• На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Она пошла на кухню.

     

    — Папочка, ты голодный? Я бы не отказалась перекусить.

     

    — Нет, Шелли, спасибо.

     

    Этот её внезапный голод показался мне странным. Не так уж много времени прошло с момента ужина. Или это был лишь предлог, чтобы прогуляться передо мной голой? Она постаралась выйти из столовой максимально грациозно, и у неё это получилось. Я с замиранием сердца смотрел, как двигаются её ягодицы, полуприкрытые "миниюбкой".

     

    В один момент она остановилась и задрала мини-юбку, полностью обнажая попку! Она повернула голову ко мне, увидела моё ошалевшее выражение лица, и засмеялась. Опустила юбку обратно и покинула столовую.

     

    Пока она что-то делала на кухне, я напряженно думал. Сперва я заметил, что Шелли всё чаще и чаще зовёт меня "папочкой". Она начала называть меня так с тех пор, как Минди рассказала мне о "гранях дозволенного". И теперь я для неё "папочка", и никак иначе. Очевидно, ей это прозвище кажется сексуальным. Я стал "папочкой", а Минди по-прежнему оставалась мамой.

     

    А Минди до сих пор не обращала на это внимания. Как долго моя жена собиралась не замечать очевидные сексуальные подтексты? Что это значило? Это вообще норма?

     

    Мы трое раньше никогда не вели подобных разговоров! На протяжении предыдущих месяцев Минди всегда отсутствовала во время проделок Мишель. А после порки она каким-то образом стала оказываться в нужное время в нужном месте. К лучшему ли это? Честно говоря, меня её присутствие успокаивает. Создаётся ощущение, что всё в порядке. Но из-за этого ощущения мы можем зайти слишком далеко. Где проходят грани дозволенного для Минди? Они в принципе существуют для неё?

     

    Время шло, а я все размышлял. Я ушел в себя. И очнулся только когда Мишель и Минди вместе зашли в столовую. Жена выглядела взъерошенной. У Мишель в руках были закуски и напиток. Хотя Минди и постаралась привести себя в божеский вид, создавалось впечатление, что в ванной её изнасиловали семеро. Внешне она могла показаться обычной, но я знал, что внутри она горит от похоти. Я с нетерпением ждал момента, когда мы с ней окажемся в постели, и проведём очередную ночь безумной любви.

     

    К моему удивлению, как только мы уселись за стол, Мишель продолжила свой рассказ с того же момента, на котором закончила. Она сидела напротив меня, и я не мог видеть её миниюбку. И поэтому воображал, что она полностью раздета.

     

    Она сказала с ехидной улыбкой.

     

    — Итак, как я и сказала, я слизала всю вкусняшку. Ох уж эта вкусная фигня. А папочка не говорит мне, что это! Наверное, это какой-то десерт, и он не хочет мне говорить, чтобы я не сорвалась с диеты. Иначе я буду целый день её жрать и сойду с ума. Мама, ты знаешь, что это? Это вы с папой кушали в кровати?

     

    Кроме как "это была конча" логичного ответа не существовало. И все это понимали. Но воображая, что это было что-то другое, она могла спокойно об этом говорить.

     

    Показное спокойствие Минди лопнуло моментально. Она выразительно на меня посмотрела и ответила, не отводя глаз:

     

    — Да, мы кушали в кровати. Я помню, я ела большую, длинную сосиску. Она была очень, очень вкусной. Я обсасывала её со всех сторон. Я чуть не подавилась один раз. Помнишь, дорогой?

     

    Не успел я ответить, шокированный такой откровенной метафорой, Мишель вставила:

     

    — Мама, я уверена, это была не сосика. По вкусу совсем не похоже. Фигня была сладко-солёной. И жидкой, тягучей. И белёсой.

     

    Минди блестящими глазами посмотрела на Мишель.

     

    — Хммм. В самом деле, интересно.

     

    Я почувствовал, как "паучок" снова ползёт по моему бедру. Затем я услышал звук расстёгнутой молнии. Он раздался громче, чем взрыв, так как в комнате стояла тишина. Казалось, разговор специально приостановился ради этого!

     

    Улыбка Мишель стала как минимум в два раза шире. Она точно поняла, что произошло.

     

    Мишель просунула руку в образовавшийся проход и извлекла на божий свет мою до боли твёрдую эрекцию. Я был слишком возбуждён, чтобы противостоять этому!

     

    Мишель спросила:

     

    — Мама, ты всё ещё думаешь о сосисках?

     

    Мини улыбнулась.

     

    — О да! Ещё как! У меня она прямо перед глазами стоит. Так явно её вижу, будто в руке держу.

     

    Я глянул на Минди. Она хочет меня до сердечного приступа довести?! Теперь дочь знала, что она схватила меня за член! Минди начала подрачивать мне, усугубляя ситуацию. Она знала, что я был чертовски возбуждённым, а потому совершенно неспособным остановить её!

     

    http://tl.rulate.ru/book/16178/342972

     

    Переводчики: augustin

  • На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии