• MorTeSal: Online
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Полумрак палаты действовал умиротворяюще, а мерное пиликанье приборов
    жизнеобеспечения лишь усиливало этот эффект. Задумавшись о чем-то, я
    вновь опустил взгляд вниз, и тревога разгорелась с новой силой, несмотря
    на спокойную обстановку.

     

    Ребекка еле слышно дышала, практически
    бесшумно, больше напоминая безжизненную куклу. Так нравившиеся мне
    длинные шелковистые волосы пришлось остричь, кожа потеряла бархатность,
    но все равно это все еще была моя милая Ребекка. Осторожно коснувшись
    ее руки, я грустно улыбнулся, и жена вдруг открыла глаза.

     

    — Макс? — даже голосок стал настолько тихим, что мне пришлось напрягать слух.

     

    — Прости, милая, я тебя разбудил.

     

    — Я всегда
    рада видеть тебя, — вымученно улыбнувшись, прошептала девушка,
    но на что-то большее, чем слегка искривить уголки губ, ее не хватило.
    — Но...

     

    Молча ожидая, я чуть сильнее сжал пальцы супруги, и она, кашлянув, пробормотала:

     

    — Ты еще молодой, да и известный...

     

    — Нет, —
    мне пришлось немного повысить голос, чтобы прервать наш стандартный
    разговор. Она считала себя никем иным, как обузой, да и не она одна.
    Макс «Ураган» Ветров, один из известнейших циклодрайверов, губит свою
    карьеру, отвлекаясь на смертельно больную жену, когда стоит рукой
    махнуть, и поклонницы лягут в койку.

     

    Впрочем, лично я никогда не
    воспринимал свою известность, как должное. Популярность «циклов» —
    сверхскоростных антигравитационных байков — была пока что очень
    непродолжительной, если сравнивать с любым другим, даже не спортом, а
    вообще зрелищем. Взлетела в кратчайшие сроки, обогнав многие другие
    развлечения. Но, даже так, болезнь Ребекки налетела не менее
    стремительно, так что у нас банально не оказалось тех баснословных сумм,
    которые требуют врачи. Спонсоры лишь вгонят меня в долги, если брошу
    все прямо сейчас, да и техника мне не принадлежит, чтобы ее хотя бы
    продать. Но все это — не повод сдаваться, только вот время играет против
    меня, в отместку за то, как я постоянно пытался обогнать время, гоняя,
    словно безумец.

     

    — Я договорился, скоро все будет хорошо. Врачи
    отличные, быстро тебя на ноги поставят, — попытавшись нацепить
    максимально искреннюю улыбку, твердым голосом сказал я, но Ребекка
    сразу же закрыла глаза. Не поверила.

     

    — Это все очень дорого.

     

    — Не дороже денег. Выиграю сегодняшнюю гонку, и все. Затем и пришел, ты ведь приносишь мне удачу, милаш.

     

    Губы
    девушки слегка дрогнули, и она вновь попыталась улыбнуться, так
    и не решившись открыть глаза, лишь крупная слезка выскользнула из-под
    закрытых век. Нежно поцеловав Ребекку, я так и не дождался
    ее напутствующих слов — похоже, она вновь уснула.

     

    ***

     

    Решающая
    гонка проходила в моем родном городе, так что это было даже символично.
    Хотя, скорее, кто-то решил просто попиариться, возведя новую трассу в
    городе, подарившем миру как минимум двух известных циклодрайверов, но
    даже так было приятно и немного грустно вновь колесить по знакомым
    улицам, так изменившимся за те десять с лишним лет, что я мотался по
    странам. Лишь вычурные вывески «"Ураган" против "Торнадо"» больше
    раздражали, чем побуждали гордиться тем, чего я добился.

     

    Вместо
    отеля я попросил роботакси остановиться неподалеку от набережной и,
    выскочив из машины, будто мальчишка, почти что вприпрыжку добрался
    до ограждения, за которым была лишь подсвеченная лазерами поверхность
    искусственного водоема. Лучи красиво рассекали покачивающуюся гладь,
    а я, втянув влажный воздух, выудил из кармана смартфон и набрал номер
    Мека, как он себя просил называть. Мой помощник.

     

    — Как прошло? — задал я короткий вопрос без лишний приветствий.

     

    — Обижаешь, Макс. Усе в лучшем виде.

     

    — Серьезно? — почувствовав, как сердце начинает биться чаще, я вжал девайс в ухо, боясь пропустить хотя бы звук. — Согласился?

     

    — С таким не шутят. Третий круг — и в дамках. Там уж сам не оплошай.

     

    Послышался щелчок прерванной связи, но я не сразу убрал смарт. Все-таки согласился? Уф.

     

    Конечно,
    гонщиков было немало, но фаворитами были только мы с «Торнадо». Похоже,
    что переживания выбили меня из колеи куда дальше, чем я мог себе
    представить, так что я уже не был уверен, что смогу занять первое место,
    но это было жизненно необходимо. И, конечно, предложить ему проиграть
    можно было бы только если бы я имел на руках достаточно денег, чтобы ему
    было достаточно для второго места. Через левых людей поставить на себя,
    потом набрать сразу нужную сумму... Мне самому было мерзко от того, что
    до этого дошло, но когда на кону жизнь, можно разок сыграть и не по
    правилам.

     

    Немного успокоившись, я все равно не мог найти себе
    места все время до гонки, которую для зрелищности решили проводить
    в сумерках, подсветив всю новехонькую трассу огнями до такой степени,
    что она больше напоминала Рождественскую ель. А ведь праздники скоро...

     

    ***

     

    Проведя
    рукой по обтекаемой машине, сейчас стоявшей на стабилизаторах,
    я закрепил на голове интерфейс дополненной реальности, чтобы
    ни на секунду не отводить глаза от трассы. Несмотря на наличие силового
    поля, защищающего циклодрайвера, катастрофа на высоких скоростях была
    чрезвычайно опасна. Из-за этого порой кажется, что зрители больше любят
    ходить к новичкам, где можно поглядеть на то, как начинающие гонщики
    кувыркаются внутри стабилизирующего шара, порой ломая конечности, после
    того, как цикл врежется в ограждение.

     

    — Давай, Ураган!
    Вперед-вперед! — все собравшиеся вокруг члены нашей команды радостно
    зааплодировали, увидев поднятый мной большой палец, а я, усевшись
    на свой блестящий черный цикл, стиснул рукояти в руках.

     

    «Силовое поле активно. Антигравитационный стабилизатор активен. Зажигание».

     

    Мелодичный
    женский голос зачитал стандартные команды, и, повиснув над землей,
    машина послушно вильнула, выруливая на трассу. Остановившись перед
    стартовой линией, я слышал, как гудят двигатели подлетающих сзади
    циклодрайверов, показавших куда более плохие результаты во время
    квалификационного заезда, и лишь один, расположившийся справа от меня,
    был абсолютно спокоен. Настолько, что даже выключил двигатель, явно
    красуясь перед фанатами.

     

    Красный, красный, желтый, желтый...

     

    Мгновение —
    и серая поверхность трассы, идущей по прямой, слилась в одну сплошную
    полосу, в которой боковые огоньки ограждений стали цветастыми линиями.

     

    — Один
    Ка Право Пятнадцать Сто, — пронеслась перед глазами быстрая строчка,
    продублированная голосом, и, проскочив обозначенный километр, я резко
    повернул вправо, чувствуя, как плавно идет цикл в моих руках.
    Пятнадцать — вертикальный «поворот», идущий практически под углом
    девяносто градусов вверх; чувствуя, как компенсаторы вжимают меня
    в сидение, я ловко перескочил на стену и помчался до второго подобного
    поворота, из-за чего дальше придется гнать уже вниз головой. Ботинки
    тихо загудели, удерживая меня на машине, трасса вновь слилась в единое
    целое, но дальше было плавнее.

     

    Постепенно окружение будто бы
    замедлялось. Я начинал чувствовать каждый пролетевший метр, каждый
    огонек на ограждении, привыкая к сверхскоростям, и, не общая внимания
    на крики ведущего, рассказывающего о том, как кто-то втесался в стену
    и остался висеть в шаре поля, бросил быстрый взгляд в сторону. Торнадо
    уже был здесь. Будто бы игрался, ведя свой цикл наравне с моим. Он может
    быстрее, а я проиграю в любом случае?

     

    Замешкавшись, я не вовремя
    вошел в следующий поворот и отстал сразу на два корпуса от Торнадо.
    Трибуны, расположившиеся далеко внизу, взорвались криками, ведущий
    пробормотал что-то ехидное, а я лишь представил, что Ребекке придется
    и дальше лежать в палате, ожидая того, как она со дня на день умрет.

     

    Второй
    круг. Улюлюканье толпы стало настолько надоедливым, что хотелось просто
    взять и заткнуть уши, но причины были не в насмехательствах. Зрители
    ревели от экстаза, поскольку что я, что Торнадо, выжимали максимум
    из своих машин. Вот я вошел в поворот по бровке, даже услышав
    предупреждающее гудение силового поля, которое активировалось бы,
    окажись я еще хоть на миллиметр ближе. Вот Торнадо пронесся мимо меня,
    почти задев нос моего цикла, вновь пытаясь доказать, что быстрее.

     

    Трасса
    превратилась в слайд-шоу, где мы совершали ход за ходом
    в сверхскоростных шахматах, за которыми уследить не мог больше никто.
    К концу второго круга мы обошли последних циклодрайверов и вскоре
    увеличили бы отрыв еще больше. Позади снова никого, но Торнадо
    не собирается сдаваться мне и на третьем круге.

     

    Стена, смена
    плоскостей, очередной резкий поворот. Я наконец-то вырвался вперед,
    на этот раз почувствовав, как тряхнуло цикл из-за мигнувшего силового
    поля. Неужели все? Осталось только добраться до финиша...

     

    Сзади
    что-то громко загудело, а затем послышались разномастные крики, вместе
    с испуганным воплем ведущего. Бросив взгляд в мониторы заднего вида,
    я почувствовал, как все внутри оборвалось.

     

    Тарахтя поврежденным
    двигателем, цикл врезался в стену, отчего «Торнадо» вылетел из седла,
    даже несмотря на магнитные ботинки. Мне показалось, что я даже услышал,
    как хрустнули его колени, выгнувшись под неестественным углом, когда
    парень кубарем летел по покрытию дальше, словно бы пытаясь догнать меня
    даже без цикла. Но это было лишь иллюзией, я не мог его слышать.

     

    Резко
    выключив двигатель, я бросился к неподвижно лежащему телу, в стену
    рядом с которым врезался поврежденный цикл. Осторожно стянул с гонщика
    маску, которая могла перестать подавать дыхательную смесь из-за
    повреждений.

     

    — Брат... Как. Как же так?! — пробормотав, я никак
    не мог осознать, что без силового поля у него не было и шанса. Алекс
    «Торнадо» Ветров погиб. Из-за меня.

     

    — Перегрузка двигателя...
    Опасность.., — сообщил шипящий из-за помех электронный голос, а затем
    дымящийся цикл взорвался, отбросив меня к противоположной стенке.

     

    ***

     

    Несколько
    мужчин и женщин собрались в специально отведенной комнате со стеклом,
    из-за которого можно было следить за ходом операции. Все выглядели
    донельзя серьезными, или просто пытались придать своим образам излишней
    важности и деловитости.

     

    — Что скажете? Страховка покроет расходы?

     

    — Думаю,
    что да, — отозвался на вопрос седого мужчины самый молодой
    из присутствующих. — Направление перспективное, так что, даже если
    прямая выплата вас не устроит, то патент и будущие прибыли должны
    окупить все это с лихвой.

     

    — В самом деле? — скептически произнесла
    девушка. — Мне всегда казалось, что люди сейчас слишком ленивы... Им бы
    все готовое, на блюдечке.

     

    — Так это оно и есть, просто немного
    в другой плоскости, — уверил ее молодой. — Вы наверняка имеете в виду
    литературу или медиа, вроде четырехмерных кинотеатров, верно? Почему
    люди ходят на подобное? Интересно ощутить себя в роли бравого солдата,
    изничтожающего демонов из двустволки, или ловкой и сильной женщины,
    разграбляющей гробницы. Но, даже если отбросить в сторону
    фантастичность, те же циклодрайверы удивляют тем, как им удается
    не терять себя на высоких скоростях. Я вот, например, даже на обычном
    авто боюсь ездить где-то вне города, кажется чересчур быстрым, — сообщил
    парень, самоуничижительно улыбнувшись.

     

    — Быть может вы и правы, — сдалась женщина. — Но ковыряться в мозгу... Не перебор?

     

    Молодой выудил из папки ультратонкий планшет и быстро вывел на экран информацию.

     

    — Хм...
    Взрыв повредил часть тканей, так что без операции он все равно
    погибнет. А так — двух зайцев, все же не каждый согласится себе ставить
    железки в череп. А тут у нас преступник, братоубийца, даже если
    общественность что-то пронюхает, никто против ничего не скажет. Будем
    апеллировать к искуплению вины в виде продвижения нейрохирургии, мол,
    «Ураган» вместо одной загубленной жизни решил спасти множество других.

     

    — Ваша
    правда, — сморщившись, сказал пожилой мужчина, брезгливо посматривая
    на то, как робот-хирург аккуратно орудует инструментами.

     

    Однако
    спокойная атмосфера прервалась весьма быстро: в операционной появились
    врачи и, спустя несколько минут, один из них зашел в комнату к важным
    гостям.

     

    — Приношу свои извинения, все же операция нетривиальная...
    Быть может, если минимизировать имплант, то удастся завершить,
    но с текущим количеством необходимых для работы нейронных спаек
    мы просто убьем пациента раньше, чем все получится.

     

    — Что ж. Тогда... Отложим. В криокамеру нашего горе-гонщика.

  • MorTeSal: Online
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии