• На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Мишель увидела, что сделала Руби, и подбодрила её.

    — Обожемой! Ты сделала это! Ты заглотнула целую эту штуку! Обожемой! Это так эпично! Мы это снимаем?

    Она посмотрела на видеокамеру и с облегчением заметила, что красная лампочка, говорящая о процессе съёмки, горит.

    Она полностью забыла о том, что делали её руки.

    — Как тебе, Руби? Знаю, ты не можешь говорить, но... О Боже! Ты такая красивая, когда твои губы широко растянуты, и скользят вперёд-назад! Твоё лицо такое напряженное, что я сейчас заплачу от радости! Так прекрасно! – она засопела. – Этого движения я ждала! Это Мечта! Наш План! Всё сбывается!

    Я думал, что не смогу возбудиться и впечатлиться ещё больше, но вдруг я увидел слёзы радости в глазах Мишель! Более того, в глазах Руби тоже! Что за нахер?! Я знаю, что они очень эмоциональные, и принимают всё близко к сердцу, но это было слишком даже для них!

    Однако я не мог долго размышлять, ведь Руби впервые отсасывала мне. Я бы уже давно кончил, если бы не та часть меня, которая не могла отделаться от ощущения ужасной неправильности происходящего. Не знаю, чем бы это помогло, но я боролся не на жизнь, а на смерть за то, чтобы не кончить. Возможно морально я не был готов увидеть свою сперму на их лицах?

    Очевидно, что Мишель хотела большего, чем просто наблюдать за Руби. Она была недовольна тем, что её "отодвинули" на нижнюю часть моего члена. Она попыталась обхватить губами основание настолько, насколько это физически возможно, но она знала, что в той части было меньше нервных окончаний. Вскоре она начала посасывать мои яички. Это было почти так же интенсивно, как и то, что делала Руби с моей самой чувствительной точкой.

    Их объединённые усилия чувствовались так хорошо, что мне было плевать на мораль. Я просто не мог жаловаться на нарушение моих правил. По крайней мере, пока веселье было в самом разгаре.

    О боже! Две девушки одновременно лизали мой член, и это было великолепно! Святая корова! Но чтобы это были Шелли и Руби?! Я едва мог дышать! Я должен... Должен был сдерживаться! Ещё нельзя кончать!

    После двух минут этого двойного насилия, я увидел, как Мишель постучала Руби по плечу. Её пришлось ещё несколько раз сильно хлопнуть подругу, чтобы та обратила на неё внимание, и вскоре Руби неохотно поднялась, издав громкий хлопок от прерванного всасывания, за которым последовал глубокий вздох, как будто она вынырнула из воды. Наконец-то Мишель досталась верхняя часть.

    Они практически синхронно поменялись местами: теперь Мишель старалась широко растягивать губы, чтобы вместить меня в свой рот. Ей понадобилось несколько попыток, несмотря на её прежние признания в том, что она уже практиковалась, но в конце концов ей удалось вместить всю мою головку в свой широко раскрытый рот. Она столкнулась с реальными сложностями. Слёзы продолжали капать по её щекам.

    Я не обращал внимания на то, чем занималась Руби, пока не услышал хныканье. Я посмотрел на неё и увидел, что она просто сидела на кровати и смотрела, а слёзы текли по её лицу! Я бы обеспокоился, но выражение её лица ясно говорило о том, что это были слёзы счастья.

    Но всё-таки у меня был повод для беспокойства. Я бы задумался, почему они такие эмоциональные в неподходящих обстоятельствах, но меня отвлекал один судорожный момент наслаждения за другим!

    Мишель не шутила насчёт того, что мысли о моём члене между её губок вызывают у неё слюну. Вскоре она привыкла к трудности удерживать мою необычайно толстую головку во рту, и её активный язык дал новое определение понятию "кайф от язычка", пока она скользила неустанными губами, сильно посасывая. У неё был талант к минету! И как будто всего остального было недостаточно, она сводила меня с ума, фокусируясь на уздечке, пока Руби облизывала мои яйца языком и губами.

    О боже! Я ещё никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо! Так много пальцев! Языков! Везде! Господи Иисусе! И со своей родной дочерью! Боже, прости меня!

    Руби лизала и посасывала мои яйца где-то минуту. Но, казалось, она больше не могла продолжать. Она села и стала наблюдать за тем, как сосет Мишель. Она гладила светлые волосы Мишель и, казалось, хныкала ещё больше, чем до этого. Она пробормотала:

    — Такая красавица! Такая красавица! Подруга, я так рада за тебя! За нас!

    Мишель ничего не ответила. По крайней мере, ничего разборчивого, потому что я не понял её бормотание. Однако слова Руби наверняка тронули её, потому что она заплакала сильнее, чем прежде.

    Мне было странно, что мой член сосут с такими слезами на глазах. Это полностью убило бы моё настроение, если бы я не знал, что то были слёзы радости. Девочки были переполнены эмоциями в этот момент. Очевидно, что наши жизни уже никогда не станут прежними, потому что после такого невозможно вернуться к не сексуальным отношениям.

    Честно, я не знаю, как я смог продержаться так долго. Я почувствовал, как мои яйца тяжелеют, и выкрикнул:

    — Я кончаю!

    Но удивительно, мне удалось не кончить.

    Это из-за того, что Руби смотрела и ждала. Она тут же схватила мой член за основание и сильно сжала его, пока мой импульс кончить... просто не прошел.

    В то же время Мишель оторвала губы от моего члена, чтобы я точно отдалился от грани оргазма.

    Я лежал и тяжело дышал, чувствуя, что мой член взорвётся от горячей спермы в нём, и выплеснет её, как вулкан выплескивает раскалённую лаву, если только одна из них лишь слегка дунет на него. Это было сильно! Это бы и случилось, если бы не Руби, которая крепко сжимала мой член, пока опасность не миновала.

    Девочки уселись на пятки и улыбнулись мне, как кошки, которые съели канарейку.

    Руби и Мишель не говорили со мной, предполагая, что я сейчас не в состоянии болтать.

    Руби протянула, обращаясь к подруге:

    — Боооже! Это было так сложно! Он был готов вылить свою горячую сперму на нас!

    — Знаю! Но ты хорошо справилась. Это было блестяще! Как мы и тренировались. Теперь папочка поймёт, что мы серьёзно настроены приносить его члену максимум удовольствия, и мы не просто парочка глупых большегрудых нимфоманок, помешанных на папочке, которые не могут отличить пещеристое тело от промежности.

    — Да! Но так сложно было сопротивляться! Я только и думала о том, чтобы позволить ему обкончать моё лицо своей липкой вкусняшкой! Но я была сильной!

    — Будь сильной! – страстно повторила Мишель, как будто она поддерживала подругу в разгар жизненного кризиса.

    Они протянули и крепко пожали друг другу руки.

    Напряженное и почти болезненное выражение их лиц было бесценным. Они как будто давали друг другу силы, чтобы бороться с ужасной травмой, такой, как смерть любимого. По их щекам всё ещё стекали слезинки, но они уже заканчивали плакать. Никто бы не мог подумать, глядя на них в тот момент, что они говорят о моём отсроченном оргазме.

    Я подумал: "Боже, я никогда не видел людей, которые так серьёзно относятся к мастурбации и минету! Я даже не знал, что люди в принципе могут так серьёзно к этому относиться! И что такое пещеристое тело, кстати?"

    Казалось, у них на уме крутились тысячи вещей, чтобы обсудить друг с другом. Их лица пульсировали от эмоций. Но вместо слов они просто прильнули друг к другу и поцеловались в губы! И что за французский поцелуй это был! Не очередная попытка возбудить меня (хотя поцелуй, безусловно, заставил меня содрогнуться от вожделения); он олицетворял настоящую любовь и эротическую страсть между ними.

    Этот поцелуй заставил меня задуматься о том, чем они занимались долгими вечерами в комнате Мишель, когда Руби задерживалась допоздна. Я не расстраивался, нисколько. Мысли о том, как они трутся кисками и резвятся с резиновым дилдо возбудила меня ещё сильнее!

    http://tl.rulate.ru/book/16178/378088

  • На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии