• На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • На этом моменте я сломался. Её фантазии были далеко за гранью дозволенного. Я смог удержаться и не кончить. Я схватил Минди, которая сидела на мне в позе наездницы, безжалостно сжав её бёдра, и кинул её на кровать. Я крикнул:

     

    — Я покажу тебе!

     

    (Это был приглушенный крик, так как я старался сильно не шуметь).

     

    Я вынул член из неё, но не надолго. Я навалился на неё и вставил пенис обратно в её горячую промежность. В моей голове она уже была не Минди, а Мишель. Я закричал:

     

    — Ты хочешь, чтобы тебя оплодотворили, маленькая извращенка? Хорошо, папочка тебя оплодотворит! Вот так, Шелли! И так!

     

    С каждым "так" я входил в неё так глубоко и сильно, как только мог.

     

    Минди это нравилось. Она ответила мне голосом Мишель:

     

    — Оплодотвори меня, о да, мой папочка! Я была... Ууууух!

     

    Она сбилась, потому что я вставил ей со всей силы. Но вскоре она продолжила:

     

    — Я была плохой! Заводила тебя! Но сейчас, папочка, ты сделаешь меня мамочкой! Я... Ууух! Боже!

     

    Я снова вставил ей.

     

    — Папочка, ты должен знать! Я не пью таблетки, а ты вставляешь мне! Именно этого возбуждающие дочки и заслуживают!

     

    В этот раз я выдержал паузу, чтобы она закончила мысль, а затем снова всадил ей.

     

    Она взвизгнула:

     

    — Уууууух! Ох! Господи! Папочка, ты слишком большой! Но мне пора привыкать ооооох! Потому что если ты оплодотворишь меня, то я буду тебе принадлежать! Ох! Ох! Моя киска полна твоей спермы, но наполни меня свежей партией!

     

    — О да! О да!

     

    Ответил ей я. Пот капал с моего лица, когда я совершал фрикции. Мне трудно было говорить, но кое-как я сказал:

     

    — Следующая партия... Сделает... Тебе ребёнка!

     

    С этого момента мы больше не говорили вразумительно. У нас было достаточно ментальной стимуляции. Теперь мне не приходилось притормаживать, чтобы узнать, что она скажет следом. Я начал входить в неё быстрее и быстрее. Я нашёл нужный ритм и двигался предсказуемо, но иногда я удивлял её неожиданным движением.

     

    Мы были горячими, как пирожки из духовки. Минди продолжала выкрикивать "папочка!" И каждый раз я чувствовал, что нагреваюсь всё больше и больше. Хотя мы оба были вне себя от похоти, мы старались не кричать, чтобы Мишель нас не услышала.

     

    Я кончил первым. У меня было правило дать Минди кончить первой, чтобы точно знать, что она получила удовольствие. Обычно когда я понимаю это, я сам теряю контроль, и мы кончаем практически одновременно. Но в этот раз я был так запредельно возбуждён, что просто не мог ждать.

     

    Однако мне не о чем было беспокоиться, ведь как только я начал кончать, Мишель кончила тоже. Это был не просто "громкий вздох и всё" – она билась как эпилептик в припадке подо мной! Я боялся, что она скинет меня с себя. Но я тоже кончил дико.

     

    Наверное, она бы скинула меня с себя, если бы я сознательно не приложил усилия и не остался в ней до конца, так что я излил в неё всё до последней капли! Я представлял, что я оплодотворяю дочь. Только когда я излился до конца и мой член обмяк внутри неё, я перестал в ней двигаться.

     

    Минди была такой же измотанной, как и я, но она нашла в себе силы пошутить:

     

    — Это было мило. Ладно, теперь притворимся, что я Руби. Её ты тоже должен оплодотворить.

     

    — Ха! Мило, – я фыркнул. – Очень смешно. Если я повторю это ещё раз, то умру от сердечного приступа. Это было опасно. Ты хотела выебать меня до смерти?

     

    Она призналась:

     

    — Я знала, что это будет классно, но я не знала, что это будет ТАК классно! Господи Иисусе на беговой дорожке, вот что я называю классной еблей!

     

    Но к моему сожалению, после оргазма всегда наступает это чувство – грусть после секса. Это часто случается со мной. Вот я улетаю на небеса от мысли о том, как моя сперма наполняет киску дочери, обещая ей дитя, а через минуту меня тянет блевать от той же самой мысли. Возвращаясь назад, я не мог поверить, что охотно позволил жене напоить дочку коктейлем из моей спермы. А теперь вот это вот.

     

    Я подумал: "Это был просто пиздец. Я либо полный псих, либо похотливый псих. Оба варианта верны".

     

    Я посмотрел на жену обиженным взглядом. Именно она подтолкнула меня к идее с "энергетиком", когда сосала мне и дрочила, так что я не мог мыслить здраво. Потом она вылезла с, пожалуй, самой порочной и сумасшедшей фантазией из всех возможных. И, кажется, ей отнюдь не было стыдно.

     

    Она пришла в себя быстрее, чем я, и встала с кровати. Она начала выбирать, какой костюм надеть на работу, и бормотать что-то о том, как её киске сейчас приятно. Я с трудом представлял её в модном офисе, при параде, в дорогом деловом костюме, зная, что она же прошлой ночью была потной, потрёпанной, с красной задницей, голой, и она же отнесла полный стакан моей спермы нашей дочери, чтобы та всё выпила. Я не представлял, что сказали бы её сотрудники, если бы узнали о её тёмной стороне, о которой только недавно узнал я сам.

     

    Я сказал:

     

    — Минди, притормози. Нам нужно обсудить то, что только что случилось. Я не отрицаю, что секс был прекрасным, но эти фантазии были далеко за гранью. Это было неправильно. Ты зашла слишком далеко в этот раз.

     

    — Что? – наивно спросила она.

     

    Она сексуальной походкой ходила по комнате, размышляя, что надеть. Так она сбивала меня с мысли.

     

    — Это были просто фантазии. Ты же заметил, что я не шумела, и Мишель ничего не услышала.

     

    — И слава богу.

     

    http://tl.rulate.ru/book/16178/355862

     

    Переводчики: augustin

  • На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии