• На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Мишель ответила:

     

    — Ну и пусть, зато нам нравится! Мама так назвала меня, когда мы ужинали, и по-моему, это круто!

     

    Руби заметила, как я хмурюсь, и добавила:

     

    — Только подумай. Как я это вижу: наша задача – возбуждать тебя и держать твой член в напряжении. Но мы не принесём тебе разрядки. Разрядку ты получишь сам, или с Минди. Поэтому мы просто нимфетки, что мелькают рядом. К тому же, у нас большие сиськи, и мы очень гордимся ими!

     

    Она завела обе руки за спину и прогнулась.

     

    Мишель сделала то же самое. Зрелище, когда они обе выставляли свои груди подобным образом, было потрясающим! Я удивлён, что мой стояк не вырос настолько, чтобы ударить меня по лицу. В этой позе был смысл. Их груди были очень важной частью их самоощущения и сексуальности.

     

    Мишель сказала:

     

    — Нимфетки обычно ассоциируются с девочками, которые возбуждают парней, но не удовлетворяют их. Мы изменим это! Ты полюбишь наши проделки!

     

    Я не мог не улыбнуться.

     

    — Я в этом не сомневаюсь.

     

    Она добавила:

     

    — К тому же, Руби всё правильно сказала. У нас большие сиськи, и мы ими гордимся! Мне нравится, что они тебе нравятся, и я собираюсь демонстрировать их тебе при каждой возможности! Я воспринимаю себя не просто как твою дочь, а как твою большегрудую дочь!

     

    Она наклонилась вперёд, от чего её массивные дыньки закачались.

     

    Эротическое напряжение наэлектризовало воздух. Мне не нужно было даже видеть их твёрдые соски, чтобы понять, как они возбуждены. А они, естественно, не могли не заметить набухающую выпуклость в моём паху. Я попытался ослабить напряжение, и перевёл разговор с темы их сисек на более тривиальные вещи:

     

    — Чем планируете заниматься сегодня, девочки?

     

    Мишель сказала:

     

    — Мы бы хотели провести весь день с тобой. Практиковаться в обнимашках и поцелуях, следить за тем, чтобы твой член не опускался! Но раз ты попросил не нагнетать, то мы оставим тебя наедине. Зови нас, когда захочешь.

     

    — Это мудрое решение, – сказал я.

     

    Руби объяснила:

     

    — Мы хотим отпраздновать! Мы собираемся позвать всех наших подружек и устроить грандиозную вечеринку! – она тут же спросила: – Ты не против?

     

    Я хихикнул.

     

    — Не-а.

     

    Раньше они меня никогда не спрашивали. Я знал наверняка, что это будет вечеринка возле бассейна. Я был не против. Но вдруг мысль пришла мне в голову, и я спросил их:

     

    — Вы же не расскажите им о наших договорённостях? Не рассказывайте!

     

    Мишель засмеялась:

     

    — Конечно, нет! Это было бы тупо. А мы не тупые. Мы не будем нагнетать атмосферу!

     

    Руби добавила:

     

    — Да, мы своенравные и избалованные, и с нами бывает тяжело. Это распространённая проблема для грудастых красавиц, и мы не исключение. Мы все знаем, что у Мишель репутация избалованной принцессы. Но я приложу все усилия для того, чтобы контролировать её.

     

    К моему большому удивлению, Мишель не только не стала спорить, но и добавила:

     

    — А я буду контролировать Руби! Мы знаем, на что мы способны. Но ничего страшного не произойдёт!

     

    Я удовлетворённо кивнул. Мне в голову пришла идея.

     

    — Шелли, я уже дважды целовал Руби в губы. Ты хочешь, чтобы я также поцеловал тебя? И ты обещаешь держать себя в руках?

     

    — Да, и да!

     

    Она поспешила ко мне и прильнула губами к моим.

     

    Через секунду наши языки соприкоснулись! Моё тело как будто ударило электричеством. От кончиков пальцев до макушки я чувствовал эту приятную дрожь. Я не мог поверить, что целовался со своей родной дочкой! Так порочно! Но так классно!

     

    Французский поцелуй с дочкой стал для меня непередаваемым опытом. И что ждёт меня в будущем, если один её поцелуй настолько приятный? Казалось, мы оба не в силах остановиться.

     

    Я обнял её сзади, медленно перемещая руки на её ягодицы. Её трусики были настолько маленькими, что я их не чувствовал. Я просто дотрагивался до нежной попки. Я гладил и мял её мягкие ягодицы. Я так давно об этом мечтал.

     

    Мишель также трогала мои ягодицы через шорты. Её большие сиськи вдавились в мою грудь. Мой стояк упирался в низ её живота. К счастью, он бы спрятан в шортах. Она игнорировала его, не стараясь тереться об него, и я был ей за это благодарен.

     

    Обжимания с собственной дочерью оказались для меня слишком эротическим и тяжелым испытанием! Я чувствовал, что могу кончить очень скоро!

     

    Я неохотно отстранился от неё. Мы целовались минуту или две, но они ощущались, как годы абсолютной нирваны.

     

    Мишель выглядела ошеломлённой, как и я.

     

    Руби заговорила вместо нас:

     

    — ВАУ! Это просто... ВАУ! – затем она снова завела руки назад, делая скромную позу, но привлекая внимание к своим грудям. – Может и мы с тобой повторим?

     

    Я подумал и сказал:

     

    — Лучше не стоит. Помни, что мы должны продвигаться по шагу. На сегодня достаточно. Идите и повеселитесь со своими подружками, а я поработаю. Кроме того, Руби, мы с тобой уже дважды целовались, так что Мишель всё ещё позади тебя.

     

    Мишель выдала:

     

    — Ну да!

     

    Руби затихла. После долгой паузы она сказала:

     

    — Хорошо. Ты прав. Главное – не терять контроль.

     

    — Именно.

     

    Затем она обратилась ко мне более весёлым тоном, тыкая в меня пальцем.

     

    — И всё-таки, имейте в виду, мистер! В следующий раз я поцелую тебя так, что ты запомнишь это на всю жизнь!

     

    Я ухмыльнулся.

     

    — Это серьёзное заявление, девушка. На словах ты Лев Толстой, а кем окажешься на деле?

     

    — Я тот ещё Лев Толстой! И в деле, и в теле!

     

    Перебросившись ещё несколькими шутками, девочки ушли подготавливаться к своей вечеринке у бассейна.

     

    Я подумал, что мы пересекли Рубикон. Я сосался с собственной дочерью! Этого назад не заберёшь. Не знаю, куда это приведёт нас, но назад дороги нет. Наши отношения уже никогда не станут прежними. То же самое касается Руби, ведь я воспринимаю её, как дочь.

     

    Но... Почему я не чувствую себя ужасно? Мне немного стыдно за себя, но лишь немного. Правда в том, что я очень возбудился. Вот так всё и должно происходить: весело, эротично, и без лишнего напряжения.

     

    Мне не нравится прозвище "большегрудые нимфетки", но я должен признать, что оно очень хорошо им подходит. Посмотрим, сколько их проделок я осилю. Возможно, с их помощью я скоро превращусь в демона мастурбации!

     

    http://tl.rulate.ru/book/16178/352509

     

    Переводчики: augustin

  • На Грани Дозволенного 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии