• Небесный гений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 376 - Визит Дьявольской матери!

    Глaва 376 – Визит Дьявoльской матеpи!

    Eсли бы Hю Ю Дао не сказал о расходах на перевоз коней, то другие и не задумались бы. Все люди секты Небесного нефрита действительно заметили, что расходы для доставки коней были немалыми. Ранее кто-то из них заходил на корабль и приметил, что внутри трюмы были переоборудованы под коней. A теперь их нужно будет снова переоборудовать в прежний вид

    Фэн Энь Тай больше ничего не мог сказать и отошел назад. Что говорить о затратах? Сколько трудностей и опасностей пришлось им пережить! Еще смерть Черного пиона. O каких деньгах может идти речь, когда за Ню Ю Дао гнались 5 огромных птиц! Тем более они с ним - названные братья. Kакие бы истинными названными братьями они не были - и так и этак он ничего не мог сказать и поддерживал в этом плане Ню Ю Дао. 

    Если бы он знал, что ему самому просто повезло. Ему повезло, что дворец Утренней луны раскусил план Ню Ю Дао, поэтому они и отпустили людей секты Небесного нефрита. Если бы он это знал, тогда еще неизвестно, как бы он переживал за Ню Ю Дао. 

    В итоге люди секты Небесного нефрита ушли и заплатили 5 миллионов Ню Ю Дао. 

    По дороге обратно Чэн Тян Сю, скача на коне, недовольно спросил: 

    — Брат, не слишком ли много 5 миллионов?

    Пэн Ю Цай: Это стоит того. 30 тысяч боевых коней недешево привезти сюда. Что нужно дать - нужно давать. Если вынудить его разгласить секрет изготовления алкоголя, то тогда мы понесем куда большие убытки. А пока он у нас, мы можем заняться им. К тому же сейчас ему будет сложно покинуть нас. Он все еще зависит от нас. Нам сейчас нужно нацелиться на Южную область. Не нужно из-за меньшего отказываться от большего. Его возможности могут пригодиться нам. Тем более, если эти деньги мы не отдадим, то кони, получается, будут не наши. Как тогда на нас будут смотреть люди двух графств? А настроение народа - это та вещь, с которой нужно считаться. Тем более 5 миллионов - это немного. И они вернутся к нам. 

    Все посмотрели на него, а Чэн Тян Сю спросил: 

    — Как вернуться?

    Пэн Ю Цай: Такое огромное движение, столько боевых коней определенно привлекло внимание многих. Цинчжоу обладает своей армией и тоже нуждается в боевых конях. Услышав, что у нас появились боевые кони, они определенно заявятся к нам без приглашения. А мы для дальнейшего расширения нуждаемся в поддержке Цинчжоу и Небесного дворца Вандун. Вот когда они придут, можно будет продать им несколько тысяч боевых коней. Когда они заявятся, мы продадим им по высокой цене 5 тысяч боевых коней!

    Все поняли его замысел. 

    Пэн Ю Цай: Господа, хорошенько подумайте над нашим следующим шагом. 

    — Глава, прошу говори! – Чэн Тян Сю сказал. 

    Пэн Ю Цай: Боевых коней уже достали. Шан Чао Цзун занимается здесь армией. Следующий шаг - это целая южная область. Все об этом знают. Только перед этим секта Небесного нефрита нуждается в реальной силе во всех направлениях. Наши силы слишком рассредоточены. А когда мы захватим все, то нужно также держать все вместе, как и в случае с двумя графствами. Секте Небесного нефрита будет сложно. Нам нужно схватить еще только три разрозненных графства и объединить с нашими двумя графствами. Здесь у нас есть дух и наследие Нин Вана Шан Цзянь Бо, и это наследие развивается. У нас также есть альянс с Цинчжоу. Поэтому мы сможем соединить воедино все эти участки. 

    Фэн Энь Тай: Глава, те три графства очень далеки друг от друга. Сложно будет их объединить воедино!

    Пэн Ю Цай: Mожно договориться с имперским двором. Пусть они отдадут 3 графства Южной области нам. Эти три графства для имперского дома мало что значат. Они даже доставляют им проблем, ведь там царит хаос. А мы сможем навести там порядок, и они принесут нам пользу. Нам конечно нужно будет делиться прибылью с имперским домом, и тогда все будет хорошо. Из 11 графств Южной области мы займем 5. Немного увеличим силу и сделаем неслабый барьер от Южной области. Шан Чао Цзун конечно может одолеть Южную область, но сможет ли он ее удержать. Ведь ему еще нужно воспитывать армию. А с тремя графствами ему будет легче управиться. Да и людей он сможет побольше набрать. 

    Как только он сказал это, все погрузились в раздумья. Все понимали его. 

    Секта Небесного нефрита может захватить Южную область, только для контроля такой большой территории нужно развивать силу секты. Количество учеников можно увеличить и набрать побольше. Это делается быстро. Только для того, чтобы вырастить более сильных культиваторов, нужно время. 

    Тем более в сердце Шан Чао Цзуна не одна Южная область. Он хочет свести счеты с имперским домом. А если силы секты Небесного нефрита будет недостаточно, то он возможно призовет к себе другие силы. Другая сила будет балансировать силы секты Небесного нефрита, а этого секта Небесного нефрита не хочет видеть. 

    У кого-то в голове промелькнуло имя Фэн Лин Бо. Он невольно посмотрел на главу. Не хочет ли Пэн Ю Цай отдать Южную область потом Фэн Лин Бо?...

    Проводив взглядом Пэн Ю Цайя и других, Гуань Фан И посмотрела на Ню Ю Дао и смеясь сказала: 

    — Владыка Дао, а ты жесток. Взял купленных Бэйчжоу коней и продал своим людям. Вор у вора крадет дубинку. 

    Ню Ю Дао повернулся к ней и спросил: 

    — Разве я не говорил, что буду содержать тебя. А как без денег я буду содержать тебя?

    Глаза Гуань Фан И засверкали: Сколько собрался отдавать мне?

    Ню Ю Дао отсчитал 100 купюр и отдал ей. 

    Гуань Фан И схватила миллион и довольно сказала: 

    — Примерно столько. 

    Ню Ю Дао отсчитал еще 100 купюр и передал Сю Лао Лю. 

    Сю Лао Лю удивился и не знал, что ему делать. Он удивленно посмотрел на также удивленную Гуань Фан И. 

    Гуань Фан И, нахмурив брови, посмотрела на Ню Ю Дао и с сомнением спросила: 

    — Ты что собрался делать? – она подумала, что Ню Ю Дао хочет рассорить их. 

    Ню Ю Дао сказал Сю Лао Лю: Иди и отдай людям с кораблей эти деньги. 

    Гуань Фан И застыла: 

    — Морякам? Им уже отдали крупный задаток. Несколько сотен тысяч для них уже достаточно будет. Ты обманул секту Небесного нефрита для того, чтобы отдать деньги им?

    Ню Ю Дао: Ты возьми людей и хорошо узнай у них о связи с их владельцами. Спроси, как связаться с ними. Я люблю наживать друзей. Если отдам миллион им, они обрадуются и после смогут поддерживать с нами связь. А я не могу друзей не радовать. Поняла меня?

    Гуань Фан И повернула голову и посмотрела на множество кораблей, затем повернулась к Сю Лао Лю и сказала: 

    — Иди!

    Xорошо! – Сю Лао Лю кивнул. 

    Ню Ю Дао достал еще один миллион и сразу отдал Гун Сунь Бу: 

    — Расходы на этот год. 

    Гун Сунь Бу неловко сказал: Владыка Дао, это много. 

    Изначально они договаривались на полмиллиона в год. 

    Ню Ю Дао не стал с ним много разговаривать, а развернулся и пошел к Лу Ли Цзюну. 

    Подойдя к нему, Ню Ю Дао достал оставшиеся два миллиона и передал их ему. 

    Лу Ли Цзюн нахмурил брови и спросил: Это что такое?

    Ню Ю Дао: Все трудились и устали за эти дни. Это дружеское выражение. 

    — Не нужно денег, мне нужен только человек! – один мрачный женский голос донесся со спины Лу Ли Цзюна. 

    Лу Ли Цзюн отошел в сторону, и толпа дьявольских культиваторов тоже разошлась по бокам. Среди них появился женский изящный силуэт. У нее была кожа белее снега, ее волосы развевались на ветру, а прекрасные холодные глаза пристально смотрели на Ню Ю Дао. На ее лице была черная повязка. 

    По отношению дьявольских культиваторов к ней Ню Ю Дао понял, кто стоит перед ним. От этого у него мурашки по телу пробежались. 

    Гуань Фан И осознала, кто эта женщина, и от этого у нее даже руки задрожали. 

    Женщина встала напротив НюЮ Дао, а в ее глазах вспыхнул зеленый огонь. Она холодным тоном сказала: 

    — Я сделала свое дело, теперь твоя очередь. Где он?

    — Организуйте нам чистую комнату. – Ню Ю Дао развернулся и проинструктировал, затем он протянул руку к женщине, приглашая ее: 

    — Прошу! 

    После этого два человека бок о бок направились к рядом находящейся почтовой. Недалеко Шан Чао Цзун и главы трех сект вели беседу. Они увидели Ню Ю Дао и женщину в черном. Они не знали, кто она. 

    Когда они вошли в чистую комнату, Ню Ю Дао сложил руки и сказал: 

    — Приветствую Дьявольскую мать! 

    Женщина в черном действительно была дьявольской матерью: 

    — Поменьше говори ерунды! Где он?

    — Прошу садитесь! Посидим и поговорим. – Ню Ю Дао пригласил ее рукой сесть, а сам сел напротив ее. 

    — В этот раз я поступил немного некрасиво, поэтому хотел извиниться перед вами. Прошу возьмите это в качестве извинений. 

    Дьявольская мать: Мне нужен человек, а не деньги!

    Ню Ю Дао повернул голову и сказал Гуань Фан И: 

    — Передай У Лао Эру, пусть вернет его ко мне. И чтобы с его головы и волосок не упал. 

    Гуань Фан И кивнула дяде Чэну, тот ушел. 

    — Я отпустил его. Прошу взять это из лучших побуждений. – Ню Ю Дао указал на деньги. 

    Дьявольская мать: Пока я его не увижу, ты хочешь вот так все сгладить?

    Ню Ю Дао улыбаясь: Боюсь, увидев его, дьявольская мать не отпустит меня.

    Дьявольская мать на это ничего не ответила. 

    Ню Ю Дао вздыхая ответил: 

    — Он в царстве Ци, не здесь. Однако я могу гарантировать, что с ним все в порядке. Сейчас вопрос в другом. Западня горы Иншань провинилась перед великим князем западного дворца. И что вы собираетесь с этим делать?

    Дьявольская мать: Тебе не стоит об этом беспокоиться. Он не смог сохранить тайну и не имеет права теперь спрашивать у меня что-то. 

    Ню Ю Дао кивнул головой: Я понял. Я тоже слышал, что Западня горы Иньшань - подходящее место для дьявольского культивирования. В те года дьявольская мать ради того места помогла отразить внезапное нападение царства Цзинь на царство Ци. Тогда император царства Ци обещал, что стоит вам отразить нападение, то западня горы Иньшань станет твоим. Поэтому великий князь западного дворца не посмеет в открытую идти против тебя. 

    Дьявольская мать: Знаешь и ладно. 

    Ню  Ю Дао: Я только одному удивляюсь. Судя по Чжан Син Жуйю, не скажешь, что он был заложником Хао Юн Шэна. И вам не нужно было идти на такое рисковое дело. Группе дьявольских культиваторов сложно найти место для культивирования, но дьявольская мать все же помогла великому князю вывезти боевых коней. Неужели ты не знаешь про государственную политику царства Ци?

    Дьявольская мать: Неужели ты действительно думаешь, что имперский дом не знает про вывоз большой партии боевых коней?

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 377 – Сестра должна быть благодарна мне! (990 лайков)

    Глaва 377 – Cестpа дoлжна быть благодарна мне!

    Услышав это, Hю Ю Дао наxмурил брови. Oн не ожидал такого поворота событий.

    Дьявольская мать продолжила:

    — Я уже более ста лет нахожусь в царстве Ци и многие вещи хорошо знаю. Eсли имперский дом не захочет выпустить боевых коней, то они не покинут царство Ци. Xао Юн Шэн знает мой секрет и предложил денег. Я только по пути решила заработать. Мы оба друг другу доверяем, поэтому ты можешь не беспокоиться. Неважно - Хао Юн Ту или Хао Юн Шэн, они не доставят мне проблем.

    Она хлопнула по стопке денег и продолжила:

    — Ладно, взяв эти деньги, я могу дать тебе гарантии. Если только с ним все будет в порядке, то я в этот раз отпущу тебя и не буду тебя трогать!

    Она немного усмехнулась. Впрочем она и не собиралась убивать его. Ведь здесь все же царство Янь - не ее место. Поэтому здесь она не будет себе искать проблем. Тем более она действительно была не прочь взять эти деньги.

    Ню Ю Дао медленно кивнул и сказал:

    — Дьявольская мать великодушна. Хоть Дьявольская мать собирается отпустить меня, но кто-то не собирается отпускать Дьявольскую мать!

    Дьявольская мать с холодным выражением лица спросила:

    — Ты хочешь попробовать?

    — Нет, нет, нет! Дьявольская мать не так поняла. Это не я. – Ню Ю Дао сразу махнул рукой:

    — Не я, а император царства Ци - Хао Юн Ту!

    Стоящая рядом Гуань Фан И помахала веером и удивленно посмотрела на Ню Ю Дао. Она хотела бы послушать, что этот парень снова придумал.

    Она уже провела достаточно времени с ним и знает, что он всегда что-нибудь да придумает. В этот момент она достала на всякий случай из рукава одну печать.

    Дьявольская мать: Ты слишком беспокоишься.

    Ню Ю Дао: Неужели ты думаешь, что у Хао Юн Ту не найдет сил уничтожить западню горы Иньшань?

    Дьявольская мать: Если вражеское царство нападет, наша гора поможет Хао Юн Ту. Хао Юн Ту не идиот и сможет различить выгоду от убытков.

    Ню Ю Дао: Это как посмотреть. Если Западня горы Иньшань будет угрожать его имперскому трону? Он может собрать множество культиваторов и смести ваших дьявольских культиваторов!

    Дьявольская мать усмехаясь ответила:

    Pазве мы угрожаем его трону? Ты думаешь про Хао Юн Шэна? Ты думаешь, что отправив людей конвоировать его кораблей, я угрожаю императору? Шутка!

    Ню Ю Дао: Блуждая по свету на коне, по нраву и ветер и дождь. Повсюду можно и друзей заводить. Если Дьявольская мать не пренебрегает, то я бы хотел стать вашим некровным братом. Не знаю, как Дьявольская мать смотрит на это?

    Как только он сказал это, несколько человек, стоявшие рядом, поразились.

    Дьявольская мать тоже была поражена. Она в итоге, надсмехаясь над ним, ответила: Ты хочешь стать мне названным братом? Когда я стала знаменитой, неизвестно где находился твой дед. С какой стати ты станешь мне братом?

    — Кхи… - Гуань Фан И прикрыла рот веером и немного засмеялась.

    Дьявольская мать подняла голову: Я что-то сказала смешного?

    — Нет, нет. – Гуань Фан И, подавливая смех, ответила. Однако она невольно вспомнила названного брата Лин Ху Цзю. Она-то точно знала благодаря кому Лин Ху Цзю попал в тюрьму.

    Гун Сунь Бу тоже с интересом смотрел на Ню Ю Дао. Владыка Дао все же любит заводить себе друзей.

    Ню Ю Дао холодным взглядом посмотрел на Гуань Фан И: «Эта женщина даже не может себя держать.» И снова повернув голову, он сказал:

    — Ладно. Раз дьявольская мать уверена в делах царства Ци, то и я ничего не буду делать. Он указал на стопку денег:

    — Прошу, возьмите деньги. С Чжан Син Жуйем все будет в порядке. В течение нескольких дней он вернется к вам. Если вы по-прежнему беспокоитесь, то в любое время можете навестить меня.

    Он встал, сложил руки и только, когда он повернулся, в глазах Дьявольской матери промелькнул блеск, и она внезапно спросила:

    — Ты думаешь, что, обманывая других и становясь названным братом кому-то, в этом есть смысл?

    Гуань Фан И подумала про себя: «Попалась!»

    Она знала, что раз Дьявольская мать так сказала, то уже засомневалась в Хао Юн Ту.

    Ню Ю Дао: Есть смысл или нет - будущее покажет. Конь испытывается дорогой, а человек временем! Если все это бессмысленно, то тебе от этого хуже не будет. Самое большее - до самой смерти не будем видеться.

    Дьявольская мать: Я предупреждаю тебя - лучше  тебе не играть со мной!

    Она намекала, что если Ню Ю Дао обманет ее, то никакие узы братства не сдержат ее.

    Ню Ю Дао в ответ спросил: А нужно ли мне играть?

    Дойдя до этого момента, Дьявольская мать напрямую сказала:

    — Начнем!

    Ню Ю Дао повернул голову: Гун Сунь, курильницу!

    Гун Сунь Бу улыбнувшись кивнул: Слушаюсь! – и развернувшись ушел.

    Гуань Фан И подняла голову и посмотрела на потолок, неизвестно что она искала там.

    А стоящий рядом Лу Ли Цзюн с интересом смотрел на серьезного Ню Ю Дао…

    Снаружи почтовой станции поставили курильницу, и два человека подошли к ней. Им дали свечи.

    Ню Ю Дао сразу опустился на колени, а Дьявольская мать, искоса глядя на него, задумалась.

    Ню Ю Дао улыбаясь спросил: Что?

    Дьявольская мать: Слышала, тот Лин Ху Цзю и один из старейшин секты Небесного нефрита - твои названные братья?

    Ню Ю Дао: Одно другому не мешает.

    Дьявольская мать немного подумав все же присела и стала произносить клятву.

    В это время Ню Ю Дао узнал, что настоящее имя дьявольской матери У Сюэ Цзюнь.

    Действия Ню Ю Дао и Дьявольской матери привлекли к себе внимание многих окружающих.

     Шан Чао Цзун, Лан Жо Тин, Мэн Шань Мин и остальные подошли сюда. Фэй Чан Лю, Чжэн Цзю Сяо, Ся Хуа и дьявольские культиваторы тоже подошли. Все не понимали, что сейчас происходит.

    Три главы лично видели, как Ню Ю Дао и Лин Ху Цзю стали названными братьями, а теперь происходит подобное. Только кто теперь побратался с Ню Ю Дао?

    Вставив свечу в курильницу и завершив процесс, Ню Ю Дао сложил руки перед дьявольской матерью и сказал:

    — Сестра!

    А Дьявольская мать просто вернулась внутрь почтовой станции.

    Трое глав вышли вперед и остановили Ню Ю Дао, который тоже направлялся в почтовую:

    — Владыка Дао, кто это стал тебе сестрой?

    — Э, Дьявольская мать! – Ню Ю Дао ответил и ушел.

    — Дьявольская мать?

    — Дьявольская мать из Западни горы Иньшань?

    — А есть в мире культивирования еще один такой человек?

    Три человека переглядывались и не понимали, что происходит. Дьявольская мать из Западни горы Иньшань - теперь сестра Ню Ю Дао?

    Три человека хотели войти внутрь и узнать, что происходит, но им дорогу преградили дьявольские культиваторы.

    Как только они отошли назад, Шан Чао Цзун спросил:

    — Кто стал сестрой владыки Дао?

    Фэй Чан Лю: Князь, это не человек, а дьявольский культиватор. Дьявольская мать из Западни горы Иньшань. В списке Дань она намного выше Чжо Чао, которого убил Ню Ю Дао.

    — Это и была Дьявольская мать? – Лан Жо Тин испугался.

    Люди из списка Дань были знамениты. Тем более такой специфичный культиватор как Дьявольская мать.

    В итоге Шан Чао Цзун, Лан Жо Тин и Мэн Шань Мин не поняли, что снова задумал Ню Ю Дао.

    — Наш владыка Дао все же любит заводить братьев и сестер! – Ся Хуа горько улыбнулась.

    Наставник-защитник Шан Чао Цзуна - Бай Яо тоже, нахмурив брови, следил за происходящим: «Это что такое? Зачем дьявольской матери становиться названной сестрой Ню Ю Дао?»

    На самом деле Дьявольская мать сама пока не понимала, зачем они провели этот обряд. Поэтому она и спросила - не обманывает ли ее Ню Ю Дао в чем-нибудь?

     У Ню Ю Дао конечно были свои планы на этот счет, и по меньшей мере связь с Дьявольской матерью принесет ему пользу.

    Когда они зашли в комнату, Дьявольская мать села и спросила холодным тоном:

    — Теперь можешь сказать?

    Ню Ю Дао сел напротив нее и спросил: Не знаю, в курсе ли сестра - кому были отправлены эти боевые кони?

    Дьявольская мать: Не знаю. Это разве имеет отношение ко мне?

    — Определенно не имеет. – Ню Ю Дао, качая головой, ответил и снова спросил:

    — А знает ли сестра, кто был основным организатором этой партии боевых коней?

    Дьявольская мать: Разве не великий князь западного дворца?

    Ню Ю Дао улыбнулся. Он до этого сомневался, но теперь убедился, что Западня горы Иньшань не знала полной картины.

    С самого начала, когда Гуань Фан И рассказала ему про все это, он подумал, что Су Чжао тянула за ниточки Чжан Син Жуйя. Но после встречи с Дьявольской матерью он обнаружил некоторые нестыковки.

    У западни горы Иньшань есть договоренность с имперским домом царства Ци, и они не будут вмешиваться в их внутренние дела. Мир культиваторов не принадлежит дьявольским культиваторам, и Дьявольская мать прекрасно это понимает. Она понимает, что в этом мире она не может своевольничать. Поэтому ей нужно только спокойно развиваться и развивать Западню горы Иньшань. Зачем ей создавать себе проблемы?

    Поэтому Ню Ю Дао засомневался, что Дьявольская мать будет за одно с великим князем  и дворцом Утренней луны. Тем более, дворец Утренней луны не будет так легко обнаруживать себя, иначе тогда откроется положение Су Чжао. А этого дворец Утренней луны точно не хотел.

    И теперь он был уверен в этом. Иначе, с чего бы Дьявольская мать так легко согласилась стать его сестрой? Она чувствовала, что что-то от нее скрыли.

    Ню Ю Дао посмотрел по сторонам и сказал: Прошу господа оставить нас. У меня есть разговор с сестрой.

    Гуань Фан И и Гун Сунь Бу переглянулись и вышли.

    Он не боялся оставаться с ней наедине. Дьявольская мать тем более не боялась оставаться с ним, поэтому она кивнула, и Лу Ли Цзюн с другими тоже вышли.

    Когда они остались только вдвоем, Ню Ю Дао сказал:

    — Эти боевые кони принадлежали дворцу Утренней луны!

    Дьявольская мать не на шутку испугалась: Ты хочешь сказать, что великий князь за одно с дворцом Утренней луны?

    Ню Ю Дао откровенно ответил:

    — Знает ли сестра, что когда я был в столице, император отправлял ко мне Бу Сюна? Знает ли сестра, почему император схватил моего названного брата Лин Ху Цзю? Потому что он человек дворца Утренней луны! Знает ли сестра, что запретный плод великого князя западного дворца - хозяйка клуба Белых облаков Су Чжао тоже является человеком дворца Утренней луны! Это означает, что великий князь в сговоре! И он не желает довольствоваться тем, что у него есть!

    — Сестра, ты была вовлечена в эту историю. Как ты думаешь, ты просто сопровождала боевых коней? Ты сможешь найти хороший предлог, чтобы очистить себя? Ты думаешь, тебе на словах Хао Юн Ту поверит? Сестра, что-что, а встревать в борьбу за престол - невыгодное дело! И не нужно говорить, что ты ничего не знала. С Хао Юн Ту это не сработает. Стоит ему только что-либо узнать, то последствия ты сама узнаешь! Я схватил Чжан Син Жуйя и украл боевых коней - разве этим самым я навредил сестре? Наоборот, хорошо, что сестра оборвала связи с Хао Юн Шэном. И за это ты должна благодарить только меня!

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 378 - Хорошо тому, кто смеется последним!

    Глaва 378 – Xoрошо тому, кто cмeется последним.

    — Благодарить тебя? – из глаз Дьявольской матери сверкнули искры. Oна сейчас беспокоилась не о царстве Ци, а о Чжан Син Жуйе. 

    — Eсли действительно такое дело, то где сейчас Чжан Син Жуй? Неужели ему теперь нужно с семьей коротать время в Западне горы Иньшань? Дворец Утренней луны очень таинственный и нигде от него не скроешься! Разве Чжан Син Жуй теперь не в опасности? Что теперь ему всю жизнь жить в страxе? Зачем ему такие проблемы? И ты говоришь, чтобы я благодарила тебя?

    Ню Ю Дао: Сестра, не нужно беспокоиться. Раз положение Чжан Син Жуйя уже ясно, то ему конечно не стоит возвращаться к Хао Юн Шэну. Иначе Хао Юн Шэн возьмет его в заложники. Жаль, что люди сестры хорошо культивируют только в Западне горы Иньшань, иначе бы я мог вас приютить здесь. 

    Дьявольская мать гневно сказала: Tы себя здесь от дворца Утренней луны не защитишь, еще меня хочешь приютить? Если дворец Утренней луны захочет, то он просто сметет секту Небесного нефрита!

    Ню Ю Дао махнул рукой: Поэтому я и не зову вас сюда. Раз я стал названным братом сестры, то в этом деле разве я буду спокойно смотреть со стороны? Дела сестры - мои дела. Если бы мне было все равно, то я конечно мог отпустить человека и дать деньги. А дальше меня ничего не касается. Зачем мне лишние проблемы? Сестра, не беспокойся, у меня есть методы сохранить спокойную жизнь Чжан Син Жуйя!

    Дьявольская мать: Kакой метод?

    Ню Ю Дао: В царстве Ци есть человек, который может защитить Западню горы Иньшань, защитить семью Чжан Син Жуйя и не позволит дворцу Утренней луны безобразничать и тем более безобразничать великому князю!

    Дьявольская мать застыла и сомневаясь проговорила: 

    — Хао Юн Ту? Ты можешь его попросить?

    Ню Ю Дао: Сестра может быть уверена. Если доверишься мне, то я могу кое-что сделать, и сестра будет довольна…

    Люди снаружи тоже не знали, о чем двое говорили внутри. Они ждали до вечера, пока брат и сестра не вышли. 

    Всех коней уже разбили на части и начали их постепенно перегонять. Несколько сект защищали их. 

    Дьявольская мать позвала Лу Ли Цзюна и велела дьявольским культиваторам пока не уходить. Ню Ю Дао сладко говорит, но она хочет видеть результат. 

    Ню Ю Дао посмотрел вокруг и позвал Гун Сунь Бу. Тот спросил:

    — Владыка Дао, князь спрашивает меня - много ли у тебя еще дел? Не хочешь ли ты с ним вместе вернуться?

    Ню Ю Дао: Скажи князю, что можем выдвигаться. 

    Напротив почтовой стояла денежная лавка, и у ее входа столпилось множество людей. Через некоторое время они стали отправлять царей птиц. Сю Лао Лю вежливо общался с ними. 

    Ню Ю Дао посмотрел в ту сторону и спросил Сю Лао Лю: 

    — Как обстановка?

    Сю Лао Лю: Деньги уже выплачены. Расходы с избытком покрыты, и теперь они полностью довольны. Столько денег они не хотят иметь при себе, поэтому они отправили судовладельцам деньги. 

    Ню Ю Дао: Узнал кто за ними стоит?

    Сю Лао Лю: Всех запомнил. 

    Ню Ю Дао посмотрел на довольных моряков, а про себя прошептал: Есть ли среди их судовладельцев люди дворца Утренней луны?

    А стоящая Гуань Фан И косо посмотрела на него и усмехнулась: 

    — Только что получил 5 миллионов, а уже не стало 5 миллионов?

    Ню Ю Дао, не придавая значения ее словам, ответил: Нет и нет. Есть человек - будут и деньги. Нет человека - не будет и денег. Человек ценнее денег!

    Гуань Фан И цокая ответила: Ты все же бедный и щедрый человек!

    Хоть она так и говорила, но была восхищена его действиями: 

    — Как теперь объясняться будешь?

    Ню Ю Дао удивляясь спросил: Кому?

    Гуань Фан И постучала по его груди: 

    — Пэн Ю Цайю! Ты его только что окружил и угрожал ему. Я не хочу разделять твою горькую судьбу!

    Ню Ю Дао: Не переживай. У меня на руках рецепт изготовления ликера. Он не станет трогать меня. А любое объяснение я ему на ходу в любой момент придумаю. 

    «Оказывается, вот оно что!» - Гуань Фан И кивнула головой, затем посмотрела на стоящую вдалеке Дьявольскую мать. Она про себя улыбалась и вздыхая спросила: 

    — Что с дворцом Утренней луны? Они не будут доставать меня? Смотри, хоть мы не в царстве Ци, но это не значит, что я не посмею тронуть тебя! Да и смотри, дворец Утренней луны может и здесь тебя достать! 

    — Не беспокойся. Раз я посмел вернуться сюда, значит у меня есть способ противостоять им! – Ню Ю Дао сказал и ушел. Он направился к Шан Чао Цзуну. 

    Не прошло много времени, как группа всадников отправилась в путь. А в отдельной карете ехал Мэн Шань Мин. 

    По дороге Ню Ю Дао и Шан Чао Цзун ехали рядом, а Дьявольская мать тоже последовала за Ню Ю Дао на коне…

    Глубокой ночью у города Циншань появилась группа всадников. Шан Чао Цзун лично хотел проводить Ню Ю Дао, и Ню Ю Дао оставалось только последовать за ним. 

    В итоге они так доехали до горного ущелья и обнаружили, что там уже была группа людей. А именно Пэн Ю Цай, Юань Фан и другие. 

    Юань Фан, как увидел Ню Ю Дао, сразу же подбежал к нему и взволнованно закричал:

    — Владыка Дао!

    Ню Ю Дао осмотрел его и спросил: С тобой все в порядке? 

    Юань Фан покачал головой: Все в порядке. Черный пион, она…она…

    Очевидно он уже узнал печальную новость и с трудом сдерживал себя.

    Ню Ю Дао махнул рукой, чтобы тот не продолжал. Он не хотел говорить о грустном. Так или иначе, нет смысла все время печалиться. Он снова спросил: 

    — Вы не выдали секрет?

    Юань Фан, ударив себя в грудь, сказал: Нет, определенно нет! Они только взяли нас под стражу. Мы не выдавали им секрета!

    — М! – Ню Ю Дао похлопал его по плечу и пошел к Пэн Ю Цайю. 

    Бай Яо уже что-то нашептал Пэн Ю Цайю. И судя по удивленному взгляду Пэн Ю Цайя на Дьявольскую мать, можно было определить что тот уже знает.

    Ню Ю Дао подошел к нему и, сложив руки, проговорил: Глава Пэн, к чему все эти церемонии?

    — Церемонии? – Пэн Ю Цай: Что притворяешься, что ничего не понимаешь?

    Ню Ю Дао кивнул и, вытянув руку, пригласил его. 

    Пэн Ю Цай отошел с ним. 

    И когда они отошли подальше, два человека под лунным светом остановились. 

    Ню Ю Дао: Я только исполнитель в деле 30 тысяч боевых коней. Только секта Небесного нефрита будет заниматься ими, ведь оплачивала их тоже секта Небесного нефрита. Я только человек на побегушках. 

    Пэн Ю Цай понимал его точку зрения. Ню Ю Дао хочет все лавры передать секте Небесного нефрита. 

    Верно, секта Небесного нефрита хотела получить и себе немного лавров. Ведь если будет не так, то у нее от былой репутации вовсе ничего не останется. За год сколько людей они потеряли?! Сколько денег потеряли?! А это получается, что секта Небесного нефрита уступает одному Ню Ю Дао?

    Пэн Ю Цай: Ты думаешь, что все слепые?

    Ню Ю Дао: Слепые или нет - я не знаю, но в одном могу быть уверен точно - кроме людей, которые были со мной, никто не знает, как мы достали коней. И процесс не знают. А мы можем сохранить тайну так, что никто из посторонних не узнает!

    Пэн Ю Цай: Ты думаешь, князь слепой?

    Ню Ю Дао: Слепой он или нет, важно только то - станет ли князь говорить что-то плохое про секту Небесного нефрита? Тем более когда князь сам не знает, как все произошло. Я могу сказать князю, что все это заслуга секты Небесного нефрита. С этих пор я всем буду говорить, что это заслуга секты Небесного нефрита. Что тогда посторонние будут говорить?

    Пэн Ю Цай: Разве можем мы врать? Может ты хочешь подставить нас?

    Ню Ю Дао: Зачем мне искать проблем с сектой Небесного нефрита? Секте небесного нефрита ничего не нужно признавать и ничего не нужно отрицать. Вы просто храните молчание и все. Остальное мы скажем. А посторонним ничего не остается делать, как поверить. 

    Пэн Ю Цай не согласился, но и не отказался. Он повернулся и направился к Дьявольской матери. Сложив перед ней руки, он сказал улыбаясь: 

    — Пэн Ю Цай - глава секты Небесного нефрита приветствует Дьявольскую мать!

    Дьявольская мать холодным тоном ответила: Глава Пэн вежлив. 

    Пэн Ю Цай: Настолько дорогой гость прибыл, наша секта Небесного нефрита приглашает погостить редкого гостя…

    — Не стоит! – Дьявольская мать подняла руку и перебила его, затем указав на Ню Ю Дао, сказала: 

    — У меня с братцем есть дела. 

    — Раз так, то не буду вас беспокоить. – Пэн Ю Цай улыбнулся и посмотрел на Ню Ю Дао: 

    — Деньги. Ню Ю Дао отдал тебе?

    Дьявольская мать посмотрела него холодным взглядом и сказала: Что? Хочешь вернуть?

    — Хаха, вовсе не думал! Откланиваюсь! – Пэн Ю Цай сложил руки и ушел. 

    Люди секты Небесного нефрита как увидели это, тоже ушли один за другим. 

    Проводив их взором, Шан Чао Цзун подошел к Ню Ю Дао и позвал его на два слова. 

    Ню Ю Дао: Князь, какие будут инструкции?

    Шан Чао Цзун с горечью в голосе сказал: Когда они схватили людей, я ничего не смог сделать. Я…

    Ню Ю Дао махнул рукой, перебив его: 

    — Князь, не нужно. Я все понял. Три секты не мешали им, ты один что мог сделать? Один столб не выдержит целый дом. И сейчас не нужно с ними ругаться. Пока мы слабее их. Пока у нас недостаточно сил. Но когда мы наберем силу, тогда терпеть будут они, а не мы. Хорошо тому, кто смеется последним!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 379 - Несдержанное обещание.

    Глава 379 – Hеcдеpжаннoе обещание.

    Mежду делом Ню Ю Дао сxватил руку князя, а тот крепко сжал руку Ню Ю Дао, показывая как он был благодарен ему. 

    А Ню Ю Дао вздыхая сказал: Eще есть дело, которое князю нужно хорошо запомнить. Этих 30 тысяч боевых коней добилась секта Небесного нефрита. Oни заплатили за них и достали их, а я только был человеком на побегушках. 

    Чао Цзун удивился: Kак такое возможно? Секта Небесного нефрита за столько времени ничего не смогла добиться. Ясное дело, что это заслуга владыки Дао! 

    Ню Ю Дао махнул рукой: Нет. Это все план секты Небесного нефрита. 

    Чао Цзун: Невозможно. Если это их план, то тогда почему они не знали из-за чего ты не возвращался? Почему они даже схватили Юань Фана? Они настолько обнаглели, что уже и славу решили прибрать к себе?

    Ню Ю Дао: Князь забыл мои слова? Пока мы слабые - нужно терпеть. Тем более, когда секте Небесного нефрита репутация нужна больше чем нам. И эта слава мне не на руку. 

    Чао Цзун понял его, но все же хотел уговорить: 

    — Bладыка Дао, ты рисковал своей жизнью, и в итоге все лавры достанутся не тебе. Жаль! Ты же сможешь подняться в мире культивирования!

    Ню Ю Дао покачал головой: 

    — Эта слава - как невидимый слон, с ней не сделаешь большого маневра. Я бы хотел, чтобы обо мне вовсе никто не знал. Однако во многих делах я сам себе не хозяин, и эта слава докучает. Тем более с такой репутацией кто-то обязательно будет наведываться ко мне. Уж лучше пусть ищут секту Небесного нефрита. Князь, искусный полководец не сражается ради славы! 

    Шан Чао Цзун застыл, но в итоге понял его и тяжело вздохнул. Он посмотрел вокруг:

    — А где владыка Юань? Что-то его не видно. 

    — Наши пути разошлись. Он теперь сам выбирает свой путь…

    Хоть стояла глубокая ночь, но к такому огромному количеству коней здесь не были подготовлены. Поэтому Шан Чао Цзун лично занимался ими и некоторые партии коней лично отправлял. 

    Ню Ю Дао взял людей и вернулся к себе в ущелье. 

    На вершине холма стояли простые постройки, и когда Гуань Фан И увидела эти постройки, на сердце у нее похолодело. 

    Эти дворы куда хуже ее парка Фуфан. В них не было и капли роскоши. А мелкая группа огней в Циншане вовсе не подходила ни под какое-либо сравнение с красотой столицы царства Ци. 

    Она вспомнила, как Лин Ху Цзю нахваливал это место и, скривив губы, процедила: 

    — Кучка обманщиков! – выругалась она:

    — Деревенщина. И что здесь хорошего?

    Ню Ю Дао знал, что эта женщина любит роскошь и ей понадобится много времени, чтобы привыкнуть к этому месту. Он улыбаясь повернулся и крикнул: 

    — Юань Фан!

    — Владыка Дао! – Юань Фан сразу же прибежал. 

    Ню Ю Дао: За несколько месяцев на судне я толком не ел съедобную пищу и не пил хорошего напитка. Доставай все самое лучшее. К нам как раз прибыли дорогие гости. 

    — Слушаюсь! – Юань Фан сразу же взялся за дело и убежал. 

    С соседнего маленького холма стали доноситься звуки, и несколько маленьких лун кружили там во мраке. Ню Ю Дао вышел из двора и направился к соседнему холму. 

    Под одной сосной лежала свежая могила. На надгробии этой могилы было выгравировано имя Черного пиона. 

    Дуань Ху и остальные с покрасневшими глазами занимались могилкой. Шу Цин тоже стояла здесь с ними с заплаканными глазами. Она аккуратно выписывала иероглифы. 

    Ню Ю Дао остановился вдали и спокойно смотрел на все это. Он долгое время понаблюдал за ними и потом развернувшись ушел. Он не стал тревожить их. 

    Во дворце правителя Чао Цзун, Лан Жо Тин и Мэн Шань Мин сидели за столом. 

    После рассказал Чао Цзуна, Мэн Шань Мин вздыхая сказал: 

    — Хороший полководец! Если он уже так сказал Пэн Ю Цайю, значит в ближайшее время у них не будет трений. Это хорошо. 

    Лан Жо Тин погладил бороду и вздыхая сказал: Уникальная личность!

    В горном ущелье Ню Ю Дао позволил людям парка Фуфан выбрать себе места. А Гуань Фан И долго не думая поселилась во дворце Ню Ю Дао. Она выбрала там одну комнату для себя. 

    Когда все хорошо устроились, в одном павильоне Юань Фан приготовил угощения и накрыл узкий длинный стол для всех. 

    Дьявольская мать и ее люди не пришли. Из-за своих дьявольских методов они уже отказались от человеческих страстей. 

    Люди парка Фуфан смотрели на приготовления. В столице они много вкусностей испробовали, только такую ароматную еду они видели впервые. От запаха угощений у них даже слюнки потекли. 

    Гуань Фан И, хлопая глазами, смотрела долго на блюда и потом глядя на Ню Ю Дао спросила: 

    — Это то самое блюдо, про которое говорил Лин Ху Цзю? Это оно первое в поднебесной?

    — То не то, поешь - узнаешь! – Ню Ю Дао протянул руку, предложив ей испробовать. 

    Кто-то взял палочки, а Гуань Фан И вытаращила глаза и проговорила:

    — Чего спешишь? Проверь сначала! 

    Все люди парка Фуфан неловко посмотрели на Ню Ю Дао. 

    Ню Ю Дао беспомощно сказал: Сваха, какой резон мне вредить тебе?

    — Много причин. Либо хочешь прервать со мной все отношения, либо забрать все мои сокровища. Я тебя можно сказать изучила и должна принимать все меры предосторожности. – Гуань Фан И сказала начистоту и крикнула всем: 

    — Чего уставились? 

    Все сразу же достали фарфоровые фляги и, посыпая белый порошок на яства, проверяли их на отраву. 

    Проверив блюда, Сю Лао Лю ответил: Сестра, все в порядке. 

    Гуань Фан И только хмыкнула и кивнула, разрешая им есть. 

    Сю Лао Лю взял палочки и достал фрикадельку, смоченную в масле. Когда он распробовал фрикадельку, его глаза засверкали. Он сразу же начал пробовать другие блюда. 

    Остальные люди, глядя на его аппетит, тоже начали пробовать все подряд. 

    Не успев толком распробовать одно блюдо, они хватали другое. 

    Даже сдержанный дядя Чэн быстро начал закидывать себе все в рот. 

    — Ах, как бы там ни было хорошо, вы же столичные люди! Чего спешите? Не стыдно! – Гуань Фан И ругалась.

    Однако сама не выдержала и тоже решила попробовать. Только она немного попробовала кусочек, как сразу же потянулась еще за одним, что даже отняла кусок из палочек Сю Лао Лю. 

    — Не спеши, медленнее ешь! - сидящий рядом Ню Ю Дао ухмыльнулся, глядя на такую сцену. Затем он взял себе вина, подошел к перилам и посмотрел на луну. Он налил бокал вина и полил им землю. Так он разлил три бокала вина на землю и только после этого налил себе и выпил до дна. Он продолжил смотреть на луну. 

    Когда все наелись, на столе уже толком из еды ничего не осталось. А гости с набитыми животами почувствовали приятную усталость и сытость. 

    В чашках и тарелках действительно уже ничего не осталось. Гуань Фан И, косо глядя на всех своих людей, достала платок и вытерла губы. 

    Она сейчас поняла, почему Лин Ху Цзю расхваливал это место, особенно их блюда. 

    — Ради этого стоит приехать из столицы! Вы съели все подчистую. Даже мы так не едим! – сидящий рядом Ню Ю Дао прошептал ей. 

    Гуань Фан И немного гневно и неловко ответила: Ты просто поставил нам маленькие чашки! 

    Ню Ю Дао не стал спорить с этой женщиной, так как знал, что с ней без толку спорить, и улыбаясь ушел. 

    Когда он ушел, Гуань Фан И указала на толпу людей и выругалась:

    — Мне стыдно за вас!

    Все ее люди почувствовали себя неловко. 

    А Гуань Фан И, отругав их, направилась за Ню Ю Дао…

    Его комната была все та же, только теперь здесь не хватало одного человека. 

    В горячей ванне Ню Ю Дао, закрывая глаза, вспоминал человека, который в костюме Евы всегда сопровождал его. Теперь этот человек не будет принимать с ним ванну. 

    После ванны Ню Ю Дао с распущенными волосами сел за стол. С его волос стекали капли, а бабочка-маленькая луна порхала над ним. 

    Он взял сверток бумаги и по белому начал выписывать кистью иероглифы: *Тайи*

    Он выписывал все старательно и осторожно. Так наступил рассвет. 

    Когда наступил рассвет, он открыл дверь и заметил ожидающую его снаружи Шу Цин. Она стояла к его двери спиной. 

    — Княжна пришла! – Ню Ю Дао улыбнулся слегка, зашел обратно в дом и сел перед зеркалом. 

    Шу Цин вошла, достала расческу и начала приводить его волосы в порядок. 

    Проведя долгое время в путешествиях, Ню Ю Дао уже сам научился приводить волосы в порядок. Однако он не хотел отказывать в услуге Шу Цин. 

    На самом деле много времени прошло с тех пор, и Шу Цин сама не знала будет ли ее принимать Ню Ю Дао или нет. Однако в итоге на ее радость он принял ее. 

    — Владыка Дао, твоя лампа все еще горит. Всю ночь не отдыхал? – Шу Цин спросила. 

    — Угу, были дела. – Ню Ю Дао, глядя на отражение Шу Цин в зеркале, спросил: 

    — Княжна похоже тоже не спала. Выглядишь неважно. 

    2 ночи не спала, как она может хорошо выглядеть?

    Шу Цин: Нормально!

    Ню Ю Дао: Княжна заметно похудела. Тебя и ветер уже наверное может сдуть. Пока меня не было, Юань Фан ленился что ли? Не готовил для тебя?

    Шу Цин улыбнулась: Нет, все хорошо. Просто коней все не было, вот я и переживала. 

    Ню Ю Дао улыбнулся. Он пошутил, чтобы разрядить обстановку. Какой бы жадина Юань Фан не был, но он все же знал грань. 

    После некоторого молчания Шу Цин спросила: 

    — Та женщина, сваха из столицы царства Ци. Говорят, владыка Дао взял ее в жены?

    — Я не мог не взять ее в то время. Ситуация вынудила. Это только слухи, не по настоящему. – Ню Ю Дао закрыл глаза и объяснил ей. 

     На лице Шу Цин появилась еле заметная улыбка и движения ее стали более быстрыми, словно от усталости не осталось и следа. 

    Приведя себя в порядок, Ню Ю Дао встал и подошел к столу, где лежал его исписанный сверток. Он взял его и вышел наружу. Он направился к невысокому холму, где лежала свежая могила. 

    Когда он дошел до могилы, то одной рукой облокотился на меч, а другой поднял сверток. 

    «Шшшшш»

    Сверток бумаги сам по себе воспламенился и пеплом рассеялся по ветру.

    В столице царства Ци он когда-то Черному пиону говорил, что когда они вернутся обратно, он даст ей один подарок. И этим подарком был метод культивирования Тайи. Только, к сожалению, у него не получилось сдержать обещание…

     

     

    Глава 380 - Некий Шао не может существовать с тобой в одном мире!

    Глaва 380 – Некий Шаo не может существовать с тобой в одном миpе!

    — Она твоя женщина? - Гуань Фан И появилась рядом с ним и, глядя на могилу, спросила Ню Ю Дао. 

    Она вздыxала, когда смотрела на эту чистую могилу. Она горевала об этой женщине. Гуань Фан И уважала чувство преданности Черного пиона и как она повела себя. 

    Черный пион сама вышла добровольцем, чтобы спасти Ню Ю Дао. И на грани смерти она знала, что судно должно было уже тронуться, но почему-то верила, что Ню Ю Дао будет ждать ее. 

    Гуань Фан И была поражена родству душ Черного пиона и Ню Ю Дао. A сейчас они были разделены темной и светлой энергией инь и ян. 

    Ню Ю Дао: И да, и нет. Она просто была моим человеком. 

    Гуань Фан И удивленно спросила: Что это значит? В чем разница?

    Ню Ю Дао не отвечал и повернувшись посмотрел на двор Дьявольской матери, а Дьявольская мать в этот момент смотрела на него. 

    Ню Ю Дао понимал, что пока он не отпустит Чжан Cин Жуйя, Дьявольская мать не оставит его. 

    —  Я вчера передавал сообщение У Лао Эру, ты отправила? – Ню Ю Дао спросил Гуань Фан И. 

    Гуань Фан И: Отправила. 

    Ню Ю Дао кивнул: Tы можешь связаться с дворцом Утренней луны?

    Гуань Фан И: Как я могу связаться с ними? Это тайная организация. С ними просто так не свяжешься. Xочешь связаться с ними, обратись к хозяйке клуба Белых обла….

    — Не стоит. Пока рано ее раскрывать. Eе оставим на потом. - Ню Ю Дао перебил ее и снова спросил: 

    — Дворец Утренней луны - это организация наемников. А ты, будучи посредником, определенно связывалась с ними для заказов. Верно?

    Гуань Фан И: Я знаю только, как связаться с их низшим звеном. И то только в столице царства Ци. 

    — Этого достаточно. Следуй за мной. – Ню Ю Дао ушел. 

    Два человека вернулись во двор. Ню Ю Дао зашел в свою библиотеку и разложил на столе 4 драгоценности ученого. Гуань Фан И стояла и смотрела, что он собирался написать. Вдруг она внезапно спросила: 

    — Pанее я увидела то, что не должна была видеть. Княжна приходила тебе волосы расчесывать? Что это значит?

    — То и значит, что приходила волосы расчесывать. 

    — Ах, величественная княжна, дочка Нин Вана и тебе расчесывает волосы??? 

    — Это ты себе напридумывала, а они с братом так добиваются расположения людей. 

    Гуань Фан И замолчала. Действительно, это она привыкла чуть что думать об одном. 

    Однако такая уродина разве может добиться расположения мужчины?

    Ню Ю Дао написал несколько строк и передал ей: 

    — Отправь это У Лао Эру. Пусть передаст лавкам дворца Утренней луны в столице царства Ци. 

    Гуань Фань И взяла листок и прочла: 

    — То, что нужно вам, у меня. Я хочу отдать вам. Отправьте людей на переговоры. Шан, Ню Ю Дао! – она несколько раз пересмотрела письмо, но не понимала. И в итоге спросила: 

    — То, что нужно им, у тебя?

    Ню Ю Дао: Знаешь - ладно, не знаешь - тоже ладно. В общем, чем больше будешь знать, для тебя пользой не будет. Когда придет время, все узнаешь. 

    Гуань Фан И, указывая на листок, спросила: Это *Шан, Ню Ю Дао* брат и сестра? 

    — Это не для тебя, а для них. Быстрее отправь письмо и еще позови Юань Фана. 

    — Перейдя реку, сжигаешь мост? …- Гуань Фан И вышла ругаясь. 

    Не прошло много времени, как Юань Фан пришел и радостно приветствовал:

    — Владыка Дао!

    Ню Ю Дао: Отправь сообщение Чэн Гуй Шуо. Скажи ему, если мы сами с ним не свяжемся, пусть ни под каким предлогом не связывается с нами. В течение этого года ему нельзя связываться с нами. 

    — Понял. Будет что-то еще владыка Дао?

    — Быстрее выполняй!

    — Слушаюсь! – Юань Фан ответил и ушел. 

    Ню Ю Дао облокотился на спинку стула и, нахмурив брови, задумался.

    Черный пион погибла, Юань Ган ушел. Некоторые секретные дела нужно передать другим людям. Он не может все сам делать, а способностей у Юань Фана еще не хватает.

    Резиденция правителя Бэйчжоу.

    Шао Пин Бо стоял в кабинете перед картой. Он пристально смотрел на иглы, которые указывали на маршрут флота. В этот момент его выражение лица было как никогда серьезным. 

    Шао Сань Шэн стоял сбоку и временами поглядывал на него. 

    Шао Пин Бо повернул голову и сказал серьезно:

    —  Если верить расположению игл, то вчера флот должен был попасть в наш водоканал. Почему еще нет новостей от наших людей, что приняли флот? Настолько огромный флот разве могли они не заметить?

    Шао Сань Шэн опустил голову и не знал что ответить! 

    Шао Пин Бо заметил, что что-то не то, и медленно повернувшись подошел к нему. Он, глядя на выражение его лица, спросил четко: 

    — Ты что-то утаиваешь от меня?

    Шао Сань Шэн с трудом поднял голову и со страхом ответил: 

    — Старший молодой господин, уже получили вести. Корабли… Люди, которые вышли в море, не нашли наш флот.

    Шао Пин Бо вытаращил глаза и указал на иглы, вставленные в карту. 

    — Как это возможно? Судя по сообщениям с кораблей, они уже должны были попасть в наш канал. Как их нет там?

    Шао Сань Шэн не знал, как ответить. 

    Шао Пин Бо внезапно вытянул руку и схватил его за воротник. Он свирепо сказал:

    — Ты знаешь насколько это важно? Ты что смеешь шутить сейчас?

    Шао Сань Шэн озадаченно ответил: Старший молодой господин, там действительно никого не обнаружили. 

    — Тогда что ты здесь делаешь? Еще не узнал точную обстановку?! – Шао Пин Бо гневно крикнул. Он толкнул его, и Шао Сань Шэн чуть ли не упал на пол. Грозя ему пальцем, он сказал: 

    — Свяжись с сестрой Су! Спроси, что в конце концов происходит!

    Шао Сань Шэн, чтобы не тратить времени зря, горько ответил: 

    — Старший молодой господин. С Циншаня пришли новости. Говорят, что Ню Ю Дао вернулся в Циншань. 

    Шао Пин Бо гневно сказал: Ты сколько лет со мной работаешь, а до сих пор не понимаешь!? Что важно, а что нет? Боевые кони! Боевые кони! Сначала боевые кони. Они важнее! 

    Шао Сань Шэн сглотнул слезу и по-прежнему озадаченно сказал: 

    — Наши лазутчики донесли, что Ню Ю Дао привел с собой огромный флот,  400-500 суден. И привел 30 тысяч боевых коней. Похоже, это наш флот… - проговорив последнее, его тон стал довольно серьезным. 

    Он давно получил эти новости, только он не был тупым, поэтому сразу поторопил людей, проверяющих море. 

    И когда он получил все новости, то понял что к чему. Поэтому он и не смел докладывать это. Возможно этот старший молодой господин просто не выдержит такого удара. 

    — Ты…ты…- вытаращив глаза, Шао Пин Бо побледнел. Он медленно поднял руку, его рука задрожала. Он, указывая на него, дрожащим тоном сказал: 

    — Ты…ты что сказал? Ты повтори еще раз!

    Шао Сань Шэн наклонил голову. Он знал, что Шао Пин Бо хочет услышать. Разве Шао Пин Бо сначала не расслышал?

    Шао Пин Бо сжал плечи и указал пальцем на карту. Он указывал на царство Ци и словно взволновался. Он сдерживал себя и внезапно вскрикнул: 

    — Су Чжао! Ты, оказывается, обманула меня?

    Он снова указал на Шао Сань Шэна:

    — Вы… Вы молодцы. Вы все все скрывали от меня!

    Шао Сань Шэн нахмурил брови и серьезно проговорил: 

    — Старший молодой господин, ваше тело. Вам нельзя волноваться. Вам нельзя ни в коем случае переживать!

    — Вор Ню! Некий Шао не может существовать с тобой в одном мире! А… - Шао Пин Бо внезапно постучал себе по груди и вскрикнул. Его шея сжалась, а голова запрокинулась назад. 

    Пока Шао Сань Шэн среагировал и подошел к нему, было уже поздно. Шао Пин Бо жестко упал на пол. 

    — Старший молодой господин! – Шао Сань Шэн крикнул. Он встал на колени и обхватил его. 

    Шао Пин Бо дрожал. Он намертво сжимал кулаки: 

    — Кхе-кхе. - он кашлянул два раза кровью, и его лицо побледнело. 

    Шао Сань Шэн сразу поднял голову и крикнул громко: 

    — Сюда! Сюда, быстро…

    Снаружи прибежали несколько человек. Это были культиваторы горы Дачан. Увидев кашляющего и побледневшего Шао Пин Бо, они испугались. 

    Его телохранители сразу начали прикладывать руку и приводить в порядок циркуляцию ци Шао Пин Бо. Они были в ответе за его безопасность. 

    Этот случай потряс всех людей правительства. 

    Тут же прибежал Шао Дэн Юн. Чжун Ян Сю тоже пришел. Шао Лю Эр на удивление тоже подошла. 

    На кровати лежал Шао Пин Бо. Чжун Ян Сю проверил его, медленно встал и сказал: 

    — Брат Шао, старший молодой господин сильно разгневался. Если бы не своевременная помощь культиваторов, то он мог бы погибнуть. 

    Шао Сань Шэн вытирал слезы. Он знал, что нельзя было говорить ему про Ню Ю Дао. Только он не мог все время скрывать новости. Старший молодой господин каждый день следил за перемещением кораблей. 

    Уже поседевший Шао Дэн Юн спросил: А сейчас как?

    Чжун Ян Сю: Пока можно не беспокоиться. Только у него пульс поврежден, и ему нужен покой!

    Шао Дэн Юн: Когда он проснется?

    Чжун Ян Сю посмотрел на лежащего в бессознательном состоянии Шао Пин Бо и сказал:

    — Болезнь тела можно вылечить, а вот душевную болезнь лечить бесполезно. А когда он сможет проснуться - это уже зависит только от него самого. Когда он освободится от своего кошмара. 

    Чжун Ян Сю повернул голову и посмотрел на Шао Сань Шэна. Прищурив глаза, он спросил его: 

    — Честно говори, что в конце концов случилось? Что он настолько потерял самообладание?

    Шао Сань Шэн вытер слезы: 

    — С Циншаня пришли новости, что Ню Ю Дао вернулся из царства Ци. Он еще привел с собой огромное количество боевых коней. Только…только…

    Он заплакал. Конечно он не смел говорить, что они в тайне от горы Дачан хотели привезти боевых коней. 

    — Хехе! – Чжун Ян Сю усмехнулся. Он прищурив глаза посмотрел на лежащего Шао Пин БО и вздыхая сказал: 

    — Старший молодой господин, старший молодой господин. Что ж ты так разгневался? Зачем? Ты слишком жестоко к себе относишься. Что ж ты делаешь с нами? Ах! – он заложил руки за спину и качая головой ушел. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 381 - Этот сын Шао Дэн Юна не прост.

    Глaва 381 – Этoт сын Шао Дэн Юна нe пpост.

    Шао Дэн Юн кивнул ему и потом посмотрел на лежащего сына. Cтоя перед сыном, он действительно не знал, что ему сказать. Однако он не мог не признать, что его родной сын был куда сильнее его самого. В последнее время Бэйчжоу стремительно развивался только благодаря ему. Eсли бы все делал Шао Дэн Юн, то он бы не добился всего этого. 

    В итоге ничего не сказав, Шао Дэн Юн развернулся и ушел, а Шао Сань Шэн пошел провожать его. 

    Стоящая около кровати Шао Лю Эр не двигалась. Увидев любимого и ненавистного брата в таком состоянии, она не знала, как себя вести. Внутри она сейчас испытывала множество смешанныx чувств. 

    С детства этот брат защищал ее постоянно. Она также знала, что этот брат сделал ей больно. А теперь она стоит и смотрит на больного и немощного брата 

    Она давно не видела его. Но увидев его, она сразу вспомнила Tан Сян Яна. Она не знала, где сейчас ее возлюбленный. И жив ли он? 

    — Господин, осторожнее. – снаружи Шао Сань Шэн сложил руки. 

    Шао Дэн Юн не поворачиваясь сказал спокойно: Следуй за мной. Поговорим. 

    — Слушаюсь! - Шао Сань Шэн повиновался. 

    Когда они дошли до одного захолустья, Шао Дэн Юн остановился и повернувшись посмотрел на Шао Сань Шэна. Он серьезно спросил: 

    — Говори, что в конце концов произошло? 

    Шао Сань Шэн удивился и притворился, что ничего не понимает:

    — Что хочет сказать господин?

    Шао Дэн Юн: Только что перед Чжун Ян Сю ты сказал неправду. 

    Шао Сань Шэн поспешно ответил: Я говорил правду. 

    Шао Дэн Юн подошел ближе и пристально посмотрел ему в лицо: 

    — Ты держишь меня за идиота? Новости с Циншаня пришли не сегодня. 

    Шао Сань Шэн задрожал. Он понял его. Только из-за новостей из Циншаня старший молодой господин не стал бы так переживать. 

    Он другим тоном проговорил: 

    — Господин, это я нерасторопный и только сегодня рассказал вести старшему молодому господину. 

    Шао Дэн Юн медленно ответил: Я еще не умер!

    Шао Сань Шэн задрожал. Он плюхнулся на колени и сказал: 

    — Господин, не гневайтесь. Это старший молодой господин велел молчать мне, иначе гора Дачан придет в ярость. 

    Шао Дэн Юн вытянул руку и схватил его за шиворот. Он действительно вел себя, как истинный полководец. 

    — Я не стал раскрывать тебя перед Чжун Ян Сю, ты разве не понял? Говори!

    — Боевые кони, прибывшие в Циншань - это наши кони…- Шао Сань Шэну пришлось все рассказать. Ему ничего не оставалось, как в общих чертах рассказать весь их план с Шао Пин Бо. 

    Шао Дэн Юн заложил руки за спину и, глядя на небо, вздохнул. Его сын, оказывается, за его спиной вон что спланировал! И он почти достиг бы успеха. Да только корзины земли не хватило, чтобы засыпать холм. 

    — Снова Ню Ю Дао. Хе-хе. Попал он в руки сына Нин Вана. Хехе! Кара, расплата… - Шао Дэн Юн усмехнулся и медленно ушел. 

    Все, что было у Шао Дэн Юна сейчас – это все благодаря помощи Нин Вана. Только он предал Нин Вана и предал царство Янь. Шао Дэн Юн постоянно себя корит за это. 

    Но он, как сын, не злился на Циншань. 

    ….

    Клуб Белых облаков. Су Чжао сидела у себя в комнате. 

    В этот момент вошла Цинь Mянь и ничего не сказав уставилась на нее. У нее был странный вид. 

    — Ты что? – Су Чжао в итоге спросила: Что случилось? 

    Цинь Мянь горестно сказала:

    — Хозяйка, 30 тысяч боевых коней были украдены Ню Ю Дао!

    Су Чжао изумилась и серьезно проговорила:

    — Как это возможно? Боевые кони разве не достигли царства Хань? Шао Пин Бо разве не говорил, что занялся ими?

    Цинь Мянь качала головой. 

    Су Чжао, прикусывая губу, спросила: 

    — Где украли? Так много боевых коней нельзя было быстро украсть. Мы можем еще помешать им!

    Цинь Мянь горько улыбаясь ответила:

    — Они уже в Циншане. Они в руках Шан Чао Цзуна. 

    Су Чжао испугалась: Невозможно! 30 тысяч боевых коней - неважно хоть по суше или морем, не могли так быстро исчезнуть! 

    Цинь Мянь: Хозяйка, все не так, как ты думаешь. Если смотреть по времени, то получается коней украли не в царстве Хань, а в царстве Ци. Ню Ю Дао с царства Ци отправил их в Циншань. 

    Су Чжао озадачилась: Когда мы отправили коней, Ню Ю Дао тоже исчез из столицы. Как так получилось?

    Цинь Мянь беспомощно покачала головой и горестно ответила: 

    — Хитрый Ню! Он специально в столице пускал нам пыль в глаза и специально привлекал внимание к себе, а сам тайно послал людей, чтобы завладеть нашими боевыми конями. Еще и Лин Ху Цзю отправил в тюрьму и пустил ложный слух, что его тоже схватили, а сам благополучно прибрал коней к рукам. А мы уже думали, что с конями все дела решены. Он все досконально продумал! Он обманом заставил императора переплыть море. (одна из 36 стратагем). Мы думали, что он играет по нашим правилам. Оказывается, это он игрался с нами по его правилам! Он действительно просвещенный человек! От его способностей волосы становятся дыбом!

    Су Чжао по-прежнему не могла поверить в случившееся:

    — Как это возможно? Ведь на каждом судне был человек Западни горы Иньшань и более 1000 культиваторов наших людей! Как он мог так тайно провести битву? Сколько ему людей понадобилось, чтобы украсть столько кораблей? Да и какая-нибудь рыбка должна была прорвать сеть, и тогда бы мы узнали о пропаже!

    Цинь Мянь: Хозяйка, все верно. Я только что получила новости сверху. Они уже определили, что наши суда покинули Циншань. Среди судовладельцев были наши люди, и они доложили, что в царстве Ци они уже сменили курс на Циншань. Нас просили проверить, может это проблемы с великим князем или же с Западней горы Иньшань. Нужно выяснить, как все это произошло?

    Су Чжао попятившись назад села на стул. Она была озадачена. 

    Су Чжао была просто потрясена. Она в последнее время только и испытывает неприятности. 

    За всю свою жизнь она не терпела так много потерь и не испытывала настолько огромный проигрыш! Она хотела бы сейчас убить Ню Ю Дао, однако Ню Ю Дао сбежал. Вся ее организация хотела схватить его, но у них не получилось. Ню Ю Дао водил их за нос. 

    Он сбежал, да еще и своровал их многолетние труды. Они же несколько лет готовились к этой операции!

    Pанее она хотела помешать Ню Ю Дао заполучить коней, а сейчас кто кому помешал?

    Сейчас она вспомнила слова Шао Пин Бо о том, что она - не противник Ню Ю Дао. Тогда Су Чжао еще хотела поспорить с ним насчет этого. Но сейчас она смирилась с этим фактом. 

    — Неужели мы позволим ему так своевольничать?  - Су Чжао внезапно подняла голову. 

    — Организация понесла такие большие убытки. Разве организация оставит его? Не беспокойся, организация определенно сведем с ним счеты! – Цинь Мянь сквозь зубы проговорила. 

    Она знала куда больше, чем Су Чжао. Не только про это дело, не только про Лин Ху Цзю, а даже про Вэй Дуо - настолько важного человека, которого пришлось устранить из-за Ню Ю Дао. 

    Су Чжао встала и забеспокоилась за Шао Пин Бо. А как она ему скажет про все это?

    К тому же теперь у нее был Ань Тай Пин. Ей было стыдно перед Шао Пин Бо. Что ей в этот раз делать? Как рассказать все? 

    Она хорошо понимала, как важны были эти кони для Шао Пин Бо. Они были важны для будущего Бэйчжоу. И когда у них теперь появится еще одна такая возможность привезти столько коней?

    ….

    Дворец императора. Зал императора. 

    Хао Юн Ту принимал пищу, после чего он взял чашку из рук евнуха, прополоскал рот и выплюнул содержимое в таз. Затем он взял полотенце, которое подавал ему евнух, вытерся и бросил обратно. 

    После всех процедур император встал с места и направился вниз со сцены. 

    В этот момент Бу Сюн поднимался по лестнице. 

    Увидев, что император спускается, Бу Сюн отступил в сторону, пропуская его. И когда император спустился, он доложил: 

    — Ваше величество, Ню Ю Дао уже вернулся в Циншань и привел с собой 30 тысяч боевых коней!

    Хао Юн Ту остановился: 30 тысяч боевых коней?

    Бу Сюн: Верно. Согласно новостям из Циншаня, все это секта Небесного нефрита организовала, а Ню Ю Дао был только исполнителем на побегушках. 

    Хао Юн Ту: Мне все равно, кто это придумал. Мы дали ему только 10 тысяч! Что это такое? За раз привел так много коней! Твои люди Сяоши чем занимаются? Только сейчас реагируют?

    Бу Сюн вежливо ответил: 

    — Возможно это промах отдела Сяоши. Только я уже все проверил, и выяснилось, что есть еще одна возможность. В последнее время большие партии боевых коней еще не покидали границ царства Ци. Если так, то возможно, что Ню Ю Дао привел боевых коней Бэйчжоу. Неважно - по времени или по количеству коней, все указывает на то, что это кони Бэйчжоу. Либо это удивительное совпадение. 

    Хао Юн Ту схватился руками за живот, а его глаза засверкали: 

    — Ты хочешь сказать, что Циншань украли боевых коней у Бэйчжоу?

    Бу Сюн: Скорее всего. Не похоже, чтобы Бэйчжоу продали боевых коней Циншаню. Они могли только своровать у Бэйчжоу! В любом случае, если в ближайшее время в Бэйчжоу не появятся боевые кони, то это будет означать, что в Циншане боевые кони Бэйчжоу. 

    ХА! – Хао Юн Ту покачал головой: 

    — Если это действительно так, то Бэйчжоу окажется в опасности. Циншань подставил Бэйчжоу. Царства Хань и Янь уже договорились нападать вместе на Бэйчжоу? Как проходят переговоры?

    Бу Сюн: Шпионы передают, что те еще не договорились. Основная причина их разногласия в том, что царство Хань уже считает Бэйчжоу своей землей и думает занять побольше места. А царство Янь считает, что Бэйчжоу - это изначально их территория. Поэтому у них пока присутствуют противоречия. Похоже, кто-то им постоянно мешает. Бэйчжоу похоже старается постоянно вставлять палки обоим царствам, не позволяя им договориться между собой. Никто из них не хочет уступать друг другу. Имперские дома обоих царств думают о своей выгоде и не могут пойти навстречу противнику. Похоже два царства еще нескоро договорятся о совместной атаке. 

    Хао Юн Ту холодно усмехаясь сказал: Этот сын Шао Дэн Юна не прост!

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 382 - Глубокое раздумье.

    Глaва 382 – Глубoкое pаздумье

    Парк Фуфан. 

     В одном дворце за кучей свертков сидел Юй Цан и рассматривал одно письмо за другим. 

    Ду Гу пришел сюда и поднес ему одно письмо: 

    — Учитель, Ню Ю Дао передал вам письмо. 

    Юй Цан испугался и, подняв голову, спросил: Он знает мое положение?

    Ду Гу быстро ответил: Нет. Он просто передал письмо нашей торговой лавке. Он просил передать письмо наверx, но не сказал кому. Поэтому скорее всего это письмо адресовано вам. 

    Юй Цан сомневаясь взял письмо, открыл его и с сомнением просмотрел его. После чего он медленно сказал: 

    — Оказывается, он знает что мы ищем. 

    Ду Гу: Лин Xу Цзю был пойман. Похоже Ню Ю Дао давно узнал положение Лин Ху Цзю, поэтому он и сказал ему, что вещь у Чжао Сюн Гэ. Он просто отводил наш взгляд. Tеперь из всего этого можно сделать два вывода. Либо Дун Го Хао Pан при смерти отдал ему эту вещь. Все же Ню Ю Дао - последний человек, который видел живым Дун Го Хао Рана. Это нормальное дело, если Дун Го Хао Ран отдал ему его. Вторая вероятность, что Лин Ху Цзю проболтался из-за чего он крутился рядом с Ню Ю Дао, и потом имперский дом передал это Ню Ю Дао. Только тогда зачем имперскому дому говорить об этой вещи Ню Ю Дао? Поэтому ученик полагает, что вещь все же в руках Ню Ю Дао. 

    Юй Цан сомневаясь сказал:

    — Eсли вещь Дун Го Хао Ран отдал ему, то Ню Ю Дао должен был отдать его секте Высшей чистоты. Он добрался до секты Высшей чистоты и пробыл там несколько лет, но очевидно так и не отдал вещь им. Странно. 

    Ду Гу: Этот молодой парень на самом деле очень хитер. Секта Высшей чистоты не слишком хорошо обращалась с ним, поэтому вполне нормально, что он не отдал им вещь. 

    Юй Цан: Он хочет вести переговоры с нами? Он убил более 30 наших людей на кораблях и еще украл наши корабли! После этого он еще собирается вести с нами переговоры?

    Ду Гу молчал. 

    Юй Цан немного подумал и снова спросил: 

    — Ты думаешь, что он действительно хочет передать нам эту вещь? Mожет он лжет?

    Ду Гу: Этот парень очень хитрый и показывает незаурядные способности. От него все можно ожидать. 

    Юй Цан: Тогда кого послать?

    Дворец правителя Бэйчжоу. 

    Шао Сань Шэн лежал на столе и охранял постель Шао Пин Бо. Внезапно послышался кашель, отчего Шао Сань Шэн быстро проснулся. 

    Он посмотрел на кровать, но там никого не было. 

    — Kхе-кхе… - снова донесся кашель.

     Шао Сань Шэн увидел, как в другой стороне комнаты стоял сгорбленный силуэт и держал в руках фонарь. Этот человек смотрел на карту. У Шао Пин Бо повсюду во всех комнатах и кабинетах висели карты, чтобы он в любой момент мог ими воспользоваться. 

    — Старший молодой господин! Вы проснулись? – Шао Сань Шэн обрадовался. 

    Он не думал, что проспав несколько дней, Шао Пин Бо очнется. Он быстро подошел к нему и подхватил фонарь, а также взял платок, в который кашлял Шао Пин Бо. 

    — Старший молодой господин, вы еще не выздоровели. Вам нужно отдохнуть и вылечиться. - Шао Сань Шэн раскрыл его платок и увидел там следы крови. 

    — Старший молодой господин, вы кашляете кровью! Нужно отдохнуть! Господин Чжун говорил, чтобы вы побольше отдыхали. 

    Шао Пин Бо расслабил руку и положил платок: Ничего. Культиваторы не дадут мне погибнуть. 

    Шао Сань Шэн увидел на платке кровяные пятна и топнул ногой: 

    — Старший молодой господин, у вас кровь! Быстро ложитесь отдыхать!

    Шао Пин Бо кашлянул и посмотрел на него:

    — Сейчас у Бэйчжоу есть важные дела. Царства Хань и Янь не дадут нам спокойно жить. Я могу их некоторое время останавливать, но не постоянно же. Если что-то случится, то наша семья Шао просто падет. Мы не будем иметь ценности. Гора Дачан просто кинет нас. И вот тогда действительно произойдет беда. Ситуация вынуждает меня действовать. А ты говоришь, чтобы я отдыхал?

    Шао Сань Шэн горестно сказал: Старший молодой господин…

    Шао Пин Бо махнул рукой и снова кашлянул. Он смотрел на карту. 

    — Я осмотрел положение дел всех царств и их силы, и теперь мне нужно лично отправиться в царство Ци к Хао Юн Ту. 

    Шао Сань Шэн испугался:

    — Старший молодой господин, как с вашим здоровьем можно ехать в дальние путешествия? Нельзя ли кого-нибудь послать?

    Шао Пин Бо покачал головой: 

    — У нас мало времени. Теперь через водный канал опасно отправлять боевых коней. Царство Хань возможно теперь будет лучше проверять свои водные каналы. В этот раз мне нужно будет отправиться к Хао Юн Ту и еще заехать к императору царства Чжао и попросить его предоставить мне путь для коней. Также посоветоваться с ним, как можно привести коней в Бэйчжоу. Тем самым мы сможем остановить альянс двух царств и давление на нас. Это нельзя откладывать. И только я лично должен отправиться туда. 

    Шао Сань Шэн мрачным взглядом смотрел на старшего молодого господина. И когда он разглядел его волосы под фонарем, то не выдержал и расплакался. 

    За несколько дней, пребывая в бессознательном состоянии, Шао Пин Бо оказывается поседел на полголовы. 

    Седых волос на его голове было больше чем черных. 

    — Кхе-кхе!

    Шао Пин Бо снова кашлянул и указал на столицу царства Ци: 

    — Как ты думаешь, кто после Хао Юн Ту может стать императором?

    Шао Сань Шэн вытер рукавами слезы и сказал: 

    — Все знают, что князь Цзинь Хао Ци - старший сын императора. Еще князь Юй Хао Хун - старший сын императрицы. Между ними идет постоянная борьба. Они полностью подавляют остальных князей. 

    — Не так! – Шао Пин Бо покачал головой и посмотрел в сторону царства Ци: 

    — Я долго думал и мне кажется, что князь Ин – на самом деле затаившийся дракон. Он мало дает о себе знать, но если что-то делает, то делает грамотно! 

    Шао Сань Шэн: Почему он?

    Шао Пин Бо не ответил и, глядя на карту, медленно проговорил:

    — Для царства Ци - счастье, что на престол взошел Хао Юн Ту. Он действительно выдающийся человек. Он подавил всех местных князей и теперь держит все царства в руках. Под его управлением царство процветает. Однако хоть его здоровье поддерживает много культиваторов, но ему уже 60 лет. А пройдет 10 лет, и у него уже наступит седьмая декада. Для простого человека это ничего не значит, но для императора что это означает?

    Шао Сань Шэн: Означает, что нужно выбрать наследника. 

    Шао Пин Бо кашлянул снова: 

    — Верно! Многие дела находятся не под властью Хао Юн Ту. Его царевичи уже давно ждут его места, и их терпение на исходе. Когда придет время, лишние будут отброшены. Хао Юн Ту постареет, и его секты сами начнут выбирать преемника из царевичей. Настроение царевичей будет меняться, секты будут меняться и даже сам Хао Юн Ту поменяется. Тогда он сам себе не будет хозяином. Я думаю, что через 10 лет в царстве Ци определенно начнется хаос. 

    Сказав это, он повернул голову: 

    — Свяжись с сестрой Су. Передай ей, чтобы она любой ценой убила жену князя Ин!

    — Княжну Ин? – Шао Сань Шэн испугался не на шутку. 

    — Убить жену князя Ин Хао Чжэна?

    Шао Пин Бо не отвечал, почему он сделал такой выбор, а просто смотрел на карту. 

    — Слушаюсь! – Шао Сань Шэн попробовал спросить: 

    — Может по пути спросить ситуацию про коней? 

    Когда он спросил о конях, Шао Пин Бо снова закашлял. Он сжал платок и покраснел. Он так сильно кашлял, словно выплевывал легкие. 

    Он махнул рукой:

    — Боевые кони уже в Циншане. А мы не можем отправиться туда, собрать коней и вернуть обратно. Не стоит сейчас заострять внимание на этом. У нас сейчас есть дела поважнее. Ню Ю Дао мы сейчас не можем тронуть. Сначала нужно со своими делами разобраться. Нам нужна помощь сестры Су. А она как раз сейчас раскаивается о своем промахе. Нужно будет - сама скажет. Нет, так пусть из угрызений совести приложит все усилия, чтобы помочь нам!

    — Хорошо! Слуга так и сделает. – Шао Сань Шэн кивнул. 

    Циншань. Горное ущелье. Гуань Фан И зашла в один двор и там увидела несколько десятков людей парка Фуфан. Каждый сидел за столом и держал в руках ароматные с золотистой корочкой палочки и чашку рисовой каши. Они с аппетитом ели эти палочки, как собаки грызли кости. 

    Даже дядя Чэн и Сю Лао Лю тоже были здесь.

    — В царстве Ци я не видела, чтобы вы так стыд теряли и кидались на еду. – Гуань Фан И презрительно проговорила. 

    Все посмотрели на нее и улыбнулись. 

    Сю Лао Лю, кусая длинный пирожок, смеясь ответил: 

    — Сестра, не говори. Владыка Дао действительно обладает самой лучшей кухней в поднебесной! Такого мы еще не пробовали. Если здесь привыкнем есть, то возможно в других местах вовсе откажемся есть. Попробуй эти масляные полоски. – он указал на золотистую палочку, которую ел. 

    — Масляные полоски? – Гуань Фан И прошептала. Она не слышала такого названия раньше. 

    Кто-то уже поставил перед ней чашку рисовой каши. Она взяла одну полоску и увидела проходящего мимо Юань Фана и двух монахов. 

    — Оборотень, ты не отравляешь нас? 

    Юань Фан вытаращил глаза на нее: 

    — Что за вздор! Мы - монахи Южной горы разве можем совершать подобное???

    Гуань Фан И усмехнулась. Она подшутила над ним и стала пробовать эту загадочную нежную и ароматную масляную полоску. И вдруг она даже не заметила, как всю ее съела. 

    Остальные расхохотались. 

    Все подметили, что владыка Дао - действительно удивительный человек. У него есть свой особый подход ко всему. Многие задумывались, как ему удалось привлечь к себе на работу монахов, что они так спокойно ходят повсюду и во всем прислуживают ему. 

    Если бы они знали, что Юань Фан и другие монахи творили до встречи с Ню Ю Дао, то не смели бы так шутить. 

    Юань Фан кивнул двум монахам, а сам направился в сторону двора Ню Ю Дао. 

    Перед зеркалом Ню Ю Дао сидел с закрытыми глазами, а Шу Цин расчесывала ему волосы. 

    Через некоторое время Шу Цин ласковым голосом спросила: 

    — Владыка Дао, с Цинчжоу пришел человек. Он говорит, что хочет у нас закупить партию боевых коней. Брат просил меня спросить вашего мнения. 

    Ню Ю Дао медленно ответил:

    — Я не отношусь к этому делу. Пусть князь спросит у секты Небесного нефрита, как поступить. 

    — М! – Шу Цин ответила. 

    — Владыка Дао! – Юань Фан крикнул и вошел. Он поклонился Шу Цин: 

    — Княжна! – сказал он улыбаясь. 

    Он давно привык к тому, что Шу Цин расчесывала волосы Ню Ю Дао. 

    Юань Фан подошел к Ню Ю Дао и на ухо прошептал: 

    — Оттуда пришел ответ. Сказали, что поняли. 

     

     

    Глава 383 – Зеркало Шан

    Глaва 383 – Зeркало Шан

    Шу Цин посмотрела на ниx и не понимала, о чем они говорят. Oднако не стала их расспрашивать.

    Hю Ю Дао знал, что Юань Фан отправлял сообщение Чэн Гуй Шуо.

    Pаз тот ответил, то он и теперь может успокоиться. Чэн Гуй Шуо - эта шахматная фигура играет важную роль для него. Это была одна из причин, по которой он притянул к себе Дьявольскую мать.

    Боевые кони царства Ци вызовут вопрос только со стороны Западни горы Иньшань. Bедь кони еще не добрались до водного канала, как уже были уведены. Это было сделано не только для того, чтобы отвести сомнения от водного канала, но и еще чтобы защитить Чэн Гуй Шуо. Ню Ю Дао хотел защитить его. И хоть он уже все хорошо просчитал, но на время Ню Ю Дао решил оборвать связь с Чэн Гуй Шуо. Лишние предосторожности сейчас ему не помешают. Он дал передышку Чэн Гуй Шуо и дал передышку самому себе.

    — Понял. – Ню Ю Дао ответил спокойно.

    Не дождавшись других инструкций, Юань Фан ушел.

    Не прошло много времени, как Дуань Xу прибыл и доложил:

    — Владыка Дао, в горное ущелье пришел человек и хочет вас увидеть.

    Ню Ю Дао: Кто?

    Дуань Ху: Он не ответил кто он, но сказал, что по вашему приглашению прибыл.

    Ню Ю Дао открыл глаза и посмотрел на себя в отражении зеркала:

    — Важный гость явился. Cколько их?

    Дуань Ху: Tолько один!

    Ню Ю Дао: Пригласи! Еще попроси сваху, чтобы она приняла все меры предосторожности! Также оповести три секты ,чтобы они были готовы ко всему. Если заметят что-то странное, пусть сразу же доложат мне!

    — Слушаюсь! – Дуань Ху ушел.

    Шу Цин стала быстро собирать ему волосы. Она понимала, раз Ню Ю Дао задействовал стольких людей, значит дело очень важное.

    Она невольно вспомнила их первую встречу, когда она вызволяла его из гор. Тогда его еще держали под стражей в Персиковом источнике.

    В один миг он так сильно изменился! Теперь столько людей у него в подчинении! Три секты слушают его, и любая из этих сект намного сильнее его секты Высшей чистоты. Теперь вся секта Высшей чистоты скорее всего сожалеет о своем выборе!

    И они с братом тоже в те времена были как бездомные собаки.

    Только он смог их в те времена поддержать и поднять. Она до сих пор помнит слова Юань Гана: * Я знаю, что вы думаете. Вы думаете, что владыка Дао невысокого культивирования. Только вы не видите всего и оцениваете золотую оправу вместо самого нефрита. Для вас важнее владыка Дао…*

    Собранный Ню Ю Дао вышел из своей комнаты и в дверях столкнулся с Гуань Фан И. Она была обеспокоена.

    Гуань Фан И кивнула вышедшей за ним Шу Цин, затем последовала за Ню Ю Дао и спросила:

    — Что случилось?

    Ню Ю Дао: Приготовь свои печати Небесных мечей. Человек дворца Утренней луны прибыл.

    — М? Так быстро? – Гуань Фан И удивилась и испугалась.

    Шу Цин проводила взглядом парочку, которая исчезла за двором.

    Завтракающих людей в беседках и террасах уже не было и всю посуду уже здесь убрали. Ню Ю Дао сидел в одной беседке и пил медленно чай. Гуань Фан И сидела рядом с ним, как на иголках.

    Не прошло много времени, как Дуань Ху привел одного человека в черном. На нем была черная мантия, а лицо закрывала маска. Он сел напротив Ню  Ю Дао.

    Ню Ю Дао махнул рукой Дуань Ху и сам лично налил ему чай. Он протянул руку пришедшему и сказал:

    — Прошу угощайтесь!

    — Не стоит. – человек в черном ответил хриплым голосом.

    Видимо он говорил не своим голосом и внимательно рассматривал Ню Ю Дао.

    Он не мог, где попало, пить чай. Тем более Ню Ю Дао для него не был другом.

    Ню Ю Дао слегка улыбнулся и спросил: Осмелюсь спросить ваше имя?

    Человек в черном: Есть ли в этом надобность?

    Ню Ю Дао: Ты знаешь меня, а я тебя нет. Это нечестно.

    Человек в черном: Это не самое важное в нашей встрече.

    Ню Ю Дао: Тоже верно. Вы же боитесь дневного света.

    Человек в черном: Я пришел сюда не спорить с тобой.

    Ню Ю Дао: Я не знаю твоего положения, и как мне с тобой разговаривать? Тем более что-то отдавать?

    Человек в черном достал из рукава один сверток и пододвинул его к Ню Ю Дао.

    Ню Ю Дао посмотрел на сверток. Это был его пригласительный. Он определил свой почерк.

    Человек в черном спросил: Не тяни. Где вещь?

    Ню Ю Дао: Сначала поговорим об условиях. Вещь я конечно отдам тебе.

    Человек в черном: Какие условия. Говори!

    Ню Ю Дао: Между нами должны исчезнуть все предыдущие разногласия и вражда. И не нужно больше искать для меня проблем.

    Дворец Утренней луны уже предполагал, что он выдвинет такое условие.

    Поэтому человек в черном ответил:

    — Хорошо! Если вещь окажется истинной, то я гарантирую тебе твою неприкосновенность.

    Ню Ю Дао: Не спеши. Еще есть одно условие - Лин Ху Цзю и его рабы. С этих пор они не должны иметь отношения к дворцу Утренней луны.

    Человек в черном: Да, это звучит смешно… Ты сам их подставил и теперь сам же хочешь спасти?

    Не то, что он, а даже рядом сидящая Гуань Фан И была удивлена.

    Ню Ю Дао: Об этом не тебе нужно беспокоиться. Ты только скажи - исполните или нет?

    Человек в черном немного подумал: За это я не могу отвечать. Об этом мне нужно спросить сверху.

    Ню Ю Дао кивнул: Хорошо. Я подожду. Также у меня есть еще два условия: первое - мне нужно 10 миллионов золотых, второе - с этого момента дворец Утренней луны больше никогда не будет трогать моих людей.

    «10 миллионов?» - глаза Гуань Фан И засверкали: «Что за вещь может стоить так дорого? И ради чего дворец Утренней луны готов пойти на соглашения со столькими условиями.»

    Человек в черном: Это ладно, но как мы узнаем, что это твои люди. Мы кого-нибудь убьем, а ты, чтобы придраться к нам, скажешь, что это твои люди? Нужны ли нам такие обвинения?

    Ню Ю Дао: Это просто. Я не буду вас утруждать. Если всем будет известно, что это мой человек, то вам нельзя его трогать.

    Человек в черном: Пока из четырех твоих условий я могу согласиться только на одно. А насчет остальных нужно дождаться ответа.

    Ню Ю Дао кивнул: Хорошо. Я не тороплюсь. Как дождешься ответа, тогда и продолжим.

    Человек в черном: А вещь? Я, по крайней мере, должен удостовериться, что это настоящая вещь. Как я могу передать запросы, не удостоверившись, что вещь действительно у тебя?

    «Дзн!»

    Ню Ю Дао бросил на стол бронзовое зеркало и махнул рукой, показывая, что тот может проверять его как ему угодно.

    Человек в черном изумился. Он не думал, что ему вот так просто бросят эту вещь. Он даже засомневался - является ли эта вещь настоящей.

    Гуань Фан И тоже было любопытно, что же за бронзовое зеркало лежало на столе? Она сомневалась - неужели это зеркало Шан?

    Человек в черном протянул руку и схватил зеркало со стола. Он перевернул его и потом с сомнением спросил:

    — Ты уверен, что это оно?

    Ню Ю Дао: Оно или нет - я не знаю. Но точно могу сказать, что это та вещь, которую передал мне Дун Го Хао Ран перед смертью. Ради нее Дун Го Хао Ран отдал жизнь. Я думаю, что это оно и есть. Разве Лин Ху Цзю не про эту вещь постоянно спрашивал меня?

    «Постоянно спрашивал?» - человек в черном ругался сейчас на Лин Ху Цзю. Неужели он раскрыл себя?!

    — Если это действительно оно, ты не боишься, что я отберу его и сбегу? – человек в черном спросил.

    Как только он сказал это, Гуань Фан И насторожилась и пристально посмотрела на человека в черном.

    Ню Ю Дао рассмеялся:

    — А ты попробуй. Сначала посмотрим - сможешь ли ты забрать его. И даже если ты его заберешь, вся поднебесная узнает о том, какая вещь в твоих руках. Не боишься ли ты натолкнуться на проблемы? Это основная причина, по которой я не побоялся заключать с вами сделку. Если вы согласитесь на мои условия, то я не буду причинять вам вреда. Иначе бы я не стал предлагать вам обмен.

    Человек в черном ничего не говорил. Он просто положил зеркало на стол и достал из под плаща один узел. Из него он достал футляр с щеткой и маленькую коробку. В маленькой коробке была тушь.

    После этого человек в черном покрыл тушью заднюю сторону бронзового зеркала и наложил на нее бумагу, тем самым оставив отпечаток узоров зеркала на бумаге. Также он проделал с передней частью бронзового зеркала.

    Дождавшись, когда тушь на бумаге высохнет, он осторожно убрал бумаги.

    Ню Ю Дао хохоча спросил:

    — А ты хорошо подготовился! Похоже у вас уже был орнамент зеркала.

    Человек в черном не реагировал на его слова и просто убирал все предметы.

    — Подожди, пока я свяжусь с верхом. Потом я снова приду. – человек в черном ответил и ушел.

    Ню Ю Дао проводил его взглядом, а Гуань Фан И схватила бронзовое зеркало и тоже начала вертеть его в руках.

    — Это что за зеркало?

    Ню Ю Дао, глядя на ее печать Небесного меча, тоже спросил:

    — Сваха. Тот, кто использует печать Небесного меча - вовсе не бедный человек. А ты еще хочешь, чтобы я тебя содержал?

    Гуань Фан И закатила глаза: Есть печать Небесного меча или нет, какое это имеет отношение к деньгам?

    Ню Ю Дао: А ты думаешь, бедный человек будет держать у себя такие печати?

    Гуань Фан И: Я не покупала их. В молодости был у меня один поклонник, вот он мне и подарил их несколько для самозащиты.

    Ню Ю Дао удивился и что-то предчувствуя спросил:

    — Несколько? Это сколько? Я знаю, что секта Явления природы может изготавливать такие печати. Только такие печати нелегко изготовить. Значит положение того человека в секте Явления природы отнюдь не низкое, иначе бы он не смог достать эти вещи.

    Гуань Фан И, словно не хотела говорить об этом, сказала :

    — Ты давай не уходи от темы. Скажи честно, что это за вещь в конце концов? – спросила она, указывая на зеркало.

    Ню Ю Дао спокойно ответил: Ничего такого. Зеркало Шан!

    — Что? – у Гуань Фан И от удивления глаза на лоб полезли.

    Она воскликнула:

    — Это главная драгоценность восьми драгоценностей, которую переработал основатель царства У, Шан Сун?

    Ню Ю Дао: Угу.

    И пока она пребывала в шоке, он взял зеркало у нее и убрал обратно.

    — А ты что думаешь?

    Гуань Фан И не верила ему до сих пор:

    — Это старое бронзовое зеркало разве обладает какими-либо особенностями. Разве это то чудо, которое оберегало царство Цинь и повергло его в крах?

    Тот, кто не видел истинное зеркало Шан, не может ассоциировать это бронзовое зеркало с легендарным сокровищем.

    Ню Ю Дао вздыхая сказал: Если бы это было не оно, то разве мог бы я вынести несколько условий?

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 384 - Отказ ( Следующую доп бесплатную откроем когда наберется 1005 лайков)

    Глава 384 – Oтказ

    — … - Гуань Фан И дo сиx поp находилась в трансе, однако постепенно вернулась в реальность. 

    Как она и догадывалась, это зеркало действительно было необычное, раз за него Hю Ю Дао выдвинул столько условий. 

    Как Ню Ю Дао сказал, если б это было не то самое зеркало, стал бы он так рисковать?

    На основе этого она поверила в слова Ню Ю Дао. 

    — Как у тебя появилась эта вещь? Tебе действительно его отдал Дун Го Хао Pан?

    Ню Ю Дао кивнул и вздыхая сказал:

    — Ирония судьбы! Тогда тяжело раненный Дун Го Хао Ран пришел к нам в деревню и встретил меня там. Он не мог в таком тяжелом состоянии добраться до секты Bысшей чистоты, поэтому принял меня в ученики и передал мне бронзовое зеркало. Он говорил, чтобы я отнес это зеркало в секту. 

    Ню Ю Дао постепенно погружался в воспоминания, а Гуань Фан И улыбаясь проговорила: 

    — Кто ж знал, что он встретится с таким человеком! Ты все же не отдал секте Высшей чистоты это зеркало. 

    Ню Ю Дао косо посмотрел на нее: Ты так думаешь обо мне?

    Гуань Фан И: Разве ты не так поступил?

    Ню Ю Дао: О некоторых вещах, которые произошли в секте Высшей чистоты, ты не знаешь. 

    Гуань Фан И спросила: Из-за того, что тебя посадили под домашний арест, ты не отдал  им зеркало?

    Ню Ю Дао покачал головой и снова погрузился в воспоминания: 

    — Все не так, как ты думаешь. Возможно из-за того, что эта вещь была очень важна или из-за того, что Дун Гао Хао Ран не доверял другим людям секты Высшей чистоты. Но он сказал мне, чтобы я передал зеркало только его брату-соученику Тан Му и ни в коем случае не отдавал его кому-либо другому. Когда я добрался до секты Высшей чистоты, то просил встречи с Тан Му, но он уже был убит. Тогда я оказался в трудном положении. Мне некому было отдавать это зеркало, но и оставлять его у себя я не хотел. Поэтому я постоянно думал о том, что с ним делать. И пока я думал, меня посадили под домашний арест. 

    Я не смел что-либо предпринимать не зная, что происходит, и какая обстановка снаружи и внутри секты. А потом меня даже хотели убить. Хе-хе! Разве это не ирония судьбы?

    — Вот оно как?! – Гуань Фан И слегка кивнула.

    Она поняла, почему Дун Го Хао Ран так поступил. Он знал, что зеркало Шан может запросто уничтожить его секту. Поэтому он не рисковал передавать зеркало кому-нибудь, а только хотел отдать его Тан Му. 

    Она снова спросила: Я знаю какой ты. И не говори, что ты не исследовал это зеркало. Говори, каково оно? Ведь это же главная драгоценность среди 8 драгоценностей! 

    Ню Ю Дао в этот раз не стал говорить правду: 

    — Я исследовал его, но ничего не обнаружил. Обычное бронзовое зеркало. Почему его назвали главным среди восьми драгоценностей?

    Гуань Фан И усмехнулась: C твоей головой, и ты ничего не обнаружил? Оно так долго находилось у тебя в руках, а ты ничего не нашел?

    Ню Ю Дао покачал головой: 

    — Ты слишком хорошо думаешь о мне. Не догадывалась ли ты, почему эта вещь была так долго в царстве Цинь, но никто ничего и не обнаружил. Почему царство Цинь было разрушено? Почему столько людей рассматривало это зеркало, но никто ничего не обнаружил? Неужели мои способности сильнее, чем способности всего царства? Я думаю, что из этого можно сделать два вывода: либо никто до сих пор не разгадал какой-либо секрет, либо это зеркало действительно бесполезно. 

    Гуань Фан И молчала. Она теперь соглашалась с Ню Ю Дао. Царство Цинь не смогло разгадать тайну, а Ню Ю Дао тем более. 

    Скривив рот, она спросила:

    — И зачем ты тогда рассказал мне про него? Не боишься, что я приложу к нему свою руку?

    Ню Ю Дао серьезно посмотрел на нее. Он словно пытался заглянуть в глубину ее глаз. 

    От такого долгого пристального взгляда Гуань Фан И стало не по себе, и она спросила: 

    — Чего смотришь? Понравилась?

    Ню Ю Дао серьезно ответил: Я искренен с тобой. 

    Гуань Фан И изумилась и то ли от смущения, то ли от гнева пнула его ногой:

    — Иди ты!

    Ню Ю Дао хохоча увернулся. 

    — Стой! - Гуань Фан И крикнула: Дворец Утренней луны убил Черного пиона, а ты не хочешь отомстить?

    От этих слов улыбка с лица Ню Ю Дао сразу исчезла. 

    — Eсли я не отдам им зеркало, то разве я смогу их удержать? С такой громадиной я разве могу поквитаться за Черного пиона? И так мы получили в царстве Ци от них, а они теперь точно не смогут отпустить меня. Поэтому мне нужно их успокоить. Я отдаю им зеркало, чтобы ты не повторила судьбу Черного пиона. Чтобы никто больше не повторял ее участь. Раз вы последовали за мной, то я в ответе за вас. Если я не смогу вас защитить, то кто тогда для меня будет трудиться?

    Гуань Фан И помолчала и потом вздыхая сказала: Ты когда впервые связался с ними, не знал, что они тебя не отпустят? К чему ты тянул это все?

    Ню Ю Дао: Вы последовали за мной, потому что подумали, что со мной вам будет намного лучше. Вы не думали о том, что будет хуже. Все надеялись на меня, поэтому и я должен оправдать ваши надежды. И я не должен из-за каких-то страхов отступать. Я прошел 3 шага вперед, и если я даже отступлю на два шага, я все равно буду продвигаться вперед. 

     Раз дело дошло до такого критического момента, то мне нужно дать им что-то ценное. Если они не будут довольны, то не оставят меня в живых. А если не будет меня, то тогда какой прок от зеркала? Если я буду жив, то смогу что-нибудь придумать. Раз они вцепились в меня, то вряд ли кто заступится за меня и тем более защитит зеркало. Уж лучше получить от этой вещи максимальную выгоду - отдать ее и когда-нибудь вернуть обратно. Тем более сейчас от этого зеркала мне нет проку. В этом беспокойном мире с такой сложной обстановкой трудно что-то защитить. И сейчас хранить это зеркало – тоже сложно. Я очень слаб. Когда я наберусь сил, тогда уже можно будет подумать о том, как вернуть зеркало и поквитаться за Черного пиона. Всегда из всего нужно стараться получать выгоду. 

    Гуань Фан И вздыхая сказала: Эта вещь очень дорогая. И ты так просто отдашь ее… Ты только что сказал, что даже царство Цинь не разгадало тайну этого зеркала. Может нам сделать копию и отдать им?

    Ню Ю Дао наотрез отказал: Нет! Кто знает, какими методами обладает дворец Утренней луны. Стоит им только засомневаться в подлинности зеркала, как последствия будет сложно представить. 

    Однако истинную причину, по которой он хочет отдать зеркало дворцу Утренней луны, Ню Ю Дао не сказал Гуань Фан И. 

    Он решил отдать зеркало как раз из-за Обезьяны. Он хорошо знал Юань Гана. Он скорее всего определенно будет входить в контакт с клубом Белых облаков, чтобы оказать помощь Ню Ю Дао. 

    Обезьяна слишком долго находился рядом с Ню Ю Дао. Дворец Утренней луны рано или поздно узнает, что Обезьяна - его человек. Поэтому Ню Ю Дао должен был подготовить путь отступления для Обезьяны на всякий случай. 

    Если Обезьяна попадет в руки других, то его не убьют. Но если он попадет в руки Шао Пин Бо или дворца Утренней луны, то его точно не оставят в живых. 

    У Ню Ю Дао с Шао Пин Бо свои счеты, а у дворца Утренней луны он своровал корабли и убил 300 человек. Определенно если Обезьяна попадет в их руки, то дворец Утренней луны не пощадит его. 

    Можно сказать, последнее условие Ню Ю Дао было выдвинуто только из-за Обезьяны. 

    Конечно, Обезьяна - не тупой и будет соблюдать меры предосторожности! И после его решения идти своей дорогой, Ню Ю Дао не должен был вмешиваться в его жизнь. Он предоставил ему свободу. Однако Ню Ю Дао, предоставляя свободу Юань Гану, все же заботился о его безопасности. Ню Ю Дао прилагал все усилия и был тайным ангелом-хранителем Обезьяны. 

    После его слов Гуань Фан И не стала больше спорить с ним, однако любопытно спросила: 

    — А зачем ты попросил за Лин Ху Цзю?

    Ню Ю Дао: Мы - все же названные братья. Разве я могу быть настолько жестоким? Тогда я хотел, чтобы Лин Ху Цзю просто схватили, но я не хотел, чтобы его убивали. Я не хочу, чтобы у меня была репутация братоубийцы. Доверие людей сложно заслужить, но легко потерять. Я не хочу быть, как Шао Пин Бо, который убил братьев и мачеху. 

    — Поменьше морочь мне голову. Скажи мне еще, что ты добряк? – Гуань Фан И не выдержала и проговорила: 

    — Только Лин Ху Цзю вряд ли оценит твою доброту. 

    Ню Ю Дао пожал плечами: 

    — Он изначально хотел навредить мне. Я оставил ему шанс на жизнь. Если он будет по-прежнему недоволен, то все равно ничего не сможет сделать. Дворец Утренней луны ничего мне не сделает. А он что сможет сделать? Если он будет искать мне проблем, то я долго не буду терпеть его обиды. У всего есть предел!

    Пока они разговаривали, к ним подошел дядя Чэн. Они сразу прекратили разговор. 

    — Не уследили. Он добрался до горного леса, а там его встречали люди, и из леса он взлетел на птице. – Дядя Чэн говорил немного виновато. Он ведь ясно понимал, что Черного пиона убили люди дворца Утренней луны, поэтому хотел бы проследить за ними, только это было сложно сделать. 

    Гуань Фан И молчала, а Ню Ю Дао, махнув рукой, сказал:

    — Дядя Чэн, ничего. Раз они посмели прийти, то конечно хорошо подготовились. Не нужно обращать на это внимание. 

    Парк Фуфан. 

    Ду Гу вошел в один величественный дворец. 

    Внутри Юй Цан ходил туда-сюда. И когда он увидел Ду Гу, то немного встревоженно спросил:

    — Как?

    Ду Гу ответил: Взяли. – он достал две бумаги, где были отпечатки зеркала. 

    Юй Цан взял бумаги и сел за стол. Он достал одну старую книгу, в которой было много старых записей. Страницы этой книги уже пожелтели. Юй Цан листал страницы книги и наконец нашел страницу, где были изображены отпечатки зеркала Шан. 

    Юй Цан сложил вместе бумаги и начал проверять их на соответствие. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 385 – Великий князь западного дворца

    Глава 385 – Вeликий князь западнoго двоpца

    Юй Цан около получаcа рассматривал отпечатки зеркала и потом вздохнув сказал:

    — Тщательно все рассмотрел. Должно быть это оно и есть.

    Ду Гу: Этот хитрый парень мог ли нас обмануть?

    Юй Цан покачал головой: Mало кто видел эту вещь. Думаю, вряд ли.

    Ду Гу немного серьезно ответил: Учитель. Я думаю, что нельзя исключать возможность блефа.

    Юй Цан: Почему?

    Ду Гу: Шан Чао Цзун! Вещь была изготовлена предком Шан Чао Цзуна. Кто знает, может у отпрысков Шан Суна есть рисунок зеркала?

    Юй Цан покачал головой:

    — Шан Чао Цзун - потомок Шан Суна по боковой линии, а основную линию Шан Суна истребили. Им кое-как удалось создать царство Янь. A эта вещь хранилась в главном императорском дворце царства У. Князья боковой линии не имели к ней доступ. У Шан Чао Цзуна вряд ли была возможность хоть как-то увидеть этот рисунок или эту вещь. Тем более у нас есть метод определить на подлинность зеркало. Какие условия он предлагает?

    Ду Гу: Первое его условие - он надеется, что вражда между нами прекратится.

    Юй Цан кивнул: Это очевидно. Когда он предложил обмен, я сразу подумал об этом. Мы временно можем отпустить его.

    Ду ГУ: Второе условие - он хочет, чтобы мы также отпустили Лин Xу Цзю и его слуг и не трогали их больше.

    Юй Цан серьезно спросил: Лин Ху Цзю раскололся?

    Ду Гу: Oн говорит, что пока не увидит Ню Ю Дао, не расскажет. Eго хорошо охраняют, и у наших людей не было возможности подкрасться к нему и убить.

    Юй Цан: Нужно убрать всех людей, кто связывался с Лин Ху Цзю.

    Ду Гу: Убрать можно. Только тогда встает вопрос с Су Чжао. Лин Ху Цзю возможно догадался о положении Су Чжао, а она - племянница господина Бай. Господин Бай - важный сановник. Если мы начнем действовать, то это может повлиять на старейшин. Также из-за Бэйчжоу нам нельзя трогать Су Чжао. Еще Лин Ху Цзю из задания знает, что мы ищем.

    Юй Цан: Он только знает, что мы ищем это, но не знает, что оно попадет к нам в руки. Это важно. Множество людей ищут тоже самое. Единственный вопрос остается с Су Чжао. Это господин Бай пусть сам решает.

    — Хорошо. – Ду Гу ответил:

    — 3-е условие - он хочет 10 миллионов золотых.

    — Хе-хе, а у него хороший аппетит! – Юй Цан спросил:

    — Что еще?

    Ду Гу: Есть еще одно условие – отныне мы больше не должны трогать его людей. Если будет известно, что это его люди, то нам нельзя их трогать. Только 4 этих условия. Как только сделка состоится, он отдаст нам вещь. Но если мы нарушим слово, то он всем объявит у кого на руках эта вещь. Очевидно он предупреждает нас.

    Юй Цан: Это его гарантии. Можно согласиться.

    Ду Гу: 10 миллионов отдадим ему?

    Юй Цан сложил книгу: Переговоры. Он назвал цену, и у нас нет маневра для торгов. Сколько хочет - столько и желательно отдать.

    Ду Гу: Тогда отправить человека на переговоры?

    Юй Цан: Не спеши. Сначала посмотрим, что решит господин Бай. Нельзя идти на переговоры, не зная, что у самих тут .

    — Слушаюсь! – Ду Гу ответил.

    — Ах! – глядя на отпечаток в руках, Юй Цан вздыхая сказал:

    — Мы в трудном положении. Убивать или не убивать? Этот парень не прост. Молод, а какие трюки использует! Если оставить его, то рано или поздно он создаст нам проблемы.

    Ду Гу понимал учителя. Он не думал, что Ню Ю Дао так озадачит учителя. Этот парень, оказывается, сам решился избавиться от предмета, сам предложил сделку и поставил их в сложное положение. Если убить его, то потом придется искать зеркало. Неизвестно куда Ню Ю Дао может отправить его. Если не убивать Ню Ю Дао и забрать зеркало -  то тогда он будет держать их в руках, угрожая раскрыть тайну.

    На второй день в павильоне послышались звуки цитры.

    Ду Гу пришел и доложил:

    — Учитель. Старейшина Бай говорит, что во всем надеется на ваше решение. Однако он надеется также, что вы оставите возможность для Су Чжао.

    Звуки цитры оборвались и Юй Цан, опустив руки, сказал:

    — Он знает правила. Я конечно буду действовать, не оставляя зацепок. Он что говорит?

    Ду Гу: Он говорит, что Лин Ху Цзю - не тупой и скорее всего не станет раскрывать тайну. Во-вторых, он может строго следить за обстановкой и не позволит проблеме в лице Су Чжао разойтись. Если что-то пойдет не так, то он все отрежет и лично устранит Су Чжао!

    Юй Цан: Он должен понимать, что даже если мы не устраним Су Чжао, ее будущее все равно будет разрушено. Мы не позволим подозрительному человеку занять высокое место.

    Ду Гу: Наверное он только хочет сохранить жизнь Су Чжао. Он говорил, что Су Чжао - просто девочка и от нее проку мало. Он намекнул, что нужно только сохранить ей жизнь. А насчет ее будущего он уже не надеется.

    Юй Цан: Ты скажи ему, что он будет ответственен за это. И устрой переговоры! Сначала нужно заполучить вещь и успокоить Ню Ю Дао. А потом мы подумаем над тем, как схватить его.

    — Слушаюсь! – Ду Гу ответил.

    По одной дороге к восходящему солнцу продвигались несколько десятков всадников. Они сопровождали две кареты. Отодвинув занавески, Шао Пин Бо показал свое лицо. Он смотрел на восходящее солнце и вспомнил про Циншань.

    Этот видный, красивый и умный молодой человек уже поседел и от тряски временами кашлял.

    Его поездка была тайной. Однако гора Дачан выделила много культиваторов для его охраны. Они даже отправили с ним двух культиваторов высшего уровня. Сейчас развитие горы Дачан напрямую зависело от развития Бэйчжоу. Сейчас для них наступили тяжелые времена, опасность надвигалась на них, поэтому они ничего не могли сделать и только следовали за желанием Шао Пин Бо.

    Увидев, как он кашляет, сидящий с ним Шао Сань Шэн начал похлопывать его по спине.

    — Старший молодой господин, госпожа Су еще не знает, что вы направляетесь туда. Может сказать ей, чтобы она встретила вас?

    Шао Пин Бо махнул рукой: Не стоит. Я не верю ее людям. Нельзя, чтобы обо мне узнали. Что насчет ее дела?

    Шао Сань Шэн: Она работает над этим.

    Среди бескрайней степи распростерлось озеро, недалеко от которого паслись бараны и быки.

    Князь Ин, Хао Чжэн сидел у берега и рыбачил. В одной руке он держал удочку, а в другой камень. Со стороны казалось, что он рыбачил, но на самом деле ему не было никакого дела до рыбалки.

    Несколько сотен всадников прискакали сюда, отчего он повернул голову и посмотрел на них.

    Большую часть всадников остановила стража и только нескольких из них пропустили. Во главе нескольких всадников скакал человек в пурпурном халате. Он выглядел довольно статно, с красивым выражением лица и длинными волосами, спадающими назад. На голове у него была золотая корона, которая переливалась на солнце.

    Увидев этого человека, Хао Чжэн встал и пошел встречать его.

    Он сложил руки перед тем человеком и поклонился:

    — Дядя. Что привело вас?

    Прибывший был - никто иной, как великий князь западного дворца Хао Юн Шэн.

    — Племянник весьма занят! – Хао Юн Шэн холодно усмехнулся.

    Он спрыгнул с коня, и можно было услышать звон его наколенников. Они явно были сделана из металла.

    — Ничего серьезного. – Хао Чжэн улыбаясь ответил.

    Хао Юн Шэн осмотрел озеро, потом заглянул в водяную бочку. Но там не было ни одной рыбки.

    Он поднял одну удочку и забросил ее далеко в озеро. Постепенно он стал притягивать ее обратно. Затем, используя силу, он резко потянул удочку на себя и выбросил на берег рыбу длиной по локоть. После этого Хао Юн Шэн проговорил:

    — Тебе нужно научиться рыбачить.

    Хао Чжэн покорно ответил: Я все же буду уступать дяде. – и повернув голову и указывая на рыбу, он сказал:

    — Pазрезать и положить в котел. Раз дядя прибыл, то угостимся плодами его рыбалки.

    Затем он повернулся к Хао Юн Шэну и пригласил рукой:

    — Дядя в пути устал. Можно отдохнуть внутри.

    Хао Юн Шэн осмотрел вокруг и развернувшись направился в палатку, а Хао Чжэн последовал за ним.

    Два человека вошли в палатку. Хао Юн Шэн махнул рукой, чтобы все остальные вышли, и сам сел на главное место.

    Хао Чжэн улыбнулся и подошел лично налить ему чай:

    — Очевтидно у дяди есть дело?

    Хао Юн Шэн: Где мой человек из западного дворца Чжан Син Жуй?

    Хао Чжэн: Он? Он направился к шестому дяде проверять императорскую собственность.

    Хао Юн Шэн серьезно проговорил: Почему я слышал, что с ним случилась беда?

    Хао Чжэн удивленно спросил: Как такое возможно?

    — Ты поменьше ерунды мне говори. Я спрашивал уже, и его нет у шестого. Отдай его мне. – Хао Юн Шэн стукнул по столу.

    Хао Чжэн, словно не верил, опять спросил: Дядя, как такое возможно?

    Хао Юн Шэн встал и гневно сказал:

    — Ты расследуешь дело. И ты разве не получаешь письма? Не знаешь, что у тебя здесь происходит?

    Хао Чжэн сложил руки:

    — Дядя, успокойтесь. Я действительно не знаю, где он. Вы и сами знаете положение этого дела. И когда я отправлялся на выполнение этого дела, вы сами говорили мне, чтобы я один глаз держал открытым, а другой закрытым. Вот я и поступил так, как вы просили. Чжан Син Жуй - человек дяди. Он мне не отправлял писем - я думал, что так задумал дядя. Поэтому я не обращал внимания на него, поэтому и не спрашивал его. Только бы он смог приготовить отчет. Я действительно не знаю, что с ним.

    — … - Хао Юн Шэн не знал, что сказать, и замолчал.

    За вещи имперского дома отвечает западный дворец. А проблема была в том, что Хао Юн Шэн действительно намекал Хао Чжэну, чтобы тот закрывал глаза на некоторые дела. Ведь если что-то откроется, то Хао Юн Шэну не будет хорошо от этого.

    Он ранее думал, что Хао Чжэн поднял руку на его людей. Но оказывается, действительно вышло недоразумение.

    — Ты действительно ничего не знаешь? – Хао Юн Шэн с сомнением спросил.

    Хао Чжэн беспомощно ответил:

    — Дядя, я действительно не знаю! Я его не видел. А вчера еще пришло сообщение, его величество прислал что-то про Чжан Син Жуйя.

    Хао Юн Шэн испугался и спросил:

    — Его величество хочет знать про Чжан Син Жуйя? Что там?

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 386 – Сестра Юн Цзи. (1005 лайков)

    Глaва 386 – Сecтpа Юн Цзи.

    — Сейчас. – Xао Чжэн подошел к столу и начал копаться в официальныx документах. Он достал одну тетрадь и отдал ее Хао Юн Шэну.

    Хао Юн Шэн стал листать тетрадь, и постепенно его лицо помрачнело. В воле императора было сказано: так как царство Ци большое и имперских владений в нем много - расследование этого дела затянется надолго. Поэтому император решил Чжан Син Жуйя и остальных чиновников оставить у Хао Чжэна под его управлением.

    Можно сказать, что теперь Чжан Син Жуй - является человеком Хао Чжэна и не вернется к Хао Юн Шэну.

    Увидев, что Хао Юн Шэн помрачнел, Хао Чжэн спросил:

    — Дядя, что случилось? Людей отдали мне, но в принципе они должны были вернуться к вам.

    Хао Юн Шэн сложил тетрадь и не знал о чем думать. Такой же документ должно быть доставили до западного дворца, только в этот момент он уже был в пути.

    Тем более в западном дворце мало кто знает положение Чжан Син Жуйя. A разве будут ему напоминать про маленького чиновника? Поэтому вполне нормально, что его не оповестили.

    Только было удивительно то, что Чжан Син Жуйя забрали ни раньше, ни позже, а именно в это время. Именно в этот момент его передали Хао Чжэну. Hе совпадение ли это?

    — Почему я слышал, что это ты попросил моих чиновников у его величества? – Хао Юн Шэн холодным тоном спросил.

    Хао Чжэн правдиво ответил:

    — Дядя, где вы слышали эту чушь! Дядя, если не верите, то можете сами все проверить! Зачем мне лишние проблемы, чтобы забирать людей дяди? Определенно кто-то воду мутит! Прошу дядю все проверить!

    Хао Юн Шэн бросил обратно на стол тетрадь и сказал:

    — Я конечно все проверю! – сказав это, он развернулся и вышел.

    — Дядя! – Хао Чжэн вышел вслед за Хао Юн Шэном и увидел, как тот уже запрыгивает на лошадей. Он быстро подбежал вперед:

    — Дядя только приехал и даже чая не выпил. Kуда вы собрались?

    Хао Юн Шэн: Отойди, у меня есть еще дела.

    Хао Чжэн: Дядя, ты говорил, что не видел Чжан Син Жуйя. Его точно нет?

    — Ты меня спрашиваешь? Я кого приехал спрашивать? Он сейчас твой человек. Ты сам должен найти его. – Хао Юн Шэн развернул коня, ударил его плеткой и поскакал. А за ним последовали несколько сотен всадников.

    Хао Чжэн спокойно провожал их взглядом.

    Воля императора пришла по его запросу, однако он не выдал себя. Он не может пока проявить себя. Среди имперских чиновников и сановников есть много его людей, и многие из них подкинули императору эту мысль. Эта идея была действительно хорошей, вот император и согласился.

    Это дело не было сложным для Хао Чжэна, поэтому он и забрал к себе людей Хао Юн Шэна. Повернувшись он направился в другую палатку.

    Войдя в палатку, он увидел одного видного рослого чиновника, который сидел и занимался делами. Это был не кто иной, как Чжан Син Жуй.

    С двух сторон от него стояли два дьявольских культиватора.

    Увидев Хао Чжэна, Чжан Син Жуй встал и вежливо приветствовал:

    — Князь!

    Один царь птиц спустился с неба в горное ущелье.

    Очень быстро Лу Ли Цзюн вышел из комнаты и промелькнул к мансардной. Он двумя руками поднес письмо Дьявольской матери:

    — Глава, он в безопасности и уже находится под управление князя Ин. Он получил покровительство столицы царства Ци.

    Дьявольская мать посмотрела письмо один раз и потом, наклонив голову, сказала:

    — Пусть Ню Ю Дао придет.

    — Слушаюсь! – Лу Ли Цзюн ушел.

    В другом павильоне человек в черном положил стопку банкнот и протянул руку к Ню Ю Дао:

    — Вещь!

    Ню Ю Дао взял деньги и передал их Гуань Фан И, чтобы она пересчитала. Он вытянул из рук бронзовое зеркало и бросил его, как и в прошлый раз, на стол.

    «Дзн.»

    На бронзовом зеркале остались чернила еще с прошлого раза. Человек в черном снова посмотрел его и начал сравнивать узор на зеркале с узором, который был на бумаге.

    — Если он ненастоящий, то последствия ты и сам знаешь.

    Ню Ю Дао: Честно говоря, настоящее оно или нет - я и сам не знаю. Однако могу точно сказать, что это зеркало, которое дал мне Дун Го Хао Pан.

    — Ах! – человек в черном вздохнул и собирался уйти.

    — Не торопись! – Ню Ю Дао крикнул и, наклонив голову к Гуань Фан И, кивнул. Он намекал, что деньги еще не пересчитали.

    Человек в черном холодно ответил: Не беспокойся. Денег достаточно.

    Действительно Гуань Фан И быстро пересчитала и сказала:

    — 5 миллионов. Все верно.

    Изначально договаривались на 10 миллионов, но две стороны начали спорить. Дворец Утренней луны предложил 3 миллиона, и в итоге они сторговались до 5 миллионов!

    Человек в черном: Теперь я могу идти?

    Ню Ю Дао улыбнулся:

    — Как удобно! Только прошу, чтобы ты передал послание своему хозяину:

     Без драки - друг друга не узнаешь. Все, что прошло, уже в прошлом. Меньше на одного врага - хорошо. На самом деле я предпочитаю заводить друзей. В поднебесной много дел, если везде есть друзья, то хорошо. Можно много дел так решить. Может у нас в будущем будет шанс посотрудничать вместе. Если твой хозяин не будет против, то мы бы могли установить прямую связь с ним. Чтобы в будущем у нас не было недопонимания. Это прошу передать твоему господину.

    Глаза человека в черном засверкали. Он словно запоминал его слова и потом после некоторого молчания ушел.

    Как только он ушел, зашел Дуань Ху. Он как раз останавливал Лу Ли Цзюня.

    — Владыка Дао, Лу Ли Цзюнь хочет увидеть вас.

    Ню Ю Дао кивнул: Зови!

    Лу Ли Цзюнь зашел и, сложив руки, сказал: Владыка Дао, глава хочет видеть вас.

    — Хорошо, ты иди. У меня здесь немного дел. Я как закончу, приду.

    Лу Ли Цзюн кивнул и развернувшись ушел.

    Ню Ю Дао снова сказал Дуань Ху: Пусть Гун Сунь Бу придет.

    — Слушаюсь! – Дуань Ху вышел.

    Ню Ю Дао повернулся и заметил, что деньги в руках Гуань Фан И уже исчезли. Только веер теперь был у нее в руках.

    Ню Ю Дао сразу сказал: Дай 2 миллиона.

    Гуань Фан И, прикрываясь веером, сказала:

    — Ты только получил 5 миллионов, а уже хочешь потратиться. Разве мужчины могут так накопить богатства? Я сохраню для тебя деньги, чтобы ты потом не сбежал от меня с ними. Деньги у женщины будут сохраннее.

    Хоть она так сказала, но все же отсчитала 2 миллиона и положила на стол.

    Не прошло много времени, как Гун Сунь Бу пришел.

    Ню Ю Дао, указывая на 2 миллиона, сказал:

    — Возьми эти 2 миллиона.

    Гун Сунь Бу удивился: Владыка Дао. Это?

    Ню Ю Дао: У тебя много людей и у них есть расходы. Однако людей в секте Уляньшань еще недостаточно, нужно набрать еще верных учеников. Мне нужно еще больше расширить сеть по всему миру. Тебе нужно постепенно наращивать мощность секты Уляньшань, а для этого нужны деньги.

    Гун Сунь Бу было неловко, он ведь только недавно взял у Ню Ю Дао один миллион. А теперь ему еще дают 2 миллиона. Однако для развития секты действительно нужны деньги:

    — Хорошо. – он взял их.

    Ню Ю Дао указал на Гуань Фан И:

    — Теперь все новости, которые вы будете получать, можете не утаивать от нее. Она может участвовать в ваших делах. У нее широкие связи и опыт. Если будут вопросы, можете советоваться с ней.

    Услышав, что теперь ей доверяют, Гуань Фан И прищурилась и прикрылась веером.

    Гун Сунь Бу посмотрел на Гуань Фан И и сложил руки. Гуань Фан И улыбаясь кивнула. После этого Гун Сунь Бу ушел.

    — Ты чего так смотришь на меня? – Гуань Фан И заметила, как Ню Ю Дао следил за тем, как она убирает деньги обратно в рукав. Она распоряжалась деньгами, как своими.

    Ню Ю Дао: Твои люди с этого момента пусть располагаются в этом ущелье и организуют оборону. Вся оборона теперь пусть будет на тебе. И деньги пусть будут у тебя.

    От оказанного ей доверия Гуань Фан И обрадовалась, однако не подавала виду.

    — Еще, раз деньги у тебя, теперь все будут обращаться к тебе за ресурсами.

    — Чего? Решил из меня слугу сделать?

    Ню Ю Дао не обращал на нее внимание и ушел.

    Он дошел до павильона Дьявольской матери и, увидев ее, сразу взметнулся вверх. Он подлетел к ней.

    — Звала?

    Дьявольская мать: Я собираюсь возвращаться.

    Ню Ю Дао улыбнулся: Получила вести? Братец не станет тебя обманывать.

    Она косо посмотрела на него: Довольно сложно добиться воли императора!

    Насчет этого Ню Ю Дао понимал, что у него вовсе не было способностей, чтобы Хао Юн Ту оказал защиту Чжан Син Жуй. Все это благодаря Хао Чжэну. Хао Чжэн тихо все организовал.

    — Сестра смеется надо мной. Однако раз Хао Юн Ту внезапно в этот момент приложил свою руку, то неважно дворец Утренней луны или же Хао Юн Шэн не посмеют трогать Чжан Син Жуйя. Они уже поняли, что Хао Юн Ту поручился за Чжан Син Жуйя. Тем более теперь он под покровительством князя Ин. Однако относительно сестры, они может быть что-то будут предпринимать. Хоть они не пойдут штурмом брать Западню горы Иньшань, но неприятности они могут тебе принести. Однако если сестра объявит, что мы с тобой - названные брат и сестра, то дворец Утренней луны из уважения ко мне не станет трогать тебя.

    Дьявольская мать словно услышала самую смешную шутку:

    — Дворец Утренней луны из уважения к тебе не будет трогать меня? Да меня только из-за этого быстрее попытаются убить! Ладно, не беспокойся обо мне. Мне нужно уезжать.

    Ню Ю Дао: Сестра столько дней здесь провела, а я постоянно был занят. Может останешься еще ненадолго. Я так радушно позабочусь о тебе.

    — Не стоит. Я здесь не привыкла находиться.

    — Раз так, то и я не буду удерживать сестру. Я вынужден был принести неприятности сестре. Это моя ошибка. Если что, то можно будет Чжан Син Жуйя отправить ко мне. Я позабочусь о нем.

    После его слов Дьявольская мать спокойно ответила:

    — Раз я прибыла сюда, то по пути заеду к горе Перетекающих облаков…

    Ню Ю Дао застыл и перебил ее: Гора Перетекающих облаков? Это которая около города Чжайсин?

    — В поднебесной разве есть еще одна гора Перетекающих облаков?

     Хозяйка горы Перетекающих облаков Юн Цзи - моя сестра. Я заеду к ней. Если у тебя что-то будет, то можешь обратиться к ней потом. Просто скажешь обо мне. Она сможет помочь тебе. Ты чего так смотришь на меня? – Дьявольская мать внезапно заметила, что он странно смотрит на нее.

    «Эта чертова баба - оказывается сестра Юн Цзи?» - у Ню Ю Дао немного содрогнулись губы. Он потом улыбаясь сказал:

    — Ничего. Я тоже, кстати, знаком с сыном Юн Цзи - Юн Хуаном. У нас с ним дружеские отношения.

    — А! Похоже я в этот раз слишком много переживала.

    — Ничего, ничего. Заботу сестры я запомню.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 387 – Издалека желать счастья

    Глава 387 – Издалeка желать cчастья

    Pаз сoбралась уxодить, пусть уходит.

    Hю Ю Дао лично вышел провожать Дьявольскую мать. Oна не захотела привлекать к себе внимания, поэтому решила выехать из горного ущелья не по главной дороге, а через заднюю сторону.

    — По твоему виду можно подумать, что ты не хотел, чтобы Дьявольская мать уезжала. – сопровождающая Ню Ю Дао Гуань Фан И сказала.

    — Aх! – Ню Ю Дао вздохнул.

    На самом деле он не то, что не хотел отпускать Дьявольскую мать, а просто не хотел, чтобы она отправлялась в горы Перетекающих облаков. Kак выяснилось, Дьявольская мать с Юн Цзи - сестры, а Ню Ю Дао с Юн Хуаном - названные братья. И теперь Ню Ю Дао еще и названный брат Дьявольской матери.

    Ох уж эти связи... Ему самому было неловко от такого родства, а если Дьявольская мать узнает, то ей вообще станет стыдно…

     

    B имперском дворце царства Ци.

    Хао Юн Ту в это время смотрел одно письмо и удивленно спросил:

    — Он хочет, чтобы мы отпустили Лин Ху Цзю?

    Стоявший сбоку Бу Сюн поклонился:

    — Верно. Ню Ю Дао сказал, что они все же названные братья. Вот он и не хочет, чтобы брат сейчас мучился, и просит ваше величество отпустить Лин Ху Цзю.

    Не хочет, чтобы брат мучился? – Хао Юн Ту рассмеялся:

    — Он сам подставил брата и заставил мучиться. Еще украл большую партию боевых коней у Бэйчжоу. Что он задумал в конце концов?

    Бу Сюн: Слуга тоже считает это странным. Так отпускать или нет?

    Хао Юн Ту пересматривал письмо и, опершись на стул, немного подумал.

    — Раз он попал в наши руки, то дворец Утренней луны уже замел все следы, связанные с Лин Ху Цзю. Кого нужно убили, кого нужно подготовили. Держать его у нас теперь не имеет особого смысла. Шан Чао Цзун, точнее Ню Ю Дао в свое время нам еще пригодится. Поэтому Лин Ху Цзю у нас в руках теряет свою ценность. Лучше отпустить его и посмотреть, что этот черт задумал. Этот черт смог украсть многолетние труды Бэйчжоу. Проследите за ним.

    — Слушаюсь! – Бу Сюн ответил.

     

    Вечером в парке Фуфан Ду Гу зашел в один тихий дворик и увидел там Юй Цана, мечущегося из стороны в сторону. Увидев Ду Гу, он сразу вопросительно посмотрел на него.

    Ду Гу слегка кивнул головой и предложил Юй Цану зайти в дом.

    Учитель и ученик вошли в дом и закрыли за собой дверь.

    Юй Цан повернулся и спросил: Вещь?

    Ду Гу достал белый узел, а из него достал бронзовое зеркало. Он обеими руками преподнёс зеркало учителю.

    Юй Цан сразу взял в руки зеркало и, переворачивая его в руках, начал разглядывать. Потом он положил зеркало на стол и достал старую книгу. Он открыл ту страницу, на которой был изображен орнамент зеркала, и принялся проверять его на соответствие.

    Ду Гу тоже стоял в стороне и наблюдал за ним.

    Через некоторое время Юй Цан сложил книгу и приложил зеркало к груди, как самое драгоценное сокровище.

    Ду Гу редко видел учителя в таком состоянии. Он понял по реакции учителя, что предмет настоящий. Однако спросил:

    — Учитель, как?

    Юй Цан радостно ответил: Сходится.

    — Отлично! – Ду Гу кивнул головой и снова осторожно спросил:

    — Учитель, может ли это быть подделкой?

    Юй Цан: Осталось проверить.

    Ду Гу: Что нужно? Ученик приготовит все.

    Юй Цан посмотрел за окно: Некоторые вещи ты можешь подготовить, а некоторые нет.

    Ду Гу сложил руки: Учитель, что нужно - я все подготовлю. Я приложу все усилия.

    — Ха-ха! – Юй Цан расхохотался и похлопал его по плечу. Он посмотрел за окно:

    — Время еще не пришло. Сможешь ли ты сделать так, чтобы сейчас же наступила ночь и луна ярко светила в небе? И сместить звезды в правильном расположении?

    — Ночь? – Ду Гу сомневаясь спросил.

    Юй Цан снова посмотрел на бронзовое зеркало и в итоге убрал его за пазуху. Затем он спросил:

    — Как переговоры?

    Ду Гу: Сэкономили 5 миллионов.

    Юй Цан: Этот парень действительно ловкий! Если предмет настоящий, то можно было и 10 миллионов отдать.

    Ду Гу: Учитель, Ню Ю Дао еще передал сообщение вам.

    Юй Цан: Слушаю.

    — Он говорил, что пока не подерешься - не познаешь друг друга. Однако все в прошлом. И забыв одного врага, можно получить друга…. – Ду Гу пересказал мысль Ню Ю Дао.

    Юй Цан дослушав его, немного подумал и словно с сам с собой разговаривал:

    — Люди поднебесной, дела поднебесной, все устрашают, все почитают… - он слегка улыбнулся:

    — Этот парень интересный. Он действительно умен! Ты что думаешь насчет него?

    Ду Гу немного подумал и ответил:

    — Я думаю, что его предложение разумно.

    Юй Цан прошелся туда-сюда, затем остановился и медленно сказал:

    — Молод и умен! Да. Раз уж наши отношения дошли до такого, то вряд ли мы теперь станем смертельными врагами. Если нам представится случай, почему бы не посотрудничать? Это выгодно для нас.

    Ду Гу спросил: Учитель, вы хотите согласиться с ним выйти на прямую связь?

    Юй Цан остановился снова, поднял голову к потолку и вздыхая сказал:

    — Если говорить точно - он хочет утихомирить нас! Но с другой стороны, он так молод и так умен! И дурни не могут с нами сотрудничать… Если мы настроим с ним прямую связь, то для нас это не будет лишним. Что думаешь? – спросил он Ду Гу.

    Ду Гу кивнул: Хорошо! Я все устрою!

    Юй Цан: Этот парень очень умен. Сотрудничество с этим парнем выгодно и стоит того, но также будет опасно. Нужно хорошо и осторожно все устроить. Он хитер. Нельзя допустить, чтобы он прощупал нас.

    — Понял. – Ду Гу ответил:

    — Ученик будет очень осмотрительным.

    После сказанного Ду Гу сам про себя удивился. Ранее они презирали Ню Ю Дао, но он сумел обмануть их, жестко обокрасть, а теперь еще смог заключить с ними мир. Теперь ему же говорили осторожно вести дела с Ню Ю Дао.

    Заходящее солнце накрывало столицу царства Ци.

    В одной глубокой подземной тюрьме появился рослый чиновник. Он вставил ключ в замок и открыл дверь камеры, где держали Лин Ху Цзю.

    На соломе лежал связанный Лин Ху Цзю, на нем была грязная одежда. Он уже давно не мылся и лежал в лохмотьях.

    Рослый мужчина кивнул, и два человека встали по бокам от него и подошли к Лин Ху Цзю. Они сняли с него наручные и ножные колодки.

    «Цзн!»

    Колодки упали, а рослый мужчина развернулся и ушел.

    Лин Ху Цзю повели за ним.

    Как только они вышли из подземной тюрьмы, Лин Ху Цзю зажмурил глаза от яркого света. Он давно не видел солнечного света, и теперь свет резал ему глаза.

    Со временем он привык к солнечному свету и вдруг услышал знакомые голоса:

    — Господин!

    Он медленно открыл глаза и увидел двух своих женщин.

    Хун Сю и Хун Фу были немытые и нечёсаные, как он, и тоже еле сдерживали слезы.

    Рослый мужчина махнул рукой, и к пленным подошли другие культиваторы. Они сняли с пленных запрет.

    Сразу в теле Лин Ху Цзю почувствовал приятное ощущение. Весь его организм, вся его ци снова стала благополучно циркулировать так, что он больше не чувствовал слабости.

    Лин Ху Цзю сжал руки и расслабил. Он посмотрел на рослого мужчину и не понимал, что происходит.

    Рослый мужчина проговорил: Вы можете уходить. Лин Ху Цзю, сверху мне велели передать тебе кое-что: это твой названный брат Ню Ю Дао позаботился о тебе!

    Лин Ху Цзю словно не мог поверить в это: Он позаботился обо мне?

    Рослый мужчина: Здесь не оставляют гостей. Если не уйдете, то больше вас не отпустят. Берите вещи и проваливайте!

    Стоящие по бокам культиваторы хищно посмотрели на них.

    Лин Ху Цзю не стал больше что-либо говорить, махнул своим девушкам и вышел.

    Они обнаружили, что наверху был гарнизон. Здесь повсюду ходили военные и караул.

    Три человека вышли из гарнизона и заметили, как все прохожие то и дело смотрели на них. Тогда три человека посмотрели на себя и поняли, что они выглядели, как каторжники. Особенно их выдавали красные ноги.

    К счастью, вокруг гарнизона была глушь, поэтому не так много людей бродили здесь.

    — Он заботится о нас? Ясно, что хочет убить. – Лин Ху Цзю посмотрел в небо и улыбнулся.

    Он ясно понимал, что за организация Дворец Утренней луны. Он знал, что раз уж они попались в руки имперского двора, то теперь их ждет смерть. Разве дворец Утренней луны поверит им, что они ничего не сказали? Только из-за их положения дворец Утренней луны должен убить их.

    Хун Сю и Хун Фу понимали его и подсознательно оглядывались по сторонам.

    А в это время один ребенок подбежал к ним и встал перед Лин Ху Цзю:

    — Ты Лин Ху Цзю?

    Лин Ху Цзю посмотрел на него и сомневаясь ответил: Я.

    Ребенок протянул письмо и сказал детским голосом:

    — Ню Ю Дао попросил меня передать тебе письмо.

    Лин Ху Цзю принял письмо, а маленький ребенок убежал.

    Лин Ху Цзю осмотрелся по сторонам и не увидел подозрительных людей. Он осторожно открыл письмо и после того, как убедился, что в письме нет подвоха, открыл его полностью.

    В письме было написано:

    — Если брат видит это письмо, то я братец уже спасся. Брат может не беспокоиться. Когда брата схватили, братец должен был убежать. Тем более брат задумывал плохое против братца, что братцу нужно было делать? Брат сам вынудил меня так поступить! Мы вместе провели столько времени, и разве стоит после этого убивать друг друга? Я уже договорился с дворцом Утренней луны, и они, к счастью, согласились отпустить брата. Они обещали мне, что разойдутся с братом и не будут брата беспокоить. Сила у братца небольшая, поэтому получилось договориться только на этом. Я не надеюсь на благодарность, но и не желаю видеть ненависть. С этих пор гора высока, а река длинна. Если расходятся дороги, то и нельзя планировать что-то вместе. Надеюсь, брат будет беречь себя и не забудет наши братские чувства! Младший брат Ню из Циншаня желает счастья брату!

     

    Глава 388 - Безрассудный убийца.

    Глaва 388 – Безpаcсудный убийца!

    Дoчитав письмо до конца, Лин Xу Цзю изумился. Это действительно письмо Ню Ю Дао?

    Ню Ю Дао действительно договорился с дворцом Утренней луны?

    — Господин, это действительно написал Ню Ю Дао? – Хун Cю спросила.

    — Сами посмотрите. – Лин Ху Цзю вытянул руку и передал письмо им. 

    Две девушки прочли письмо и потом тоже стали переглядываться между собой. 

    Хун Сю снова спросила с сомнением: Сверxу разве могли отпустить нас?

    — Не знаю. Oднако сначала нам нужно найти место и умыться. – Лин Ху Цзю вздыхая сказал и достал из письма еще 100 золотых. 

    Очевидно отправлявший письмо определенно знал, что они будут не в лучшем состоянии. Хоть и денег в конверте было немного, но на первое время им хватит. 

    Один мужчина и две девушки в оборванной одежде направились в поисках убежища. 

    Вечером трое человек умывшись заняли один постоялый двор. 

    Неважно письмо Ню Ю Дао подлинное или нет, но три человека ясно понимали, что если дворец Утренней луны захочет их найти, то они втроем точно не сбегут. 

    Несколько месяцев они толком не ели и не пили, поэтому наевшись досыта, три человека вернулись в свою комнату. Но как только они открыли двери комнаты, то сразу испугались. Ведь перед ними стоял человек в черной мантии спиной к ним. 

    Они сразу насторожились. 

    — Входите! – человек в черном проговорил хриплым голосом. 

    Услышав этот голос, трое сразу поняли кто перед ними. Их сердца напряглись, как струны на гитаре. Но сейчас им некуда было бежать и в итоге они медленно вошли в комнату. 

    Дверь закрылась, и тот человек медленно продолжил: 

    — С этих пор вы больше не имеете к нам никакого отношения. Если не желаете смерти, то забудьте все то, чего не стоит знать. Считайте, что вам крупно повезло! - сказав это, он вылетел из окна, как по волшебству. 

    Три человека долго еще стояли и не двигались. 

    Вернувшись из этого кошмара, Хун Сю и остальные пришли в себя. Хун Сю зажгла лампу, так как у них уже не было бабочки-малой луны. Единственное, что у них осталось после тюрьмы - это оборванная одежда. 

    Хун Фу быстро закрыла окно. 

    Лампа освещала три шокированных лица. 

    Хун Фу первая нарушила молчание: Господин, похоже Ню Ю Дао писал точно. 

    Они очень ясно понимали, что людей, покинувших организацию таким образом, было очень немного. Им действительно повезло. Видимо причина, из-за которой организация их отпустила, была весомой. 

    Лин Ху Цзю медленно подошел к столу и сел за него. Он снова достал письмо Ню Ю Дао и еще раз пересмотрел его. 

    Перечитав письмо, у Лин Ху Цзю появились смешанные чувства. 

    В тюрьме он, рискуя жизнью, отказывался что-либо говорить. Лин Ху Цзю знал, что он обречен, но он тогда очень хотел убить Ню Ю Дао. 

    Он больше всего ненавидел Ню Ю Дао из-за того, что эта скотина посмела приложить руку к его женщинам. Он не мог это забыть. И эта ненависть помогала ему оставаться живым. 

    Однако в этот момент, глядя на это письмо, он только осознал, что Ню Ю Дао искренне писал ему. Ведь Лин Ху Цзю теперь не представляет ценности, но Ню Ю Дао еще помог ему. Он выпустил его из тюрьмы и еще договорился с дворцом Утренней луны о его роспуске. Этого всего сложно было добиться. 

    Он действительно поверил в его слова. 

    *Брат хотел навредить мне, как тогда нужно было поступать братцу?*

    Он вспоминал, что происходило тогда. Ведь действительно тогда они сами решили соблазнить Ню Ю Дао, поэтому ему оставалось делать все возможное, чтобы защитить себя. 

    Это довольно необычное письмо действительно заставило его забыть всю свою ненависть. 

    Лин Ху Цзю взял письмо и сжег в лампе. Наблюдая за тем, как письмо поглощает огонь, он горько улыбаясь сказал:

    — Все в прошлом. 

    Он действительно отпустил его. Только две девушки еще не могли забыть позор, который они тогда испытали. 

    Хун Фу, прикусывая губы, спросила: Господин, мы вот так и отпустим Ню Ю Дао?

    Лин Ху Цзю спросил: А ты как думаешь? Даже сверху не смогли оставить его в царстве Ци? Не смогли поймать его. Теперь сколько людей охраняют его? Думаешь, мы втроем сможем его поймать? Мы даже приблизиться к нему не сможем. Он убил посла царства Янь, жестко победил Kунь Линь Шу. Если его вынудить, то он будет действовать жестоко и беспощадно. 

    Две девушки молчали. Действительно у них сейчас точно не было возможности как-то отомстить Ню Ю Дао. Pанее у них была поддержка дворца Утренней луны, но сейчас? Что могут они втроем?

    Хун Сю: Господин. Как нам теперь быть?

    Лин Ху Цзю долго молчал и потом медленно встал. Он, глядя на огонь лампы, сказал: 

    — Мы уже обрели свободу… И у нас еще есть накопленные деньги. Теперь мы можем основать секту. Не будем одиночными культиваторами! Если Ню Ю Дао смог, неужели мы не сможем…

    ….

    Парк Фуфан. Ду Гу стоял под карнизом крыши. 

    Дверь открылась, и Юй Цан после ванной вышел на улицу. В небе уже высоко светила яркая луна. 

    Ду Гу спросил: Учитель, Лин Ху Цзю и остальные уже были распущены.

    Юй Цан не интересовался Лин Ху Цзю и остальными: 

    — Вокруг все чисто?

    Ду Гу: Вокруг никого. Только наши охраняют периметр, чтобы никто не приближался. 

    Юй Цан только тогда спустился по лестнице вниз и дошел к заранее подготовленной бочке с водой. Он обошел бочку и снова посмотрел на луну, словно выбирая лучший ракурс. 

    Остановившись у нужного угла, он оглянулся еще раз, словно проверяя нет ли кого рядом, и потом только вытащил бронзовое зеркало. Лицевую часть зеркала он направил на луну, а тыльную на воду в бочке. 

    Ду Гу не понимая наблюдал за ним, однако чуть позже вытаращил глаза, потому что на поверхности воды он заметил 9 пучков света. 

    Юй Цан перевернул зеркало и, гладя по его лицевой стороне, шептал взволнованно про себя: 

    — Подлинное, подлинное оказывается! Нашли, действительно нашли. Целых 200 лет ушло на его поиски, и наконец оно нами найдено. – в его глазах можно было увидеть блеск слез. 

    После того, как он пришел в себя, Ду Гу спросил: 

    — Учитель, а что за странности только что происходили?

    Юй Цан убрал за пазуху зеркало и тихо прошептал:

    — Точно я и сам не знаю. Я знаю только, что нужно найти место, где Шан Сун пробил дыру в небе. Этот предмет является ключевым при открытии небесных врат, поэтому его считают главным предметом. Как оно открывает небесные врата - даже 9 почтенных не знают. Должно быть в месте, где Шан Сун пробил дыру в небе, можно найти ответ на все вопросы. А эти 9 пучков света - возможно ключи. Жаль, что сейчас неизвестно, где находится дыра в небе…

     

    Имперский двор был покрыт мраком.

    Топот людей нарушал ночную тишину. Бу Сюн с людьми вбежал в императорскую спальню. Люди остались снаружи, и только Бу Сюн поднялся наверх. Он постучал в комнату императора. 

    — Что? – проснувшийся Хао Юн Ту сел на кровать и крикнул. Видно было, что он уже полностью проснулся, а его наложница еще лежала в полудреме. 

    Хао Юн Ту понимал, что в такое время его по пустякам не стали бы беспокоить. 

    Снаружи Бу Сюн доложил: Ваше величество, во дворе князя Ин случилась беда. 

    Очень быстро Хао Юн Ту в длинном халате и с растрепанными волосами вышел наружу. Он строго спросил: Что случилось?

    Бу Сюн поклонился: Княжна Ин… На нее организовали покушение… Она погибла! – последние слова он сказал серьезно. 

    Хао Юн Ту поменялся в лице и сразу гневно крикнул: 

    — Мы свою сноху даже не можем защитить? Куда смотрела стража? Кто злоумышленник? Нашли?

    Бу Сюн: Убийцу никто не видел, злоумышленник не ясен. Только орудие! Кто-то прислал самодвижущуюся куклу в коробке. Это такая редкостная вещь. И пока князя Ин не было дома, эту вещь поднесли княжне. Только когда она открыла коробку и начала вращать ее несколько раз, внезапно из куклы ливнем полетели во все стороны ядовитые иглы. Наставники не успели спасти княжну. Даже несколько слуг были мгновенно убиты этими иглами. 

    Хао Юн Ту гневно крикнул: Ведь слуги поднесли! Они не знали, что все нужно проверять?

    Бу Сюн серьезно отвечал:

    — Эту вещь искусно сделали. Ранее ее раз проверяли и ничего не заметили. После этого куклу еще раз проверяли и заводили, но тоже ничего не произошло. Но когда поднесли куклу к княжне, тогда она и сработала. Хорошо, что молодые князья наигрались за весь день и уже спали. С ними ничего не случилось.

    Услышав, что опасность угрожала еще и его внукам, Хао Юн Ту ощутил холод в душе. Он гневно сказал: 

    — Я спрашиваю тебя, злоумышленника нашли? Кто это сделал?!

    Бу Сюн: Человека, который поднес подарок, нашли. Только он сам ничего не знает. Похоже его использовали. 

    — Искать! Найти! – Хао Юн Ту взревел. 

    Император был в гневе, поэтому всю столицу подняли на уши. Повсюду в столице горели факелы и бегали военные, а также культиваторы трех сект. Стаи бабочек-маленьких лун летали по всей столице. В ту ночь ловили всех шумных культиваторов и подозрительных типов. Виновных и невиновных. Тех, кого ловили - допрашивали. Тех, кто пытался сбежать и кого не удавалось поймать - просто убивали. За ту ночь много виновных и невиновных было убито. Тогда в столице подул кровавый ветер. 

    В клубе Белых облаков Су Чжао стояла в павильоне. Она смотрела на яркую луну и слышала, какой хаос сейчас творился снаружи. 

    Цинь Мянь подошла и прошептала ей на ухо: Хозяйка, все уже сделано. 

    Су Чжао кивнула. Когда она услышала звуки хаоса снаружи, то догадалась, что дело уже выполнено. 

    — Все улики уничтожены?

    — Все чисто. У нас ничего не найдут. – Цинь Мянь ответила и добавила: 

    — Сверху пришло сообщение. Нам приказали не трогать Ню Ю Дао! 

    Су Чжао удивленно повернула голову и спросила: 

    — Что это значит?

    Цинь Мянь: Ничего. Просто сказали: кто нарушит приказ - того убьют!

    — … - Су Чжао не находила слов. Действительно в это было сложно поверить. Ню Ю Дао принес им огромный ущерб, убил несколько сотен их людей, а они вот так его отпускают? Это что означает?

    А в это время толпа всадников с факелами ворвалась в клуб Белых облаков. Это были всадники имперского дворца…

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 389 – Провокация Шао Пин Бо

    Глава 389 – Пpoвокация Шао Пин Бо

    Pаcсвeт. У берега озера на траве можно было увидеть капельки росы и почувствовать свежий аромат раннего утра.

    Занавес юрты приоткрылся, и Xао Чжэн вышел после купания на улицу. Он вдохнул полной грудью свежий воздух.

    К нему подошел Mу Цзю и поклонившись сказал:

    — Князь, прошу крепитесь!

    Чэ Бу Чи, Се Лун Фэй  и Гао Цзянь Хоу тоже пришли к нему и выглядели опечаленными.

    «Крепиться?» - Хао Чжэн застыл и, повернув голову, посмотрел на Му Цзю.

    — Князь, из дома пришли новости. На княжну организовали покушение. Eе убили…- Му Цзю рассказал обо всем, что произошло в столице.

    Дослушав его доклад, Хао Чжэн полностью поменялся в лице. У него был свирепый взгляд, от него стала исходить темная и холодная аура, которая наводила холод на других!

    B этот момент князь Ин был совсем не тем князем Ин, которого привыкли все видеть.

    Он с каменным лицом спросил: Кто это сделал?

    Му Цзю: Пока неясно. Император в ярости и велел обыскать всю столицу!

    Хао Чжэн холодно усмехнулся и грозно крикнул: Подать коней, возвращаемся в столицу!

    — Не торопитесь! – Чэ Бу Чи внезапно преградил ему путь:

    — Князь, вы же исполняете волю императора. Разве хорошо сейчас возвращаться в столицу? Княжна погибла и это горестно, но князь столько времени терпел. Разве можно все погубить сегодня? Княжна тоже не хотела бы увидеть, как князь рушит великое дело!

    Му Цзю махнул рукой:

    — Господин Чэ, я с вами не согласен. Иногда нужно что-то скрывать, а что-то показывать. Если после такого события князь не вернется в столицу, то тогда все - его величество и министры подумают, что князь - бездушный человек. Князь верно решил, что нужно возвращаться. В том, что он нарушит приказ, нет ничего страшного. Император сейчас будет мягче по отношению к князю и многие будут сочувствовать ему!

    Услышав это, Чэ Бу Чи замолчал.

    Се Лун Фэй кивнул: Слова управителя разумны. Я тоже одобряю его решение.

    Гао Цзянь Хоу тоже кивнул: Дела Ню Ю Дао уже завершены, а царство Ци огромно. Если считать все имущество, то это займет много времени. A сейчас лучше не покидать столицу на долгое время. Вот и случай подвернулся вернуться обратно.

    Му Цзю сложил руки, развернулся и пошел все подготавливать.

    Не прошло много времени, как все во главе Хао Чжэна направились в столицу…

     

    Циншань

    Хижина Ню Ю Дао не имела определенного названия, поэтому Гуань Фан И стала называть его жилье шалашом. Очевидно она презрительно относилась к такому простому жилью. Она привыкла жить в роскошном парке столицы, поэтому так презрительно относилась к здешним строениям. Однако она уже привыкла к свободе в этих местах.

    Однако Ню Ю Дао название *шалаш* пришлось по душе. Он даже повесил вывеску над входом, на которой лично написал *Шалаш*.

    В одном доме Дуань Ху поставил клетку с царем птиц. Ню Ю Дао и Гуань Фан смотрели сейчас на эту клетку.

    Это был царь птиц, которого прислал дворец Утренней луны. Они согласились устроить с Ню Ю Дао канал прямой связи. Конечно в ответ Ню Ю Дао отправил им свою птицу.

    — Не стоит тревожить этой птицей секту Уляньшань. Пусть он пока здесь будет. – Ню Ю Дао отказал Дуань Ху в просьбе отдать эту птицу секте Уляньшань.

    В это время как раз пришел Гун Сунь Бу. Он принес вести о княжне Ин и кровавой распри в царстве Ци.

    — Княжна Ин была убита… - Ню Ю Дао прошептал. Он нашел это очень сомнительным делом.

    «Кому она помешала? Зачем ее убили? Кто убил княжну?» - эти вопросы сейчас блуждали в голове Ню Ю Дао…

     

    525 год царства У. На княжну Ин было совершено покушение и ее убили.

    Император царства Ци - Хао Юн Ту вышел из себя и устроил кровавую резню в столице. Чиновники, коммерсанты, культиваторы и множество простых людей были убиты тогда. Более 10 тысяч людей было оштрафовано или убито. Даже люди, которые не были признаны виновными, но выглядели подозрительно, получили значительный ущерб.

    Но ущерб, нанесенный дворцу Утренней луны был вовсе огромным.

    Под гневом императора множество малых сект сплотились и смели множество лавок дворца Утреней луны на границе царства Ци. Множество людей дворца Утренней луны было убито и множество было взято под стражу.

    Не было бы счастья, да несчастье помогло! Дворец Утренней луны успокаивал себя только так. Хоть они получили тяжелый удар, но зато они не обнаружили себя. Ведь если они обнаружат себя, то от этого получат еще больший урон.

    Со временем, через несколько месяцев этот кровавый дождь стих.

     

    С боковой двери имперского дворца выехала одна карета. Из этой кареты временами доносился чей-то кашель. Так карета проехала несколько переулков и въехала в один двор. Из кареты вышел один человек в черном. Это был Шао Пин Бо.

    Шао Сань Шэн встречал его и сопроводил во двор.

    Когда они зашли в комнату, Шао Сань Шэн помог ему снять одежду и спросил:

    — Старший молодой господин, как вы? Виделись с императором?

    Шао Пин Бо кивнул: Дело сделано! 30 тысяч боевых коней можно вывезти за пределы царства Ци.

    — Очень хорошо! – Шао Сань Шэн взволнованно ответил.

    Этот старший молодой господин хорошо все устраивает. В прошлый раз в столице царства Чжао он нашел решение и договорился с Хай У Цзи о транзите коней. Сейчас Хао Юн Ту позволил ему вывезти 30 тысяч боевых коней. Единственное – для всего этого потребуется много денег.

    Он сложил руки и сказал: Старший молодой господин могуществен! Старый слуга преклоняется перед вами.

    Шао Пин Бо спокойно ответил:

    — Не перехваливай. Если смотреть в корень, то император сам разглядел значимость Бэйчжоу. Он не хочет, чтобы Бэйчжоу вот так пал. Я просто действовал по обстановке. Однако я намного отстаю от Ню Ю Дао.

    Да, если бы он знал, что Ню Ю Дао еще умудрился продать этих коней секте Небесного нефрита для Шан Чао Цзуна, то он бы вовсе начал плеваться кровью.

    Шао Сань Шэн: Не стоит так говорить старший молодой господин. Любой другой не смог бы сделать подобного, иначе зачем было вам лично сюда прибывать?

    — Кхе-кхе! – Шао Пин Бо кашлянул и махнул рукой:

    — Есть дело, которое тебе нужно подготовить. Я вышел сватом для Хао Юн Ту. Хао Юн Ту согласился.

    — Э… - Шао Сань Шэн не понимал. Он спросил: Сватом? Для кого?

    Шао Пин Бо подошел к карте и спокойно сказал:

    — Князь Ин сейчас без жены и не может постоянно оставаться холостым. Я вот и засватал за него Лю Эр.

    — А! – Шао Сань Шэн испугался. Он теперь понял, почему Шао Пин Бо убил княжну князя Ин!

    — Эт…это… Старший молодой господин, разве госпожа согласится?

    Шао Пин Бо: Я, как отец, буду решать за кого ей выходить.

    Шао Сань Шэн горестно сказал: Старший молодой господин. Боюсь, что она не примет это. Ведь она до сих пор никак не может забыть Тан Яо Сяна. Госпожа неизвестно как еще отнесется к этому. И как бы это хорошее дело не превратилось в плохое.

    Шао Пин Бо: Характер Лю Эр я знаю лучше тебя. И как поступать - я тоже знаю лучше тебя. Успокойся. Я найду способ привести ее сюда и сделать так, чтобы они спелись с князем Ин.

    Шао Сань Шэн сомневаясь сказал: Все же это свадьба. Может нужно поговорить с господином?

    Шао Пин Бо посмотрел на него:

    —Поговорить? Он будет доволен - если уничтожат всю семью Шао? Меня уже поддержала гора Дачан. Теперь неважно - согласится он или нет! Несколько десятков тысяч боевых коней нужны Бэйчжоу. Царства Хань и Янь не слепы и могут внезапно начать атаку. А если мы поведем огромное количество боевых коней, разве они будут спокойно смотреть на это? Если Хао Юн Ту публично объявит о свадьбе, то два царства повременят и не станут атаковать наших боевых коней из уважения к нему. С поддержкой Хао Юн Ту и Хай У Цзи мы заполучим коней. Ты знаешь насколько важна для нас эта свадьба?

    Шао Сань Шэн опустил голову. Он понимал это. Действительно ситуация сейчас была опасной…

    Шао Пин Бо, глядя на его выражение лица, сменил тон и спокойным голосом проговорил:

    — Лю Эр - моя сестренка. Я тоже буду заботиться о благополучии единственной сестренки. Моя мать перед смертью просила меня заботиться о ней. Я все это делаю также для ее блага. Ладно. Я сделаю так, чтобы все были довольны. Не нужно тебе беспокоиться. Помоги нагримироваться. Мне нужно встретиться с сестрой Су.

    После прошедших кровавых дождей клуб Белых облаков все же по-прежнему оставался шумным заведением.

    Одна карета остановилась у клуба, и из нее вышло несколько человек. Во главе них шел один молодой человек с наполовину седой головой. Он вошел в клуб Белых облаков. Это был Шао Пин Бо, только он сейчас на нем была маска.

    Цинь Мянь вышла из зала и начала встречать гостей. Она расположила каждого по комнатам, а Шао Пин Бо завела в отдельную комнату. Там она закрыла за собой двери и отодвинула один шкаф, за которым скрывался потайной ход. Она пригласила Шао Пин Бо за собой.

    Два человека вошли в тайный проход и скрылись в темноте…

    В это время Су Чжао не знала о чем думать. Шао Пин Бо был в столице, но она не знала об этом. Он вдруг внезапно решил прийти в клуб Белых облаков, от этой новости у нее застучало сердце. Неудивительно, что его не было видно в Бэйчжоу. Оказывается, он заявился в столицу.

    Но больше ее беспокоил Юань Ган, который тоже был здесь. Он как услышал, что к ней придет гость, наотрез отказался уходить.

    Она в итоге не смогла уговорить его уйти. Юань Ган упрямо не хотел уходить, а она не хотела разрывать с ним связи.

    Юань Ган сидел сейчас в углу и спокойно пил чай.

    Он конечно не хотел уходить от Су Чжао, когда к ней заявился важный гость. Он хотел узнать - кто бы этот мог быть? Может это великий князь?

    И повод Су Чжао не влиял на него. Она говорила ему:

    — Но мне нужно будет встретиться с великим князем.

    — И что?

    — Хозяйка, господин Шао пришел… - Цинь Мянь пришла, но когда докладывала, приметила сидящего сбоку Юань Гана. Она чуть ли не подпрыгнула на месте от удивления.

    Невольно она вопросительно посмотрела на Су Чжао. Она не понимала, что за ерунда здесь происходит? Почему этот Юань Ган еще не ушел? И почему он спокойно сидит и пьет чай? Разве это не провокация Шао Пин Бо?

    «Сдурели что ли?»

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 390 - Хао Чжэн должен быть благодарен мне.

    Глава 390 – Хаo Чжэн должeн быть благодаpен мне

    Юань Ган xоть и не видел Шао Пин Бо, но по одному обращению Цинь Mянь *молодой гоcподин Шао* он сразу насторожился и понял - какой молодой господин Шао мог прийти. 

    Цинь Мянь подошла к Cу Чжао и с осуждением посмотрела на нее. Сзади нее стоял Шао Пин Бо, и он тоже был удивлен, увидев сидящего с прямой спиной и попивающего чай Юань Гана. Oн с любопытством осмотрел его. Этот краснолицый мужчина вызвал у него интерес. Затем Шао Пин Бо внимательно осмотрел все вокруг, все же он впервые был в комнате Су Чжао, и по расстановке понял, что это действительно комната Су Чжао. 

    А человек, который может находиться в ее комнате, вызвал у него интерес. Ведь простой человек не мог появиться здесь. 

    Шао Пин Бо кивнул Юань Гану и потом улыбаясь обратился к Су Чжао: 

    — Сестра Су. 

    После этого Юань Ган медленно встал. Он словно точно определил положение Шао Пин Бо и про себя немало испугался про себя. Ведь именно этого человека владыка Дао называл опасным. Этого уже достаточно, чтобы остерегаться его. Он заметил, что на лице Шао Пин Бо была маска, которая скрывала его лицо. 

    Су Чжао в этот момент смущенно улыбнулась. Она обычно обращалась к Шао Пин Бо –просто *Пин Бо*, но говорить так перед Юань Ганом ей видимо было неловко. 

    — Господин Ань, у меня гость. Я не смогу проводить вас. - она намекнула Юань Гану, что это не великий князь, поэтому он может уходить. 

    Юань Ган утолил свое любопытство и слегка кивнул: Откланиваюсь! 

    Шао Пин Бо тоже вежливо сложил перед ним руки. 

    Проводив взглядом Юань Гана, Цинь Мянь тоже собралась уходить: 

    — Хозяйка, молодой господин Шао, вы разговаривайте, а мне нужно еще гостей принимать. 

    — Спасибо за заботу. – Шао Пин Бо вежливо ответил. 

    Цинь Мянь вышла и закрыла за собой двери. 

    В это время Су Чжао взволнованно заметила, что Шао Пин Бо поседел:

    — Что с твоей головой?

    Шао Пин Бо не хотел вспоминать о грустном и в ответ спросил: 

    — Кто этот красноликий мужчина?

    Су Чжао: Объект, которого прислали сверху. 

    Шао Пин Бо хмыкнул. Он заметил неловкость Су Чжао. Eще он не мог не обратить внимание на то, что Юань Ган ушел только после того, как увидел Шао Пин Бо. Это странно. 

    У него был острый ум, и все странности привлекали его внимание. Мало что могло проскользнуть мимо его взгляда. 

    Однако он понимал, что если от него хотят что-то скрыть, то ему не стоит спрашивать об этом. 

    Он сразу спросил о том, о чем должен был: 

    — Что с боевыми конями? Как они попали в руки Hю Ю Дао? Это проблемы у вас или у нас? Может это Ню Ю Дао узнал о тебе, когда ты мешала ему? – он сразу задал серию вопросов. 

    Су Чжао: Ты ошибочно все понял. Действительно произошла неожиданность. Это дьявольские культиваторы Западни горы Иньшань. Кто ж знал, что Ню Ю Дао войдет в контакт с ними и заключит с ними союз… - одна примерно рассказала обо всем, что произошло. 

    Шао Пин Бо слышал, что даже Дворец Утренней луны не смог поймать Ню Ю Дао. Он вздыхая сказал: 

    — Я давно говорил тебе, что Ню Ю Дао должно быть давно узнал положение Лин Ху Цзю. Ты… - он действительно не знал, что сейчас лучше говорить ей. 

    Дело уже сделано, и смысл сейчас указывать Су Чжао на недостатки. 

    Однако он утешая ответил: Однако раз произошло подобное, то сверху теперь не отпустят его. Теперь мне меньше на одно дело. 

    Только в этот момент Су Чжао озадаченно ответила: Я не понимаю, о чем думают сверху. 

    Шао Пин Бо настороженно: Что такое?

    Су Чжао: Сверху пришел приказ о том, что любой, кто тронет Ню Ю Дао, будет убит!

    — Кхе-кхе… - Шао Пин Бо застыл и снова закашлял. Он наклонился и у него сразу покраснело лицо. Он достал платок и прикрыл рот. 

    Су Чжао сразу же подскочила к нему, чтобы нормализовать его дыхание и циркуляцию ци. А когда Шао Пин Бо опустил платок, она испугалась: 

    — Что с тобой? Еще не выздоровел?

    — Ничего, ничего. – Шао Пин Бо махнул рукой и подошел к стулу. 

    Подняв голову, Шао Пин Бо глубоко дышал, чтобы восстановить дыхание. Его щеки были втянуты. 

    Он думал, что теперь дворец Утренней луны не отпустит Ню Ю Дао. А тут наоборот дворец Утренней луны теперь оберегает Ню Ю Дао. Это нелогично. Определенно на это есть веская причина. Ню Ю Дао за его спиной похоже успел что-то сделать. 

    Но самое главное это то, что козырей у него против Ню Ю Дао было немного. Бэйчжоу и Южная область - это можно сказать север и юг. А между ними находятся огромные земли царства Янь. Атаковать его просто нереально. И в мире культиваторов он мало, что мог предпринять против Ню Ю Дао. Гора Дачан не поддается его контролю. 

    Ранее он думал, что дворец Утренней луны теперь расправится с Ню Ю Дао, но тут все вышло наоборот. 

    У Ню Ю Дао и дворца Утренней луны определенно есть негласная договоренность. 

    Ню Ю Дао пережил много опасностей в столице. Он сбежал от погони дворца Утренней луны и еще украл его коней. Теперь Дворец Утренней луны склонился в его сторону. Даже Шао Пин Бо считал его способности сверхординарными. Он поднял голову вверх и, медленно открывая глаза, проговорил: 

    — Этот человек очень опасен. Он - достойный противник некоего Шао!

    Когда он говорил это, в его сердце была печаль. Он с своей силой не мог контролировать и поймать Ню Ю Дао. Он заметил, что у него перед Ню Ю Дао есть огромный недостаток. Он просто - не культиватор, и он не может связываться с людьми мира культивирования. 

    — Этот человек действительно очень опасен. – Су Чжао серьезно кивнула: 

    — Однако тебе не стоит сильно беспокоиться. С боевыми конями сверху могут тебе помочь. Все же это наш промах. Тем более сверху собираются поддерживать тебя. 

    — Дела боевых коней я уже сам решил. 

    — Решил?

    — Я в этот раз из-за этого и приехал в столицу царства Ци. Я уже виделся с Хао Юн Ту, и он согласился отдать мне 30 тысяч боевых коней. 

    — Как планируешь перевезти их обратно?

    — Я уже встречался с императором царства Чжао, и Хай У Цзи поможет провести через себя 30 тысяч боевых коней. 

    — … - Су Чжао не находила слов и невольно испугалась. 

    Ее пугали возможности этого человека. Он, оказывается, уже сам втихаря договорился с императорами двух царств. Да так быстро! 

    Она налила ему чай и сказала: В этот раз мы подвели тебя. 

    — Ты уже во многом мне помогла. – Шао Пин Бо отпил чаю, смочил горло и сказал снова: 

    — Есть дело, о котором я хотел тебя попросить. Лю Эр в столице никого не знает и останется беспомощной. У меня тоже нет сил здесь. Поэтому я хотел бы, чтобы ты тайно приглядела за ней. 

    Су Чжао изумилась: Лю Эр в столице?

    Шао Пин Бо покачал головой: 

    — Еще нет, но скоро будет. Я уже выступил сватом перед Хао Юн Ту. Не пройдет много времени, как Лю Эр возьмут в жены. 

    Су Чжао изумилась: 

    — Ты хочешь выдать Лю Эр за Хао Юн Ту? Ты! У Хао Юн Ту наложниц - как облаков в небе. Ты хочешь так с ней поступить?

    Шао Пин Бо спокойно ответил: Ты ошиблась. За Хао Чжэна. Он будет ее мужем!

    — … - Су Чжао не знала, что сказать. Сверху поддержали этого человека, не зная, для чего они помогли ему устранить жену Хао Чжэна. Какую цену они за это заплатили! И теперь она поняла, зачем Шао Пин Бо хотел убить жену Хао Чжэна. 

    Осознав его замысел, она гневно начала кричать: Ты с ума сошел! Хао Юн Ту - не идиот. Он поймет, что это ты убил жену Хао Чжэна! 

    Шао Пин Бо: Из-за того, что я предложил Лю Эр? Это просто сватовство, и оно логично. В этом нет ничего такого. Даже если он начнет подозревать и что? Даже если он узнает, что это был я. И что? Не беспокойся. Император должен думать головой, а не сердцем. Он должен смотреть на выгоду и на многие вещи закрывать глаза. В итоге ты сама видишь, что Хао Юн Ту согласился с моим предложением. 

    Су Чжао: А Хао Чжэн?

    Шао Пин Бо: Хао Чжэн согласится или нет - не так важно. Разве он сможет пойти против воли императора? Тем более Хао Юн Ту не придает ему значения. Хао Чжэн ведет себя тихо и лишний раз не подает голоса. Хао Юн Ту вовсе не будет придавать ему значения. Его жена не была особо важной фигурой, поэтому Хао Чжэн особо ничего не потерял. А Хао Юн Ту думает, что Хао Чжэн будет довольствоваться тем, что есть. 

    Су Чжао: Я не верю, что ты выдаешь Лю Эр за Хао Чжэна из-за того, что он будет тешиться тем, что есть. 

    — Разве это так? – Шао Пин Бо рассмеялся: Хао Юн Ту в расцвете сил одним взглядом гнул многих людей царства. Все преклонялись перед ним. Он мог действительно вызывать дожди и бури. А теперь его старшие сыновья борются за его наследие. А Хао Чжэн – человек, который просто копит силы. Он просто кажется беспомощным и тихим. 

    Сестра Су, ты думаешь, что Хао Чжэн – человек, с которым легко сладить? Он - затаившийся дракон. Он идет вперед - нападает, отступает - обороняется. Это умный человек. Просто сейчас еще не пришло время показывать свои силы. Прошлая жена Хао Чжэна не могла ему как-либо помочь, но с Лю Эр все будет иначе. За Лю Эр стою я, а это уже сила. И ему я могу хорошо помочь. Я помогу сделать ему то, что он не посмеет сделать. Хао Чжэн должен будет мне благодарен.

    Су Чжао неуверенно сказала: Не знаю даже - говорить или нет. 

    Шао Пин Бо: Говори. 

    Су Чжао задумалась: Ты не забыл, что у Лю Эр был Тан Сян Ян? Они же уже… Как она может выйти замуж?

    Шао Пин Бо: Не беспокойся. Она - моя сестренка, и я не дам ее в обиду. Стоит только ему показать, что сестренка имеет на меня влияние, как он будет хорошо относиться к ней. А насчет ее промаха не беспокойся. Я смогу найти метод скрасить ошибки ее прошлого. Хао Чжэн будет доволен. 

     

     

     

     

     

     

    Глава 391 - Нападение из Засады! Перевод не отредактирован! Ждем редактора

    Глaва 391 – Hападeние из заcады

    Су Чжао смотpела на Шао Пин Бо и не наxодила слов. Его поступок, когда в прошлый раз он убил мачеху и братьев - она еще могла понять. Ведь он это сделал для того, чтобы спасти себя. Но сейчас выдавать сестру против ее воли - она не хотела бы об этом думать. 

    Oна не знала, может это из-за Ань Tай Пина у нее поменялось отношение к нему. Она немного отстранилась от Шао Пин Бо. 

    Однако она спросила: Ты не думал о чувствах Лю Эр? Неужели ты будешь вынуждать ее выходить замуж?

    Шао Пин Бо спокойно ответил: Если она не согласится, то я не буду принуждать ее. 

    — Правда? – Су Чжао не верила ему. 

    Шао Пин Бо кивнул и не хотел больше продолжать этот разговор. Он сменил тему: 

    — Сегодня я сказал тебе и этого достаточно. Не нужно говорить об этом другим. 

    Су Чжао: О чем ты беспокоишься?

    Шао Пин Бо: Дворец Утренней луны общается с великим князем, а значит - он уже вовлечен в дела царства Ци. Я бы не хотел, чтобы у Xао Чжэна были столкновения с дворцом Утренней луны. 

    Су Чжао: Ты попросил меня убить жену Хао Чжэна, а теперь выдаешь свою сестру за него. Думаешь, они не будут спрашивать меня что ты задумал?

    Шао Пин Бо: Придумай что-нибудь. Мне нужен этот брак, чтобы отбиться от царств Янь и Хань. Сестра Чжао, я не верю дворцу Утренней луны, но тебе верю и ничего не скрываю от тебя. – говоря это, он приблизился к ней. 

    Су Чжао раньше спокойно реагировала, когда он к ней так приближался. Но сейчас она невольно подумала отойти. Только Шао Пин Бо протянул руку и схватил ее за руку. 

    Су Чжао была в смятении. Она хотела отдернуть руку, но вспомнила о приказе сверху. Ань Тай Пин - одно, но Бэйчжоу - другое. Нельзя, чтобы Су Чжао помешала делу. Она должна была продолжать общаться хотя бы внешне с Шао Пин Бо. 

    Сверху тоже понимали, что если даже у нее получится добиться успеха с Шао Пин Бо, он все равно не возьмет ее в жены. И они постоянно закрывали на все это глаза. 

    А Шао Пин Бо знал, что дворец Утренней луны использует ее для него. 

    Обе стороны использовали Су Чжао, как пешку. 

    Pанее Су Чжао тоже все это понимала, однако не хотела принимать. Но сейчас она словно пробудилась ото сна и все ясно увидела. 

    После того, как она встретилась с Ань Тай Пином, Су Чжао захотела освободиться от всего этого. Но разве сейчас она могла что-то сделать. Тем более когда жизнь Ань Тай Пина зависит от пилюли Кушэн. 

    Она немного засомневалась, но все же отошла. А Шао Пин Бо распахнул объятья и хотел обнять ее. 

    Су Чжао оттолкнула его и отошла на несколько шагов назад. 

    — … - Шао Пин Бо удивился. 

    Раньше она к нему липла, а теперь все стало наоборот?

    Су Чжао, придя в себя, неловко сказала: Пин Бо, здесь неподходящее место. 

    — Не беспокойся. Ничего. – Шао Пин Бо снова подошел к ней. 

    Только Су Чжао отошла в сторону от него и зашла за стол. Она неловко улыбаясь ответила: Пин Бо, здесь публичный дом. 

    Шао Пин Бо удивился. Он смотрел на нее долгое время, потом улыбнулся и не стал больше приставать к ней. 

    Он не стал больше здесь задерживаться. Они уже поговорили обо всем, и он ушел.

    Он вышел из клуба, залез в карету и снял наконец маску. 

    Раньше Су Чжао постоянно хотела быть с ним, но он отстранялся от нее. Только когда произошел случай с боевыми конями, с Су Чжао стало твориться что-то странное. Он сейчас хотел *хорошо* провести с ней время, да только она стала другой. Ее будто подменили. 

    Увидев обеспокоенное выражение Шао Пин Бо, Шао Сань Шэн спросил: 

    — Старший молодой господин, что с вами?

    Шао Пин Бо махнул рукой и спросил: Я поседел. Неужели я стал так некрасив?

    Шао Сань Шэн не находил слов. Когда это старший молодой господин успел стать таким? Однако придя в себя, он ответил: 

    — Разве может немного седины повлиять на молодого господина? Седина вам даже добавляет элегантности. 

    Шао Пин Бо молчал и потом сказал: Ты потом попроси людей горы Дачан, проверить одного высокого краснолицего мужчину. 

    Шао Сань Шэн засомневался: 

    — Краснолицего мужчину? Старший молодой господин, территория поиска большая, и это не наши владения. Есть ли еще какие-нибудь зацепки?

    Шао Пин Бо: Человек, который может войти в задний двор клуба Белых облаков. Я знаю только это. Однако он сюда приходил не первый раз. Отправьте сюда людей и устройте засаду. 

    — Хорошо. – Шао Сань Шэн кивнул головой и запомнил. 

    Однако про себя он вздыхал: «Что ж с старшим молодым господином случилось, что он начал обращать внимание на седину…»

     

    В имперском дворце, по озеру плыла лодка. Хао Юн Ту опирался на борт лодки и смотрел на волны. 

    Бу Сюн прибежал по волнам к нему и запрыгнул в лодку. Он подошел к Хао Юн Ту и доложил: 

    — Шао Пин Бо тайно посещал клуб Белых облаков. 

    Хао Юн Ту прищурил глаза и холодно усмехнулся: 

    — Похоже мою невестку действительно убил дворец Утренней луны. 

    Бу Сюн: Тогда что насчет князя Ин?

    Хао Юн Ту поднял руку: 

    — Новая невестка не может заменить бывшую, но разве князь может оставаться без жены? Бэйчжоу в этот раз не должен поднимать шум, Бэйчжоу нужен этот брак, чтобы оставаться стабильным. Посмотрим что будет дальше…

     

    Ресторан соевого творога. 

    Юань Ган висел на турнике вниз головой, а два брата отбивали его стальными прутьями. 

    Юань Фэн быстро забежал во двор и махнул рукой, чтобы братья ушли.

    Юань Ган сделал кувырок и приземлился на землю. Затем быстро направился с Юань Фэном в одну комнату. 

    Два человека подошли к карте и Юань Фэн указал на одно место: 

    — После клуба Белых облаков он направился в один двор на западе столицы, недалеко от имперского дворца. Говорят, что он поселился там недавно. 

    — Пусть братья хорошо приглядывают за той улицей. Однако передай им, чтобы они были осмотрительными и не выдавали себя. – Юань Ган, глядя на карту, сказал. 

    После того, как Юань Ган покинул клуб Белых облаков, он не направился сразу в ресторан соевого творога, а сел на корабль. И по пути, под видом того, что узнавал как идет торговля в лавках, он раздавал приказы братьям. 

    Хоть людей у него в подчинении было немного, но достаточно, чтобы раскинуть сеть по всей столице…

    Через несколько дней на рассвете Юань Фэн снова вбежал на задний двор ресторана соевого творога, и снова они встали с Юань Ганом перед картой. 

    — Объект выехал на лошадях через восточные двери. Похоже он направился в сторону основной дороги. Я уже отправил людей преследовать его. – Юань Фэн указал на карту. 

    Юань Ган: Направился на основную дорогу? Этот человек очень хитрый. Точно это был он?

    Юань Фэн кивнул: Точно. Наш человек переоделся и зашел во двор, чтобы проверить все там. Во дворе была только хозяйка и остальная прислуга. Они лично видели, как седой человек садился в карету. 

    Юань Ган, глядя на карту, рукой указал на одну лесную полосу около дороги и внезапно сказал: Оповести всех, кого сегодня не будет в лавке. Пусть собираются!

    — Слушаюсь! – Юань Фэн убежал.

    Очень быстро толпа людей собралась на утреннюю зарядку. Юань Ган уже приготовил узлы и отдал их некоторым людям. После этого все собрались и поехали дальше. 

    Снаружи Юань Да Ху и Гу Ю Нянь преградили дорогу Юань Гану. Юань Да Ху улыбаясь спросил: 

    — Хозяин, сегодня снова за город тренироваться?

    — Ага! – Юань Ган ответил. 

    Два человека собирались последовать за ним, только Юань Ган сказал: 

    — Сегодня не стоит вам идти со мной. - и развернувшись ушел. 

    А два старика удивленно посмотрели на него и переглянулись. 

    Юань Ган повел более сотни человек за город. Все, кто встречал людей, скачущих за город, особо не удивлялись. Такое часто здесь бывало. 

    Кат только группа покинула город, то на ипподроме они взяли в аренду коней и направились в даль. 

    Далеко в степи более сотни человек собрались и остановились. У 50 человек при себе были дорожные узлы, их с собой и забрал Юань Ган. А Юань Хо и Ню Шан остались здесь тренировать людей, чтобы ни у кого не возникло подозрений. 

    По дороге Юань Ган заехал снова в одну конюшню и ничего не скрывая, от имени семьи Ха Янь сменил лошадей. 

    Через некоторое время по дороге они встретили еще одного замаскировавшегося брата. 

    — Они все едут по дороге? – Юань Ган спросил. 

    Тот брат отвечал: 

    — Верно. Уехали недалеко. Да Ен все еще следит за ними. Если бы по дороге не было большого потока людей, то у нас не получилось бы преследовать их. 

    — Продолжаем. – Юань Ган ответил и достал карту. 

    Он определил их расположение и потом проложил путь дороги. 

    Убрав карту, он сказал всем: 

    — Противник едет на карете, поэтому скорость его не будет быстрой. Мы сократим путь. Поехали! – развернув коня, он повел за собой братьев. 

    Несколько десятков всадников скакало по дороге…

    Ближе к вечеру на одной лесополосе появился старик на лошади и временами насвистывал.

    — Сью…сью… - среди леса послышался отклик. 

    Старик остановил лошадь. Он увидел один проход среди деревьев и проехал вглубь. Там он привязал коня и продолжил идти дальше. Когда он пробирался вглубь, то заметил движение в кустах, там сверху появился Юань Ган:

    — Сколько еще?

    Этим стариком оказался Да Ен. Да Ен ответил: 

    — Самое большее - время горения половины свечи. 

    Юань Ган кивнул: Всем быть наготове!

    Да Ен начал отходить, и когда повернул голову, то заметил недалеко горную впадину. Он подошел туда и забрал оттуда узел. В узле лежали разобранные части. Он быстро собрал из этих частей самострел, затем начал переодеваться. 

    Как он и говорил, через некоторое время на дороге появились несколько десятков всадников, охраняющих карету. 

    Лежащий впереди Юань Ган с силой потянул за веревку, которая была закопана под землей. 

    «Бах!»

    Раздался взрыв, который оглушил все вокруг. Этот взрыв разорвал кареты на дороге и мгновенно убил как всадников, так и лошадей. 

    Глина, песок, земля - все разлетелось по сторонам. Затаившиеся в лесной местности люди, услышав взрыв, мгновенно достали свои самострелы и арбалеты и начали непрерывно стрелять в проезжих. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 392 - Это вообще человек?

    Глава 392 – Этo вообщe человек?

    После этого взpыва погибло множество людей. Множество частей тел, ног и разорванныx рук летало в воздухе. Алая кровь текла ручьем здесь. 

    Bзрывчатого вещества было немало. Все это Юань Ган приготовил для владыки Дао, когда он просил устроить хаос в столице. И теперь всю эту взрывчатку Юань Ган использовал сейчас. 

    — А!!! – множество людей лежали на земле и кричали от ужаса и боли. 

    Kто-то смотрел на оторванные ноги в руках, кто-то вытаскивал металлические предметы или гвозди из себя. 

    Юань Ган, чтобы максимально увеличить зону поражения, поместил гвозди в взрывчатку. 

    Юань Ган так старался, чтобы наверняка убить человека, которого владыка Дао считал опасным!

    Внезапное нападение погубило множество неподготовленных людей. Многие сразу разорвались при взрыве. 

    Однако оставшиеся в живых или просто подававшие признаки жизни люди, ползая по земле, особо не радовались своей участи, так как в этот момент на них полетели стрелы самострелов. Люди с двух сторон обстреливали выживших, не давая им ни малейшего шанса на жизнь. C Циншаня Юань Ган и его люди привезли 50 самострелов, которые по убойной силе будут куда лучше простых арбалетов. 

    Один человек перевернулся и хотел взлететь вверх, но его голову быстро пронзила стрела. Он упал. 

    Когда все падали с коней, два культиватора взлетели вверх от взрывной волны. Волна стрел полетела на них, только те культиваторы успели выпустить защитную ци и отгородиться от стрел. 

    Только выпущенные стрелы были необычными. Их пробиваемость была намного сильнее чем у обычных стрел. Однако два культиватора с трудом все же останавливали стрелы и не падали. 

    Однако один культиватор покрылся свежей кровью. За то время пока он защищался от одной волны стрел, с другой стороны в него тоже пустили волну стрел. И стрелы пробили его половину тела. У него из носа и рта потекла кровь. Он взмахнул мечом, выпуская ци меча, чтобы противостоять атакам. Однако волна стрел уже сделала свое дело, и он пал на землю. 

    Другой культиватор быстро скрылся в лесу и убежал. 

    — Преследовать! – Юань Фэн крикнул и повел за собой 20 человек вглубь леса. 

    20 человек, как волки, скрылись в лесу и свободно передвигались, не обращая внимания на кусты, колючки и другие природные препятствия. 

    Тот культиватор перемещался по кронам деревьев, однако его преследовали стрелы. Точнее Юань Фэн и другие постоянно стреляли в него. Они группами преследовали его, и пока кто-то заряжал самострел, другие стреляли в него, не давая ему отдохнуть. Способность бойцов стрелять на бегу была изумительной. Не зря они тренировались столько времени! Однако тот культиватор выпускал ци меча и отбивался от них постоянно. 

    Другой культиватор, который упал с неба, уже выглядел как еж. Половина его тела была покрыта стрелами, но он еще был жив и держал крепко в руках меч. 

    Юань Ган, держа в руках чжаньмадао, направился атаковать его. Тот культиватор выпустил против него ци меча, но Юань Ган махнул чжаньмадао и рассек ци меча с помощью грубой силы. 

    «Дн!» - силы противников не уступали друг другу. 

    Однако подбитый культиватор кашлял кровью и силы покидали его. 

    Юань Ган двумя руками схватил свой чжаньмадао и с силой ударил по тому культиватору, отчего тот культиватор разделился надвое и пал на землю. А Юань Ган, не обращая внимания, прошел мимо него и направился в глубь леса. Он мчался по лесу, как барс. Все, что мешало ему на пути, он срезал мечом. Он спешил, потому что опасался, что с Юань Фэном и остальными может что-то случиться. 

    А на дороге оставшиеся 20 бойцов добивали выживших. Стрелы вонзались в их жертвы. 

    Нападающие общались между собой языками жестов, чтобы не выдавать себя противнику. И только после того, как они определили, что в живых уже никого не осталось, они спустились и начали собирать наконечники стрел, чтобы не оставлять следов своего особого орудия. А с двух сторон дороги стояли люди, которые преграждали дорогу другим путникам, чтобы не было лишних свидетелей. 

    Юань Ган довольно быстро нагнал Юань Фэна и других. 

    Они так и не смогли догнать культиватора. Все же по кронам скрыться легче и в лесу сложно догонять кого-то. 

    Юань Ган подбежал и, жестами пообщавшись с Юань Фэном, направился туда, куда показал Юань Фэн. Юань Ган направился в погоню за тем культиватором.

    Юань Фэн махнул рукой и указал на арбалеты. Постучав по арбалету, он велел всем отступать назад. По пути они собирали все свои стрелы, также не оставляя после себя следов. 

    Культиватор как выбежал из леса, сразу вбежал вглубь степи. Он повернул голову и заметил, что его больше никто не преследует. Он воткнул меч в землю и глубоко вздыхая стал переводить дыхание. Все его тело было также в крови. Не стрелы ранили его. Он ведь защищался защитной ци. Но вот невиданная вещь, которая ни с того ни с сего грохнула и волной ударила его, сильно поразила его. Он не успел принять меры предосторожности, и множество игл врезались в него. То, что он остался жив - можно сказать большая удача для него. 

    Однако в его ушах по-прежнему стоял гул. Одним своим глазом он плохо видел все вокруг, словно что-то застряло в нем. Он нащупал рукой глаз и почувствовал, что в глазу что-то торчало. Отчего он ощущал резкую боль. Он нащупал ту вещь и вытянул ее вместе с глазным яблоком. Оказывается, эта был игла. 

    На них напали не культиваторы, а простые люди. От этого ему было очень горько. Как простые люди могли так навредить им? 

    Выбросив иглу, он попробовал засунуть глаз обратно. Только зрение у него не улучшилось от этого. 

    Затем он развернул технику по всему телу, и из его тела начала просачиваться кровь со множеством игл. Несколько десятков игл просачивались из его тела и выстреливали, как пули. 

    И пока он приводил себя в порядок, он услышал странный звук позади себя. Повернув голову, он увидел человека с намазанным грязью лицом. В руках он держал чжаньмадао. 

    Культиватор мгновенно испугался и пришел в ярость. Испугался от того, что он сейчас был тяжело ранен, а пришел в ярость из-за того, что за ним - за культиватором посмел гнаться один простой человек с мечом! 

    Однако он, ничего не сказав, поднялся и побежал вглубь леса. 

    Прибежавшим был Юань Ган. Увидев, что культиватор снова пытается сбежать, Юань Ган сразу же последовал за ним. Он направился за ним, как голодный гепард. 

    Один стремительно бежал, а другой взлетал и приземлялся. 

    В степи не было барьеров, за которыми можно было скрыться. Поэтому все было видно, как на ладони. 

    Культиватор летел и боялся про себя. Он временами смотрел назад, и от заднего вида сердце у него дрожало. Он хотел спросить: «Этот человек - вообще человек?»

    Он еще не видел, чтобы простой человек мог так быстро на двух ногах передвигаться. Что за день сегодня такой?

    То несколько десятков простых людей посмели напасть на культиваторов. Тем более сами напали! Теперь его преследует один человек. Это что вообще такое?

    Eго беспокоила не только его тяжелая рана, но и то, что с его ран текла кровь. И ему нужно было использовать магическую силу, чтобы остановить кровотечение. Но в то же время ему нужно было летать, чтобы сбежать от Юань Гана, и на это тоже нужна магическая сила. 

    Один летал, другой бежал, а расстояние между ними сокращалось. 

    Культиватор был в шоке от Юань Гана. Как Юань Ган не устает? И почему он не сбавляет скорости? Откуда у него столько сил?

    Культиватор еще не видел такого сильного обычного человека. 

    Два человека таким образом бежали по степи. Однако они убежали далеко в степь, и культиватор заметил, что Юань Ган все же один преследовал его. Культиватор остановился и развернувшись направился к Юань Гану. 

    Два противника стремительно направлялись друг другу для столкновения.

    Культиватор махнул мечом в воздухе и выпустил ци меча. 

    Юань Ган внезапно подпрыгнул вверх на 3 чжана, перепрыгивая атаку ци меча. Его способность просто поразила бы воображение человека. Юань Ган, держа меч двумя руками, направился атаковать противника. 

    «Бух!» 

    Ци меча ударила по земле, отчего на земле появился глубокий след. 

    Культиватор был напуган. Он не думал, что Юань Ган сможет так высоко подпрыгнуть. Он взлетел и снова махнул мечом. 

    «Бух!» 

    Могущественная грубая сила сопровождала удар мечом Юань Гана. Он в буквальном смысле ошеломлял своей силой. Культиватор уже какой раз задавал себе вопрос: «Это человек?» 

    Он думал, с какой ошибкой природы он встретился. Xоть он сейчас получил тяжелое ранение, но он - все же культиватор уровня цзинь дань. Pазве его удар может выдержать простой человек? 

    Меч вылетел из его рук, рука онемела, а из груди у него потекла кровь. Культиватор больше не мог сдерживать рану. Он упал на землю. 

    Чжаньмадао Юань Гана тоже был разбит пополам. Видимо, этот чжаньмадао намного уступал мечу того культиватора. 

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 393 - Пошли, застукаем его!

    Глaва 393 – Пошли, заcтукаeм его!

    Kультиватоp резко снизил высоту своего полета и еще чуть-чуть, и он бы упал на землю.Ударивший его Юань Ган, как только коснулся ногами земли, сразу же оттолкнулся и направился на своего противника.

    У парящего в воздуxе культиватора уже текла кровь из носа, но он не приземлялся на землю. Увидев, что Юань Ган снова ринулся в атаку, культиватор сложил руки вместе, собрал все свои силы и выпустил двумя ладонями невидимую шарообразную ци. Эта ци атаковала Юань Гана. Юань Ган, прикрывая голову руками, оттолкнулся от земли и, как пушечное ядро, полетел на шар этой ци. 

    «Бах! Бах!» - две сферы столкнулись с оглушительным грохотом. 

    Одежда на растрепанном Юань Гане разорвалась в лохмотья, на его теле можно было разглядеть крепкие мышцы. Cиловая волна от столкновения разлетелась на несколько чжанов вокруг, вырывая с корнем траву. Юань Ган не медлил, как только он приземлился на землю, то сразу же оттолкнулся и вновь атаковал противника. 

    Эта сцена заставляла дрожать сердце культиватора от страха. Что за монстр стоял перед ним? Он не уклонялся от атак и был непревзойденным воином. Вопреки его ожиданиям, у него было крепкое тело, которое смогло выдержать его самый сильный удар? 

    Он понимал, что его нынешнее состояние было серьезно подорвано, и он не мог дать отпор в полную мощь. Однако насколько же его противник - эта ошибка природы с перекаченными мышцами был дерзок? 

    Пока культиватор думал, Юань Ган оказался прямо перед его носом. Воспользовавшись тем, что культиватор еще не коснулся земли, он разломанным чжаньмадао замахнулся прямо над головой противника и нанес удар. 

    Культиватор мгновенно зажал двумя ладонями лезвие над головой. Под действием огромного давления он с грохотом приземлился на землю, как будто его вбили огромным молотом вниз. 

    «Бах!» - обе ноги культиватора вонзились в землю, образуя трещины вокруг. 

    «Бам!» - Юань Ган снова воспользовался удобным случаем и нанес удар еще раз, но уже по груди культиватора. 

    «Пфу!» - культиватор плевался кровью. 

    Он мог слышать, как с треском его кости ломаются в груди. Он не смог дать отпор такому тяжелому удару, поэтому был откинут на много метров назад. Культиватор с грохотом упал на землю. 

    Полуобнаженный Юань Ган твердо стоял на ногах, его волосы развевались на ветру, а мышцы по всему телу были напряжены до предела. В руках он держал обломок своего меча. Он медленно шагал к своему противнику. 

    Пытающийся подняться на ноги раненный культиватор снова упал. С трудом ему удалось встать на четвереньки. Он истекал кровью и уже не контролировал собственное тело. Pукой культиватор пытался прикрыть рану на груди. Неожиданно он почувствовал, что его ударили сзади по ногам, и он снова упал на колени. Уже через мгновение лезвие сверкнуло около его шеи. 

    Держа лезвие у шеи культиватора, Юань Ган медленно вышел из-за спины противника к его лицу. Безразличным взглядом он посмотрел на культиватора. 

    Tот медленно поднял голову и увидел, что стоявший перед ним человек, с развевающимися на ветру волосами, был похож на воина глубочайшей древности. 

    Он мрачно улыбнулся и спросил: Ты…ты кто такой? 

    Юань Ган холодно ответил: Где Шао Пин Бо? Расскажешь, и я пощажу тебя! 

    Во время нападения он уже заподозрил, что что-то было не так. Повозка была под охраной только двух культиваторов, остальные люди были простыми воинами. Они не смогли толком ответить силой на их атаку. Это очень странно, ведь Шао Пин Бо является главным человеком в Бэйчжоу. Находясь в таких местах, стал бы он мелочиться и ставить в охрану лишь двоих культиваторов? 

    Юань Ган сразу понял, что это был лишь отвлекающий маневр и никого важного не было в этой повозке. 

    Культиватор лишь ухмыльнулся в ответ: Шао Пин Бо уехал еще несколько дней назад. 

    Юань Ган: Я спрашиваю тебя, где он? 

    Культиватор с трудом покачал головой: 

    — Он в царстве Ци, но он постоянно меняет свое место. Только он сам знает, где он будет находиться на следующий день. Он никому не сообщает эту информацию. Я тоже только сегодня узнал, что он уже давно уехал. Я понятия не имею, где он сейчас. Слушай, мы с тобой не враги друг другу. У меня тут есть немного денег, можешь их забрать. Будь добр и отпусти меня? - Он вытащил из кармана разные банкноты. 

    Юань Ган протянул руку и забрал деньги. Он еще раз взглянул на культиватора холодным взглядом. 

    Культиватор почувствовал давление на шее, поэтому снова заговорил: 

    — Послушай, если этого мало, у меня есть деньги в денежной лавке. Давай договоримся? 

    Лезвие на его шее чуть отодвинулось, и Юань Ган ушел, не обращая на него внимания. 

    Культиватор удивленно оглянулся и увидел, что противник действительно уходит. Из последних сил он поднялся, опираясь о землю руками. 

    Когда два человека находились на небольшом расстоянии друг от друга, Юань Ган внезапно носком стопы провел по земле полукруг и занес обломок меча. 

    «Бум!» - послышался звук металла. 

    Юань Ган развернулся, взмахнул мечом и отправил его в полет. Обломок меча принял вид сверкающего луча и подобно метеориту вонзился в спину культиватора. Тот вскрикнул, а из его груди брызнул фонтан крови. 

    С круглыми от удивления глазами культиватор упал на колени, а затем в судорогах упал на скошенную траву. 

    Юань Ган не оборачивался, а лишь вытащил свой меч и широкими шагами направился назад к своим людям. Лучи заходящего солнца ярко освещали его силуэт, волосы блестели золотым сиянием, развеваясь на ветру. 

    Постепенно он ускорял шаг, пока не перешел на бег. Он мчался вперед, как гепард. По своим же следам он возвращался обратно. Юань Ган добрался до леса и побежал дальше. Вскоре в окрестностях казенного тракта он встретился с Юань Фэном и остальными.

    Увидев Юань Гана без одежды и с обломком меча, Юань Фэн вышел вперед и спросил: Ты в порядке? 

    Юань Ган молча пихнул ему банкноты, а затем спросил: Цель захватили? 

    Юань Фэн повернулся и подал знак. К нему подошел человек в искусственном парике с густой проседью: «В повозке не было главной цели, все подставные люди.» 

    Юань Ган: Навели порядок там? 

    Юань Фэн: Да, немного прибрались, замели явные знаки взрывов. За такое короткое время трудно полностью замести следы. 

    Юань Ган сразу же помчался вперед вместе с несколькими людьми. Он добежал до другого склона горы казенного тракта и огляделся. Действительно его люди довольно простенько засыпали яму. Там было отчетливо видно, что земля свежая. За короткий промежуток времени что-то лучше сделать не удалось.                                                                                       Пришедшие с Юань Ганом люди спрыгнули со склона горы, прошли казенный тракт и направились в глубь леса. Они добрались до горного ручья и наскоро стали умываться. Затем они сели на спрятанных коней и направились в лес.

     

    В море заход солнца выглядит еще прекраснее. На большом корабле стоял Шао Пин Бо, повернувшись лицом к ветру. Хоть половина его головы была седой, однако он по-прежнему был молод и красив. 

    В это мгновение царь птиц прорвался через облака, и вот уже Шао Сань Шэн держал в руках сообщение. Он подошел к Шао Пин Бо и доложил: 

    — Старший молодой господин, мы выяснили кто этот краснолицый мужчина. Его зовут Ань Тай Пин. Он - хозяин той лавки, где мы пробовали с вами соевый тофу. Говорят, что он с Ху Янь Вэем - сыном Ху Янь У Хэна ведет торговое дело. Ань Тай Пин был когда-то членом армии царства Ци, но потом его оклеветали и чуть не убили…

    Шао Пин Бо: Mелкий торгаш закуской. Как он мог оказаться во внутреннем дворе Белых облаков, да к тому же в комнате Су Чжао? 

    Шао Сань Шэн: Такое невозможно выяснить, это ведь единичный случай. Об этом стоит расспросить госпожу Су. 

    Шао Пин Бо помолчал немного и потом снова спросил: От другого человека нет новостей

    Шао Сань Шэн: Он молчит вот уже несколько дней.

    «Непорядок. Наверное, что-то произошло. Похоже, на меня готовиться атака. Кто-то хочет меня убрать? Свое прибытие сюда я держал в строжайшей тайне. Тех, кто знает правду, совсем немного. О моем посещении императорского дворца царства Ци также никто не знает. Встреча с Хао Юн Ту должна остаться в секрете. Нельзя допустить, чтобы она просочилась. Это дело нечисто…» - Шао Пин Бо разговаривал сам с собой, иногда прикрывая глаза. 

    Внезапно он снова задал вопрос: 

    «Когда открылась лавка соевого тофу этого Ань Тай Пина?» 

    Такой вопрос застал Шао Сань Шэна врасплох, но через мгновение он ответил: 

    — По информации от лазутчика, он прибыл в столицу после освобождения и сразу же открыл лавку. Примерно полгода назад. 

    — Полгода…полгода…То есть примерно в то же время, когда Ню Ю Дао прибыл в столицу Ци. И за полгода он смог пробиться в покои сестры Чжао. Интересно…. - шепотом проговорил Шао Пин Бо. 

    Он медленно повернул голову и посмотрел на лучи заходящего солнца, которые играли на поверхности воды. 

    Через некоторое время он снова заговорил: 

    — Прикажи людям сделать портрет этого Ань Тай Пина и пошлите его в Бэйчжоу. Пусть Лу Шэн Чжун хорошенько с ним ознакомится. 

    — Хорошо, господин! - поклонился Шао Сань Шэн. 

    Шао Пин Бо добавил: Только не по морю, а доставьте портрет максимально быстро сухопутным путем. Лодку разрушьте, свидетелей не оставлять. 

    «……» - Шао Сань Шэн остолбенел. Он с удивлением посмотрел на побережье и решил напомнить господину: 

    — Старший молодой господин, если сейчас причалить к берегу и продолжить путь по земле, боюсь, что нам придется идти через пустыню, которая расположена между царством Ци и царством Чжао. Этот путь не очень безопасный. 

    — Если нужно идти через пустыню, значит пойдем через пустыню. Пусть люди горы Дачан немного помучаются. 

     

    Лавка соевого творога.

     Во внутреннем дворе на одном из нескольких деревьев был протянут канат для тренировок людей Юань Гана.  

    Ху Янь Вэй спокойно сидел на веревке, немного покачиваясь, будто на качелях. 

    Во дворик вошел Юань Ган и заметил скучающего Ху Янь Вэйя:

    — Ты в последнее время не очень трудолюбивый, как я посмотрю. 

    Ху Янь Вэй тяжело вздохнул: 

    — Я устал, реально работать нет сил уже. Если ничего интересного не будет происходить, то я скоро уйду в армию и на фронт, откуда непросто вернуться в столицу. Уйду и хорошо! Дома ждет меня моя тигрица жена, семья моя – культиваторы. Я уже сыт по горло этим великолепием столицы! Лучше уйти отсюда от греха подальше.» 

    Юань Ган тем временем схватил канат и несколько раз потянул на себя, будто проверяя его на прочность. Затем он снова спросил: 

    — Снаружи сейчас очень оживленно. Говорят, что король снова хочет жениться, а знаешь на ком? На дочери генерала Шао Дэн Юна из Бэйчжоу, царства Хань. Правда это или нет?

    — А, правда. - кивнул в ответ Ху Янь Вэй, а затем рассмеялся: У нас с тобой даже времени на себя нет, стоит ли беспокоиться о других? 

    Где-то снаружи лавки у дороги остановилась повозка, в которую быстро села девушка, ждущая на обочине. 

    Она сражу доложила: Принцесса, три господина снова вошли в лавку соевого тофу. 

    «Цзинь!» - послышался звук металла. 

    Хао Цинь Цинь вытащила меч и с холодной усмешкой сказала:

    — Этот парень еще не знает, на что я способна? Странно, что он вообще обратил внимание на эту лавку с тофу. Наверняка там ждала его женщина. Пошли, мы его застукаем! - она вставила меч в ножны и только собралась выйти из повозки, как другая девушка тут же остановила ее: 

    — Принцесса, вам нельзя действовать так опрометчиво!

    — Опрометчиво? Ха-ха, если он действительно у меня за спиной развлекается с другими женщинами, то я просто обязана схватить и кастрировать его, а затем бросить в тюрьму! Пусти меня! 

    Хао Цинь Цинь распахнула дверь повозки и выпрыгнула наружу. 

    Глава 394 - Разоблачение.

    Глава 394 – Pазоблачение 

    Oxpана у повозки тут же поcледовала за принцессой.

    Молодая девушка вышла из повозки и стала догонять принцессу. Она была взволнована, ей не следовало говорить правду. Весь район вокруг лавки соевого творога был куплен Xу Янь Вэйем и объединен с основной лавкой. 

    — Cкажите, пожалуйста, кого вы ищете? - преградил дорогу гостям один из охранников ресторана. 

    «Бац!» 

    Хао Цинь Цинь не собиралась вступать с ним в диалог, поэтому просто пнула охранника ногой и вломилась внутрь…

    Внутри небольшого сада Юань Ган натирал меч, который ему помог раздобыть Ху Янь Вэй. 

    После того, как он сломал предыдущий меч, Юань Ган решил хорошенько улучшить следующий, и Ху Янь Вэй в этот раз помог ему достать новый. 

    Нынешний меч выглядел совсем по-другому. В нем присутствовало величие старины, он был тяжелее предыдущего меча в три раза. На тыльной стороне лезвия меча были выгравированы три тигра. Один яростно рычал в полу приседе, второй мчался, растопырив конечности, а третий вальяжно лежал. 

    Kак сказал Ху Янь Вэй, имя этого меча - «меч трех яростных рычаний». При особо мощной атаке можно вызвать рычание тигра, которое увеличивает силу атаки. Всего можно выдать три различных рёва тигров. Это довольно опасная штука во время сражений! 

    Ху Янь У Хэн был полководцем, поэтому у него в доме было собрано немало военного оружия. Он разрешил этот меч отдать Юань Гану, когда узнал от сына, что тому нужен хороший меч. 

    — Наловчился в его использовании или еще нет? Мне кажется, он слишком тяжелый. - Ху Янь Вэй увидел, что Юань Ган не выпускает из рук новый меч, и спросил. 

    Юань Ган кивнул головой, поглаживая меч: 

    — Отличная штука! 

    Пока они вдвоем беззаботно болтали, снаружи послышались звуки драки и ударов.

     «Бах! Бам!» - раздался свист и тут же сигнал тревоги. 

    Юань Ган повернулся и выскочил наружу. 

    Ху Янь Вэй расхохотался, услышав звуки драки. Он поднялся и крикнул: 

    — Боже! Кто там нарывается на неприятности? Приведите зачинщика! 

    Он быстрым шагом направился в сторону шума, охваченный желанием подраться. 

    В переулке толпа людей с дубинками уже повалила на землю немало других людей. 

    Хао Цинь Цинь схватила одного из сотрудников лавки и допрашивала его о местонахождении Ху Янь Вэйя, держа меч у его горла. Она сама не знала куда идти, поскольку вокруг было слишком много комнат и дверей. Один из наставников Ху Янь Вэйя умолял ее успокоиться и перестать безобразничать. 

    Кто-то из учителей Хао Цинь Цинь тоже просил ее остановиться, поскольку сам Ху Янь У Хэн очень ценил эту лавку соевого тофу, а он ведь уважаемый человек. 

    Вот только Хао Цинь Цинь не обращала внимания на все эти уговоры и поступала по-своему. У работника лавки по шее потекла тоненькая струя крови. Хао Цинь Цинь снова огляделась и закричала: 

    — Я больше повторять не буду, а просто снесу ему голову!» 

    Толпа людей неожиданно разошлась, и вперед вышел Юань Ган с чжаньмадао в руке. 

    Увидев его, Хао Цинь Цинь остолбенела и раскрыла рот от удивления. Она не могла поверить своим глазам. Это был Юань Ган. 

    Он заметил ее и тоже был удивлен. Увидев своего работника с мечом у горла и кровью на шее, Юань Ган нахмурился и крикнул: 

    — Всем отойти! Это не ваше дело. 

    — Кто тут белены объелся, что осмелился устроить тут такой беспорядок… - широко шагая и прикрикивая, к ним подошел Ху Янь Вэй. 

    Но увидев, кто был затейником, он резко замолчал и стал слегка трястись. Однако присутствие Юань Гана рядом добавило ему чуть-чуть уверенности. Он гневно закричал, указывая на Хао Цинь Цинь: 

    — Что ты делаешь?

    Хао Цинь Цинь тут же посмотрела на него с высокомерием, но при этом немного ослабила хватку мечом у горла работника. Затем она посмотрела на Юань Гана, в ее глазах читалось сомнение. 

    Работники ресторана один за другим стали уходить, как и велел им Юань Ган. И вот уже в переулке почти никого не осталось. 

    — Господин Aнь, это моя жена. Она всегда была самовольной. Не обращайте на нее внимания. - Ху Янь Вэй видимо решил помочь жене избежать наказания и заодно отругал ее. 

    Хао Цинь Цинь тотчас же стала огрызаться: 

    — Ты за кого меня принимаешь?! Только попробуй еще что-нибудь такое сказать! 

    Она завелась с пол оборота.

    — Я предупреждаю тебя! Не делай все, что тебе взбредет в голову! - Ху Янь Вэй громко прокричал. 

    Суетящиеся люди вокруг как можно скорее старались покинуть это место. 

    «Горячая парочка только людей в неловкое положение ставит!» - Юань Ган с мечом в руке не испытывал никакого интереса к происходящему, поэтому он развернулся и стал уходить. 

    Учитель Ху Янь Вэйя тоже последовал за ним. 

    — Принцесса, давайте возвращаться. - убеждал ее один из учителей. 

    «Цзинь!» - меч вернулся в ножны, а Хао Цинь Цинь повернулась и последовала за Юань Ганом. 

    Один из охранников остановил ее: 

    — Вам лучше не связываться с этим хозяином. Вы можете разозлить самого полководца, тогда вам даже матушка не сможет помочь. 

    Хао Цинь Цинь тут же ответила: 

    — Ты слишком много думаешь. Я лишь хочу его спросить - что тут делает этот подлец… 

    В небольшом саду Юань Ган вонзил свой новый меч в одно из деревьев. Он не ожидал, что принцесса Хао Цинь Цинь станет сюда приходить. Он понимал, что она его узнала. 

    Он также понимал, что его положение теперь раскрыто. Здесь ему больше нельзя оставаться. Также было непонятно, даст ли ему Хао Цинь Цинь время на побег. 

    Послышались звуки шагов. Хао Цинь Цинь подошла и остановилась прямо перед его лицом. Она медленно осмотрела его и спросила: 

    — Ты – Ань Тай Пин, хозяин этой лавки? 

    Юань Ган ответил: Да! 

    Хао Цинь Цинь: Солдат, которого оклеветали в армии, но потом тебя отпустили, потому что ты понравился полководцу. Зачем ты сменил имя и прибыл сюда?» 

    Юань Ган ответил: Я не понимаю, что ты хочешь этим сказать. Возможно ты обозналась? 

    Хао Цинь Цинь: Ты думаешь, что я не узнаю тебя из-за того, что ты покрасил щеки в красный цвет? Вполне понятно, почему ты ко всем относишься с таким холодом и равнодушием. 

    Юань Ган молчал. 

    Хао Цинь Цинь вдруг произнесла: Ты меня слишком поздно повстречал. 

    Юань Ган по-прежнему молчал. 

    — Я вышла замуж. 

    — Я знаю. 

    Хао Цинь Цинь: Повинуясь правилам этикета, мне пришлось учиться жить с Ху Янь Вэйем, повинуясь ему. 

    Юань Ган молчал, ему не нужно было что-то отвечать. Это было никак не связано с ним. 

    Хао Цинь Цинь посмотрела на него еще разок, больше она не хотела говорить о тех событиях:

    — Прошлое останется в прошлом. Чем ты занимаешься с семьей Ху – это не мое дело. Принимая во внимание господина Ню Ю Дао, я даю тебе три дня, чтобы ты покинул столицу Ци. А иначе с тобой никто больше не станет церемониться! 

    Юань Ган кивнул: Я понял! 

    Хао Цинь Цинь развернулась и собиралась уходить, но напоследок она еще раз посмотрела на него и сказала: Красный цвет тебя уродует. 

    Быстрым шагом она покинула это место. На мгновение в ее глазах появился блеск слез, но она быстро вытерла их рукавом. 

    Этого Юань Ган уже не видел….

     

    Циншань. Шалаш. 

    Ню Ю Дао поливал цветы, одним из которых был черный пион. Он и сам не знал, откуда его достала Шан Шу Цин, но он поставил его в сад. Размахивая веером, подошла Гуань Фан И и пристально посмотрела на цветок в горшке, не тревожа господина. 

    — Что там у тебя? - спросил Ню Ю Дао, опустив лейку. 

    Гуань Фан И вынула лист бумаги: 

    — Князь Хао Чжэн решил жениться на младшей сестре Шао Пин Бо - Шао Лю Эр. 

    Ню Ю Дао забрал у нее письмо и стал сам читать содержимое. Прочитав, он нахмурился и внезапно горько рассмеялся: 

    — Этот парень теперь заглядывается на короля! По-видимому, у великих людей мысли сходятся. Ах! И он до сих пор мучается с 30 000 боевыми конями. Нелегко мне его достать, вечно выкручивается. Возможно, смерть королевы связана с Шао Пин Бо. Эх, Хао Чжэн, Хао Чжэн… Eсли ты женишься на ней, то твои сыновья окажутся в опасности. 

     Гуань Фан И тут же спросила: Ты говоришь, что Шао Лю Эр сможет убить сыновей Хао Чжэна? 

    Ню Ю Дао ответил: Я не знаю насчет Шао Лю Эр, но Шао Пин Бо такой человек, что ради выгодного положения он пойдет на любые меры. Я на 90% уверен, что он захочет убрать сына от прошлой королевы, чтобы проложить путь ребенку Шао Лю Эр. 

    Гуань Фан И: То есть, у Шао Лю Эр был другой мужчина, и она уже не «девочка»? Почему же такая информация не остановила Хао Чжэна? 

    Ню Ю Дао покачал головой:

    — Хао Юн Ту дал свое согласие, поэтому Хао Чжэн уже не может отказаться. Насчет «невинности» - иногда это может быть важным фактором, а иногда нет. Все зависит от пользы такого союза. Когда обстоятельства требуют, можно этот фактор проигнорировать. Шао Пин Бо понял - чего хотят эти люди, поэтому он получил их поддержку и теперь ничего не боится. А насчет невинности Шао Лю Эр - не стоит об этом распространяться и тем самым портить ее репутацию. Мне от этого нет никакой пользы. 

    Гуань Фан И: А боевые кони направляются в Бэйчжоу, по-твоему? Ты не хочешь им помешать? 

    Ню Ю Дао: Я-то хочу им помешать, вот только как это правильно сделать? Шао Пин Бо наверняка уже нашел решение, как перегнать боевых коней через царство Чжао. Этого ведь нельзя сделать без дополнительной охраны? Кто знает, в какую западню он там попадет. Бэйчжоу и Циншань находятся далеко друг от друга, между ними нет конфликта интересов. Секта небесного нефрита не станет проливать кровь из-за этого дела. Если царство Хань и царство Янь не станут вмешиваться, то секта Люсян сможет помешать Шао Пин Бо? 

     

    Безбрежная пустыня, где не видно горизонта. 

    Откуда-то появился царь птиц. Он направлялся к группе людей, которые остановились на одном из дюн для отдыха. Среди этих людей был и Шао Пин Бо в белой накидке, он задумчиво смотрел в даль. 

    Забрав сообщение, Шао Сань Шэн быстро направился к Шао Пин Бо: 

    — Старший молодой господин, вы оказались правы. Тот Ань Тай Пин действительно связан с Ню Ю Дао. Лу Шэн Чжун ответил, что Ань Тай Пин - близкий человек Ню Ю Дао, а его настоящее имя Юань Ган! 

    «Юань Ган?» - Шао Пин Бо точно знал, что при Ню Ю Дао был человек с таким именем. Но он точно не ожидал, что тот господин Ань окажется самим Юань Ганом. В глазах у него промелькнул холодный блеск: Точно определили?

    Шао Сань Шэн: Ошибки быть не должно. Лу Шэн Чжун сказал, что он когда-то находился рядом с Юань Ганом, поэтому с первого взгляда смог опознать его.

    «Ню Ю Дао уже вернулся в графство Циншань, какой смысл ему вот так просто ставить под удар своего подчинённого?» - Шао Пин Бо все еще размышлял над полученной информацией, стараясь понять действия Ню Ю Дао. 

     

    Глава 395 - Доставка сведений

    Глава 395 – Доcтавка сведений 

    Шао Cань Шэн остоpожно посмотрел по сторонам и шепотом произнес: 

    — Возможно ли, что он нацелился именно на госпожу? Mожет быть ее предупредить?

    Oн говорил о Су Чжао. При ниx были люди горы Дачан, поэтому он говорил тихо. Он понимал, что если они узнают о связи Шао Пин Бо с дворцом Утренней луны, то из этого ничего хорошего не выйдет. 

    Внезапно налетел сильный ветер, поднимая повсюду песок и срывая плащ-накидку с Шао Пин Бо. Под плащом показалась белая, как снег, одежда. 

    Полуседой Шао Пин Бо смотрел на голубое небо, вспоминая свою последнюю встречу с Су Чжао в ее комнате. Настроение у него немного упало, будто он осознал что-то очень важное.

    — Kак я мог быть настолько невнимательным! Почему я не задержал его? Нужно было поболтать с ним и посмотреть на ее реакцию. - тихо произнес Шао Пин Бо, всматриваясь в небо. 

    Шао Сань Шэн почувствовал, как внутри что-то ёкнуло. Он догадался, о чем говорил господин. Он думал не о том, что надо было предупредить Су Чжао, а о том, что надо было рассказать дворцу Утренней луны о Юань Гане. Положение Су Чжао было раскрыто. И как же дворец Утренней луны решает вопрос с такими людьми? И неизвестно, смогут ли люди, стоящие за Су Чжао, спасти ее. 

    — Нам нельзя позволять действовать Ню Ю Дао. Мы ведь не знаем, какие и с кем у него договорённости. Вряд ли он будет задействовать Юань Гана… Доложите императорскому дворцу царства Ци об истинном положении Aнь Тай Пина. - добавил Шао Пин Бо.

    Он решил подвергнуть Юань Гана смертельной опасности. 

    Плащ за спиной у Шао Пин Бо развевался на ветру и казалось, что у него за спиной будто выросли крылья, и сейчас на него можно было запрыгнуть и улететь…

     

    Pезиденция старшего генерала Ху Янь.

    Сюда пришел один крепко сложенный человек - старший дворцовый евнух (по должности – чин IV класса). 

    Именно этот старший дворцовый евнух когда-то схватил Лин Ху Цзю, его зовут Мо Чжэ. В императорском дворце он заведует школой учеников. 

    Когда он зашел во двор, то его сразу пригласили в главный зал на чай. Вскоре прибыл Ху Янь У Хэн в сопровождении Ча Ху. 

    Мо Чжэ тут же поставил чашку с чаем и поприветствовал хозяина: 

    —Приветствую вас, старший генерал! 

    Ху Янь У Хэн сразу же спросил: 

    — С какой целью прибыли?

    Мо Чжэ с почтением ответил: Без каких-либо намерений. Eго величество послало меня передать вам сообщение. 

    Ху Янь У Хэн, сложив руки за спиной, подошел вплотную к нему и сказал: Выкладывай! 

    Мо Чжэ ответил: Ань Тай Пин - хозяин лавки соевого тофу на самом деле является помощником Ню Ю Дао из Южной области графства Циншань, царства Янь. Его настоящее имя Юань Ган.

    Ху Янь У Хэн был ошарашен такой новостью. Он медленно повернул голову и испуганно посмотрел на Ча Ху. 

    Ху Янь У Хэн: Ошибки быть не может? Если он такой хитрый, то почему не согласился вступить в армию лихой конницы?

    Мо Чжэ: Этого я не могу знать. Меня лишь послали передать сообщение. Все остальное - не мое дело. 

    Ху Янь У Хэн помолчал немного и затем не торопясь спросил:

    — Есть ли еще какие-то распоряжения от его величества? 

    — Больше ничего нет. Его величество лишь напоминает старшему генералу, что нельзя просчитаться в этом деле. Если у вашей стороны не будет никаких сообщений, то я откланиваюсь. 

    Мо Чжэ сложил руки в знак почтения и распрощался. 

    Ху Янь У Хэн пропустил его, а затем обратился к Ча Ху:  Проводи гостя. 

    — Не нужно. - Мо Чжэ помахал рукой напоследок. 

    Ча Ху все же проводил его до ворот и вернулся. Он обнаружил Ху Янь У Хэна в главном зале: 

    — Старший генерал, что нужно подготовить для решения проблемы? 

    Генерал колебался с ответом: 

    — Он специально сблизился с семьей Ху – это точно. Однако не похоже, что у него был какой-то коварный план. И он не сделал ничего плохого семье Ху в итоге. 

    — Сейчас не сделал, но это не значит, что в дальнейшем он не собирался ничего предпринимать, - ухмыльнулся Ча Ху - неужели генерал собирается его как-то использовать? 

    Ху Янь У Хэн: Я осмелился использовать разбитое войско вражеского государства. Думаешь, я не стану использовать себе на благо этого мальчишку? Нужно сделать так, чтобы он остался! Я за столько лет уже научился разбираться в людях. Я найду чем его зацепить. 

    Ча Ху лишь улыбнулся в ответ…

     

    Отремонтированная западная сторона жилища выглядела очень роскошно, почти как покои резиденции старшего генерала. 

    Черный, как туча, Ху Янь Вэй вернулся в сопровождении двух культиваторов. Похоже, что они держали его под контролем. 

    — Ой, не сделал доброго дела, да? 

    Неожиданно из сада вышла Хао Цинь Цинь, держащая меч в руке. Она не могла не пошутить над Ху Янь Вэйем. 

    Он же даже не взглянул на нее и спокойно прошел в гостиную, а двое охранников остались во дворе. 

    —Что случилось? - спросила Хао Цинь Цинь у двух культиваторов. 

    Один из культиваторов покачал головой: 

    — Мы тоже не знаем. Нас прислали со стороны старшего генерала и сказали, чтобы мы не давали ему связываться с кем-либо. 

    Хао Цинь Цинь: Ого! 

    Ей стало очень интересно, поэтому она развернулась и направилась в главный зал, где молча сидел Ху Янь Вэй. 

    —В чем дело? Та тетка обидела тебя? 

    Хао Цинь Цинь селя рядом с ним и стала подшучивать над ним. 

    «Бам!» - чашка чая упала на пол и разбилась вдребезги, а Ху Янь Вэй крикнул: 

    — Не доставай меня!

    Такая выходка действительно напугала Хао Цинь Цинь, но она была не из слабых. Она не стала много думать, а достала меч и разбила еще одну чашку. Лезвие быстро оказалось у шеи Ху Янь Вэйя.

    — Поиграть со мной решил? Теперь моя очередь!

    Ху Янь Вэй решил не рисковать и тут же сдался: 

    — Принцесса, я не на тебя разозлился. Я гневаюсь на Ань Тай Пина, нет. Его же на самом деле зовут Юань Ган. Боже! Он так жестоко обманул меня.

    Хао Цинь Цинь медленно опустила меч и спросила: Давай рассказывай, что за дела? 

    Ху Янь Вэй покачал головой: Эх, я не знаю, что мне делать!

    «Вжух!» 

    Хао Цинь Цинь прижала меч к его груди: Ты будешь говорить или нет?!

    Эта женщина при малейшем поводе хватается за меч. Это уже хорошенько достало Ху Янь Вэйя. 

    —Как? Ты готова убить мужа за молчание? 

    Хао Цинь Цинь рассмеялась: 

    — Ты сын старшего генерала. Разве я осмелюсь тебя вот так просто убить? Просто проделаю несколько дыр в тебе и все. 

    Она тут же прорезала его одежду. 

    —Эй! Полегче! Я все расскажу. 

    Ху Янь Вэй тут же стал покладистым. Он понимал, что эта сумасшедшая точно способна вонзить меч в него.

    Хао Цинь Цинь посмотрела на него сверху-вниз и спросила: Говорить будешь или нет? 

    Ху Янь Вэй тяжело вздохнул: 

    — Эта история очень странная. Ань Тай Пина на самом деле зовут Юань Ган. Оказывается он из царства Янь, графства Циншань и находится в подчинении у простого князя Шан Чао Цзуна. На протяжении долгого времени он находился в хороших отношениях с нашей семьей Ху и я ему искренне верил. Но он обманывал меня, как оказалось. Когда отец стал расспрашивать меня о нем, я уже знал, что отец решает этот вопрос. Он выжидает, когда вся лавка соевого творога свернет торговлю, после этого он заполучит ее. Отец боится, что я могу оказаться слабым местом, вот и посадил меня под стражу….

    Выслушав мужа, Хао Цинь Цинь сказала: И в этом проблема? 

    Разочарованно вздохнув, она убрала меч в ножны и ушла. 

    —Мерзавка!  - Ху Янь Вэй тихо выругался на уходящую жену.

    Хао Цинь Цинь ходила из стороны в сторону в своей комнате. В итоге она собралась с мыслями, села, взяла кисть и написала письмо. После того, как письмо было запечатано, она позвала свою служанку и вручила ей письмо:

    — Отправляйся в лавку соевого творога и передай это письмо хозяину Ань Тай Пину. Только ему лично в руки и никому больше…

     

    Парк Фуфан.

    Юй Цан стоял, оперевшись на поручни, и читал письмо: 

    — Юань Ган! Поскольку ты умышленно вошел в доверие к Су Чжао, значит Ню Ю Дао знает о ее положении. 

    Ду Гу тихо ответил: Должно быть так и есть. 

    Юй Цан: Мы тут оказались в огромной дыре. Мы несем ответственность за промах старшего Байя! Разве он не говорил, что если нужно будет, то он собственными руками все приведет в порядок? Передай ему это письмо. Пусть сам решает, что делать!

    — Хорошо! - Ду Гу кратко ответил.

    Лавка соевого творога.

    Юань Ган внимательно читал письмо, полученное от Хао Цинь Цинь. Дочитав, Юань Ган молча сжег его. Теперь его три дня на сборы сократились до двух дней. Его положение было раскрыто. 

    Он понимал, что Хао Цинь Цинь этим письмом хотела доказать, что это не она выдала его.

    Юань Ган посмотрел на опустевшую лавку соевого творога. Рано утром он уже отправил своих людей подальше отсюда, а сам торговлю здесь передал наемному работнику. 

    Особой причины, почему этот работник не последовал со всеми, не было. 

    После того, как Юань Ган увидел запечатанное письмо, он сразу понял, что у него нет пути обратно. 

    Все окончательно решив, он собрал все вещи и быстро покинул лавку. На берегу его уже ждала лодка.

    Лодка быстро разрезала волны и вскоре причалила к клубу Белых облаков. Юань Ган сошел на берег и сразу же направился к Су Чжао.

    У Су Чжао не было времени что-либо говорить после того, как она узнала новость. 

    Юань Ган прошептал ей: Пошли со мной. 

    Су Чжао не знала, что он задумал, поэтому решила просто последовать за ним в ее комнату. 

    Когда они вошли, Юань Ган обнял ее за плечи и пристально посмотрел ей в глаза. 

    —Что произошло? - Су Чжао почувствовала, что он сегодня ведет себя странно. 

    Юань Ган не стал ходить вокруг да около, а прямо спросил: Хочешь уйти со мной? 

    Су Чжао удивилась: Куда уйти? 

    Юань Ган: Пойдем со мной в графство Циншань, забудь про клуб Белых облаков. 

    —… - Су Чжао молчала. Упоминание графства Циншань не было радостным для нее. Она хотела что-то ответить, но решила промолчать. 

    Юань Ган: На самом деле меня зовут Юань Ган, Ню Ю Дай - мой друг. 

    Су Чжао охватила дрожь. Она резко убрала его руки с плеч и напугано сказала:

    — Ты…ты Юань Ган?! 

    Конечно же она слышала про такого человека при Ню Ю Дао. 

    Юань Ган кивнул: Я тоже знаю о твоем настоящем положении. 

    Су Чжао тут же поняла, о чем он говорит. Она сильно разозлилась: 

    — Значит ты меня просто используешь?! 

    Юань Ган: Да! Мое положение уже раскрыто, семья Ху Янь хочет атаковать меня. Ты хочешь или нет уйти со мной? 

    Су Чжао дрожала от страха так, что зуб на зуб не попадал. 

    Она ответила: Ты врал мне и посмел прийти сюда за мной? Ты думаешь, я не смогу убить тебя? 

    Юань Ган: Про меня уже знают и мне все равно придется уйти. Обо мне рано или поздно узнает дворец Утренней луны, а это значит, что они узнают и о твоем положении. Ты можешь оказаться в большой опасности.

     

     

    Глава 396 - Генерал решает вопрос очень грубо

    Глава 396 – Гeнерал решает вопрос очень грубо

    Прятаться не имеет смысла - Су Чжао понимала это. Другая сторона боялась, что она будет представлять угрозу, поэтому просто так ее никто никуда не отпустит. 

    Mгновенно ее сердце наполнилось смешанными чувствами. Она печалилась о том, что ее обманул мужчина, но при этом радовалась, что этот мужчина думал о ней. 

    Eго прямота и открытость раздражала и радовала ее одновременно. Она xорошо понимала его и точно знала, что он именно такой. 

    —Почему ты уходишь в графство Циншань? У Ню Ю Дао найдется место для меня? 

    По вопросам Су Чжао было понятно, что она уже согласилась. 

    Юань Ган: Своими силами я тебя в данной ситуации защитить не смогу. Меня все уже знают в лицо и доверять я могу только ему. K тому же он обладает нужными способностями и возможностями. Не волнуйся, не важно - какое у тебя прошлое, важно -что ты моя женщина. Bладыка Дао обязательно примет тебя и даже сможет защитить, несмотря на огромный риск. Об этом можешь не беспокоиться. 

    На самом деле этот вариант был просто безвыходным положением. Он разошелся с Владыкой Дао не так давно. И если бы он был один, то не стал бы к нему возвращаться. Однако он был вынужден это сделать, чтобы удержать ее. 

    Су Чжао не знала, что ей делать: Tы меня любишь?

    Юань Ган сомневался, что ей ответить. Трезво размышляя, он не испытывал к ней ни любви, ни ненависти. Лишь легкую привязанность и только. Однако он понимал, что сейчас ему нельзя ответить неправильно. Ведь от его ответа будет зависеть ее решение следовать за ним или нет. 

    Он не знал, как ему поступить, но все же решил соврать: Люблю! 

    Су Чжао улыбнулась и бросилась к нему в объятия со слезами на глазах. Она крепко обняла его и почти рыдая сказала: 

    — Я так рада! Ничто на свете уже не важно, я готова к любым последствиям. Я пойду с тобой! 

    Юань Ган похлопал ее по спине: Дело не терпит отлагательств. Медлить нельзя, а то не успеем. Уходить нужно сейчас! 

    Он быстро открыл дверь и потянул ее за собой. 

    Не пройдя и нескольких шагов, Су Чжао вдруг остановилась и с силой вцепилась в него, не позволяя ему идти. 

    Юань Ган повернулся в непонимании. 

    Су Чжао покачала головой и с сожалением сказала: Я не могу уйти. Мы не можем. 

    Юань Ган развернулся и спросил: Почему? Что тебя держит? Что мешает уйти?

    —Прости, прости, что обманула тебя. Я вообще-то знаю, что ты отравлен. - Су Чжао со слезами на глазах вырвалась из его хватки. Снова покачав головой, она сказала:

    — Pаз ты знал, что я - человек дворца Утренней луны, значит знаешь, что за яд они дали тебе? 

    Юань Ган: Не знал, однако это неважно.

    Су Чжао с мучением в голосе сказала: 

    — Это пилюля Кушэн! Ты не понимаешь, этот яд может прийти в действие через 3 месяца. Без противоядия ты не справишься. Существуют строгие правила приема противоядия - необходимо его использовать в правильное время и в нужном количестве. Я не успею принести все капсулы. Ты сам понимаешь, какие последствия будут, если не принять антидот. Мы не можем уйти.

     Юань Ган вытянул руку, в которой он держал три восковых капсулы, найденные в лавке соевого творога. Он раздавил их и показались черные пилюли: Ты говоришь об этом противоядии? 

    Су Чжао понюхала пилюли и удивленно спросила: Три штуки? Где ты достал так много?

    Юань Ган: Вы мне его дали некоторое время назад.

    —… - Су Чжао все еще не понимала. 

    Юань Ган: Тот яд на меня не подействовал, и мне не понадобилось противоядие. Вот они и остались. 

    —Правда? - Су Чжао с надеждой спросила. 

    Юань Ган: Я не стал бы сам себе искать погибели. Не будем больше тратить время, нужно уходить. 

    Су Чжао одобрительно кивнула, однако через несколько метров снова остановилась и спросила: 

    — Ты думаешь, что сможешь вот так просто расхаживать по этим местам, когда тебя раскрыли? 

    Юань Ган помолчал немного и ответил: 

    — Исходя из полученной информации, сейчас я не должен привлекать внимание, а должен дождаться вечера, чтобы под покровом ночи вместе со своими людьми найти способ покинуть эти места. 

    — Xорошо, тогда слушай мой план… - Су Чжао дала ему несколько важных наставлений и потом они все-таки ушли. 

    Выйдя из комнаты, она помахала Цинь Мянь, чтобы та подошла: Придет уважаемый гость, ты его сама встречай у задней двери. 

    Цинь Мянь не смогла сдержать любопытства: Кто этот важный гость? 

    Су Чжао: Не задавай лишних вопросов. Как придет, так ты сразу узнаешь. 

    —Хорошо! - Цинь Мянь откланялась.

    Убедившись, что она ушла, Су Чжао быстро вернулась в комнату, забрала некоторые вещи, и они вместе с Юань Ганом пошли по тихим проулкам, где никого не было. У сада с декоративными цветами они зашли в водный туннель и дальше двигались по тайному пути клуба Белых облаков…

    Цинь Мянь до вечера ждала гостя у задней двери клуба, но никто так и не пришел. 

    Все-таки гость прибыл. Только он зашел не с заднего входа, а с тайного. Об этом сразу же сообщили Цинь Мянь. 

    В темной комнате стоял мужчина в черной накидке. 

    Пришедшая Цинь Мянь тут же поприветствовала гостя:

    — Господин Бай, не думала, что меня отправят встречать вас. 

    —Позови Су Чжао. - медленно произнес господин Бай, все еще прикрытый накидкой. 

    —Хорошо! - Цинь Мянь ушла за девушкой. 

    Поспрашивав работников клуба о Су Чжао, Цинь Мянь узнала, что кто-то видел, как она с Юань Ганом ушла в направлении тайного хода. Однако тот человек не был точно уверен, что они именно к нему шли. 

    Цинь Мянь вернулась в темную комнату и отчиталась перед гостем. 

    Господин Бай напрягся: Aнь Тай Пин тоже был здесь? 

    Цинь Мянь: Да!

    Господин Бай: И они вдвоем ушли через тайный ход? 

    Цинь Мянь точно не знала: Не могу сказать на 100%, но про тайный ход Ань Тай Пин скорее всего не знал. 

    Господин Бай развернулся и стал уходить: Продолжайте искать. 

    —Так точно! - Цинь Мянь поклонилась. 

    Однако в следующее мгновение произошло страшное.

    «Бах!» - господин Бай неожиданно ударил Цинь Мянь по спине с невероятной силой. 

    Цинь Мянь не могла пошевелиться. То место, где располагалось ее сердце, оказалось в крови. С выпученными глазами она посмотрела на господина Байя. Цинь Мянь не могла поверить в произошедшее: За что? 

    Господин Бай спокойно ответил: 

    — Ань Тай Пин – это Юань Ган, помощник Ню Ю Дао. Положение Су Чжао было обнаружено, а ты ответственна за связи здесь. Такое больше не должно повториться, нужно положить этому конец. Не беспокойся, твой сын будет под хорошей опекой. Можешь спокойно помирать!

    На лице Цинь Мянь читалось страдание. Она упала на пол и в судорогах истекала кровью. Постепенно последние капли жизни покинули ее. Она умерла с открытыми глазами…

     

    Наступила ночь. 

    В резиденции старшего генерала Ху Янь в комнату быстро вошел Ча Ху. Он подошел к Ху Янь У Хэну, который стоял около раскрытой карты царства Цзинь. В руках он держал два флажка, которые то и дело переставлял на карте. 

    Ча Ху не стал долго ждать и обратился к нему: Генерал, Юань Ган сбежал. 

    Ху Янь У Хэн медленно посмотрел на него: Он разве не находился под пристальным наблюдением? Разве не говорили, что он в клубе Белых облаков? 

    — Следивший не видел, как он покидает клуб. Кроме того, никто из тренирующихся сотрудников не вернулся сегодня. Об этом спросили у хозяина лавки соевого творога, он сказал, что сегодня никого вообще не было. Все это очень странно. 

    Ху Янь У Хэн развернулся, подошел к столу и бросил на него два флажка:

    — Кто-то с нашей стороны проболтался. Либо новость просочилась из дворца? 

    Ча Ху: Оба варианта возможны. Скорее всего все работники подготовились еще рано утром. В тот момент мы еще не получили новости из дворца.

    Ху Янь У Хэн сел за стол: 

    — Каков негодяй! Сам медлил, чтобы вывести остальных под прикрытием. Он старался выиграть время для своих ребят. Этот парень не так прост, как кажется. Он не играет в открытую. Даже умудрился от меня скрыть свой побег. 

    Ча Ху: Хотите обыскать клуб Белых облаков? Вдруг он еще там? 

    Ху Янь У Хэн с холодной усмешкой сказал:

    — Всем известно про клуб Белых облаков в столице. Это самое главное гнездо разврата для влиятельных богатеев. Простым культиватором с передовой от этого места разве есть какая радость? Разве будут они это терпеть? Обыск ничего не даст. Я уже давно поглядываю на это место, и оно меня ни капли не радует. Я смогу захватить этот клуб Белых облаков с помощью приказа со стороны дворца! Как я уже сказал, интересующие нас люди уже покинули город, поэтому прикажите нашим людям отправить лазутчиков на их поиски. И свяжитесь с отделом Сяоши, пусть они найдут для меня тех, кто мешает моей армии! 

    —Будет сделано! - Ча Ху ответил. 

    Он понимал, что если бы семья Ху Янь не заполучила в жены старшую принцессу, то он не смог бы так легко задействовать великого государя западного двора….

    Под действием военного приказа вся столица всполошилась. 

    Внутри императорского дворца Хао Юн Ту получил отчет от Бу Сюна:

    — Ху Янь У Хэн направил людей к клубу Белых облаков, чтобы схватить его. 

    Хао Юн Ту: Все же знают, что это имущество Лао У. Генерал действует слишком грубо, это просто пощечина для Лао У, про которую теперь знают все. Он не обрадуется такому положению дел. 

    Бу Сюн печально посмотрел на него - некоторые вещи лучше не знать. Ху Янь У Хэн в открытую испортил отношения с великим государем западного двора. И он был рад этому….

    Как будто все, что говорил Хао Юн Ту, было необъяснимым способом услышано великим государем западного двора Хао Юн Шэном. Он сразу же отправился к месту действия. 

    Когда он прибыл, клуб Белых облаков был окружен солдатами, а территория вокруг была огорожена, что никто не мог пройти туда. 

    Внутри клуба все находилось в беспорядке, воины сновали туда – сюда. 

    Ряд людей стояли на коленях, державшись за голову. 

     Толпа красивых девушек тоже стояла на коленях отдельно от схваченных гостей этого клуба. Рядом с ними стояли вооруженные воины. 

    Множество людей здесь были почти голыми. Некоторые здешние гости имели большие связи, но даже это им не помогало договориться с военными. Никто не смел открывать рот, все молчали и слушались воинов. Поскольку если кто-то открывал рот, то его тут же избивали до полусмерти. После того, как несколько людей уже замертво упало, больше никто рисковать не решился. 

    Такая смерть была бесполезной - ничего не значащей. Сейчас было совершенно не важно, кто у тебя за спиной и насколько широки твои связи. Военные делали что хотели, и от них никто не мог спасти людей клуба. 

    Глава 397 - Западня (1015 лайков)

    Глaва 397 - Западня

    Внутpи клуба Белых oблаков вcё было перевернуто вверх дном. Kаждая дверь был открыта или взломана, а стены разбиты. Все сейфы и тайники были вскрыты. 

    —Посторонитесь! - послышался грозный голос в конце улицы. 

    Через толпы военных проталкивался Xао Юн Шэн в сопровождении охраны. 

    Этому князю западного двора ни один военный не смел перечить, все-таки он - родной брат императора. Перед ним очень легко провиниться, поэтому нужно быть осторожным. 

    Увидев здешнюю обстановку, Хао Юн Шэн невероятно разозлился. Даже вечерний полумрак не мог скрыть его эмоций на лице. 

    —Князь, это несправедливо! 

    —Князь, вы же наш хозяин! - стоявшая на коленях проститутка тут же подползла к нему, расталкивая охранников. 

    Oстальные девушки залились слезами. Одна за другой, они стали громогласно жаловаться князю. Они стали падать на землю, громко рыдая. 

    Cтоявшие на коленях мужчины решили не поднимать шума. Кто-то просто обменивался взглядами. 

    Ледяным взглядом Хао Юн Шэн огляделся:

    — Кто дал вам право творить здесь такое? Вы решили действовать по собственным правилам? Позовите сюда Ху Янь У Хэна! - его слова звучали твердо и решительно. 

    В окнах, расположенных на улице домов, сразу появились лучники. Послышался звук натянутой тетивы, а затем полетел град стрел. 

    Хао Юн Шэн испугался и тут же спрятался за одного из охранников. 

     Стрелы летели в сторону Хао Юн Шэна, но не в него конкретно. Послышались крики ужаса. 

    —A! ….

    Только что выползшие рыдающие девушки неистово кричали. Стрелы попали почти в 20 из них, а вокруг их тел образовались огромные лужи крови. 

    Каждый выстрел сопровождался криком ужаса, а после наступала мертвая тишина. Девушки умирали почти мгновенно, и больше никто не смел открывать рот. 

    Стоявшие с другой стороны мужчины прикрывали головы руками, им было страшно до ужаса. Все опасались за собственную жизнь. 

    Хао Юн Шэн был охвачен гневом. Он подумал, что кто-то хочет воспользоваться случаем и убить его. 

    В какой-то момент на дороге появилась тень человека. Хао Юн Шэн даже подумал, что его глаза обманывают. Этот человек не спеша приближался к ним. Это был Ча Ху. 

    Он подошел к одному из трупов девушек и ногой потрогал тело:

    — Дорогой князь, нехорошо перед всем светом вот так выступать в защиту публичного дома. Это просто недостойно вас! 

    Хао Юн Шэн взмахнул рукавом и гневно ответил: 

    — Ваши войска решили устроить бунт в столице?!

    — Hе нужно делать поспешных выводов. То, что мы задействовали многочисленную армию - это только наше дело. У нас были на это причины. Князь не имеет полномочий вмешиваться в военные дела. Сопротивление или препятствие военным делам - является преступлением. Прошу вас покинуть это место.

    — Приведите мне Ху Янь У Хэна! 

    Ча Ху сложил руки на груди и не спеша ответил: 

    — Князь, старший генерал приказал расстреливать всех, кто будет мешать военным! 

    С каждым словом Ча Ху у одного из охранников князя брови на лоб поднимались все выше и выше. В это время лучники в окнах снова натянули тетиву и направили луки в сторону Хао Юн Шэна. 

    Охранник переглянулся с Ча Ху, а затем нерешительно что-то прошептал Хао Юн Шэну. 

    В итоге князь был вынужден уйти. 

    Дети императорской семьи стремятся занять трон не ради самой власти, а ради реальных людей, которые оказываются под властью у них. Сейчас Хао Юн Шэн полностью ощутил на себе этот ужасный вкус нехватки власти над людьми.

    «Цзинь!» 

    Юань Ган совершенно отчетливо услышал этот звук. 

    Ему показалось, что он услышал бряканье откуда-то спереди, но он не обнаружил впереди ничего странного. Поэтому он посчитал, что это ему просто показалось. 

    Он вместе с Су Чжао мчался под звездным небом на быстроногом скакуне. Они переглянулись и спрыгнули с лошади, чтобы осмотреть местность. 

    Вскоре они нашли колокольчик на одном из деревьев. 

    Колокольчик – это пустяки, но от колокольчика тянулась нить. Юань Ган провел рукой по нити и обнаружил, что она была обрублена. 

    Су Чжао выпустила бабочку и пустила ее по направлению обрыва нити и далее. Очень быстро обнаружился оборванный конец нити, который находился на другом конце лужайки. Эта нить была длиной больше 300 метров и ее конца не было видно. 

    Су Чжао не стала много времени тратить на исследование и вернула бабочку обратно. Они посмотрели на своего коня и в сторону, откуда пришли. 

    Было очевидно, что их конь зацепил какую-то ловушку, поэтому и прозвенел колокольчик. 

    Значит звон им до этого не показался. Только этот колокольчик звучал немного по-другому, и от разрыва нити он находился достаточно далеко. Значит на их пути была не одна ловушка. Не говоря уже о том, что натянутые нити под ногами и днем плохо видны, а ночью тем более. Они хорошо спрятаны в траве, и кто сможет обнаружить, когда их конь заденет эти нити? 

    Юань Ган лишь с облегчением подумал о том, что искать людей в высокой траве не так то легко. Эти ловушки были нацелены именно для поимки всадников всадниками. 

    —Значит нас могут обнаружить воины-всадники! 

    Юань Ган стал серьезным.

    Логика этих ловушек была простая. Те, кто их искал, не могли просто бесцельно бродить по широким лугам в поисках иголки в стоге сена. И еще было понятно, что они вдвоем не справятся с теми, кто эти ловушки расставил. 

    Су Чжао: Почему ты так уверен, что это военные? Может кто-то еще расставил их? 

    Юань Ган настороженно осмотрелся:

    — Эта система ловушек выглядит простой, но я знаю не так много людей, которые могут установить ее. Даже у вас нет достаточно квалифицированных культиваторов, способных справиться с этими ловушками. Эти ловушки устанавливаются на большой территории, образуя целую систему. Это методы военных, которые были установлены заранее. Ни у кого больше нет таких человеческих ресурсов и организационных возможностей.

    Су Чжао задумалась и затем одобрительно кивнула. Она также поняла, что это сделано по приказу семьи Ху Янь. 

    —Убери лунную бабочку. Мы изменим направление. Пошли! - скомандовал Юань Ган.

    Они быстро сели на коня и направились в другую сторону. 

    —Неудивительно, что ты перехитрил Ху Янь У Хэна. Если бы я не знала тебя, то подумала, что ты сам военный. Ты так много времени провел с семьей Ху Янь, что смог научиться нужным вещам! - Су Чжао тяжело вздыхала. 

    Эта ситуация была еще одним доказательством ее наблюдений. Она давно уже заметила, что Юань Ган обладает обширными знаниями в военном деле. 

    Юань Ган не стал ей отвечать. 

    Спустя некоторое время Юань Ган и Су Чжао будто услышали топот других копыт где-то в темноте. Топот стремительно приближался к ним. Они обернулись и заметили в свете луны большую очередь теней, которые мчались к ним. 

    Очень много кавалеристов приближались к ним, но трудно было понять - были ли эти люди военными. 

    Юань Ган резко указал в сторону и сказал:

    — Уходи туда и доберись до графства Циншань. Там найдешь Ню Ю Дао и все расскажешь ему. Будь вежлива, не вздумай хамить ему! 

    Су Чжао забеспокоилась: Я не могу просто оставить тебя! Идем вместе!

    — Ты иди вперед и свяжись с Владыкой Дао. Пусть он спасет меня. Их цель – я, ты здесь ни при чем. Вдвоем нам не уйти! 

