• На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • После того, как они успокоились и вернулись на свои места, я продолжил объяснять им своё решение. Я поделился многими соображениями, размышлениями и аргументами, которые мы с Минди обсуждали в последние дни. Я признал, что мы дошли до точки невозврата, и ситуация уже не станет прежней. Я объяснил мои мысли по поводу того, что подобные проделки должны оставаться в пределах дозволенного, а затем я тщательно описал все ограничения.

     

    Я сказал о лимите на сексуальные разговоры. Я настоял на том, чтобы Мишель никогда не говорила о своём желании заняться со мной вагинальным или анальным сексом. И если Руби думала о чём-то подобном, то я попросил её держать свои фантазии при себе также.

     

    В последние дни Мишель спрашивала меня об анальном, вагинальном сексе и других подобных темах в процессе, казалось бы, совершенно невинных разговоров. Но я волновался, что если я снова разрешу проделки, то и просьбы "показать что-то новенькое" станут настойчивее. Поэтому я решил заблаговременно пресечь их.

     

    Анальный секс был табу в нашем доме. Мы с женой никогда не могли прийти к согласию по этому поводу, несмотря на долгие совместно прожитые годы. Она неизменно хотела его попробовать, а я ей отказывал. Что я могу сказать? Просто есть вещи, которые я не хочу делать, и анальный секс – одна из них.

     

    Я продолжил знакомить их с правилами:

     

    — Я хочу подчеркнуть, что мы должны избегать прикосновений к интимным частям тела друг друга. Мишель, я не буду трогать твои груди и пах, а ты не сможешь трогать мою промежность. И никакой мастурбации на глазах друг друга, разумеется.

     

    Мишель очень расстроилась из-за этого. Однако, она кивнула, а затем спросила:

     

    — Могу я сама себя трогать за груди? Мне сложно удержаться от того, чтобы не трогать их, понимаешь?

     

    Она взглянула на свои торпеды.

     

    Они были такими большими, что их технически сложно было не трогать.

     

    — Да, хорошо. Но в пределах разумного. Не нужно переусердствовать с этим, ладно?

     

    Она кивнула.

     

    — Что, если я обниму тебя? – спросила она. – Тогда мои груди по-любому дотронутся до тебя.

     

    — Объятия допускаются, конечно. Нам просто следует держать руки прочь от интимных мест.

     

    Она снова кивнула.

     

    Руби спросила:

     

    — Что насчёт меня? Не думаешь, что правила должны быть более гибкими для меня? Я же не твоя кровная дочь.

     

    Я сказал:

     

    — Мы должны быть последовательными. Для тебя действуют те же правила.

     

    Она выругалась:

     

    — Черт!

     

    Мы все пришли к трезвому соглашению по поводу граней дозволенного.

     

    Я сказал:

     

    — Теперь поговорим о Ники. К сожалению, я не знаю, как рассказать ей об этих... играх. Она очень консервативная. Не думаю, что она нас поймёт. Но мне тяжело держать от неё это в секрете. Что скажете?

     

    Минди ответила:

     

    — Я не считаю, что это проблема. Некоторые вещи должны оставаться в секрете. Разве мы рассказываем дочерям о том, чем занимаемся в постели? Нет. Это их не касается. По сути, сейчас та же ситуация, только мы привлекли дьяволиц в качестве наших флафферов. Так что, это не касается Ники. К тому же, я уверена, она не будет рада знать. Если ты начнёшь ей рассказывать, она сморщится и пожалуется, "с.м.и"!

     

    Я кивнул. Я знал, что с.м.и. значит "слишком много информации".

     

    Мишель сказала:

     

    — Я согласна. Мы ничего плохого не делаем, а Ники – она типа пуританка. Она нас просто не поймёт. Я очень надеюсь, что, может быть, позже мы сможем, ну... Ладно, не будем фантазировать. Но сейчас ей незачем знать.

     

    Руби вставила:

     

    — Я правда люблю Ники, но мы не должны ей рассказывать. У каждого есть секреты. Это часть жизни.

     

    Я спросил Руби:

     

    — Что насчёт Синди? Что мы ей скажем? Думаю, она имеет право знать.

     

    Минди сострила:

     

    — Если бы все получали по правам честно, мир бы рухнул.

     

    Я закатил глаза.

     

    Руби ответила:

     

    — Синди не обязана знать. Это личное дело. Если бы я ходила на свидания с парнем, я бы не рассказывала ей о том, как мы целуемся и обнимаемся. Нет уж! Я уже взрослая, и она должна мне доверять.

     

    Я вздохнул.

     

    — Делай, как считаешь нужным. Это твоё право.

     

    Руби скрестила руки под грудью 7-го размера и твёрдо сказала:

     

    — Да. Я знаю свои права!

     

    Когда мы обсудили эти аспекты, Мишель спросила с нетерпением:

     

    — Ну, когда мы можем возобновлять проделки? Я тааааак хочу!

     

    Я взглянул на Руби.

     

    — Извини, но я сказал твоей маме, что мы пригласили тебя только на ужин. Так что она ждёт тебя дома.

     

    Она надулась, как обиженный ребёнок.

     

    — Нуууу! Почемуууу? Мне так нравится здесь! Я не могу дождаться поиграть с тобой снова.

     

    — Знаю, знаю. Я тоже. Но утро вечера мудренее. Приходи к нам завтра, когда твоя мама на работе, как обычно. Но не забывай, что она любит тебя, и ей без тебя одиноко. Вы должны больше времени проводить вместе.

     

    Руби неожиданно кивнула. Она любила маму, и ей было стыдно, что она проводит большинство времени у нас, а не дома. Но вдруг её глаза загорелись.

     

    — Я сейчас же пойду к ней, если ты как следует поцелуешь меня на прощание!

     

    Я инстинктивно посмотрел на Минди.

     

    Моя жена с улыбкой кивнула.

     

    — Давай же, большой мальчик! Ты уже целовал её несколько дней назад. Так сделай это ещё раз! Поцелуй её, как целуешь меня!

     

    http://tl.rulate.ru/book/16178/341002

     

    Переводчики: augustin

  • На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии