• Я замерла на мгновение, прежде чем быстро ответить.

    — Нет, Нокс, если мы оба не пострадали, то всё так должно оставаться и дальше.

    Он кивнул головой.

    Был только полдень, но было бы лучше, если бы он заснул сейчас, а не продолжал тратить силы, верно?

    Нокс послушно лег на кровать. Однако его пальцы сжали мою руку, и вместо того, чтобы убрать их, я просто села рядом с кроватью.

    — Я останусь здесь, пока ты не уснешь.

    — Хорошо. Кстати, Эми.

    — Да?

    — Если я сейчас засну, то смогу ли я не спать ночью?

    Что? Мои глаза расширились, когда я посмотрела на Нокса.

    После того, как он заговорил, он посмотрел на меня полными страха глазами и упрямо закрыл рот. Он выглядел обеспокоенным, вероятно, потому, что боялся, что ему не позволят этого сделать.

    — Но зачем?

    Ответила я вопросом на вопрос.

    — Чтобы я мог быть с тобой даже ночью.

    Мне нечего было ответить ему на это.

    «… Но разве мы уже не вместе?»

    — Так я могу не спать?

    — Нет, дело не в том, что не можешь… нет, скорее всего, это просто невозможно.

    — Но почему?

    — Ночью… у меня есть дела по ночам.

    Я не могла просто сказать: «Я итак вижу тебя ночью, когда ты становишься взрослым».

    Хотя это ничего бы не изменило, даже если бы я сказала ему, тем не менее, я не могла сообщить ребенку, у которого был такой сильный жар, столь шокирующую правду. Даже если я скажу ему правду, то сделаю это, когда он будет в добром здравии.

    Я почесала щеку. Нокс крепко обнял меня, будто боялся, что я оттолкну его, прежде чем осторожно спросить: — С кем ты встречаешься по ночам?

    — Х-хм? Эм. Ну, как бы…

    Глаза Нокса, не мигая, смотрели прямо на меня.

    — К кому ты ходишь по ночам?

    — К тебе.

    Наступили сумерки, солнце окрасило всю мебель в алый цвет. Свет достигал кровати Нокса, на которой он мирно спал.

    Э-э-э… хаа~

    Ребенок заснул, дыша часто, но спокойно, словно у него и не было раны на спине.

    Занавески затрепетали.

    Рядом с кроватью стояла книжная полка. Я повернула к ней голову, размышляя, не почитать ли какую-нибудь книгу.

    «Нет, скоро уже надо начинать готовиться к ужину».

    Тем не менее, как я могу вытащить руку из его хватки?

    Нокс крепко держал мою руку в своих маленьких ручках, словно в тисках. Каждый раз, когда я пыталась её вытащить, он открывал глаза. Он смотрел на меня так, словно я предала его.

    Я не могла просто оставить ребенка, ведь он будет страдать из-за моего ухода.

    Это большая проблема. Мне еще нужно постирать белье, сложить высохшие простыни и приготовить ужин.

    Я поморщилась. Затаив дыхание, я предприняла восьмую попытку к бегству, осторожно разжимая его пальцы.

    Может быть, из-за лекарств, но теперь он, казалось, спал более спокойно.

    «Смогла!»

    Я осторожно положила маленькую ручку ребенка обратно на подушку. Убедившись, что Нокс не проснулся, я тихонько отошла и быстро закрыла дверь.

    — Ху… Ха…

    Закрыв дверь, я откинулась назад и вздохнула.

    Когда же успело стемнеть? Время прошло быстро, хотя я видела, как солнце уже садится за горы. С тех пор как Нокс получил травму, время, казалось, не шло — летело.

    После того как потеряла родителей и поселилась с сестрой, я никогда не покидала это место.

    Поскольку я знала, что лес снаружи опасен, я никогда не чувствовала себя стесненной в этом доме. Самое главное, что я никогда не чувствовал скуки из-за усилий моей сестры. Моя жизнь здесь всегда была мирной. Так было до появления Нокса, и теперь моя жизнь напоминала бурлящий водоворот.

    Я никогда не жалела, что влезла в эту историю вместо моей сестры, но мне интересно, как изменится мир из-за моего выбора.

    После того, как Нокс исчез, его люди отправились на поиски.

    Наиболее активно в поисках Нокса принимали участие его Рыцари Рассвета. Хотя их компетентность была неоспорима, они оставались на шаг позади наследного принца.

    Когда рыцари, наконец, прибыли, Нокс держал на руках мёртвую девушку. Этой девушкой была Диана, первая любовь Нокса.

    «В тот день из его глаз впервые потекли слезы».

    Читатели могли бы сказать, как сильно Нокс любил мою сестру, но я не была уверена, будет ли Нокс чувствовать то же самое в моей ситуации. Ну, по крайней мере, я надеюсь быть в стороне, когда прибудут имперские рыцари.

    Сначала я должна найти способ выяснить, начали ли имперские рыцари свои поиски. С теми маленькими подсказками, которые у меня есть из романа, мне придется разобраться во всем самой.

    Когда моя сестра вернется, стоит спросить ее?

    Закончив складывать белье, я направилась обратно в дом и была ошеломлена.

    — Ты уже проснулся?

    За спиной Нокса было ночное небо.

    — Я только встал.

    — Ах…

    Нокс протянул руку в мою сторону.

    — Я искал тебя.

    Глядя на его жест, я сделала осторожные шаги к нему, прежде чем остановиться.

    Стоп. Не слишком ли спокойно я ему подчиняюсь? Когда я впервые увидела его свирепый взгляд, мне показалось, что очевидным выбором было следовать тому, что он просил.

    — Где ты была?

    — А где мне еще быть? Я все это время была дома, выбилась из графика. Мне удалось только приготовить ужин и завтрак. Ах. Разве ты не голоден?

    — Пока не голоден.

    В этот момент он выглядел точно так же, как и маленький Нокс, когда спрашивал меня, где я была. Если бы я хотела убежать, куда бы я могла пойти? Моя сестра еще даже не вернулась домой.

    Нокс посмотрел на меня и нахмурился.

    — …Слишком далеко.

    — Что?

    — Почему ты стоишь так далеко?

    — Потому что… нет. Я имею в виду, какое это имеет отношение к тебе?

    — Слишком далеко.

    По сравнению с расстоянием, на котором мы находились, когда он истекал кровью, теперь мы были еще дальше друг от друга. Расстояние между нами было таким же, как в тот раз, когда я сидела на краю его кровати.

    Когда я уже открыла рот, чтобы спросить, что он имеет в виду, меня схватила крепкая рука. Нокс, обвив руками мою талию, наклонил голову.

    — Я не могу видеть твое лицо с такого расстояния.

    Со вчерашнего вечера я заметила, что он был безумно, нет, ненормально силен. Я уже знала о его силе, но, испытав ее на себе, поняла, что это ещё более удивительно, чем я думала.

    Я сглотнула слюну. Внимательно посмотрев на него, я открыла рот.

    — Ты меня напугал. Ты не должен… прикасаться к другому человеку… без разрешения.

    — Неужели? А я и не знал.

    Я наклонила голову, прежде чем нахмуриться.

    — Ты не знал… но это же простое правило приличий, не так ли?

    — У меня нет воспоминаний, не забыла?

    Как он мог ответить так бесстыдно? Присмотревшись к Ноксу повнимательнее, я заметила кое-что, чего не видела раньше.

    Вместо того, чтобы выглядеть как Великий Герцог, он больше походил на хромающего волка.

    Я слышала, что волки — животные, которых невозможно одомашнить. Вот почему Нокс никогда не менял своей позиции и всегда переступал черту.

    Я не слишком задумывалась о его поведении, так как знала о прошлом главного героя. Но теперь я видела и отличия его характера от того, что было описано в романе.

    Но теперь, когда ничего не могла ему ответить, я чувствовала себя странно.

    — Почему… ты сегодня такая отстраненная?

    Я осторожно протянула руку и коснулась его лба. Я заметила, как он вздрогнул, но не уклонился от моей руки. «У него жар спал?»

    — У тебя нет температуры.

    — Я не чувствую себя больным.

    Кажется, он действительно выглядел лучше, чем вчера, но почему бы ему не чувствовать себя больным? Поскольку он был болен, то не мог вести нормальную жизнь, но его глаза были спокойны, как и обычно.

    Скорее, это я чувствовала себя неловко в его объятиях.

    — Хм. Итак, я пытаюсь сказать, что это нормы приличий — спрашивать разрешения, прежде чем прикасаться к кому-то.

    — Нормы приличий.

    — Да, именно.

    Какое-то время я не знала, что еще сказать. Нокс продолжал пристально смотреть на меня.

    — А я и не знал.

    «Теперь, когда ты знаешь, пожалуйста, отпусти меня». Именно это я и хотела сказать, но Нокс опередил меня.

    — Как насчет того, чтобы научить меня нормам приличий?

    — …Что?

    — Разве ты… не была полна решимости привести меня сюда?

    Я имею в виду, кто бы решился привести незнакомого человека в свой дома? Нет, я имею в виду, о какой решимости он говорит? Когда твердо решил сделать что-то… Но что именно?

    Но, честно говоря, в его объятиях я не чувствовала себя плохо. Ни капельки. Было приятно чувствовать его крепкие мышцы и мягкую кожу… но то, что мне это нравилось, было проблемой. Мне некуда было смотреть, некуда отвернуться! Его дыхание было так близко, что щекотало мне щёки.

    — …Хм, я имею в виду, кто бы мог подумать, что мальчик, которого я спасла, превратится ночью в полуголого мужчину…

    Хотя, я уже знала это.

    — Тогда все, что мне нужно сделать, это не дать тебе пожалеть о произошедшем.

    — …

    А я-то удивлялась, почему он был таким напористым сегодня. Похоже, мне это не показалось. Я откинула голову назад и попыталась оттолкнуть его.

    — … Ужин! Думаю, тебе нужно поужинать. Хм. Ты должен поесть, прежде чем принимать лекарство. Я пойду всё приготовлю. Просто подожди здесь немного.

    — Тебе не нужно этого делать. Я отнесу тебя туда.

    — Что?

    Нокс поднял меня на руки и пошёл в сторону кухни.

    — Подожди!

    Я думала об этом вчера, но Нокс нес меня так легко, словно я ничего не весила. И если бы все мужчины были такими, как Нокс, ни одной женщине не пришлось бы снова думать о диете.

    Но, черт, разве он не согласился 3 минуты назад, что должен спросить у человека разрешения, прежде чем прикасаться к нему? Потеря памяти не сделает тебя глупым, когда ты изначально был умён. Он делает это нарочно.

    — Ты ранен, тебе нельзя меня нести. О-отпусти!

    — Мне становится больно, когда ты так вырываешься.

    Я замерла. Мои руки тут же остановились.

    — Ты же только что сказал, что всё в порядке.

    — Ну, немного больно.

    — …

    Должна ли я верить этим словам? Почему он говорит об этом с таким спокойным лицом?

    Пока я растерянно таращилась на Нокса, мы подошли к кухне, и он осторожно опустил меня. Проблема была в том, что он посадил меня на стол.

    С другой стороны кухни от каши, которую я приготовила для Нокса, шел пар. Я разогрела ее на случай, если он проснется вечером.

    В любом случае, я подумала, что раз уж мы были на кухне, то я должна просто отдать это ему, поэтому я спросила.

    — Ты будешь кашу?

    — Разве я не ел её днём?

    — А? Да, ел.

    По какой-то причине Нокс прищурился, глядя на горшок. Он явно чувствовал себя неловко, но я лишь бросила на него нетерпеливый взгляд. Интересно, удалось ли ему вспомнить события сегодняшнего дня?

    Больше всего Нокс ненавидел овсянку. Так что, на всякий случай, я приготовила кое-что еще.

    — Ты не любишь кашу? Может, дать тебе что-нибудь еще? У нас есть тушеное мясо и бекон. О, если ты подождешь немного, я могу сделать бутерброды.

    — Нет. Я не против каши.

    — Ах, какое облегчение. Каша лучше всего подходит для пищеварения. Днем она тебе очень понравилась.

    — Правда?

    — А? Да. Я добавила немного трав, так что это должно помочь тебе выздороветь.

    Я невинно посмотрела на него. Но потом он посмотрел на меня и спросил: — И как же я ее съел?

    — Что? Ну… я просто кормила тебя с ложки…

    Я не знала, что еще он хотел от меня услышать, поэтому просто уставилась на него. Но Нокс, который почему-то хмурился, сказал: — Хорошо, давай так и сделаем.

    — А?

    — Я хочу, чтобы ты покормила меня.

    Прежде чем он успел продолжить, я быстро оборвала его:

    — О чем ты говоришь? Днем Нокс не мог нормально пользоваться руками, поэтому я его кормила.

    — Я тоже не могу пользоваться руками.

    Эй, мистер, разве не ты только что нёс меня на кухню?

    У человека, который нес меня на руках, хватило наглости сказать это. Пытаясь сопротивляться, я посмотрела ему в глаза, но вздрогнула от его свирепого взгляда.

    — Скажи мне. Есть ли причина, по которой ты можешь кормить меня днем, но не хочешь этого делать сейчас?

    О какой причине он говорит? И вообще, пока он стоит так близко ко мне, все слова, которые я хотела сказать, просто убежали от меня.

    Я сглотнула и кивнула головой. Затем спустилась со стола и бросилась к горшку.

    Лязг.

    До меня дошло, что я действительно собираюсь кормить его, как только поставлю перед ним миску с кашей и ложку.

    — Хм, Нокс, это была шутка…

    — Нет.

    — Эм, конечно. Да, это не шутка. Хм.

    У меня не оставалось выбора. Но сказать было легче, чем сделать. В мгновение ока Нокс снова поднял меня и посадил меня на стол. Я только смущенно моргала, сидя на столе.

    — Мы были не на одном уровне.

    — Ах…

    Я хотела спросить, можно ли мне сесть на стул, но вспомнила о разнице в росте. Я поняла, что даже этот стол слишком мал для Нокса.

    Хотя положение было немного неловким, я взяла ложку и набрала в неё каши. Все это время Нокс пристально смотрел на меня.

    Он открыл рот и очистил ложку от каши. Я не понимала, как его действия могут быть такими притягательными. Наверное, потому, что он был полуголым.

    Черт. Не могу поверить, что этот человек, с красивыми сильными руками, нуждался во мне, чтобы поесть. Я не могла найти места, куда бы мои глаза смотрели, поэтому просто сглотнула.

    — …Вкусно?

    — Вкусно.

    Надеясь, что время пройдет быстрее и все это скоро закончится, я просто зачерпывала ложкой кашу и кормила его.

    — К-кстати, думаю, сестра вернется завтра.

    — Неужели?

    — Да. Я уверена, что она привезет много вкусной еды. Иногда она даже привозила с собой новую одежду. Она обычно привозит много вещей… о, словно Санта-Клаус.

    Продолжая говорить о своей сестре, я чувствовала себя менее неловко, когда кормила его.

    Я думаю, будет лучше, если моя сестра поспешит вернуться. Я бы предпочла это, чем оставаться наедине с изворотливым Ноксом.

    — Надеюсь, сестра скоро вернется.

    — Я в этом не уверен. Твое мнение отличается от моего.

    — А?

    Вместо ответа Нокс просто взглянул на тёмное небо за окном. Что случилось? Я посмотрела туда же, куда и он.

    Я думаю, сестра вернется завтра. Она никогда не возвращалась домой прямо из деревни, так как делала крюк, чтобы поохотиться на дичь. Но, когда она возвращалась с багажом, то всегда направлялась прямиком обратно.

    Неужели она уже покинула деревню?

    ***

    — Диана!

    Когда Диана повернула голову, ее встретил тяжело дышащий мужчина, Ханс.

    — Что происходит?

  • Моя сестра приютила главного героя
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии