• Начало после конца
  • «Нет! Это абсолютно невозможно! Артур! Ты знаешь, насколько опасная жизнь у Авантюристов? Мы все считали, что ты погиб, а ты, только вернувшись, опять хочешь пойти на верную смерть? Нет! Абсолютно точно нет».

    Пока моя мама говорила мне это, я видел наворачивающиеся на её глазах слёзы. Я всегда знал, что она не умеет контролировать свои эмоции.

    Рядом с ней, вцепившись в её ногу, стояла Элеонора. «Мам, не злись. Блатик не плохой! Ууу…. Мама, не плачь».

    Директор Гудскай покинула поместье сразу после моего объявления. Могу с уверенностью сказать, что у неё есть море вопросов ко мне, но мы попрощались с ней, чтобы обсудить всё в кругу семьи. Сейчас мы находились в комнате родителей и моя мать, стоящая передо мной, запрещала мне заниматься чем-то хоть отдалённо опасным.

    Отец же был чуть более рациональным. Хоть я и уверен, что ему тоже не понравилась эта идея, однако, если не считать мой возраст, он не видел никаких причин, почему мне не следует становиться авантюристом.

    Я не собирался спорить со своей матерью. Она говорила всё это, потому что беспокоилась за меня, и я никогда не смог бы винить её за это. Такое поведение было ожидаемым, поэтому я хотел медленно подтолкнуть её к этой идеи, но встреча с Директором Гудскай смешала все мои планы.

    Мой отец, не проронивший за это время ни слова, наконец, заговорил: «Дорогая, давай хотя бы выслушаем Артура. Я не говорю, что поддерживаю его идею стать авантюристом, но не думаешь, что мы должны хотя бы выслушать то, что он хочет сказать?»

    «Как ты можешь так говорить после того дня?» - крикнула моя мама и залилась слезами.

    Я посмотрел на своего отца, в попытке понять, о чём идёт речь, но он мне так и не ответил, а лишь постарался успокоить маму.

    Кажется, прошло не меньше часа, прежде чем она успокоилась. И мы, наконец, смогли продолжить разговор.

    Я взял её за руки и сказал: «Мам. Я не планирую уезжать завтра же. Я с нетерпением ждал того момента, когда смогу вернуться домой и провести несколько месяцев в кругу семьи».

    Она до сих пор молчала, но мои слова немного смягчили её, и я тепло улыбнулся ей. Сильви последовала примеру и начала лизать её руки.

    «Я хочу стать авантюристом только ради того, чтобы набраться опыта. Я прожил в королевстве Эльфов целых три года и из-за этого упустил многое, что должен был узнать о мире. Я просто считаю, что самый быстрее всего набраться опыта можно, если статьавантюристом», - я попытался её убедить, всё ещё держа за руку.

    «Я понимаю, к чему ты ведёшь, Артур. Хоть я и был немного старше тебя, но мне тоже, как только я пробудился как маг, не терпелось получить реальный опыт в бою», - вспоминал отец. «Но твоя мама верно говорит. Это по-прежнему опасное и непредсказуемое занятие».

    Моя мама энергично закивала.

    Пока я взвешивал всё сказанное, в комнате повисло молчание.

    «Мам. Пап. А что если со мной будет кто-то в качестве охранника или наблюдателя? Вас бы это хоть немного успокоило?»

    «....»

    «Хмм. Знаешь, а это неплохая идея». Я почти мог видеть, как в голове моего отца вращаются шестеренки, пока он перебирал возможные кандидатуры в мою охрану.

    «Н-Но… Я не смогу видеться с тобой целых три года!» - вновь начала протестовать моя мама.

    Я покачал головой и ответил ей: «Мам, я не собираюсь отправляться в длительные путешествия, и так же отправляться на опасные миссии в отдаленные места. Я планировал возвращаться домой каждые несколько месяцев или даже чаще – всё зависит от того, чем я буду заниматься».

    «Блатик, ты уходишь?» - спросила моя сестренка с таким выражением лица, будто узнала, что Дед мороза не существует.

    Я начал паниковать. «Нет-нет, Элли, я остаюсь. Теперь ты будешь очень много времени проводить со своим братиком, верно?»

    Видимо, мама и папа многое обо мне рассказывали Элеоноре, особенно о том, насколько я силен и умен. Одна из её любимых историй на ночь была о том, как на вершине утёса я спас маму от кучки плохих парней, и из-за этого получил травму, поэтому мне потребовалось некоторое время, чтобы вернуться домой. В конце концов, я стал своего рода героем для своей сестры.

    Я оглянулся на маму. После разговора её лицо стало намного спокойнее. Возможно, до этого момента она считала, что я собрался в возрасте восьми лет я уничтожить всемирное зло или что-то вроде этого.

    «Тем не менее, почему ты хочешь стать сначала стать авантюристом, а не пойти в школу? Разве обычно всё должно быть не наоборот?» - тихо пробормотала она.

    «Причина, которую озвучил отец – это лишь второстепенная задача; я и правда хочу проверить свои навыки на практике. Основная причина в том, что я хочу быть на уровне с первокурсниками, которых повстречаю в школе. И для меня это будет в разы сложнее, если я пойду в школу в восемь лет. Не думаю, что с такой разницей в возрасте, смогу завести много друзей».

    Это было очень жалкое оправдание, но на этот раз моя мама посмотрела на меня с пониманием. Думаю, одиночество ребёнка - худший кошмар любой матери.

    Я рассказал ей не всю правду. Ведь пока говорил это, думал, об обещании, данном Сильвии. Она хотела, чтобы я наслаждался жизнью, а не посвящал всего себя тренировкам. Это было обещание, которое я планировал выполнить несмотря ни на что.

    «Кроме того, я всё равно останусь как минимум ещё пару месяцев. Кто знает, может быть, к тому моменту вас начнёт тошнить от моего присутствия, и вы выгоните меня, прежде чем у меня появится шанс уйти», - подмигнул я маме.

    Я получил затрещину за эти слова, но, всё-таки, она усмехнулась. «Ты! Временами, ты ведёшь себя точно так же, как и твой отец! Слава Богу, тебе хотя бы достался мой ум». Она крепко обняла меня, оставив на душе теплое чувство, к которому я до сих пор не привык.

    «Хэй! А как насчет моего ума? Он также унаследовал мою склонность к магии огня!» - протестовал отец.

    «Ха! От меня мой сын получил девиантные способности». Мама просто отвернула меня от моего отца и показала ему язык.

    «Эли тоже! Бе!» - сестра, подражая маме, показала язык моему опустошенному отцу.

    «Плак! Все покинули меня», - игриво воскликнул он и попытался обнять свою дочь. И мы все попадали со смеху.

  • Начало после конца
  • Отсутствуют комментарии