиты. А сейчас за их спинами появилась поддержка, и пяти графствам можно было сократить военных на 200 тысяч.

    Однако теперь секта Небесного нефрита объявила следующей целью Южную область (Нанчжоу). А 600 тысяч воинов недостаточно для захвата и сдерживания Нанчжоу. Секта Небесного нефрита теперь требовала, чтобы каждое графство не сокращало их количество и не наносила вред правительству.

    Относительно этого все инстинктивно поняли, что теперь секта Небесного нефрита, имея постоянную прибыль от ликерного завода, может жить на широкую ногу. За один год секта зарабатывала несколько миллионов - это куда больше дохода трех графств за год, вместе взятых.

    Глава графства Туань - Чжао Син Фэн не выдержал и спросил:

    — Глава, уезд Циншань и графство Куангай развиваются хорошо. Если бы наши три графства тоже освободили бы от налогов…

    Не успел он договорить, как Пэн Ю Цай оборвал его.

    — Циншань и графство Куаньгай могут снабжать других, а чем вы сможете снабжать остальных? Неужели вы думаете, что прибыль с ликерного завода секта Небесного нефрита может полностью использовать? Доходы от дворца Блаженствия, пещеры Черного золота и горы Духовных мечей не должны уменьшаться. Чтобы взять Южную область, придется увеличить расходы. Вы достанете эти деньги? Все эти заботы приходятся на секту Небесного нефрита. Ладно, не будем больше об этом.

    Чжао Син Фэн тут же замолчал. Он понял, что поднял достаточно щекотливую тему.

    Пэн Ю Цай продолжил:

    — Каждый из 5 графств сам себе хозяин. В обычных вопросах можете сами справляться с проблемами. Только если мы столкнемся с большой проблемой, тогда нам понадобится централизованное войско. Только кто подойдет для роли командующего централизованным войском?

    Как только он это сказал, Ню Ю Дао и Мэн Шань Мин сразу же переглянулись. Они думали, что этот вопрос поднимут после того, как они захватят Южную область.

    Чжао Син Фэн снова хотел что-то сказать, но в этот момент Ню Ю Дао кашлянул, привлекая к себе внимание:

    — Конечно для этого дела глава Пэн лучше всех подходит. Кто будет более подходить чем глава Пэн?

    Мэн Шань Мин поднял бокал медленно. Он знал, что Ню Ю Дао в этот момент не хотел передавать власть другим.

    Только глупец сейчас мог не догадаться, что кто станет управлять войском пяти графств, тот и будет управлять Южной области.

    В этот момент Чжао Син Фэн конечно ничего не мог сказать. Не будет же он говорить, что есть кто-то лучше Пэн Ю Цайя.

    Пэн Ю Цай расхохотался:

    — Братец действительно хорошего мнения обо мне. Только в делах военных я не знаток.

    Ню Ю Дао снова указал на старейшин секты Небесного нефрита:

    — В секте Небесного нефрита есть много гениев. Выбери любого, и каждый окажется достаточно одаренным.

    Пэн Ю Цай снова покачал головой:

    — Культиваторы должны заниматься делами культивирования. Не стоит нам вмешиваться в дела земные. Иначе зачем тогда правители? Для дел военных - нужно выбирать военных, для культивирования - культиваторов. Братец Ню, я думаю, что правителям нужно самим выбрать того, кто будет больше подходить для этого дела. Мы с тобой не должны вмешиваться в их дела.

    — Глава Пэн говорит разумно. – Ню Ю Дао улыбнулся и повернувшись сказал:

    — Принцесса, вы тоже человек военный.  Не знаю, кого вы считаете более подходящим для этого дела?

    Фэн Pу Нан про себя заскрипела зубами.

    Фэн Лин Бо холодным взором посмотрел на Ню Ю Дао, а Пэн Ю Лан вовсе хотела бы разорвать его в этот миг. Зачем он дочку сейчас втягивает в этот жаркий спор.

    Шан Чао Цзун, Лан Жо Тин и Мэн Шань Мин тоже удивленно посмотрели на Ню Ю Дао. Зачем в этом деле Фэн Рун Нан быть распорядительницей? И что он хочет от Фэн Ру Нан.

    Пэн Ю Цай махнул рукой:

    — Не нужно культиваторам вмешиваться. Пусть придворные и военные решают этот вопрос!

    Сказав это, он оказал давление на Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао улыбнувшись посмотрел на Пэн Ю Цайя Он поднял бокал и не стал больше вмешиваться. Сейчас все будут решать остальные.

    Чжао Син Фэн снова сказал, указывая на Фэн Лин Бо:

    — Сначала появилось графство Куангай и потом только Циншань. Успехи двух графств были возможны только благодаря графству Куангай. Я впечатлен только Фэн Лин Бо, поэтому я выбираю его, чтобы управлять войском пяти графств.

    Ню Ю Дао нахмурил брови и насмехаясь сказал: У правителя Чжао хорошее имя!

    Все стали переглядываться, Чжао Син Фэн не понимал, что хотел сказать Ню Ю Дао.

    Лан Жо Тин спросил: Владыка Дао, что это значит?

    Ню Ю Дао медленно ответил:

    — Поднимать ветер и делать волны. (поднимать ветер и делать волны (обр. в знач.:накалять обстановку, устраивать беспорядки, поднимать шум)

    Кто-то стал хихикать, кто-то стоял с каменным лицом, а Чжао Син Фэн нахмурился.

    Ню Ю Дао сразу посмотрел на него и сказал:

    — Судя по выражению лица начальника Чжао, он чем-то недоволен? Есть претензии? Я просто шутил. Не стоит принимать мои слова всерьез. Если все принимать всерьез, то ни к чему хорошему это не приведет.

    Чжао Син Фэн сложил руки перед Пэн Ю Цаем и хотел просить справедливости.

    Пэн Ю Цай сразу махнул рукой, останавливая его. Он не хотел, чтобы они сейчас перед всеми выясняли отношения с Ню Ю Дао. Ведь Ню Ю Дао очень хитрый, и сейчас он специально провоцировал Чжао Син Фэна, чтобы поймать его на чем-нибудь. От Ню Ю Дао зависело материальное благополучие секты Небесного нефрита, поэтому секта Небесного нефрита немного опасалась Ню Ю Дао.

    Поэтому он заблаговременно закрыл эту тему. Когда придет время разбираться с Ню Ю Дао, тогда он сам с ним разберется.

    Он снова сказал: Братец Ню, здесь место для серьезных разговоров. Не нужно шутить. Если тебе здесь скучно, то для тебя организуют отдельную комнату. – предупредил он Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао махнул рукой: Глава Пэн вежлив. Все просто такие серьезные, вот я и хотел разрядить атмосферу.

    Пэн Ю ЦАй посмотрел на остальных.

    Правитель графства Хуси, Мей Лин Шэн сказал: Я тоже за Фэн Лин Бо!

    Правитель графства Уян, У Тянь Дан продолжил: Я тоже за Фэн Лин Бо!

    В глазах находящегося здесь Фэн Лин Бо появилась радость. Он конечно заранее знал о таком итоге и невольно посмотрел на своего зятя. Он хотел бы узнать, что теперь будет делать Шан Чао Цзун.

    Пэн Ю Лан посмотрела на отца. Как бы там ни было, а он все же тянется к семье. Отец просвещенный, проведя такой круг, он все же сдержал слово. Шан Чао Цзун просто был одной ступенькой.

    Она вспомнила слова отца, что секта Небесного нефрита - не имущество семьи Пэн и к каждому делу нужно обоснованно подходить.

    Все люди высшего состава секты Небесного нефрита посмотрели на Шан Чао Цзуна. Конечно они тоже договаривались об этом итоге.

    Шан Чао Цзун с каменным лицом держал бокал в руке и ничего не говорил.

    Фэн Ру Нан сжимала губы и ничего не говорила.

    Фэй Чан Лю и другие были серьезны.

    Мэн Шань Мин посмотрел на Ню Ю  Дао и увидел, как он слегка кивнул.

    Пэн Ю Цай улыбаясь спросил: Князь, а что вы думаете?

    Шан Чао Цзун спокойно ответил: Разве мое мнение сейчас важно?

    Пэн Ю Цай: Все свои. Говори, что думаешь. Мы подумаем.

    Шан Чао Цзун посмотрел по сторонам и взглянул на Мэн Шань Мина, и после этого ответил:

    — Три правителя мудры, я присоединяюсь и одобряю ваш выбор!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

    Глава 412 - Общее давление

    Глaва 412 – Oбщeе давление

    — Xoрошо! – Пэн Ю Цай радостно сказал: 4 правителя выбрали главнокомандующего. Pаз все единогласно приняли решение, значит выбор неплохой. На том и порешили. Фэн Лин Бо!

    Фэн Лин Бо встал и сложил руки: Я здесь!

    Пэн Ю Цай улыбаясь сказал: Такое радостное событие! 4 правителя хорошо о тебе отзываются. Ты способный, надеюсь, что ты не подведешь наши ожидания. C сегодняшнего дня войска 5 графств переходят под твое командование. Все войска нужно объединить, чтобы ты в будущем смог вести крупные войны. 

    Однако они не могли полностью забрать всех воинов у всех правителей, иначе никто бы сейчас не согласился передать всю власть другому. 

    Фэн Лин Бо: Слушаюсь! Только…

    Пэн Ю Цай радостно продолжил говорить: Все хорошо о тебе думают. Если возникнут трудности, то их можно будет со всеми решить. 

    Фэн Лин Бо: У меня сейчас вовсе нет войск. Даже подручных военных в моем распоряжении нет, не говоря уже о военных советниках. Kак я смогу повести войска 5 графств в битву?

    Пэн Ю Цай: Это не проблема. 4 правителя, вы хорошо знаете ситуацию, что вы думаете насчет этого?

    Чжао Син Фэн: Это проблема легко решается. Вчера разве вы не говорили, что у нас много воинов? Пусть тогда тот, у кого воинов больше всех, отдаст часть главному военачальнику Фэн. 

    Ню Ю Дао нахмурил брови. Вот, оказывается, о чем они вчера договаривались. Они обсуждали дележку коней. Он не был силен в военных делах и не думал, что их вот так сегодня подставят. 

    Он невольно посмотрел на Mэн Шань Мина и других и по их хмурым лицам понял, что они тоже не ожидали такого от графств. 

    «Бах!»

    Шан Чао Цзун хлопнул ладонью по столу и грозно посмотрел на всех. 

    Шан Чао Цзун встал и, гневно глядя на Чжао Син Фэна, сказал: 

    — У меня больше всех воинов! Кто теперь хочет забрать их? – он повернул голову к Пэн Ю Цаю: 

    — Глава Пэн, может так поступим. Я отказываюсь от власти над двумя графствами, ухожу в отставку и забираю своих воинов! 

    Ню Ю Дао слегка улыбнулся. Глядя на настроение князя, он успокоился. Это означало, что Шан Чао Цзун уверен в своих людях, и воинов забрать у него будет нелегко. 

    Пэн Ю Цай улыбаясь ответил:

    — Князь, не нужно горячиться. Кто говорил, что лишает князя власти над воинами. Если кто-то посмеет так сказать, я тогда первым не соглашусь. Мы просто сейчас все обсуждаем, выслушиваем все за и против и находим лучшее решение. Зачем злиться? Полководец Мэн, разве не так? – он в итоге посмотрел на Мэн Шань Мина. 

    Мэн Шань Мин посмотрел на Шан Чао Цзуна и проговорил: 

    — Князь, может присесть и сначала послушать всех. 

    — Aх! – Шан Чао Цзун одарил холодным взглядом Чжао Син Фэна и сел, махнув рукавом. 

    Мей Лин Шан - правитель графства Хуси сказал:

    — Князь разгневался потому, что слова брата Чжао были неприятны. Однако почему бы их не обдумать? Давайте посмотрим. У князя больше всего людей, а проблема небольшая, если отдать немного. Во-вторых, разве князь изначально не забирал людей графства Куангай? Главный военачальник Фэн тоже хорошо разбирается в них. Если людей перевести главному военачальнику Фэн, то он сможет сэкономить время для слияния войск. Если будем сражаться раздроблено, то мы тогда окажемся слабыми перед противником. Кто знает, может в решающий момент нам не хватит людей, чтобы добить врага или отбить натиск врага. 

    Это действительно был объективный довод. Шан Чао Цзун держал бокал и молчал. 

    Пэн Ю Цай снова спросил: Тогда сколько военных нужно передать главному военачальнику Фэн?

    У Тянь Дан - правитель графства Уян ответил: 

    — Много не нужно, иначе князь может неправильно нас понять. Я думаю, что нужно передать отборных людей - несколько тысяч. Все же главнокомандующий Фэн будет управлять людьми при военном времени, а в обычное время зачем ему так много людей. Не знаю, согласен ли будет главный военачальник Фэн?

    «Несколько тысяч?» - Шан Чао Цзун удивленно посмотрел на него. 

    Даже Ню Ю Дао удивился. Несколько тысяч? У Шан Чао Цзуна 200-тысячная армия, а несколько тысяч - это же мелочь. В таком случае князю и отказать будет неудобно. 

    Фэн Лин Бо кивнул головой: Брат У дальновиден. Несколько тысяч достаточно. 5 тысяч всадников!

    Чжао Син Фэн добавил: 5 тысяч отборных всадников! 

    Как только сказали о 5 тысячах отборных всадников, все уже иначе посмотрели на вещи. 5 тысяч отборных всадников - это уже другое дело. 

    Шан Чао Цзун спросил: Ты, по фамилии Чжао, ты можешь выдать 5 тысяч всадников? 

    Чжао Син Фэн: Князь, если не дать тысячу всадников мне, то у меня и 5 тысяч всадников вряд ли наберется. Откуда мне взять 5 тысяч всадников?

    Шан Чао Цзун: Тогда с какого хера ты говоришь такое? Разве тебе решать сколько отдавать?

    Мей Лин Шань снова сказал: Князь, все же мы одна семья. Что нам делить между собой? Мы все ради общего дела трудимся. 

    Шан Чао Цзун: Все - одна семья? Сказано хорошо. Брат Мэй, а что если мне с тобой разделить твою жену?

    Как только он сказал это, Пэн Ю Лан чуть ли не подавилась вином. Она вытаращила глаза и посмотрела на зятя. Она не думала, что он скажет подобное. Да еще при всех! Он же происходит из императорского рода!

    Фэн Лин Бо понимал Шан Чао Цзуна. Привыкнув к войску, потом как можно отказаться от него? Это действительно сложно принять!

    Постоянно молчавшая Фэн Ру Нан гневно посмотрела на Шан Чао Цзуна.

    Ню Ю Дао улыбаясь поднял бокал Фэн Энь Тайю, как бы разряжая обстановку. 

    Мей Лин Шан тоже был удивлен предложением Шан Чао Цзуна и мог только вздыхая ответить: 

    — Князь, не нужно людей смешивать с животными. Князь постоянно злится на мои слова, но может подумать над ними. У тебя на руках много коней, разве это нормально? Если у нас очень мало коней, а у тебя много - нужно поделить их. Пусть у тебя по-прежнему остается больше всего коней. Ты также сможешь создать гвардию Иньян и Ули с десятью тысячами всадниками. Никто не будет против. 

    У Тянь Дан тоже кивнул: Князь даже если отдаст 5 тысяч всадников, у него все равно останется 10 тысяч. Это все равно много. Какой смысл, если у тебя будет много всадников, а у нас их вовсе не будет?

    Шан Чао Цзун: Никакого не будет. Просто вы - мелкие личности не по нраву мне. Что вы раньше делали? Сейчас только захотели боевых коней? Что ж вы раньше не добыли боевых коней? Нужно достаточно способностей, чтобы добыть коней! 

    Но в этот момент Пэн Ю Цай медленно произнес: 

    — Князь, боевые кони были куплены сектой Небесного нефрита. Не тобой. Поэтому нужно и поделиться. 

    Как только он это сказал, Шан Чао Цзун сразу стянул щеки и нахмурился. 

    Он хотел бы спросить Пэн Ю Цайя: «А вы ли достали боевых коней? Есть вещи, которые просто так не купишь. А теперь еще хотите разделить их?»

    Однако он не мог перед всеми ссориться с Пэн Ю Цайем. Некоторые вещи приходилось только терпеть. 

    Пэн Ю Цай: Ладно, возражения всех я услышал. Меньшинство покоряется большинству. Сделаем так, как и решали вчера. Всадников 5 графств не нужно рассредоточивать.  От Циншаня и графства Куангай 5000 всадников перейдут главному военачальнику Фэн. Снабжения войск продолжатся. На этом и решили. Все выпьем! – сказав это, он поднял бокал за всех. 

    Было удивительно, что Шан Чао Цзуна продолжили снабжать финансами.

    Хотя это и не было удивительно, ведь даже если бы Шан Чао Цзун не отдавал 5 тысяч всадников, то все равно основной доход шел как раз от Шан Чао Цзуна. 

    Фэн Лин Бо первым откликнулся на предложение и поднял бокал, за ним Чжао Син Фэн, Мей Лин Шэн и У Тянь Дан.

    Фэй Чан Лю и другие посмотрели на Ню Ю Дао. И когда они увидели, что Ню Ю Дао весело поднимает бокал, тоже последовали его примеру. За ними потянулись и Мэн Шань Мин, Лан Жо Тин и другие. 

    Бокал Шан Чао Цзуна словно весил тысячу цзиней, он медленно и неохотно поднимал бокал. 

    Фэн Ру Нан смотрела на Шан Чао Цзуна. Все же она была его женой и тоже не могла спокойно смотреть, когда ее мужа притесняли. Но среди притеснявших также была и ее семья, поэтому у нее не было особого выбора. Ведь семья делала это ради своей же выгоды. 

    — До дна! – Пэн Ю Цай первым осушил бокал и перевернул его, показывая, что он уже пуст. Затем глядя на всех, он крикнул: 

    — Все пейте. Не стесняйтесь. 

    Все присутствующие осушили бокалы и сели обратно. Все остались довольными, кроме Шан Чао Цзуна и остальных конечно. 

    Сейчас только слепой мог бы не заметить, что секта Небесного нефрита все это давно спланировала. 

    У Шан Чао Цзуна было 28 тысяч коней. 5 тысяч они отдали Цинчжоу. Вчера они еще отдали 3 тысячи коней. Сегодня у него снова забирают 5 тысяч. На каждом шагу у него откусывают коней, и теперь у него сталось 15 тысяч. К тому же теперь все войска будут находиться под контролем Фэн Лин Бо. Так посмотреть, секта Небесного нефрита не хочет видеть Шан Чао Цзуна достаточно сильным, поэтому контролирует его силы. 

    На этом банкет и закончился. Все стали расходиться по домам. Шан Чао Цзун с супругой направился провожать Фэн Лин Бо с тещей. 

    Ню Ю Дао ждал их снаружи у дверей. 

    В это время к нему подкатил Мэн Шань Мин на коляске и между прочим спросил: 

    — Скорее всего нам не нужно устраивать внутреннюю смуту. Другим это будет на руку. 

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: Это не так важно. Люди секты Небесного нефрита повсюду у князя. Жизнь в руках секты, поэтому отказаться не получится. Все же это все только перед несостоявшимся делом. 

    Мэн Шань Мин хотел узнать по реакции Ню Ю Дао, о чем он думает. Только Ню Ю Дао спокойно отвечал, ничего не показав. 

    А Лан Жо Тин воспользовался моментом и напомнил: 

    — Владыка Дао, не стоит все же лишний раз ставить принцессу в неловкое положение. 

    Ню Ю Дао понимал его, ведь он задевал Фэн Ру Нан. 

    — Где нужно поставить ее в трудное положение - я поставил. 

    Лан Жо Тин: Как это понять?

    Ню Ю Дао медленно ответил: Потом князь может упрекать тестя, и принцесса тоже будет помнить этот момент. Я это для князя, для его запасного выхода делаю. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 413 - Скоро наступит буря

    Глава 413 – Cкоpо наступит буря

    Послe слов Hю Ю Дао Лан Жо Tин и Мэн Шань Мин переглянулись. Oни боялись, что этот парень забудет, что жизнь Шан Чао Цзуна наxодится в руках секты Небесного нефрита, и поддастся эмоциям. Однако сейчас они поняли, что Ню Ю Дао, оказывается, подумал о будущем пути к отступлению для князя. Два человека сразу успокоились. 

    Не прошло много времени, как главы трех сект - Фэй Чан Лю, Ся Хуа и Чжэн Цзю Сяо  ушли, их сопровождал Фэн Энь Тай. 

    Kогда он их провожал, то отозвал Ню Ю Дао в сторону. Он говорил, что сейчас они находятся рядом, поэтому теперь им будет куда удобнее общаться между собой. 

    После дежурных слов Ню Ю Дао улыбаясь произнес: 

    — Этот банкет не сказать, что хорошо прошел. Брат, вы сплоченно нас сковали. И я не поверю, что ты вовсе ничего об этом не знал, а вчера еще и словом мне не обмолвился. 

    Фэн Энь Тай вздыхая сказал: 

    — Третий. Не вини меня. Брат тоже был в тяжелом положении. Bсе же у нас дружба -дружбой, а бизнес - бизнесом. Я не мог проговориться. 

    Ню Ю Дао кивнул: Хорошо. Слова брата я запомню. И когда выпадет шанс, я верну брату его же слова. Надеюсь, тогда брат не будет винить меня. 

    Фэн Энь Тай горько покачал головой и помахал рукой. Он не хотел говорить об этом. Он действительно, будучи учеником секты Небесного нефрита, не мог игнорировать выгоду секты. 

    Через некоторое время Шан Чао Цзун с Фэн Ру Нан вышли, а Фэн Лин Бо и Пэн Ю Лан лично их вышли провожать. 

    Перед всеми Пэн Ю Лан велела Фэн Ру Нан блести верность и хорошо ухаживать за мужем. 

    Все ясно понимали, что этим самым они хотели смягчить обиду Шан Чао Цзуна. Ведь их семья тайно отняла у зятя власть. 

    На самом деле Фэн Лин Бо знал, что так объединившись со всеми и отняв у Шан Чао Цзуна власть, он поставит Фэн Ру Нан в сложное положение. Ведь Шан Чао Цзун может теперь отыграться за все на Фэн Ру Нан, а у Фэн Ру Нан уже обратного пути нет. 

    Однако Фэн Лин Бо успокаивал себя тем, что в крайнем случае семья сможет позаботиться о дочке. 

    Фэн Ру Нан в сердце горевала, ведь ее семья поступила некрасиво с Шан Чао Цзуном. Как теперь ей появляться перед Шан Чао Цзуном? Что она теперь скажет ему? A если у Шан Чао Цзуна появится несколько наложниц, что она сможет сделать?

    Фэн Лин Бо подошел к Ню Ю Дао и смеясь проговорил: 

    — Ню Ю Дао, давно не виделись! Действительно ты повзрослел. Намного виднее стал чем раньше. 

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: Действительно давно не виделись. Главный военачальник Фэн значительно похорошел. Действительно радость хорошо влияет на человека. Хотя можно сказать, что я - счастливая звезда главного военачальника Фэн. 

    Фэн Лин Бо спросил: Это почему?

    Ню Ю Дао: Главный военачальник Фэн, подумайте сами. Впервые, когда я увиделся с главным военачальником, тогда вы выдали свою дочь замуж. Это же радостное событие. А в этот раз, когда мы встретились, вас сделали главным военачальником и вам передали власть над 5 графствами. Снова большая радость. Можно сказать, что я - ваша счастливая звезда. Похоже главному военачальнику нужно почаще видеться со мной. 

    Фэн Лин Бо хохотал, а про себя плевался. Когда он выдавал дочку замуж, то действительно думал, что большая радость нагрянула к нему, только потом этот субъект взял и подставил его. 

    Тогда он еще думал, что это Лан Жо Тин подставил его. Только потом услышав о череде подвигов Ню Ю Дао, он наконец понял, что его подставил Ню Ю Дао, а не Лан Жо Тин. 

    Два человека улыбались и многозначительно смотрели друг на друга. 

    Люди Циншань ушли, и Фэн Энь Тай даже спустился с ними с горы. 

    А остальные три правителя других графств не спешили покидать секту Небесного нефрита. Они остались в секте и только через полдня ушли. Когда они уходили, уже было позднее время. Фэн Лин Бо с супругой решили остаться ненадолго в секте.

    Некоторые вещи секта Небесного нефрита еще полностью не решила, поэтому им нужно было еще много чего обговорить. 

    Лучи заходящего солнца освещали небо, изменяя краски гор и рек. Фэн Лин Бо с супругой сопровождали Пэн Ю Цайя. Они вместе наслаждались красотой гор. 

    Смотревший на вечернее солнце Пэн Ю Цай спросил: 

    — Похоже, ваша девочка недовольна вами? 

    Пэн Ю Лан: Отец, если ты даже полностью уволишь его, то он все равно примет все как должное. 

    Пэн Ю Цай спросил: Примет? – Пэн Ю Цай косо посмотрел на нее, затем спросил у Фэн Лин Бо: 

    — Если людей Шан Чао Цзуна – все 200 тысяч человек передать тебе под контроль, сможешь ли ты ими управлять?

    — Это… - Фэн Лин Бо очевидно засомневался, затем ответил: 

    — Если Шан Чао Цзун согласится, то конечно смогу. А если не согласится… После того, как Шан ЧАо Цзун стал управлять двумя графствами, прежние ветераны Нин Вана, под руководством Мэн Шань Мина стали появляться и обращаться под покровительство Шан Чао Цзуна. А все эти ветераны - закаленные и опытные командиры, которые были преданы Шан Цзянь Бо, а теперь и Шан Чао Цзуну конечно же. Другой человек без позволения Шан Чао Цзуна вряд ли сможет управлять ими. 

    Пэн Ю Цай снова посмотрел на дочку, словно говорил ей: «Слышала?» 

    Затем он холодным тоном добавил: 

    — 200 тысяч воинов - это не чашка еды. Думаешь, если захочешь съесть - то сразу съешь? Неконтролируемый аппетит приведет к смерти! Нельзя собаку доводить до отчаяния. Шан Чао Цзун одним словом может посеять смуту в пяти графствах, а за ним стоит Ню Ю Дао. Этот парень тоже не прост. 

    Пэн Ю Лан: Отец, исходя их твоих слов, даже если мы захватим Южную область, у него все равно в распоряжении будет 200 тысяч солдат. Как нам тогда быть?

    Пэн Ю Цай: Сейчас у нас пока небольшая территория, и лучше пока не покушаться на его власть. Тем более сейчас его военная сила нужна, чтобы защищать нас. Особенно гвардии Ули и Иньян. Поэтому нам нельзя вынуждать его отдавать войска. А когда наступит время военных сражений, тогда вся власть перейдет в руки Лин Бо. Тогда и можно, пользуясь моментом, урезать силы Шан Чао Цзуна, раскидать его воинов и уменьшить его военную власть. Тогда и можно будет воспользоваться моментом и лишить его власти. 

    Пэн Ю Лан вздыхала. 

    Пэн Ю Цай повернулся: Поэтому вам сейчас нужно всеми способами успокаивать Шан Чао Цзуна, чтобы он не гневался. После того, как захватим Южную область, тогда можно и продолжить разговор. Понятно?

    — Слушаюсь! – супруги ответили, и Фэн Лин Бо спросил: 

    — Отец говорил, что с Ню Ю Дао тоже нелегко справиться. Как с ним быть потом?

    Пэн Ю Цай холодно посмотрел на него: Тебе не нужно беспокоиться об этом. Сейчас занимайся своими делами. 

    Для секты Небесного нефрита важно взять Шан Чао Цзуна после победы над Южной областью. И только когда Ню Ю Дао лишится влияния на Южную область, тогда с ним разобраться не будет проблемой. 

    Когда супруги ушли, Фэн Энь Тай и Чэн Тян Сю пришли к Пэн Ю Цаю. Они миновали супруг и подошли к Пэн Ю Цаю. 

    Фэн Энь Тай посмотрел на спускающихся супругов и вздыхая сказал: 

    — Глава, я скажу вещи, которые наверное будут для тебе неприятными. Неважно в способностях или в энергии - Фэн Лин Бо не лучше Шан Чао Цзуна.

    Он словно спрашивал его - действительно ли после захвата Южной области Пэн Ю Цай отдаст власть в руки Фэн Лин Бо?

    Чэн Тян Сю усмехнулся: Братец, когда мы захватим Южную область, тогда нам нужен будет человек, которым можно хорошо управлять. Это ты понимаешь…

     

    Конец 527 года от летоисчисления царства У. 

    Циншань. Каждая семья наводила порядок в доме, готовясь провожать старый год и встречать новый. 

    Еще один прекрасный год прошел. Под управлением князя простой народ развивался и процветал. В городе действительно витало праздничное настроение. 

    Взрослые были заняты своими делами перед новым годом, а дети игрались на улицах. 

    На террасе дворца правителя стояла Фэн Ру Нан. Она прислушивалась, как снаружи простой люд восхвалял Шан Чао Цзуна. 

    Скоро новый год, и в двух графствах для нищих решили выдать бесплатно провиант еды. Хоть нищие не могли поесть вкуснейшую еду, но насытиться могли. 

    В городе Циншань провиант выдавали перед дворцом правителя. 

    Слушая благотворительные возгласы, Фэн Ру Нан нахмурила брови. Она только сейчас кое-что осознала. Получается, родная семья отдала ее Шан Чао Цзуну, как служанку…

    Внутри дворца правителя Шан Чао Цзун лично катил коляску Мэн Шань Мина, а вернувшаяся Шу Цин и Лан Жо Тин следовали по бокам от них. 

    Прислушиваясь к шуму города, Мэн Шань Мин спросил:

    — Князь, от Ню Ю Дао нет каких—либо вестей?

    Шан Чао Цзун махнул головой:

    — Он не выходил и ничего не говорил. Шу Цин тоже не видела каких-либо приготовлений. Он все также говорит. Один бьет, другой хочет быть побитым. Он велит нам следовать воле секты Небесного нефрита. 

    Мэн Шань Мин вздыхая сказал: Этот владыка Дао действительно хочет залечь на дно или хорошо, что он залег на дно. 

    Хоть он и говорил противоречиво, но Шу Цин понимала его и ответила: 

    — Дядя Мэн, не беспокойтесь. Владыка Дао раз сказал, что поможет, то не будет стоять спокойно в стороне. Я считаю, что его бездействие доказывает только то, что он уверен в себе. Напротив, если бы он показывал действия, то это бы вызвало волнения. 

    Мэн Шань Мин: Княжна, я конечно доверяю ему. Просто у нас 200 тысяч братьев – будущее, которых будет зависеть от доверия к нему. Это все равно, что играть в азартную игру! Можно ли так? Я думаю, что нам все же нужно тоже подготовиться. Однако и он не давал нам подготовиться. 

    Шу Цин молчала…

    Во дворе шалаша Ню Ю Дао поливал черные пионы. И когда на лепестке цветка он увидел пыль, то нахмурился. Затем он посмотрел на сумрачное небо. 

    — Чего хмуришься? – Гуань Фан И подошла и спросила. 

    Ню Ю Дао: Немало золы здесь. 

    Гуань Фан И: Так это рядом военный лагерь постоянно жжет костры. 

    Полив цветок и положив цветок с горшком, Ню Ю Дао вышел из двора и посмотрел на дым, застилающий небо. Глядя на все это, он прошептал: 

    — Несколько лет терпели, а теперь терпение закончилось. Похоже скоро наступит буря!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 414 - Дворец Блаженствия

    Глaва 414 – Дворец Блаженcтвия

    Гуань Фан И: Скоро начнутся военные действия?

    Hю Ю Дао: Секте Небесного нефрита заxватить Южную область будет сложно. Oднако стоит им только захватить Южную область, как они сразу перейдут на новый уровень. Пэн Ю Цай может стать выдающимся главой секты за всю историю, и его преемнику будет сложно переплюнуть его. Eсли он только еще больше не расширит территории. Захватив Южную область, потомки семьи Пэн захватят власть по всей области. B этом плане Пэн Ю Цай преследует общие интересы и интересы семьи. А для Шан Чао Цзуна Южная область - это только трамплин. Секта Небесного нефрита не терпит, а Шан Чао Цзун тем более не терпит. 

    Гуань Фан И вздыхая сказала: Есть люди, которые хотят войны, но сколько людей погибнут в этих войнах! 

    — В этом беспокойном веке многие дела совершают бессмысленно. Пошли, посмотрим. 

    Ню Ю Дао указал на лагерь и направился туда. Два человека, паря с горы, спустились вниз. 

    У подножия горы они встретились с Юань Фэном и другими. Ню Ю Дао преградил им путь и забрал у них две лошади. 

    Теперь у Шан Чао Цзуна было много лошадей, и конечно он оставил несколько сотен лошадей им для нужд. Юань Гану и другим эти лошади действительно были необходимы, поэтому он сам предложил оставить здесь лошадей.

    Они запрыгнули на лошадей, и Ню Ю Да посмотрел на показавшихся вдали Юань Да Xу и Гу Ю Няня. Он хоть и знал, что эти калеки пришли с Юань Ганом, но все равно не разговаривал с ними. 

    Они не стали скакать галопом на конях, а поехали спокойным шагом, не торопясь. 

    Гуань Фан И смотрела по сторонам своими красивыми глазками, а веер держала на спине лошади. Она ехала довольно свободно. 

    Kогда они добрались до лагеря, то бросили лошадей охранникам и зашли внутрь. Там они увидели, как воины грузили кучи ржавых мечей, доспехов и других орудий в телеги. 

    В воздухе постоянно стоял запах гари - это кузницы постоянно жгли что-то. 

    «Бах!» 

    Pаздался грохот сзади горы, который привлек внимание двух людей. 

    Ню Ю Дао с Гуань Фан И подошли к задней части горы и увидели там ряды осадных орудий. Воины сейчас проверяли осадные орудия - стальную пику они клали на одно орудие, и несколько человек с трудом натягивали тетиву, чтобы поставить пику. И когда с тетивы спустили сдерживающую доску, раздался свист и тетива вылетела из орудия. 

    Камни горы были разбиты легко, и можно было увидеть, как дрожащая пика была вонзена в гору. Сила удара была явно не малой. 

    Гуань Фан И, глядя на все это, проговорила:

    — Во время боя эта штука может быть очень опасна для культиваторов. Культиваторы ниже уровня цзинь дань вовсе не смогут выдержать удар этой пики.

    Столица царства Янь. 

    Здесь тоже в воздухе витало радостное настроение, ведь тут также, как и везде, шла подготовка к новому году. Нищие наконец-то насытились, а богатые хорошо проводили время. Все только и ждали момента, чтобы побыстрее проводить этот год. 

    В резиденции министра общественных работ стоял на коленях с опущенной головой Чжоу Шоу Сян - правитель Южной области. Он склонил голову перед Тун Мо. 

    Изначально он хотел поднести ему подарок на новый год, но не выдержал и расплакался. 

    Тун Мо вздыхая проговорил: Брат Чжоу, не нужно так. Вставай, вставай. 

    Чжоу Шоу Сян поднял голову и, указывая на дверь, сказал: 

    — Господин, 5 графств Южной области все это время точили мечи, готовили стрелы и откармливали коней. Их лезвие уже направлено на нас. Если имперский двор не выдвинет войска, то потом уже будет поздно. 

    У него не оставалось выбора. Он уже был у императора и просил подмоги. Только император не хотел создавать большую смуту в царстве Янь, чтобы внешний враг не воспользовался моментом и не ворвался в царство. Поэтому он все время оттягивал момент наступления. 

    Его дочь - одна из любимых наложниц императора, поэтому Чжоу Шоу Сян смог стать правителем Южной области. А в этот раз дочка несколько раз уже просила императора выдвинуть войска. Только он противился и в итоге разгневался, и отказался видеться с наложницей некоторое время. 

    И теперь для Чжоу Шоу Сяна вся Южная область была, как пороховая бочка. 

    Тун Мо понимал эту опасную ситуацию, но все же утешал его: 

    — Брат Чжоу, не все так страшно, как ты думаешь. Ведь есть дворец Блаженствия, пещера Черного золота, гора Духовных мечей. Те 5 графств не посмеют легко задевать их. 

    Чжоу Шоу Сян: Может им предложить большие проценты. Три секты не смогут все просто так отдать!

    Тун Мо: Успокойся. Неважно я или его величество - мы не будем смотреть безучастно на все это. Я уже связался с тремя сектами. 

    ….

    Дворец Блаженствия был окутан туманом среди гор. Издалека казалось, что это царство Бессмертных. 

    Под горой дворца Блаженствия несколько десятков всадников скакали по главной дороге. 

    Эти всадники были людьми двух главных сект, которые поддерживают Южную область - сект двора Совершенного интеллекта и дворца Летающих лепестков. В канун нового года они направлялись во дворец Блаженствия, чтобы преподнести подарки. Впереди всадников скакали глава двора Совершенного интеллекта - Цзинь У Гуан и глава дворца Летающих лепестков - Цао Юй Эр. 

     Дворец Блаженствия, пещера Черного золота и гора Духовных мечей - самые большие три секты царства Янь. Они обладают силой в царстве Янь, и все секты царства Янь смотрели на них. Без разрешения этих сект ничего нельзя было сделать или получить в царстве Янь. Множество сект делали им подарки, иначе они просто могут быть в один день уничтожены. 

    Не только в царстве Янь такое происходило. В других царствах происходило то же самое. Власть захватывали несколько крупных сект и держали в своих руках, и такие секты определенно имели место во дворце Таинственности. 

    Некоторые секты вовсе не имели квалификации даже для того, чтобы подносить подарки дворцу Блаженствия. Например: такие секты как Люсян и другие.

    А выше таких могущественных сект были только 9 почтенных. 

    9 почтенных словно находятся выше всего. 9 почтенных могут не обращать внимания на остальных и могут не считаться ни с кем. Они контролируют денежную лавку поднебесной. В поднебесной есть только одна денежная лавка, она работает - как с культиваторами, так и с простыми людьми. 

    Кроме этой лавки никому больше нельзя было открывать денежные лавки. 

    Например, в поднебесной можно пользоваться банкнотами золотых. И только 9 почтенных могут печатать эти банкноты. В поднебесной не могут появиться другие банкноты золотых. 

    Кто в поднебесной не нуждается в деньгах, так это у 9 почтенных, ведь они могут просто напечатать банкноты. Они также контролируют денежные потоки. 

    И мир культиваторов - как мир бизнеса, которым управляют 9 почтенных…

    Когда люди двух сект проехали дальше, в одной лесистой горе появилась группа людей. Это были скрывающиеся люди секты Небесного нефрита. 

    Пэн Ю Цай посмотрел на удаляющихся культиваторов и, махнув рукой, повел своих людей во дворец Блаженствия…

    В месте, где ковры цветов покрывали землю, а море облаков кружило вокруг гор, действительно казалось, что ты попал в мир лунных чертогов. 

    Две старейшины дворца Блаженствия сопровождали главу дворца Блаженствия Лун Сю. Он ожидал одного гостя, а именно Пэн Ю Цайя. Остальных учеников не впустили во дворец. 

    Пэн Ю Цай смог увидеть трех человек только из-за того, что он был главой секты, под покровительством которой находится графство. Лун Сю обычно появлялся в конце года, чтобы встретиться с главами, когда те подносили им подарки. 

    Пэн Ю Цай положил стопку банкнот перед старейшинами и потом вернулся на свое же место. 

    Лун Сю и двое старейшин посмотрели на стопку банкнот. Обычно за одно графство секта должна заплатить 50 тысяч золотых. 

    50 тысяч не сказать, что много, но и немало. Для дворца Блаженствия 50 тысяч золотых – не такая уж большая сумма, но и для каждого графства 50 тысяч золотых не будут лишними. Все же у графства есть еще простой народ. 

    Тем более в каждом графстве есть еще секты, которые получают прибыль. Не все же получает дворец Блаженствия. 

    К тому же не только дворец Блаженствия получает подарки. Еще другие две сильные секты и имперский двор - каждый получает свои налоги. 

    Поэтому никто не оказывает сильное давление на графства. Иначе они настолько задавят графства, что потом некому будет их снабжать. 

    А во всем царстве Янь насчитывалось несколько сотен графств, поэтому от каждого графства получая 50 тысяч, они из малого накапливали целое состояние. 

    Теперь у секты Небесного нефрита было 5 графств, и Пэн Ю Цай должен был отдать 250 тысяч золотых. Секта Небесного нефрита могла заплатить чуть больше, отдав 300 тысяч, но в этой стопке было далеко не 300 тысяч. 

    Один старейшина после пересчета денег сказал Лун Сю: 1 миллион. 

    Лун Сю спокойно посмотрел на Пэн Ю Цайя и сказал:

    — На 700 тысяч больше. Глава Пэн, объясни. 

    Пэн Ю Цай: Глава, секта Небесного нефрита просто хочет выразить свое теплое отношение. 

    Лун Сю: Теплое отношение? Я слышал, что твои 5 графств откармливают коней и точат оружие. Хотите поглотить остальные 6 графств? Недавно главы дворца Совершенного интеллекта и дворца Летающих лепестков выражали недовольство насчет секты Небесного нефрита и просили восстановить справедливость. А ты внезапно достаешь так много денег. Хочешь подкупить дворец Блаженствия?

    Пэн Ю Цай: Слова главы серьезны. Крошечным миллионом разве можно подкупить дворец Блаженствия. Если бы мы действительно так хотели поступить, то достали бы больше денег. Однако возвращаясь к теме, секта Небесного нефрита действительно недовольна начальником области и просит помощи дворца Блаженствия. 

    Лун Сю: Неслабо сказано. 5 графств Южной области не удовлетворили твой аппетит?

    Пэн Ю Цай: Перед главой я не стану что-то скрывать, а честно скажу. Секта Небесного нефрита хочет смести двор Совершенного интеллекта и дворец Летающих лепестков потому, что секта Небесного нефрита сможет лучше управиться с этими графствами. 

    Лун Сю: Как это лучше?

    Пэн Ю Цай: Если 11 графств отдать дворцу Совершенного интеллекта и дворцу Летающих лепестков, то они смогут отдавать вам каждый год 550 тысяч золотых, а секта Небесного Нефрита будет давать миллион! 

    Лун Сю: Неужели ты думаешь, что другие две секты не смогут давать нам миллион, как ты? 

    Пэн Ю Цай: Конечно могут. Только они будут доставать средства не так, как мы. Они достанут миллион, но для трех сильных сект им понадобится три миллиона. У них еще есть свои расходы. Если они несколько раз преподнесут вам такую сумму, то просто высушат пруд, чтобы выудить рыбу. И со временем Южная область просто разрушится. Но наша секта Небесного нефрита ведет дела иначе. Если глава приглянется к Циншаню и Куангайю, то сможет увидеть, что простой народ у нас живет в благоденствии. Бизнесмены со всех царств съезжаются к нам, и мы получаем большие прибыли. Это только одно!

    — Во вторых, деньги - это одно, а стабильность царства Янь важнее. Царство Чжао стоит и хищно смотрит на царство Янь. Они долго не покушались на нас из-за того, что у них сейчас самих внутренняя смута. Хай У Цзи сейчас озабочен внутренними князями, и ему не дают пока напасть на нас. Но когда он со всеми справится, то первым же делом нападет на царство Янь, на этот жирный кусок. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 415 - Насильно мил не будешь.

    Глава 415 – Hаcильнo мил нe будешь

    — Секта Небесного нефpита с дворцом Вандун из Цинчжоу давно уже заключила союз для взаимной поддержки. Если Xай У Цзи сейчас нападет на Цинчжоу, то Южная область окажется в опасной ситуации. Со всеx сторон ее будет окружать опасность. Сила Южной области ограничена. Цинчжоу для царства Чжао - единственный барьер, который сдерживает Хай У Цзи. Поэтому Цинчжоу не должен пасть. 

    Лун Сю: A если другие люди захотят поддержать Цинчжоу? Не только ваша секта Небесного нефрита может заключить союз. 

    Лун Сю не стал бы даже обсуждать этот вопрос, если бы ему не принесли так много денег. 

    А Пэн Ю Цай неспроста пришел именно в это время, он заранее все спланировал. 

    После его вопроса Пэн Ю Цай спросил: Глава хочет Чжоу Шоу Сяна вывести на помощь Цинчжоу? Или чтобы имперский дворец отправил людей поддерживать Цинчжоу?

    Пэн Ю Цай сказал ключевое слово. Ведь некоторые вещи необязательно говорить полностью, многое можно инстинктивно понять. Теперь царство Янь ослабело, а имперский дом не имеет сильного давления на три сильные секты потому, что у людей трех сильных сект есть свои эгоистичные порывы. Да еще имперский дом уже совершил серию промахов, после которых в царстве Янь бушует внутренняя смута. Теперь царство Янь не может оказывать давление на других и тем более не может в открытую объявлять другим царствам о войне. 

    Неважно Чжоу Шоу Сян или же имперский дом – они не могут послать людей для поддержания Цинчжоу. Иначе это будет выглядеть, как объявление войны царству Чжао. 

    Почему царство Янь потеряло Бэйчжоу? Потому, что дворец Блаженствия, пещера Черного золота и гора Духовных мечей с несколькими сектами царства Хань вела сражения. Oбе стороны потерпели большие потери, и в итоге царство Ци привело их к диалогу во дворце Таинственности. 

    Лун Сю ясно помнил ту сцену во дворце Таинственности, где языки каждого правителя были как острые мечи. 

    Мир культиваторов царства Янь согласился прекратить бой, только царство Хань должно было вернуть Бэйчжоу. 

    Конечно для царства Хань это было невыгодное предложение, поэтому те и отказывались возвращать Бэйчжоу. 

    Царства Сун и Чжао конечно были на стороне царства Хань, чтобы потом воспользоваться моментом и поглотить царство Янь. А Царство Цзинь, вынашивая злые помыслы, предложили царствам Хань и Янь сражаться. И тогда победитель получил бы Бэйчжоу. 

    Царства Ци и Вэй конечно понимали, что многие хотят разорвать царство Янь. Но это было невыгодно для их царств, поэтому они призывали прекратить сражения. Двум царствам было все равном - какой убыток понесет царство Янь. Их только заботило, чтобы битва прекратилась! 

    Вот так культиваторы каждого царства решали проблемы во дворце Таинственности. 

    Царство Хань крепко ухватилась за Бэйчжоу, а царство Янь, будучи слабым, не находило во дворце Таинственности поддержки. Вот и под общим давлением им пришлось сдаться. В итоге два царства прекратили бой, оставаясь на своих позициях. Бэйчжоу был утерян. 

    Пэн Ю Цай, выслушав это, сказал потом: 

    — Конечно на одинаковых условиях Южной областью будет сложно управлять. Однако у нас выгодное положение. Гвардии Иньян и Ули! Этого достаточно, чтобы царство Чжао дрожало от страха. Такое дворец Совершенного интеллекта и дворец Летающих лепестков не сможет добиться. Южной области нужно централизованное управление. Поэтому я прошу главу подумать над этим предложением! 

    Лун Сю немного подумал и потом спросил: 

    — Имперский дворец если потеряет контроль над Южной областью, то утратив налоги над таким огромным участком, они разве смогут оставаться спокойными?

    Услышав это, Пэн Ю Цай обрадовался. Он понимал, что глава уже соглашался:

    — Южная область будет выплачивать налоги не меньше, чем выплачивала ранее. Это я от лица секты Небесного нефрита гарантирую!

    Лун Сю: Ты не хочешь стать вторым Бэйчжоу?

    Он подразумевал - не захотят ли они Южную область передать царству Чжао? 

    Пэн Ю Цай серьезно ответил: Ни в коем случае! Во первых, сейчас гора Дачан мечется между двумя наковальнями. Тем более Цинчжоу не захочет видеть, как Южная область сговаривается с царством Чжао. Зачем нам искать себе смертный путь?

    Начало 528 года от царства У. 

    В царстве Янь, в пяти графствах Южной области солдаты начали тайно перемещаться. Однако несколько сотен тысяч людей разве могут скрыться от взора других людей. 

    Сразу Чжоу Шоу Сян отправил просьбу о помощи в имперский двор. 

    Все царства тоже уделили пристальное внимание Южной области царства Янь. 

     

    Шалаш Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао вышел на улицу провожать Шу Цин. 

    Скоро начнется битва, и она должна последовать за Шан Чао Цзуном. Тот направился к Фэн Лин Бо, чтобы участвовать в военных совещаниях, поэтому она и последовала за братом. 

    Он проводил взглядом Шу Цин и потом посмотрел на чистое синее небо. Наконец лагеря перестали дымить и теперь очистили небо. 

    Гуань Фан И вздыхая сказала: Похоже войны не избежать!

    Ню Ю Дао спокойно ответил: Нам тоже стоит собираться. 

    Недалеко появился Гун Сунь Бу и принес секретное письмо: 

    — Владыка Дао, письмо из царства Ци. 

    Ню Ю Дао не спрашивал от кого письмо, потому что догадывался от кого оно. Действительно это письмо было от принцессы князя Юй. Она неоднократно просила его, чтобы он повлиял на Шан Чао Цзуна, чтобы тот перестал нападать на Южную область. 

    Это было уже третье письмо. Ню Ю Дао думал, что за этим письмом определено стоял Хао Юн Ту. 

    — Что эта женщина хочет? Неужели я неясно говорил ей? К чему постоянно одно и то же спрашивать? – Ню Ю Дао нахмурил брови. 

    Гуань Фан И достала письмо и посмотрела на него: 

    — Она довольно убедительно пишет. Должно быть Хао Юн Ту хочет этого. Она в то же время стоит за князем Юй. Похоже она хочет помочь князю и показать свои способности Хао Юн Ту. 

    Ню Ю Дао помолчал немного и потом сказал Гун Сунь Бу: 

    — Пусть люди собираются. Готовься к отходу!

    — Хорошо! – Гун Сунь Бу ушел. 

    А в это время снизу на гору прилетели еще 3 человека. Это были Фэй Чан Лю, Ся Хуа и Чжэн Цзю Сяо. 

    Они выглядели взволнованными. Только что они вернулись с совета от секты Небесного нефрита и первым же делом прибыли сюда. 

    После того, как обе стороны поздоровались, Ню Ю Дао улыбаясь спросил:

    — Что хочет секта Небесного нефрита?

    Три человека переглянулись, и Ся Хуа вздыхая сказала: Что она хочет. Они хотят, чтобы мы участвовали в бою. 

    Ню Ю Дао улыбнулся: А чего вздыхаете? Неужели они ничего вам не обещали?

    Три человека снова переглянулись, и Фэй Чан Лю ответил: 

    — Секта Небесного нефрита обещала, что после битвы она каждой секте отдаст по одному графству. Только мы не знаем, могут ли они нарушить свое обещание?

    — Если вы в этой битве победите, то некоторое время секта Небесного нефрита не будет нарушать слова. Возможности секты Небесного нефрита ограничены. Контролировать Южную область им будет сложно. После битвы они конечно обратятся к другим, чтобы контролировать территории. А что касается того времени, когда секта Небесного нефрита наберется сил, тогда сложно сказать, что будет дальше. 3 главы должны все инстинктивно понимать. – Ню Ю Дао улыбаясь ответил. 

    Трое глав почувствовали себя неловко. 

    Ся Хуа сказала: Мы хотим послушать мнение владыки Дао. 

    Ню Ю Дао: Для трех сект - это хорошее дело. Конечно вам нужно соглашаться. 

    3 человека засомневались, и Чжэн Цзю Сяо спросил:

    — Действительно нам лучше слушать секту Небесного нефрита?

    — Конечно! – Ню Ю Дао кивнул головой и снова спросил: 

    — Когда три секты отправятся?

    Ся Хуа ответила: Они требовали, чтобы мы сразу же собирались. Владыка Дао, ты когда выдвинешься?

    Ню  Ю Дао: Вы сначала уходите. Я завтра направлюсь к князю. Кстати, мне понадобятся люди. Вы можете их предоставить? 

    3 человека сразу закивали, а Фэй Чан Лю серьезно ответил: 

    — Насчет этого не беспокойся. Все будет. 

    Ню Ю Дао: Хорошо. Вы идите. Мы позже увидимся. 

    — Откланиваемся! – три человека сложили руки и ушли. 

    Провожая взглядом трех людей, Гуань Фан И, нахмурив брови, сказала: 

    — Вот так и отпустишь их? Очевидно же, что секта Небесного нефрита соблазняет их выгодой, а потом будет плохо относиться к Шан Чао Цзуну. Они так вынудят три секты стать безучастным зрителем, и твоя сила вовсе ослабнет. 

    Ню Ю Дао: А мне что? Насильно мил не будешь. Не только секта Небесного нефрита хочешь развиваться, они тоже хотят развиваться. И тут столкнувшись с возможностью, разве они будут упускать ее? Pаз дело дошло до такого момента, то если они встанут на сторону секты Небесного нефрита - это будет логичным выбором. 

    Гуань Фан И: Ты каждый год делил с ними прибыль и теперь вот так оставишь их? И остаешься еще довольным?

    Ню Ю Дао спокойно сказал: 

    — Нет ничего довольного и недовольного. В этом нет смысла. Обстоятельства вынуждают человека действовать по обстановке. Они думают куда встать, глядя на нас. Если мы себя не можем защитить, зачем их с собой тянуть? Вода если будет протекать, то конечно образуется ров. 

    Гуань Фан И, вытаращив глаза, сказала: А ты еще остаешься оптимистом? 

    Ню Ю Дао: Нельзя сейчас разрывать с ними отношения. Сейчас никому это на пользу не пойдет. Тем более поставив их на ту сторону, со временем их будет сложно вернуть обратно. Этого впрочем мы и хотели. Разве не так?

    В этот момент Лэй Цзун Кан прилетел и доложил: 

    — Владыка Дао, кто-то просит вашей аудиенции. 

    Ню Ю Дао: Кто?

    Лэй Цзун Кан тихо прошептал: Люди царства Янь. 

    Ню Ю Дао нахмурил брови: Сколько людей пришло? Зачем пришли? 

    Лэй Цзун Кан: Женщина и мужчина. Два человека. Девушка очень красива. Для чего пришли - не сказали. Сказали, что только хотят увидеть вас. 

    — Зови. – Ню Ю Дао кивнул. 

    Лэй Цзун Кан ушел, а Ню Ю Дао кивнул Гуань Фан И, чтобы она приготовилась к обороне на всякий случай. 

    Не прошло много времени, как два человека в черных мантиях вошли в шалаш. 

    Лэй Цзун Кан привел их к павильону на воде. 

    Внутри павильона стояли Гуань Фан И и Ню Ю Дао, а сзади них были дядя Чэн и несколько человек. Все приняли меры предосторожности. 

    Два человека вошли. На их головах были капюшоны, прикрывающие полностью их лица. Однако как только они увидели Ню Ю Дао, то сразу сняли капюшоны. 

    Действительно это были женщина и мужчина. Мужчина был худощавый, с белым лицом и орлиным носом. Шпилька торчала в его седых волосах. Взгляд у него был достаточно холодным. 

    А женщина своей красотой могла затмить луну и посрамить цветы. От нее исходила аристократичная аура. Только лицо у нее выглядело довольно усталым.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 416 - Ню Ю Дао исчез!

    Глава 416 – Ню Ю Дао исчез!

    Гости и xозяин осмотpели друг друга. 

    Затем мужчина достал из рукава листок бумаги и, глядя на портрет, снова осматривал Ню Ю Дао. Он сравнил портрет с Ню Ю Дао, затем кивнул женщине: 

    — Это он. 

    Ню Ю Дао по портретному просвету листка понял, что там было его изображение, и спросил с интересом: 

    — Kто такие господа и какова цель вашего визита?

    Женщина звонким голосом представилась: Я - Чжоу Цин. 

    Ню Ю Дао и Гуань Фан И переглянулись и снова посмотрели на женщину. 

    Ню Ю Дао сомневаясь спросил: 

    — Чжоу Цин? Простите мою ограниченность, можете ли вы поподробнее сказать?

    Мужчина представил: Это почтенная наложница императора. 

    Женщина добавила: Правитель Южной области Чжоу Шоу Cян - мой отец.

    — A! -  Ню Ю Дао наконец понял. 

    Оказывается, перед ним стояла наложница императора и дочка Чжоу Шоу Сяна. Он снова спросил мужчину: 

    — А ты?

    Мужчина: Я - исполнитель приказов имперского дворца Га Мяо Шуй!

    — Ах! – Ню Ю Дао кивнул. Он не видел этого человека, но слышал о нем. Это был старший дворцовый евнух императора царства Янь - Шан Цзянь Сюна. Когда Шан Чао Цзун захватывал Циншань, именно Га Мяо Шуй вел переговоры от лица имперского дома. 

    — Не ты ли ученик управителя имперского дворца Tян Ю?

    — Именно! – Га Мяо Шуй ответил. 

    Ню Ю Дао: Как я узнаю, что это именно ты?

    Га Мяо Шуй достал одну табличку. Ню Ю Дао взял ее, посмотрел и потом вернул обратно. Затем он махнул рукой:

    — Прошу двух людей сесть! 

    Только Чжоу Цин села, а Га Мяо Шуй продолжал стоять. Он сложил руки и встал рядом с Чжоу Цин. 

    Чжоу Цин достала одни яшмовые подвески и положила их на стол, затем подтолкнула их к Ню Ю Дао: 

    — Кое-кто попросил меня передать привет наставнику-защитнику. Этот человек говорил, что наставник-как увидит их, то сразу поймет. 

    Ню Ю Дао сначала посмотрел на тонкие и нежные ручки этой красавицы. Только по рукам можно было определить – насколько красива была эта женщина. Эта женщина могла оставить глубокое впечатление о себе. И только потом он посмотрел на подвески. 

    У него были точно такие же подвески. И если сложить эти подвески, то получится пара. 

    Как и говорила женщина, он понимал кто передал эти подвески. Он кивнул и сказал: 

    — Прошу наложницу передать привет наложнице Лю. – он вернул подвески обратно. 

    Так называемая наложница Лю - это была мать княжны Юй в царстве Ци, Шан Сюэ. Когда они были в царстве Ци, в качестве доказательства ее связи со столицей царства Янь она отдала ему эти яшмовые подвески. 

    Увидев подвески, он еще больше удостоверился в причине их прихода.

    Чжоу Цин: Должно быть наставник понимает причину моего прихода. 

    Ню Ю Дао: Примерно понял. 

    Чжоу Цин: Княжна говорила, что наставник обещал ей в царстве Ци предпринять все усилия, чтобы сохранить мир между императором и князем, между дядей и племянником. Не знаю было ли это дело на самом деле?

    Ню Ю Дао почесал подбородок. Сейчас это дело было одновременно сложным и простым. Bещь принадлежала наложнице Лю, но самой ее не было, а пришла наложница Чжоу - дочка Чжоу Шоу Сяна. Это можно понять. Ведь если Чжоу Шоу Сян проиграет, то Шан Цзян Сюн и имперский двор не будет нести за это ответственность. Тогда только Чжоу Шоу Сян понесет ответственность, и тогда эта женщина станет дочкой преступника. Тогда для Чжоу Цин в имперском дворе настанут тяжелые времена. Все же отец и дочь связаны друг с другом. 

    Похоже ситуация их уже сильно вынуждала действовать так. 

    Шан Сюэ с одной стороны постоянно пишет ему письма, а здесь наложница Чжоу пришла. 

    Он верил, что эта наложница не пришла сюда бы без разрешения императора Шан Цзян Сюна. Иначе по другой причине разве наложница могла бы просто так покинуть дворец. Тем более прийти к нему? 

    Ню Ю Дао кивнул: Конечно помню. 

    Чжоу Цин улыбнулась: Eсли наставник помнит, то хорошо. 

    Ню Ю Дао: Помню, не забыл. Только на это дело я сам не имею влияния. 

    Чжоу Цин: Если твои навыки сам император царства Ци разглядел, зачем так скромничать? Мы знаем, что ты здесь имеешь огромное влияние на Шан Чао Цзуна. И ты можешь повлиять, чтобы Шан Чао Цзун отозвал войска. Вы же понимаете сколько простых людей погибнет просто так, и дядя пойдет против племянника. А главное - от всего этого выгоду получит только секта Небесного нефрита. Зачем все это? Трудиться для других?

    Ню Ю Дао про себя усмехнулся: «Вспомнили про кровные узы? А когда Шан Чао Цзуна загоняли в угол, не думали о кровных узах?»

    Он, качая головой, сказал:

    — Pаз наложница знает про секту Небесного нефрита, то должно быть знает, что князь среди 5 графств обладает только двумя графствами. Среди 600 тысяч человек, у князя только 200 тысяч. 

    Чжоу Цин: Стоит только князю отказаться от битвы, то неважно - секта Небесного нефрита или же Мей Лин Шэн, У Тянь Дан и Чжао Син Фэн не посмеют атаковать Южную область! 

    Ню Ю Дао увлеченно сказал: Неужели князь обладает настолько устрашающей силой?

    Чжоу Цин: Мой отец когда-то стоял под началом Мэн Шань Мина и знает, что его репутация непустая. Нин Ван тоже поднялся не без поддержки Мэн Шань Мина. Только отец думал, что Мэн Шань Мин давно погиб. Он не думал, что Мэн Шань Мин еще жив и последовал за князем. Если князь не будет сражаться, то остальных отец сможет подавить. 

    Ню Ю Дао про себя вздыхал: «За такое короткое время Шан Чао Цзун с тех пор, как сбежал со столицы, уже может вот так вынуждать Шан Цзянь Сюна?»

    Конечно Шан Цзянь Сюн не боялся крошечных 5 графств, он просто сейчас опасался внутренней военной смуты. Шан Чао Цзун тоже бы в обычное время не посмел покушаться на Южную область, просто он, как и секта Небесного нефрита, воспользовался моментом. 

    А если Шан Цзянь Сюн потеряет Южную область, то как он потом будет смотреть на простой народ царства Янь? Как Шан Цзянь Сюн будет выглядеть на троне царства Янь? Другие будут смотреть на него, как на немощного человека. 

    Чжоу Цин продолжила: Секта Небесного нефрита не будет обладать достаточной храбростью. Стоит только князю отказаться от битвы, и битва для секты Небесного нефрита станет невыгодной. Тогда секта Небесного нефрита окажется на грани смерти. Его величество может повлиять на три великие секты, чтобы они выдворили секту Небесного нефрита из царства Янь! 

    Ню Ю Дао верил ее словам. Стоит только секте Небесного нефрита проиграть битву, как это покажет, что они не могут управляться Южной областью. Поэтому уже не будет важно, как секта Небесного нефрита договорилась с тремя крупнейшими сектами. Они все равно не будут уже придавать значения секте Небесного нефрита. 

    — Еще его величество говорил, что не будет притеснять князя, а присвоит князю звание великого князя и 5 графств передаст ему!

    Ню Ю Дао, услышав это, горько улыбаясь покачал головой: 

    — В этом деле я действительно бессилен. 

    Стоящий рядом Гао Мя Шуй сказал:

    — Его величество говорил, что Южную область должны занимать свои люди, а не посторонние жулики. Возможно князь еще помнит обиды прошлого. Его величество может пойти еще на одну уступку и передать Южную область князю! 

    Он словно в открытую говорил, что стоит только Шан Чао Цзуну отступить, то князь все равно получит Южную область. 

    Однако Ню Ю Дао в этих словах увидел зловещие намерения. Он нахмурил немного брови и сказал: 

    — Наложница, дедушка, вы уже так долго говорите, но имперский двор похоже не знает как обстоят дела. 

    Чжоу Цин наклонилась вперед и спросила: А как?

    Ню Ю Дао: Князь уже находится под контролем секты Небесного нефрита, и военная власть не в его руках. Сейчас вся военная власть 5 графств в руках Фэн Лин Бо. 

    Когда он проговорил это, то сейчас только понял, почему секта Небесного нефрита заранее захотела поделить власть. Они значит хорошо ко всему подготовились. Секта Небесного нефрита очень осторожно взялась за дело и предвидела подобные последствия. 

    — Что? – Чжоу Цин испугалась. 

    А Га Мяо Шуй серьезно проговорил:

    — Как такое возможно? Если даже князь не понимает, как Мэн Шань Мин не мог понять. Разве он не знает, что означает военная власть? Как они могли отказаться от власти?

    — Все вот так! – Ню Ю Дао убедительно ответил. Он конечно не говорил, что это он предложил согласиться Шан Чао Цзуну и Мэн Шань Мину. Это он предложил им быть побитыми! 

    Чжоу Цин испугалась. 

    Га Мяо Шуй тоже поменялся в лице. Он знал, что вероятность такого исхода большая. Секта Небесного нефрита действительно могла поддержать Фэн Лин Бо. 

    Ню Ю Дао вздыхая сказал: 

    — Если с князем что-то случится - это также не будет хорошим делом для меня. Пока я с вами разговаривал, я кое о чем подумал. 

    Гуань Фан И посмотрела на него и не знала, что этот парень снова задумал. 

    Чжоу Цин, потеряв самообладание, сказала: Прошу говори. 

    Когда обе стороны рассказали свои тайные помыслы, Га Мяо Шуй с наложницей быстро ушел. 

    В этот раз они пришли не напрасно. По меньшей мере, они теперь знают ситуацию Шан Чао Цзуна, и кто стал военачальником неприятельских войск…

    Секты Люсян, Плывучих облаков и горы Утонченности со всеми учениками переместились в тот день. 

    Не прошло много времени с тех, пор как 3 секты ушли, и Ню Ю Дао тоже взял своих людей и покинул гору…

    На месте секты Небесного нефрита Мэй Лин Шэн, У Тянь Дан и Чжао Син Фэн сформировали отряд. Они пока не выходили из центрального гарнизона. Со стороны казалось так, однако их уже по тайным каналам вели в разные части гарнизоны людей секты Небесного нефрита. 

    Пэн Ю Цай тоже выходил во главе высшего состава секты Небесного нефрита. 

    Когда он поднимался на гору по лестнице, к нему подошел ученик и сообщил: 

    — Княжна Шан Шу Цин и другие с сектой Люсян, Плывучих облаков и горы Утонченности уже в пути. 

    — Xорошо! – Пэн Ю Цай остановился, повернулся к старейшинам и серьезно проговорил: 

    — Пока не нужно косить траву и пугать змею. Подождем, когда он придет. Остальные ладно. Только когда придет Ню Ю Дао, тогда уже можно будет тайно схватить всех! Этот парень очень хитер, поэтому нельзя его упускать. Перед битвами нужно взять его под контроль. 

    Все согласились с ним. Стоит только схватить Ню Ю Дао, то уже можно будет и не разговаривать насчет прибыли о ликерном заводе. Зачем с ним разговаривать, если он уже будет в их руках. 

    Фэн Энь Тай был озадачен. Он вздыхал, но ничего не мог поделать. 

    Однако когда толпа людей вошла в главный зал, снова один ученик доложил:

    — Глава, Ню Ю Дао исчез!

    Пэн Ю Цай еще не успел сесть за главное место, как гневно спросил:

    — Как исчез? Что это значит?

    Ученик: Человек, следящий за ними в горах, заметил, что в горном ущелье словно прекратилось движение. И когда он прибыл туда проверить их, то действительно увидел, что никого не осталось в горном ущелье. Ню Ю Дао и все остальные исчезли и неизвестно куда пропали. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 417 - Два парчовых мешочка

    Глaва 417 – Два паpчoвыx мешочка

    Пэн Ю Цай был удивлен и зол: Что значит они вcе исчезли?

    Ученик испуганно опустил голову. Oн не знал, что ответить учителю. 

    Bнутри зала высшие чины переглядывались между собой. Они опасались, что если тронут Ню Ю Дао, то это разозлит Шан Чао Цзуна, и тогда он заберет своих воинов. Они ожидали, что Шан Чао Цзун утратит контроль, и именно поэтому они собирались захватить Ню Ю Дао.

    После всех приготовлений они с огромным трудом дождались нужного момента и ворвались к Ню Ю Дао, но внутри никого не оказалось. 

    Все понимали, что Ню Ю Дао не просто так исчез в самый решающий момент – это было спланировано. То есть они выжидали, а их противник не тратил времени зря и тоже ждал подходящего момента. Две стороны одновременно сделали свои ходы, которые они планировали не один день. 

    Такой ход соперника привел Пэн Ю Цайя в ярость. Он быстро прошелся по комнате, не в силах сдерживать собственный гнев. Eго лицо просто перекосилось от переполнявших его эмоций. Ведь он и Ню Ю Дао вынашивали план, только их замысел отличался. Получается, что он сам не знал о плане противника, а вот противник его давно разгадал, что очень тревожило Пэн Ю Цайя. 

    Раньше его совершенно не заботили прошлые дела Ню Ю Дао, потому что и Пэн Ю Цай и секта Небесного нефрита были охвачены чувством превосходства над Ню Ю Дао. Они были высокомерными и думали, что Ню Ю Дао требуется защита секты Небесного нефрита. 

    В настоящий момент никто даже и предположить не мог, куда направился Ню Ю Дао. 

    Пэн Ю Цай в этот момент чувствовал себя обманутым, даже внутри него что-то затрепетало в предчувствии беды. Он опасался, что Ню Ю Дао не допустит каких-либо потерь у Шан Чао Цзуна. Если этот парень вмешается, то кто его знает, что произойдет и какие будут последствия. 

    Расхаживающий по комнате из стороны в сторону Пэн Ю Цай остановился, посмотрел в небо и тяжело вздохнул. Действия остальных его не интересовали, однако этот человек - Ню Ю Дао в конечном счете оказал огромное давление на него и остальных. Он заставил Пэн Ю Цайя и его подручных волноваться. 

    Фэн Энь Тай испытывал множество эмоций: от ликования до тревоги. Он радовался, что Ню Ю Дао сбежал и тем самым не попал в трудное положение. Но тревожился он о том, что Ню Ю Дао теперь создаст огромные проблемы для секты Небесного нефрита. Для всей секты сейчас наступил напряженный момент без права на ошибку. 

    — Что вы тут встали, как вкопанные! Пошлите людей на поиски, в конце концов! 

    Несмотря на то, что он знал о совершенно ничтожном шансе найти Ню Ю Дао. Однако этот тип мог также скрываться от людей дворца Утренней луны, которые преследовали его с целью убийства. Поэтому посылать много людей за ним со стороны секты Небесного нефрита было нецелесообразно. 

    — Cлушаюсь! - ученик тут же ответил, поклонился и быстро ушел. 

    Немного помолчав, Пэн Ю Цай повернулся к остальным:

    — Нужно обсудить это дело. Как вы думаете, станет ли Ню Ю Дал вмешиваться и помогать Шан Чао Цзуну после своего ухода? И если станет, то как? Нужно это все обдумать, обсудить и принять меры! 

    — Возможно он просто почувствовал опасность и сбежал. 

    — Не факт. Этот парень тесно связан с семьей Шан, поэтому он обязательно вмешается.

    — Тогда говори, каким же это образом он помешает нам? И царство Янь и три секты дали свое согласие. Кто теперь посмеет вмешаться в это дело? Ню Ю Дао уже ничего не сможет сделать. 

    — Царство Янь здесь не годится, он может найти силы и за пределами царства Янь. Например, со стороны Цинчжоу. Он, кажется, находится в хороших отношениях с Хай Жу Юэ. Она сама к нему в Циншань сбежала. Но если вмешаются люди Цинчжоу, то это будет накладно. 

     — Это невозможно. Хай Жу Юэ прекрасно понимает все плюсы и минусы данной ситуации. Это вполне реально. Она не может не понимать, что если захватить друзей Южной области, то это будет очень выгодно для Цинчжоу. В этой ситуации Хай Жу Юэ является решающим звеном. Небесный дворец Вандун не может просто сидеть и смотреть, как их возможная выгода ускользает. По-моему, это вполне реально, что Цинчжоу выставит войска против нас? 

    — Его отношения с дворцом Льда и снега не совсем ясны. Он станет к ним обращаться? 

    — Он свяжется с Дворцом Льда и снега, тогда дворец максимум предоставит ему защиту, не более того. Вряд ли они станут нарушать правила игры и вмешиваться в это дело. 

    Несколько человек активно обсуждали сложившуюся ситуацию, но они не могли предположить, как Ню Ю Дао станет мешать им. 

    Все это время Фэн Энь Тай лишь молчал, поскольку не знал что говорить. 

    — Неужели он может напрямую руководить и перемещать людей в подчинении Шан Чао Цзуна? - вдруг спросил кто-то и тут же заметил, как насторожился Пэн Ю Цай, поэтому быстро добавил: По информации Фэн Лин Бо, он сам контролирует действия армии, но никогда не допустит Ню Ю Дао до командования войсками Шан Чао Цзуна. Он к этому не имеет никакого отношения…» 

    В другом дворе на середине склона горы в инвалидной коляске сидел Mэн Шань Мин под навесом. Шан Чао Цзун и Лан Жон Тин молча стояли рядом. 

    Фэн Лин Бо занимался контролем и управлением воинской дисциплиной. Также он держал под контролем все переписки, которые проходили через царей птиц. И переписки Шан Чао Цзуна тоже не были исключением. Это означало, что все связи с внешним миром проходили через чужие руки, поэтому Шан Чао Цзун уже не контролировал напрямую своих людей. 

    В то же время он все держал в строжайшей тайне и не допускал утечки информации наружу. 

    Несмотря на то, что Фэн Лин Бо был выдвинут как главнокомандующий, после этого многие вещи сразу же прояснились и стало видно настоящее положение дел. 

    Один из телохранителей подбежал к ним и доложил: Князь, прибыла княжна. 

    Когда дело дошло до этой точки, у них уже действительно не было другого выбора. Поскольку ситуация полностью находилась в руках секты Небесного нефрита, им оставалось лишь надеяться на Ню Ю Дао. 

    Пока они разговаривали, к ним пришла Шан Шу Цин: Брат, дядя Мэн, господин Лан. 

    — Княжна! - Мэн Шань Мин и Лан Жо Тин поприветствовали ее. 

    Шан Чао Цзун подал знак, чтобы телохранитель ушел, и тут же спросил: А Владыка Дао? 

    Шан Шу Цин покачала головой:

    — Владыка Дао не пошел. Он сказал, что у него еще есть дела. Сказал, что придет завтра. Точно! Перед тем, как уйти, Владыка Дао отдал мне мешочек. Он сказал, если брат будет спрашивать о нем, мне нужно будет отдать тебе этот мешочек. 

    Договорив, она из кармана достала парчовый мешочек с шелковой лентой. 

    На самом деле Ню Ю Дао дал ей два мешочка и несколько раз повторил, когда и кому их отдать. Один она должна была отдать Шан Чао Цзуну. 

    А другой мешочек она может открыть только в особо критичный момент, но не ранее, и никому не рассказывать про него. Иначе может случиться что-то плохое. 

    Это дело особой важности, и оно касается всей Южной области, а также множества людей. Она не могла отказать Ню Ю Дао в такой момент. 

    Шан Шу Цин поэтому сделала так, как сказал Ню Ю Дао. Она не стала рассказывать про второй мешочек.

    Взгляд троих присутствующих мигом был притянут к мешочку. 

    Шан Чао Цзун спрыгнул на ступени и быстро забрал то, что ему принадлежало. 

    Когда он его открыл и заглянул внутрь, то Лан Жо Тин вдруг нахмурился и сказал:

    — Раз он завтра придет, почему нужно было отдавать мешочек сегодня? 

    Это было очень точное замечание. 

    Мэн Шань Мин вскинул брови: Значит он не придет. 

    Шан Чао Цзун сразу же заволновался, ведь он так надеялся на помощь Ню Ю Дао. Если он сбежал, то это конец. Значит им нужно быстрее открывать мешочек и смотреть, что там внутри. 

    Заметив, что брат стал нервничать, Шан Шу Цин стала его успокаивать:

    — Брат, не спеши. Владыка Дао - не такой человек, чтобы бросать людей. 

    Она была на 100% уверена в Ню Ю Дао и не верила, что он мог вот так бросить их. Более того, она даже и не подумала о том, чтобы открыть второй мешочек. 

    Шан Чао Цзун уже открыл свой мешочек и обнаружил, что внутри ничего не было, кроме одного листа бумаги. Он раскрыл его – это оказалось письмо. 

    Он наскоро просмотрел содержание письма и постепенно успокоился. 

    Лан Жо Тин спустился по ступеням и тихо спросил: Князь, что там? 

    — Эх! - Шан Чао Цзун слегка вздохнул, но ничего не ответили, а лишь отдал ему письмо. 

    Лан Жо Тин молча прочитал письмо. 

    Ню Ю Дао писал следующее: 

    — Прошу простить меня, князь. Поскольку я избежал беды своим бегством, значит и вы избежали беды. Секта Небесного нефрита задумала неладное, что принесло бы огромную пользу секте. К сожалению, секта Небесного нефрита не терпит, когда ей кто-то мешает. Не важно сможет ли секта добраться до меня или нет, я не стану оставаться. Если у секты Небесного нефрита получится закончить начатое, то в опасности может оказаться и Шан Чао Цзун. Как-только я сброшу с себя обузу, то секта окажется в невыгодном положении и Шао Чао Цзуну больше нечего будет бояться. 

    И в конце Ню Ю Дао сказал, чтобы Шан Чао Цзун помог секте Небесного нефрита захватить Южный округ!

    Письмо после прочтения следовало сжечь! 

    В этом заключалось общее содержание письма. Он объяснил причину бегства и, как обычно, не сказал куда и зачем он отправился. 

    Письмо дошло до Шан Шу Цин, а затем к Мэн Шань Мину…

     

    Спустя несколько дней в главном командном пункте секты Небесного нефрита, который находился на середине склона горы, снова встретились главные действующие лица. 

    Пэн Ю Цай стоял во главе собравшихся, но главным здесь был Фэн Лин Бо. Он стоял во главе, а за ним стояли его сыновья в доспехах. У секты Небесного нефрита не было опыта управления таким большим войском, поэтому им оставалось лишь стоять в стороне. 

    Фэн Лин Бо с блеском в глазах осмотрел людей и властно сказал:

    — Пришли новости от разведчика. Императорский дворец тайно направил 500 000 армию к Южной области. Одновременно с этим был транспортирован провиант и фураж. Такое положение для нас невыгодно. Какие у вас есть предложения по этому поводу? 

    Все присутствующие молчали.

    Пэн Ю Цай не знал, что делать в сложившейся ситуации. Он предполагал, что дворец Блаженствия, Пещера Черного золота и Гора духовных мечей не имеют контроля над действиями императорского двора. В свою очередь императорский дворец не мог просто смотреть, как Южный округ медленно переходит под контроль других. В противном случае Шан Цзянь Сюн - император царства Янь будет незаконно убран с поста и заменен на другого чиновника народом царства Янь. 

    Три великие секты в отношении императорского двора, можно сказать, что пустили на авось ситуацию с мятежными войсками. И если бы императорский двор был бы сговорчивее, то незачем было бы начинать войну. Три секты об этом прямо говорили. 

    Это было запутанное дело, над которым ломали голову все. Императорский двор в конце концов все-таки имел наибольшие силы. И если действовать опрометчиво, то Шан Цзянь Сюн непременно вызовет неустойчивость во всем царстве Янь, а это было не на пользу трем группам. 

    Императорский двор не устраивал шума, а действовал скрытно. Поэтому три секты не смогли преградить им путь и теперь смотрели на все происходящее сквозь пальцы. 

    Глава 418 - Нам нужна стремительная контр-атака (1025 лайков)

    Глaва 418 – Нам нужна cтpемительная кoнтр-атака

    Xорошее предложение? Все молчали, не зная, что сказать.

    Cитуация с императорским двором оказалась критичной. Секта Небесного нефрита и Фэн Лин Бо знали заранее об этом и заранее все обсуждали. На этот раз они фактически послушались Шан Чао Цзуна, поэтому Мей Лин Шэн и три начальника областей отправились командовать собственными войсками. 

    Фэн Лин Бо считал, что нет необходимости слушать Шан Чао Цзуна, однако Пэн Ю Цай все-таки придерживался того, что лучше выслушать его предложения. A еще важнее послушать мнение Мэн Шань Мина. 

    Вопрос касался только военных действий, а Пэн Ю Цай знал, на что способен Мэн Шань Мин. Ведь он обладал богатым опытом управления большими войсками по сравнению со всеми присутствующими. На самом деле Пэн Ю Цай очень сомневался, когда Фэн Лин Бо назначали на место командующего.

    Тут уже Фэн Лин Бо почувствовал себя неловко. В конце концов, он является командующим в этом сражении. K тому же все вокруг тоже были неглупыми людьми и понимали, что если все прислушиваются к мнению не командующего, то они же просто роют для него яму. Pазве нет? 

    Однако ни Шан Чао Цзун, ни Лан Жо Тин, ни Мэн Шань Мин не стали ничего говорить. 

    Атмосфера стала накаляться, и в итоге Пэн Ю Цай с улыбкой сказал: 

    — Господин Мэн, вы ведь известный генерал, может все-таки поделитесь мыслями? 

    Мэн Шань Мин: Вы перехваливаете меня. Eсли бы я был таким, как вы говорите, то вряд ли бы я сейчас сидел в инвалидной коляске. 

    Пэн Ю Цай: Господин Мэн, все прекрасно знают причину ваших травм, но они не повредили вашу мудрость. В обсуждении военных дел вам нет равных. Ваше мнение и опыт бесценен! Если мы проиграем в этом сражении, то от этого ничего хорошего не будет никому. Поделитесь с нами вашими мыслями? 

    В его словах можно было расслышать скрытую угрозу. 

    Мэн Шань Мин спокойно ответил:

    — Неважно пошлет подкрепление императорский дом или нет, у меня лишь один вопрос – вступаем мы в бой или нет? 

    Пэн Ю Цай с уважением ответил: 

    — Раз уж так получается, то мы просто вынуждены атаковать.» 

    Он не мог отступить, ведь три великие секты уже дали свой ответ. Если сейчас отступить, то не столько будет страшен императорский двор, сколько три секты. От них разве убежишь? 

    Мэн Шань Мин: Раз так, то нужно атаковать! 

    Он искоса посмотрел на Фэн Лин Бо. Он буквально сейчас заставил его управлять этой атакой. 

    Пэн Ю Цай прямо спросил его: Господин Мэн, как правильно нужно провести атаку? 

    Мэн Шань Мин спросил Фэн Лин Бо: 

    — Главнокомандующий, как вы планировали атаковать? 

    Фэн Лин Бо тяжело вздохнул. Он ведь тоже имел силу и знания перед лицом этого расхваленного человека. Он развернулся и заставил отойти своих сыновей. Он встал перед картой и стал водить пальцем по ней, объясняя тактику: 

    — На основе полученной информации из разных источников стало понятно, что Чжоу Шоу Сян уже расставил войска в районе горы Бэйлин. Он собирается противостоять моей армии здесь. Наша армия направит отряд для ложной атаки и вытянет главные силы неприятельских войск. Затем еще два отряда нанесут удар по горе Бэйлин с двух сторон…

    Он еще не закончил говорить, как Мэн Шань Мин прервал его и спросил: 

    — Вы решили сражаться на горе Бэйлин с Чжоу Шоу Сяном? 

    Фэн Лин Бо: Верно, сначала мы вытянем главные силы неприятеля, а затем нападем на них с двух сторон. Это будет решающим боем с ним. С точки зрения расположения мы находимся в выгодном положении. Наши войска смогут отдохнуть и набраться сил. Основные силы неприятельского войска вынуждены преодолеть огромные расстояния к моменту, когда они доберутся до горы. Они будут измотаны. Мы сможем их разгромить…

    Мэн Шань Мин снова прервал его: А если основные силы врага не прибудут на помощь? 

    Фэн Лин Бо: Тогда мы воспользуемся случаем и уничтожим всех людей, которые будут на горе Бэйлин. А затем наша многочисленная армия прорвется через гору, и тогда мы сможем осуществить штурм или сможем отступить. Если Чжоу Шоу Сян к тому моменту не пришлет основные силы, то это будет означать, что он просто отдаст гору, сложив руки. 

    Мэн Шань Мин: До каких пор вы готовы вести этот бой? 

    Фэн Лин Бо: Разве можно сейчас определить время? Нужно одержать победу. Наши войска сейчас в хорошем моральном состоянии и им будет несложно изменить тактику уже непосредственно во время сражения. Господин Мэн - закаленный в боях командир, вы можете установить сейчас, когда закончится бой? 

    Пэн Ю Цай и остальные внимательно смотрели на Мэн Шань Мина. 

    Мэн Шань Мин: Если бы я был Чжоу Шоу Сяном, то я бы поступил по- своему. Я надеюсь, что вы не станете переносить боевые действия в Линчжоу, иначе у вас будет еще больше врагов. От Линчжоу до Цинчжоу – это территория царства Янь. Лишь полагаясь только на это расположение, Линчжоу стал бы моим путем к отступлению. Я бы мог отойти туда, и двигаясь по пограничной линии Южного округа на Юг и Север, по желанию можно атаковать врага. Если твои войска наступят, я могу отступить. Поменяв место, я снова могу войти. Я не знаю наверняка - смогу победить или нет, но ресурсы у тебя ограничены. Маленькая территория Южного округа уменьшится и за ней опустеет огромное царство Янь. И когда пустеть будет уже нечему, ты не сможешь дальше продолжать сражаться и проиграешь. Смерти будут тянуться бесконечно. Такой план? 

    От его речи у Пэн Ю Цайя по спине холодный пот проступил. Если Чжоу Шоу Сян действительно так поступит, то он уже будет не в состоянии ответить. Если так все закрутится, то силы всех 5 графств могут рухнуть. И тогда секта Небесного нефрита не сможет осуществить все свои планы и ей придет конец. 

    Он второпях спросил: 

    — Это тактический прием господина Мэна. Чжоу Шоу Сян - конечно не господин Мэн. Почти наверняка могу сказать, что он вряд ли додумается до такой тактики. 

    Мэн Шань Мин сказал: Чжоу Шоу Сян является известным командиром в императорском дворе. Он отдал свою дочь императору. Глава Пэн, как вы считаете, Чжоу Шоу Сян относится к такому типу людей, которые не станут уступать? Мала вероятность того, что он отправит свои войска на смертную схватку с нашими войсками. Если обстановка на горе Бэйлин будет не выгодна для него, то он стразу же начнет отступать. Вероятность такого поворота событий очень велика. Он отступит туда, где будет безопасно. И конечно это будет Линчжоу. Если ему удастся туда добраться, то он уже не потерпит поражения. Иначе бы его не назначал императорский двор и не было бы никакой войны вообще.

    Фэн Лин Бо чувствовал себя скверно. Он тщательно продумал план и стратегию боя и исключил все лишнее. Но похоже, что сейчас он не мог опровергнуть сказанное Мэн Шань Мином. Вероятность такого исхода действительно имеет место быть. 

    Группа высокопоставленных членов секты Небесного нефрита нахмурилась и с сомнением посмотрела на Фэн Лин Бо. У них закрались сомнения - может ли он быть главнокомандующим? 

    Шан Чао Цзун немного усмехнулся, а Шан Шу Цин и Лан Жо Тин радостным взглядом смотрели на Мэн Шань Мина. Он действительно потрясающий командующий! Правду говорят - старый конь борозды не испортит! 

    Пэн Ю Цай холодно посмотрел на Фэн Лин Бо, на его лице читалось разочарование, а в душе он испытывал гнев. Он чуть не выругался при всех. К счастью, ему пришел в голову еще один вопрос. 

    Он с благоговейным лицом спросил у Мэн Шань Мина: 

    — Господин Мэн, а как на ваш взгляд должно проходить это сражение? 

    Взгляд у Мэн Шань Мина резко изменился, он уставился на карту и сказал: 

    — Сражение должно быть решительным! 

    Фэн Лин Бо тут же влез: Я не говорил, что не собираюсь решительно сражаться, но если результат боя неясен, то как же его решить? 

    Мэн Шань Мин: 

    — Будучи наивысшим командующим армии, нужно понимать для чего ведется война и бой, какая основная цель схватки. Исходя из этого, можно определить четкую стратегию! Мы воюем не с Чжоу Шоу Сяном, а ради того, чтобы оккупировать Южный округ. 

         Нам не нужно растягивать бой с Чжоу Шоу Сяном, также не стоит постоянно менять место дислокации. Нужно мгновенно создать превосходство в силах и разбить Чжоу Шоу Сяна. Неважно какие помехи будут на нашем пути, у нас только одна цель - любой ценой стремительно разбить Чжоу Шоу Сяна. 

         Когда Чжоу Шоу Сян потерпит поражение, нужно разбить остатки войск, спасающихся бегством. То есть, нельзя позволять кому-либо уйти. Если мы добьемся такого результата, тогда спешащие ему на помощь войска уже будут находиться в моральном упадке. Если Чжоу Шоу Сян сможет сбежать в Южный округ, то его сразу же нужно остановить прямо на границе.

    Во время объяснения тактики Мэн Шань Мин параллельно все показывал на карте, но до этого он забрал у Фэн Лин Бо бамбуковую жердь, и ею он уже расставлял войска на карте: — Поэтому для этого сражения необходимо расставить войска. Нам не надо проводить какие-то большие подготовительные работы, достаточно только помешать врагу подготовиться. Сейчас нужно выставлять войска и атаковать неприятеля штурмом как можно скорее. Сначала с крупными войсками следует направиться к оборонительной линии и пробить проход. Многочисленная армия прорвется, но главной нашей целью является не штурм города, нам нужно сбросить багаж и спрятаться, чтобы в дальнейшем ударить по тылу Чжоу Шоу Сяна…

     

    В этот день вся секта Небесного нефрита крутилась и вертелась. Все главное оперативное командование готовилось к предстоящей атаке. 

    Несмотря на то, что командующим этого сражения был назначен Фэн Лин Бо, в действительности истинным командующим оказался Мэн Шань Мин по особому приказу…

    И тогда началась вся подготовка к великой битве. 

    Под руководством Мэн Шань Мина крупные войска напали на слабое место противника, тем самым разрушив оборонительный рубеж врага и образовав там проход. Хорошо обученные войска шли напролом, разбивая основные силы Чжоу Шоу Сяна. Затем войска сбросили груз и отправились налегке за беглецами. 

    Не нападут? Солдаты на оборонительной графства Шанлу были озадачены. Такое огромное неприятельское войско было налегке и без пожитков. Что будут есть сотни тысяч солдат? Это война или погибель? Существует ли такая тактика боя? 

    Солдатам не было необходимости удерживать оборону оборонительной линии графства Шанлу. На границах 5 графств Южного округа почти не осталось неприятельских войск. Противники уже, не щадя жизни, бежали назад, знатно оплошав. Теперь оборона поменяла тактику и направилась в погоню. И во время погони у обороны появилась проблема. Неприятельские войска были налегке, а они же были нагружены и не могли нагнать противника. 

     Позже 5 графств с помощью гвардии Иньян и гвардии Ули были защищены для того, чтобы хорошо обученные войска стремительно смогли атаковать противника, при этом не вступая в бой с препятствующими отрядами солдат. Они также не должны были штурмовать город. Задача стояла обойти их, но все шли в одном направлении. Они шли ударить по главному отряду Чжоу Шоу Сяна. 

    И тогда препятствующие отряды графства Шанлу тоже были вынуждены скинуть лишние вещи и поспешить на помощь к основному отряду Чжоу Шоу Сяна. 

    После этого налегке подоспела значительная часть войск 5 графств, которые быстро обчистили все до этого сброшенные пожитки войск. После пополнения запасов они факелами сожгли все оставленные после себя вражескими войсками пожитки. 

    Вражеские войска оказались в глупом положении, ведь они сами остались без еды, зато их враги пополнили запасы и могли дальше продолжать путь. Однако им от вещей осталась лишь пыль да зола. 

    Глава 419 - Жребий брошен.

    Глaва 419 – Жрeбий брoшен

    Светало. Группа людей, cловно загнанные волки, скакали по полю. Они вышли на дорогу и продолжили скакать дальше. 

    Чжоу Шоу Сян был бледным, как смерть. Он осмотрел всадников вокруг и заметил, что все они уже были измотаны. 

    Главы дворца Совершенного интеллекта и дворца Летающих лепестков Цзинь У Гуан и Цао Ю Эр тоже скакали с озадаченными лицами. 

    Они несколько дней и ночей словно находились в страшном сне. Хаос настолько сильно их охватил, что теперь им было сложно управлять ситуацией. 

    Никто и подумать не мог, что несколько сотен тысяч воинов 5 графств так отчаянно начнут наступление. Одни только гвардии Иньянь и Ули большей частью направились на Чжоу Шоу Сяна. Секты Небесного нефрита, Люсян, Плывучих облаков и гора Утонченности тоже собрались вместе. 

    Получив информацию о таком большом количестве культиваторов, Чжоу Шоу Сян мог только отступать. Однако от противников на него нападали только конницы, отчего Чжоу Шао Сян вынужден был оставить своих всадников для преграды от преследователей. A сам с малым отрядом ускакал. 

    По дороге он получил печальную новость - ему передали, что его отряд из сотни тысяч солдат был разбит. 

    Kультиваторы двора Совершенного интеллекта и дворца Летающих лепестков не смогли сдержать также объединенные силы секты Небесного нефрита. У них было много раненных и убитых. B итоге две секты тоже были вынуждены отступить.

    Секта Небесного нефрита и другие стали преследовать культиваторов двух сект. Они наступали с телохранителями гвардии Иньян и Ули. 

    В это время Чжоу Шоу Сян сильно сожалел о том, что он находился сзади. Почему он не встал спереди отряда. Враг внезапно бросил на них хорошо обученных воинов и легко разгромил его передовые отряды, после чего продолжил легко разбивать оборону Чжоу Шоу Сяна и сжигать их провиант. 

    Когда Чжоу Шоу Сян понял, что произошло, было уже поздно!

    С самого начала несколько сотен тысяч человек без провианта нападали на него. Это шутка? Pазве так атакуют?

    Однако, возвращаясь к теме, он и не думал, что неприятельские войска, рискуя жизнью, будут сражаться с ним. А неприятель сражался, словно шел на смертный бой. И хоть Чжоу Шоу Сян находился в безопасности, но именно из-за обеспечения собственной  безопасности проиграл бой. Он не видел, чтобы кто-то так сражался. Разве бросают несколько сотен тысяч солдат в бой без провианта? Это же все равно, что бросать несколько сотен тысяч солдат на смерть? Как они будут без провианта? Однако кто-то реально бросил против него солдат без провианта, и эта стратегия сработала. Такой маневр нашел ахиллесову пяту в его строе. Чжоу Шоу Сян хотел сейчас плакать от досады, да не мог. 

    Озадаченные Цзинь У Гуан и Цао Ю Эр вспоминали слова Чжоу Шоу Сяна, когда он говорил, что необязательно побеждать в этом бою. Главное - намертво схватиться с неприятелем, а потом его величество повлиял бы на три сильные секты. Три секты вряд ли отказали бы ему в его просьбе, и тогда секте Небесного нефрита пришел бы конец. 

    Два человека тогда считали этот план хорошим. Только они не думали, что все может так обернуться. 

    Один царь птиц спустился с неба, и вскоре один всадник доложил Чжоу Шоу Сяну: 

    — Сановник, разведчики доложили, что неприятельские войска остановились. Их кони вымотались. 

    Цао Ю Эр поправила юбку и сказала Чжоу Шоу Сяну: 

    — От вражеских войск нас отделяет определенное расстояние. Пока они не будут преследовать нас, мы можем тоже отдохнуть немного. (от переводчика - только сейчас написали, что это оказывается женщина)

    Чжоу Шоу Сян сразу же спросил командира: До Линчжоу еще далеко?

    Командир ответил: Примерно 80 ли. 

    Чжоу Шоу Сян громко крикнул всем: 

    — Давайте быстрее отправимся в Линчжоу. Братья, осталось немного, и в Линчжоу нам будет безопасно. Mятежники не посмеют ворваться туда. 

    Так и продолжили они скакать и только к вечеру добрались до границ Линчжоу. 

    В Линчжоу уже оповестили, что Чжоу Шоу Сян скачет сюда, поэтому правитель Линчжоу Сюэ Сяо лично выехал встречать его. Два правителя подъехали друг к другу и слезли с коней. 

    Сюэ Сяо подхватил за руку Чжоу Шоу Сяна и спросил: 

    — Брат Чжоу, почему ты так быстро приехал в мой Линчжоу?

    Чжоу Шоу Сян не знал, что ответить. 

    Сюэ Сяо снова спросил: Брат Чжоу, мои тайно посланные 200 тысяч солдат здесь?

    Чжоу Шоу Сян посмотрел назад на своих людей. Он смог только привести обратно лишь 3000 людей. Это была его личная охрана, при этом они все сейчас находились в бедственном состоянии. 

    Сюэ Сяо испуганно спросил:

    — Брат Чжоу, у тебя за несколько дней появилось 800 тысяч солдат. Ты же не хочешь сказать мне, что ты так быстро утратил столько солдат? Даже 800 тысяч свиней нельзя было так быстро утратить. 

    Чжоу Шоу Сян: 800 тысяч солдат еще здесь… - он не знал, как сказать ему о потере воинов. 

    Сюэ Сяо снова испуганно спросил:

    — Eсли всадники здесь, то почему брат Чжоу, будучи главнокомандующим, прибыл в мою область Линчжоу?

    Чжоу Шоу Сян действительно не знал, что ответить. Он получил вести со всех сторон, что большая часть его войск еще существовала. Только они все сейчас были разбросаны по территории и неконтролируемы. 

    Он сам - главнокомандующий сбежал и теперь не знает, как вернуться и собрать всех своих воинов. 

    Он действительно слишком рано бежал, что оставил фураж и провиант неприятелям. И сейчас его солдаты бегут без фуража и провианта. Они измучены, а их еще мятежные войска постоянно тревожат. Как их теперь соберешь…

    На одной горе около реки стоял главный гарнизон. Со всех сторон сюда стекались новости о битве и отсюда же во все стороны отправлялись приказы. 

    Пэн Ю Цай и высшее руководство секты Небесного нефрита стояли здесь и смотрели на Мэн Шань Мина. 

    Один солдат вошел и доложил: Докладываю! Чжоу Шоу Сян уже прибыл в область Линчжоу. 

    Мэн Шань Мин повернул голову, и Ло Ан повернул инвалидную коляску и подкатил ее к карте, чтобы Мэн Шань Мину было удобнее смотреть на карту. 

    Мэн Шань Мин спросил: Как гвардия Иньян и Ули? Отдохнули?

    Фэн Лин Бо: Ранее им приказали остановить преследование. Они уже целый день отдыхают. 

    Мэн Шань Мин махнул рукой и стал указывать на карте на разные места в Линчжоу. 

    — Пусть гвардии Ули и Иньян отправляются на юг и мешают войскам неприятеля. – затем он повернул голову и посмотрел на Пэн Ю Цайя: 

    — Около главнокомандующего противника собрано множество культиваторов. Еще у них около 800 тысяч солдат. Сможете ли вы обезглавить главнокомандующего врага?

    Пэн Ю Цай: Скорее всего сможем. 

    Мэн Шань Мин: Не нужно мне говорить скорее всего, говорите точно.

    Пэн Ю Цай засомневался и раздумывал некоторое время. Столько солдат там и еще множество культиваторов. Действительно им будет нелегко обезглавить главнокомандующего. Однако он, скрепя зубами, сказал: 

    — Хорошо! Во чтобы то ни стало мы сделаем это ради полководца Мэн!

    Мэн Шань Мин кивнул головой и снова посмотрел на Фэн Лин Бо: 

    — Гвардии Иньян и Ули пусть сопровождают наставников-защитников и ложно нападают, также отбивая атаки врагов. Если главнокомандующий неприятеля погибнет, но войска врагов не рассыпятся. Тогда пусть гвардии Ули и Иньян обходят врага с тыла и атакуют! Помни, пусть они только преследуют их, не нужно брать их штурмом. 800 тысяч солдат - это не шутки. У нас конница, мы в выгодном положении и можем всю дорогу их беспокоить и внезапно атаковать. Не нужно позволять им отдыхать. 

    Он взял шест и указал на одно положение на карте: 

    — В то же время велите Мей Лин Шэну собрать войска и направиться на север. После того, как он преградит войска неприятеля, пусть возьмет их в кольцо. Нам надо вынудить их капитулировать. Если откажутся, то уничтожьте!

     Чжоу Шоу Сян уже в Линчжоу. Мы можем пока раскинуть сеть в Южной области.                Велите всем войскам на каждой позиции караулить дороги. Вынуждайте разбросанные войска неприятеля уходить в горы или в другие труднодоступные места. Не позволяйте им объединяться и скапливать силы. Пусть их культиваторы тоже постоянно тратят силы. Когда придет время, будет легче провести карательные экспедиции. 

          Пусть повсюду наши солдаты, которые окружили города, просто осаждают их. Если город капитулирует, то пусть сразу наши солдаты входят в город и берут все под контроль. Нельзя расслабляться. Тех, кто не захочет капитулировать, не нужно брать штурмом. Ожидайте снаружи. И когда придет обоз с едой, дождитесь пока культиваторы хорошо восстановят силы. Тогда уже можно идти на штурм, но также остерегайтесь встречных атак. Бейте наверняка. 

    — Слушаюсь!  - убедившись, что больше указаний нет, Фэн Лин Бо кивнул. 

    Мэн Шань Мин опустил шест, он выглядел уставшим. 

    Пэн Ю Цай подошел к нему и спросил: 

    — Полководец Мэн, снова не спали всю ночь. Может вы отдохнете?

    Мэн Шань Мин: Следуйте этим указаниям. Люди Чжоу Шоу Сяна сейчас неорганизованы и им сложно сейчас собраться. Когда 6 графств будут захвачены, тогда можно сказать, что Южная область уже наша. В остальных делах не нужно беспокоить меня старика.  – сказав это, он махнул рукой, и Ло Ан покатил коляску. А Шан Чао Цзун и другие последовали за ним. 

    Как только они вышли, остальные люди тоже вышли из палатки проводить Мэн Шань Мина и других. 

    Пэн Ю Цай проводил их взглядом и сказал вздыхая: 

    — Действительно гениальный стратег! Действительно его репутация была распространена не зря. Жаль, что император Шан Цзянь Сюн сам начал разбивать свою силу, иначе бы нашей секте Небесного нефрита не повезло так. 

    Он и подумать не мог, что битва с такой скоростью дойдет до такого положения. Не прошло и нескольких дней, как Чжоу Шоу Сян уже был разбит со своей 800-тысячной армией. А Южная область уже, можно сказать, почти была в руках секты Небесного нефрита. Что касается Чжоу Шоу Сяна, то уже неважно - будет он жив или нет. Он в Линчжоу и вряд ли у него еще получится вернуться. 

    Пэн Ю Цай сейчас вздыхал, что полководец Мэн очень стар. И вряд ли секта Небесного нефрита еще сможет воспользоваться услугами Мэн Шань Мина. Ведь после этого секта Небесного нефрита не будет что-либо захватывать. Сил секте Небесного нефрита еще не хватит. Секте понадобится еще около 50 лет прежде, чем они наберут силу для следующего шага развития. А до того времени не то, что Мэн Шань Мин, но и другие генералы вряд ли доживут. 

    Фэн Лин Бо тоже со смешанными чувствами провожал Мэн Шань Мина. Изначально он был недоволен, что Мэн Шань Мин начал командовать всем. Однако со временем он заметил, что разница между ними была не просто ощутимой, а огромной. 

    Хоть Мэн Шань Мин и говорил, что сложно руководить такой армией, но атаки, отступления и отдых воинов Мэн Шань Мин контролировал превосходно и своевременно. Под его искусным командованием 800 тысяч солдат вражеской армии были легко и быстро разбиты. За несколько стратегических действий Мэн Шань Мин разорвал армию Чжоу Шоу Сяна. 

    Фэн Лин Бо вынужден был признать, что если бы изначально ему позволили руководить армией, то он не смог бы добиться такого восхитительного результата как Мэн Шань Мин. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 420 - Самоубийство

    Глава 420 - Cамoубийcтво

    Пэн Ю Цай чуть наклонился и заглянул в глаза Фэн Лин Бо. Oн маxнул pукой, и всe остальные присутствующие покинули их. Он обратился к Фэн Лин Бо: 

    — После окончания этой битвы нельзя допустить, чтобы этот человек здесь оставался. Придумайте, как избавиться от него. 

    Фэн Лин Бо не совсем понимал, о ком идет речь, поэтому вежливо спросил: 

    — Отец, о ком идет речь?

    Пэн Ю Цай повернулся в сторону удаляющегося в инвалидной коляске мужчины и слегка кивнул.

    Фэн Лин Бо снова решил уточнить: Мэн Шань Мин? 

    Пэн Ю Цай слегка кивнул.

    Фэн Лин Бо сразу же напрягся: Почему? 

    Пэн Ю Цай: Этот человек знает свое дело, его репутация - не пустой звук. Если он останется, то можно считать, что Шан Чао Цзун уже победил. Он может поспособствовать ему воспрять духом. Поэтому из них двоих может остаться только один, кто тебе больше нравится?

    Фэн Лин Бо понял его мысль, другого выхода у него не было. Шан Чао Цзун был его зятем. И он сделает что-то, что не выгодно для Шан Чао Цзуна, только в крайнем случае. B целом он не желал зла своему зятю, к тому же ему нужно было помнить о своей дочери. Получается, что просто подрезать Шан Чао Цзуну крылья - является оптимальным вариантом в сложившейся ситуации. 

    Если он плохо поступит в отношении собственного зятя, то как на него после этого будут смотреть люди? 

    Лучше конечно выбрать, чтобы Шан Чао Цзун остался в живых. 

    — Пусть он незаметно исчезнет. Hе нужно поднимать шум. 

    Пэн Ю Цай искоса посмотрел на Фэн Лин Бо, затем развернулся и ушел. 

    Фэн Лин Бо чуть приподнялся, когда Пэн Ю Цай уходил. Он посмотрел на уже почти исчезнувшего вдалеке человека в инвалидной коляске и в сердце у него защемило. 

    Он не ожидал, что известный генерал Мэн Шань Мин в итоге станет им помехой. Ему было жаль, что ситуация приняла такой оборот. Однако ничего уже исправить нельзя было. 

    Слова Пэн Ю Цайя имели смысл. Мэн Шань Мин совершенно точно оказывает определенное влияние на Шан Чао Цзуна, и он является его правой рукой…

    На берегу озера Мэн Шань Мин неожиданно поднял руку, показывая Лу Ану остановить коляску. 

    Где-то вдалеке зеленые деревья в горах шелестели на ветру. Мэн Шань Мин всматривался в даль, мысли окутали его, и взгляд его стал совсем спокойным. Его седина на висках блестела от лучей заходящего солнца. Так он сидел молча очень долго, и было непонятно, о чем он думает. 

    Шан Чао Цзун и еще несколько человек переглядывались в непонимании. 

    Шан Шу Цин подошла к инвалидной коляске и спросила:

    — Дядя Мэн, вы уже очень давно не отдыхали, давайте вернемся и хорошенько выспимся?

    Мэн Шань Мин пришел в себя от ее слов. Он посмотрел на нее, на ее лицо и вдруг очень сентиментально сказал: 

    — Ты еще не вышла замуж? Моя принцесса, тебе уже немало лет, пора бы и мужа найти. Я уверен, что многие правители будут счастливы взять тебя в жены. 

    Шан Шу Цин слегка наклонилась к коляске и сказала с улыбкой:

    — Я уже давно привыкла быть одной, мне это подходит больше всего. Я не хочу замуж. 

    Мэн Шань Мин погладил ее по голове, в его глазах читалась любовь и забота:

    — Ты такая дерзкая девушка. Если женщина не видит смысла в замужестве, то ее жизнь будет наполнена сожалением. Я понимаю твои чувства. Но если ты поглядишь перед собой, то увидишь Владыку Дао. Спроси у него, есть ли какой-то метод избавить тебя от этого пятна на лица. Владыка Дао – человек, который добр даже к врагу, он тебе не откажет. 

    Шан Шу Цин снова улыбнулась: Дядя Мэн, это ни к чему, правда. Мне и так хорошо. Неужто дядя Мэн хочет найти мне мужа? 

    Мэн Шань Мин все также смотрел на нее с любовью:

    — Девочка моя. Запомни: нужно быть прямодушным, и судить о человеке по наружности - является нормальным для людей. Как же иначе? Всякая девушка желает быть красивой. Ты уже давно страдаешь от этого недуга. Ты наше сокровище! И кто тебя найдет - тот и станет самым везучим человеком в мире. У нынешней молодежи есть глаза, да нет зрачков - они не видят ничего дальше своего носа. 

    …..

    Многочисленная армия клокотала подобно морскому приливу. Воины осаждали город со всех сторон. 

    На одной из сторон воины и всадники держали шест со знаком «У» на влаге, а среди воинов стоял в ярких латах У Тян Дань. 

    Войска наверху городских стен с трепетом наблюдали за осадой. 

    У Тян Дань прибыл к стенам, сразу же достал меч из ножен и указал на верх городской стены:

    — Войска на стене, слушайте внимательно. Я приказываю вам немедленно капитулировать и сдаться. Мы готовы вас пощадить. Если вы решите сопротивляться, то мы всех убьем, когда пройдем в город! 

    Спустя некоторое время со стены спустилась большая корзина, в которой находился один человек для переговоров. 

    Еще через какое-то время городские ворота открылись, и оттуда вышел генерал без доспехов, голый по пояс. На плече он нес розги для принесения извинений за свою ошибку. 

    У Тян Дань принял капитуляцию, и многочисленная армия вошла в город, официально захватив его. 

    В городе простой народ был сильно напуган происходящим, поэтому никого на улицах не было практически. Со временем они немного успокоились. 

    Такое происходило в разных местах в 6 графствах Южной области. 

    Императорский дворец в столице был ярко освещен. Внутри грандиозного главного зала из стороны в сторону сновал седовласый мужчина. Он яростно кричал: 

    — 800 тысячная армия! 800 тысяч воинов! За несколько дней вся эта армия потерпела поражение в полной неразберихе. Чжоу Шоу Сян, ты - идиот! Ты подвел меня! Ты всех нас подвел! 

    Внутри зала министр общественных работ Тун Мо, управляющий императорским дворцом Тян Ю и Га Мяо Шуй - все стояли с опущенными головами. Все они были очень серьезны из-за случившегося, а также опечалены. 

    Внутри военного лагеря воины патрулировали территорию, пока царь птицы то и дело улетали и прилетали в лагерь. 

    В палатке все сведения и военные приказы тщательно собирались одним из работников. Чжоу Шоу Сян стоял перед картой без доспехов, со страдальческим выражением лица. Волнение и тревога так сильно его захватили, что он не спал уже несколько дней. 

    Он по-прежнему думал, как ему исправить ситуацию, поскольку на границах Южного округа все еще были распределены несколько сотен тысяч его солдат. Вот только все не было подходящей возможности оккупировать мятежные войска. Его несколько сотен тысяч воинов были разбросаны по границе Южной области. Основная часть воинов уже была разгромлена, а малые части не могли воссоединиться вместе. Отовсюду к нему приходили письма с просьбами о помощи и защите. 

    Чжоу Шоу Сян хотел помочь, но не знал как? Мятежные войска наступили по всем фронтам. Шаг за шагом они били по уязвимым местам, использовали прекрасную стратегию и тактику наступления.  И в результате у него перед глазами образовалась такая плачевная ситуация. Его 800 тысяч воинов превратились в раздробленные группки. 

    Снова прибыла информация, и Чжоу Шоу Сян сразу же ознакомился с ней. Силы совсем покинули его, и он чуть не упал. 

    Сидевший с каменным лицом начальник округа Линчжоу - Сюэ Сяо поднялся и взял письмо, чтобы ознакомиться с последней новостью.

    Это было письмо от одного из командующих Чжоу Шоу Сяна на границе Южного округа. Более 5000 солдат оказались окруженными в горах. Они выживали за счет охоты на местных животных и добывали воду из горного ручья. Однако противник рассек горный поток, изменив его направление течения. Враг захватил территорию и окружил их, поэтому войска империи оказались без воды, и теперь воинский дух почти пал. Если никто не прибудет к ним на помощь, то командующий будет вынужден сдаться. Как бы позорно это не было. 

    Сюэ Сяо глубоко вздохнул. Подобные сообщения он читал почти весь день от всех его отрядов. 

    Чжоу Шоу Сян уже догадался, почему его хорошо продуманная стратегия потерпела крах. 

    Сюэ Сяо кинул письмо на стол и вздохнув сказал:

    — Тактика у противника оказалось очень безжалостной и решающей в данной битве. Враг ударил по слабым местам. Очень хитрый ход! Противник с самого начала завладел контролем над всей битвой, и теперь у 800 тысячной армии нет сил дать отпор. Вражеское мастерство ведения боя чрезвычайно высокое, его можно назвать прекрасным. Вот уж не думал, что Фэн Лин Бо сможет так умело показать свое знание военного дела! 

    Чжоу Шоу Сянь вдруг поднял голову и горестно сказал:

    — Сюэ Сяо, неужели ты действительно думаешь, что командовал вражескими войсками Фэн Лин Бо? 

    Сюэ Сяо удивился: Императорский дворец сообщил, что Фэн Лин Бо заполучил контроль и военную власть, а не Шан Чао Цзун. Он же главнокомандующий армией 5 графств Южного округа, разве нет? 

    Чжоу Шоу Сян скорбно ответил:

    — Сюэ Сяо, императорский двор ошибся! Фэн Лин Бо уже давно обосновался в графстве Куангай. Мы с ним не первый раз воюем, поэтому я хорошо знаю, на что он способен. Думаешь, я бы не понял, что это не он? 

    Сюэ Сяо: Шан Чао Цзун? 

    Чжоу Шоу Сянь покачал головой и с мучением произнес: 

    — Человек, который впервые командует настолько огромными войсками не смог бы так искусно их направить в нужные точки и выбрать подобную тактику. Здесь командует более опытный человек. Как думаешь, кто из наших врагов там обладает подобным богатым опытом? Фэн Лин Бо? Шан Чао Цзун? 

    У Сюэ Сяо промелькнула мысль, и он вдруг замер от удивления: Мэн Шань Мин! 

    Чжоу Шоу Сян ударил двумя кулаками по столу и уже готов был разрыдаться: 

    — Если бы мы знали заранее о Мэн Шань Мине, то я бы разве стал так расставлять войска? Конечно я потерпел такое ужасное поражение! Сведения императорского двора были ошибочными, и они подвели меня! 

    Сюэ Сяо молчал и лишь нахмурил брови. Он был недоволен, а Чжоу Шоу Сян продолжал что-то говорить, но его слова уже не имели смысла…

    Pанним утром следующего дня Чжоу Шоу Сян резко проснулся от страшного сна. Он услышал непонятный галдеж на улице. 

    Поднявшись, он почувствовал, что его тело будто окостенело. Он потянулся и быстрым шагом направился наружу. Но перед этим он открыл занавески и тут же заметил незнакомые лица. Его 3000-ное войско исчезло бесследно, и теперь тут были другие воины. 

    — Что тут происходит? - спросил Чжоу Шоу Сян, выйдя наружу. 

    Никто ему не ответил. Вскоре Сюэ Сяо в сопровождении нескольких людей прибыли к нему. Cним были Цзинь У Гуан из дворца Совершенного интеллекта и Цао Ю Эр из дворца Летающих лепестков.

    Двое руководителей посмотрели на Чжоу Шоу Сяна довольно серьезно. 

    Сюэ Сяо подошел к нему и молча посмотрел на него. 

    Чжоу Шоу Сян постепенно осознал, что произошло, и мрачно улыбнулся:

    — Сюэ Сяо, императорский двор вас прислал? 

    Сюэ Сяо чуть стянул губы и медленно ответил:

    — Его величество желает заключить вас в тюрьму в столице. Я должен помочь в осуществлении этого дела! 

    Чжоу Шоу Сян взглянул на Цзинь У Гуаня и Цао Ю Эра, посмотрел на их лица и уже мог догадаться, что это они собираются его везти. Поэтому он сразу же спросил:

    — Можно мне с вами поговорить наедине? 

    Два человека переглянулись, затем посмотрели на Сюэ Сяо. Убедившись, что он не против, они слегка кивнули в знак согласия. 

    Вместе с Чжоу Шоу Сяном они вошли в палатку, где он перед ними выложил на стол нож: — Я безоружен и беспомощен. Я навлек беду своими действиями на дворец Совершенного интеллекта и дворец Летящих лепестков.

     Цао Ю Эр горько усмехнулась:

    — Раз уж так получилось и нет возможности вернуть все назад, не нужно бояться. Его величество не станет приговаривать тебя к смерти, ты и так уже прошел через многое. Мы надеемся, что он войдет в наше положение. А иначе мы не сможем больше защищать его. 

    Чжоу Шоу Сян конечно мог понять, что это дело приняло такой оборот, что две школы уже не могли помочь ему сбежать и таким образом противостоять императорскому двору. Им только и оставалось бросить его. 

    Чжоу Шоу Сян сложил руки в знак просьбы:

    — Если есть возможность, из чувства нашей с вами долголетней дружбы, позаботьтесь о моей семье. 

    Цзин У Гуань: Сейчас еще не время. Его величество не станет ничего делать, дело еще не настолько плачевно. 

    Чжоу Шоу Сян покачал головой: 

    — Конец. Это дело уже никак не улучшится, я должен взять вину на себя. После проверки у меня путь только в могилу. Подождите секунду! 

    Договорив, он взял кисть и быстро стал писать что-то, а в конце поставил подпись. Затем дрожащей рукой он отдал лист и сказал: 

    — Передайте это господину Сюэ для доклада перед императорским двором. 

    Двое посмотрели на бумагу и прочли содержимое, и их лица резко поменялись. 

    Цао Ю Эр взволнованно сказала: Чжоу Шоу Сян, не может до такого дойти! 

    Чжоу Шоу Сян махнул рукой: 

    — После заключения в столичной тюрьме я уже не смогу избежать наказания. Это верная смерть. Я не могу допустить, чтобы моя семья была впутана в это. Я покончу с собой, чтобы сохранить свое честное имя. Императорский двор не должен тронуть мою семью, иначе их совесть замучает. Меня ждет смерть, вам не зачем меня переубеждать. Берегите себя! 

    Двое глав школ осознали, что это был мудрый ход со стороны Чжоу Шоу Сяна. 

    Когда они втроем вышли, вдруг послышался звук меча, который достали из ножен. Двое глав резко обернулись. 

    С другой стороны палатки Сюэ Сяо тоже увидел, что Чжоу Шоу Сян остался внутри палатки, пока двое глав выходили из нее. Он увидел, что собирался сделать Чжоу Шоу Сян и тут же выкрикнул: Брат Чжоу! 

    Чжоу Шоу Сян решительно воткнул острие меча себе в горло, и алая кровь потекла по шее….

    Глава 421 - Похищение

    Глaва 421 - Поxищeние

    В пышных леcах, что pасположились на высоких горах, у одного из глубоких обрывов стояла старая сосна с качелями. Гуань Фан И медленно качалась на них, придерживая юбку. Hю Ю Дао спокойно медитировал неподалеку от нее. 

    Гун Сунь Бу в этот момент кружил над горой и громко крикнул: Владыка Дао! 

    Ню Ю Дао услышал его, медленно открыл глаза и встал. Гун Сунь Бу подлетел ближе и сообщил:

    — Военные действия в Южном округе почти завершились, инцидентов не было. Предполагается, что Южный округ в скором времени окажется под контролем секты Небесного нефрита. 

    Ню Ю Дао покачал головой, его явно одолели переживания: 

    — Я думал, что война продлится дольше. Не ожидал, что все так быстро закончится. По-видимому, больше тянуть нельзя. Сообщите немедленно Oбезьяне, что нужно действовать! 

    — Tак точно! - Гун Сунь Бу поклонился и снова поднялся на птице к облакам. 

    Сидевшая на качелях Гуань Фан И раскачала их очень сильно, а затем спрыгнула прямо к Ню Ю Дао: Что ты задумал? 

    Ню Ю Дао: О некоторых вещах лучше не спрашивать, ведь я все равно не смогу ответить. Когда придет время, ты сама все узнаешь. Главное, чтобы люди не создавали проблем, остальное неважно. 

    Гуань Фан И заглянула ему в глаза и с раздражением проговорила: 

    — Будь спокоен! Чэн Бо сам выбрал этого человека, он прекрасно выполнит все указания краснолицего командира!

    Цинчжоу.

    Одну повозку сопровождало чуть больше десяти человек. Выглядела эта повозка довольно просто, она выехала из восточных городских ворот. 

    Внутри повозки сидел Сяо Тян Чэн. Он был высокого роста с розовыми щеками, выглядел он еще незрелым. Только брови и выражение лица его были слишком мрачноваты, то и дело он кидал недобрый взгляд на сидевшего рядом Юань Гана. 

     Юань Ган же ехал прикрыв глаза, не показывая никаких эмоций на лице. Он знал, что Сяо Тян Чэн сейчас рассматривал его. 

    Ню Ю Дао отправил Юань Гана к Xай Жу Юэ в тайне, когда стало известно, что они друзья. 

    Когда они добрались до места, Юань Ган будто предчувствовал что-то неладное. Сяо Тян Чэн постоянно тайком пытался как-то показать свое личное отношение к Юань Гану и старался сблизиться с ним. 

    Юань Ган совершенно не обращал на него внимания раньше, но после получения информации от Ню Ю Дао он наконец-то решил отреагировать. Поэтому он отправился на охоту вместе с ним. 

    Компания людей отъехала от города на 10 ли и добралась до горно-лесистой местности. Там уже повозка не могла пройти, поэтому люди из повозки вышли. Сяо Тян Чэн и Юань Ган сели на лошадей, повесили за спину луки со стрелами и помчались к безбрежной горе Дашань. 

    Лук и стрелы за спиной Юань Гана предназначались не для охоты, впрочем, выпущенные несколько стрел Сяо Тян Чэна подстрелили зайца. Не стоит описывать метод стрельбы, но тело и фигура Сяо Тян Чэна очень сильно изменились в лучшую сторону за это время. 

    Убитый заяц стал не просто охотничьим интересом, теперь Юань Гану пришлось помогать сдирать шкуру с него, пока Сяо Тян Чэн собирал хворост и разводил огонь. 

    Юань Ган вернулся с речки, где сдирал шкуру зайца, и отдал его Сяо Тян Чэну, чтобы тот его пожарил. 

    Сидя у костра, они жарили добычу. Юань Ган огляделся по сторонам и заметил несколько следов их охраны, которым Сяо Тян Чэн велел охранять территорию вокруг. Юань Ган тоже не до конца понимал мысли этого парня, что именно он собирался делать.

    Его взгляд упал на самого Сяо Тян Чэна, который тут же посмотрел на него, будто что-то он задумал. 

    — Что-то планируете делать, начальник округа? - спросил Юань Ган. 

    Сяо Тян Чэн: Начальник округа? Брат Юань, ты считаешь, что у меня хватит навыков - стать начальником округа Цинчжоу? 

    Юань Ган не знал, что подразумевал он этим вопросом, поэтому спросил: 

    — Неужели молодой господин не является начальником округа Цинчжоу? 

    Сяо Тян Чэн ответил на чистоту:

    — Я - всего лишь марионетка, истинный правитель Цинчжоу – это моя мать.

    Юань Ган: Но власть в общем находится в ваших руках. 

    Сяо Тян Чэн с безразличием ответил:

    — Когда я достиг совершеннолетия, то должен был стать командующим в военной администрации, однако мать не хотела этого. Возможно кто-то еще не хотел, чтобы у меня в руках была хоть какая-то власть. 

    Разговор постепенно завязался и стал доверительным. Юань Ган был удивлен, что этот молодой человек так легко рассказывает постороннему о таких вещах. От услышанного у него даже брови подпрыгнули. Переворачивая зайца, он спросил:

    — Кто не желает, чтобы ты был у руля? 

    Сяо Тян Чэн помрачнел немного, а в голове его промелькнула мысль о Небесном дворце Вандун, где произошла та сцена с Ли У Хуа и Хай Жу Юэ. Он глубоко вздохнул и перевел разговор: 

    — Я слышал, что простой князь уже начал атаковать Южный округ и ведет наступление довольно стремительно. Говорят, что он уже захватил 90% территории. 

    Юань Ган продолжал смотреть на него, не понимая, какой смысл был в его речи. 

    Сяо Тян Чэн: У школ культиваторов имеется очень большая сила в этом мире. С ними не сравнятся ни те, кто сидит в Южной области, ни те, кто сидит в Цинчжоу. Если даже две области объединятся, то все равно они не будут иметь столько сил. Насколько мне известно, Ню Ю Дао оказывает большое влияние на Шан Чао Цзуна и разделяет его заботы. Надеюсь, что брат Юань сможет замолвить за меня словечко перед Ню Ю Дао и возможно устроит встречу с ним. 

    Юань Ган наконец-то понял, к чему тот вел. Это был хитроумный план установления связей для Цинчжоу. Он надеялся с помощью Юань Гана подобраться к главному действующему лицу и вырвать власть.

    — Хорошо! - Юань Ган ответил. Затем он спокойно вытащил меч трех яростных рычаний, и меч аккуратненько оказался в плотную у шеи Сяо Тян Чэна. 

    Сяо Тян Чэн напрягся и заикаясь спросил: Ты…ты что собираешься делать? 

    Юань Ган поднес лезвие прямо к его подбородку и слегка нажал, показывая, что нужно подняться. Они встали на ноги. 

    — Смельчак! - кто-то из охранников увидел эту сцену и тут же крикнул. 

    Заяц выпал из второй руки Юань Гана, и он ей схватил Сяо Тян Чэна и потянул к себе. Он держал лезвие меча прямо у его горла, еще чуть-чуть и он пустит ему кровь. 

    Вскоре их окружила охрана, но они не решались ничего предпринимать.

    — Быстро отпусти его! - крикнул один из культиваторов: Как ты посмел трогать господина! Тебе конец! 

    Он говорил твердо и уверено, но все равно был напуган происходящим. 

    Вдруг из леса выскочил еще один культиватор, чье лицо было прикрыто маской. Он встал вместе с остальными. 

    Юань Ган: Пропустите меня! 

    Он держал заложника, к тому же очень быстро реагировал. В любой момент культиваторы вокруг него могли напасть. Однако культиваторы небесного дворца Вандун не станут поступать необдуманно, они не имели права решать жить или умереть Сяо Тян Чэну. Когда лезвие в любой момент могло разрезать его горло, нужно было действовать очень осмотрительно. 

    Группа культиваторов в масках встретилась с людьми Юань Гана. Юань Ган быстро передал еще не пришедшего в себя Сяо Тян Чэна одному из них, и толпа разбойников быстро направились в глубь леса. 

    Культиваторы небесного дворца Вандун незамедлительно последовали за ними, а часть отправила царь птицу в Цинчжоу с сообщением….

    Стремительная царь птица долетела до Цинчжоу. Она прямиком направилась во дворец начальника округа.

    Вскоре внутри дворца начальница округа началась неразбериха. Часть культиваторов господина Ли У Хуа быстро вылетели из дворца и покинули город. А после их отлета прибыло письмо во дворец начальника дворца. 

    Письмо оказалось тут же в руках Хай Жу Юэ. 

    В данный момент она как раз мобилизовала свои войска на всех направлениях, готовясь перекрыть все главные дороги для спасения сына. Внутри у нее все бурлило от ярости, глядя на это письмо. Она махнула рукой Чжу Шуну: Сначала отпустите их! 

    Она действительно была разгневана, ведь Юань Ган использовал ее, чтобы подобраться к сыну. В этот момент прибыло еще одно письмо. 

    Чжу Шун был охвачен беспокойством, он узнал почерк: Госпожа, посмотрите на это. 

    Хай Жу Юэ пристально посмотрела на письмо и увидела слова на самом конверте: «Принцессе вскрыть лично!» 

    В следующее мгновение Хай Жу Юэ взяла конверт и быстро достала изнутри письмо. Там было написано всего пара строчек: 

    — Я подружился с молодым господином с первой встречи. Позже я надлежащим образом верну его обратно. Не нужно мобилизовать много людей, не нужно устраивать шум, не нужно разрушать дружеских отношений! 

    И в самом конце была подпись: «Ученик дьявольского врача преклоняется перед вами!» 

    Прочитав эту надпись, в Хай Жу Юэ будто молния ударила. Она в мгновение побледнела и шатаясь отступила на несколько шагов. 

    Сперва слова в этом письме сильно разгневали ее. Она по-прежнему помнила тот случай, когда к ним прибыли из дворца Льда и снега. 

    Года прошли, а то событие все также тяжелым камнем лежало у нее на душе. Она бы очень хотела избавиться от этого чувства и забыть о случившемся, кто хочет постоянно бояться последствий? Кто хочет постоянно помнить, что над их головой занесен меч?

    Придя в себя, Хай Жу Юэ стиснула зубы и процедила: 

    — Ню Ю Дао! Сволочь! Mерзавец!...

    При таких обстоятельствах только кретин не понял бы, кто стоит за спиной ученика дьявольского врача. В те года она лишь подозревала, что это бы Ню Ю Дао, который все упорно отрицал. И у нее не было веских доказательств, поэтому она не поднимала шум. 

    Сейчас же работающий на Ню Ю Дао Юань Ган взял в заложники ее сына, затем пришло письмо от ученика дьявольского врача. Если это не Ню Ю Дао, то кто же тогда?! 

    Чжу Шун нервно спросил: Госпожа, зачем Ню Ю Дао нужен молодой господин? 

    Если допустить, что это все устроил Ню Ю Дао, то он, будучи ведающим делами дворца, вполне ожидал нечто подобное. Но зачем Юань Ган взял в заложники Сяо Тян Чэна, этого он не знал. Но Хай Жу Юэ точно знала зачем.

    Хай Жу Юэ ничего не ответила. Впрочем она решила следовать указаниям в письме и подавила свое желание задействовать все возможные силы…

    В глубинах безбрежных лесов пролетела группа людей. Юань Ган и остальные торопливо бежали меж деревьев, а за ними следовали культиваторы небесного дворца Вандун. 

    Горно-лесистая местность постепенно стала пропадать в тумане так, что людям в нем стоило бы держаться вместе и не расходиться.  

    Когда Юань Ган со своими людьми уже приближался к туману, они быстро нашли на деревьях особые зеленые листья и положили их в рот. Ослепленный Сяо Тян Чэн тоже получил листик. 

    Этот лист использовался когда-то Мэн Шань Мином, когда он и остальные жили в уединении. Люди в деревне сами назвали этот лист «Чистые помыслы». Так направление движения Юань Гана и остальных было скрыто в густом тумане, пока они двигались в тайную деревню. 

    Все было запланировано до мелочей. Как взять заложника, как и куда бежать и так далее. 

    Группа людей быстро прыгала по горным вершинам. 

    — Земля ядовитых испарений! - один из культиваторов, который отправился в погоню за похитителями, громко крикнул. 

    И они быстро подпрыгнули вверх и не стали продолжать путь по земле. Если окажешься в тумане, то уже не найдешь пути назад. Но они видели, как Юань Ган со своими людьми исчезли в густых испарениях. 

    Глава 422 - Что он задумал???    За каждые 5 лайков, открываем дополнительную бесплатную главу

    Глава 422 – Что он задумал???

    Будучи культиватоpами Цинчжоу, преcледователи Юань Гана знали это место, оно называлось - * Tерритория ядов.* Здешние яды были вовсе необычными ядами. Hикто никогда не смел врываться в эти места. Pазве только чужие незнающие люди могли забрести сюда, ведь яд был невидим. 

    Oднако культиваторы дворца Вандун остановились и стали переглядываться между собой. 

    Они не смели сразу покидать это место и окружили территорию, на случай если разбойники выйдут в другом месте. 

    Не прошло и полчаса, как Лин У Хуа, возглавлявший несколько десятков человек, прибыл сюда. Увидев здешнюю обстановку, он гневно крикнул: Что такое? Где молодой господин!?

    Один человек доложил: 

    — Дядя – наставник, молодого господина унесли на территорию ядов…

    Узнав всю ситуацию и прогулявшись вокруг территории ядов, они все же ничего не нашли. В итоге Лин У Хуа разгневанный направился обратно…

    Недалеко от этого места, на одной лесной горе сидели У Шао Хуан и другие ученики треx сект. Они тайно скрывались здесь и сами не знали, что здесь потеряли. 

    На самом деле Ню Ю Дао велел им прийти сюда на случай, если с Юань Ганом что-либо случится. Он заранее хотел помочь Юань Гану. 

    A здесь оказалось, что все в порядке. Юань Ган не присылал им сообщения и не просил о помощи. 

    А в этот раз Юань Ган и сам не думал, что все пройдет так гладко. Он изначально думал, что ему придется потрудиться, чтобы у него появился шанс похитить Cяо Тян Чэна. Но кто же знал, что Сяо Тян Чэн сам предоставит ему такую возможность…

    Kультиваторы небесного дворца Вандун не замечали никаких движений. Лин У Хуа заподозрил неладное - никто не искал молодого господина из всадников, поэтому он сразу направился во дворец правителя. 

    Увидев, что он вернулся, сновавшая туда-сюда Хай Жу Юэ сразу же подошла к нему и спросила: 

    — Старейшина, получилось спасти Тян Чэна?

    Она хоть и знала, что Ню Ю Дао посмел такое сделать и должно быть хорошо подготовился ко всему, но все равно спросила. 

    Чжу Шун с надеждой посмотрел на Лин У Хуа. Он ухаживает уже за третьим поколением семьи Сяо. Семья Сяо предоставила ему единственного наследника, поэтому он беспокоился не меньше Хай Жу Юэ. 

    Лин У Хуа: Нет. Когда я прибыл, они уже забрали его на территорию ядов. 

    — Территорию ядов? – Хай Жу Юэ воскликнула. От услышанного у нее мурашки побежали по коже. Она нервно сказала: 

    — Тян Чэн не заразится? Ничего не случится?

    Лин У Хуа: Противник собрался использовать молодого господина. Поэтому раз они зашли туда, то определенно что-то придумали. Ничего с ним не должно случиться. Однако почему никто из всадников не поднимает шум? По дороге обратно мы ничего не видели. – сказав это, он поднялся наверх, развернулся и сел.

    Он пристально посмотрел на Хай Жу Юэ. 

    Ладно в других местах, но даже во дворце правителя все было тихо и в самом городе Цинчжоу. Поэтому он насторожился. 

    Хай Жу Юэ успокоившись ответила: Как ты и говорил, противник вряд ли будет убивать его. Вот и не нужно пока поднимать шум. Вдруг спровоцируем их, и они убьют Тян Чэна. 

    Это объяснение звучало как-то неправдоподобно. 

    Чжу Шун посмотрел на нее и заметил, как Хай Жу Юэ поменялась. После того, как она получила письмо, то сразу же остановила всех коней и всадников. Все это связано с тем письмом. 

    Лин У Хуа пристально смотрел на Хай Жу Юэ, затем посмотрел на Чжу Шуна и сказал: 

    — Выйди. 

    Чжу Шун посмотрел на Хай Жу Юэ, и только когда она кивнула, ушел. 

    Лин У Хуа встал и медленно подошел к Хай Жу Юэ, отчего она стала отходить. 

    Лин У Хуа схватил ее за нежные руки и спросил: 

    — Ты что-то утаиваешь от меня. 

    Хай Жу Юэ двумя руками схватила его руку и заигрывая ответила: 

    — Разве я могу от тебя что-то скрывать?

    Лин У Хуа отбросил ее руки и, снова протянув руку, сказал: 

    — Поменьше играй со мной. Письмо?

    Хай Жу Юэ на сердце ощутила дрожь и спросила: 

    — Какое письмо?

    — Не делай из меня дурака. После того, как я ушел, тебе принесли письмо. Доставай! – Лин У Хуа злобно проговорил. 

    Как только он вернулся во дворец, культиватор, оставшийся здесь, сразу же доложил ему о письме. 

    Хай Жу Юэ испугалась и снова стала отходить, только Лин У Хуа внезапно схватил ее за шею. 

    — Хочешь нарваться на неприятности, проворачивая дела за спиной небесного дворца Вандун? – Лин У Хуа поднял ее, отрывая от земли. 

    Хай Жу Юэ задрожала и, выпучив глаза, смотрела на него. Ее лицо стало краснеть. 

    На краю гибели она уже закивала головой. 

    Лин У Хуа расслабил руку, и она упала на пол. 

    «Кхе-кхе.» 

    Некоторое время Хай Жу Юэ откашливалась и после того, как восстановила дыхание, снова подняла голову и со страхом посмотрела на Лин У Хуа. 

    Лин У Хуа отбросил подол халата и присев спросил ее: 

    — Письмо.

    Хай Жу Юэ покачала головой: Письмо сожжено. 

    Лин У Хуа пришел в ярость. Он схватил ее за подбородок, а Хай Жу Юэ сразу начала разъяснять: 

    — Оно действительно сожжено. Я как посмотрела его, сожгла сразу. 

    Лин У Хуа: Чье письмо?

    Хай Жу Юэ цокая ответила: Ню Ю Дао. 

    Лин У Хуа удивленно: Ню Ю Дао?

    Хай Жу Юэ ощутила боль, и у нее из глаз потекли слезы. Однако в этот момент ее посетила одна светлая мысль. Она поняла, почему Ню Ю Дао схватил ее сына. Если бы он не похитил его, то сын и мать не смогли бы выжить. Ню Ю Дао теперь вынуждал ее действовать. И теперь в этот раз ей придется все раскрыть дворцу Вандун. 

    Поняв это, она ответила: Письмо прислал Ню Ю Дао. Это он схватил Тян Чэна. 

    Лин У Хуа удивленно сказал: Этот парень зачем схватил твоего сына?

    Хай Жу Юэ: Чтобы угрожать мне. 

    Лин У Хуа холодно улыбаясь ответил: Шутка? Так он будет угрожать? Действительно думает, что с Тян Чэном он сможет получить все, что захочет?

    Хай Жу Юэ понимала его мысли. Если дела коснутся выгоды дворца Вандун, то они не будут смотреть на жизнь Тян Чэна. Она хотела что-то сказать, но в итоге прикусила губы и сказала другое:

    — Тогда господин Мин - ученик дьявольского врача был послан Ню Ю Дао. 

    — … - Лин У Хуа удивился. Он сразу вспомнил то дело: 

    — Это же хорошее дело. Зачем было ему скрывать себя? 

    — Я тоже не знала изначально. Однако потом я узнала, что никакого ученика дьявольского врача не было. А Тян Чэн был вылечен благодаря плоду красного Яна… - Хай Жу Юэ все рассказала. 

    Глаза Лин У Хуа расширились. Он только сейчас понял, в какую беду их втянули. Оказывается, они использовали вещь матушки Сюэ? В глазах матушки Сюэ дворец Вандун - как муравей. Одно слово матушки Сюэ и от дворца Вандун ничего не останется. 

    Он сразу встал и первым делом подумал, что нужно убить Тян Чэна. Если они убьют Тян Чэна, то избавятся от улик. 

    Однако как только он дошел до двери, то вспомнил, что сейчас они не могут уничтожить свидетеля. Ведь неприятель уже схватил Тян Чэна. 

    Хай Жу Юэ повернулась и начала ползать, а Лин У Хуа замерцал. 

    «Бах!» - раздался хлесткий шлепок пощечины. 

    У Хай Жу Юэ изо рта потекла кровь, а в голове помутнело. 

    Лин У Хуа подошел к ней и наклонившись потянул ее за голову Хай Жу Юэ. Он яростно кричал: 

    — Сука! Ты почему раньше не говорила? Почему? Говори! 

    У Хай Жу Юэ по прежнему текла кровь изо рта, но она мрачно рассмеялась: «Сказать? Это же билет на тот свет для нее и сына.» 

    — Говори! – Лин У Хуа в ярости кричал.

    Он все время здесь находился, и тут под его носом случилось такое. Как он теперь передаст об этом учителям? Сейчас уже нельзя скрывать эти новости. 

    Хай Жу Юэ горестно сказала: Он не посмеет все рассказать. Иначе бы он не стал ждать до этого дня. 

    Лин У Хуа яростно ответил: Раз он так поступил, то для чего? Чего он хочет? Что он написал?

    Хай Жу Юэ покачала головой: Он не говорил. 

    — Ты все еще смеешь скрывать что-то от меня? Если он ничего не хочет, то зачем ему делать такое? – Лин У Хуа гневно крикнул. 

    — Он действительно ничего не говорил! – Хай Жу Юэ разъяснила. 

    Она ранее не понимала, что хотел Ню Ю Дао, поэтому и сожгла письмо. Но сейчас ей действительно нечем было доказать свои слова. Однако со стороны Лин У Хуа она сейчас чувствовала опасность. Он сейчас пребывал в ярости, и кто знает - вдруг еще убьет ее в порыве гнева. Поэтому она запрыгнула на него, обхватила и стала целовать его в щеки и шептать на ухо:

    — У Хуа, ты говорил, что я для тебя - небо. Стоит тебе быть со мной, то ничего со мной не случится…

     

    Императорский дворец царства Ци. 

    Министры разошлись после утренней аудиенции. Выйдя из дворца, князь Ин Хао Чжэн сел в карету. 

    Когда он вернулся в свой дворец и вылез с кареты, то увидел знакомый силуэт. В ожерелье и роскошной одеждой его вышла встречать принцесса Шао Лю Эр. Она слегка улыбалась и вежливо приветствовала его: 

    — Князь вернулся!

    Хао Чжэн слегка улыбнулся, поддержал ее за руку, и они направились внутрь. 

    После того, как она вышла за него, неважно - рано утром или поздно вечером, Шао Лю Эр постоянно встречала или провожала его у порога. 

    Когда они зашли в его кабинет, она лично помогла ему сменить одежду. Она спросила нужно ли ему что-либо и потом ушла. 

    Дворцовый евнух Му Цзю, Че Бу Чи, Се Лун Вэй и Гао Цзян Хоу подошли к нему и по взгляду князя Ин посмотрели на нежный удаляющийся силуэт Шао Лю Эр. 

    Хао Чжэн внезапно спросил: Как принцесса относится к принцам?

    Му Цзю наклонился: Пока хорошо. Она заботится о них, как о родных. Только принцы пока не собираются принимать ее. Принцесса сейчас терпит обиды. 

    Хао Чжэн ничего не сказал, развернулся и снова вошел в библиотеку.

    Несколько человек последовали за ним. После того, как Хао Чжэн сел за стол, Гао Цзян Хоу спросил: 

    — Что при дворе?

    Хао Чжэн: Ничего. Только о Южной области царства Янь говорят. 

    Несколько человек переглянулись, и Се Лун Вэй удивленно сказал: 

    — Все похоже Шан Чао Цзун захватил. О чем так еще говорить?

    Хао Чжэн: Вышло кое-что странное. Согласно данным разведчиков в Южной области, секта Небесного нефрита разделила людей Шан Чао Цзуна и похоже хочет взять под контроль самого Шан Чао Цзуна. На 80-90% уверен, что секта Небесного нефрита хочет передать военную власть Фэн Лин Бо. 

    Несколько человек молчали, а Че Бу Чи, подумав немного, ответил: 

    — Секта Небесного нефрита раз так поступает, то это ожидаемо. У них ограниченная сила, и их сил будет недостаточно, чтобы утолить аппетит Шан Чао Цзуна. Поэтому секта Небесного нефрита решает избавиться сразу от следующих последствий. 

    — При дворе тоже так думают. – Хао Чжэн кивнул головой и внезапно усмехнувшись покачал головой:

    — Только если Ню Ю Дао стоит на стороне Шан Чао Цзуна, то скорее всего секте Небесного нефрита не получить желаемого. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 423 – Я слишком стар!

    Глaва 423 – Я cлишком стаp!

    Heсколько человек переглянулись.

    Че Бу Чи нерешительно спросил:

    — Секта Небесного нефрита посмела захватить Южную область. Наверняка они получили поддержку трех больших сект дворца Блаженствия. Это еще не говоря о других сектах. B таком случае Ню Ю Дао сможет противостоять всей секте Небесного нефрита? Он сам немало помогал секте Небесного нефрита, иначе его давно убрали бы уже.

    Хао Чжэн покачал головой:

    — Вы слишком его недооцениваете. Этот человек смотрит далеко вперед и заранее принимает необходимые меры, поэтому секта Небесного нефрита не может так просто избавиться от него. У него в руках находятся вещи, важные для секты, поэтому они вынуждены терпеть его. Но при этом они не позволяют другим узнать об их секрете.

    Несколько людей удивились такой информации.

    Гао Цзянь Хоу спросил: Kакие же важные вещи у него в руках? Eсли никто об этом не знает, то как об этом узнал князь?

    Хао Чжэн махнул рукой: Я просто не могу вам этого рассказать. Некоторые вещи лучше не рассказывать.

    ….

     

    Штаб-квартира главной армии столицы.

    После окончания аудиенции Ху Янь У Хэн не собирался возвращаться домой, а сразу отправился в военный лагерь.

    Ча Ху следовал за ним, и вместе они зашли в палатку главнокомандующего.

    В палатке двое командующих стояли возле карты, делая пометки и обсуждая военные дела.

    Они услышали голос: Главный генерал прибыл!

    Двое командующих сразу же обернулись и резко подскочили к генералу: Генерал!

    Ху Янь У Хэн: Ага.

    Он подошел к карте и стал рассматривать Южную область царства Янь. На карте были отмечены расположения собственных войск и войск противника.

    Он спросил: Все отметили?

    Один из командующих ответил:

    — На основе данных, полученных из Южной области, все военные действия отметили. Даже если есть ошибки, то они незначительны.

    Некоторых интересовала только победа или поражение в войне в Южной области царства Янь, а кто-то преследовал только выгоду. Однако для командования, которые управляли военными действиями, все это было не важно. Их интересовало совсем другое. 600 тысячное войско против 800 тысячного! Им было необходимо обеспечить снабжение, из-за опоздания которого, можно даже получить поражение по всем фронтам!

    При такой боевой обстановке исход войны может быть решен очень быстро. Ху Янь У Хэн верил, что не только он один был напуган. Командования всех царств были удивлены и сейчас внимательно следили за этой войной. Они все сейчас занимались подсчетами и перебирали в уме все доступные сценарии развития военных действий. Они пытались понять, как эта война приняла такой оборот.

    Ху Янь У Хэн пробежался взглядом по карте и спросил: Какое ваше мнение насчет этой войны?

    Один из командующих ответил:

    — Никогда о таком не слышал и никогда не видел подобного ведения боя. У них нет цели стереть с лица земли неприятельские войска. Они направили силы на уменьшение потерь материальных условий жизни народа Южной области. Только полагаясь на это, они смогли совершить большое добро во время этой войны. В этой войне очень высокий уровень связанного боя. С помощью метода блокировки и ограничения они разделили армию противника. Почти 140 000 войск сбились и запутались! Такой бой - отличный образец для обучения. Mы многому научились у них, и это точно не командование Фэн Лин Бо.

    Ху Янь У Хэн снова осмотрел карту и медленно произнес: Значит, это Мэн Шань Мин!

    Двое командующих переглянулись. Они очень долго продумывали ход военных действий своих войск и теперь получили много новых знаний.

    Ху Янь У Хэн дал все необходимые сведения командующим и тотчас же указал им на выход. После этого он еще походил возле карты и просмотрел упорядоченную последнюю информацию развития военных действий. То и дело он поглядывал на положение войск на карте.

    Ча Ху молча стоял около него и тоже смотрел на карту. Однако он мало что понимал в этом, метки на карте были сложны для его понимания, поэтому он смотрел куда-то в сторону.

    Просмотрев все данные, Ху Янь У Хэн гневно встал перед картой и очень долго рассматривал ее. Так он простоял больше 2 часов.

    Один из солдат зашел в палатку, чтобы узнать будет ли Ху Янь У Хэн обедать, но его быстро выгнал Ча Ху.

    — Эх! - Ху Янь У Хэн вдруг тяжело вздохнул.

    Ча Ху подошел к нему и спросил: Что случилось?

    Ху Янь У Хэн показал на карту и снова тяжело вздохнул:

    — Когда начались военные действия, 600-тысячная армия отбросила лишний груз и бескомпромиссно ринулась в бой. Если бы произошла хотя бы маленькая ошибка, то вся армия просто погибла бы. Но тем не менее Мэн Шань Мин все равно рискнул. Затем неприятельские войска мобилизовали все свои войска и просто разбили 800-тысячную армию. Этот Мэн Шань Мин в самом деле мастер своего дела, очень редкий специалист. Он достойный противник! Только жаль, что ему осталось недолго!

    Ча Ху немного не ожидал такого и подумал: «Что значат его слова? Даже если он смертельно ранен, неужели ему уже ничем не помочь? У них столько культиваторов и они не могут излечить его?

    Ху Янь У Хэн: Сегодня на утренней аудиенции мы обсуждали положение в Южной области. По полученным данным из императорского двора, воинов Шан Чао Цзуна уже разделили и теперь их не так уж просто собрать. Секта Небесного нефрита собирается отнять военную власть у Шан Чао Цзуна и затем поддержать Фэн Лин Бо. Шан Чао Цзун возможно уже находится под контролем секты. И Мэн Шань Мин тоже близкий человек семье Шан.

    Ча Ху: Генерал говорит, что секта Небесного нефрита хочет убить Шан Чао Цзуна и Мэн Шань Мина?

    Ху Янь У Хэн: Если бы не он управлял этой битвой, то возможно у него еще был бы шанс. Основная загвоздка в том, что Мэн Шань Мин слишком хорош в войне. Поэтому секта Небесного нефрита боится, что просто не поспеет за ним.

    Ча Ху удивился: Выиграв на войне, он все равно проиграл?

    Ху Янь У Хэн: У них нет совести, у людей вообще нет совести. Испокон веков храбрецы сражались за господ, за страну. И если они не умерли от тяжелой войны, то все равно погибнут от дурного человеческого нрава!  Те люди из императорского двора все верно анализируют. Секта Небесного нефрита ограничена в силах, поэтому они решили поддержать Шан Чао Цзуна и получить от этого свою выгоду. И теперь они собираются лишить военной власти Шан Чао Цзуна. А теперь главный вопрос, каким образом они будут подрезать ему крылья?

          Если Шан Чао Цзун будет послушным и не станет ничего предпринимать, то возможно Пэн Ю Цай примет во внимание то, что он является зятем Фэн Лин Бо, и сохранит ему жизнь. Однако Мэн Шань Мин точно идет на верную смерть. Если они хотят убить Шан Чао Цзуна, значит хотят убить и Мэн Шань Мина. Невозможно, чтобы у Мэн Шань Мина появилась возможность перейти к другим на сторону и отомстить секте Небесного нефрита. На этот раз Мэн Шань Мин от судьбы не уйдет!

    Ча Ху слушал его и качал головой, невольно при этом цокая.

    Ху Янь У Хэн заложил руки за спину и сказал:

    — В докладе написано про случай, географическое преимущество местности и единство людей. Что такое случай?

    Он указал пальцем на строку: Каким образом неопытный и опытный командующий станет вести бой? Он направляет смертоносный удар не на неприятельские войска, а на людей сверху. Шишки наверху не интересуются тобой. Командующий из императорского двора может и не был когда-то обычным воином, который дослужился до этого места. Но Мэн Шань Мин же следовал за Шан Цзянь Бо и упорно сражался за него, не щадя жизни. В итоге он был вынужден влачить жалкое существование после получения увечья. На сей раз он следует за сыном Шан Цзянь Бо – Шан Чао Цзуном, и его мышление стало более хитрым и опасным. Он разве станет полагаться на случай? Я думаю, что нет?

    Услышав эти слова, Ча Ху не смог сдержать эмоций и в его взгляде появилось такое выражение, будто в словах генерал был дополнительный подтекст. Pазве он сам не был командующим императорского двора?

    —Жаль, очень жаль! - Ху Янь У Хэн, пройдясь по палатке туда-сюда, снова посмотрел на карту и покачал головой.

    …….

    Фэн Лин Бо пришел на задний двор после выполнения обязанностей на сегодня.

    Несколько придворных дам у входа на задний двор весело общались с Пэн Ю Лан. Увидев Фэн Лин Бо, она спросила: Закончил с делами?

    Фэн Лин Бо «угукнул» в ответ и спросил: А твой отец?

    — Он ждет тебя.

    Пэн Ю Лан подошла к нему ближе и тихо напомнила:

    —  Самое главное уже решено. Отец завтра собирается уехать, сначала он поедет в областной центр Южной области… Ню Ю Дао сбежал и прибыль от алкоголя сильно упала. Нельзя допустить, чтобы придворным чиновникам трех сект не хватило средств. Нужно навестить с подарками основные богатые дома там.

    Фэн Лин Бо слегка кивнул, а затем быстрым шагом вошел на задний двор. В глубине двора под большим деревом его ждал Пэн Ю Цай.

    Пэн Ю Цай спросил его после приветствия: Никаких проблем не возникло?

     Фэн Лин Бо усмехнулся: Не волнуйся, все идет по плану!

    Пэн Ю Цай кивнул и затем снова спросил: Мэн Шань Мин как?

    Фэн Лин Бо понизил голос:

    — Я только что отправил людей к нему. Под предлогом того, что Мэн Шань Мин - умелый вояка и здесь понадобится его помощь, чтобы закончить несколько недочетов, мы задержим его. Шан Чао Цзун и остальные завтра будут вынуждены поехать вместе с вами. Так мы разделим их!

    Пэн Ю Цай серьезно сказал: Запомни: нельзя оставлять никаких следов и улик.

    Фэн Лин Бо, конечно, знал о последствиях. Если Шан Чао Цзун узнает обо всем, то поднимет шум. Тогда нужно будет подчищать еще больше следов после себя, включая убийство Шан Чао Цзуна. Тогда еще придется объясняться перед дочкой. Некоторые вещи должны остаться в тайне, и секта Небесного нефрита не может допустить, чтобы об убийстве заслуженного командующего узнал кто-то посторонний. В особенности, когда дело касается такого знаменитого и прославленного военного деятеля Мэн Шань Мина. Если этот случай станет известным, то у секты Небесного нефрита будет испорчена репутация. У всех командующих Южной области исчезнет желание сотрудничать с ними, как будет выглядеть тогда секта Небесного нефрита? Ничего хорошего из этого не выйдет.

    — Нельзя оставлять улик. Дело Чжоу Шоу Сяна еще не до конца подчищено. Никто не знает - спрятался ли он где-то или на него напали в пути. - Фэн Лин Бо тихо проговорил.

     

    В спокойном садике одного из неприметных домов около дворца на одном из деревьев пели птицы.

    Во дворе спокойно сидел в инвалидной коляске Мэн Шань Мин. С ним был один из командующих, которых прислал Фэн Лин Бо. Командующий почтительно поприветствовал Мэн Шань Мина, вручил ему запечатанный официальный документ и распрощался.

    Мэн Шань Мин осмотрел документ, затем шепотом обратился к Лу Ану: Фэн Лин Бо нужна моя помощь.

    — Княжна!

    Из входа в садик послышался голос уходившего командующего, который встретил Шан Шу Цин.

    Мэн Шань Мин убрал документ в рукав.

    Шан Шу Цин поприветствовала его и с удивлением спросила: Дядя Мэн, приходил один из людей Фэн Лин Бо?

    Лу Ан хотел было уже ответить, но Мэн Шань Мин оказался быстрее: Ничего важного. Просто кое-что узнали, чтобы убедиться.

    Лу Ан тотчас замолчал, ведь он не знал, почему Мэн Шань Мин не сказал правду. Тем более ему не стоило перечить господину.

    Шан Шу Цин сменила Лу Ана и стала катать коляску Мэн Шань Мина по садику.

     Глядя на голубые бескрайние облака, Мэн Шань Мин умиротворённо спросил: Владыка Дао ничего не присылал?

    — Пока нет! - Шан Шу Цин покачала головой.

    Мэн Шань Мин помолчал немного и вдруг тяжело вздохнул: Княжна, я стал слишком стар. У меня совсем мало времени, чтобы увидеть твою свадьбу!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 424 – Еще неясно, кто победил!

    Глaва 424 – Eщe неяcно, кто победил!

    Kогда другие люди спрашивали Шу Цин о замужестве, ей обычно становилось неловко. Но Мэн Шань Мин - другой человек. Oна знала, что Мэн Шань Мин действительно переживает за нее, поэтому и задает этот вопрос. Он не из тех людей, которые спрашивают так между прочим.

    B ее глазах Мэн Шань Мин действительно был ее старшим поколением. Однако в последнее время Мэн Шань Мин неоднократно задавал ей этот вопрос, поэтому ей пришлось ответить:

    — В этом мире дочь разве может быть себе хозяйкой? Дядя Мэн, вот за кого нужно будет выйти, за того и выйду!

    — Девочка! – Мэн Шань Мин вздыхая сказал, но не стал продолжать.

    Во дворце правителя Бэйчжоу, в павильоне группа чиновников и группа учеников стояли отдельно друг от друга и окружали Шао Пин Бо с двух сторон. Они разговаривали с ним.

    Эти провинциальные чиновники были выдающимися людьми. Шао Пин Бо каждый год тратил много времени, чтобы лично принимать этих чиновников. Он не только лично их принимал, но еще и лично встречал их.

    Каждый из этих людей был умен и каждый превосходно справлялся со своими задачами. Шао Пин Бо тоже щедро одаривал их за труды, ведь они ему облегчали жизнь.

    А другая группа учеников представляла школу *Бегущие волны*. Шао Пин Бо лично создал эту школу и каждый год отбирал подходящих учеников в школу. Учительский состав он также лично отбирал.

    Tогда гора Дачан была недовольна этой затеей, ведь они понимали, как много денег тратит Шао Пин Бо на эту школу. Шао Дэн Юн тоже не понимал сына. Зачем такие изменения? К тому же для учеников уже были свои школы. Для чиновников тоже есть школа. Зачем ему понадобилось создавать свою школу? Еще отцу не нравилось, что Шао Пин Бо забрал в качестве людей - некоторых подопечных Шао Дэн Юна.

    Шао Пин Бо отвечал отцу, что мир меняется. Тем более этот беспокойный мир. И в этом беспокойном мире нужны новые люди с новым мышлением. Будущее Бэйчжоу - это будущее семьи Шао или даже будущее всей поднебесной. И это будущее лежит на этих учениках!

    Через 7-8 лет, пройдя обучение, эти ученики в итоге отправятся в военный отдел, а оставшиеся будут помогать им.

    Пошутив немного с чиновниками, Шао Пин Бо указал на учеников:

    — Это не учение за книгой и не учение в обычных школах. Это реально действующие лица - это самые лучшие для вас ученики. После того, как вы придете в нужное место, то обнаружите, что на самом деле многие вещи не такие, как вы себе представляете. Проблемы, которые вы воображаете и которые появятся перед вами, в реальности вовсе другие.

     В жизни вы встретитесь со многими трудностями, которые вы даже и представить не могли. Трудности, которые в школе вы не встретите. Но я надеюсь, что вы сможете их преодолеть. Вы сможете решить проблемы и выдержать трудности. Когда вы сможете сохранить решительное сердце и храбрость, тогда вы не обманете надежды школы «Бегущие волны»!

    — Cлушаемся! – группа учеников взволнованно ответила.

    — Зачем говорить *Слушаемся!*?  Это бесполезно. Покажите мне ваши способности и выдающиеся результаты! – Шао Пин Бо улыбаясь напомнил им и затем, приглашая рукой чиновников, сказал:

    — Господа, прошу за мной, обедать!

    Все чиновники вежливо последовали за ним.

    Каждый год в это время Шао Пин Бо лично устраивал банкет для них и за обедом спрашивал мнения этих чиновников, и, воспользовавшись случаем, решал некоторые проблемы Бэйчжоу.

    В этот раз он еще хотел разделить отличившихся учеников и отправить их с чиновниками, чтобы те передали опыт ученикам.

    Группа учеников сложила руки и провожала старших. Когда они вышли из павильона, около дверей Шао Пин Бо внезапно остановился. Чиновники остановились тоже.

    У дверей во двор два человека выносили коробку для еды.

    «В это время покушал?» - Шао Пин Бо поднял голову к небу и затем подошел к двум слугам:

    — Глава не обедал?

    Один слуга ответил: Глава все время стоит перед картой. Он даже не завтракал. Только что он снова отправил всю еду обратно.

    «Карту?» - Шао Пин Бо нахмурил брови. Он знал, что новости с Южной области потревожили отца. Он мог понять его, но с едой это уже был перебор.

    Он повернул голову и кивнул Шао Сань Шэну.

    — Господа, прошу следуйте за мной. – Шао Сань Шэн пригласил рукой всех чиновников за ним и повел их на банкет.

    — Вы за мной. – Шао Пин Бо повел двух слуг с едой за собой.

    Когда они зашли внутрь дома, Шао Пин Бо увидел стоящего перед картой Шао Дэн Юна. Он как раз думал над картой и временами расставлял флажки.

    Шао Пин Бо забрал еду у двух слуг и велел им уйти. Он лично поднес коробку для еды и разложил все на столе. Дождавшись, когда Шао Дэн Юн переведет свой взгляд с карты на него, он сказал:

    — Отец, дело не спешит. Сначала поешьте, потом и подумаете.

    Он мог понять чувства генерала. 800 тысяч воинов за несколько дней были разбиты. Когда он услышал это, то сам испугался. А для отца это дело было еще более поразительным.

    А ведь отец ранее был подчиненным Мэн Шань Мина, поэтому конечно Шао Дэн Юн не мог не уделить ему внимания.

    Шао Дэн Юн повернул голову и, глядя на карту и вздыхая, сказал:

    — Полководец Мэн - действительно полководец Мэн! Отличный меч постареть не может. Точно расширил кругозор!

    Шао Пин Бо ответил: В этом ключевом сражении участвовало более миллиона человек. Однако это сражение не навредило Южной области. Южная область, их простой народ не пострадал. В итоге Шан Чао Цзун целиком поглотил Южную область. Мэн Шань Мин сэкономил несколько лет восстановления Южной области для Шан Чао Цзуна. Действительно его репутация не раздута!

    Относительно этой новости Шао Пин Бо был не рад, ведь Шан Чао Цзун был на стороне Ню Ю Дао. И здесь между ними проявляется большая разница.

    Шао Дэн Юн покачал головой:

    — Для Шан Чао Цзуна, похоже, Южная область ничего не принесет. Напротив, у Шан Чао Цзуна и полководца Мэн появились большие проблемы.

    Шао Пин Бо застыл: Как понять?

    Xоть он тоже уделял внимание Южной области, но не так сильно. Сейчас он больше внимания уделял Бэйчжоу.

    Шао Дэн Юн достал указку и начал показывать перемещение войск Шан Чао Цзуна и после того, как он все объяснил, добавил:

    — Войска Шан Чао Цзуна децентрализуют. Это не похоже на маневр Шан Чао Цзуна. Скорее всего это уже действуют секта Небесного нефрита. Они теперь хотят перейдя реку - сжечь мост. Похоже, в секте Небесного нефрита уже нет места Шан Чао Цзуну. Тем более полководцу Мэн.

    Шао Пин Бо как услышал это, то сразу все понял. Он посмотрел немного на карту и окончательно понял замысел секты Небесного нефрита. Он сразу обрадовался про себя, но через некоторое время огорченно покачал головой:

    — Только вряд ли секта Небесного нефрита получит желаемое.

    Шао Дэн Юн удивился. Он знал, на что способен сын, и знал, что слова сына не беспочвенны. Взглянув на сына, он спросил:

    — Почему?

    Шао Пин Бо: Я не знаю других людей, но Ню Ю Дао я знаю. Если только секта Небесного нефрита не схватила Ню Ю Дао, ее желаниям не сбыться. Ню Ю Дао определенно хорошо подготовился, иначе бы он не стал просто так стоять в сторонке. Секта Небесного Нефрита обладает могущественной силой, однако они постоянно действовали на руку Ню Ю Дао. Они все это время организовывали безопасность ему. Секта Небесного нефрита обладает силой и может убивать, но что касается хитрых приемов и интеллектуальных способностей, то в этом они - вовсе не противники Ню Ю Дао. Я уверен, что Ню Ю Дао уже давно ко всему хорошо подготовился.

    Шао Дэн Юн: В таком трудном положении разве один Ню Ю Дао что-то сможет сделать?

    Шао Пин Бо покачал головой:

    — Отец, ты слишком недооцениваешь его. Хоть я не знаю, как Ню Ю Дао может изменить позицию, но секта Небесного нефрита задела его интересы. Ню Ю Дао столько лет помогал Шан Чао Цзуну. И если Шан Чао Цзун теперь утратит силу, то это будет крахом многолетних трудов Ню Ю Дао. Он не может оставаться в стороне.

         Отец, подожди и увидишь. Во-первых, Ню Ю Дао вряд ли попал в руки секты Небесного нефрита. А если он не попал, то значит - уже подготовился. Еще неясно, кто победил… - договорив это, он внезапно посмотрел на карту и словно про себя что-то пробубнил:

    — Раз подготовился, почему позволил всему этому произойти? Почему он не вмешивался? Он не тот человек, который будет спокойно ждать своей смерти… - проговорив это, он внезапно оскалил зубы:

    — Эта дрянь возможно не вмешивался для того, чтобы секта Небесного нефрита помогла захватить Шан Чао Цзуну Южную область! Эти дурни не понимают, что делают все ему на радость? Кхе-кхе….

    ….

    В императорском дворце царства Янь, в задней части одного дворца было тихо. Дворец казался одиноким и пустым.

    Сидящая перед окном Чжоу Цин по-прежнему радовала взгляд своей красотой, только можно было заметить ее опухшие покрасневшие глаза.

    Она давно получила новости о том, что отец проиграл битву. Она понимала, что теперь у семьи Чжоу появились проблемы. Она себя успокаивала только тем, что она еще наложница императора. Только не вовлекут ли ее в неудачу отца?

    Но кто ж знал, что отец, потерпев поражение, наложит на себя руки. Она понимала, что этим поступком отец защитил всю семью Чжоу, включая ее. Она представляла сколько же храбрости было у отца, чтобы пойти на этот шаг!

    Место, где она жила теперь, уже не было таким оживленным, как раньше. Раньше все знали, что ее отец был важной персоной и приближенным императора. Только теперь без такой поддержки все любезные *Сестры* перестали посещать ее. Весь двор опустел…

    В зале предков ясно горела масляная лампа. Таблички династии Шан стояли в ряд и табличка основателя царства У, Шан Суна находилась на самом высоком месте. Эта табличка конечно была самой большой.

    Стоя перед табличками, Шан Цзянь Сун в простой одежде опустился на колено. Его силуэт освещала лампа. Он поднял голову и посмотрел на таблички предков. Ему было стыдно, он постоянно шептал про себя, винил себя и молился. Он совершил проступок, так как потерял большой кусок территории!

    Снаружи зала главный управитель имперского дворца Тян Ю и Га Мяо Шуй прибыли сюда.

    Один евнух зашел внутрь и, присев около императора на колени, доложил:

    — Ваше величество! Главный управитель прибыл. Говорит, что в Южной области произошли изменения. Он просит вас!

     

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 425 – Они еще не достигли критического момента

    Глaва 425 – Oни еще не доcтигли критического момента.

    Pаскаявшийся Шан Цзянь Сюн приподнял брови, а в голове у него промелькнул луч надежды. Он, глядя на таблички предков, поклонился, ударившись о землю, затем встал и вышел наружу.

    — Bаше величество! – ожидавшие его Tян Ю и Га Mяо Шуй вежливо приветствовали императора.

    Шан Цзян Сюн маxнул рукой, чтобы те не проявляли вежливости и, глядя на Тян Ю, спросил:

    — Kакие изменения?

    Тян Ю вежливо ответил:

    — Несколько дней назад мы получили новости, а теперь удостоверились. Шан Чао Цзун похоже находится под контролем и его людей разделяют. Как и говорил Ню Ю Дао, секта Небесного нефрита уже начала действовать. Они хотят смести Шан Чао Цзуна и поддержать Фэн Лин Бо! Это точно.

    Ранее Га Мяо Шуй и Чжоу Цин узнали это от Ню Ю Дао, но не поверили ему. Поэтому они сначала удостоверились в этом и только потом доложили.

    — Xаха! – Шан Цзян Сюн ехидно улыбнулся и, указывая вдаль, начал ругаться:

    — Шан Чао Цзун! Будучи потомков династии Шан, ты нарушил устои предков и в итоге разрушил все ради других людей! Даа. Даже небо не жалует тебя. Все ты…

    После того как император вдоволь наругался на Шан Чао Цзуна, он стал ходить перед залом предков.

    Через некоторое время он остановился перед подчиненными и немного сомневаясь спросил:

    — Ню Ю Дао - этот гад, зачем он нам помогает? Не хочет ли он нас провести?

    Тян Ю: Не мудрено. Дело дошло до этого момента. Ему деваться некуда. Секта Небесного нефрита губит его многолетние труды, и вряд ли теперь она сможет отпустить его. Да и он теперь не упустит момент, чтобы отомстить секте Небесного нефрита.

    Га Мяо Шуй, сложив руки, сказал:

    — Ваше величество, подумайте. Секта Небесного нефрита поддерживает Фэн Лин Бо, а если имперский двор назначит правителем Южной области Шан Чао Цзуна, то Фэн Лин Бо станет нелегальным правителем. Но самое важное то, что личные воины Шан Чао Цзуна, а это около 200 тысяч человек, конечно будут поддерживать его. Эти противоречия будут разжигать обстановку в Южной области. И эти противоречия будут нам на руку. Мы можем тогда и дождаться момента, чтобы начать действовать. Хоть эта мысль пришла к нам от Ню Ю Дао, но нельзя не признать, что это хороший метод. Таким образом, мы не дадим покоя секте Небесного нефрита!

    Под лунным светом у обрыва кружила малая лунная бабочка.

    Под деревом за каменном столом сидели два силуэта друг на против друга. Ню Ю Дао и Сяо Тян Чэн играли в шахматы.

    Поставив одну шашку, Сяо Тян Чэн нарушил тишину:

    — Ты зачем забрал меня, в конце концов?

    Ню Ю Дао улыбнулся:

    — Я говорил, что это неплохо для молодого господина. Постоянно молодой господин проводил время в Цинчжоу, а здесь наконец увидел высокие горы и стремящиеся потоки воды. Свежий ветерок и ласковые лучи луны. Разве это плохо?

    Сяо Тян Чэн: Владыка Дао романтичен. Только похищенному человеку нет интереса до этого. Я тогда рассказал Юань Гану свои помыслы, должно быть Юань Ган уже рассказывал владыке Дао все? – услышав, что здесь люди называют Ню Ю Дао владыкой Дао, он тоже начал его называть так.

    Переместив шашку, Ню Ю Дао ответил: Говорил.

    Сяо Тян Чэн, пристально глядя на него, спросил:

    — Не знаю, что думает владыка Дао?

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: В этом деле я не хозяин.

    Сяо Тян Чэн покачал головой: Владыка Дао обладает большим влиянием на Шан Чао Цзуна. Не мне это говорить.

    — Молодежь, не знает чего хочет. Разве тебе плохо рядом с мамой?

    — Разве молодость - это плохо? Когда владыке Дао еще не было 20 лет, он был задержан под стражу. А в 20 лет он вышел из хижины и помог Шан Чао Цзуну убедить мою маму помочь ему с Циншанем. Владыка Дао убил посла царства Янь и с царства Ци привел 30 тысяч боевых коней. Владыка Дао, будучи молодым, разве может так судить о молодости? Владыка Дао 5 лет находился под домашним арестом, я же более десяти лет нахожусь под контролем. Мы похожи!

    Хоть за Сяо Тян Чэном все время следили в Цинчжоу, но управитель дома Чжу Шун тайно рассказывал ему разные новости.

    Ню Ю Дао с интересом спросил: Ты хочешь поговорить со мной о сотрудничестве?

    Сяо Тян Чэн ответил: Взаимовыгодное дело разве помешает нам?

    Ню Ю Дао легко ответил: О чем ты со мной собрался говорить? Что ты можешь сделать в Цинчжоу? Когда у тебя появится право со мной разговаривать, тогда и поговорим! – в его словах явно можно было услышать презрение. Он специально так сказал, чтобы спровоцировать парня.

    Сяо Тян Чэн сжал кулаки, его лицо покраснело. После этих слов у него больше не было никакого желания играть дальше.

    Когда Сяо Тян Чэн ушел, Ню Ю Дао встал и подошел к обрыву. Он заложил руки за спину и посмотрел на луну и звезды.

    Под дуновением ночного прохладного ветра около него легко спустилась Гуань Фан И. Она сложила руки на груди и сказала:

    — В Южной области ситуация устаканилась. В любой момент они могут начать действовать. Если так тянуть, то возможно с Шан Чао Цзуном и другими что-то случится.

    Ню Ю Дао закрыл глаза, его одежда развевалась на ветру, и он медленно проговорил:

    — Не нужно спешить. Еще подождем. Персик вкусный, когда он созрел! Я уже оставил им способ сохранить себе жизнь. Они еще не достигли критического момента.

    Гуань Фан И: Ты слишком рискованно играешь. А вдруг произойдет что-то непредвиденное?

    — Пока ничего не обнаружилось. Они еще не дождались завершающего момента. Возможно они раскрыли парчовый мешочек. Если секта Небесного нефрита свяжется с небесным дворцом Вандун… Во всяком случае Юань Ган уже все сделал в Цинчжоу. Если что-то действительно пойдет не так, тогда действительно у них судьба такая.

    Гуань Фан И: Они сейчас под строгим контролем секты Небесного нефрита. Что же ты оставил им?

    Ню Ю Дао улыбнулся…

     

     На рассвете Ло Ан толкал инвалидную коляску с Мэн Шань Мином. Они выезжали из двора во двор, который оставил им Фэн Лин Бо.

    Коляска ехала по неровной поверхности и постоянно скрипела, а Мэн Шань Мин смотрел в небо и выглядел спокойным…

    Солнце поднялось высоко в небо, и во дворе появились Шан Чао Цзун и другие. Они готовились с сектой Небесного нефрита возвращаться в областной город Южной области.

    Собравшись, они обнаружили, что одного человека не хватает. А именно Мэн Шань Мина.

    Все люди подождали немного, потом Шан Чао Цзун велел телохранителям проверить двор Мэн Шань Мина.

    Телохранители сходили к нему и быстро вернулись.

    — Князь, полководца Мэна нет. Мы спросили у охранников, и они ответили, что полководец вышел. Он оставил вам письмо. – сказав это, телохранитель поднес письмо.

    Несколько человек переглянулись между собой. Шан Чао Цзун взял письмо в руки, раскрыл его, прочитал и нахмурил брови.

    В письме говорилось, что они больше не могут дожидаться смерти и полагаться на Ню Ю Дао. Мэн Шань Мин отправился искать человека, который выведет их из этой критической ситуации. Он велел им не беспокоиться. Он передавал им, чтобы они уезжали, пока он ищет методы. Он думал, что они будут против, поэтому ушел не прощаясь, оставив письмо. Также Мэн Шань Мин просил не тревожить секту Небесного нефрита.

    Шу Цин и Лан Жо Тин тоже прочли письмо и нахмурились. Глядя на почерк Мэн Шань Мина, все не знали, что сказать.

    Шан Чао Цзун сомневаясь сказал:

    — Кого он будет искать? Снаружи повсюду люди секты Небесного нефрита все охраняют. Дядя Мэн куда собрался?

    Лан Жо Тин сомневаясь ответил:

    — Полководец Мэн - умный человек. Раз он так сказал, значит у него есть свои способы.

    Три человека переглянулись и по-прежнему не знали, как поступить. Если они попросят секту Небесного нефрита помочь найти Мэн Шань Мина, то это напротив только помешает ему.

    Это внезапное дело смутило их.

    Не прошло много времени, как Бай Яо пришел и поторопил их к выходу.

    Им ничего не оставалось делать, как вместе выходить. Столкнувшись с Пэн Ю Цайем у ворот, они выехали из города.

    По дороге Шан Чао Цзун и другие беспокоились за Мэн Шань Мина…

    Стоявший у городских ворот Фэн Лин Бо проводил Пэн Ю Цайя и остальных. Затем подняв голову к небу, он вздохнул облегченно. Похоже, Южная область теперь его.

    — Возвращаемся. – стоявшая рядом Пэн Ю Лан сказала.

    — Ага! – Фэн Лин Бо кивнул и развернувшись поехал с телохранителями обратно.

    Когда они вернулись во дворец, Фэн Лин Бо быстро направился на задний двор. Вдали он увидел в павильоне у воды Мэн Шань Мина в коляске и Ло Ана. Не сбежал.

    Пэн Ю Цай все время ему говорил, что это дело нужно выполнить осторожно. Нельзя, чтобы кто-либо узнал об этом. Тем более когда этот хитрец Ню Ю Дао внезапно исчез. Они теперь тем более должны быть осторожны.

    Исчезновение Ню Ю Дао не давало покоя Пэн Ю Цайю. Ведь этот парень смог с царства Ци привести 30 тысяч боевых коней!

    Фэн Лин Бо с улыбкой на лице быстро подошел к павильону у воды и, сложив руки, проговорил:

    — Полководец Мэн, получить вашу помощь в делах Южной области - большая честь для младшего поколения. Отныне младшее поколение надеется многому у вас поучиться!

    Мэн Шань Мин слегка кивнул: Главный военачальник вежлив. Я предам все силы!

    — Хорошо! – Фэн Лин Бо не стал тянуть и вежливо сказал:

    — Младшее поколение сейчас занято множеством дел. Я уйду, если вам что-то понадобится, то сразу обращайтесь к слугам.

    Мэн Шань Мин спокойно ответил: Главный военачальник, не нужно беспокоиться обо мне. Идите!

    Фэн Лин Бо стал уходить. Перед уходом он остановился и хитро посмотрел на старика в инвалидной коляске.

    — Ло Ан, боишься ли ты смерти? – глядя на рыбок в воде, Мэн Шань Мин спросил.

    Ло Ан криво улыбнулся:

    — Полководец, когда гвардии Иньян и Ули врывались во вражеские отряды, когда бы я боялся смерти?

    Мэн Шань Мин негромко, но четко спросил: Сколько твоим детям?

    Ло Ан: Старшему 12, младшему 7. – говоря это, он почесал затылок и неловко сказал:

    — Полководец, моя жена говорит, что когда старший повзрослеет, то она хотела бы отдать его полководцу на обучение.

    Мэн Шань Мин слегка улыбнулся: Твоя жена не просила тебя, это ты сам так хочешь?

    — Хехе. Все равно. Одно и тоже. – Ло Ан неловко улыбнулся.

    Он действительно хотел, чтобы его дети так учились.

    Мэн Шань Мин повернулся и посмотрел на него. Затем он схватил его руку и похлопал по тыльной стороне руки:

    — Твоя жена говорила, что хочет, чтобы твои дети учились у Жо Тина грамоте. Она говорила, что Жо Тин не отказал. Вот пусть и так будет. Твои дети пусть следуют за князем. Князь будет заботиться о них. Не беспокойся!

    Ло Ан был немного удивлен и огорчен, но хлопанье Мэн Шань Мина словно успокаивало его.

    Повернувшись Мэн Шань Мин прислонился к спине и закрыл глаза. Он слегка стучал руками по подлокотникам коляски и распевал песню, какую обычно напевают старики. А его худощавое тело выглядело поникшим…

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 426 – Второй парчовый мешочек

    Глaва 426 – Второй парчовый мeшочек

    По дороге Пэн Ю Цай, Шан Чао Цзун и другие гнали коней. Tак они добралиcь до одной почтовой, где остановились отдоxнуть немного.

    Ученики секты Небесного нефрита зашли в почтовую, чтобы сначала все проверить.

    Пэн Ю Цай спрыгнул с коня и посмотрел на Шан Чао Цзуна. Он давно заметил, что настроение у Шан Чао Цзуна упало.

    Он слегка улыбнулся и спросил: Kнязь переживает за полководца Mэн? Не беспокойся, он просто остался помочь Фэн Лин Бо. Позже он вернется.

    Пока обстановка в Южной области не утихомирилась, он не смел допускать, чтобы Шан Чао Цзун поднимал шум. Ведь хаос в области им сейчас совсем не нужен был.

    Сказав это, он с несколькими высокопоставленными учениками секты вошел внутрь отдыхать.

    Однако он не знал, что Мэн Шань Мин не передал Шан Чао Цзуну о том, что он остался у Фэн Лин Бо. Он думал, что Шан Чао Цзун знал о местонахождении Мэн Шань Мина.

    Шан Чао Цзун и остальные изумились. Они не сразу все поняли. Но когда до них дошел истинный смысл слов Пэн Ю Цайя, они сразу все поняли.

    С самого начала они беспокоились и знали, что секта Небесного нефрита начала действовать против них. Только они опасались что-либо сейчас предпринимать. Однако узнав, куда Мэн Шань Мин ушел, они поняли, что жизнь Мэн Шань Мина сейчас в большой опасности!

    Шан Чао Цзун хотел сразу же последовать за Пэн Ю Цайем и спросить его, только Лан Жо Тин схватил его за руку и покачал головой. Шан Чао Цзун повернулся, стиснув зубы. Он был в ярости.

    — Князь, вам нельзя поступать необдуманно! – Лан Жо Тин немного скорбно проговорил. Он сам пытался как мог сохранять спокойствие и качал головой Шан Чао Цзуну, чтобы тот не натворил дел.

    Шу Цин прикусила губу и ее глаза покраснели.

    Бай Яо вышел из почтовой и, увидев их выражения лиц, засомневался, однако спокойно сказал:

    — Князь, комнаты готовы. Поешьте, помойтесь, только быстрее. Скоро снова в путь.

    Лан Жо Тин похлопал по плечу Шан Чао Цзуна и улыбаясь сказал:

    — Xорошо!

    Несколько человек зашли в почтовую, и они втроем вошли в комнату.

    Лан Жо Тин оставил телохранителей снаружи.

    Как только дверь закрылась, Шу Цин не сдержалась и начала хныкать. Она закрыла рот, а слезы текли у нее ручьем.

    Они сейчас находились в таком положении, что даже поплакать нормально не могли. Хоть она старалась не подавать звука, но телохранители снаружи слышали ее.

    «Бах!»

    Лан Жо Тин ударил кулаком по ладони. Он тоже скорбел.

    — Князь, княжна, нужно пережить это время. Нам нельзя сейчас поднимать шума. – Лан Жо Тин тихо прошептал и уговаривал брата и сестру успокоиться.

    Шу Цин качала головой и хныкая сказала:

    — Дядя Мэн после войны постоянно говорил, что не любит сражения. A вчера говорил про мою свадьбу. Я должна была понять, что что-то не то. Это моя ошибка. Я должна была понять. Он для нас столько сделал… Я даже его странное поведение не разгадала. Я виновата перед дядей Мэн.

    Лан Жо Тин убеждал ее: Княжна. Сейчас не время.

    Шан Чао Цзун тяжело вздыхая и гневно сказал:

    — Сукины дети! Я спрошу у них, они действительно надумали поднять руку на дядю Мэна? Я перебью их всех!

    — Князь! – Лан Жо Тин схватил обеими руками Шан Чао Цзуна и не отпускал его. Он взволнованно говорил:

    — Нельзя сейчас допускать оплошности!

    — Отпусти! – Шан Чао Цзун гневно крикнул:

    — Они собираются убить дядю Мэна! Неужели ты хочешь, чтобы я спокойно на это смотрел?

    Лан Жо Тин не отпускал его и немного горестно ответил:

    — Князь, я разве не знаю про опасность для жизни полководца Мэн? Только князь, подумайте. Почему полководец Мэн тайно ушел от нас? Он беспокоился за князя! Очевидно они хотят только избавиться от полководца Мэна, а не от князя. Они хотят только подрезать крылья князю. Полководец Мэн знает это, поэтому и тайно ушел от нас. Ради спасения князя!

         Eсли князь поднимет шут, то они уже действительно будут вынуждены убить полководца Мэна! Если им напрямую все сказать, то кто знает, может тогда они здесь устроят могилу и для князя с княжной! Полководец Мэн принес себя в жертву для князя, чтобы выиграть для нас время. Чтобы мы смогли что-то сделать. Чтобы мы смогли исправить ситуацию. Полководец Мэн предоставил нам шанс, разве князь может игнорировать предоставленный шанс полководцем?

    Шан Чао Цзун горестно спросил: Как я могу принять такой шанс?

    Лан Жо Тин с покрасневшими глазами покачал головой:

    — Не примите и что? Кто тогда сможет отомстить за полководца Мэна? Князь хочет, чтобы жертва полководца Мэна была напрасной? Князь хочет, чтобы у полководца Мэна глаза оставались открыты после смерти? – в его глазах тоже можно было увидеть блеск слез. Он сам с трудом говорил все это.

    Кулаки Шан Чао Цзуна задрожали. Он поднял голову кверху и у него потекли слезы.

    Сколько они уже так блуждают, гонимые облаками? Сколько он уже выплакал слез? Сколько выдающихся героев и храбрецов погибли не по своей вине. Сколько правителей втаптывают в землю тела и кости людей! И как долго это будет продолжаться!

    — Нет! С дядей Мэн ничего не случится! – Шу Цин внезапно что-то вспомнила и начала хаотично шарить в своих рукавах, а про себя хаотично бубнить:

    — Есть шанс, определенно есть шанс! С дядей Мэн все будет хорошо. Это, нашла. Это. Здесь определенно есть метод.

    Она достала парчовый мешочек и показала брату с советником.

    Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин вытерли слезы и посмотрели на мешочек. Они увидели парчовый мешочек, перевязанный белой лентой.

    Лан Жо Тин спросил: Княжна, что это?

    Шан Шу Цин, вытирая слезы, сказала:

    — Владыка Дао, владыка Дао изначально дал мне два мешочка. Один с черной лентой он сказал мне передать брату, а с белой сказал мне открыть только тогда, когда мы будем находиться в смертельной опасности. Сейчас можно открыть!

    Лан Жо Тин смотрел на этот мешочек, как на призрачную надежду.

    Шан Чао Цзун отобрал мешочек и раздраженно сказал:

    — Шу Цин, ты что творишь? Такое важное и забыла сказать мне? Почему только сейчас сказала? Глупо, глупо!

    Шу Цин тоже злилась на себя, у нее слезы снова покатились:

    — Брат, я виновата! Я виновата перед дядей Мэн. Только владыка Дао постоянно мне говорил, что это дело связано с Южной областью. Все наши труды этих лет связаны с этим мешком. Если мешочек открыть раньше положенного, то мы можем навредить общему делу! Он настойчиво говорил, чтобы мы открыли его только в крайнем случае! Я не знала, что дядя Мэн тайно уйдет от нас…

    — Ладно! – Лан Жо Тин вмешался в спор брата и сестры:

    — Князь, у владыки Дао была на то причина. Его можно понять. Нельзя винить его. Княжна тоже все сделала верно. Только сейчас обстановка с полководцем нас вынуждает открыть мешочек. Князь, дело не терпит. Можем не успеть. Давайте быстрее откроем его.

    Шан Чао Цзун открыл мешочек и достал оттуда два свертка.

    Он открыл письмо, а Лан Жо Тин с Шу Цин, забыв о нормах поведения, тоже подошли и протянули свои головы, чтобы посмотреть что там написал владыка Дао.

    На главной странице было написано: Если столкнетесь с критическим случаем, отдайте сопроводительное письмо секте Небесного Нефрита! Тогда сможете пережить опасность!*

    Только это? Все переглянулись.

    Затем Шан Чао Цзун открыл сопроводительное письмо и там было написано:

    — Докладываю! 300 тысяч человек Цинчжоу нападают на Южную область! Ню Ю Дао!*

    И все. Три человека переглянулись.

    Шан Чао Цзун с сомнением сказал:

    — Только это? Как-то неубедительно. Секта Небесного нефрита - не дураки. Неважно дворец Вандун или Цинчжоу – они не будут выводить против нас войска. Это же будет на руку царству Янь и царству Чжао. Хай У Цзи может воспользоваться случаем и сразу же напасть на Цинчжоу? Как Цинчжоу может нападать на Южную область? Это… в это секта Небесного нефрита поверит ли?

    Лан Жо Тин тоже так думал. Полагаясь только на это, максимум можно будет только оттянуть время, но потом все равно все станет ясно. Такими действиями они только разгневают секту Небесного нефрита и поставят себя в невыгодное положение.

    Сейчас секте Небесного нефрита нужно стабилизировать положение в Южной области и ей точно не нужны лишние проблемы. По крайней мере, пока они полностью все не возьмут под свой контроль.

    Шу Цин тоже сомневалась в этом методе. Однако она сказала:

    — Владыка Дао раз так решил, то на это значит есть повод. Есть причина. Сделаем, как он сказал?

    Лан Жо Тин нерешительно ответил:

    — Я конечно верю в способности владыки Дао, ведь мы уже сколько раз удостоверились в нем. Только… если даже мы не верим в это. Разве секта Небесного нефрита поверит!

    Глаза Шу Цин заблестели, и она твердо сказала:

    — Брат, господин Лан, я столько лет пробыла с владыкой Дао, и я знаю какой он человек. Я верю ему. К тому же если не этот, то у нас есть другой метод спасти дядю Мэн? Попробуем. Мы не можем спокойно смотреть, как дядю Мэн отправляют на смерть! Брат, господин Лан, последуем указаниям владыки Дао!

    Когда она упомянула про спасение Мэн Шань Мина, Шан Чао Цзун сразу принял решение:

    — Хорошо!

    — Ах! – Лан Жо Тин понимал, что больше говорить не имеет смысла и вздыхая сказал:

    — Этот владыка Дао! Его методы настолько глубоки и высоки, что простому человеку не понять. Постоянно заставляет других нервничать.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 427 – Действительно похоже на почерк Ню Ю Дао.

    Глава 427 – Дeйcтвительно поxоже на почеpк Ню Ю Дао.

    Oни только приняли решение, как снаружи постучались. Лан Жо Tин открыл дверь.

    Снаружи стоял Бай Яо и спокойно сказал:

    — Господин Лан, пора выходить. – он посмотрел на лицо Лан Жо Тина и понял, что тот еще не мылся.

    — Xорошо! – Лан Жо Тин слегка улыбнулся.

    Бай Яо сделал шаг вперед и заметил, что Шан Чао Цзун и Шу Цин тоже еще не купались. Но он ничего не сказал. Бай Яо понимал, что сейчас огромное давление оказывают на этих троих человек.

    Лан Жо Тин подмигнул телохранителям и снова закрыл дверь. Они стали совещаться и после того, как вытерлись мокрым полотенцем, вышли наружу.

    Когда они вышли, вышел и Пэн Ю Цай с остальными.

    Только Шан Чао Цзун встал, преграждая ему путь.

    Пэн Ю Цай остановился и остальные старейшины тоже. Хоть они смотрели на князя спокойно, но в их взглядах можно было увидеть пренебрежение.

    Пэн Ю Цай слегка улыбнулся: У князя есть дело?

    Шан Чао Цзун, ничего не сказав, просто передал ему письмо.

    Пэн Ю Цай нахмурил брови и не понимал, что происходит. Он медленно протянул руку, но смотрел на Шан Чао Цзуна. И после этого он медленно посмотрел на письмо.

    Содержание письма было очень простым и ясным. Однако больше всего в его голове впечаталась подпись *НЮ Ю ДАО*. Это имя с тех пор, как пропал Ню Ю Дао, оказывало на него сильное давление.

    Эта подпись просто натянула его сердечные струны.

    Пэн Ю Цай с каменным лицом посмотрел на Шан Чао Цзуна и спросил:

    — Князь, что это значит?

    Шан Чао Цзун: Я тоже только что увидел его. – он по сути говорил правду.

    Пэн Ю Цай посмотрел на почерк и заметил, что письмо написали давно.

    — Откуда оно?

    Шан Чао Цзун: Не знаю. Mы на столе нашего номера нашли.

    Пэн Ю Цай посмотрел по сторонам и ничего подозрительного не заметил. Он отдал письмо Чэн Тян Сю, однако перед этим многозначительно посмотрел на него.

    Чэн Тян Сю посмотрел содержимое письма, нахмурился и передал другим старейшинам. А сам развернулся и ушел.

    Пэн Ю Цай увел взгляд от Шан Чао Цзуна и, ничего не сказав, вошел обратно на почтовую с остальными старейшинами.

    Пэн Ю Цайя сейчас рассматривал только два варианта: либо Шан Чао Цзун подделал письмо, либо Шан Чао Цзун говорил правду.

    Eсли последний вариант, и это письмо действительно прислал Ню  Ю Дао, то проблема у них действительно большая.

    При строгом контроле секты Небесного нефрита Ню Ю Дао в итоге смог доставить письмо. К тому же он его доставил в точное время и в точное место. Даже определил комнату Шан Чао Цзуна. Это большая проблема для секты Небесного нефрита!

    Очень скоро ученики секты забегали и стали хватать под контроль сотрудников почтовой.

    Сотрудники почтовой вовсе не понимали, что происходит.

    Шан Чао Цзун с Лан Жо Тином переглянулись. Они понимали, что происходит.

    Это уже придумал Лан Жо Тин, чтобы оказать дополнительное давление на секту Небесного нефрита.

    Лан Жо Тин понимал, что если сказать, что это был другой человек, то секта Небесного нефрита не поверит им. Но Ню Ю Дао действительно способен на многое. И то, что он пережил события царства Ци и привел столько боевых коней, доказывало его способности…

    B одной комнате Пэн Ю Цай стоял перед раскрытым окном и смотрел вперед. Никто не знал, о чем он сейчас думал.

    Несколько старейшин по очереди смотрели письмо. Неважно было оно подлинным или подделкой, но от этого письма у всех сменилось настроение. Если Цинчжоу начнет наступать на Южную область, тогда секта Небесного нефрита окажется на краю пропасти.

    Оказавшись в таком бедственном положении, только захватив Южную область и не сумев сохранить его, секта Небесного нефрита потеряет ценность в глазах трех могущественных сект. И три могущественные секты просто уничтожат секту Небесного нефрита. А эти последствия секта Небесного нефрита не выдержит!

    — Брат Фэн, посмотри еще раз письмо. – стоящий у окна Пэн Ю Цай сказал через спину Фэн Энь Тайю.

    Получив в руки письмо, Фэн Энь Тай не выдержал и ответил:

    — Глава, ты же не можешь сомневаться во мне. Я не стал бы связываться с Ню Ю Дао, хоть мы и стали названными братьями. Я не буду стоять на чужой стороне…

    — Не беспокойся. – Пэн Ю Цай перебил его и указал на письмо:

    — Я знаю какой ты. Ты не пойдешь против секты и учителей. Я хочу, чтобы ты удостоверился, что это письмо действительно написал Ню Ю Дао.

    «Оказывается вот оно что!» - Фэн Энь Тай понял. Он успокоился и посмотрел на письмо.  Затем сомневаясь ответил:

    — Почерк Ню Ю Дао я видел. У него есть свои особенности, и этот почерк похож на него. Но я не гарантирую, что этот почерк не подделали.

    Он знал, что ситуация серьезная. Если Ню Ю Дао действительно легко обходит меры предосторожности секты Небесного нефрита, то это большая проблема для них.

    Пэн Ю Цай посмотрел на всех старейшин: Что вы думаете?

    Кто-то сказал: Глава, ты же не считаешь, что это серьезно? Цинчжоу разве будет атаковать Южную область? Если дворец Вандун нападет на нас, то им также будет плохо!

    Другой человек ответил:

    — Верно. Мы взяли Южную область. И для Цинчжоу сильный союзник намного лучше. Зачем им идти против своей выгоды? Это не может случиться.

    Все стали шептаться и высказывать свои мнения. Только один Фэн Энь Тай стоял в стороне молча.

    Он давно знаком с Ню Ю Дао, и он сам видел на что способен Ню Ю Дао. И если это письмо действительно прислал Ню Ю Дао, то значит все возможно.

    Пэн Ю Цай смотрел на реакцию старейшин и понимал их тревогу. Ню Ю Дао был его головной болью. Он догадывался, что Ню Ю Дао что-нибудь выбросит, но не знал когда. Но самое главное для них то, что нельзя недооценивать этого ублюдка.

    Раньше он и подумать не мог, что муха, которую он мог давно убить, в итоге теперь окажет на секту Небесного нефрита огромное давление.

    Кто-то ответил: Господа, не нужно сомневаться. Если 300 тысяч воинов собралось, то значит в Цинчжоу начались действия. Нужно выяснить в Цинчжоу - правда это или нет. А так разговаривать без толку - это потеря времени.

    — Ага! – множество людей согласились.

    Пэн Ю Цай ответил: Хорошо! Так и решим. Сейчас же отправьте человека в Цинчжоу и узнайте все.

    Он указал на одного старейшину, и тот, сложив руки, ушел.

    Пэн Ю Цай также сказал:

    — Не будем спешить. Пока останемся в этой почтовой станции. Сначала узнаем обстановку, а потом будем решать. Еще… Доложите Фэн Лин Бо, чтобы он не действовал наспех. Пусть оставит пока Мэн Шань Мина.

    Несколько человек молчали. Они понимали, что он хотел сказать. Если Цинчжоу действительно начнет нападать, то им сразу же нужно будет вызвать Фэн Лин Бо для подготовки к обороне. Также им и понадобится Мэн Шань Мин, потому что Фэн Лин Бо скорее всего не выдержит давления.

    Пока можно не трогать полководца Мэн. Если Цинчжоу действительно нападут, то Мэн Шань Мин окажет им сильную поддержку. Но если они утратят Южную область, то тогда три секты просто истребят их.

    А сейчас можно не трогать Мэн Шань Мина. Если со стороны Цинчжоу ничего не будет, то они еще успеют убить его. Но если сейчас убьют, то распри среди несколько сотен тысяч воинов им на пользу не пойдут.

    Определившись со всем, они решили подождать…

    — Князь, глава издал приказ пока не выходить в путь. Пока останемся в этой почтовой. – Бай Яо вышел из главного зала и доложил Шан Чао Цзуну. Что касается причины задержки он ничего не сказал.

    Шан Чао Цзун и остальные переглянулись между собой. Они понимали, что письмо подействовало и оказало давление на секту. Но они до сих пор не успокаивались. Ведь возможно это письмо только временно подействует. И спросить они не могут секту. Ведь если они спросят, то раскроют себя. И сейчас секта Небесного нефрита крепко держит их под контролем…

    …..

    В доме Фэн Лин Бо сидел с тайным письмом в руках. Он нахмурил брови и молчал.

    Утром он только проводил Пэн Ю Цайя и других, как в полдень получил письмо, в котором говорилось не трогать Мэн Шань Мина. Это что такое?

    Это как понять? Он не понимал, что произошло.

    Он повернулся и посмотрел на Пэн Ю Лан:

    — Ю Лан, что отец задумал? Не собрался ли он снова поддержать Шан Чао Цзуна?

    Пэн Ю Лан: Как это возможно? Шан Чао Цзун слишком амбициозен. И его интересы не совпадают с интересами секты Небесного нефрита.

    Фэн Лин Бо, махая письмом, спросил: Тогда почему они внезапно изменили решение?

    Пэн Ю Лан: Я откуда знаю.

    Фэн Лин Бо встал и притянул ее за рукав:

    — Ю Лан, ты можешь сама спросить отца, что он задумал? А то я не могу успокоиться.

    Пэн Ю Лан кивнула.

    А в это время снаружи раздались звуки странного движения.

    Пэн Ю Лан наклонила голову и посмотрела в сторону дверей, затем промелькнула и оказалась во дворе. Она с другими учениками посмотрели на небо и увидели, как огромная птица кружила высоко в небе.

    Фэн Лин Бо тоже вышел и посмотрел вверх…

    На заднем дворе Ло Ан поднял голову, как и Мэн Шань Мин. Они смотрели вверх и увидели на огромной птице трех человек.

    Вокруг на мансарде домов стояли ученики секты Небесного нефрита.

    Большая птица кружила в небе и в итоге  стала пикировать вниз. Она спускалась…

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 428 – Серия инцидентов

    Глaва 428 – Серия инцидентoв

    Ло Aн поcмотрел на огромную птицу и сказал:

    — Полководец, похоже это правительственные люди.

    Хоть он плохо видел людей на птице, но он разглядел красно-багряную подкладку на накидке одного из людей.

    Раньше Ло Ан тоже проводил время около Hин Вана Шан Цзянь Бо и повидал немало правительственных чиновников.

    Mэн Шань Мин был уже стариком, поэтому своим зрением не мог видеть так ясно, как Ло Ан. Oн не знал, зачем правительственный чиновник появился в это время…

    Огромная птица нашла свободное место и опустилась там, а ученики секты Небесного нефрита сразу спустились с нее.

    Га Мяо Шуй в накидке с красно-багряной подкладкой тоже спустился и пошел вперед, не обращая внимания на хищно смотрящих на него учеников секты Небесного нефрита. Eго телохранители тоже шли по бокам от него.

    Tак под конвоем учеников секты Небесного нефрита они направились внутрь дворца правителя.

    Фэн Лин Бо уже получил новости о гостях, но так и стоял во дворе и не стал встречать их.

    Он удивился, почему Га Мяо Шуй прибыл в это время? Даже имперский двор сейчас бессилен на этой территории. Зачем он прибыл сюда? Смерти ищет?

    Однако как бы там ни было, Южная область по-прежнему является территорией царства Янь, а он тоже считается правительственным чиновником. Поэтому раз прибыл человек с дворца, то он должен увидеться с ним. Да ему тоже было интересно, зачем Га Мяо Шуй прибыл.

    Снаружи раздался топот, и Га Мяо Шуй с головным убором дворцового служителя гордо и величественно зашел.

    Он не боялся, что здесь его будет поджидать опасность. Если здесь открыто не начнут действовать против всего царства Янь, то его не посмеют здесь тронуть.

    Ранее когда они передавали 5 графств, здешняя сторона учтиво вела с ними переговоры. Значит они опасались и не смели открыто идти против всего царства.

    Хозяин и гость стали друг напротив друга и некоторое время рассматривали друг друга.

    Фэн Линь Бо постепенно надел улыбку на лицо и, сложив руки, сказал:

    — Правительственный чиновник прибыл издалека. Не знал об этом и не смог встретить. Прошу прощения!

    Га Мяо Шуй не стал много говорить, а дернув рукой, показал желтый сверток, содержащий волю государя:

    — Его величество издал указ простому князю Шан Чао Цзуну!

    Фэн Лин Бо застыл, но улыбаясь ответил:

    — Простой князь выехал на осмотр войск. Он пока не может получить указ!

    Однако Га Мяо Шуй не придавал этому значения. Он уже знал, что Шан Чао Цзун находится под контролем секты Небесного нефрита. Поэтому ему нужно было только огласить указ.

    — Kто здесь главный?

    Фэн Лин Бо улыбаясь ответил: Пока я здесь главный.

    Га Мяо Шуй: Раз простого князя здесь нет, тогда попрошу правителя Фэн передать ему.

    Фэн Лин Бо удивленно спросил: Разве так подобает?

    Га Мяо Шуй не обращал внимание на него и, раскрыв перед всеми указ, зачитал волю императора…

    Дочитав указ, он повернул голову и вышел.

    Фэн Лин Бо побледнел, как смерть. Он сейчас хотел бы убить уходящего Га Мяо Шуйя, поэтому даже не мог сопроводительные слова сказать.

    — Лин Бо, это что такое? – Пэн Ю Лан спросила.

    — Что может еще быть? Эти мрази решили посеять между нами вражду и противоречия! Люди с дворца только это и умеют. Царство Янь падет под таким управлением! – Фэн Лин Бо злобно улыбнувшись проговорил.

    «Бах!» - он бросил указ на землю и стал его топтать.

    Никто не придает уважения этому указу, поэтому он так и обходился с ним. Он только что получил фрукт, а из-за этого указа ему нужно будет отдать этот фрукт? Шутка?

    Однако в глубине души он ясно понимал, что когда этот указ дойдет до ушей 200-тысячного войска Шан Чао Цзуна, тогда власти ему не видать. Ведь для людей Шан Чао Цзуна что это будет значить? Даже люди, которые только и думают о своей пользе, поймут, что беспорядок из-за этого указа к хорошему не приведет. И тогда ему тоже несдобровать…

     

    …..

    На берегу у стремительно текущей реки Гуань Фан И свободно ходила по воде своими нефритовыми ножками. Она была прекрасна и обольстительна.

    Ню Ю Дао ходил над берегом и поднимал камешки крупной гальки. Гуань Фан И временами смотрела на него и понимала, что этот парень снова о чем-то думает.

    Однако она понимала, что дела Южной области затрагивают пользу и выгоду многих людей. Включая людей парка Фуфан. Если все получится, то люди парка Фуфан смогут также уверено обосноваться на том месте. А этот парень хоть и выглядит спокойным, но внутри может также сильно переживать. Поэтому Гуань Фан И не беспокоила Ню Ю Дао.

    С горного обрыва спустился Гун Сунь Бу и приземлился около Ню Ю Дао:

    — Владыка Дао, из столицы пришли новости. Говорят, что имперский двор присваивает князю должность правителя Южной области.

    — Хорошо, имперский двор начал действовать. – Ню Ю Дао слегка улыбнулся.

    Он раньше беспокоился - станет ли имперский двор действовать. Ведь он - Ню Ю Дао стоит на стороне Шан Чао Цзуна. Он, можно сказать, все это время ждал этих новостей.

    Облегченно вздохнув, он повернул голову и бросил камень перед Гуань Фан И так, что брызги воды долетели до ее лица.

    Гуань Фан И сразу же недовольно крикнула: Смерти ищешь?

    Ню Ю Дао: Передай восьмому в Цинчжоу, чтобы Цинчжоу начал собирать людей в наступление на Южную область.

    Почтовая станция. Один царь птиц спускался с неба.

    Из столицы царства Янь пришло письмо, которое очень скоро попало в руки высшего слоя секты Небесного нефрита.

    Все собрались в комнате и озадаченно смотрели на это письмо.

    Царство Янь внезапно стало распространять слухи, что Южную область передают под управление Шан Чао Цзуна. И имперский дом эти слухи не опровергает.

    Это показывает, что Южная область по-прежнему не хозяйка себе.

    В этот момент еще один царь птиц спустился и принес одно секретное письмо.

    Это уже было письмо от Фэн Лин Бо.

    Посмотрев письмо, Пэн Ю Цай заметил, что снаружи уже наступил закат.

    Группа людей стала обсуждать первое письмо, а Фэн Лин Бо подтвердил слухи первого письма. Действительно, Шан Чао Цзуна официально назначают правителем Южной области!

    — Имперский двор! Хотят посеять хаос в Южной области и воспользоваться слабостью для вторжения!

    — Столица намерено распространяет слухи. Должно быть они хотят, чтобы эти слухи дошли до людей Шан Чао Цзуна. Уши 200 тысяч воинов сложно закрыть. Глава, нельзя долго тянуть. Нужно действовать! Иначе 200 тысяч воинов поднимут хаос!

    — Действовать? Как? Убить 200 тысяч солдат? Это не выкопать 200 тысяч кустов капусты. Ты думаешь их можно полностью убить? Даже если и убьем, все равно поднимем шум.

    — Тогда надо убить Шан Чао Цзуна! Если его не будет, то пусть они черта ищут, чтобы присвоить ему титул!

    — Убить его? А если Цинчжоу начнет атаковать? Что тогда делать?

    — Это невозможно. Цинчжоу не станет атаковать.

    Старейшины секты Небесного нефрита стали обсуждать между собой варианты решения проблемы, и в итоге кто-то обратился к Пэн Ю Цайю:

    — Глава, нужно решить этот вопрос.

    Пэн Ю Цай медленно повернулся и, глядя на Чэн Тян Сю, спросил:

    — Проверяли людей? Есть проблемы?

    Чэн Тян Сю: Пока допрашиваем. Ничего пока не нашли. Глава, это мы проверим. Может сначала разобраться со слухами столицы.

    Пэн Ю Цай начал ходить туда-сюда: Два дела в одно время появились.

    Чэн Тян Сю: Глава сомневается, что слухи в столице - это дело рук Ню Ю Дао?

    Пэн Ю Цай молчал. Он посмотрел вниз и действительно подозревал Ню Ю Дао в этом деле. Ведь этот тип всегда готовится ко всему. Как тут не подумаешь о нем?

    Он сейчас думал, почему Ню Ю Дао все время ничего не предпринимал и потом внезапно исчез. А теперь у них появилось столько проблем. Совпадение ли это?

    Чэн Тян Сю добавил: Разве он мог повлиять на решение имперского дома?

    — Цинчжоу, сначала нужно разобраться с Цинчжоу! – Пэн Ю Цай внезапно поднял голову и сказал.

    Чэн Тян Сю ему напомнил, что Ню Ю Дао мог повлиять на решение имперского дома. Но его сейчас больше беспокоило - мог ли Ню Ю Дао повлиять на решение Цинчжоу…

    На второй день один царь птиц спустился с неба. Пришли новости с Цинчжоу. Случилось то, чего боялся Пэн Ю Цай. В Цинчжоу начались странные действия. Тайно в Цинчжоу начали собираться войска.

    — Это что такое?

    — Неужели Цинчжоу действительно собрался нападать на Южную область?

    Прочитав сообщение, люди секты Небесного нефрита не понимали, что происходит, и все стали снова шуметь.

    Стоявший с почерневшим лицом Пэн Ю Цай внезапно грозно проговорил:

    — Сейчас же свяжитесь с Небесным дворцом Вандун!

    Письмо отправили, но от дворца Вандун не приходило ответа. После этого они еще несколько раз отправляли царь-птиц, но ответа так и не получили.

    Зато с Цинчжоу они снова получили новости. Теперь Цинчжоу ускоренно начал собирать войска и даже не скрывал этого. Войска стягивали к границе Южной области. Непонятно было, для чего они это делали…

    Более десяти всадников выехали из почтовой.

    — Куда поехал Пэн Ю Цай? - стоявший у окна Лан Жо Тин удивился.

    Шан Чао Цзун тоже заметил, что Пэн Ю Цай, возглавив своих людей, направился в Цинчжоу к дворцу Вандун.

    Пэн Ю Цай хотел лично спросить дворец Вандун о том, что происходит. Он хотел окончательно понять, почему дворец Вандун так поступает. Зачем они толкают секту Небесного нефрита к обрыву.

    «Дух, дух, дух!» - снаружи раздался стук.

    Дверь открылась и вошел Бай Яо:

    — Князь, собирайтесь. Мы выезжаем.

    Все удивились, а Лан Жо Тин спросил: Куда?

    Бай Яо: Обратно в город!

    «Возвращаемся к Фэн Лин Бо?» - три человека удивленно переглянулись.

    Лан Жо Тин снова спросил:

    — Зачем?

    Бай Яо: Не знаю! Не медлите. – он много не говорил и ушел.

    У него не было права находиться на совещании, поэтому он не знал, что именно сейчас происходило в секте. А секта сейчас готовилась ко всему. С одной стороны Пэн Ю Цай повел людей к дворцу Вандун, с другой стороны они начали готовиться к ответным мерам на случай нападения Цинчжоу. Им нужно было обеспечить себе безопасность!

    Хоть он толком ничего не знал, но по лицам старейшин понял, что произошло что-то важное.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 429     Гости небесного дворца Вандун (1030 лайков) след доп бесплатную главу откроем через 5 лайков

    Глaва 429 – Гocти небесного дворца Вандун

    Бай Яо ушел, а три человека стали переглядываться между собой. Пэн Ю Цай наспеx уехал, а они возвращаются обратно. Должно быть на это есть своя причина.

    Шан Чао Цзун спросил: Может это так письмо владыки Дао повлияло?

    «Не знаю!» - все про себя ответили.

    — Cобираемся, нужно уходить! – Шан Чао Цзун сомневаясь проговорил.

    Куда велит им секта Небесного нефрита следовать, туда они и поедут. Oни сейчас сами себе не были хозяевами.

    Когда они подготовились и вышли наружу, то заметили, что ученики секты Небесного нефрита уже собрались.

    Фэн Ру Нан тоже вышла. Куда Шан Чао Цзун шел, туда и она следовала. Xоть она была возмущена поступком секты Небесного нефрита, но ей также было сложно появляться перед Шан Чао Цзуном. Для всех она стала чужой, и от этого ей было тяжело на душе. Поэтому все время она в основном одна просиживала в комнате.

    Она была не глупой и конечно понимала, что дед с родителями строят козни против ее мужа. И что ей теперь делать? Поссориться с родителями?

    Она медленно подошла к Шан Чао Цзуну. Лан Жо Tин сложил руки и по-прежнему почтенно приветствовал ее, а Шан Чао Цзун только одарил ее холодным взглядом, словно никого не видел перед собой.

    Фэн Ру Нан от этого стало неловко. Хорошо, что Шу Цин тут же подошла, схватила ее за руки и мягко приветствовала:

    — Невестка!

    — Угу! – Фэн Ру Нан насильно улыбнулась.

    Она тоже поняла, что три человека заметили серьезность учеников секты Небесного нефрита. Обстановка была сложной и непонятной.

    Секта Небесного нефрита скрывала все новости от трех людей. Три человека не знали, что император присвоил Шан Чао Цзуну титул правителя Южной области.

    Когда все собрались, Чэн Тян Сю велел всем седлать коней и группа по дороге отправилась обратно…

    Полночь. У стен города Чанпин горели огни. Ворота открылись, и Шан Чао Цзун с остальными въехал в город, нарушая ночную тишину. Тут же немало простых людей зажгли у себя огни в домах.

    Их отвели снова в их двор, где держали под домашним арестом.

    Ночь была бессонной. Немало людей не могли уснуть. Шан Чао Цзун и остальные тоже не могли уснуть. Все размышляли над нынешней обстановкой.

    Шан Чао Цзун вышел во двор и под луной стал гулять во дворе.

    Фэн Ру Нан вышла из комнаты и, держа накидку в руках, подошла к мужу. Она набросила ее ему на плечи.

    Шан Чао Цзун повернул голову, посмотрел на нее и, сорвав накидку, швырнул обратно в руки Фэн Ру Нан:

    — Не смею затруднять вас. Не нужно!

    — Брат! – Шу Цин быстро подошла и пристально посмотрела на брата. В ее тоне можно было услышать укор.

    Фэн Ру Нан, прикусив губы, взяла накидку и пошла обратно.

    Стоящий под карнизом Лан Жо Тин стоял и молча наблюдал за этим.

    — Ведь это не связано с невесткой. Что она могла сделать? - Шу Цин порицала брата.

    Шан Чао Цзун: С самого начала она предлагала мне помощь? Не нужно помогать, можно просто поддержать словом. Она воспринимает меня за мужа? Мы вообще ей семья?

    Хоть брат говорил злобно, но двумя словами сейчас не обойдешься. Поэтому Шу Цин не стала спорить с ним, а направилась к Фэн Ру Нан в комнату.

    Когда она вошла внутрь, то увидела, как Фэн Ру Нан стояла и смотрела на свет лампы. Она безмолвно плакала, слезы текли у нее из глаз.

    Шу Цин закрыла дверь, подошла к Фэн Ру Нан, взяла ее за руки и ласково сказала:

    — Невестка, не плачь. Брат сгоряча так сказал. Не принимай его слова близко к сердцу. Не нужно плакать. Все пройдет. – она помогала вытирать ей слезы.

    Фэн Ру Нан еще сильнее заплакала и обняла Шу Цин. Она действительно сейчас изливала душевную боль и не могла сдержать слез.

    — Невестка, все хорошо. Действительно все хорошо. – Шу Цин успокаивала ее и тоже начала плакать за компанию.

    Слезы Фэн Ру Нан тоже вызвали и у ней чувства. Когда бы она видела, чтобы эта храбрая женщина, которая врывается во вражеские войска с мечом в руках, плакала?

    Когда рассвело, один телохранитель быстро прибежал и сообщил Шан Чао Цзуну:

    — Князь, полководец Мэн прибыл.

    — Где? - Шан Чао Цзун радостно спросил и услышал звук колес инвалидной коляски.

    Он повернул голову и увидел, как Ло Aн толкал коляску Мэн Шань Мина.

    Шан Чао Цзун сразу же рванул к нему. Лан Жо Тин тоже мигом стал спускаться с лестницы. Они радостно приветствовали его.

    — Полководец Мэн, все в порядке?

    — Дядя Мэн!

    Услышав их, выбежала и Шу Цин. Она радостно подбежала и кричала: Дядя Мэн!

    Мэн Шань Мин махнул рукой, показывая Ло Ану, чтобы тот ушел. Ло Ан оставил коляску у дверей двора и ушел.

    — Полководец Мэн, раз знали что к чему, зачем тайно ушли? Зачем вы так оставили нас? – Шан Чао Цзун скорбно спросил.

    — Не будем об этом. – Мэн Шань Мин перебил его.

    Сейчас бессмысленно говорить об этом. Поняли и ладно, нет необходимости спорить. Он сейчас беспокоился о другом:

    — Князь, вы зачем снова вернулись? – затем он посмотрел на Лан Жо Тина:

    — Луо Шао Фу всю жизнь блистал своей мудростью, но почему он воспитал такого бестолкового ученика? Почему ты не остановил князя?

    Он принес себя в жертву, надеясь, что они смогут выровнять положение. А теперь они вернулись. Он и радовался и гневался, что чуть не ругал Шан Чао Цзуна.

    — Дядя Мэн, вы не так все поняли. Это не связано с господином Лан. Мы и сами не знаем, что происходит. Возможно это связанно с владыкой Дао… - Шан Чао Цзун все рассказал ему.

    Узнав новости о Ню Ю Дао, Мэн Шань Мин, прищурив глаза, посмотрел на Шу Цин. Он не думал, что Шу Цин будет так слепо слушаться Ню Ю Дао. Он кое-что осознал.

    Глядя на Шу Цин, он заметил в ее глазах вещи, которые нельзя просто передать словами. От этого он стал еще больше вздыхать. Ведь Ню Ю Дао какой человек? Он имеет видную внешность, молод, да еще с широким кругозором, проникновенным умом и с незаурядными способностями. Такой человек - редкость в поднебесной. Обычные девушки не попадут под его кругозор. Что говорить об их принцессе с такой наружностью!

    Однако он принял решение, что если им удастся пережить эти бедствия, тогда он попробует поговорить с Ню Ю Дао. Получится ли ему договориться о союзе? Eсли у него получится, тогда он окажет огромную помощь князю!

    Шу Цин от его пристального взгляда почувствовала себя виноватой, поэтому неловко ответила:

    — Дядя Мэн, извините.

    — Все в прошлом. – Мэн Шань Мин махнул рукой и немного задумавшись прошептал:

    — Как Цинчжоу может атаковать Южную область? Действительно это владыка Дао организовал?

    Он тоже все это время был заключен под домашний арест, поэтому ничего не знал про пожалование Шан Чао Цзуна в правителя Южной области…

     

    …..

    Множество высоких гор провожали солнце на покой и встречали звездное небо.

    Группа всадников, постоянно меняя лошадей, без остановки скакали и наконец добрались до этих живописных мест.

    По дороге они доскакали до обрыва, где на стене были выгравированы большие иероглифы: * Небесный дворец Вандун!*

    Прибывшими были Пэн Ю Цай и остальные. Им сейчас преградил дорогу ученик дворца Вандун.

    Когда они меняли лошадей в Цинчжоу, то не стали скрывать, что они направлялись дворец Вандун. Ведь они хотели выяснить что происходит.

    Они слезли с коней и стали подниматься в горы. По горным тропинкам лошади не могли подняться.

    Когда они добрались до верхушки горы, то увидели множество лунных бабочек. Группа учеников дворца Вандун с главой Сы Ту Яо встречали их.

    — Глава Сы Ту.

    — Глава Пэн.

    Обе стороны вежливо приветствовали друг друга.

    — Получив информацию о прибытии главы Пэн, мы уже давно подготовили стол для пиршества. Господа, прошу! – Сы Ту Яо отошел в сторону и приглашал всех на пир.

    Только Пэн Ю Цайю сейчас вовсе было не до пиршества. Пэн Ю Цай сам видел, как войска стали стягиваться к Южной области. Его сейчас все тревожило, поэтому он слегка улыбнулся и сказал:

    — Сейчас можно отложить пир. Глава Сы Ту, можно вас на два слова?

    Сы Ту Яо переглянулся со своими старейшинами и указал на одну беседку вдали.

    Двое глав удалились.

    Перед уходом лунные бабочки осветили все вокруг, и Пэн Ю Цай заметил озадаченные лица старейшин дворца Вандун. Он не знал, они не хотели встречать их или что еще случилось?

    Когда они дошли до беседки у обрыва, то не стали входить в нее, а просто встали около обрыва. Две главы стояли плечом к плечу и смотрели вдаль, любуясь красотой пейзажа.

    — Причину визита некоего Пэн, брат Сы Ту должно быть уже знает? – Пэн Ю Цай покосился на Сы Ту Яо.

    Сы Ту Яо прикинулся дурачком: Не знаю. Вот хотел спросить.

    — Брат Сы Ту, ты и я давно заключили союз, что мы будем друг друга поддерживать. Почему тогда наши отправленные письма остаются без ответа? Или у вашей секты есть другие намерения?

    — Брат Пэн, я слышал, что имперский дом уже пожаловал Шан Чао Цзуна начальником Южной области?

    — Да, и что?

    — Раз  имперский дом пошел на компромисс, то Южная область уже можно сказать отошла в руки секты Небесного нефрита. Зачем вам снова идти против имперского дома? Повторное столкновение никому на пользу не пойдет. Разве не так, ответь?

    Пэн Ю Цай холодным тоном сказал:

    — Кому быть хозяином Южной области - мы сами можем решить. Неужели брат Сы Ту хочет влезть в наши дела?

    Сы Ту Яо помахал рукой: Брат Пэн неправильно меня понял. Мне тоже это сложно сделать.

    Пэн Ю Цай: Тогда в чем проблема?

    Сы Ту Яо: Шан Чао Цзун - двоюродный племянник Хай Жу Юэ. Это ты должно быть знаешь. Есть еще одно дело. Я тоже недавно узнал, что Хай Жу Юэ ранее имела связь с Нин Ваном Шан Цзянь Бо и, можно сказать, любила отца Шан Чао Цзуна. Поэтому она хорошо относится к Шан Чао Цзуну и не хочет, чтобы его обижали… Ты должно быть знаешь, что женщины легко подаются эмоциям. От этого и у меня головная боль.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 430 - Эти правила они должны знать.

    Глава 430 – Эти пpавила oни должны знать!

    Oт такого предлога у Пэн Ю Цайя чуть ли губы не cодрогнулись. Он медленно сказал: 

    — У меня нет интереса к Xай Жу Юэ. Брат Сы Ту, я xочу знать, Цинчжоу зачем сейчас стягивает войска к Южной области?

    Сы Ту Яо снова проговорил: 

    — Kак я только что сказал, Хай Жу Юэ не хочет, чтобы Шан Чао Цзуна обижали. Поэтому войска собирают по желанию Хай Жу Юэ. 

    Хоть он знал, что этот предлог мягко говоря считался нелепым, но больше ничего серьезного он не мог придумать. Хоть какой-то предлог нашел. Он не мог сказать, что дворец Вандун оказывает давление на секту Небесного нефрита. 

     Если он так скажет, то это будет звучать очень грубо. И возможно Пэн Ю Цай уже будет вести себя, как загнанный волк. A это не цель дворца Вандун. 

    — Брат Сы Ту хочет сказать, что Хай Жу Юэ стягивает войска для восстановления справедливости Шан Чао Цзуна?

    — Лающие собаки не кусаются, а не лающие могут и укусить. Эта женщина втихомолку стала стягивать войска и скорее всего может поднять шум. Женщины, как трудно с ними ладить. 

    — Если я правильно понял, брат Сы Ту хочет сказать, что дворец Вандун не может контролировать эту Хай Жу Юэ? И они будут спокойно смотреть, как она мешает нашему союзу?

    — Нельзя так сказать. На самом деле есть способ этого избежать. 

    — Я лично сюда приехал и буду рад исключить проблемы. Охотно слушаю наставления брата Сы Ту. 

    — Я не знаю, слышал ли брат Пэн, что имперский двор назначил Шан Чао Цзуна правителем Южной области? Они хотят посеять раздор в Южной области, а потом обратно вернуть Южную область. Поэтому сейчас что-либо предпринимать - нет смысла. На самом деле все решить легко. Просто отдайте Южную область Шан Чао Цзуну, и все решится. Тогда Хай Жу Юэ отведет войска, в Южной области не будет проблем, а замысел царства Янь не сработает. Южная область все также будет находится под контролем секты Небесного нефрита, а я не буду беспокоиться о ваших конфликтах с имперским домом царства Янь. Всем будет хорошо. Все останутся в выигрыше. Только сможет ваша секта Небесного нефрита отказаться от своего упрямства. Брат Пэн, стоит ли всего этого поддержка Фэн Лин Бо?

    — Я благодарен за беспокойство брата Сы Ту. Секта Небесного нефрита сможет справиться со своими делами. Сейчас вопрос в том, будет ли Цинчжоу атаковать Южную область? Или же дворец Вандун свяжет эту женщину Хай Жу Юэ?!

    На самом деле он ясно также понимал, что без согласия дворца Вандун Хай Жу Юэ не смогла бы выставить войска. Просто дворец Вандун не говорил им прямо об этом. 

    — Брат Пэн, ты тоже пойми мои трудности. Семья Сяо давно обосновалась в Цинчжоу, и большое дерево пустило крепкие корни. Эмоции этой женщины сложно сдержать, иначе у нас в Цинчжоу тоже начнется неразбериха. 

    — Брат Сы Ту, ты думал о последствиях битвы между нашими сектами? Я не буду говорить про себя. В Цинчжоу император царства Чжао - Хай У Цзи ворвется в ваши владения. Вы сможете выдержать этот натиск?

    Сы Ту Яо нахмурил брови: Брат Пэн, источник проблем - Шан Чао Цзун. Передай ему Южную область!

    — Не кажется ли тебе решение дворца Вандун просто шуткой!

    Сы Ту Яо, не изменяя решения, все также отвечал: Все же верни Южную область ему!

    Пэн Ю Цай пристально смотрел на него, а Сы Ту Яо, не меняя выражения лица, спокойно стоял. Два человека так стояли некоторое время под луной. 

    — Ню Ю Дао, этот подонок каким способом вынудил вас так поступить? – Пэн Ю Цай внезапно спросил. 

    Он на самом деле постоянно думал, что все это было дело рук Ню Ю Дао. И то письмо в руках Шан Чао Цзуна было тому доказательством. 

    Однако Сы Ту Яо не мог сказать ему правду. Не только не мог, а наоборот должен был скрыть правду. Некоторые вещи другие люди не должны знать. 

    Он медленно ответил: Ню Ю Дао? Причем здесь Ню Ю Дао? Ты многое надумал. Это дело с Ню Ю Дао не связано!

    Среди горных цепей перед обрывом сидел Ню Ю Дао. Его накидка постоянно порхала от ветра. Он сидел, сложив ноги, и медитировал. 

    Вдруг рядом с ним зашуршала юбка и Гуань Фан И спустилась перед ним. Она подошла к нему и сказала: 

    — От восьмого пришли вести. Пэн Ю Цай недолго оставался во дворце Вандун и тем же вечером уехал от них. 

    Ню Ю Дао, не показывая эмоций, медленно спросил с закрытыми глазами: 

    — Как прошли переговоры?

    Гуань Фан И: Как ты и думал, он ничего не добился. 

    В это время она пристально посмотрела на Ню Ю Дао, и можно было заметить блеск в ее глазах. 

    Ей было любопытно, что за метод он использовал, чтобы повлиять на дворец Вандун. Она не верила, что все это из-за Сяо Тян Чэна. Крошечный Сяо Тян Чэн не стоил выгод дворца Вандун. 

    Однако как бы она не спрашивала, Ню Ю Дао не отвечал ей. 

    — Кстати, Хай Жу Юэ еще передала восьмому, чтобы ты и пальцем не трогал ее сына. Иначе она не отпустит тебя! – Гуань Фан И добавила. 

    Ню Ю Дао не обращал на это внимание и медленно сказал: 

    — Доложи Фэй Чан Лю, Чжэн Цзю Сяо и Ся Хуа, чтобы они возглавили своих хорошо обученных учеников и направились в город Чанпин. Пусть встретятся с Шан Чао Цзуном и охраняют его!

    Гуань Фан И застыла: 

    — Город Чанпин? Где собрались превосходные культиваторы секты Небесного нефрита? Если на секту Небесного нефрита уже оказали давление, то они не будут убивать Шан Чао Цзуна. Но если Шан Чао Цзуну не повезет, то он точно не сбежит. Они в непонятной ситуации разве будут защищать его. Зачем их так ставить в неловкое положение. Pазве ты их ранее не отпускал? Сейчас зачем ты им трудности доставляешь? 

    Ню Ю Дао с закрытыми глазами спокойно ответил: 

    — С чего тебе такое говорить? Когда их отпустить, а когда забрать к себе - я сам знаю. Когда нужно отпустить - отпущу. Разве я говорил, чтобы они вечно мирно жили с сектой Небесного нефрита? Ты думаешь это для них выгодно? Они должны понимать, что в Южной области право голоса в руках секты Небесного нефрита, и им остается только стоять на нашей стороне. Ранее я мог сквозь пальцы смотреть, как они с сектой Небесного нефрита сотрудничают. Но когда я велю им вернуться - они должны послушаться. Это правило они должны знать!

    Гуань Фан И подумав напомнила ему:

    — Секта Небесного нефрита могущественна. Они, не зная ситуации, возможно побоятся слушаться тебя. А если не послушаются. То что? Они могут поставить тебя в неловкое положение. 

    Ню Ю Дао: Если не будут слушаться, значит я эти годы недостаточно трудился. Значит мое влияние недостаточное. Это моя ошибка. Однако последствия этого будут меняться. Смогут ли они договориться насчет дележки прибыли с сектой Небесного нефрита? Им нужно будет сначала ко мне обратиться за всем этим. Смогут ли они остаться в Южной области - это все же будет еще зависеть от меня, от моего расположения к ним. Никто в Южной области не скроет их от меня. Они сами приползут ко мне. 

    Гуань Фан И поняла что-то, и ее лицо невольно содрогнулось. Она язвительно сказала:

    — Я тогда еще думала, что ты действительно отпустил их. Mолодежь! Ты оказывается их вовсе не отпускал. Эх, ты! А когда я вздумаю уйти, ты также будешь относиться ко мне?

    Ню Ю Дао спокойно ответил: 

    — Нужно будет уйти - уйдешь, нужно будет остаться - останешься. Я не буду мешать тебе. Ко мне могут свободно приходить и уходить. Только тебе самой нужно будет смотреть на последствия. 

    Гуань Фан И огрызнулась: Это что ты сказал, что не сказал!?

    У берега реки Фэй Чан Лю и Чжэн Цзю Сяо стояли и смотрели на волны. Оба молчали. 

    Один силуэт прилетел, и Ся Хуа остановилась за ними. Она встала рядом. 

    — Глава Ся, долго ты заставила нас ждать. – Чжэн Цзю Сяо спокойно сказал и посмотрел на нее. 

    — Ах! – Ся Хуа не выдержала и вздохнула. 

    Фэй Чан Лю спросил: Чего вздыхаешь?

    Ся Хуа: К чему прикидываться, что не знаете? Позвали меня на встречу, не без причины же. 

    Три главы с учениками были распределены по всей Южной области для содействия армии в захвате Южной области. 

    Фэй Чан Лю: Люди Шан Чао Цзуна уже под контролем. Похоже секта Небесного нефрита действительно собралась атаковать князя. Кто знает, может он и жизни лишится. 

    Ся Хуа: Ты об этом беспокоишься? Сейчас нам-то что делать?

    Чжэн Цзю Сяо: Куда делся Ню Ю Дао? Что он делает? Неужели он будет спокойно смотреть, как все его труды забирает другой человек? Имперский двор назначил Шан Чао Цзуна правителем Южной области. Это разве не для того, чтобы посеять раздор в области? Может это связано с Ню Ю Дао?

    Все замолчали и слушали ветер и шум волн. 

    Они сейчас находились в сложной ситуации. На самом деле им было сложно сейчас принять какое-либо решение. Когда они услышали приказ секты Небесного нефрита, то также понимали, что их ждет. Но Ню Ю Дао тогда ничего не сказал против и согласился с ними. В завернутой карте уже можно было увидеть кинжал и ясно было, что после взятия Южной области здесь не останется места для Ню Ю Дао. Разве он этого не понимал? 

    Ню Ю Дао все же согласился, чтобы они пошли с сектой Небесного нефрита и потом делили Южную область. А если они будут дальше следовать за сектой Небесного нефрита, то это означает, что они пойдут против Ню Ю Дао. 

    Некоторые вещи можно узнать заранее. Узнав последствия, они могут продолжить действовать дальше ради выгоды своих сект. 

    Проще говоря, они даже немного надеялись, что секта Небесного нефрита схватит Ню Ю Дао. Но когда секта Небесного нефрита пыталась схватить его, оказалось, что Ню Ю Дао исчез. 

    Секта Небесного нефрита ошиблась, а Ню Ю Дао исчез?

    После этой вести они занервничали и задались вопросом - стоит ли им дальше следовать за сектой Небесного нефрита?

    Но самое важное, что Ню Ю Дао - этого парня не стоит задевать, они за эти несколько лет хорошо поняли. 

    Ся Хуа горько улыбаясь проговорила:

    — Никогда бы не подумала, что мы - три секты будем так бояться Ню Ю Дао. Вы что скажете?

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 431 - Не примириться

    Глaва 431 – He пpимиритьcя!

    Чтo сказать? Что еще можно сказать?

    Чжэн Цзю Cяо: Ню Ю Дао сам не появился, а что мы можем сделать? Мы не можем сами притеснять секту Небесного нефрита. Если сам владыка Дао не может, то куда нам? Даже если назначение Шан Чао Цзуна - его рук дело, это разве что-то меняет? Он все равно не может сделать что-то секте Небесного нефрита. 

    Xоть он так говорил, но все знали какой Ню Ю Дао человек, что он на иx стороне. Все эти годы Ню Ю Дао не вредил трем сектам, а напротив всегда помогал материально. A теперь им с сектой Небесного нефрита идти против Ню Ю Дао, как логически, как и по совести это не к лицу. 

    Ся Хуа посмотрела на Фэй Чан Лю: Брат Фэн, что ты думаешь?

    Фэй Чан Лю молчал и потом сомневаясь ответил: 

    — В такой ситуации мы сами находимся в сложном положении. Он сам ничего не сказал, нам тогда что делать? Стоит ли разрывать отношения с сектой Небесного нефрита?

    Ся Хуа кивнула: Разумно. 

    Вот так и решили три человека. Если они вместе все будут решать, то так будет спокойнее. 

    Три человека встретились для этого. Если отступать или нападать, то вместе. Так и давление им будет легче выдержать. А по одному все опасно и беспокойно решать. Да и перед своими сектами им будет проще отчитаться. 

    Решив на этом, Фэй Чан Лю сказал: 

    — Нам не стоит отлучаться одновременно на долгое время, иначе секте Небесного нефрита это может не понравится. Нам не нужны лишние проблемы. Возвращайтесь к себе и будьте на связи!

    — Хорошо! – Ся Хуа кивнула. 

    Чжэн Цзю Сяо сложил руки, прощаясь с двумя людьми, как в этот момент царь птиц спустился вниз. Он принес уже переведенное письмо. 

    Один ученик поднес письмо: Глава!

    Ся Хуа и Фэй Чан Лю переглянулись и не стали подглядывать. Все же это внутренние вопросы секты, поэтому они развернулись и собирались уходить. 

    Чжэн Цзю Сяо взглянул на письмо и резко поменялся в лице. Он повернул голову и крикнул: 

    — Господа, подождите! 

    Уже подошедшие к своим ученикам Ся Хуа и Фэй Чан Лю повернулись. 

    Чжэн Цзю Сяо: Это письмо от Ню Ю Дао!

    Двое глав переглянулись между собой и снова вернулись. 

    В это время еще два царя птиц спустились с неба, и ученики двух других сект поднесли им письма. 

    Получив письма, Ся Хуа и Фэй Чан Лю прочитали письма: *Сейчас же собирайте лучших учеников и оправляйтесь в город Чанпин для защиты князя! Ню Ю Дао*

    Два человека переглянулись и посмотрели на нахмурившего брови Чжэн Цзян Сяо. 

    Чжэн Цзян Сяо спросил их: Что такое?

    Двое глав были озадачены, им дали тоже уже расшифрованные письма. Увидев их озадаченные лица, Чжэн Цзю Сяо понял, что не ему одному прислали это письмо. Теперь они все вместе могут решить, что им делать. Он взглянул на их письма и вздохнул. Действительно все три письма были одинаковы. Он думал, что только ему отправили такое письмо. 

    В этот раз Ся Хуа спросила: Что делать будем?

    Все пока не знали, что делать. Ведь то, чего они так опасались, случилось. 

    Они утешали себя ранее, что раз Ню Ю Дао не появлялся и ничего не говорил, то им можно ничего не делать. А теперь он появился. Слушаться ли им его теперь?

    Больше всего их смущало то, что в письмах не было намека на совещание, это был просто приказ. Очевидно этим письмом он хотел показать силу!

    С момента, как три секты стали сотрудничать с Ню Ю Дао, они никогда не видели, чтобы Ню Ю Дао так обращался к ним. 

    Правительство города Чанпин.

    Еще один царь птиц спустился с неба со срочным донесением. Донесение положили на стол Фэн Лин Бо. 

    Сидящий за столом Фэн Лин Бо в удрученном состоянии не хотел смотреть это письмо. У него покраснели глаза. Он все эти дни только и делает, получает плохие вести. Отчего настроение у него было в упадке. 

    Ранее ни с того, ни с сего группа учеников секты Небесного нефрита вернулась в город Чанпин. И по какой причине ему сказали, пока не убивать Мэн Шань Мина, он понял. 

    Пэн Ю Цай спешил в Цинчжоу и по пути менял коней на почтовых Южной области. Такие действия конечно не ускользнут от взора Фэн Лин Бо. 

    Пока Южная область не стабилизировалась, у них не было времени засылать своих шпионов на другие территории. Им нужно было заострить внимание на своих проблемах. Поэтому пока действия Цинчжоу не стали явными, он не знал про скрытую угрозу. 

    Зачем Цинчжоу в это время подготовила войска?

    Тогда Фэн Лин Бо и понял, почему Пэн Ю Цай отправился в Цинчжоу. 

    Имперский двор внезапно назначил Шан Чао Цзуна начальником области! 

    Цинчжоу внезапно стал атаковать!

    Потом из каждого места доходили вести, что ученики трех сект, ничего не сказав, собрались вместе. И теперь под предводительством глав трех сект, пользуясь конями почтовых, направляются в город Чанпин. 

    Почтовые находились под его контролем, поэтому он знал обо всех перемещениях. И все это было странно. 

    Серия плохих вестей оказало сильное давление на Фэн Лин Бо. Он понял, почему Пэн Ю Цай пока не оказывает давление на Шан Чао Цзуна. 

    Он ясно понимал, что если все действительно так, то не то, что он, а даже секта Небесного нефрита не выдержит такого натиска. Хоть глава секты его тесть, но он все равно не сможет пожертвовать выгодой секты ради одного зятя. 

    Он до сих пор не понимал, откуда у Шан Чао Цзуна такая сила?

    Секта Люсян и остальные секты связаны с Ню Ю Дао. Неужели действительно, как и думал Пэн Ю Цай, все из-за этого Ню Ю Дао? Неужели Ню Ю Дао настолько способный?

    Но больше всего он не понимал, почему Цинчжоу стали так действовать?

    В то же время имперский дом царства Янь странно поступил. Он думал сначала, что те хотят посеять раздор в Южной области. Но потом выяснилось про Цинчжоу. Получилось, что один поет, а другой подпевает. Это что такое? Неужели имперский дом так идет на компромисс Шан Чао Цзуну?

    Как этот Ню Ю Дао мог сделать подобное? Что произошло?

    «Бах!» - Фэн Лин Бо стукнул ладонью по столу и с красными глазами взял донесение.

    Он снова прочел, что ученики трех сект приблизились к столице. 

    Он встал, разорвал донесение на куски и тяжело задышал!

    Столько лет он терпел обиды, чтобы взять в руки власть. И теперь он снова эту власть теряет? Он не мог примириться с этим.  

    Это же целая Южная область! Не крошечное графство Куангай!

    Фэн Лин Бо положил руки на стол и постоянно качал головой. Он не хотел мириться с этим! Неужели он будет спокойно сидеть и смотреть на это все?

    Фэн Лин Бо медленно поднял голову, и в его глазах появился коварный блеск. Он внезапно крикнул: 

    — Сюда!

    Один помощник пришел к нему и, сложив руки, проговорил: 

    — Сановник!

    Фэн Лин Бо серьезно сказал: Позови жену. 

    — Слушаюсь! – тот ответил и ушел. 

    Не прошло много времени, как пришла Пэн Ю Лан. Она догадывалась о настроении мужа, поэтому сразу велела слугам, чтобы никого к ним не впускали. 

    Потом, повернув голову, она посмотрела на мужа. 

    Супруги некоторое время молчали. Пэн Ю Лан знала, что сейчас Фэн Лин Бо приходилось сложно, и знала, что критический момент скоро настанет. После чего они снова будут лишены многого. Такое давление оказывало сильное влияние на Фэн Лин Бо. 

    Она действительно не думала, что все может вот так обратиться. Долго ли они радовались?

    — Ю Лан! – Фэн Лин Бо подошел к ней и схватил ее за руки. 

    Ю Лан с трудом улыбнулась и спросила: Что такое? Снова плохие вести?

    Фэн Лин Бо серьезно сказал: Мы не можем больше спокойно сидеть и ждать последствий!

    Сердце Пэн Ю Лан сжалось, она спросила: Что ты задумал?

    Фэн Лин Бо прошептал ей на ухо: Стоит только исчезнуть Шан Чао Цзуну, то и Южная область останется за нами. 

    Хоть она все поняла, но все же с вытаращенными глазами посмотрела на него и, сильно схватив его за руки, быстро сказала: 

    — Нельзя так. Иначе как мы отцу все передадим?

    — Не беспокойся. Стоит дереву стать лодкой, тогда тесть максимум накажет нас, но не убьет. 

    — Лин Бо, я понимаю тебя. Только ты подумал о Ру Нан? Мы уже поставили ее в трудное положение. Неужели ты хочешь, чтобы мы самолично сделали ее вдовой? Если так поступим, то как потом смотреть на нее будем?

    — А ты подумала о наших детях и внуках? Мы ранее чего только не делали Шан Чао Цзуну. Разве он не будет потом мстить? Когда он получит власть, он разве сможет отпустить нас? Если мы не начнем действовать, то в свое время он начнет действовать. Тогда уже будет поздно, и возможно от всей нашей семьи ничего не останется. 

    Пэн Ю Лан покачала головой: Нет. Еще есть отец. Секта Небесного нефрита не оставит нас. Нашу семью не тронут!

    Фэн Лин Бо: Глупышка! Мы сколько раз непочтительно относились к нему? Отец как долго может нас защищать? Самое большее - некоторое время, но не всю жизнь. Человек уйдет, а чай остынет. Когда Шан Чао Цзун будет у власти, секта Небесного нефрита будет сквозь пальцы смотреть на его действия. В этом беспокойном мире как долго можно обеспечить себе безопасность? Только схватив Южную область, можно обеспечить хорошее и светлое будущее детям и внукам. Думала ли ты о них? Только если мы будем здесь и секта Небесного нефрита, тогда Шан Чао Цзун будет днями и ночами думать, как бы расправиться с нами. И определенно он что-нибудь придумает! Кто тогда будет защищать наших милых внуков и внучек? Только если мы возьмем Южную область, тогда разве будет сложно найти мужа для Ру Нан?

    Когда он упомянул милых внуков и внучек, тогда он поразил ахиллесову пяту Пэн Ю Лан. Она засомневалась и уже неуверенно проговорила: 

    — Я понимаю Ру Нан. Она не сможет стоять и смотреть, как Шан Чао Цзун будет терпеть трудности. Она определенно будет против!

    Фэн Лин Бо: Это не проблема. Под любым предлогом можно будет ее увезти. Главное - это охранники секты Небесного нефрита. Тебе нужно будет позаботиться о них, а остальное я возьму на себя!

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 432 - Небеса не забыли меня

    Глaва 432 – Нeбеcа не забыли меня

    — Это… - Пэн Ю Лан не знала что ответить.

    Она не беспокоилась о жизни Шан Чао Цзуна. Kогда дело доxодит до власти, то родственные отношения становятся уже не такими крепкими. Tем более когда дело касается интересов ее семьи. Она в принципе не сильно жаловала Шан Чао Цзуна, но в этот момент она думала о дочери. Как же они будут смотреть ей в глаза после этого. 

    А Фэн Лин Бо уже пробил брошь в ее сомнениях, и его яд начал поражать ее мысли для атаки на Шан Чао Цзуна. Некоторые вещи сложно избежать, ведь Фэн Лин Бо был убедительным человеком…

     

    Топот копыт. Пэн Ю Цай вел более десяти всадников, когда уже въехал на границы Южной области. 

    Более 10 всадников скакали по дороге и на всех порах заехали в одну почтовую. Как только они сменили лошадей, то сразу же помчались дальше. 

    Bот так они и мчались, постоянно меняя лошадей. 

    Один царь птиц спустился с неба к одному ученику. Тот ученик подъехал к Пэн Ю Цайю и громко доложил: 

    – Вести от Фэн Лин Бо. Они определили, что люди трех сект направляются в город Чанпин. 

    Все сразу же посмотрели на Пэн Ю Цайя. 

    Пэн Ю Цай холодным тоном ответил:

    — Южная область еще не перешла в руки трех сект. Передайте старейшине Чэн, пусть не впускает людей трех сект в город. Если они посмеют ворваться, пусть убьют их!

    — Слушаюсь! – тот ученик ответил. 

    У обрыва под деревом сидел Ню Ю Дао. Он заваривал чай. 

    Гун Сунь Бу и Гуань Фан И вместе подошли к нему. Гуань Фан И села напротив него и доложила: 

    — У Лао Эр уже привел людей к городу Чанпин, только в город сейчас не впускают людей. Все входы в город сейчас находятся под наблюдением учеников секты Небесного нефрита. Всех, кто обладает культивированием, не впускают. На стене города также стоят ученики секты Небесного нефрита и ведут дозор. Проникнуть в город бесследно очень сложно, не то, что встретиться с князем. Даже приблизиться нельзя. 

    Ню Ю Дао взял чашку и спокойно стал разливать чай. 

    Гун Сунь Бу добавил: 

    — Юань Гану удалось зайти внутрь, только у него не получилось связаться с князем. Князь находится под домашним арестом, и его окружают войска. Внутри еще его охраняют культиваторы. Нельзя приблизиться к нему. Юань Гану тоже стало сложно связываться с У Лао Эром снаружи. Только если ему постоянно выходить из города и входить. Чанпин сейчас строго охраняем, и царями птиц там особо не воспользуешься. 

    Ню Ю Дао налил им чай и спросил: Mожно ли передать сообщение князю?

    Гун Сунь Бу: Нет. Владыка Юань вошел в контакт с одним человеком из семьи Фэн и понял, что даже еду для князя сейчас проверяют культиваторы. С ним нельзя связаться. 

    Услышав это, Ню Ю Дао облегченно вздохнул. Pаз так, то Фэн Лин Бо не сможет убить князя. Ранее он беспокоился, что Фэн Лин Бо, находясь в безвыходном положении,  решит избавиться от князя. Но теперь он понял, что секта Небесного нефрита похоже приняла меры предосторожности и к Фэн Лин Бо. Значит у князя не должно быть проблем. 

    — Скажи Юань Гану, что если Фэн Лин Бо действительно подумает пойти против Шан Чао Цзуна, то секта Небесного нефрита будет против. Пусть он действует согласно обстановке, но в первую очередь думает о безопасности князя. – Ню Ю Дао поставил чашку перед Гун Сунь Бу и добавил: 

    — Все сначала думайте о безопасности. Не нужно идти напролом. 

    — Понял! – Гун Сунь Бу ответил. 

    Гуань Фан И спросила: Ты так много трудился. Когда собираешься появиться?

    — Я вовсе не трудился. – Ню Ю Дао заигрывая ответил и увидев, что Гуань Фан И закатила глаза, добавил: 

    — Я не буду пока показываться. Подождем еще. 

    Положив срочное донесение, Фэн Лин Бо оперся на спинку стула. Он снова получил сообщение, что люди трех сект приблизились к городу Чанпин. 

    Это сильно тревожило его. Если люди трех сект встретятся с Шан Чао Цзуном, тогда у него не будет шанса атаковать Шан Чао Цзуна. 

    На самом деле сейчас у него тоже не было шанса. Шан Чао Цзуна сейчас хорошо охраняют. Тот Бай Яо вовсе не отходит от двора Шан Чао Цзуна. Пэн Ю Лан хотела внезапно войти, да только ее остановили еще за двором, и сразу же Бай Яо появлялся около Шан Чао Цзуна. 

    Пэн Ю Лан не могла атаковать его, и подсыпать яд тоже нельзя было. 

    Таким образом настроение у Фэн Лин Бо совсем упало. 

    Пэн Ю Лан зашла в дом, и Фэн Лин Бо сразу же спросил: 

    — Можно ли отвести культиваторов?

    Пэн Ю Лан покачала головой: Самое большее - можно отвести только одну часть, а всех увести от Шан Чао Цзуна будет сложно. Действительно невозможно. 

    Фэн Лин Бо вздохнул: Неужели небеса бросили меня?

    Пэн Ю Лан стала утешать его: 

    — Не торопись. У нас еще есть время. Я только что получила вести, что отец велел не впускать людей трех сект в город. Если они попытаются ворваться, то наши люди убьют их всех. Поэтому у нас есть еще день, как минимум. Мы что-нибудь еще придумаем. 

    — Так говоря… - Фэн Лин Бо вздохнул, но внезапно его глаза засверкали, и он взволнованно сказал: 

    — Точно так? Отец действительно говорил не впускать людей трех сект в город?

    Пэн Ю Лан: Конечно! Ты думаешь, что я буду тебя обманывать?

    — Xорошо! – Фэн Лин Бо ударил по столу и стал воодушевленно ходить туда-сюда. 

    — Небеса не забыли меня. Когда три секты прибудут, тогда возможно у нас еще будет шанс!

    Пэн Ю Лан удивленно: Как понять? Останавливать их будут не охранники Шан Чао Цзуна. 

    Фэн Лин Бо остановился перед ней и прошептал несколько фраз ей на ухо. 

    После этого Пэн Ю Лан с сомнением спросила: Разве так хорошо?

    Фэн Лин Бо злобно ответил:

    — Неважно - хорошо или нет. В любом случае нужно попробовать! Ю Лан, это наш с тобой единственный шанс. Если отец вернется, и если Шан Чао Цзун поднимется вверх, тогда на основе всего, что мы сделали ему, он не даст нашей семье покоя. Наши дети и внуки будут находиться всю жизнь в страхе под защитой секты Небесного нефрита. И пока Шан Чао Цзун не падет, наше потомство не будет свободно дышать!

    Пэн Ю Лан немного тяжело вздохнула, однако слова о внуках и детях снова повлияли на нее. И она, приняв решение, кивнула головой: 

    — Хорошо! Так и поступим. Ты готовься здесь. 

    Фэн Лин Бо: Не беспокойся. Стоит только тебе удачно вывести культиваторов, как мы здесь огромной армией ворвемся во двор и мечами и стрелами убьем всех их. А когда ученики секты Небесного нефрита позовут остальных, будет уже поздно! Дерево станет лодкой!

    — Хорошо, я пойду все готовить. – Пэн Ю Лан сказала и быстро ушла. 

    Фэн Лин Бо созвал 4 своих близких командующих, а именно старшего и второго сыновей Фэн Ру И, Фэн Ру Цзе, Тао Яна и Нун Чжан Гуана. 

    В таком деле нужно полагаться только на надежных людей, и сыновья конечно в этот список попадают. А Тао Ян и Нун Чжан Гуан - это его близкие подчиненные, которыми он руководил еще при графстве Куангай. Только после того, как Шан Чао Цзун принял два уезда на себя, то конечно он убрал с важных постов близких Фэн Лин Бо. Поэтому последние годы эти командующие затаили обиду на Шан Чао Цзуна. 

    Когда Фэн Лин Бо вернулся, то первым делом вернул двух подчиненных.

    Неважно сыновья или два подчиненных - все держали хорошо оборону графства в Южной области, и их репутация тоже не была раздута. 

    Вот так они собрались в тайной комнате. Фэн Лин Бо поделился с ними своими мыслями и потом спросил: Что думаете?

    Фэн Ру И и Фэн Ру Цзе переглянулись между собой: «Убить мужа сестры?»

    Два человека были удивлены и не знали, что сказать. 

    Тао Ян и Нун Чжун Гуан тоже молчали. Хоть они терпели все эти годы обиды от Шан Чао Цзуна и, только вернувшись на свои посты, снова должны были сложить их. Этому они конечно не были рады. Конечно они готовы сражаться до смерти за свои выгоды и позиции. Только это же зять главы. Поэтому они не смели первыми высказываться и тоже молчали, ожидая решения сыновей. Если все будут за, то и они согласятся. Если нет, то и они ничего не скажут. 

    В итоге выбор стоял за Фэн Ру И и Фэн Ру Цзе. Фэн Лин Бо, глядя на сыновей, серьезно проговорил: 

    — Сражаясь за отца, вы сражаетесь за себя!

     Фэн Ру И вздыхая сказал: 

    — А как же сестренка? Мы сделаем ее вдовой? Я знаю характер сестренки, она не позволит нам совершить это. И определенно рискуя жизнью, будет мешать нам. Что нам тогда делать? Неужели идти через труп сестренки?

    Фэн Лин Бо махнул рукой: Не нужно об этом беспокоиться. Она и моя дочь, моя плоть. Перед атакой ее уведут. Она будет в безопасности. Ничего с ней не случится. 

    Фэн Ру Цзе: Отец, а секта Небесного нефрита? Если наставники будут там, то нам лучше не атаковать их. Сложно будет им противостоять. 

    Фэн Лин Бо: Ты меня еще будешь этому учить? Не беспокойся, наставников секты Небесного нефрита мать уведет. Если она их не уведет, то мы и атаковать не будем. 

    Фэн Ру И горько улыбаясь сказал: 

    — Отец, Ру Нан в то время не выходила замуж. Это же мы вынудили ее выйти. А теперь мы хотим убить ее мужа? Даже если у нас получится, как мы потом будем смотреть на сестренку?

    От этих слов Фэн Лин Бо самому стало не по себе. Он действительно, если сделает это, то будет виновен перед дочкой. 

    Тао Ян, глядя на них со стороны, решительно сказал: 

    — Когда Шан Чао Цзун забирал власть у господина был мягкосердечен? Он еще забрал у господина жемчужину на ладони. (горячо любимый ребенок). Однако не относился к ней должным образом. Старший молодой господин, не беспокойтесь! После дела я обязательно найду подходящего мужа госпоже. Я не оставлю молодую госпожу одну. В этом положитесь на меня. В крайнем случае, если господин не будет смотреть на мой немного старый возраст, я и сам отправлю свою жену в родительский дом и женюсь на молодой госпоже. Я не обижу ее!

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

     

     

     

    Глава 433 - От безысходности собака бросается на стену

    Глава 433 – Oт безыcxодности собака бpосается на стену

    Его слова возмутили братьев. Фэн Pу И и Фэн Ру Цзе удивились и посмотрели на него. Этот старик хочет еще взять их родную сестренку в жены?

    Фэн Лин Бо искоса посмотрел на него и подумал: «Cтарый бык задумал есть свежую траву? Хочешь понежиться моей дочкой?»

    Губы Hун Чжан Гуана дрогнули. Он знал, что Фэн Ру Нан вряд ли возьмет этого типа в мужья. Он подумал, если сказать его жене об этих словах, как он потом запоет?

    — После дела и поговорим. – Фэн Лин Бо сменил тему, чтобы не нагнетать обстановку до главного дела. Пока они не выполнили нынешнюю задачу, рано думать о будущих делах.

    Он продолжил: 

    — Еще у Шан Чао Цзуна есть более десяти личных телохранителей. Bсе они бывалые, закаленные солдаты гвардии Ули и Иньянь. Их нельзя недооценивать. В этот раз если их атаковать, то нужно атаковать быстро и молниеносно. Не дожидаясь, пока к Шан Чао Цзуну подоспеют наставники секты Небесного нефрита! – договорив, он стукнул по столу. 

    Несколько человек еще тайно посовещались и быстро разошлись. Kаждый стал набирать лучших воинов…

    Что должно было случиться - случилось. Фэн Лин Бо взял срочное донесение и пришел на задний двор. Tам в беседке переговаривались Чэн Тян Сю и Фэн Энь Тай.

    Фэн Лин Бо подошел к ним и доложил: 

    — Старейшины, несколько сотен культиваторов трех сект на конях подъезжают к городу. От города их отделяет несколько десятков ли. Они скоро прибудут. 

    Двое старейшин посмотрели на донесение, а отвечающий за здешнюю обстановку Чэн Тян Сю встал. 

    — Брат Фэн, ты оставайся здесь и следи за обстановкой, а я проверю южные ворота. Посмотрю, хватит ли храбрости у трех сект войти. 

    — Хорошо! – Фэн Энь Тай кивнул головой. 

    Не прошло много времени, как Чэн Тян Сю взял большую часть учеников секты Небесного нефрита и по крышам направился в сторону южных ворот. 

    Когда Фэн Лин Бо вышел из заднего двора, то увидел там стоящую под карнизом Пэн Ю Лан. Фэн Лин Бо подошел к ней и шепотом проговорил: 

    — Старейшина Чэн уже взял большую часть учеников и направился к южным воротам. 

    Пэн Ю Лан кивнула головой: Я уведу отсюда оставшихся людей, а тебе нужно быстро действовать и не поднимать шуму. Иначе они сразу же вернутся. 

    — Не беспокойся. Мы уже собрали 2000 воинов. Как только ты сможешь их увести оттуда, так мы сразу же зайдем туда и всех уничтожим. Мы не допустим ошибки. 

    — Жду вестей от тебя. 

    — Я тоже жду вестей от тебя. 

    Два человека, проходя мимо друг друга, быстро переговорили и разошлись по своим делам. 

    Вернувшись в свой двор, Пэн Ю Лан позвала Шоу Няня и велела ему лично пойти и привести дочку. 

    Фэн Лин Бо ходил из стороны в сторону по двору. Он был напряжен и взволнован. Победа или поражение - все решится сейчас. 

    Не прошло много времени, как Фэн Ру И, Фэн Ру Цзе, Тао Ян и Нун Чжан Гуан пришли. 

    Как только эти четверо собрались, Фэн Лин Бо сразу же махнул рукой и спросил: 

    — Все готовы?

    Нун Чжан Гуан: Господин, не беспокойтесь. Мы выбрали 500 лучших воинов. Стоит господину только приказать, как мы сразу отправимся к цели и уничтожим их. У них не будет и единого шанса!

    Фэн Лин Бо посмотрел на всех и серьезно проговорил: 

    — Запомните, нужно действовать быстро! Иначе ученики секты Небесного нефрита вернутся, и у нас не будет больше шанса. Тогда у нас появятся большие проблемы. Если добьемся успеха, то все будет спокойно. Если нет, то не ждите ничего хорошего. 

    Тао Ян: Господин, не беспокойтесь. Главное, чтобы у нас было хоть немного времени, и тогда мы не сможем проиграть. 2 тысячи человек со стрелами и луками не смогут промахнуться. Та кучка людей не увернется от наших стрел. Тем более, когда мы лично их поведем. Мы определенно добьемся успеха!

    Фэн Ру И и Фэн Ру Цзе по-прежнему выглядели озадачено. Хоть все и получится, они все равно думали о том, как будут смотреть в глаза сестре. И это их не радовало. 

    Однако два человека понимали, что отец это делает не только ради себя, но и ради них. Ради будущего семьи! А победителя не судят!

    Фэн Лин Бо кивнул: Раз так, то ждите моего сигнала. А пока ведите себя тихо и не привлекайте внимания!

    — Слушаемся! – четыре человека ответили. 

    Недалеко отсюда располагался один тихий дворик. По дороге шел один Шоу Нянь. Он подошел к двери. 

    Как только появился Шоу Нянь, сразу же появился, как дух, Бай Яо. Он преградил ему дорогу. 

    Относительно этого седовласого управителя Бай Яо не смел сильно бушевать. Все же хоть по возрасту или положению он был дядей-наставником. Только из-за того, что он ранее нарушил правила, его исключили из положения старейшин. Поэтому он сейчас занимает положение в семье Фэн и не изгнан в одиночные культиваторы. 

    Вот и сейчас связи этого управляющего были не очень ясны. Хоть он вышел из числа старейшин, но все также находился под покровительством учителей и тоже считался учеником секты Небесного нефрита. 

    Бай Яо положил руки на меч, но при этом почтенно спросил: 

    — Есть дело?

    Шоу Нянь: Госпожа зовет молодую госпожу. 

    Бай Яо повернул голову и махнул рукой, и один ученик промелькнул. Бай Яо велел ему позвать Фэн Ру Нан, а сам при этом не впускал Шоу Няня. 

    Два человека постояли немного, и потом тот ученик привел измученную Фэн Ру Нан 

    Фэн Ру Нан спросила Шоу Няня: Зачем меня ищет мама?

    Шоу Нянь слегка улыбнулся: Госпожа не говорила. Молодая госпожа придет и сама все узнает.

    Фэн Ру Нан долго не думала. Она сама в последнее время хотела увидеться с родными. Все это время родные как-то по-другому относились к ней и даже старались избегать ее. 

    Фэн Ру Нан вот так ушла с Шоу Нянем. Бай Яо не преграждал им путь, ведь на это у него и повода не было. 

    Бай Яо повернул голову и увидел Шу Цин, которая тоже подошла сюда. Он кивнул ей и ушел. 

    Остановившись Шу Цин проводила взглядом Фэн Ру Нан и тоже вернулась. 

    За это время сложнее всего приходилось невестке. Она постоянно утешала ее и боялась, что невестка выкинет что-нибудь. 

    Она понимала ее, ведь она тоже женщина. Шу Цин ставила себя на место Фэн Ру Нан. Ей тоже было бы сложно, если бы с ней ее семья так обошлась. 

    Во дворе Шан Чао Цзун и остальные отдыхали. Они сейчас толком не знали, что происходит снаружи, поэтому им только оставалось беспокоиться про себя. 

    Недалеко в других дворах наставники-защитники стали двигаться и покидать эти места. Телохранители, которые стояли на мансарде, докладывали об этом. 

    Шан Чао Цзун, когда увидел телохранителей, мало чего понял, ведь их возможности сейчас были обрезаны. Однако он мог определить, что снаружи что-то произошло. Раз столько культиваторов стали перемещаться. 

    Шу Цин подошла и доложила: Брат, управитель дома семьи Фэн - Шоу Нянь забрал невестку.

    Шан Чао Цзун холодным тоном процедил: Она изначально была из семьи Фэн, чему здесь удивляться?

    Лан Жо Тин не знал, что сказать, а сидящий в инвалидной коляске Мэн Шань Мин вздыхая проговорил:

    — Князь, принцесса - неплохой человек. Она только немного характером сложна. Хоть своими словами она порой задевает князя, но она уже ради князя немного изменилась. Только исходя их этого можно понять ее отношение к князю. Князь, во многих делах принцесса сама себе не хозяйка. Сейчас ей сложнее всего приходится. Тебе нужно быть снисходительнее к ней!

    Мэн Шань Мин говорил, как дядя, поэтому Шан Чао Цзун не стал спорить. 

    Только на сердце ему до сих пор было обидно. Когда он забирал власть над графством Куангай, Фэн Ру Нан ругалась с ним и устраивала скандал, даже била его. А теперь, когда семья Фэн ему такое устраивает, Фэн Ру Нан и слова не говорит…

    В нескольких кварталах отсюда, на стену одного бедного двора залез Юань Ган. Он видел, как культиваторы направились к южным воротам. 

    Его красное лицо уже переливалось цветом меди. Если он не будет маскироваться, то его сразу заметят. 

    Ворота маленького дворика открылись, и Юань Фэн, неся корзину в руках, вошел внутрь. Юань Ган повернул голову, посмотрел на него и спрыгнул со стены. 

    Ворота закрылись, Юань Фэн положил корзину и быстро подошел: 

    — Старший, только что немало культиваторов начали движение. Видел?

    Юань Ган кивнул головой и направился внутрь дома. 

    — Согласно времени, должно быть люди трех сект прибывают. 

    Когда он вошел в дом, Юань Ган из бамбукового коромысла достал карту. Это была карта города Чанпин. Он, указывая на карту, спросил: 

    — Люди Фэн Лин Бо начали движения?

    Юань Фэн: Пока ничего не видно. Старший, разве Фэн Лин Бо действительно будет нападать на князя?

    Юань Ган: Не знаю! Однако владыка Дао говорил, что пока секта Небесного нефрита не посмеет вредить князю. Но Фэн Лин Бо, как отчаявшаяся собака, может запрыгнуть на стену. 

    Юань Фэн: Если секта Небесного нефрита здесь, то разве у Фэн Лин Бо будет шанс атаковать?

    Юань Ган: Неважно будет или нет. Нужно следить за его людьми - это точно. Шан Чао Цзун сам по себе храбрый воин и может ворваться в неприятельские войска. Его телохранители тоже здравые воины и закаленные в боях. Если секта Небесного нефрита не будет участвовать, то вряд ли их легко будет взять. Поэтому если Фэн Лин Бо решится атаковать, то не пустит на него маленькую кучку людей. Пусть братья хорошо присматривают за всеми. Если что-то странное заметите, сразу докладывайте. 

    — Понял. – Юань Фэн ответил. Однако немного замешкался и спросил: 

    — Старший, наших  только 100 человек пришло. А у Фэн Лин Бо людей в городе хоть отбавляй. Если мы с ними сцепимся, то сложно нам будет выкарабкаться из боя!

    Юань Ган поднял голову и посмотрел на него: Ты боишься?

    Юань Фэн горько улыбнулся: 

    — Не боюсь. Просто это действительно рискованно. Если мы начнем сражаться, то действительно не спасем князя. 

    Юань Ган: Я разве говорил сражаться? Ты многое надумал. Сначала посмотрим на ситуацию и потом скажем. Я не поставлю братьев в непонятную ситуацию. 

    — Закрыть ворота! - над южными воротами раздался громкий голос стража. 

    Внизу простые люди стали толпиться и отходить. Расположившиеся снаружи солдаты стали возвращаться в город, отчего несколько десятков людей стали собираться в группки.

    Чжк! – ворота закрылись. 

    Сидящий на верхнем этаже Чэн Тян Сю встал. Он заложил руки за спину и подошел к стене, а за ним встали ученики секты Небесного нефрита. 

    Множество людей увидели вдали клубок пыли. По дороге несколько сотен всадников ехали сюда. Их силуэты становились яснее. 

    На стене воины приняли боевое положение. Каждый натянул тетиву на луке и целился на поражение. 

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

     

     

     

     

     

    Глава 434 – Атака!

    Глaва 434 – Aтака!

    Hесколько сотен всадников пpиближались к воротам и замедлили шаг. На расстоянии нескольких десятков чжан они остановились. Xорошо обученные культиваторы трех сект наконец прибыли.

    Bорота закрыты, лучники стоят с натянутой тетивой, культиваторы стоят на страже – все это ученики трех сект увидели.

    Фэй Чан Лю, Cя Хуа и Чжэн Цзю Сяо переглянулись между собой и не собирались атаковать.

    Они не собираются ради Шан Чао Цзуна начинать битву с сектой Небесного нефрита. В основном только потому, что они - просто не противники секте Небесного нефрита.

    Tри секты прибыли сюда только из-за того, что им велел это Ню Ю Дао. Они послушались и пришли. Только секта Небесного нефрита не позволяет им увидеться с Шан Чао Цзуном. Eсли не дают увидеться, значить не будут видеться.

    Если потом Ню Ю Дао спросит у них, то они ему объяснят, что секта Небесного нефрита не позволила им пройти. Их силы ограничены, поэтому не сколько не хотели, а просто не смогли добраться до Шан Чао Цзуна.

    «Ню Ю Дао велел прийти нам, мы пришли. Секта небесного нефрита запретила видеться, мы не видимся.» - на этом три главы и порешили.

    Kак только Ню Ю Дао внезапно велел им начать действовать, они и начали действовать. Видимо Ню Ю Дао наконец решил помериться силами с сектой Небесного нефрита. Однако перед тем, пока не будет ясен победитель, они не хотят принимать какую-либо сторону.

    Неважно секта Небесного нефрита или Ню Ю Дао - перед обоими три секты не хотели бы совершить проступок. Одна сторона сильнее другой, и при этом обладает чудовищными приемами. А они сейчас бегали между двумя огнями.

    Это и есть участь слабых маленьких сект. Если они хотят выжить, то им приходится плясать под чужую дудку…

    Шоу Нянь зашел в дом, доложил о приходе Фэн Ру Нан и вышел. Затем он сказал ожидающей Фэн Ру Нан:

    — Молодая госпожа, госпожа ждет тебя внутри. – он протянул руку и пропустил ее.

    Фэн Ру Нан вошла и сбоку увидела мать, стоящую за занавеской из бус.

    — Ру Нан, входи. – Пэн Ю Лан ласковым и нежным голосом сказала.

    Фэн Ру Нан раскрыла занавески и вошла внутрь. Они взглянули друг на друга.

    Фэн Ру Нан действительно выглядела изможденной. Пэн Ю Лан в сердце почувствовала из-за этого дрожь. И это ее воинственная дочь? Как она могла стать такой печальной, грустной и изможденной?

    Она сначала начала порицать себя, а потом перекинулась на Шан Чао Цзуна:

    «Ему позволили спокойно покинуть город Чанпин, предложили жить в здравии и в достатке. А он вернулся для борьбы? Мало ему? Почему не примирился? Почему хочет продолжать бороться? Себя нужно винить, а не мою девочку!»

    Фэн Ру Нан смотрела на мать и молчала.

    — Выглядишь плохо. Не отдыхала? – Пэн Ю Лан подошла вперед и хотела обнять ее.

    Фэн Ру Нан подняла руки и оттолкнула руки матери.

    — Мои родители так поступают, поэтому мой муж ненавидит меня. Разве в таком положении получится отдохнуть? Ма, знакомо ли тебе чувство, когда один день проходит словно год?

    Пэн Ю Лан насильно улыбнулась: Ру Нан, ты многое надумала.

    Фэн Ру Нан: Я не беспокоюсь о борьбе за власть и о выгоде внутри семьи. Поэтому я мало знаю о том, что происходит снаружи. Но я ясно знаю, что вы сделали. Мои родители борются с моим мужем ради выгоды – это я понимаю. Я могу понять, что в беспокойный век - это нормальное явление. Но почему родители так поступают со мной?

    Пэн Ю Лан: Раз знаешь, тогда я не понимаю, почему твой муж благодаря нам крепко встал на ноги и потом отобрал у нас власть над Куангайем. Он начал - мы продолжили, в этом не нужно кого-либо винить.

    Фэн Ру Нан покачала головой:

    — Он забрал власть над Куангайем, но разве он вредил кому-либо из семьи Фэн? Неважно из-за родственных связей или уважения к секте Небесного нефрита - он никого не тронул из семьи Фэн. Я думала, что когда вы победите, вы также поступите и с ним. Он провинился раз перед вами, раз провинитесь и вы. Поэтому я ничего не говорила. Я так думала. Только почему вы решили убить Мэн Шань Мина? Только не говорите, что вы не знаете их отношения. Не говорите, что вы не оставили Мэн Шань Мина для убийства. Если бы вы убили Мэн Шань Мина, то это для них все равно, что гибель отца. Вы подумали обо мне?

    Проговорив это, слезы, как оборванные нити, стали спадать с ее глаз.

    — Не нужно плакать. Мать знает, что тебе пришлось стерпеть. – глаза Пэн Ю Лан тоже покраснели. Она достала платок, начала вытирать слезы дочке и утешая сказала:

    — Ты ошиблась. Убить Мэн Шань Мина захотели не мы, а секта. Твой дед нам это приказал. Мы здесь были беспомощны. Ты сама должна понимать.

    Фэн Ру Нан: А сейчас снова что происходит? Теперь вернули нас, посадили под домашний арест. Неужели секта Небесного нефрита и Шан Чао Цзуна не хочет отпустить?

    Об изменениях снаружи она тоже ничего не знала, ей никто ничего не докладывал.

    В это время снаружи послышался голос: Госпожа, господин зовет вас!

    Услышав это, в глазах Пэн Ю Лан промелькнул блеск. Она обняла дочку и утешая сказала:

    — Это не то, что ты подумала. Не плачь, скоро все пройдет. Больше мы не будем причинять тебе вреда. Скоро все пройдет. - говоря это, она гладила рукой по спине Фэн Ру Нан. Затем ее рука переместилась к ее шее, и внезапно она влила в нее силу, отчего Фэн Ру Нан закатила глаза.

    Плачущая Фэн Ру Нан отключилась и упала в объятьях матери.

    Пэн Ю Лан положила ее на кровать, нормализовала циркуляцию ци в ее теле и вытерла слезы дочери:

    — Ру Нан, в этот раз семья Фэн виновата перед тобой. После этого мать не позволит тебе больше испытывать обиды. Мать обещает, что все пройдет!

    Открыв занавески, она вышла, однако перед выходом повернулась и посмотрела на лежащую Фэн Ру Нан. Поправив платье и приняв гордую и величественную осанку, она быстро вышла.

    Когда она зашла в зал совещаний, Фэн Лин Бо сразу подошел к ней и тихо спросил:

    — Как Ру Нан?

    Пэн Ю Лан кивнула: Уже все хорошо. Она не будет нам мешать. Она в безопасности.

    — Хорошо. – Фэн Лин Бо успокоился и сказал:

    — Люди трех сект прибыли и ожидают снаружи. Сейчас нужно действовать. Времени немного. Тебе нужно побыстрее их уводить!

    — Хорошо! Как только я передам вам вести, вы сразу же начинайте действовать.

    — Не беспокойся. У нас уже все готово. Ждем вестей от тебя и сразу начнем атаковать!

    Супруги быстро переговорили и разошлись. Фэн Лин Бо снова созвал четырех командиров, чтобы провести контрольное совещание.

    Пэн Ю Лан вышла из зала совещаний, прошла в соседний двор и быстро подошла к Фэн Энь Таю.

    Увидев, что Пэн Ю Лан быстро идет, стоящий в беседке Фэн Энь Тай спросил:

    — К чему так спешить?

    Пэн Ю Лан: Только что получили вести. Люди трех сект тайно проникли в город. На южные ворота они специально отвели внимание людей секты Небесного нефрита. Пока их план не ясен…

    Не прошло много времени, как Фэн Энь Тай собрал большую часть учеников и направился к северным и восточным воротам обороняться.

    Пэн Ю Лан под предлогом защиты Фэн Лин Бо взяла табличку Фэн Энь Тайя, чтобы управлять здесь учениками. Фэн Энь Тай и не был против. Он ради защиты Фэн Лин Бо без раздумий отдал табличку…

    Стоящий на крыше дома соседнего двора Бай Яо видел, как Фэн Энь Тай забрал учеников и уходил.

    Получив донесение от ученика, Бай Яо узнал, что Фэн Энь Тай забрал людей на другие ворота. Он засомневался.

    Очень скоро сюда пришла Пэн Ю Лан и под таким же предлогом обманула Бай Яо. Тем более у нее на руках была табличка Фэн Энь Тайя. Она сказала, что это его приказ. Поэтому у Бай Яо просто выбора не было. Он должен был повиноваться приказу.

    После этого Пэн Ю Лан с той же табличкой Фэн Энь Тайя отозвала сторожащих этот двор учеников секты Небесного нефрита, включая Шоу Няня. На самом деле Пэн Ю Лан уже знала, что Шоу Нянь стал доверенным человеком мужа.

    По дороге кто-то с сомнением спрашивал - куда они уходят и зачем. Что с безопасностью Фэн Лин Бо?

    Пэн Ю Лан же просто показывала табличку Фэн Энь Тайя и велела не задавать много вопросов.

    Вот так в центре города учеников секты Небесного нефрита убрала Пэн Ю Лан…

    — Атакуем! - возглавляющий отряд Фэн Лин Бо отдал приказ.

    И сразу же в городе начались подозрительные движения. 4 отряда со всех сторон направились во двор, где держали Шан Чао Цзуна.

    — Дорогу! - один воин преградил путь Фэн Ру И на дороге, поэтому Фэн Ру И недовольно крикнул ему.

    Тот командир удивленно ответил:

    — Генерал, главный военачальник отдал приказ перекрыть эту дорогу и никого не впускать, чтобы не беспокоить наставников. – он подсознательно посмотрел на превосходно оснащенных воинов с луками и стрелами.

    Фэн Ру И просто достал приказ Фэн Лин Бо и грозно проговорил:

    — Ты хочешь противиться приказу?

    Командир вспотел и сложил руки: Слушаюсь. – он махнул рукой и велел пропустить всадников.

    Юань Ган стоял на стене и собственными глазами видел, как культиваторы стали расходиться в разные стороны. Он с сомнением наблюдал за всем этим.

    Дверь открылась и вбежал Юань Фэн:

    — Старший, войска Фэн Лин Бо странно начали себя вести.

    Юань Ган только спрыгнул со стены, как снова дверь открылась и Юань Лин вбежал:

    — Расквартировавшиеся войска странно себя ведут!

    Не прошло много времени, как Юань Хо и Ню Шан тоже вбежали и доложили тоже самое.

    Юань Ган быстро забежал в дом и разложил карту. Он смотрел направление передвижения 4 отрядов.

    В итоге проведя и соединив линии, он окружил угольным карандашом двор Шан Чао Цзуна:

    — Владыка Дао верно беспокоился. Фэн Лин Бо действительно хочет атаковать князя. Действительно в крайности собака и на стену запрыгнет!

    ***

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 435 – Внезапное нападение

    Глава 435 – Bнeзапное нападение

    Pебята, помогите пpодвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, cсылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

    Ранее Юань Ган не знал, почему ученики секты Небесного нефрита были отозваны в разные места. Но теперь понял. Oднако он не понимал, как Фэн Лин Бо умудрился отозвать учеников. Но сейчас у него не было времени об этом думать, у него были дела поважнее. Он должен был придумать, как спасти Шан Чао Цзуна. Ведь сейчас на кону стояла не только жизнь Шан Чао Цзуна и других, но и труды владыки Дао. Eсли они погибнут, то все старания владыки Дао пойдут коту под хвост.

    — Подать сигнал! Cозвать всех! – Юань Ган решительно проговорил.

    — Слушаюсь! – Ню Лин сразу же выбежал.

    Он поднялся на крышу и стал махать красным полотном.

    Внутри дома Юань Ган смотрел на карту, а рядом стоящий Юань Фэн снова напомнил:

     — Старший, если ты думаешь напасть на войска Фэн Лин Бо, чтобы спасти Шан Чао Цзуна, то нужно будет много раз подумать. В городе очень много людей Фэн Лин Бо. Как только мы нападем на них, то не только князя не спасем, но и у нас самих не будет шанса вырваться.

    Юань Ган ничего не говорил, а постоянно отмечал что-то на карте угольным карандашом.

    Юань Xо: Старший, если будем атаковать, то может тогда сразу нападем на Фэн Лин Бо. Может мы его схватим в заложники.

    Ню Шан сразу возразил:

    — Нет. В его дворце очень могущественная оборона. Мы не сможем к нему подобраться, иначе попадем под его окружение. Тем более схему расположения дома мы не знаем. В непонятной ситуации мы окажемся в невыгодном положении. Без подготовки у нас не будет шанса поймать его.

    Юань Хо: Получиться или нет – не важно, зато этим маневром мы привлечем внимание людей секты Небесного нефрита. Или нам стоит отправить своих людей к людям секте Небесного нефрита?

    Несколько человек посмотрели на Юань Гана.

    Юань Ган, глядя на карту, проговорил:

    — Сейчас в городе в каждом районе есть войска Фэн Лин Бо. Нам нельзя поднимать шум. Если поднимем шум, так войска сразу же возьмут все под контроль. Что касается людей секты Небесного нефрита, то везде стоят люди Фэн Лин Бо. Раз Фэн Лин Бо посмел атаковать, то он тщательно подготовился и сейчас с людьми секты Небесного нефрита просто так не свяжешься. Кто будет гарантировать, что у нас получится связаться с наставниками? Если попытаться, то наших людей могут перехватить или просто убить. Мы не можем сейчас играть в эту азартную игру.

    Он сейчас жалел, что не взял с собой взрывчатое вещество, из-за чего он был ограничен в возможностях.

    Во-первых, они в городе Чанпин находятся недавно. Во-вторых, после сражений в городе было много раненых, и войска взяли под контроль все аптеки, поэтому ему сложно изготовить взрывчатку.

    Юань Фэн: Тогда нам нужно сконцентрировать силы и сразиться с одним отрядов у ворот. Так мы обязательно привлечём внимание секты Небесного нефрита.

    Юань Ган поднял голову:

    — Как долго нам туда бежать? Потом если столкнемся и привлечем внимание, ты думаешь, что еще будет время? Сейчас важна жизнь князя. Фэн Лин Бо уже атакует его. У князя только несколько человек. Сможет ли он долго продержаться?

    Юань Фэн почесал голову: Тогда что нам делать?

    Юань Ган: Нужно поднять шум, но в первую очередь нужно обеспечить безопасность князю. Нужно поддержать князя!

    Юань Хо: Как?

    — Здесь! Здесь нужно собрать людей. – Юань Ган указал на одно место на карте и потом прочертил линию:

    — По этой дороге мы будем прорываться. Здесь улица тесная, и множество всадников там не поместятся. Поэтому и оборона у них будет слабой. К тому же к князю это самый близкий путь. Мы прорвемся здесь и ворвемся туда к князю. В то же время нужно везде разжечь огонь, чтобы люди секты Небесного нефрита поняли, что у князя случилась беда. Нужно все делать быстро!

    Юань Фэн: Если мы прорвемся, но и они прискачут?

    Юань Ган не стал ругаться, а подбадривающе сказал серьезно:

    — В городе сложно вести бой большим армиям. В этом наше преимущество. Если вас обнаружат, то пусть все используют постройки и другие здания. Сколько смогут спастись, пусть спасаются.

    В этот момент многие поняли, что в этом деле будут жертвы.

    Юань Фэн снова спросил:

    — Если люди секты Небесного нефрита не успеют вовремя прийти?

    Теперь наступила мертвая тишина, потому что все знали последствия этого. Огромные войска окружат их со всех сторон. Простой культиватор испугался бы на их месте, а они тем более. Вряд ли они смогут долго продержаться.

    Юань Ган недолго молчал и сказал:

    — Жизнь князя затрагивает интересы многих людей. Это дело важное. Мы должны приложить все силы. Мы ближе всех находимся к князю, и если не сохраним ему жизнь, то потеряем нынешние блага и средства к существованию. Мы можем разойтись тогда. Если сохраним жизнь князю, то с этого дня Южная область, можно сказать, станет нашей опорной точкой. Это князь обеспечит владыке Дао. Передайте это братьям!

    Юань Хо и другие кивнули молча.

    — Отправьте 4 человек в разные ворота. Пусть посмотрят - можно ли выйти за город. Если получится, то пусть свяжутся с У Лао Эром и расскажут ему все.

    Очень скоро несколько человек вышли из двора и быстро разошлись. Юань Ган поднял бревно на плечи…

     

    — A Фу, сегодня ты рано?

    На улице охраняющий лавку один молодой человек стал толкать тележку, а рядом стоящий старик, также охраняющий другую лавку, спросил молодого человека. Он уже привык за несколько дней к этому молодому человеку.

    — Дела семейные.  – молодой человек ответил и покатил тележку дальше.

    Такие сцены происходили по всему городу. Все собирались к месту, которое указал Юань Ган…

    На одном из перекрестков несколько сотен всадников под командованием Фэн Ру И столкнулись с другой группой всадников под командованием Тао Яна.

    Два отряда соединились и дальше поскакали не останавливаясь. Два командира кивнули друг другу и, ведя своих людей, направились дальше ко двору Шан Чао Цзуна.

    Фэн Ру И подъехал к главным воротам.

    У ворот один страж сложил руки и почтенно сказал:

    — Генерал И.

    Фэн Ру И серьезно сказал: Смена дислокации!

    Тот человек удивленно спросил:

    — Генерал И, еще не пришло время. Господин Бай велел без его ведома не менять дислокацию. Иначе, если что-то произойдет, он меня накажет!

    Одетый в боевые латы Фэн Ру И достал верительную стрелу и серьезно спросил:

    — Смеешь противиться приказу?

    «Шх!»

    По бокам от него люди достали мечи.

    Страж испугался и сразу ответил: Не смею. Подчиненный не смеет! – он махнул рукой, и его люди сразу же отошли.

    Фэн Ру И посмотрел по сторонам, и его люди сразу же взяли улицу у главных ворот под контроль.

    В то же время Нун Чжан Гуан, взяв своих людей, подъехал со своей стороны к улице двора.

    В этот момент с главных ворот люди Фэн Ру И заняли улицу, сзади люди Фэн Ру Цзе взяли улицу, слева Тао Ян, а справа Нун Чжан Гуан.

    Тао Ян и Нун Чжан Гуан подъехали и махнули Фэн Ру И дав ему понять, что все уже готово.

    Фэн Ру И кивнул и, подъехав к главным воротам, поднял голову и махнул рукой.

    Сразу же два молодых человека поднялись по лестнице и постучали в дверь.

    — Что такое? – телохранитель Шан Чао Цзуна спросил.

    Тот молодой человек притворился, что собирается ответить, но внезапно протянул руку и схватил телохранителя за шею. Другую руку он протянул к его лицу и хотел закрыть его рот. Но телохранитель быстро среагировал и сразу же ударил по ребрам молодого человека. Молодой человек согнулся от боли, но все же держал намертво телохранителя.

    Сзади раздался звук *шух шух*, и два холодных блеска пронзили тело телохранителя. Главный среди нападающих положил тихо на землю тело телохранителя. Так они пробирались или перелазили через стенку, проливая кровь.

    Промелькнул холодный блеск, и еще один телохранитель пал на землю. Ворота были открыты!

    Группа людей ворвалась внутрь. Внутри телохранители, увидев множество воинов, не успели опомниться, как дождь из стрел уложил их на землю.

    По дороге Фэн Ру И с каменным лицом держал меч в руках и поднимался по лестнице. Сзади него шли люди и расходились по сторонам.

    Увидев, что Фэн Ру И вошел, Тао Ян и Нун Чжан Гуан тоже начали наступать. С двух сторон люди стали перелазить через стенку и атаковать людей Шан Чао Цзуна.

    В главном зале Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин в это время что-то обсуждали.

    Снаружи зала около лестницы Ло Ан толкал коляску Мэн Шань Мина.

    Внезапно Ло Ан остановился, а Мэн Шань Мин прислушался.

    «Звук натянутой тетивы!»

    Закаленный в боях человек, услышав этот звук, сразу поймет в чем дело.

    — Внезапная атака! – наверху двое дозорных телохранителя закричали, как в этот момент сразу на них полетели стрелы.

    Два человека быстро среагировали и упали на пол, уклоняясь от стрел. Некоторые стрелы уже пролетали мимо двух телохранителей. Некоторые стрелы все же попали в них. Они словно гвозди прилипли к полу, ползли и укрывались за колонной. В руках у них сразу появились мечи.

    —Внезапное нападение! – они продолжали кричать.

    Снаружи раздался горестный крик.

    Из главного зала Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин выскочили посмотреть, что происходит снаружи.

    На открытой местности Ло Ан сразу же начал толкать тележку обратно в главный зал, чтобы скрыться там.

    С двух сторон сзади Ло Ана появилось несколько телохранителей, чтобы защищать Мэн Шань Мина.

    Сзади двора с двух сторон противники натянули стрелы и выпустили их на Мэн Шань Мина.

    Дождь стрел прилетал. Прибежавший ко входу Шан Чао Цзун испугался и быстро ногой швырнул Лан Жо Тина назад в главный зал, а сам, оттолкнувшись от того же Лан Жо Тина, упал на пол, уклоняясь от стрел.

    Шан Чао Цзун затем кувыркнулся и тоже скрылся за дверью.

    Увидев, какое количество стрел попало в дверной пролет, Лан Жо Тин испугался. Он только что чуть жизнь здесь не оставил.

    Четверо телохранителей, которые загородили своими телами Мэн Шань Мина, теперь были похожи на ежей. Они долго не простояли и упали на землю.

    Ло Ан выскочил и закрыл собой Мэн Шань Мина.

    Сзади него сразу же просвистело несколько стрел.

    Кто-то уже бежал на коляску. Ло Ан схватил худощавое тело Мэн Шань Мина и швырнул его что есть мочи внутрь главного зала.

    — Ло Ан! – Мэн Шань Мин горестно кричал, пока летел. Он повернул голову и увидел то, чего не хотел видеть.

    Изо рта Ло Ана текла свежая кровь. Его тело обмякло, и он оперся об инвалидную коляску. Ноги его не держали, и он с коляской уже начал скатываться вниз с лестницы. Однако в то же время он безумно кричал:

    — Не беспокойтесь обо мне! Закройте дверь!

    Когда он соскользнул вниз, то его тело окрепло. Он снова встал, повернулся и, махая инвалидной коляской, заграждал себя от стрел. Он с красными глазами яростно кричал людям, которые бежали на него:

    — Мрази! Идите ко мне, я еще здесь!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 436 – Копье, копье мне!!!  (1035 лайков)

    Глaва 436 – Кoпье, копье мне!!!

    Bоины Фэн Лин Бо беззвучно подxодили и атаковали людей Шан Чао Цзуна.

    Когда Фэн Лин Бо пpодумывал план, то уже знал, что им нельзя поднимать шум. По крайней мере до поcледнего им нужно было сохранять все в неведении.

    В инвалидную коляску уже попало множество стрел, однако Ло Ан, укрываясь ей, шел вперед.

    Oн не собирался сдаваться и защищался с помощь коляски. Однако одна стрела попала ему в ногу. Он снова пригнулся немного, однако потом встал и, не взирая на боль, с коляской ворвался в кучу противников. Из-за пояса он достал нож, а из его рта по-прежнему текла кровь.

    «Соу-соу.» - стрелы летели в коляску.

    Казалось, словно лес стрел летел на него. Однако он не боялся их.

    Ло Ан ворвался в кучу противников, он стал махать ножом и ранить их.

    Eго действия были свирепыми и отчаянными. Tе, кто еще не успел натянуть тетиву, были просто заколоты им.

    Вдруг промелькнул холодный блеск, и кто-то вонзил меч в живот Ло Ану, который уже заметно ослабел.

    Ло Ан схватил меч и не позволил противнику воткнуть меч до конца, при этом он взял свой нож и ударил им в голову неприятелю.

    Хоть он был тяжело ранен, но Ло Ан был достаточно храбр, чтобы просто так помереть. Все же телохранитель Mэн Шань Мина не будет простым человеком.

    И такого обезумевшего человека вражеские воины испугались. Они невольно стали отходить назад!

    Позади толпы появился Фэн Ру И. Он холодным взглядом посмотрел на Ло Ана и схватил у одного воина пику.

    Длинная пика в руках Фэн Ру И легко пролетела через других и вонзилась в грудь Ло Ана.

    «Пу!» - не уклонившись и не увернувшись от нее, Ло ан тяжело вздыхал.

    В этот миг его покинули последние силы, и его тело обмякло.

    Фэн Ру И подошел, расталкивая толпу. Он взял пику. Его рука была очень сильной.

    Фэн Ру Нан была не слабее мужчины - это уже многие заметили на поле боя, но ее братья были еще сильнее ее.

    В некоторой степени эти два брата и сестра унаследовали немного силы Пэн Ю Лан. Все же они были высокими и обладали изумительной силой, как раз подходящей для битвы. 

    «Дн! Дн! Дн!»

    Ло Ан еще не смирился с поражением и бил по пике ножом. Однако его пальцы уже действительно ослабли, и он уронил нож на пол.

    Он упал, но его глаза до сих пор были открыты. Он смотрел на смотрящего на него сверху вниз Фэн Ру И.

    Кровь стекала по пике, и Фэн Ру И спокойно взял ее. Выражение Фэн Ру И было хладнокровным. Он холодным взглядом посмотрел на стоящего у двери Шан Чао Цзуна, словно демонстрировал ему это убийство.

    В этот момент у него уже не было выбора, теперь оставалось только добиться победы!

    — Фэн Ру И, клянусь, я убью тебя!

    Шан Чао Цзун увидел лежащего с копьем в груди Ло Ана и его глаза покраснели. Он пришел в ярость и, указывая на Фэн Ру И рукой, кричал.

    Теперь уже между зятем и братом сестры действительно отношения разорвались.

    В этот момент Шан Чао Цзун догадался, что кто-то придет, чтобы убить его. Точнее он был уверен, что секта Небесного нефрита могла в любой момент прийти и убить его. Только зачем поднимать такие силы? Зачем тесть пошел на такие методы! Тесть решил вот так убить его!

    Он был зол и винил себя за мягкосердечность. Он винил себя за то, что в свое время не убил всю семью Фэн. Когда он захватил власть над Кунгайем, тогда ему надо было убить всю семью. И пусть даже Пэн Ю Цай был отцом Пэн Ю Лан, он бы все равно ничего не сказал. Тогда он ничего не смог бы сделать Шан Чао Цзуну. Поэтому сейчас Шан Чао Цзун винил себя за мягкосердечность!

    Сидящий на полу Мэн Шань Мин тоже красными глазами смотрел на лежащего на земле Ло Ана.

    Это был уже не тот спокойный и невозмутимый полководец Мэн. Это был разгневанный старик. Его глаза словно готовы были лопнуть от ярости. Он потянул руку назад и кричал яростно:

    — Копье, копье мне!

    Он не хотел мириться с этим. Он словно попал в сон, точнее его одурманило настоящее. Он словно попал в прошлое, когда он вел за собой войска и сражался в ожесточенных боях, спасал императора.

    Однако реальность была очень жестокой, и он сейчас не мог вести за собой войска и уж тем более сражаться. Никто сейчас не подавал ему копье.

    В комнате были только он, Шан Чао Цзун и Лан Жо Тин. Только они не стали подносить ему орудия. Хоть в зале также стояли подставки для оружия, на которых действительно лежали орудия. Только никто не хотел, чтобы старый инвалид выходил сейчас с копьем сражаться.

    Никто не откликался. Разгневанный Мэн Шань Мин повернул голову и хотел накричать на подчиненных, но в этот момент он словно очнулся и осознал свое бессилие. Он снова постарел.

    В то же время горечь утраты охватила его. Он бесился и горевал. Всю жизнь он участвовал в боях. И неужели он сейчас должен вот так доживать свои дни?

    В сердце он не мог смириться с этим, однако понимал, что они сейчас мало что могут изменить.

    Фэн Ру И действовал быстро и не терял времени. Тело Ло Ана уже лежало неподвижно на земле.

    Фэн Ру И взмахнул окровавленной рукой и крикнул:

    — Убить!

    Снова лучники натянули тетивы, и дождь стрел полетел в сторону главного зала.

    — Полководец Мэн! – Лан Жо Тин крикнул.

    Шан Чао Цзун сбоку кинулся к Мэн Шань Мину.

    Из дверей промелькнуло несколько черных силуэтов. С соседних комнат проскочили два телохранителя и что-то похожее на стол потянули сюда, заслоняя их от стрел.

    Четыре телохранителя в то же время зашли в главный зал и с двух сторон потянули на себя двери. Два человека сверху потянули за брус и затворили дверь. Другие направились к западной части и подперли западные двери.

    Стрелы снаружи перестали лететь, однако теперь послышался топот людей…

    В задней части двора у берега пруда гуляла Шу Цин. Ей тоже было грустно.

    Внезапно она услышала крики - *Атакуют!* *Внезапное нападение!* и вдруг увидела, как люди стали перелазать через стены. Она сразу же испугалась.

    В этот момент сзади подбежали два телохранителя и потянули ее за собой:

    — Княжна, нужно убегать!

    Шу Цин с ними убежала.

    Однако преследователи натянули тетивы и стали стрелять.

    Когда они проходили через круглый проход, один телохранитель остановился, расставил руки и закрыл собой Шу Цин.

    Шу Цин проскочила через двери и, повернув голову, увидела, как тот телохранитель уже лежал в луже крови.

    — Брат Ян! – Шу Цин горестно закричала.

    Она хотела развернуться и побежать к телохранителю, только ее сдержал другой телохранитель.

    Сзади двора на стене появился Фэн Ру Цзе. Он отобрал у воина лук и стрелу. Фэн Ру Цзе был закаленным генералом и конечно знал толк в стрельбе. И после выпущенных тьмы стрел он пустил еще одну.

    Стрела летела в Шу Цин.

    В этот раз семья Фэн решила убить не только Шан Чао Цзуна, но и всех его близких людей, чтобы не осталось свидетелей. Разве Шу Цин будет исключением? Все должны погибнуть. А вдруг потом эта девушка захочет отомстить.

    — Княжна, уходим! – другой телохранитель потянул Шу Цин обратно.

    И в этот момент прилетела стрела, которая попала в лопатку Шу Цин.

    К счастью, телохранитель вовремя оттянул Шу Цин, иначе попадание стрелы было бы смертельным.

    Тот телохранитель рванул с Шу Цин. Хоть он заметил сзади торчащую стрелу у Шу Цин, но сейчас на это не было времени.

    Фэн Ру Цзе махнул рукой, и 4 воина позади него слезли со стены. Они направились в погоню, натянули стрелы и тоже приготовились стрелять.

    Телохранитель потянул за собой Шу Цин, и они, как кошки, скрылись за одним садом. Он открыл дверь в маленький дом и завел туда Шу Цин.

    Телохранитель сразу же перевернул шкаф и подпер им дверь. Внезапно он услышал звук *Шшш».

    Повернувшись он увидел, как Шу Цин разрывала свою юбку.

    Не дожидаясь пока он среагирует, она подтолкнула стол и залезла на него. Затем сказала:

    — Быстрее уходим. Отсюда этот двор соединен с князем.

    «Бух!»

    За счет высоты стола Шу Цин получилось пробить сверху деревянную изгородь и вылезти наружу.

    Телохранитель только среагировал, однако сразу идти за княжной немного неудобно, ведь на ней была юбка.

    «Дух, дух, дух!» - сзади раздались стуки.

    К счастью дверь была надежно подперта. Телохранитель тоже поднялся и последовал за Шу Цин.

    Они когда спустились с дома, то оказались в другом дворе, где как раз находился главный зал. Они уже услышали топот.

    — Пошли! – пригнувшись у стены, два человека пробрались к задней двери.

    Когда они зашли в главный зал, тот телохранитель затворил за собой дверь.

    Они услышали звуки голосов Лан Жа Тина и других. Шу Цин мучительно исказила лицо. Она только сейчас ощутила острую боль в спине и также почувствовала свежую кровь, стекающую по руке.

    Она, поддерживая плечо, быстро зашла в главный зал и увидела, как Шан Чао Цзун тянул Мэн Шань Мина.

    ***

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 437 – Даже очень мудрый иногда ошибается!

    Глaва 437 – Дажe oчень мудpый иногда ошибаетcя!

    Мэн Шань Мин был в ярости. Шу Цин еще ни разу не видела его таким. Она сразу же подбежала и спросила:

    — Дядя Мэн.

    Лан Жо Тин повернул голову и, увидев ее, успокоился. Bсе же с княжной все в порядке.

    Шан Чао Цзун, тоже услышав ее, повернул голову. Cестра жива и xорошо. Только в этот момент во все щели ломились враги, поэтому у него не было времени сейчас переговариваться с сестрой. Он сразу же подбежал, чтобы помочь телохранителям подпирать двери и окна.

    — Девочка, держи! – Мэн Шань Мин посмотрел на Шу Цин.

    Он в это время, опираясь на две руки, полз по полу к подставкам с оружием. У этого старика, оказывается, еще осталась немалая сила в руках.

    Он быстро дополз до подставок и взял одно копье.

    Шу Цин с красными глазами посмотрела на него. Eй было больно смотреть, как старик вот так вот ползает и еще пытается взяться за оружие.

    — Дядя Мэн, отдайте мне. Вы отдохните в сторонке.

    Мэн Шань Мин заметил торчащую у Шу Цин за спиной стрелу и потянул ее к себе, чтобы внимательнее разглядеть нет ли смертельных ран.

    «Шх!»

    Мэн Шань Мин вытянул руку и достал с подставки один меч. Затем он взмахнул мечом и срезал стрелу за спиной Шу Цин.

    Стрела вонзилась глубоко, поэтому сейчас не было времени лечить ее рану. И лучше всего сейчас так поступить. Мэн Шань Мин много раз бывал в подобных ситуациях и знал как действовать.

    Шу Цин сморщилась от боли, однако действия Мэн Шань Мина были настолько быстрыми, что боль как быстро появилась, также быстро и прошла.

    Она подняла голову, а Мэн Шань Мин уже передал ей меч. Он сказал:

    — Нельзя опозорить твоего отца! В самый крайний случай нельзя, чтобы враг мог опозорить тебя!

    Взяв меч, Шу Цин поняла смысл его слов. Этот меч можно использовать как для обороны, так и для самоубийства. Раз он так говорит, то значит, он мало на что надеется.

    Шу Цин: Дядя Мэн, не беспокойтесь. Владыка Дао найдет способ спасти нас.

    Мэн Шань Мин посмотрел на нее недовольным взглядом. В такое время она еще говорит про владыку Дао? Однако он ничего не ответил. Сейчас не время спорам. Схватив ее за руку, он пытался подняться. Он привстал так, взял копье и оперся на подоконник.

    Шу Цин, держа меч, подошла к другому окну.

    — Князь! – Мэн Шань Мин крикнул и махнул рукой.

    Шан Чао Цзун сразу же подошел, взял меч и побежал к другому окну.

    Лан Жо Тин тоже подошел, взял меч и повесил его на пояс. Затем он взял в руки копье и стал с Шан Чао Цзуном охранять окно.

    5 телохранителей тоже подошли к подставке для оружия и вязли орудия. Один взял копье и пошел сторожить главную дверь, остальные четверо побежали к задним дверям.

    Снаружи постоянно стучали и били по двери. Противники пытались пробиться. Кто-то махал топором пытаясь проломать стену.

    В такой обстановке они долго не продержатся. Скоро кто-нибудь да пробьется к ним.

    «Бах!»

    В стене появилась дыра, и один воин залез внутрь.

    Охранявший у окна Мэн Шань Мин повернул голову и сразу же метнул туда копьем.

    «Бух!»

    Потекла свежая кровь, и тот воин попятился назад, наталкиваясь на других людей.

    Мэн Шань Мин потянул назад копье и снова воткнул его в другого человека. Он направлял копье на человека, который пролезал сбоку.

    Ааа!!! – раздались крики боли.

    Жаркое солнце палило над скалой. Под старым деревом сидел Ню Ю Дао, поджав ноги. Его глаза были закрыты.

    От горного ветра порхала юбка, Гуань Фан И спустилась около него:

    — От дворца Утренней луны пришел ответ.

    Ню Ю Дао расправил медленно две руки и спросил:

    — Почему так долго отвечали?

    Гуань Фан И: После того, как дворец Утренней луны получил твое письмо, они сразу же связались с городом Чанпин. Их человек там сказал, что в городе довольно сложно что-либо проворачивать.

    Ню Ю Дао: Они со мной торговаться хотят?

    Гуань Фан И: Они говорят, что дело не в цене. Дворец Утренней луны говорит, что теперь в городе Чанпин сейчас много культиваторов секты Небесного нефрита и войск. Весь город Чанпин находится под полным контролем. Культиватору сейчас сложно будет добраться туда.

    Дворец Утренней луны говорит, что изначально тоже там были их люди. Только зная, что скоро там будет происходить, они вызвали своих людей из города. Не дожидаясь, пока в городе начнут чистку. Теперь в городе нет их людей. Получив твое письмо, они отправили человека туда и обнаружили, что защита города очень сильна. Теперь невозможно ворваться в город.

    Ню Ю Дао: Это предлог. У них есть множество птиц. Можно и ночью прилететь.

    Гуань Фан И: Поэтому они спрашивают. Говорят, что не так уж это и невозможно. Однако в городе так много культиваторов, что их могут легко обнаружить. Дворец Утренней луны пойдет на большой риск, поэтому они спрашивают, что ты дашь им взамен.

    Ню Ю Дао открыл глаза и встал. Его выражение лица было серьезным. Он сейчас понял, что, оказывается, плохо разбирается в этом мире. Например: дворец Утренней луны говорит, что сложно проверить город Чанпин.

    Не только это. Он послал У Лао Эра с высокими мастерами парка Фуфан. Только они не попали в город.

    Он также послал 3 секты, чтобы они вошли в город. И они не смогли, хоть он и не особо надеялся на них.

    Теперь дворец Утренней луны говорит, что это будет сложно.

    Он находится в мире культиваторов, но он не думал, что здесь попасть в город будет так сложно. Он только сейчас заметил, что город Чанпин стал его слабым звеном. А если Фэн Лин Бо действительно как собака от крайности будет бросаться на стену?

    Xоть он не думал, что Фэн Лин Бо чего-либо добьется под контролем секты Небесного нефрита. Однако город Чайпин стал слабым звеном его плана, и это вызывало волнение у него.

    Он все же не бог и не мог заранее все предсказать. Откуда он знал, что войска и основные силы расположатся в городе Чанпин. Он не мог предвидеть изменения. Достаточно только контролировать главное направление. Поэтому он изначально и не придавал значения этому городу. Но сейчас задействовав столько культиваторов, у него все же не получается ворваться в город. От этого ему становилось неспокойно на душе. Он осознал, что означает выражение - «Даже очень мудрый человек иногда ошибается!»

    — Как ответить дворцу Утренней луны? – Гуань Фан И спросила.

    Ню Ю Дао: Подождем, какие вести они получат. Потом все установим. Пэн Ю Цай уже вернулся в город Чанпин. Думаешь, нужно еще что-нибудь?

    Гуань Фан И: Ты слишком беспокоишься. Ты уже оказал большое давление на секту Небесного нефрита. Теперь ты угрожаешь им их выгодой и прибылью. Они не могут позволить, чтобы с Шан Чао Цзуном что-либо случилось. Иначе последствий они не оберутся. В городе Чанпин так много учеников секты Небесного нефрита, поэтому Фэн Лин Бо вряд ли сможет что-либо сделать там. Все же ученики секты Небесного нефрита не мебель.

    Ню Ю Дао медленно ответил: Надеюсь так и есть!

    Хоть он говорил так, но он беспокоился. Он мог предвидеть возможность атаки. Есть возможность напасть на Шан Чао Цзуна даже при культиваторах секты Небесного нефрита. Поэтому ему было неспокойно…

    В переулке два солдата-сторожа шли вперед, а за ними следовали три солдата просто так. Они гуляли туда-сюда.

    Юань Ган, неся большое круглое бревно, вышел и преградил им путь.

    — Ты что делаешь? Здесь живешь?

    Два солдата остановились, а три солдата сзади недовольно медленно подошли. Один солдат крикнул:

    — Обыскать!

    В этот момент за переулком кто-то кашлянул: «Кхе-кхе.»

    В это время снаружи тоже один человек подал сигнал, что можно атаковать, намекая, что сейчас никто не войдет в переулок.

    Юань Ган сразу же схватил бревно и стукнул им по двум стражам, отчего два человека, кашляя кровью, упали назад.

    Юань Ган сделал шаг и швырнул бревно. Три солдата сзади не успели увернуться, как тоже были повалены от этого удара бревном.

    В переулке Юань  Фэн услышал движения и посмотрел сюда. Он махнул рукой и зашел сюда. Сзади него другие люди зашли в переулок.

    Подобрав бревно, Юань Ган забросил его на плечо и помчался вперед. Группа людей помчались за ним. Люди, бежавшие за ним, подобрали тела тех солдат, утащили их в один дом и оставили там.

    Группа людей пробегала мимо и на бегу доставала разные вещи, ножи, дубины из под ноги, из-за пояса и др.

    Когда они добрались до условной точки, Юань Ган переложил на сгиб локтя бревно. Бревно переломилось, и он достал меч трех яростных рычаний.

    Их группировка начала зачищать все на своем пути, а Юань Ган следовал последним за ними.

    Группа людей забиралась в дома.

    — Солдатам закрывать рты!

    Как только это проговорили, сразу одному солдату, лежавшему здесь, закрыли рот. А хозяин дома заметил, что эти парни забегали быстро и уходили тоже быстро.

    Группа людей на своем пути посещала дома и убирала солдат. Они прорывались через ворота или же перелазили через стены.

    Если они замечали дозорных солдат, то сразу стреляли в них из арбалетов, а трупы по пути убирали.

    Группа действовала быстро, тихо и своевременно. И эта группа непрерывно продвигалась дальше.

    Ребята, помогите продвинуть перевод на рулейте. Ваши лайки, комментарии, рецензии, ссылки на страничку перевода в ВК и др может, помочь переводу попасть в топ недели и месяца;)

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 438 – Владыка Дао прибыл

    Глава 438 – Владыка Даo пpибыл

    Дажe еcли их замечали дозорные, Юань Ган только говорил:

    — Уходим!

    Он вовсе не обращал внимание на них и продолжал убегать с остальными.

    Hесколько людей заметили труппы в домах, но в итоге могли только заметить, как силуэты перепрыгивали через стены. Cкорость группировки была очень высокой. Сложно было их нагнать. Они по молчаливому согласию действовали слажено, отчего солдаты оставались беспомощными перед ними.

    Эта группа уже успела собрать лестницу из людей. Куда ни посмотри, повсюду можно было увидеть их силуэты. И эта лестница потрясала солдат, словно делала предупреждение!

    Дыра в стене увеличивалась. Пыль разлеталась, а кровь струилась по полу.

    Сидевший на полу Мэн Шань Мин держа пику беспощадно постоянно атаковал влезавших сюда солдат. От его руки уже пало несколько десятков солдат.

    Шу Цин тоже стояла сбоку и, прикусывая губы, внезапно атаковала неприятелей. Она тоже убила уже несколько человек. Tолько рана в плече отдавала острой болью.

    Xоть они и знали, что долго не продержатся, но каждый из них старался убить как можно больше человек.

    Окно Шан Чао Цзуна уже тоже пробили, и теперь у окна также образовалась лужа крови. Шан Чао Цзун махал чжаньмадао и рубил всех. Он уже убил более десяти человек. Стоящий сзади него Лан Жо Тин - этот кабинетный ученый тоже с красными глазами убивал людей. Он убивал тех, кого не успевал убить Шан Чао Цзун.

    Во дворе Фэн Pу И разгневался. Всего лишь несколько человек держат так много людей.

    Он заметил, как из под окна временами кто-то неожиданно атакует. Фэн Ру И взял пику и пронзил ей через отверстие.

    «Дн!»

    Шу Цин почувствовала, как у нее онемела рука и меч ее выпал.

    Фэн Ру И стал вести пикой и хотел довести пику до шеи Шу Цин, однако появилась тень другого копья, которое преградило удар Фэн Ру И. Отчего Фэн Ру И отвел свою пику на плечо Шу Цин. Он хотел разорвать рану Шу Цин.

    Только Шу Цин увернулась от удара.

    В решающий момент Мэн Шань Мин стал атаковать и спас Шу Цин.

    Фэн Ру И ощутил, что его атаковало не копье, а какой-то огненный ветер.

    Копье перемещалось, как извивающийся дракон. Владелец копья видимо был искусным воином. Он даже умудрился срезать наплечник Фэн Ру И.

    Фэн Ру И быстро стал отходить и, убрав пику, быстро кувыркнулся назад. Только что копье чуть ли не разило его в грудь. Он испугался. Хоть у него был срезан наплечник и появилась небольшая рана, но он понимал, что если бы он своевременно не среагировал, то уже был бы мертв.

    Он не думал, что этот старик-инвалид может так искусно сражаться и владеть копьем. Действительно мастер смертельных приемов!

    Он сейчас понял, почему толпа людей не могла пройти мимо него.

    Мэн Шань Мин сейчас был стариком, но все тем же бойцом. Но если бы он сейчас был полон сил, то Фэн Ру И просто не смог бы скрыться от его удара.

    Фэн Ру И, глядя на отверстие, внезапно крикнул: Стрелять! Убить!

    Сзади него вышли лучники, и поток стрел накрыл отверстие.

    Внутри Мэн Шань Мин поднял копьем один труп и закрыл им отверстие. Тело того человека сразу же стало похожа на ежа.

    После волны стрел снова человек направился вперед, и Мэн Шань Мин снова начал их убивать. Один лезет - убьет одного, двое лезут - убьет двоих.

    Он убивал беспощадно и сурово.

    Шу Цин подняла меч, скрежеща зубами.

    «Бах!»

    Сзади раздался грохот, и толпа людей ворвалась в зал.

    Люди в главном зале испугались. Они поняли, что сзади оборону прорвали.

    — Прорвали! – Шан Чао Цзун крикнул.

    Он сразу же с Лан Жо Тином подтащили Мэн Шань Мина, затем сразу встретил нескольких людей, которые вбежали сзади.

    Четыре телохранителя, которые защищали задние ворота, уже были убиты. Спереди остались Шан Чао Цзун и другие, плюс еще один телохранитель.

    Огромное количество людей ворвалось внутрь. Шан Чао Цзун и остальные отошли в один угол. Шан Чао Цзун вышел вперед с Мэн Шань Мином, образуя угол. Они начали сражаться со всеми, а Шу Цин, Лан Жо Тин и телохранитель были на подхвате.

    Ворвавшийся Фэн Ру И крикнул: Назад! Стрелы!

    Aтакующие стали отходить, после чего лучники выпустили на них поток стрел.

    Мэн Шань Мин копьем поднял разбитый стол и прикрыл им себя и остальных. Шан Чао Цзун тоже с другой стороны подтолкнул к себе стол и закрылся от стрел.

    Несколько человек, как кошки, спрятались от стрел.

    Стрелы их не взяли, и группа солдат снова начала атаковать их. Мэн Шань Мин и Шан Чао Цзун снова стали сражаться с ними.

    Шу Цин с коротким мечом не могла сражаться впереди, поэтому она, оглянувшись по сторонам, сразу же стала подтаскивать к ним разбитые стулья и другие предметы, чтобы приготовиться к следующей волне стрел.

    Фэн Ру Цзе повернул голову и приказал:

    — Пусть люди взберутся на крышу и отчистят черепицу. Сверху пусть стреляют и убьют их!

    Сразу же несколько человек направились на крышу.

    — Кучка отбросов! Разойдитесь!

    Увидев, что атакующие не могут прорваться, Тао Ян гневно крикнул. Он взял большой меч и направился вперед. Он хотел убить этого инвалида. Тактика его была простой, он собирался убить Мэн Шань Мина простой грубой силой.

    — Генерал Тао! Назад! – Фэн Ру И испугался.

    Он уже получил от Мэн Шань Мина и знает насколько высокое мастерство у этого старика.

    Только  уже было поздно, Тао Ян начал атаковать.

    У сидящего Мэн Шань Мина появился холодный блеск в глазах. Он не страшась встретил его атаку и дрожащим копьем отбил атаку меча. Он оттолкнул руку противника и мгновенно, словно пружинным выстрелом, направил ответный удар.

    Тао Ян вытаращил глаза, когда его удар прошел мимо. Он хотел увернуться, но не успел. Поэтому ему оставалось только смотреть, как острое копье пронизывает его горло. Поток свежей крови полился на пол.

    Тао Ян пал на землю, а Мэн Шань Мин достал другое копье и отшвырнул Тао Яна.

    Тао Ян лежал на полу, его охватили судороги.

    Мэн Шань Мин даже не смотрел на него и уже сражался с другими воинами.

    Фэн Ру И уже был готов морально к такому исходу, а Фэн Ру Цзе и Нун Чжан Гуан пребывали в шоке. Они не думали, что этот калека окажется таким мастером. Он с двух ударов убил Тао Яна - такого храброго и опытного воина.

    Семья Фэн потеряла одного генерала. Фэн Ру И не знал, что сказать!

    В соседнем дворе Юань Ган забрался на крышу. Он также заметил, как на крышу главного зала взбирались люди. Увидев это, он понял, что Фэн Лин Бо еще не добился своего, и сражение продолжается.

    — Разжечь огонь… - он приказал людям в надежде, что ученики секты Небесного нефрита успеют прийти.

    — Старший! - Юань Фэн и другие испугались.

    Юань Ган передал им поручения, а сам побежал вперед.

    Юань Фэн и другие подожгли дома и потом направились за Юань Ганом.

    Хозяева домов хотели плакать, да не могли. Их дома подожгли, но им запрещали обращаться к стражам и звать на помощь. Да и хозяева уже сами видели, как эти ребята убивали расквартированных солдат, поэтому они не смели поднимать шум.

    Да уже не нужно было поднимать, ведь множество солдат пропало и множество было обнаружено.

    …..

    В главном дворе.

    «Почему не подали сигнал?» - Фэн Лин Бо ходил и думал. Он был встревожен и гневно крикнул:

    — Кто это сделал?

     

    Вбежав в переулок, Юань Ган сразу же направился к главным воротам. Куча солдат не успела среагировать, как Юань Ган уже разрезал всех их мечом.

    «Шх!»

    Один меч разрубил главные двери, и Юань Ган быстро вбежал внутрь. Ранее на крыше дома он заметил у солдат стрелы. Похоже, это были лучники.

    Он ворвался в главный зал так быстро, что люди не успевали реагировать.

    — Стрелы! - раздался приказ, и туча стрел направились на Юань Гана.

    Юань Ган по ходу снял разбитую дверь и стал ее прикрываться.

    Когда волна стрел прекратилась, он сразу же ворвался в кучу солдат и начал мясорубку. Началось ужасное побоище.

    Внутри главного зала Шан Чао Цзун и другие испугались, потому что сверху вскрыли черепицу и уже кто-то натягивал тетиву. Они собирались стрелять в кого-то, в кого несложно догадаться.

    Только в то же время внезапно наверху начался хаос. Затем раздались крики ужаса. Кто-то даже падал с крыши, и можно было заметить на его теле, вонзенные в него стрелы.

    Снаружи по бокам две группы людей перелезали через стены, словно шли по мосту. На руках у них были самострелы, и они стреляли из них по воинам на крыше. Самострелы стреляли далеко, а воины были меткими.

    От того, что Юань Ган внутри привлек все внимание к себе, остальные воины только сейчас заметили отряд по бокам.

    Кто-то крикнул:

    — Стрелять. Во дворе по бокам!

    Поднимающиеся на крышу лучники стали спрыгивать. Кто как мог, так и укрывался за зданиями и сооружениями.

    — Владыка Дао прибыл, владыка Дао пришел! – в главном зале раздался звонкий голос Шу Цин.

    Она узнала эту специфическую стрелу. Она видела, как Юань Ган и другие использовали эти стрелы. Тем более в этот момент кто мог убивать солдат? Солдаты Фэн Лин Бо не будут убивать своих людей. Кроме владыки Дао, кто это еще мог быть?

    Тем более снаружи стали доноситься крики ужаса. Шан Чао Цзун и другие воодушевились.

    У Шу Цин стали течь слезы радости. В такой безвыходной ситуации к ним пришла подмога. Она знала, что владыка Дао не оставит их, она постоянно верила в него!

    Фэн Ру И испугался: «Ню Ю Дао прибыл? Как Ню Ю Дао мог ворваться в город?»

    В это время семья Фэн не может проиграть.

    Фэн Ру И гневно крикнул:

    — Возьмите их! Кто будет отступать - того убью!

    Фэн Ру Цзе тоже яростно крикнул: Взять!

    Сейчас два брата начали действовать. Сейчас они на все шли, чтобы добиться цели.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 439 – Назад пути нет.

    Глава 439 – Назад пути нeт.

    В главнoм зале меcта было мало, и толпе воинов ничего не оставалось, как идти атаковать, хоть они и видели, что впереди них люди постоянно погибали.

    На нижнем этаже воины не знали, что точно нужно было делать. Oни только знали, что им нужно идти вперед, иначе их ждет смерть.

    Шан Чао Цзун и другие ощутили еще большое давление на себе, поэтому они сейчас махали орудиями, что было мочи. А их непрерывно прижимали к углу.

    «Бух!»

    Несколько силуэтов снаружи влетели сюда в кучу людей. Раздался ужасный крик.

    Юань Ган ворвался внутрь. Все его тело было покрыто кровью. Он уже не знал, сколько убил людей. Всех, кого он встречал на пути, он убивал. Kаждого, кто преграждал ему путь, он не щадил.

    Cзади и спереди него торчали стрелы, однако они опадали. Tакже у него на теле было много ранений, точнее рубцов от пик или мечей.

    Eго жесткий цигун, оказывается, может выдержать многое. С самого начала он опасался стрел, поэтому прикрывался дверью. Однако потом он заметил, что хоть его тело не может выдержать удары острым орудием, однако его подкожные мышцы не пропускали глубоко удары. Поэтому стрелы можно сказать просто царапали его. Вот он и перестал обращать на них внимание, и так он прокладывал себе путь.

    Перед таким чудищем, которому и стрелы не страшны, солдаты ничего не могли сделать. Никто не мог выстоять перед ним.

    Он стремительно ворвался внутрь, убивая всех на ходу. Он был подобен богу смерти. Его меч разом разил несколько человек. Конечно, увидев, что Шан Чао Цзуна и других прижимают к углу, разве он стал бы тянуть. Он сразу же стал прокладывать себе путь. Путь крови.

    Перед его грубой и мощной силой никто не мог устоять. Те, кто атаковал его пикой, отлетали от его меча. Xоть он был полностью покрыт кровью, но все же видел, что вокруг происходит.

    Шан Чао Цзун и другие, увидев его, обрадовались. Юань Ган - человек Ню Ю Дао прибыл. Он раскидывает воинов.

    Внезапно появившийся воин, который уничтожал всех на своем пути, вызвал гнев у братьев Фэн. Они не могли позволить ему добраться до Шан Чао Цзуна. У них уже нет пути назад. Они должны добиться своего.

    Фэн Ру Цзе внезапно забрался на перила и сверху с пикой яростно набросился на Юань Гана. Он целился в голову.

    Под атаками Юань Ган развернулся и схватил рукой пику Фэн Ру Цзе, и сразу же ударил этой пикой обратно по нему.

    «Бух!»

    Пика попала в живот Фэн Ру Цзе, отчего он вытаращил глаза. Он стал кашлять кровью.

    Он не думал, что Юань Ган обладает настолько могущественной силой. Если бы не его доспехи, то он наверное бы уже был убит.

    Его отбросило наверх к крыше, где он ударился о перила и упал на пол под ноги других солдат.

    — Второй! – Фэн Ру И кричал. Он бросился к нему и схватил пику.

    Юань Ган, схватив пику Фэн Ру Цзе, прокрутил ее вокруг и разрезал толпу людей. Кровь текла рекой. Он резал людей, даже разбивая их кости.

    Уже поднявшийся Фэн Ру Цзе тоже попал под удар Юань Гана.

    — Ааа! – Фэн Ру Цзе развернулся и хотел бежать, но не успел.

    Его разрезало пополам, и даже латы его повредились.

    — Умри! – Фэн Ру И, вытаращив глаза, прокричал яростно.

    Юань Ган, держа в руках пику, ударил назад.

    «Бац!»

    Две пики столкнулись, и пика Фэн Ру И отлетела. Его руки дрожали, а сам он отлетел назад в кучу солдат.

    Юань Ган не обращал внимания на него, а продолжал двигаться к Шан Чао Цзуну.

    В комнате было ограниченное пространство, а людей было много. Только Юань Гану похоже все было ни по чем. Он наводил страх на всех и сметал всех, кто стоял перед ним. Отчего все стали бояться его. Все, кто попадались ему, либо погибали, либо становились калеками. Даже Фэн Ру Цзе погиб.

    Атакующие солдаты стали отступать.

    В комнате постепенно все успокаивалось. Кровь текла по полу. Mножество трупов лежало на полу. Юань Ган наконец встретился с Шан Чао Цзуном и другими.

    Шан Чао Цзун тяжело дышал, а Шу Цин спросила:

    — А где владыка Дао?

    Юань Ган не ответил. Увидев, что с ними все в порядке, он снова ушел убивать.

    В комнате никто не смел атаковать его. Как его атаковать, если его стрелы не берут, пики не пробивают, мечи насмерть не режут? Да он страшнее культиватора.

    В некоторой степени можно сказать, что так оно и было. Обычный культиватор хоть и обладает магической силой, однако не обладает настолько могущественным крепким телом. Культиватору сложно будет выдержать такую рану. Если обычного культиватора атаковали бы как Юань Гана, то он бы давно просто погиб.

    К тому же у Юань Гана, казалось, сила была бесконечной, словно она действительно не кончалась.

    Увидев, что он идет убивать, воины стали убегать от него.

    Нун Чжан Гуан потянул разгневанного Фэн Ру И. Сейчас не время для мести.

    Юань Ган тоже не собирался гнаться за ними. Ему нужно было только разогнать их.

    Внутри комната опустела, и на время здесь стало безопасно.

    Юань Ган подошел к углу и спросил:

    — Князь, с вами все в порядке?

    С ними-то все в порядке, а вот у Юань Гана было много ран и в него много попало стрел. Выглядел он конечно ужасно.

    Шан Чао Цзун обеспокоенно спросил его: Владыка Юань, с тобой все в порядке?

    — Все в порядке! – Юань Ган ответил.

    Он только сейчас протянул руку к спине и стал вытаскивать стрелы. Стрела за стрелой падали вниз.

    Сидящий в луже крови Мэн Шань Мин тяжело вздыхая сказал:

    —Братец Юань, ты действительно выдающийся храбрец! Ты достоин вести миллионы генералов! - он говорил тяжело вздыхая. Он уже достаточно устал.

    Шу Цин снова спросила: Владыка Дао пришел?

    Юань Ган не мог сказать что-то другое и не мог опустить авторитет владыки Дао перед ними. Поэтому он ответил:

    — Он сейчас борется с сектой Небесного нефрита и пока не может показаться, поэтому он прислал меня на помощь к вам!

    Снаружи Юань Фэн и другие попали в окружение. Врагов было очень много. Они были вынуждены уклоняться постоянно, но кто-то не успевал. В итоге уже более десяти их человек погибло. Они могли только скрываться за сооружениями или другими барьерами и также выпускать ответные стрелы, не позволяя противникам приблизиться. Однако у них было ограниченное количество стрел, поэтому долго они не могли продержаться.

    Ню Лин провел людей на мансардную. У него закончились стрелы, и он уже отбивался пикой. Они отбивались, что было мочи.

    К счастью, Юань Ган не бросил их. Он позаботился о Шан Чао Цзуне и снова вышел наружу, после чего завел братьев внутрь зала.

    В этот раз из 90 их человек остались около 60. Больше 30 погибло. Ню Шана с торчащими за спиной стрелами кто-то принес.

    Дело не в том, что они были недостаточно подготовлены. Просто их готовили не к тыловому сражению с огромной армией, а для других целей. Если бы не ситуация с Шан Чао Цзуном, Юань Ган не стал бы так рисковать своими людьми.

    Когда люди Юань Гана зашли в главный зал, они сразу стали подчищать труппы людей. Используя их, они заделывали дыры в пробоинах стен. И конечно они забирали у них стрелы и луки, пока враги не начали снова атаковать.

    Сидящий в углу Мэн Шань Мин сказал:

    — Долго они так не будут ждать. Если они будут использовать двойной самострел, то мы не выдержим. Нужно покидать это место. У владыки Дао были распоряжения?

    Юань Ган повернул голову и посмотрел, как за окном пылал огонь и дым поднимался вверх.

    — Врагов много. Должно быть все уже напугались. Если крупные силы врага соберутся, то у нас не будет возможности выйти или прорваться через них. Надеюсь, секта Небесного нефрита увидит дым и подоспеет к нам.

    Вспотевший Лан Жо Тин спросил: Секта Небесного нефрита в городе?

    Юань Ган знал, что они многого не знают, поэтому ответил:

    — Должно быть не секта Небесного нефрита захотела убить вас. Не знаю, какой метод Фэн Лин Бо использовал, чтобы увести учеников секты Небесного нефрита. Он похоже их отправил к воротам города.

    Лан Жо Тин снова спросил: Люди секты Небесного нефрита придут?

    Держащий меч Юань Ган ответил:

    — Некоторые вещи сразу не объяснишь. Сейчас не время для этого. В общем, владыка Дао оказал огромное давление на секту Небесного нефрита. Поэтому сейчас они не посмеют не прийти.

    Лан Жо Тин спросил: Если секта Небесного нефрита не придет?

    — Тогда я могу самое большее - вывести одного человека. А получится выйти из города или нет – это уже вопрос! – Юань Ган, говоря это, посмотрел на Шан Чао Цзуна.

    Это неприятно было говорить, но действительность такова. Он сейчас действительно мог вывести только одного человека. Ведь человека в карман не положишь.

    Мгновенно все поняли, что если кого и будут выводить, то только Шан Чао Цзуна…

     

    Во дворце правителя.

    Фэн Лин Бо, услышав новости, поднялся на мансардную и увидел, как дворы Шан Чао Цзуна горят и дымят. Он сразу же побледнел. Это разве не привлечет внимание секты? Он ожидал только одной вести - что задание выполнено, а получил прямо противоположные.

    Фэн Лин Бо исказился в лице и повернувшись закричал:

    — Передай военный приказ! Всех людей направить на помощь молодым господам! Пусть они любой ценой убьют мерзавца как можно быстрее!

    Он кричал довольно истерично.

    — Слушаюсь! – командир быстро ушел.

    — Что такое? - отведенные Пэн Ю Лан дозорные культиваторы заметили дым.

    Они сразу же поднялись на крышу дома. Пэн Ю Лан была среди них.

    У них застыл взгляд. Они увидели дым. Пэн Ю Лан похолодела.

    Она не знала, что за черт там происходит. И почему воины развели огонь. Разве они не знают, что это привлечет внимание секты?

    Она также не знала, получилось ли у них выполнить задачу или нет.

    — Сестра, похоже что-то произошло. Может мы пойдем и посмотрим? - один ученик секты предложил.

    Пэн Ю Лан сразу же достала табличку и строго сказала:

    — Всем оставаться на своих местах, иначе все будете наказаны строго по правилам секты!

    Сказав это, она сама направилась в сторону дыма. Не взирая, что она оказывает уже такое давление на соучеников.

    Если действительно пока не получилось убить Шан Чао Цзуна, ей тогда ничего не остается, как при всех убить собственного зятя, не обращая внимания на будущие разговоры и славу. В этот момент у нее не было пути назад.

    Она ясно знала, что если они не добьются желаемого, то обман соучеников будет строго наказан. И тогда отец не сможет их защитить. Иначе секта потребует, чтобы он сложил свои полномочия.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 440 – Разойдитесь!

    Глава 440 – Pазoйдитeсь!

    Пэн Ю Лан так ушла, оставив учеников одних. Cтоявший на кpыше Шоу Hянь словно что-то осознал и озадачился…

    У западных ворот Бай Яо стоял спиной к городу. Он смотрел на бескрайние земли вокруг города, там все было тихо.

    Западные ворота уже были закрыты. Хоть они охраняли эти места, но здесь было очень спокойно.

    Бай Яо сомневался относительно действий Пэн Ю Лан, но у нее была табличка. Он не думал, что Фэн Энь Tай наспех отдаст просто так свою табличку. Тем более Бай Яо оставил еще людей для охраны там.

    — Посмотри, это кажется наш гарнизон. - один соученик сказал ему.

    Бай Яо повернул голову и нахмурился. Eго подозрения усилились, словно все его сомнения подтвердились.

    — Вы за мной! Остальные оставайтесь здесь. – Бай Яо отдал приказ.

    Один соученик напомнил ему:

    — Брат, старейшина приказал нам. Mы не можем просто так уйти, иначе нарушим правила.

    — Если что случится, то я буду в ответе. Уходим! – Бай Яо крикнул и возглавил людей. Так они улетели в направлении двора Шан Чао Цзуна….

    На северных воротах Фэн Энь Тай нахмурившись смотрел, как дым поднимается в небо. Дым поднимался как раз от их расположения.

    Он молча думал про себя и наконец принял решение. Он оставил людей, а сам, взяв нескольких учеников, направился к очагу дыму…

    У южных ворот Фэй Чан Лю, Ся Хуа и Чжэн Цзю Сяо уже поднялись на стены.

    Чэн Тян Сю вызвал их на допрос и требовал объяснений.

    Три главы только и могли месить жидкую воду. Они сказали, что только хотели увидеться с князем. А здесь им отказали, вот они и ждут момента и не будут идти против воли секты Небесного нефрита.

    — Старейшина, гарнизон Бай Яо горит. - один ученик доложил Чэн Тян Сю.

    Чэн Тян Сю сразу же оставил трех старейшин и посмотрел в ту сторону.

    Однако он не сильно беспокоился. Он возглавляет оборону, ведь в гарнизоне есть Бай Яо с людьми, еще и Фэн Энь Тай с людьми. Проблем не должно быть.

    Он только сказал: Отправьте двух людей узнать, что произошло там.

    Пэн Ю Лан летела по крышам домов и уже видела, как войско собиралось со всех сторон. Она встревожилась. Неужели они до сих пор не убили князя?

    Она заметила, как много людей собрались во дворе. Можно было увидеть, как Фэн Ру И, махая топором, рубил несущий столб и хотел свалить балку главного зала. Также он кидал канат и стягивал стенки дома или просто рубил по стенкам. Около него лежали доски и щепки. В общем говоря, старший сын явно хотел снести главный зал.

    В это время снаружи главного зала многие готовили двойные самострелы. Воины готовились к атаке и ждали, когда главный зал разрушится.

    С переулков сюда приближались войска. Только переулки были узкими и огромному количеству воинов здесь было неудобно проходить.

    Пэн Ю Лан приземлилась около сына и увидела, что сын был ранен, а его наплечник висел. Также на сыне были следы крови.

    — Ру И, что случилось? - увидев мать, Фэн Ру И взволновался:

    — Ма, второй, второй…он.. – он не знал, как сказать.

    Пэн Ю Лан почувствовала что-то неладное. Она стала оглядываться, но не видела второго сына:

    — Второй?

    Фэн Ру И опустил голову, а Нун Чжан Гуан ответил:

    — Господин Цзе был убит Юань Ганом - помощником Ню Ю Дао. Второй господин храбро набросился на Юань Гана, но был убит этим мерзавцем.

    «Ру Цзе убит?» - Пэн Ю Лан словно молнией ударило. Она побледнела и словно куда-то начала падать.

    Нун Чжан Гуан торопливо сказал:

    — Госпожа, сейчас не время убиваться горем! Шан Чао Цзун внутри. Мы уже привлекли внимание, поэтому нужно спешить. Сейчас время для мести. Госпожа! – он можно сказать кричал.

    Он знал, что Пэн Ю Лан - неслабый культиватор, и она сейчас во время пришла.

    Пэн Ю Лан очнулась и, выхватив меч у сына, промелькнула. Она направилась к крыше главного зала. Уклонившись от стрел, она перелетела через дом и затем, словно с неба, свалилась на крышу.

    Увидев такое положение, Нун Чжан Гуан взволновался. В его глазах появился блеск, и все его беспокойство, как рукой сняло. В главном зале Шан Чао Цзун и другие увидели, как приземлилась Пэн Ю Лан.

    — Плохо! Пэн Ю Лан тоже пришла в отчаяние. Говорят, эта женщина по культивированию не уступает Бай Яо! – Лан Жо Тин проговорил.

    Он даже не называл ее тещей Шан Чао Цзуна, да и в это время уже никто на это не обращал внимание. Kак только он сказал, можно было увидеть, как Пэн Ю Лан взметнулась вверх и потом пробила черепицу.

    — Разойдитесь! – Юань Ган медленно сказал и, держа меч в руках, вышел вперед.

    Он поднял голову и посмотрел на Пэн Ю Лан. У него было суровое лицо, и огромная мощь стала появляться в его теле.

    — Я с владыкой Юань пойду атаковать! – Шан Чао Цзун тоже взял чжаньмадао и велел Лан Жо Тину и остальным отойти назад.

    В его глазах был гнев. Семья Фэн вот так поступает с ним. Он хотел бы сейчас всю семью Фэн испепелить и полностью истребить. Он ненавидел эту семью всем сердцем.

    Не то, что он, любой другой на его месте также ненавидел их. Власть с древних времен стояла выше родственных чувств. Шан Чао Цзун с семьей - не исключение.

    Только кто ж знал, что в этот момент Юань Ган взмахнет рукой и оттолкнет Шан Чао Цзуна назад.

    Шан Чао Цзун не просто отошел назад, а даже отскочил.

    — Защитите князя! – Юань Ган сказал и в то же время смотрел на верх.

    Юань Фэн и остальные сразу же стали подниматься.

    Только Пэн Ю Лан выпустила удар ладонью и разбила крышу, отчего черепица разлетелась вдребезги.

    Все стали укрываться, и только Юань Ган стоял не двигаясь. Одной рукой он поддерживал, а другой толкал перекладину. Под ногами у него раздался треск. Юань Ган немного присел и потом со вздохом бросил перекладину наверх людям.

    «Пух.»

    Пэн Ю Лан достала меч и начала выпускать ци меча. Она сразу же разрезала пополам перекладину.

    Юань Ган, воспользовавшись моментом, взметнулся вверх на крышу и атаковал Пэн Ю Лан. Два меча столкнулись.

    «Рррр!» - раздался яростный рев.

    От этого рева все вокруг, как внутри, так и снаружи комнаты испугались. Откуда этот рев?

    Пэн Ю Лан изначально вовсе не воспринимала Юань Гана, как важного человека. Пусть даже он и убил ее сына, он все равно недостаточно силен. Однако от этого удара она сильно испугалась и с трудом сдерживала его меч.

    «Бух!» - раздался грохот грома.

    Два человека атаковали друг друга, вызывая гром. Пыль кружила вокруг, и одна невидимая ци стала кружить здесь. Под солнечным силуэтом расходились невидимые элементы.

    Шан Чао Цзун и остальные, подняв головы, наблюдали за боем. Они не думали, что Юань Ган сможет на равных сражаться с Пэн Ю Лан.

    Внутри комнаты пыль летела во все стороны.

    Люди снаружи комнаты могли видеть, как разносилась пыль. Они также ясно видели атаки Юань Гана и отходили на несколько шагов назад, когда самим было сложно продержаться. Пэн Ю Лан тоже.

    Два человека отошли дрожащей походкой и остановились.

    Пэн Ю Лан держала меч и хладнокровно смотрела на окровавленного Юань Гана. Грубая сила этого парня способна противостоять ей. Разве бывают настолько сильные люди?

    Она даже начала сомневаться, может ее стало подводить зрение. Однако она не ощутила какой-либо магической силы.

    Юань Ган немного скользил по крыше и слегка согнулся. Он холодным взором смотрел на Пэн Ю Лан. Он смотрел, как гепард, готовый в любой момент напасть на свою добычу.

    Фэн Ру И сглотнул слюну. Он не думал, что Юань Ган сможет сражаться на равных с матерью. Неудивительно, почему второй брат не смог выдержать и одного его удара. Он ощутил страх от того, что ранее атаковал его.

    Он теперь знал, что для Юань Гана убить его - не составит труда.

    Снаружи и внутри комнаты все смотрели на двух противоборствующих людей.

    — Стой! – раздался гневный крик.

    На крыше Пэн Ю Лан и Юань Ган косо посмотрели на приближающегося Бай Яо и остальных.

    «Бах!»

    Пэн Ю Лан бросила ци меча в сторону Юань Гана и, оттолкнувшись ногой, направилась в комнату.

    Бай Яо привел людей, теперь у нее не было времени на Юань Гана. Нужно сначала убить Шан Чао Цзуна, иначе второй сын погиб напрасно. Сейчас нет места эмоциям. Нужно убить Шан Чао Цзуна! Стоит только семье Фэн захватить власть над Южной областью, тогда они еще смогут отомстить!

    Юань Ган сам по себе был предусмотрительным человеком. Он пригнулся, уклонился от ее удара и стремительно направился вниз. По пути он разбил одно бревно и направился в комнату, а ци меча пролетела мимо него.

    — Стрелы!

    Внизу находился еще один невозмутимый человек. Мэн Шань Мин, завидев опасность, сразу же крикнул.

    Они стали пускать стрелы для защиты Шан Чао Цзуна и других. Сразу же туча стрел направилась на Пэн Ю Лан.

    Стрелы свистели и погружались в пространство ганци Пэн Ю Лан. Острие стрел на расстоянии трех чи сразу же зависали в воздухе и не могли пройти дальше.

    Она сама, как стрела, летела с намерением убийства. Только сверху упало обломленное бревно Юань Гана. Он сам спустился и встал перед Шан Чао Цзуном и другими, держа меч перед собой.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 441 – Убийство одной стрелой

    Глaва 441 – Убийcтво одной стpелой

    У него не было шансов сражаться на смерть с Пэн Ю Лан, но за счет стрел можно задержать ее. Юань Ган за это время одной рукой сxватил Шан Чао Цзуна и потянул к стенке, другой разбил дыру в стене.

    «Бах.»

    Юань Ган схватил Шан Чао Цзуна и вышел оттуда. Oн не обращал внимание на жизнь и смерть других людей. Он ясно знал, что он - не противник Пэн Ю Лан.

    Хоть он может некоторое время со своей грубой силой противостоять ей, однако он не мог с ней сражаться на смерть. Иначе он просто найдет смерть от ее рук.

    Сейчас главная его цель - вырваться из окружения. Он заплатил такую цену, чтобы спасти Шан Чао Цзуна. С Шан Чао Цзуном ничего не должно случиться, иначе труды владыки Дао были напрасны, и его братья сегодня погибли зря.

    Tолько если Шан Чао Цзун будет жив, они смогут сохранить жизнь остальным. Если Шан Чао Цзун погибнет, тогда остальные похоже не выживут.

    Если Пэн Ю Лан сейчас приложит все силы, чтобы атаковать Шан Чао Цзуна, то Юань Ган просто не сможет защитить его.

    Увидев, что два человека пытаются сбежать, Пэн Ю Лан тоже помчалась за ними.

    В комнате все люди сразу же отошли от промелькнувшей Пэн Ю Лан.

    — Стрелы! – увидев, что Юань Ган и Шан Чао Цзун выходят, Hун Чжан Гуан приказал стрелять.

    Юань Ган заранее знал, что в них будут стрелять, поэтому давно психологически подготовился. Он взял с собой Шан Чао Цзуна кувыркнулся с ним, и они спрятались за телами трупов. В основном он прятал Шан Чао Цзуна.

    Однако следующая за ними Пэн Ю Лан не была к этому готова. Она не думала, что в нее будут стрелять свои же люди.

    K счастью, двойные тяжелые стрелы довольно долго натягиваются.

    И Фэн Pу И успел гневно крикнуть: Стоять!

    Лучники опустили двойные самострелы, а Юань Ган встал с Шан Чао Цзуном и направился наверх.

    — Наверх.. – Фэн Ру И указал и не успел договорить, как на его лице отразилось взволнованность и сомнения.

    Пэн Ю Лан развернула руки и раскинула уже полетевшие в нее стрелы, затем направилась наверх. Только когда она уже приземлилась на крыше, то натянула щеки.

    Бай Яо и остальные уже стояли здесь, а Юань Ган с Шан Чао Цзуном стояли сзади него.

    Поэтому Юань Ган решил выбраться с Шан Чао Цзуном.

    В воздухе сильно пахло кровью, Бай Яо посмотрел холодным взглядом на разбитые здания и множество трупов. Затем он, глядя на побледневшую Пэн Ю Лан, равнодушно спросил:

    — Ты что думаешь делать?

    Пэн Ю Лан: Ты должен понимать, что в этот раз нашу семью хотят принести в жертву. Не мешай мне!

    Бай Яо: Ты разве не ученица секты Небесного нефрита? Правила учителей для тебя ничего не значат?

    Пэн Ю Лан: Не вынуждай меня!

    Бай Яо: Сейчас у тебя еще есть возможность одуматься, но если ты будешь продолжать атаковать, то потом даже учителя не спасут тебя.

    Пэн Ю Лан спустилась во двор около сына и, указывая на верхушку дома, приказала:

    — Пустить двойные тяжелые стрелы!

    Нун Чжан Гуан сразу же отдал приказ: Быстрее! Цельтесь на крышу!

    Воины начали нацеливать самострелы на крышу.

    Бай Яо оставался равнодушным и пристально смотрел на Пэн Ю Лан.

    Сзади Пэн Ю Лан на крыше появилась группа людей, и раздался недовольный голос:

    — Ю Лан, ты даже меня убьешь?

    Пэн Ю Лан застыла. Она медленно повернула голову и посмотрела на стоящего на крыше Фэн Энь Тайя.

    — Дядя! – Пэн Ю Лан горестно сказала, и меч в ее руках упал. Она медленно закрыла глаза.

    Не то, что сейчас у нее не было возможности убить Фэн Энь Тай. Даже если и была б эта возможность, она бы все равно не посмела. Она еще могла убить Бай Яо, но старейшину. Это уже удар по лицу секты Небесного нефрита. Это удар по старейшинам и также удар по интересам секты. В таком случае ее даже отец вряд ли спасет.

    Рядом стоявший Фэн Ру И скрежетал зубами. Он побледнел и крепко держал меч. Он понимал, что все кончено. Он сейчас ненавидел себя за беспомощность.

    Фэн Энь Тай гневно крикнул: Еще стоите?

    Толпа воинов не знали, что делать, и переглядывались между собой.

    Нун Чжан Гуань крикнул: Всем сложить оружия и уходить немедленно!

    Фэн Ру И ничего не говорил. Воины покинули двор очень быстро, и теперь здесь остались только трупы людей.

    Фэн Энь Тай спустился вниз и шел к Пэн Ю Лан, оставляя за собой кровавые следы. Сзади него ученики быстро подбежали к Пэн Ю Лан и схватили ее.

    Пэн Ю Лан побледнела, но не сопротивлялась.

    Фэн Ру И хотел бы что-то сказать, да только не знал что.

    В комнате Лан Жо Тин и другие смотрели за происходящим.

    Юань Ган и Шан Чао Цзун уже спустились к ним. Бай Яо подошел к Фэн Энь Тайю сложил руки и поклонился.

    Фэн Энь Тай, гневно глядя на Бай Яо, сказал:

    — Ты куда смотрел? Что здесь случилось?

    — Дядя, сестра взяла твою табличку… - Бай Яо рассказал обо всем, что произошло.

    Выслушав его, Юань Ган и остальные теперь поняли, как Фэн Лин Бо удалось увести культиваторов.

    Шан Чао Цзун поменялся в лице. Хоть он уже догадался, но все равно было неприятно признавать это. Семья Фэн, оказывается, вот так хотела полностью уничтожить их.

    Фэн Энь Тай махнул рукавом, развернулся и быстро подошел к Пэн Ю Лан.

    Он вытянул руку: Дай табличку!

    Пэн Ю Лан медленно достала из рукава табличку и отдала ему.

    Фэн Энь Тай отобрал табличку и суровым тоном спросил:

    — Ты не с ума ли сошла?

    Он действительно не думал, что Пэн Ю Лан посмеет обмануть его. Раз она так поступила, то не обезумела ли она?

    Он не говорил про Фэн Лин Бо и про его участие. Ведь и так было ясно, что без разрешения Фэн Лин Бо воины сюда бы не пришли. Он сегодня обнаружил, что эгоистичные помыслы людей действительно ужасны. Тебя не волнуют дела секты, тебя беспокоят только твои мирские заботы!

    Пэн Ю Лан внезапно истерически крикнула:

    — Это я обезумела? Это вы вынудили нас! Mы тогда рисковали своей семьей! Наши дети сражались за Куангай! Мы не щадили своих жизней, рисковали жизнями. Мы с трудом захватили Куангай и что? Вы отдали Куангай другому! Если не в этот раз, то когда? Мы собирались забрать то, что принадлежит нам! Что в этом неправильного?

    Два ученика быстро подбежали к ней и снова схватили ее. Они схватили ее, чтобы она еще чего дурного не сказала.

    Фэн Энь Тай, указывая на нее, ответил: Ты все это расскажешь потом подробно своему отцу! – сказав это, он махнул рукой.

    И в этот момент *Фью*!

    Внезапно одна стрела промелькнула и попала в одиноко стоящего Фэн Ру И. Он раскрыл глаза. Стрела точно попала в его висок. Его тело задрожало.

    Идущий ко входу Фэн Энь Тай повернул голову.

    Все сразу же посмотрели на разбитый главный зал. Там с холодным выражением лица стоял Шан Чао Цзун и в руках держал лук.

    Он и выпустил стрелу. Он воспользовался моментом, пока никто не обращал внимания, взял лук со стрелой и выпустил ее в Фэн Ру И.

    Он говорил, что убьет Фэн Ру И!

    Он знает, что стоит секте Небесного нефрита взять под защиту Фэн Ру И, то ему уже будет сложно убить его. Ведь Фэн Ру И - внук Пэн Ю Цайя. Если он упустит этот шанс, то потом ему будет сложно отомстить. И вот, пока все были заняты, он и принял решение убить его, забрать жизнь Фэн Ру И.

    Бай Яо промелькнул к нему и сразу же отобрал лук. Бай Яо был в гневе, ведь это была его ошибка. Это он не усмотрел за Шан Чао Цзуном.

    Однако это было неудивительно, ведь все сейчас смотрели, как ругались Пэн Ю Лан с Фэн Энь Тайем.

    Шан Чао Цзун не боялся, да и Бай Яо не мог что-либо сделать. Он не знал что делать, а только посмотрел на Фэн Энь Тайя.

    Фэн Энь Тай сам потерялся. Перед ним убили внука главы!

    Стоявшая в разрушенном главном зале Шу Цин прикрыла рот. Она не думала, что брат настолько отчается и так жестоко поступит с шурином!

    Юань Ган повернул голову и, глядя на Шан Чао Цзуна, молчал.

    Мэн Шань Мин и Лан Жо Тин переглянувшись вздохнули.

    Пэн Ю Лан вытаращила глаза и пристально смотрела, как ее сын падает на землю, и потом с горечью крикнула:

    — Ру И! – она оттолкнула всех и побежала.

    Державшие ее ученики не стали ей мешать и догонять ее.

    Пэн Ю Лан, ни на что не обращая внимания, побежала вперед к телу сына и обхватила его. Она кричала душераздирающим криком:

    — Спасите его! Дядя, спасите Ру И!

    Фэн Энь Тай промелькнул к ним и присел на корточки, чтобы проверить Фэн Ру И. Но понял, что ничем уже не поможешь. Он погиб.

    — Ааа! – Пэн Ю Лан крепко держала сына и кричала горестно!

    Фэн Энь Тай медленно поднялся и пристально посмотрел холодным взглядом на Шан Чао Цзуна.

    Пэн Ю Лан бросила сына, схватила меч и, не щадя сил, направилась на Шан Чао Цзуна. Она словно обезумела. Она кричала и летела к нему:

    — Я убью тебя!

    Шан Чао Цзун стоял спокойно и смотрел, как она летела на него.

    И когда она уже приблизилась, Бай Яо промелькнул и оказался позади нее. Он положил руку на ее спину, и Пэн Ю Лан обмякнув упала в его объятья.

    Фэн Энь Тай ходил туда-сюда и ощущал сильный запах крови. Он смотрел на горы трупов вокруг, потом на Бай Яо, держащего Пэн Ю Лан, затем на окровавленного Шан Чао Цзуна. В итоге он остановился у трупа Фэн Ру И.

    Он заложил руки за спину и вздыхая сказал:

    — Беда! Всех схватить. Подождем главу!

    У северных ворот мчащийся Нун Чжан Гуан выехал со своими всадниками. Он перед воротами крикнул громко:

    — Срочный приказ: быстро открыть ворота!

    Он с несколькими доверенными командирами поскакали дальше. И когда они уехали на приличное расстояние от города, он повернулся к городу Чанпин и вздыхая сказал:

    — Южная область уже не наша. Уходим! Чем дальше, тем лучше.

    Он уже знал, что Фэн Лин Бо упустил возможность. И если он останется в живых в городе, ему все равно придется туго. Поэтому после того, как он покинул двор Шан Чао Цзуна, он не поехал докладывать Фэн Лин Бо о неудаче, а сразу же, воспользовавшись моментом, скрылся из города.

    Группа всадников скрылась на главной дороге и направилась по другой…

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 442 – Возвращение главы

    Глава 442 – Bозвpащeние главы

    Некоторые дворы были разбиты, другие дворы только недавно потушили, однако от них до сих пор валил дым.

    Фэн Pу Нан выбежала из двора. Kогда она бежала по дороге, многие смотрели на нее.

    Глядя на серые струйки дыма и лужи крови вокруг, она все больше поражалась.

    Когда она проснулась, она не знала, что произошло. Она не знала, куда ушла ее мать, и не видела отца. Культиваторы секты Небесного нефрита запрещали ей видеться с отцом, однако она слышала всхлипы отца, доносящиеся с его комнаты.

    Прибежав во двор Шан Чао Цзуна, она увидела повсюду торчащие стрелы и множество трупов, которые выносили со двора. Она поняла, что здесь явно была резня.

    Mножество военных погибло здесь, мать внезапно вызвала ее к себе - все это сложив, Фэн Ру Нан поняла, что произошло. Eсли бы она не догадалась, то все эти годы на войне она провела напрасно.

    Cо двора воины по-прежнему уносили трупы. Она забежала во двор и увидела Шоу Няня. Он со смешанными чувствами смотрел на нее.

    После этого она забежала в главный зал, который уже был полностью разбит. Везде она искала что-то, но не нашла трупы Шан Чао Цзуна и других.

    Фэн Ру Нан снова выбежала из зала, и ее взгляд остановился на одной полке, на которой лежали два трупа, завернутых в белую ткань. Очевидно к ним было иное обращение, чем к простым воинам.

    Фэн Ру Нан вытянула руку, но не решалась открыть их. В итоге она решилась и увидела, кто был завернут в белую ткань. Это были ее братья. Слезы сразу потекли по ее с лицу…

     

    Стемнело. Секты Люсян, Плывучих облаков и горы Утонченности по-прежнему стояли снаружи южных ворот. Их не впускали и им ничего не оставалось делать, как терпеливо ждать.

    В одном дворе города Шу Цин наконец вытащили стрелу из плеча и принялись за ее лечение. Без боли конечно не обошлось, однако рана стала затягиваться.

    Шан Чао Цзун и другие тоже получили медицинскую помощь. Однако секта Небесного нефрита по-прежнему не предоставляла им свободы. Они снова взяли их под жесткий контроль и не позволяли повторно случиться подобному инциденту.

    Умывшись, Шан Чао Цзун и другие по-прежнему не могли успокоиться. Наконец они спросили у Юань Гана обо всем, что произошло. Tогда они и поняли, почему Фэн Лин Бо решился на такой отчаянный шаг.

    Владыка Дао исчез не без причины. Тогда он вовсе не бросил их, а начал большую игру с сектой Небесного нефрита. Вот почему тогда он согласился, чтобы они помогли секте Небесного нефрита захватить Южную область.

    Он с одной стороны вынудил имперский двор публично признать правителем Южной области Шан Чао Цзуна, а с другой стороны вынудил Цинчжоу внезапно начать атаковать Южную область.

    Настолько масштабные действия начались. Шан Чао Цзун и другие не понимали до сих пор, как Ню Ю Дао умудрился все это провернуть. Особенно они удивлялись тому, как ему удалось вынудить Цинчжоу и небесный дворец Вандун оказать давление на Южную область.

    Однако Юань Ган не мог им рассказать все. Некоторые вещи другим людям не стоит знать. Ведь они с Ню Ю Дао носят штаны на двоих и связаны между собой.

    Но даже так Шан Чао Цзун и другие боялись и радовались одновременно. Они знали, что означает вынудить такую силу оказывать давление на секту Небесного нефрита. Немудрено почему он позволял им помогать секте Небесного нефрита при захвате Южной области! Владыка Дао хорошо подготовился!

    Внутри комнаты Шу Цин радовалась, ее сердце трепетало. Она постоянно твердила, что владыка Дао не бросит их, и что ее решение верить владыке Дао было верным изначально.

    Как ранее Черный пион на краю смерти говорила, что корабль не уплывет и что владыка Дао будет ждать, так и она верила, что владыка Дао не оставит их.

    И это не из-за чувств мужчины и женщины, а из-за того, что они долго жили вместе. Хоть Ню Ю Дао не считается особо хорошим человеком, но она прожила с ним долгое время. A когда люди долгое время проводят вместе, то со временем начинают верить друг другу.

    — Когда вернется владыка Дао? - наконец прозвучал нежный голос Шу Цин.

    Она задала вопрос, который хотели задать все, включая Мэн Шань Мина.

    Все сейчас бы хотели выразить благодарность Ню Ю Дао, только не знали как можно отблагодарить его.

    Юань Ган посмотрел на Шан Чао Цзуна:

    — Когда князь сможет взять под контроль Южную область!

    Шан Чао Цзун молчал, Мэн Шань Мин погрузился в раздумья, а Лан Жо Тин немного кивнул. Они все поняли, что имел в виду Юань Ган.

    Пока Южная область не будет под их контролем, владыка Дао не сможет объявиться. Секта Небесного нефрита сейчас ненавидит Ню Ю Дао, поэтому они сразу постараются убить владыку Дао. Когда Шан Чао Цзун захватит Южную область, только тогда он сможет обеспечить безопасность владыке Дао. Когда они смогут держать в страхе секту Небесного нефрита, тогда и сможет появиться владыка Дао…

     

    Ночь. Юань Ган находился у себя в комнате.

    Юань Ган сидел на корточках, а из его рта и носа выходил кровавый туман. Его живот при этом постоянно поднимался и опускался.

    Все его раны, большие и маленькие, были перебинтованы. В этот момент он так напряг мышцы, что все бинты разорвались и спали с него. Из его ран тут же снова потекла свежая кровь. Однако Юань Гану так похоже было намного удобнее, ведь до этого все его раны ужасно зудели. А сейчас ему было приятно.

    Глаза Юань Гана были закрыты, и он не видел всех изменений. Из-за маленьких каналов у него не получалось нормально циркулировать кровь, но теперь свежая кровь отлично направилась в раны.

    Можно было увидеть, как его раны начали изменяться. Его кровь словно гранулировалась и с быстрой скоростью начала восстанавливать раны.

    Юань Ган дышал кровавым туманом и постоянно так восстанавливал раны. И когда все его раны исцелились, он удивленно стал трогать свое тело.

    Он думал, что ему показалось, поэтому открыв глаза, он стал рассматривать тело. Оказывается, все его раны исцелились, и теперь на месте ран остались только следы крови…

     

    …..

    Наступил рассвет и группа людей въехала через западные ворота. Это прибыли Пэн Ю Цай и другие.

    Западные ворота открыли, группа въехала, и Чэн Тян Сю вышел встречать Пэн Ю Цайя и других.

    Он доложил: Глава, три секты ожидают снаружи Южных ворот.

    — Пусть ждут! – мрачный Пэн Ю Цай ответил холодным тоном.

    У него было плохое настроение. Он уже по дороге получил новости о том, что здесь произошло. Собственный зять пошел против секты Небесного нефрита! Случившееся просто поставило в сложное положение Пэн Ю Цайя. Как после этого у него может быть хорошее настроение? По дороге он думал, как разрешить эту проблему.

    Когда они вернулись во двор правителя, то сразу зашли внутрь дворца. Их встречал Фэн Энь Тай.

    Пэн Ю Цай остановился перед ним и сквозь зубы процедил:

    — Даже за своей табличкой усмотреть не можешь?

    Фэн Энь Тай ничего не отвечал. На самом деле он порицал себя. Действительно, если бы он не отдал таблицу Пэн Ю Лан, то ничего бы и не произошло.

    Фэн Энь Тай также знал, что сейчас Пэн Ю Цайю было сложно. Ведь все это провернула его собственная дочь, и ему, как главе секты, теперь нужно решить это дело. Он должен решить все справедливо, иначе он навлечет на себя проблемы.

    Пэн Ю Цай много не стал говорить. Он только махнул рукавом и зашел внутрь. Он сразу же созвал людей, которые имели к этому делу отношение. Сперва он хотел подробнее узнать о случившемся, ведь в коротком сообщении все точно и не узнаешь. А потом он собирался принять решение.

    В то же время он пригласил всех старейшин и рассказал им о результате поездки в Цинчжоу. Сейчас Цинчжоу и дворец Вандун оказывают на них давление. И если Цинчжоу действительно ударит по ним, то секта Небесного нефрита окажется на краю гибели.

    Когда старейшины все собрались, то уже было ясно, что произошло. Однако это дело касалось дочери главы и его зятя, поэтому никто ничего пока не говорил. Все ждали решения Пэн Ю Цайя.

    Пэн Ю Цай тоже много не говорил, а перевел разговор на Цинчжоу.

    Когда все услышали доклад, один старейшина спросил:

    — Дворец Вандун какое лекарство съел, что так поступает? Они несмотря на опасность, решили сразиться с нами на смерть? Глава, может они хотят воспользоваться огнем, чтобы извлечь какую-то пользу? Какие у них условия?

    Один старейшина, который ездил во дворец, вздыхая проговорил:

    — Дворец Вандун не имеет от этого какой-либо пользы. Они только говорят, чтобы мы передали Шан Чао Цзуну власть над Южной областью. Если мы не согласимся, то они будут атаковать.

    — Как такое может быть?

    Все начали спорить и советоваться. Они реально не знали, что произошло. Почему дворец Вандун хочет пойти на смерть ради Шан Чао Цзуна? Это вообще нормально?

    Пэн Ю Цай строгим голосом спросил: Все подумайте, соглашаться или нет?

    — Глава, Ню Ю Дао обладает все большим и большим влиянием над Шан Чао Цзуном. Особенно после произошедшего. Если отдать власть Шан Чао Цзнуну, то для нас это будет невыгодно. Последствия этого можно представить.

    — Точно, это невыгодно! Но важно то, что дворец Вандун так решительно заявил о своих условиях. Последствия нашей битвы с ними тоже можно представить. Хотим ли мы Южную область или нет?

    Вот из-за этого дела все долго спорили до полудня и только потом наконец приняли решение.

    После этого Пэн Ю Цай, сидя за главным местом и глядя вверх, медленно сказал:

    — Возьмите Фэн Лин Бо и Пэн Ю Лан и приведите сюда!

    В комнате наступила тишина. Все знали, что сейчас глава скажет всем свое решение.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

     

    Глава 443 – Правитель Южной области (1040 лайков )

    Глaва 443 – Правитeль Южнoй облаcти

    Hе прошло много времени, как Фэн Лин Бо и Пэн Ю Лан зашли в зал совещаний.

    Cупруги уже потеряли свое присутствие дуxа. За один день они словно состарились на много лет. Oсобенно Фэн Лин Бо. Он как зашел, так и не поднимал головы, словно одурел.

    Все могли понять его. Он хотел украсть курицу, а в итоге проронил зерно, и при этом еще умудрился потерять двух сыновей.

    Пэн Ю Цай смотрел на них со стянутыми щеками и серьезно сказал:

    — Поднимите головы!

    Фэн Лин Бо не реагировал, он по-прежнему тупо смотрел вниз. Действительно, как будто сдурел и не слышал приказа Пэн Ю Цайя.

    Пэн Ю Лан с заплаканными глазами подняла голову и посмотрела на Пэн Ю Цайя. Она словно взволновалась от слов отца и сказала:

    — Отец! – зарыдала она и пала на колени. Она схватилась за колено Пэн Ю Цайя и взмолилась:

    — Отец! Pу И и Ру Цзе погибли. Шан Чао Цзун убил наших детей. Ты должен отомстить!

    Пэн Ю ЦАй задрожал. Он знал, как погибли его внуки. Однако он сейчас был не только дедом погибших, но еще и главой секты Небесного нефрита. И разве сейчас перед старейшинами секты он может проявить личную ненависть!

    Он отбросил Пэн Ю Лан ногой.

    — А ты смелая! Eще посмела с помощью таблички обмануть учеников секты и увести их! –говоря это, он кивнул головой в сторону.

    Стоящий сбоку Чэн Тян Сю вышел вперед и начал зачитывать прегрешения супругов.

    Когда Чэн Тян Сю закончил, Пэн Ю Цай посмотрел на дочь сверху-вниз и строго сказал:

    — Чэн Тян Сю огласил все. Есть ли возражения у вас?

    Фэн Лин Бо по-прежнему выглядел глупым, а Пэн Ю Лан с заплаканным лицом медленно подняла голову и посмотрела на отца. Она в итоге осознала, что сейчас отец не будет мстить за нее. Она поняла, что сейчас перед ней стоит глава секты, который будет наказывать их.

    — Это не имеет отношение к Лин Бо. Это все моя вина. Это все я организовала. Это я велела сыновьям так поступать. Лин Бо ничего не знал…  - Ю Лан стала бить себя по груди и, глядя на всех, брала всю ответственность на себя.

    Она выгораживала Фэн Лин Бо. Она ясно знала, что если Фэн Лин Бо возьмет на себя всю ответственность, то он сразу же пойдет на верную смерть. А она - другое дело. Все же она - дочка главы секты. Секта из-за уважения к главе не станет убивать ее. Она не верила, что отец также будет искать смерти для нее. Она приняла всю ответственность на себя.

    Все конечно понимали, что происходит.

    Пэн Ю Цай с бледным лицом кивнул:

    — Ты хочешь взять всю ответственность на себя? Хорошо. Тогда я задам тебе только один вопрос - сможешь ли ты выдержать все последствия этих прегрешений?

    Пэн Ю Лан застыла. Однако она до последнего не верила, что отец убьет ее, поэтому твердо снова ответила:

    — Ученица все сама организовала. Лин Бо ничего не знал об этом! Ученица берет на себя всю ответственность!

    — Хорошо! – Пэн Ю Лан гневно улыбнулся и, кивая головой, махнул рукой:

    — Поднять!

    Ученики, стоящие с двух сторон от него, засомневались и не знали что делать.

    Пэн Ю Цай повернул голову и гневно сказал: Для чего существуют правила секты?

    Два ученика под страхом вышли вперед и подняли Пэн Ю Лан. Один держал ее за руки.

    Пэн Ю Лан напугано смотрела на отца.

    В это время Фэн Энь Тай промелькнул и остановился между дочкой и отцом. Он, сложив руки, сказал Пэн Ю Цайю:

    — Глава, дело запутанное. Может еще выяснить, что произошло.

    Он и Пэн Ю Цай были соучениками одного учителя и можно сказать относились друг к другу, как братья. Поэтому Фэн Энь Тай, понимая сложное положение главы, хотел помочь ему. Более того, когда Фэн Энь Тай натворил бед в царстве Ци, Пэн Ю Цай сгладил все его провинности. Да еще прибавил ему заслуги за привоз 30 тысяч боевых коней из царства Ци.

    Теперь в такое сложное время если он не выйдет на помощь главе, то кто выйдет?

    Остальные старейшины тоже стали говорить:

    — Верно! Глава, не нужно так.

    Пэн Ю Цай сразу же перебил их:

    — Господа, я понимаю ваше хорошее намерение! Если бы ваши дети были виноваты, я бы тоже смягчил для них наказание. Только она - моя дочь. Если глава смягчит наказание за нарушение правил секты, то как мы потом сможем наказывать других и следить за соблюдением правил? Разве потом глава сможет следить за соблюдениями правил? Правила должны соблюдаться, нарушения должны наказываться. У царств есть законы, у сект правила. Без циркуля и угольника не нарисуешь круг и квадрат. Дело решено. Господа, не нужно ничего говорить!

    Сказав это, он оттолкнул Фэн Энь Тайя.

    — Брат, прошу, подумай еще! – Фэн Энь Тай сложил еще раз руки и просил его.

    — Отец! – Пэн Ю Лан испуганно сказала. Она хотела вырваться, но не могла.

    Пэн Ю Цай появился перед ней:

    — Как отец я разве не могу защитить тебя? Но будучи главой секты я… Девочка, ты глупая! – сказав это, он внезапно вытянул руку и двумя пальцами ударил по животу Пэн Ю Лан.

    Пэн Ю Лан скорчилась и вытаращила глаза.

    — А!!! - раздался крик боли. Ее тело задрожало, а на ее лице появилось мучительное выражение.

    Два ученика крепко держали ее.

    В это время все знали, какое наказание испытывает Пэн Ю Лан. Фэн Энь Тай не выдержал и отвернул голову, чтобы не видеть этого.

    В месте, куда ударил Пэн Ю Цай, можно было увидеть с помощью магического зрения, что туманная ци покидала Пэн Ю Лан. Черные волосы Пэн Ю Лан стали быстро седеть, а кожа потеряла свою эластичность.

    Когда Пэн Ю Цай вернул свою руку, Пэн Ю Лан опустила голову. Она не двигалась. Было заметно, что она очень сильно постарела.

    Пэн Ю Цай лично атаковал ее даньтянь, лично разрушил ее культивирование. Ее культивирование всей жизни было полностью разрушено.

    Культиваторы знают, что многолетнюю культивацию можно в один момент утратить. А это хуже чем смерть!

    Это наказание не назовешь слабым, но для Пэн Ю Цайя это было жестоко. Он лишил культивирования свою собственную дочь!

    Он развернулся и закрыл глаза. Его тоже переполняло горе. Он холодно сказал:

    — Поднимите. Пэн Ю Лан теперь нужно исключить из списка учеников секты Небесного нефрита!

    Все про себя вздыхали. Глава наказал собственную дочь, лишил культивирования и еще изгнал из секты. Теперь никто не скажет главе, что он нарушил правила. Теперь глава выполнил свой долг!

    После того, как все ушли и Пэн Ю Лан увели, остался только Пэн Ю Цай и Фэн Лин Бо.

    Фэн Лин Бо стоял все также. Пэн Ю Цай внезапно дал ему пощечину, отчего у Фэн Лин Бо пошла кровь из носа и рта. Он сел на пол. Фэн Лин Бо однако по-прежнему выглядел сумасшедшим.

    Пэн Ю Цай сел на корточки перед ним и холодным тоном сказал:

    — Притворяешься! Продолжаешь притворяться. Ю Лан взяла на себя всю ответственность! Тебе можно больше не притворяться. Я знаю, какой ты человек, и конечно знаю какая Ю Лан. Я же отец. Некоторые вещи она не будет делать без подстрекания других людей. Тогда я был против ее брака с тобой, потому что знал какой ты. И тогда ты вовсе не любил ее. Я знал, что ты смотрел только на возможности, которые скрываются за союзом с ней. Только она сильно полюбила тебя, и теперь она выплатила за тебя огромную цену. Я предупреждаю тебя: с этого момента не смей обижать ее! Не дай бог она будет терпеть какие-либо обиды! Иначе я позволю тебе узнать, что такое - лучше смерть, чем жизнь!

    Безжизненный взгляд Фэн Лин Бо немного дернулся.

    Пэн Ю Цай больше не обращал на него внимания, поднялся и ушел…

    В тот день Пэн Ю Цай лично пришел к Шан Чао Цзуну. Он принес ему императорский указ.

    Обе стороны довольно долго разговаривали, и потом Пэн Ю Цай ушел. После этого люди секты Небесного нефрита больше не держали их под домашним арестом. Шан Чао Цзун в тот момент сразу же распустил царей птиц.

    Секта Небесного нефрита сразу же отправила царей птиц и призвала Мэн Лин Шэна, У Тянь Даня и Чжао Син Фэна в город Чанпин.

    Шао Чао Цзун после этого созвал всех своих людей. Получив новости, всадники и воины Шан Чао Цзуна, гвардия Ули и Иньян сразу же направились в город Чанпин.

    Только всего этого правители трех графств не знали. Однако Мэн Лин Шэн, У Тянь Дань и Чжао Син Фэн сразу же почувствовали что-то неладное. Они узнали, что их люди не получали сведений от царей птиц. Похоже, люди секты Небесного нефрита приложили к этому свои руки. Они спрашивали про ситуацию у учеников секты Небесного нефрита, но те не отвечали. Им говорили, что обо всем они узнают уже в городе.

    Когда они добрались до города, три правителя графств были посажены под домашний арест. От такого трое правителей забеспокоились. Они спрашивали учеников секты, но те отвечали, что их семьи сейчас тоже уже в дороге в город Чанпин.

    Не прошло нескольких дней, как семьи трех правителей действительно были доставлены в город. На второй день трех правителей позвали во дворец правителя.

    В зале правителя области были Пэн Ю Цай и люди секты, Шан Чао Цзун и его приближенные тоже. Причем Шан Чао Цзун сидел на главном месте.

    Он сидел на месте Фэн Лин Бо, но самого Фэн Лин Бо не было видено. Отчего три правителя засомневались.

    Когда все собрались, Лан Жо Тин вышел вперед и огласил указ императора царства Янь.

    Заметив, что у секты Небесного нефрита не было возражений против этого указа, три правителя испугались. Они только сейчас поняли, что Шан Чао Цзун победил, а Фэн Лин Бо проиграл!

    Однако в глазах Пэн Ю Цайя три правителя заметили странный блеск и озадаченность.

    После зачтения указа Шан Чао Цзун принял предложенное ему положение и сразу же велел трем правителям, перевести их людей под его начало.

    В этот момент три правителя поняли замысел секты Небесного нефрита. Все было также, как и раньше с Шан Чао Цзуном. Только теперь они не могли ничего сделать и были вынуждены подчиниться решению секты Небесного нефрита.

    Конечно секта Небесного нефрита поступала себе в убыток. Секта Небесного нефрита не хотела утруждать трех правителей, только Шан Чао Цзун не мог упустить предоставленную возможность Ню Ю Дао. Он хотел теперь вынудить секту Небесного нефрита идти на компромисс, воспользовавшись угрозой со стороны Цинчжоу. Поэтому он решил взять людей трех графств под свой контроль.

    Секта Небесного нефрита также не хотела видеть у себя внутренние распри. Царство Янь хищно смотрит сейчас на них, и тот же имперский двор будет с радостью смотреть, как Шан Чао Цзун будет сражаться с тремя графствами. А это секте Небесного нефрита точно не нужно. Поэтому секта Небесного нефрита из двух зол выбрала меньшее. Они согласились передать власть Шан Чао Цзуну над войсками Южной области. Однако также они приставили еще больше своих людей для охраны Шан Чао Цзуна. Они не думали отпускать его.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 444 – Истинный местный князь!

    Глава 444 – Иcтинный мeстный князь!

    Шан Чао Цзун тоже согласился на условие, что его телохpанителями будут ученики секты Hебесного нефрита, и секты трех сект не будут вмешиваться к ним.

    Группа людей следовали приказу. Правители Mэн, У и Чжао ушли. Три человека знали, что происходит. Шан Чао Цзун должно быть начнет зачистку у них, он начнет разваливать их военную власть.

    На самом деле так оно и было. Шан Чао Цзун уже один раз испытал бедствие, и тогда его чуть ли не убили. И если он сейчас не будет принимать мер предосторожности, то это будет довольно странно с его стороны. Поэтому он сразу же начал закрывать прошлые прорехи.

    Oн уже положил взгляд на детей Фэн Ру И и Фэн Ру Цзе. Cмерть Фэн Ру И и Фэн Ру Цзе не успокаивали сердце Шан Чао Цзуна. А если Фэн Лин Бо будет все также здесь, то секта Небесного нефрита сможет в любой момент смести его и поставить Фэн Лин Бо правителем. Это будущая опасность.

    Оглядев всех, стоящий рядом Пэн Ю Цай вышел вперед и медленно спросил:

    — Kнязь желает принять указ императора. Теперь князь располагает Южной областью. Почему не видно Ню Ю Дао? Bедь это такая радостная весть?

    Пэн Ю Цай все время ждал, когда появится Ню Ю Дао. Он все эти дни не видел Ню Ю Дао. Все же ему еще нужно было прояснить с Ню Ю Дао дело о ликере.

    Можно сказать, что теперь Пэн Ю Цай попадет в сложное положение. В положение зависимости.

    Шан Чао Цзун ответил: Я сам ищу его, только не знаю, где он.

    Он не врал. Шан Чао Цзун действительно не знал, где сейчас находится Ню Ю Дао. Он тоже хотел бы увидеть его и выразить ему свою благодарность.

    Самое главное, что Ню Ю Дао относился к нему, не как секта Небесного нефрита. Он с самого начала не только помогал ему, но и относился хорошо. Хоть Ню Ю Дао - тоже культиватор, однако он всегда приходил, как друг. Шан Чао Цзун с Ню Ю Дао общался как друг. Такое его отношение Лан Жо Тину и Мэн Шань Мину сразу напоминало о Дун Го Хао Ране.

    Для двух людей был неудивителен выбор Дун Го Хао Рана - что он выбрал Ню Ю Дао в качестве последнего ученика.

    Только Ню Ю Дао еще сам и не подозревал этого.

    Пэн Ю Цай слегка кивнул, но можно было с трудом увидеть, как он стянул щеки. Он ранее не придавал Ню Ю Дао особого значения, но в этот раз от Ню Ю Дао секта потерпела большие потери.

    Этот парень не появлялся и постоянно за кулисами все контролировал. 

    Сейчас он не боялся Шан Чао Цзуна, все же Шан Чао Цзун по-прежнему в его руках. Кого он действительно боялся, так это тайного кардинала Ню Ю Дао. Особенно после этой схватки с ним. Eсли они сейчас не исключат этого человека, то им нужно будет гадать, в какой день они полностью утратят контроль над Шан Чао Цзуном.

    Увидев, что Шан Чао Цзун не отвечает, Пэн Ю Цай снова напомнил:

    — У князя были разногласия с семьей Фэн. Принцесса к этому полностью не причастна. Надеюсь, что князь не будет ставить принцессу в трудное положение.

    Они не могут позволить, чтобы у Пэн Ю Лан никого из детей не осталось. Иначе, кто знает, вдруг Шан Чао Цзун тайно поднимет на нее руку. Они изначально собирались забрать Фэн Ру Нан с собой, чтобы Шан Чао Цзун ничего не сделал ей и не убил ее.

    Только Фэн Ру Нан предпочла остаться с Шан Чао Цзуном и не захотела уходить с семьей. Все знали, что в этот раз семья Фэн плохо поступила с дочкой.

    Некоторые вещи Пэн Ю Цайю сложно было принять. Фэн Ру Нан не захотела уходить, но и посадить под замок ее нельзя было.

    Шан Чао Цзун: Глава, не беспокойтесь. Я не дойду до такого, чтобы вымещать злость на женщине. Тем более Ру Нан - моя жена. Я не стану причинять ей зла!

    Пэн Ю Цай молчал и ничего не говорил. Он развернулся и ушел. Даже если Фэн Ру Нан действительно будет испытывать обиды, то вряд ли скажет об этом. И они ничего не смогут сказать. Дела житейские и семейные не выносят из избы.

    Группа людей вышла из зала совещаний.

    Эта буря наконец закончилась. Стоявший на лестнице Шан Чао Цзун поднял голову к небу и вздохнул. Сколько он прожил, сколько трудился, и наконец Южная область оказалась в его руках!

    Шу Цин спросила: Не знаю, когда владыка Дао вернется?

    Несколько людей тоже догадывались и понимали, что Ню Ю Дао не только помог забрать Южную область, но еще и добыл официальное признание имперского двора. Это помогло избежать множество лишних проблем, отчего сейчас несколько человек облегченно вздыхали.

    Лан Жо Тин: Взятие Южной области - это только начало. Далее у нас возникнут проблемы по наведению порядка. Секта Небесного нефрита заплатила большую цену за Южную область и определенно будет требовать большого имущества. Этого дела не избежать.

    Все знали, что секта Небесного нефрита рисковала не просто так, и теперь они будут требовать огромных ресурсов.

    В этот момент подошел один телохранитель и доложил:

    — Князь! Секты Люсян, Плывучих облаков и горы Утонченности просят вашей аудиенции.

    Шан Чао Цзун хотел их пригласить, как стоящий рядом Юань Ган перебил:

    — Владыка Дао говорил, чтобы вы пока игнорировали их. Не нужно обращать на них внимание.

    Несколько человек посмотрели на него, а Шан Чао Цзун сомневаясь спросил:

    — Разве так нужно?

    Юань Ган: Владыка Дао приказал им защищать князя, только они прибежали к городу и оставались у ворот, как крысы. Из-за них князь чуть не погиб! Владыка Дао как узнал об этом, разозлился и не захотел прощать им это дело. Он велел им возвращаться в Циншань и следить за его домом. Когда они прозреют сами, тогда можно будет еще поговорить. Если о своих людях они не могут хорошо позаботиться, то пусть поднебесная будет им домом.

    «Отправить три секты следить за домом владыки Дао?» - в глазах Шу Цин появился блеск. Она чуть ли не улыбнулась. Насколько дерзко Ню Ю Дао сказал!

    Мэн Шань Мин и Лан Жо Тин тоже улыбаясь переглянулись. Ню Ю Дао этим самым показал свое давление. Можно было увидеть, что Ню Ю Дао легко управлял тремя сектами. Насколько у него сильное влияние. Однако возвращаясь к теме, он если смог противостоять секте Небесного нефрита, то неудивительно, что он нагоняет такой страх на три секты.

    Мэн Шань Мин вздыхая сказал:

    — Синяя краска добывается из индиго, но она ярче, чем индиго. (ученик превзошел учителя) Тогда господин Дун Го не обладал такими способностями.

    Лан Жо Тин кивнул:

    — Господин Дун Го выбрал удивительного ученика, однако его изгнала секта Высшей чистоты. Ах, жаль секту Высшей чистоты. Шанс на возрождение упустили.

    У них по-прежнему были теплые отношения к секте Высшей чистоты. Ведь секта Высшей чистоты в свое время помогала Нин Вану, и им сейчас сложно было смотреть на тяготы, которые выпали на секту Высшей чистоты.

    Глаза Шу Цин засверкали. Она вспомнила про секту Высшей чистоты и осознала, что не хотела бы видеть возвращение Ню Ю Дао в секту Высшей чистоты. Она вспомнила жену Ню Ю Дао.

    Мэн Шань Мин заметил блеск в глазах Шу Цин и сказал:

    — Раз владыка Дао не хочет, то мы так и поступим. Князь, нужно прислушаться к мнению владыки Дао.

    Шан Чао Цзун кивнул и ответил телохранителю:

    — Так и поступим. Пусть они возвращаются в Циншань.

    — Слушаюсь! – телохранитель сложил руки.

     

    — Передать приказ! Переместить областной центр Южной области!

    Все последовали приказу Шан Чао Цзуна и огромные войска и культиваторы стали покидать город Чанпин.

    Неважно по масштабу, рву города и другим факторам город Чанпин - не лучший выбор для областного города.

    За городом три секты увидели, как Шан Чао Цзун с войсками покидали Чанпин. Ся Хуа, Фэй Чан Лю и Чжэн Цзю Сяо хотели подойти и повидаться с князем, только культиваторы секты Небесного нефрита преградили им путь. Три секты считаются людьми Ню Ю Дао, поэтому они не рады были видеть людей трех сект.

    Шан Чао Цзун тоже не взглянул на них и оставил их так.

    Одни не желают, другие не смотрят. Трем главам было сложно, им стало неловко. Три главы не знали, что делать. Они тоже узнали, что Цинчжоу выставили войска против Южной области. И оказывается, это Ню Ю Дао оказал такую мощную поддержку Шан Чао Цзуну. В итоге Южная область теперь упала в руки Шан Чао Цзуна.

    Вот так они не хотели задеть обе стороны, а в итоге вызвали немилость у обеих же сторон.

    Они знали, что силы секты Небесного нефрита ограничены, и им нужна помощь малых сект в налаживании дел Южной области. Они конечно могли пойти на поклон секте Небесного нефрита, только три секты провинились перед Шан Чао Цзуном, поэтому теперь им нет смысла идти на поклон. Три секты в Южной области теперь не выстоят.

    — Что делать? – спросила Ся Хуа.

    Чжэн Цзю Сяо почесал нос:

    — Ню Ю Дао хочет, чтобы мы возвращались в Циншань и ожидали его. Он не отказался от нас и дал нам шанс на переговоры. Его силы также ограничены, и ему нужна наша помощь. Думаю, лучше отправиться в Циншань ждать его.

    Ся Хуа вздыхая сказала: Мы тоже приложили свои силы для захвата Южной области. А что теперь?

    Фэй Чан Лю с каменным лицом ответил:

    — Когда невеста станет свекровью(идиома – то же самое, когда дерево станет кораблем), секта Небесного нефрита также бы поступила с нами. Уходим в Циншань. Нужно встретиться с Ню Ю Дао.

     

    528 год царства У.

    Шан Чао Цзун заселился в областной город Южной области царства Янь. Он захватил Южную область, и его официально признали правителем Южной области.

    В императорском дворце царства Янь раздался мрачный смех:

    — Цзянь Бо, а у тебя выдающийся сын!

    Стоящий на стене столицы царства Янь Га Мяо Шуй выглядел подавленным. Он стал звеном плана Ню Ю Дао.

    За пределами столицы царства Янь стали расходиться вести о быстром подъеме Шан Чао Цзуна и уже о возродившейся гвардии Ули и Иньян.

    Немало царской родни стали связываться с Шан Чао Цзуном. Все же его официально признали правителем Южной области, поэтому они могли с ним начать общаться. Многие поздравляли его.

    Конечно были и те, кто не хотел связываться с Шан Чао Цзунем. Но кто знает - что будет дальше? И остановится ли на этом Шан Чао Цзун? Они видели поднимающуюся ненависть Нин Вана, поэтому на всякий случай решили связаться с Шан Чао Цзуном и выразить хорошее намерение. В конце концов простая поздравительная открытка ничего не стоит для них.

    Во всех частях поднебесной удивлялись. Ведь ранее они получила новости о том, что хозяином Южной области будет Фэн Лин Бо, но в итоге им стал Шан Чао Цзун. Это как так получилось?

    А захват Южной области для Шан Чао Цзуна было важным событием. Он  теперь стал истинным местным князем. Он теперь правитель Южной области, а это не сравнить с титулом правителя двух графств. Местный князь - правитель Южной области действительно может оказать влияние на часть поднебесной. Теперь с ним будут считаться другие князья и царства!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 445 – Я - не человек высокой морали

    Глaва 445 – Я - не человек высокой моpали

    Mгновенно множество царств отправили своих послов в Южную область с поздравлениями Шан Чао Цзуна. Шан Чао Цзун стал официально признанным правителем Южной области. Oн не мятежник, поэтому никто никому ничего не мог сказать на этот счет. Kаждый правитель отправлял своего посла для поздравления Шан Чао Цзуна и для установления истинной связи.

    Что касается Фэн Лин Бо, то многие о нем забыли. Bедь победитель получает все…

     

    ….

    Бэйчжоу, дворец правителя.

    Шао Cань Шэн вошел в кабинет и встал рядом с сидящим Шао Пин Бо.

    Шао Пин Бо подписывал официальные документы и не поднимая головы спокойно сказал:

    — Есть что сказать, говори.

    Шао Сань Шэн: Господин закрылся в кабинете и не выходит.

    Шао Пин Бо остановился немного, дописал один иероглиф и отложил кисть. Затем он положил руки на стол и задумался.

    Он знал, отчего отец так переживает. Когда его отец получил новости из царства Янь, то постоянно переживал. Шан Чао Цзун стремительно поднимался, и это оказало на отца сильное влияние.

    Он знал, что отец постоянно сомневался насчет своей измены в прошлом. Tогда он, получается, пошел против Нин Вана, а теперь сын Нин Вана стремительно поднимался вверх. Ему было стыдно перед Нин Ваном.

    Шао Сань Шэн тоже понимал это и спросил: Можем господин пойдет и уговорит главу?

    Шао Пин Бо покачал головой.

    Шао Сань Шэн устало проговорил:

    — Это действительно странно. Особенно то, что Цинчжоу действительно решили помочь Шан Чао Цзуну. Неизвестно о чем думал дворец Вандун. Если бы не их поддержка, то разве Шан Чао Цзун смог бы заполучить Южную область?

    Шао Пин Бо холодно усмехнулся:

    — Ты все еще не понимаешь? Небесный дворец Вандун под шантажом Ню Ю Дао помог Шан Чао Цзуну. Pазве просто так они бы рискнули своей безопасностью и пошли на Южную область… Это Ню Ю Дао… Какой нахер ученик дьявольского врача?! Это просто плод красного яна. Этот грабитель Ню Ю Дао помог им вылечить наследника, а теперь шантажирует их этим.

    Шао Сань Шэн изумился и прошептал:

    — Он, оказывается, угрожает им тем, что расскажет про этот секрет? Он не боится, что этот секрет мы сами расскажем?

    — Боится? – Шао Пин Бо косо посмотрел на него:

    — Ты думаешь, если кто-то расскажет об этом, он не подумает обо мне? Если у него что-то плохое случится, он первым делом будем думать обо мне. Также, как и я о нем. Ты думаешь, если дворец Льда и снега схватит его, то он не расскажет им обо мне? Он расскажет им, как в те времена я использовал дворец Льда и снега. Этот гад смотрит далеко вперед. Думаешь, когда он угрожал дворцу Вандун, то не думал об этом?

    — … - Шао Сань Шэн не знал, что сказать. Он недоумевал:

    — Оказывается, вот оно что! Значит мы должны все время хранить  тайну?

    Шао Пин Бо посмотрел на отложенную кисть и вздыхая проговорил:

    — Он смотрит далеко вперед и может преодолеть и бури, и грозы. У Шан Чао Цзуна есть Лан Жо Тин для государственных дел, в военных делах Мэн Шань Мин. И этот гад пробивает ему путь в мире культиваторов. Действительно тигру дали крылья! Любой позавидует! Некий Шао ищет таланты в Бэйчжоу, как воду, не говоря уже о культиваторах…

    Шао Сань Шэн молчал и понимал его горечь. Похоже, слава Ню Ю Дао оказывает давление на старшего молодого господина.

    В горах, у одной деревянной избы лежал на кушетке Ню Ю Дао. Юань Ган в этот момент поливал цветок черный пион в горшке.

    Когда они покидали горное ущелье, то ничего толком с собой не брали, но горшок с черным пионом забрали. Год за годом цветок увядал и снова расцветал.

    Гуань Фан И, размахивая веером, подошла к Ню Ю Дао и села рядом на кресло-качалку.

    Она усмехнулась.

    Ню Ю Дао проснулся и медленно сказал: Играешься.

    Он говорил так, словно обращался к ребенку.

    Гуань Фан И выкатила глаза, она перестала качаться и ответила:

    — Из Цинчжоу от восьмого пришли вести.

    Ню Ю Дао: Убрали воинов?

    Гуань Фан И кивнула: Дворец Вандун еще передал послание, они хотят назад Сяо Тян Чэна. Однако Xай Жу Юэ намекала, что не нужно пока возвращать Сяо Тян Чэна.

    Ню Ю Дао: Почему?

    Гуань Фан И: Дворец Вандун заключил ее под домашний арест. Хай Жу Юэ с трудом связалась с восьмым. Еще дворец Вандун взял ее под контроль и стал контролировать ее людей. Похоже, дворец Вандун хочет избавиться от семьи Сяо и найти им замену. Также неясно, почему они так поступают.

    Она не знала, но Ню Ю Дао все ясно понимал. Дворец Вандун не хочет вечно быть под его контролем, поэтому они хотят избавиться от улик и уничтожить сына и мать. А Хай Жу Юэ понимает, что пока Сяо Тян Чэн здесь, они оба в безопасности. Но стоит Сяо Тян Чэну вернуться, как они оба погибнут.

    Ню Ю Дао медленно ответил: Ответь дворцу Вандун, что вернем согласно условию. Когда князь полностью захватит контроль над Южной областью, тогда мы и вернем Сяо Тян Чэна.

    Гуань Фан И удивленно спросила:

    — Раз дворец Вандун собирается избавиться от семьи Сяо, разве возвращение Сяо Тян Чэна будет ли таким уж важным?

    Ню Ю Дао легко ответил: А черт их знает.

    Гуань Фан И засомневалась. Этот парень определенно что-то скрывает от нее.

    Она сомневалась, может с Сяо Тян Чэном что-то не то? Почему дворец Вандун так вцепился в него? Это довольно странно.

    Она сомневалась во всем этом. Но она также уже довольно долго находится с Ню Ю Дао и знает, что если Ню Ю Дао не хочет говорить, то он ничего не скажет. Она сменила тему и радостно спросила:

    — Слышала, что сейчас в Южной области, в областном городе стало оживленно. Послы каждого царства и каждых сфер влияний прибыли поздравить князя. Похоже князь скоро возьмет полный контроль над Южной областью. Нам тоже нужно приготовиться посетить Южную область?

    В этой горной местности жизнь идет спокойно и тихо, но Гуань Фан И наоборот хотелось роскоши и празднества больших городов. Ей уже наскучили эти горы и село Циншань.

    Ню Ю Дао наклонил голову, посмотрел на нее и натянуто улыбнулся.

    Гуань Фан И соблазняюще спросила: Не видел красавиц?

    Ню Ю Дао улыбаясь ответил: Видел, но настолько красивых красавиц нет.

    — Кхе-кхе. – Гуань Фан И слегка улыбнулась. Однако тут подошел Юань Ган, и она перестала улыбаться и что-то прошептала про себя. Очевидно что-то нехорошее в сторону Юань Гана.

    После знакомства с Юань Ганом она не могла признать, что у нее было влечение к Юань Гану. Она даже намеренно представляла Юань Гану случай, только Юань Ган не оценил ее стараний и еще назвал ее старухой!

    Это замечание просто ранило и задело ее так, что после этого Гуань Фан И перестала хорошо относиться к нему. Впрочем, в этом плане у них с Юань Ганом все было взаимно.

    Ню Ю Дао поднялся с кушетки, подошел к обрыву горы и, глядя в даль, задумчиво сказал:

    — Дело города Чанпин показало нам, что наших сил в экстренных случаях недостаточно.

    — И? – Гуань Фан  И спросила.

    Ню Ю Дао: Конечно нужно заполнить эту щель.

    Гуань Фан И: Как?

    Ню Ю Дао повернул голову к ней и улыбаясь сказал:

    — Если что-то случится, то пересекать большие расстояния довольно сложно и нудно. Не завести ли нам несколько ездовых птиц?

    — Ездовые птицы? НЕСКОЛЬКО? – Гуань Фан И напугалась. Она подсознательно сделала шаг назад и предупреждая сказала:

    — Я говорю тебе. У меня нет денег. Даже и не думай!

    — Ты с медведем, как две капли воды. – Ню Ю Дао указал на проходящего внизу горы Юань Фана:

    — Успокойся, я не возьму твои деньги. Не хочешь отправиться в царство Сун? Секта Тысячи зверей определенно обладает огромным количеством зверей. Может поговорив с ними, они согласятся подарить мне несколько.

    — Подарят несколько штук? Мечтай. Это не капуста… - на полуслове Гуань Фан И застыла. Она словно о чем-то догадалась и посмотрела назад, на горшок черного пиона около избушки. Она посерьезнела и сказала:

    — Владыка Дао, ты же не собираешься искать того по фамилии Чао? Я говорю тебе, человек по фамилии Чао намного опаснее секты Небесного нефрита. Тебе не стоит задевать его.

    Когда они сбегали с царства Ци после смерти Черного пиона, она лично слышала разговор Дуань Ху и Ню Ю Дао. Дуань Ху тогда рассказал, кто мучил и издевался над Черным пионом. И это был крупный деятель из секты Тысячи зверей.

    Теперь Ню Ю Дао внезапно решил отправиться в царство Сун, в секту Тысячи зверей. Поэтому она сразу подумала о том деле.

    Ню Ю Дао: Ты много надумала. Если искать его для мести, то это действительно искать себе смерть. Мы поедем действительно за птицами.

    Гуань Фан И сомневаясь спросила: Точно?

    Ню Ю Дао: Точно. Ты поедешь?

    — Не поеду! – Гуань Фан И наотрез отказывалась.

     

    Незаметно пролетело полгода.

    У шалаша в фиолетовой накидке гуляла Шу Цин.

    Прошло полгода, и за это время вся власть над Южной областью осталась в руках Шан Чао Цзуна. А Ню Ю Дао по-прежнему не собирался возвращаться. От него только приходило несколько писем, но и в них не было намека на возвращение.

    Живущие здесь три секты тоже не знали, когда Ню Ю Дао ве