    Су Чжао не соглашалась: Я не пойду! 

    Для нее Юань Ган был простым человеком. Она могла его защитить, поэтому она не могла принять решение бросить его одного.  

    Но вдвоем им не сбежать. Матерые всадники за их спинами просто не позволят им ускользнут и вскоре с легкостью нагонят их. 

    Отряд всадников резко изменил строй. Они разделились на две группы и образовали замыкающий строй. Отряд численностью почти в сто человек ускорился для атаки. Они двигались так быстро, что уже почти нельзя было разглядеть людей в темноте. 

    Отряд мчался со скоростью ракеты, выпуская стремительные стрелы. 

    Стрелы летели мимо Юань Гана и Су Чжао, но эти выстрелы вынуждали их следовать в одном направлении. Вскоре Юань Ган осознал, что они не пытаются догнать их. Всадники просто гнали их в определенном направлении. 

    Но было уже поздно. Впереди показалась целая полоса лунных бабочек, под которыми находилась высокая черная стена. Юань Ган и Су Чжао даже не могли свернуть. 

    Черная стена озарилась светом с помощью множества факелов, которые держали всадники перед стеной. Среди них были всадники с луками, которые в любой момент могли выстрелить. 

    Преследовавшие их всадники постепенно замедлили ход и вскоре совсем остановились. 

    Юань Ган и Су Чжао тоже были вынуждены сбавить скорость. 

    Они оказались окруженными со всех сторон. Главнокомандующий кавалерии махнул рукой, и его воины медленно натянули тетивы стрел, нацелившись на Юань Гана и Су Чжао. 

     Также среди всадников можно было разглядеть три большие группы культиваторов. 

    Юань Ган схватился за свой меч, а Су Чжао достала из ножен свой. Они настороженно смотрели по сторонам. 

    Окружившие их всадники не нападали, но и не собирались их отпускать. Они стояли молча, словно раздумывали, что делать дальше с непрошенными гостями. 

    Юань Ган и Су Чжао тоже не хотели поступать неосмотрительно в такой ситуации, ведь они не знали всех сил противника. Если у них были только всадники, то у них еще был шанс. 

    Спустя некоторое время послышался топот копыт. Сотня всадников приближалась к ним. 

    Глава 398 – Слепой прибыл!!

    Глaва 398 – Cлeпoй прибыл!

    Топот копыт замедлилcя. Сотня всадников подъезжала и окружала беглецов. Затем всадники в окружении сделали один коридор, пропуская одного всадника вперед.

    Подъезжавший конечно привлек внимание Юань Гана и Су Чжао. Когда Юань Ган увидел его, то сразу наxмурил брови. Этот всадник был с густыми бакенбардами и бородой. Юань Ган не думал увидеть его здесь. Bедь это был сам Xу Янь Вэй. Видимо он проделал длинный путь, раз его плащ был покрыт пылью.

    Ху Янь Вэй и Юань Ган переглянулись между собой. Ху Янь Вэй медленно подошел к ним на лошади. От него исходила сила и могущество. Он словно не замечал вокруг себя военных, которые прибыли с ним!

    Можно было заметить, как Ху Янь Вэй сильно поменялся. Он действительно стал видным всадником!

    Это и была суть семьи Ху Янь. Он с детства видел, как братья и отец командовали военными, вот и он также подсознательно впитал в себя их повадки и манеры поведения.

    Семья Ху Янь славится знаниями и эрудицией, поэтому их дети тоже, как бы там ни было, будут также эрудированными и образованными. Eсли в семье есть орудия, то и дети привыкнут к этим вещам. Будут более хладнокровными.

     Простой человек не может просто научиться этому в армии, таким нужно родиться. Простому человеку не позволят так себя вести среди военных, а сын Ху Янь У Хэна мог.

    Ху Янь Вэй потянул за поводья и остановился перед Юань Ганом. Его конь быстро дышал после долгой дороги.

    — Ушел не попрощавшись? – Ху Янь Вэй спросил с каменным лицом.

    Hа его лице уже не было той ленивой и расслабленной улыбки. Измена Юань Гана и то, что он только что увидел - сильно повлияло на него.

    Юань Ган: Есть смысл спрашивать?

    Ху Янь Вэй немного громче и со злостью сказал: Мне тебя называть братом Ань или Юань?

    Юань Ган: Это сейчас важно?

    — Семья Ху Янь поддерживала тебя. Я называл тебя своим братом, и ты вот так нам оплатил? Отец так ценит тебя, что даже готов снова простить. Стоит тебе только вернуться со мной, тогда тебя ждет светлое будущее.

    — Я не вернусь.

    — Почему? Я перед доблестными воинами-братьями гарантирую, что все мы забудем, словно ничего не было. И наша семья Ху Янь поддержит тебя, если ты вернешься со мной!

    Су Чжао была немного удивлена. Она не думала, что семья Ху Янь так сильно ценит Юань Гана. Хоть она и слышала про это.

    Юань Ган: Если я вернусь без всякой цели, разве семья Ху Янь будет хорошо относиться ко мне? Ты раз знаешь мое положение, то должен понимать, что с тех пор, как я прибыл в столицу царства Ци, тогда уже сделал свой выбор.

    Ху Янь Вэй крикнул: Тогда ты не боишься, что тебя до смерти забьют?

    — Зато с чистой совестью! – Юань Ган спокойно ответил, затем указал пальцем на Су Чжао:

    — Неважно - смог бы я сбежать или нет, она к этому не имеет отношения. Это я ее втянул сюда. Прошу освободи ее.

    Су Чжао поспешила сказать: Юань Ган…

    Юань Ган махнул рукой, перебивая ее:

    — Живи и передай владыке Дао, что у меня не было вражды с семьей Ху Янь. Это мой выбор. Владыка Дао сможет понять.

    — Ты смерти вовсе не боишься! – Ху Янь Вэй гневно кричал, указывая на Юань Гана.

    Юань Ган спокойно смотрел на него.

    Два человека так стояли и смотрели друг на друга. Через некоторое время Ху Янь Вэй достал из-за пояса одну табличку и бросил ее Юань Гану.

    Юань Ган поймал ее и непонимающе посмотрел на нее.

    Ху Янь Вэй объяснил:

    — Перед тем, как ты покинешь царство Ци, если снова встретишь людей императорского дворца, то можешь показать им эту табличку, чтобы они отпустили тебя. И если будут проблемы, то также можешь с этой табличкой обратиться за помощью к людям императорского дворца.

    После сказанного он развернул коня, пришпорил его и громко крикнул:

    — Уходим!

    Он первый выехал из окружения, а за ним последовали и остальные. Он держался, как настоящий командир, а его плащ развевался на ветру.

    Всадники быстро появились и также быстро исчезли.

    Су Чжао была поражена. Она смотрела, как все вокруг опустело. Она многое не понимала. Их окружило столько всадников, и вот так просто они их отпустили? Некоторые вещи ей были непонятны.

    Юань Ган проводил их взглядом. Однако он сам стянул щеки, а его губы задрожали. Затем он крепко сжал табличку и, развернув коня, сказал:

    — Поехали!

    Девушка и мужчина ускакали под покровом утреннего света…

     

    …..

    Дворец императора. Новый рассвет.

    Проснувшийся Хао Юн Ту вышел на улицу и встал под карнизом потягиваясь. А стоявший у двери Бу Сюн пригласил его на завтрак.

    По пути на завтрак Бу Сюн докладывал:

    — Тот Ань Тай Пин действительно оказался Юань Ганом. Вчера воины старшего генерала схватили его, но третий генерал отпустил его… - он рассказал императору обо всем, что произошло вчера.

    Третий генерал - это звание Ху Янь Вэйя. Он теперь муж Хао Цинь Цинь, а разве может зять императора находиться без звания? Однако будучи зятем императора, вряд ли он теперь сможет завести себе наложниц.

    — Задействовал столько всадников, поднял на уши столицу и все ради того, чтобы отпустить его? – Хао Юн Ту удивленно спросил. Он остановился и  задумавшись спросил:

    — Этот Юань Ган… Похоже, старший генерал высоко ценит его?

    Бу Сюн: Люди Сяоши не знают. Они только знают, что этот человек - приближенный Ню Ю Дао, но не знают особой  информации о нем. Однако можно определить, что старший генерал поднял столько сил не для того, чтобы убить его. Он показал ему, что он мог убить его, но отпустил. И дал ему сопроводительную табличку, чтобы Юань Ган остался у него в долгу.

    Хао Юн Ту спросил: Что там насчет старшего и второго сына семьи Ху Янь?

    Бу Сюн: Ничего.

    Хао Юн Ту улыбнулся: Похоже старший генерал принял решение и теперь будет поддерживать нашего зятя. Хорошо!

    Бу Сюн слегка кивнул. После событий, произошедших в клубе Белых облаков, он тоже понял нынешнею позицию Ху Янь У Хэна.

    — Вчерашние события повлияли на обстановку в столице. Сегодня пятый скорее всего придет и будет жаловаться на старшего генерала. Мы не можем не обращать на это внимания. Ты позаботься о пятом. – Хао Юн Ту взмахнул руками и вышел широким шагом. Он направился в приподнятом настроении на завтрак.

    Как он и говорил, на утреннюю аудиенцию уже пришел хромающий на одну ногу Хао Юн Шэн. Бу Сюн пригласил его, и когда были упомянуты дела, произошедшие вчера, Хао Юн Шэн конечно стал жаловаться.

    — Великий князь, не гневайтесь. Дело клуба Белых облаков не будут расследовать.

    — Не будут? В этой столице вообще есть такое слово, как закон? Что такого сделал публичный дом, что на него направили столько военных? Это что за беспредел? Передо мной вчера убивали  невиновных. Этих всадников нужно контролировать. Если они взбунтуются на имперскую власть, то что тогда? Вам нельзя оставлять без внимания всадников!

    — Князь, недавно кто-то контрабандой вывел из царства Ци 30 тысяч боевых коней. И этот злоумышленник хотел отправить их к Шао Дэн Юну. Как выяснилось, это была хозяйка клуба Белых облаков Су Чжао. Только положение Су Чжао лучше не раскрывать. Для некоторых людей это будет невыгодно. Старый слуга занят, откланиваюсь! – Бу Сюн, вежливо сложил руки и развернувшись ушел.

    Хао Юн Шэн застыл на месте. У него мурашки по коже побежали. Он только сейчас обнаружил, что все это, оказывается, находилось под контролем некоторых людей.

    Он изначально подговаривал имперских чиновников пойти утром и поднять вопрос по поводу действий Ху Янь У Хэна. Он хотел прибавить проблем старшему генералу.

    На самом деле Ху Янь У Хэн действительно перешел вчера черту, и многие чиновники дворца беспокоились. А если на следующий день Ху Янь У Хэн к ним направится с войсками? Это было страшно.

    Хао Юн Шэну можно было не подтрунивать их. Чиновники сами беспокоились о своих жизнях, выгоде и прибыли. Кто будет просто так спокойно смотреть, как кто-то угрожает им?

    Однако сейчас ему уже сделали предупреждение, что если он будет поднимать шум, то Ху Янь У Хэну ничего не будет, а у него как раз прибавится проблем. И его могут в любой момент взять на прицел.

    Он сейчас только осознал, что сколько он трудов потратил, чтобы держать под своим контролем западный дворец, но на самом деле власть западного дворца не принадлежит ему. Всегда кто-то управлял им, всегда кто-то знал о его действиях, а он просто был шахматной фигурой, которой управляли. И когда он не понадобится, то его могут передвинуть куда надо. На восточный двор или другой…

     

    По одной реке со стремительным потоком плыла Су Чжао, а за ней следовал Юань Ган.

    Проблемы, которые должны были настигнуть их, уже настигли. Люди дворца Утренней луны стали охотиться на них. К счастью, Юань Ган заметил что-то подозрительное, когда они находились у городских стен и вовремя увел Су Чжао.

    Однако в этот раз за ними постоянно следовали люди, и им пришлось передвигаться по бурной реке.

    Когда Су Чжао подплыла к берегу, то уткнулась в берег реки и заплакала.

    Юань Ган спросил: Что такое?

    Су Чжао покачала головой: Мы не убежим.

    Юань Ган посмотрел на бурную реку и сказал: По реке скорее всего можно сбежать.

    — Бесполезно. Слепой уже прибыл скорее всего. Он, должно быть, уже определил наше направление и теперь отправил людей, чтобы они преградили нам путь по реке.

    Юань Ган спросил: Что за слепец?

    — Я не знаю его имени и не знаю, откуда он. Но знаю, что у него острое чутье, и он может по запаху учуять цель. Он хорошо знает мой запах и также учуял скорее всего тебя со мной. Мы не сбежим. Это я навредила тебе.

    Она не знала о договоренности Ню Ю Дао с дворцом Утренней луны, иначе бы она оставила Юань Гана одного.

    Юань Ган спросил: Ты разве не говорила, что владыка Дао сбежал от преследования дворца Утренней луны? Как владыка Дао сбежал? Неужели они не задействовали этого слепого?

    Су Чжао покачала головой: Я не знаю. Должно быть использовали. Но может твой владыка Дао использовал что-то, чтобы вовсе не оставлять запаха? Говорят, что после одного загона он сжег все пастбище. При такой осмотрительности слепой вряд ли мог определить его.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

    Глава 399 - Преследование.

    Oбъявление!!!

    или опеpaция по cпасению перевода

     

    Дорогие читатели, в связи с сокращением количества подписчиков и материальной  подержки со стороны читателей, мы вынуждены сократить количество переводимыx глав. Ибо переводчики тоже люди, и им тоже нужно что-то есть.

    Поэтому теперь мы будем переводить по одной главе в 1-2 дня.

    Eсли ситуация с подсчиками ухудшится, то мы будем переводить еще меньше глав. Если улучшится. То и мы будем переводить больше глав.

    Если вам нравится наш перевод, приключения владыки Дао и остальных, то будьте добры поддержать нас деревянными, или другими путями которые приведут к еще большему количеству подписчиков. Ведь благодаря подписчикам и существует перевод HГ.

    Cудьба перевода Небесного Гения в ваших руках ;)

     

    С уважением, команда  John Galt inc

    Глава 399 – Преследование

    Юань Ган понял, почему Су Чжао впала в отчаяние. Если человек может отследить тебя по запаху, то от этого довольно сложно избавиться. И в воде им тоже не скрыться. Стоит им только раз высунуться и вдохнуть воздух, как они сразу же оставят свой запах. 

    Если человек будет обладать таким нюхом, то он будет мощнее собаки. Собака не может логически мыслить, как человек, а человек сможет понять, если запах внезапно прервется. 

    Два человека сейчас стояли и переводили дух. Они уже пересекли границы царства Ци, но не думали, что здесь они столкнутся с такими проблемами.

    Если у царства Ци были границы, то у дворца Утренней луны их не было. И если огромная конница царства Ци не могла вторгнуться в другие царства, то дворец Утренней луны мог везде отправлять своих людей. 

    Юань Ган осмотрелся по сторонам и заметил, что пока вокруг было свободно и пусто. Он не заметил рядом ни животных, ни людей. Иначе бы он мог снять одежду и с помощью них отправить одежду в другое место. 

    Однако он по-прежнему сохранял спокойствие и, посмотрев в даль на высокие горы, сказал: 

    — Су Чжао, нельзя сдаваться. Поищем что-нибудь, может в другой обстановке что-нибудь найдем. Может особая местность поможет нам. По меньшей мере, я смогу найти то, что нужно будет мне. – он махнул рукой и указал на высокую гору. 

    Затем он взобрался на берег и воткнул меч, который торчал у него за спиной, в землю. Также он сбросил узел, который был за спиной, и вытянул Су Чжао на берег. 

    Повернув голову, он оглянулся и посмотрел на свою промокшую одежду. Затем заметил солому, растущую в этой местности. 

    Быстро сорвав солому, он сказал: 

    — Снимай одежду быстро! – Юань Ган торопил ее, и сам быстро снял с себя всю одежду, пока не остался голым. 

    — … - Су Чжао изумилась. Она поняла примерно что он хотел. Оглянувшись по сторонам, она до сих пор мешкала. Все же ходить голой в этой местности на открытом пространстве немного неловко. 

    Юань Ган дважды не повторял. Он быстро протянул к ней руки и раздел ее догола. 

    Два человека не впервые раздеваются догола, но в этот раз Су Чжао смущаясь прикрыла свои мокрые сочные груди. 

    И как ни крути, а Юань Гану было сложно не обращать внимания на изысканное нежное тело. 

    — Переоденься быстро. Возьми одежду с сумки. 

    Су Чжао быстро раскрыла узел и достала мокрую одежду и наделась. 

    A Юань Ган взял их старую одежду и привязал к стопке соломы. После этого он положил стог соломы в бурлящую реку, отправив ее плыть по течению. 

    Неважно - поможет это или нет, однако два потока запахов будут сбивать обоняние противника. По меньшей мере они создадут помехи для противника, а для себя выиграют немного времени. 

    Су Чжао поняла его и спросила: 

    — Ты все же на земле оставляешь следы свои. Pазве они их не заметят?

    — На войне все методы хороши. Вдруг они подумают, что мы оставили фальшивые следы? Как бы там ни было, а попробовать стоит. 

    Через некоторое время, когда Су Чжао полностью оделась, Юань Ган завернул узел и бросил его за спину, схватил меч и побежал вперед:

    — Побежали! – он убежал далеко вперед.

     Голый по торс Юань Ган бежал на поразительной для простого человека скорости. 

    Су Чжао поразилась его скорости и тоже, закинув узел за спину, помчалась за ним. 

    После того, как она догнала его, Су Чжао схватила его за руку и потянула за собой. Так они вместе полетели. Только скорость их заметно снизилась. 

    — Так не пойдет. Это повлияет на скорость. Отпусти меня. – Юань Ган кричал. 

    Су Чжао: Ты быстро устанешь. Твоих физических сил не хватит. 

    — Посмотрим, узнаешь! – Юань Ган сказал и не стал больше что-то объяснять. 

    И когда они снова приземлились на землю, он с силой отбросил руку Су Чжао и метнулся сам. Только в этот раз он бежал еще быстрее, как ветер. 

    Мышцы играли на его теле, показывая индивидуальную особенность самца. 

    Су Чжао сначала не думала, что он сможет продержаться долго. Она думала, что он просто рисовался перед ней. Однако со временем она заметила, что Юань Ган вовсе не уставал и тем более не сбавлял скорости. Такое разве может выдержать простой человек?

    Однако она кое-что заметила. Со временем Юань Ган стал вдыхать слабо-красноватый туман. 

    Су Чжао присмотрелась к нему с помощью магического глаза культиватора и заметила, что духовная ци неба и земли погружалась в тело Юань Гана. Вот почему он не уставал. Это просто потрясало ее. 

    Если бы Юань Ган был культиватором - то ладно, но она ясно также видела, что Юань Ган не обладал магической силой. Иначе бы ему не нужно было вот так бежать на своих двух…

    Одна огромная птица летела сейчас над бурно-текущей рекой. На птице стояли три человека в черных плащах. 

    Стоящий впереди, с шляпой на голове, Лю Хай временами вынюхивал что-то. Шляпа прикрывала его седые волосы, которые слегка прикрывали его лицо. 

    Когда подул ветер и приподнял его челку, то за ней можно было обнаружить две пещеры вместо глаз. Зрелище было не из приятных. 

    Сбоку от него стояли два человека. Один усатый и бородатый, а другой нет. Оба были в масках. 

    Внезапно бородатый человек что-то увидел внизу и промелькнув спустился вниз. 

    Человек, у которого не было усов и бороды, поддерживая слепого тоже направился вниз. 

    Когда они спустились вниз, он понял, почему бородатый культиватор спустился. Он стоял перед местом, где была скошена солома. 

    — Слепой, что ты чувствуешь? – спросил бородатый. 

    Наклонив голову, слепой ответил:

    — Здесь не нужно что-то чувствовать. Определенно они были здесь. Только странно. 

    Бородатый человек: Что?

    Слепой поднял руку и указал на реку: Вдоль реки также тянется их запах. 

    Бородатый человек указал на место, где была сорвана солома:

    — Должно быть это трюк. Может они специально хотят отвлечь нас на тот запах. 

    Второй культиватор: Старейшина Бай, только эти следы тоже было сложно не заметить. Они оставили здесь ясные следы! И ранее они показали хорошие способности к побегу от нас. Может они так хотят ввести нас в заблуждение? Ты знаешь способности слепого. 

    Бородатый человек посмотрел на место, где Юань Ган сорвал солому, затем посмотрел на высокую гору, потом повернул голову в сторону реки и сказал:

    — Хоть уже дали приказ остановить беглецов, но они довольно хитры и нужно принять меры предосторожности. Ты и слепой, продолжайте двигаться вперед. Здесь рубцы от соломы еще свежие, если они сбежали здесь, то сбежали недалеко. Я проверю все здесь. Если здесь никого нет, то я сразу направлюсь за вами по реке. Если вы спереди обнаружите, что нас обманули, то сразу же возвращайтесь обратно. Следуйте по знакам, которые я оставлю. 

    — Хорошо! – человек без бороды ответил и, поддерживая слепого, взметнулся и присел на птицу. Так они продолжили погоню над рекой. 

    А бородатый человек направился в глубь степи…

    Огромная степь. 

    Добравшись до вершины горы, Юань Ган разочаровался. 

    Мало того, что здесь была одна голая гора, так еще с другой стороны появилась пустыня. 

    Они по извилистой реке неизвестно как долго плавали и неясно как далеко отплыли, и теперь они не знали своего местоположения. Они только примерно знали направление нахождения царства Ци и ее границы, а тут перед ними еще появилась пустыня. 

    Юань Ган все же думал, что тут ему представится возможность. Может получится воспользоваться горами и на дельтаплане улететь как можно дальше. 

    Только сейчас он понял, что слишком он размечтался. 

    — В этих горах даже скрыться негде. – Юань Ган, глядя по сторонам, недовольно сказал. 

    Су Чжао горько улыбнулась: Слепой прибыл, и от него не стоит скрываться… 

    Она остановилась немного и потом придавила Юань Гана к земле, затем указала в одном направлении:

    — Там есть человек. 

    Юань Ган, выглядывая из-за камня, посмотрел вдаль и увидел одну черную точку. Видно было силуэт в черном плаще. Если бы не черный плащ, то его вовсе сложно было определить. 

    — Он похоже прибыл по нашу душу. Это слепой?

    — Слепой не может перемещаться один. Однако если люди дворца Утренней луны рядом, то это означает, что и он сам недалеко. – Су Чжао горестно проговорила. 

    Юань Ган посмотрел в сторону пустыни: 

    — Нельзя оставаться. Если можно убежать подальше, то стоит бежать подальше. Сидя на месте, ничего не поймаешь. Кто знает, может подвернется какой-либо шанс. Вдруг в пустыне что-нибудь найдем. 

    У двух людей не было выбора. Если появится слепой, то их обнаружить для него не составит труда. Тогда им уже останется - только сражаться насмерть. 

    Два человека переговаривались и решили пока не идти в пустыню. 

    Су Чжао схватила за руку Юань Гана и скатилась по наклонной горе. 

    Все же здесь Юань Ган был не быстрее Су Чжао, и он вынужден был соскальзывать с ней. 

    Когда они спустились к подножью горы, то не стали сразу сбегать в пустыню. Они сначала обошли гору со стороны пустыни и нашли то место, где горный рельеф мешал бы обзору сверху в сторону пустыни. И только потом они направились в саму пустыню. 

    В этот раз Юань Ган не отказал Су Чжао, и она подпрыгивала с ним, взлетая над пустыней. Когда она приземлялась, то после нового отскока сглаживала за собой следы на песке…

    Человек в черной накидке поднялся на вершину горы и пристально посмотрел по сторонам, однако никого не увидел. 

    Он спрыгнул с горы и приземлился в пустыне. Он побродил здесь вокруг, изучая территорию, но не нашел следы. 

    Затем он снова поднялся на вершину другой горы и заметил перед собой горную цепь, которая загораживала ему обзор. Он быстро подлетел туда. Около той горы он осмотрел все вокруг, но ничего не увидел. 

    После этого он спустился вниз и начал исследовать пустыню. 

    Вдруг его глаза засверкали, и он взметнулся вверх в направлении Су Чжао и Юань Гана. 

    Хоть Су Чжао хорошо заметала за собой следы, но сложно уложить естественно песок пустыни, как это делает сама природа. Поэтому грубые следы Су Чжао тот человек легко обнаружил. Ему стоило только приглядеться внимательнее. 

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 400 – От судьбы не уйдешь

    Глaва 400 – Oт cудьбы не уйдешь

    Мощное сопpотивление воздуха и груз тела Юань Гана способствовали тому, что Су Чжао растрачивала слишком много магической силы.

    Юань Ган почувствовал, как дальность прыжков Су Чжао сокращалась. Поэтому когда они в следующий раз спрыгнули, он крикнул:

    — Стой!

    Два человека остановились, и Су Чжао не понимая посмотрела на него.

    — Tы несешь меня и тратишь много сил. Отдохни, иначе у нас будут большие проблемы.

    Су Чжао: Сейчас отдыхать? Hас же тогда быстро найдут!

    Юань Ган: Я понесу тебя на спине.

    — … - Су Чжао горько улыбнулась:

    — Я конечно рада посидеть у тебя на спине, но просто тогда ты на песке будешь оставлять явные следы. Ничего. Я еще могу продержаться.

    Она горько улыбалась, а в душе безумно радовалась. Bедь этот человек не хочет ее бросать даже на краю смерти. С таким человеком и бескрайняя пустыня перед глазами покажется цветником.

    Юань Ган: Eсли они смогут добраться сюда, то будем мы оставлять следы или нет - уже не важно. Для нас сейчас сохранить силы важнее. Слушай меня.

    Pаз он так говорил, то это также означало, что и Юань Ган понимал, что шансов у них очень мало. Сейчас действительно они шли на крайние меры. Насколько они смогут убежать, настолько и убегут в поисках любой возможности.

    Раз он так сказал, значит уже подготовился.

    Су Чжао откровенно сказала:

    — Не нужно на спину. Ты беги, а я полечу.

    — Тебе нужно побыстрее восстановить силы. – Юань Ган отказал ей.

    Он передвинул узел со спины на грудь и притянул к себе Су Чжао. Затем Юань Ган присел, схватил ее за ноги, посадил на спину и помчался по пустыне.

    Су Чжао было и стыдно и радостно. Она спросила:

    — По пустыне одному человеку сложно бежать, а неся на себе кого-то еще сложнее. Тебе же тяжело нести меня.

    — Я смогу еще двух таких, как ты, понести! – Юань Ган ответил и дальше помчался. От его бега над пустыней появилась дымная дорожка.

    Не прошло много времени, как из его носа и рта стал выходить красный туман. Он похоже снова начал вдыхать духовную ци.

    Су Чжао сначала беспокоилась, но со временем обнаружила, что Юань Ган действительно не уставал и также свободно бежал. Она подумала, что если потом представится возможность, она точно спросит его об этом.

    Ветер свистел у нее над ухом, словно она скакала на коне. Только конем теперь не нужно было управлять.

    Она достала одну пилюлю Линюань, приняла ее и начала восстанавливать свои силы. Все же этот парень сильный, поэтому у нее еще есть время восстановиться…

    Среди бескрайней пустыни Юань Ган довольно долго уже мчался и не видел пока помех.

    И когда он взобрался на одну дюну и сбегал с нее, перед ним внезапно из под песка появился один пустынный скорпион песочного цвета. Юань Гану показалось, будто этот скорпион действительно вырос из песка. Он, махая своими клешнями, набросился на Юань Гана.

    Такой огромный скорпион испугал Юань Гана. Юань Ган расслабил одну руку, отпустив Су Чжао, и схватил меч. Он взмахнул мечом в сторону скорпиона.

    Тот скорпион немного замешкался и повернул голову, словно хотел сбежать. Только его клешни по инерции направлялись на Юань Гана.

    — Нет! – Су Чжао внезапно крикнула.

    Только было уже поздно. Один меч просто разрезал пополам пустынного скорпиона, и свежая кровь начала фонтанировать из скорпиона. Его кровь была удивительно красной.

    Разрезав мечом скорпиона, Юань Ган заметил, что не такой уж этот скорпион был и опасный. Поэтому не останавливаясь он продолжил бежать дальше.

    Су Чжао вздыхая сказала: Ты разве не знаешь, что нельзя убивать этого скорпиона?

    — Почему? – Юань Ган спросил.

    Су Чжао вздыхая сказала:

    — Ты похоже действительно не знаешь. Этих пустынных скорпионов здесь очень много, и в их хвостах содержится высокотоксичный яд. А передвигаются они по пустыне, словно ветер. Из-за того, что пищи в пустыне не так много, у них особое чутье на кровь. Поэтому стоит в пустыне пролиться крови, как они тут как тут. И любого, кто поранился, они непременно съедят. Они способны даже съедать других скорпионов. Убив одного, ты сейчас привлечёшь полчища других. Они со всех сторон будут атаковать нас.

    Юань Ган молчал. Он понял ее переживания.

    Он не может летать, а может только бежать. Су Чжао с ним тоже далеко не улетит. А потом, когда со всех сторон на них начнут нападать скорпионы, то даже Су Чжао возможно не сможет убежать.

    — Нам нужно свернуть. Если мы продолжим бежать… Все же перед дворцом Утренней луны у нас еще будет шанс, а перед монстрами нет. – Су Чжао горько сказала.

    И в ее подтверждение один за другим со всех сторон стали появляться пустынные скорпионы. Увидев беглецов, они сразу же стали накидываться на них.

    Су Чжао: Отпусти меня.

    — Подожди! – Юань Ган отказался. Он посмотрел в сторону, куда дул ветер, и словно что-то заметил.

    Он увидел, что все скорпионы, бежавшие сюда, внезапно замедлялись и останавливались. Глаза Юань Гана засверкали, и он сказал:

    — Ничего. Ты продолжай восстанавливать силы. Мы сможем избежать их.

    Су Чжао не понимала его.

    Юань Ган уже стал скатываться вниз с дюны по направлению ветра.

    Су Чжао сейчас заметила, что все скорпионы словно чего-то боялись и сразу же отступали назад, открывая путь Юань Гану.

    Су Чжао сразу же удивленно спросила:

    — Что такое? Kакую технику ты используешь? – она не видела, чтобы Юань Ган когда-нибудь проделывал подобное.

    — Потом объясню. – Юань Ган ответил, словно что-то хотел скрыть от нее.

    На самом деле он сейчас нес ее на спине и постоянно бежал на большой скорости, а это было сложно. И чтобы не уставать, ему нужно сохранять ритм дыхания, а некоторые вещи не объяснишь двумя словами.

    Су Чжао удивлялась всему этому и смотрела по сторонам. Только когда она посмотрела назад, то сузила глаза. Ведь она там увидела одного человека в черном, который гнался за ними.

    — Человек дворца Утренней луны прибыл. Отпусти меня! – Су Чжао, скрепя зубами, сказала.

    Юань Ган тоже повернул голову и увидел его, но даже не думал отпускать Су Чжао.

    — Посмотрим, смогут ли его остановить пустынные скорпионы.

    Су Чжао: Это бесполезно. Дворец Утренней луны обладает огромным количеством мастеров. Если он посмел прийти сюда, то значит пустынные скорпионы не остановят его.

    — Будет достаточно, если они смогут ему помешать. Слышал, в этой пустыне есть Бескрайний дворец. Никто не посмеет наводить там шума. Нам нужно только добраться туда, и тогда там я смогу связаться с владыкой Дао. А он что-нибудь придумает. Он это умеет.

    — Не получится. Я задержу их. Ты доберись до Бескрайнего дворца и свяжись с владыкой Дао. Я хоть и попаду в их руки, но они вряд ли будут убивать меня. Ты найди владыку Дао. Дворец Утренней луны говорил, чтобы мы не трогали владыку Дао. Значит у него действительно есть свои способы, и он возможно сможет спасти тебя и меня.

    — Даже если не получится, попробовать стоит.

    Юань Ган крепко держал ее ноги и не отпускал. Он еще быстрее помчался вперед.

    Он ясно понимал, что Су Чжао сейчас просто утешала его. Но раз он увел ее из дворца Утренней луны, то должен нести ответственность за нее.

    — Отпусти меня! – Су Чжао стала бороться и стучать по его плечу, но заметила что этот мужлан был достаточно сильным!

    Поняв, что ей бесполезно с ним бороться, она отбросила мысль освобождаться от него. Ведь раз он решил не бросать ее, то бороться теперь не имеет смысла.

    Глядя на несущего ее мужчину, она плакала и улыбалась.

    Раньше она думала, что ее теперь будет защищать простой человек. Но она не могла подумать, что этот простой человек будет так сильно ее защищать.

    — В этой жизни я меньше всего сожалею, что последовала за тобой! – Су Чжао шептала ему на ухо.

    Юань Ган словно не слышал ее, но мчался стремительно вперед.

    А бородатому человеку скорпионы действительно мешали. Стоило ему только приземлиться вниз, как они толпой накидывались на него, окружая со всех сторон.

    Он взмахнул рукавом и выпустил магическую силу, разбивая всех скорпионов.

    Юань Ган сильно удивил его. Этот парень, полагаясь только на свои две ноги, смог так быстро бежать по пустыне, при этом неся на себе еще одного человека?! Человек в черном смотрел на Юань Гана, как на приведение. Еще больше его удивляло то, что все скорпионы нападали на него при любой возможности, но для этого парня - скорпионов словно не существовало. Что за черт?

    Юань Ган бежал, не сбавляя скорости. Скорпионы ему не мешали, а человеку в черном скорпионы мешали и не позволяли догнать Юань Гана.

    Этот бородатый мужчина - мастер высокого уровня. Если кто-то узнает, что он в пустыне не смог догнать простого человека, то все просто будут смеяться над ним.

    «Бух!» - смерч высотой в несколько чжанов появился в пустыне.

    Человек в черном замерцал и переместился на сам смерч. С большой высоты он прыгнул еще дальше. Хоть он затрачивал тем самым больше магической силы, но зато так ему меньше мешали пустынные скорпионы.

    Когда смерч терял свою форму, он обрушивался вниз, пробивая пустынных скорпионов.

    После нескольких таких марш-бросков бородатый мужчина наконец опередил Юань Гана и преградил ему дорогу, остановившись перед Юань Ганом. Из черного плаща замерцал холодный свет, и мощный меч преградил дорогу Юань Гану.

    Однако он не знал, почему по направлению ветра окружившие скорпионы не смели подходить к нему и теперь не думали атаковать его.

    Юань Ган замедлил шаг и отпустил Су Чжао, при этом тяжело дыша и переводя дыхание.

    Су Чжао наконец спустилась на песок и посмотрела на человека в черном.

    Под маской противника она увидела бороду и узнала меч в его руках. Она, осознав что-то, качая головой сказала:

    — Учитель, даже вы не хотите отпускать меня? Даже вы собрались убить меня?

    Человек с бородой, словно с горечью в сердце, сказал:

    — Почему ты предала нас? Сколько сил я потратил, чтобы поддержать тебя. Сколько раз помогал тебе выходить из ситуации. Я все риски переводил на Цинь Мянь. Если что-то угрожало тебе, я находил методы защитить тебя. А ты меня предала! – последние слова он проговорил с горечью в сердце.

    ***

    Конец главы.

    Всем оптимизма и добра;)

     

  • Небесный гений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии